Форум » Архив форума » Оракул » Ответить

Оракул

Арес: Именно здесь вы можете узнать свое будущее у жрецов Оракула, если вас сочтут достойным и если вы, конечно, правильно зададите вопрос. Хотя даже получив ответ не факт, что вы сможете его грамотно истолковать. Как гласит легенда, легендарный царь Крез спросил Дельфийского Оракула, стоит ли идти войной против Персов, на что Оракул ответил: "Предрекаю, что ты царь Крез сотрешь с лица земли великую империю." Исходом войны стало полное поражение Лидии, империи которой правил сам Крез. Предсказание свершилось, великая империя исчезла... Задавая свой вопрос, вспомните эту легенду и не торопитесь с выводами. Локации Храм Апполона Расположен на горе Парнас. По приданию построен на месте сражения лучезарного бога со змеем Пифоном. На фронтоне храма были изречения Семи мудрецов: «познай самого себя», «ничего сверх меры», а также загадочное изображение буквы «Ε». Оракул Во внутренней части храма , недоступной для вопрошающих, находится золотая статуя Аполлона, лавровое дерево, священный источник и беломраморный Омфал с двумя золотыми орлами, а под ним находился саркофаг с пеплом Пифона. Каста́льский исто́чник Родник на горе Парнас, неподалеку от храма. Почитается как священный ключ бога Аполлона и муз, дарующий вдохновение поэтам и музыкантам

Ответов - 13

blackwolfy: ----------------------------------> Сосновые леса Беотии Дорога к Оракулу заняла у девушек довольно много времени, впрочем и его можно было потратить с пользой. Вулфи решила, что раз уж с Габриэль у них перемирие, так почему бы получше не узнать о своей спутнице. Тем более та была бардом и наемнице ну очень уж нравились ее расказы. Казалось повествование само собой слетало с губ сказительницы, все дальше и дальше затягивая в свой омут. Потому то она практически закидала барда вопросами о ее приключениях на пару с Королевой воинов. Да, конечно это сейчас наверное была не совсем та тема, на которую хотелось бы говорить Габриэль, но она ведь все время проводила с Королевой воинов, да и тем более в этом ворошении прошлого можно было найти какую-нибудь зацепку на будущее. А ворошить было что. Девушка за всем этим не заметила, как они оказались в окрестности Дельф. Вулфи нередко бывала в этом городе и он все еще поражал ее своим велеколепием. Однако заглядываться было некогда и вот они уже стояли у подножия горы Парнас. Наемница неуверенно смотрела на возвышающийся на ее вершине храм Апполона. Убийце было как-то не по себе. Ведь Оракул вполне мог сказать что-нибудь про ее душу и Ареса. Хотя поговаривали, что он любил говорить загадками. Сама Вулфи никогда не связывалась с пророками, зная как все эти гадания, предсказания и суеверия сказываются на выполнении ее работы. Однако сейчас выбора у нее не было. Она последовала за Габриэль прямо к храму. -Поговаривают, где-то здесь расположен Кастальский источник, - чтобы как-то отвлечься от этих невеселых мыслей, заметила Вулфи, уже преодолев приличный путь к вершине Парнаса, - Как думаешь, мне он поможет стать бардом? - чуть улыбнулась наемница, невольно вспомнив о своей детской мечте. Через некоторое время они уже стояли перед входом в храм Апполона. Наемница немного неуверенно посмотрела на Габриэль. -До жути не люблю подобные места, - она посмотрела на барда взглядом: "Это была твоя идея, так что тебе идти первой".

Габриель: ------------>>> Сосновые леса Беотии После шокирующей новости о Зене, две молодых женщины незамедлительно отправились в путь. Однако дорога заняла немного больше времени, чем планировала бард. Может быть, это всё потому что последние события окончательно подкосили сказительницу, а она даже не успела нормально придти в себя. Да, ее жизнь всегда менялась так быстро, что она даже не успевала замечать, как из юной сельской девушки превращалась в красивую, умную сказительницу и воительницу. И всё благодаря Зене. Теперь сама Королева воинов была в беде и ее лучшая подруга не собиралась оставлять это просто так. Затяжное молчание между Габриель и Вулфи только замедляло без того медленно идущее время. Поэтому очень скоро обе девушки решили исправить сей факт. Нужно было отвлечься, так и время пройдет быстрее, да и они хоть на время смогут забыть о предстоящих делах. Наемница попросила рассказать какую-нибудь увлекательную историю из их жизни и путешествий с Зеной. Габриель согласилась, она уже давно никому не рассказывала своих историй, а навык сказания нужно постоянно развивать и тренировать. Вот хороший случай это сделать. На несколько минут, бард задумалась, какую бы историю рассказать Вулфи. Но перебрав несколько из них, она отдала предпочтение всё же одной. Той, с которой всё начилось. -Давным-давно, когда слава о великой королеве воинов, бесстрашной грозе миров, содрогнула весь наш мир, пришло время перемен. В тот день Зена оказалась возле небольшой деревни Потейдия… Так начала свой рассказ сказительница, вспоминая обрывки прошлого, и собирая их в единую историю. Сейчас, то время казалось таким далеким и нереальным, будто Габриель рассказывала не свою историю, а чью-то другую. Отчасти так оно и было. Но всё же это была и ее линия жизни, ее начало, ее знакомство с королевой воинов, которая в тот день сделала первый шаг к переменам и добру. И вот сейчас Габриель знакомила Вулфи с этой историей, которая может тоже ее изменить. Не в корне, конечно, но кто знает, вдруг наемница тоже решит стать на дорогу добра и перестанет убивать невинных людей за деньги. Хотя, кажется, волчица успела уже измениться, как только познакомилась с Зеной и Габриель. Она научилась любить ближних, ценить их жизни и рисковать своей ради них, а этого многого стоит. Пускай она всё еще была осторожна и при прикосновении вздрагивает, словно опасаясь удара, всё же Вулфи сделала первый шаг, пускай и не осознает этого пока. Главное, чтоб она не оступалась и тогда всё у нее будет хорошо. А вот оступиться ей вполне может помочь Арес, который в деревни Аднес ясно дал понять, что он эту черноволосую наемницу без внимания не оставит. Конечно, пока у него есть игрушка в роли Зены, он не нуждается в Вулфи, но как только Королева воинов станет прежней, Арес начнет искать единомышленников. Во время рассказа, Габриель настолько увлеклась изречением, а Вулфи ее восприятием, что время пролетело незаметно быстро. Вскоре, когда бард произнесла последние слова истории, они вошли в прекрасный чудный город. Дельфы, расположенный на склоне горы Парнас, славился своим храмом Аполлона и знаменитым дельфийским оракулом, к которому съезжались для гаданий почти все греки. Именно за этим и пришли сюда Габриель с Вулфи. Каждый, кто побывал в Дельфах, непременно отмечал их необыкновенную красоту - изумительные ущелья, искристые ручьи и звучное эхо в монументальных скалах заснеженного Парнаса. Можно ли среди такого великолепия сомневаться в точности предсказаний? Греки считали Дельфы центром земли. Согласно легенде Зевс с двух окраин мира отправил быстрокрылых орлов, которые встретились в Дельфах. На месте их встречи был установлен омфалос - символический пуп земли. Этот крупный камень конусообразной формы воспринимался как круг солнца, местопребывание внутреннего света. Потому и главным божеством Дельф был избран покровитель искусств Аполлон. Впрочем, у сына Громовержца были перед Дельфами и иные заслуги: именно Аполлон замуровал в скалу злобного источавшего зловоние змея - Пифона. Однако змеиный дух был столь силен, что зловонные пары просачивались в трещину скалы. А люди, вдохнувшие эти ядовитые испарения, обретали дар пророчества. Всё это Габриель рассказывала с воодушевляем Вулфи, пока они шли к оракулу, и, похоже, наемнице нравилось слушать всё новые и новые легенды из уст сказительницы. Хотя возможно она и слышала эти истории, ведь их знает каждый грек. Уже подходя ближе к храму Аполлона, Габриель закупилась в ближайшей лавке щедрыми дарами. Правда совсем уж щедрыми их назвать было тяжело, так как не много денег бард могла потратить. Да и вообще, она как-то сомневалась в точности будущего предсказания, ведь пифия как бы передает слова богов, а богам Габриель не верила. Жрецы храма предсказывали будущие события тем, кто приходил к ним с такой просьбой. Дельфийский оракул пользовался большой известностью и авторитетом: к его услугами прибегали даже цари и у него спрашивали о судьбах целых государств. Правда люди говорили, что предсказания обычно очень запутанные и бессмысленные, а значит нужно сидеть и додумывать самой. Сказительница давно бы плюнула на это дело, но другого выхода у нее не было. Только так, она могла узнать хоть какой-нибудь намек на новое обитание Зены. Подходя всё ближе и ближе к храму, Вулфи вдруг сказала, что где-то здесь находится Кастальский источник, Габриель утвердительно кивнула, прекрасно помня, что прежде чем войти в храм, нужно омыться из этого источника. Тем самым ты себя как бы очищаешь перед богами и пифией. Но Вулфи кажется больше интересовала не чистота, а последствия. Бард тихонько рассмеялась и решила подбодрить подругу, весело ей ответив: -Тогда мне придется тебя убить, как конкурентку! Подмигнув волчице, девушка рассмеялась и взобралась на очередной склон. А за ним уже раскинулся источник. Вот теперь королева амазонок почувствовала неуверенность, и даже страх. Нет, она не боялась кары нимфы, просто что-то подсказывало ей, что всё это не правильно. Однако делать было не чего, к оракулу нужно попасть, а чтобы это сделать, нужно омыться в источнике. Подбодрив Вулфи слабой улыбкой, Габриель первой подошла к источнику и наклонилась. Она зачерпнула ладонями воду и начала омывать кожу рук, груди, лица и шеи. Затем провела мокрой ладонью по животу и ногам. Не сказать, что она почувствовала какое-то вдохновение или очищение, скорее бодрость и чистоту, что тоже доставляло удовольствие. Дождавшись пока Вулфи закончит процедуру, девушка двинулась дальше. И вот они оказались перед лестницей в храм. Взглянув на наемницу, бард увидела в ее глазах неуверенность и даже некий страх. Тут же догадки сказительницы подтвердились сказанной волчицей фразой. Она сказала, что не любит подобные места и посмотрела так, словно предлагала Габриель идти первой, так как это была ее идея. Девушка удивленно захлопала глазами и тихонько рассмеялась: -Не думала, что ты такая трусишка, Вулфи. Проговорила Габриель и начала подниматься по лестнице. А затем, оказавшись на небольшой площадке, она уверенно открыла огромные двери храма и вошла внутрь. Вулфи следовала за ней. Если признаться честно, то бард не испытывала огромной уверенности во всем этом, она даже слегка побаивалась этого места. Но если она будет паниковать, так же как Вулфи, то ничего хорошего не произойдет. В конце концов, они идут просто получить предсказание, а не на смертную казнь.

blackwolfy: Из рассказа Габриэль девушка узнала много нового о барде и королеве воинов. И даже слегка поначалу не верила сказительнице, ведь на кого на кого, но на простую деревенскую девушку та никак не походила. Впрочем, время имело свойство менять людей, а все те приключения, что выпали на долю Габриэль и Зены могли в корне изменить кого угодно. И опять Вулфи невольно подумалось о том, что встреть она в своей жизни раньше кого-то хоть на толику похожего характером на барда, наемница никогда бы не стала хладнокровным убийцей. Да, у нее был свой кодекс, но он не оправдывал все то, что она сотворила за свой столь еще короткий жизненный путь. Теперь же оставалось только надеятся, что у нее еще есть время измениться. Впрочем, судя из истории, рассказанной ей Габриэль, никогда не поздно это сделать. Главное не попасться под дурное влияние, как это сейчас произошло с Зеной. Хотя Вулфи все же была уверена, что это был какой-то план королевы воинов и Арес не изменил ее. Он ведь сам говорил, что продажа души ничего не меняет. Впрочем, велеколепие Дельф и храма Апполона на некоторое время отвлекли девушку от столь грустных раздумий. Ответ Габриэль на вопрос о Кастальском источнике заставил Вулфи посмотреть на сказительницу слегка удивленно. Затем девушка ухмыльнулась и покачала головой: -Это будет не совсем честно, ведь я смогу только самозащищаться, - наемница явно намекала на тот факт, что если со сказительницей что-то случится, то Зена ей голову оторвет, затем отчего-то добавила: - Хотя против тренировочного боя я была бы не против. Вулфи действительно не прочь была бы отточить сейчас свои бойцовские способности. Несмотря на все, в душе она все же оставалась бойцом и ей нужно было укреплять свои навыки. К тому же, она не очень - то любила сидеть подолгу без дела. Да, конечно их путешествие было своего рода приключением, но наемнице хотелось немного больше действия, а не только прогулок по лесным тропинкам и городам. Источник , показался стоило им миновать очередной склон. Габриэль, подмигнув Вулфи, подошла к ниму и начала омывать все тело водой из него. Наемница подошла к сказительнице, но следовать ее примеру не решалась. Она когда-то слышала легенды о том, что нимфы вполне могли наказать за это. Но бард настолько была уверена в своих действиях, что после некоторой внутренней борьбы, наемница также зачерпнула воды в источнике и приступила к умыванию. Чего-то нового она вопреки всем ожиданиям не почувствовала, по крайней мере похоже, что великим гениальным бардом она так не стала. Когда у храма наемница стала нервничать, Габриэль назвала ее трусишкой. Девушка как-то невесело улыбнулась в ответ, вновь вспомнив об Аресе. Затем ей все же пришлось последовать за бардом в храм. Она немного неуверенно осмотрелась по сторонам, в здании был ненавязчивый полумрак, что придавало ему еще больше таинственности. Наконец, поняв что бард прошла довольно далеко вперед, Вулфи последовала за ней, думая о том, что чем раньше им попадется кто-нибудь из жрецов, тем скорее они выйдут отсюда.

Массовка: Приглушенный свет в храме оракула, и легкое потрескивание огня от свечей, создавали вполне гармоничную и теплую обстановку. Посреди храма стояла некая крытая беседка, по бокам две позолоченные чаши с водой. По среди огромного зала, была некая пустота, над которой не было крыши. Точнее она была, но чисто гипотетически. Свет солнца словно собирался в отверстие самой крыше и большим лучом спускался вниз на пол, где центр был выложен легкой мозаикой. В храм вошли две женщины, по внешнему виду можно было сказать, что они воины, и что пришли сюда за помощью. Но и так было понять, зачем они здесь, ведь к оракулу приходят те, кто ищут ответы на свои вопросы. Женщины прошли немного вперед, а после перед к ним нерасторопными шагами к ним подошла служительница храма. Она несколько секунд молча смотрела на женщин, после чего стала говорить. - Добро пожаловать! Габриель, Элисса , оракул знает за чем вы пришли, и готова принять Вас. Как вы уже поняли скрывать правду на территории нашего храма не получится. Прошу вас следуйте за мной – обозначив имена девушек и заранее предупредив их об осторожности, касающейся честности перед оракулом , служительница сразу дала понять, что здесь, границы сознания немного стерты и оракул знает все заранее. После женщина развернулась и надеясь, что незнакомки проследуют за ней направилась в глубь храма. Упрашивать их не пришлось, им была нужна помощь и посему, девушки направились в след, за служительницей храма. Они по широки коридорам, которые переплетались между собой словно паутина, и наконец, оказались перед красивой расписной дверью. Служительница остановилась и обернулась, еще раз посмотрев на девушек. - Оракул ждала вас! Помните, что скрывать правду бессмысленно, это лишь оттолкнет оракула от вас, и тогда ждать помощи будет не от кого! – дав последние наставления, женщина открыла дверь – Прошу…. – тихо произнесла она. А когда те вошли во внутрь, она закрыла дверь за ними и удалилась. В комнате оракула так же горели свечи, по центру стоял небольшой расписной стол, во круг которого стояло три стула. На стенах висели подсвечники с горящими свечами, и раздавался тот же треск, что и в главном зале храма. Но в комнате никого не было. Никого, кроме Габриель и Вулфи.

Габриель: Габриель зашла внутрь знаменитого храма, где побывал ни один человек. Будучи личностью любопытной, бард всегда хотела здесь побывать, но лишь для того, чтобы воочию увидеть красоту этого архитектурного здания. Однако судьба решила по-другому, сделав ее одной из тех, кто нуждается в помощи и ответе. Словно завороженная, сказительница делала неспешные шаги вперед и осматривалась по сторонам. В просторном зале, в котором казалось, жило лишь эхо многочисленных вопросов, было до жути тихо. Отголоски собственных шагов заставляли Габриель вздрагивать каждый раз, когда звук возвращался и касался легкой волной. Едва слышимое потрескивание свечей, их устрашающие тени на голых стенах храма пугали еще больше, они словно жили своей жизнью и мечтали соскочить со своих привычных мест. Казалось, это место пропитано таинственностью и некой опасностью. Но что может случиться в храме? Ничего. Так себя и успокаивала бард, пытаясь унять стук беспокойного сердца. Осмотрев пустынные стены, на которых плясали тени, Габриель двинулась дальше. Взглянув вперед, она увидела необычно плетеную беседку, по сторонам которой стояли две золотые чаши. Сказительница не сомневалась, что они чем-то наполнены, это было видно по дрожащим кругам жидкости, но вот что именно было внутри чаш? Этот вопрос завладел разумом девушки, и она желала подойти ближе, а может даже окунуть указательный палец. «Масло?» - пронеслась очередная догадка в голове барда, когда она поняла, что не слышит шагов Вулфи. Резко обернувшись на полпути, Габриель увидела, как наемница медлит, а все из-за того что она с широко распахнутыми глазами и слегка приоткрытым от удивления ртом рассматривала убранства храма. Тихо улыбнувшись, сказительница шикнула, тем самым привлекая внимание волчицы, и поманила ее рукой. Вулфи через секунду уже стояла рядом. Габриель сделала еще один шаг и подняла голову, чтобы посмотреть на огромную «дыру» в потолке. Лучи утреннего солнца как раз падали на беседку и чаши, заставляя последние сверкать невероятным волшебным светом. На полу, на этом самом месте, где находил свой приют свет, была искусно выложена мозаика. Работа была великолепной, и бард позволила себе несколько секунд полюбоваться ей. Габриель все же не выдержала и подошла к одной из чаш, большие дрожащие круги тут же начали расходиться от центра, словно престерегая кого-то. Сказительница подняла руку, и уже хотела было коснуться манящей глади непонятной жидкости пальцем, как вдруг услышала эхо приближающихся шагов. Словно пойманный на месте преступления ребенок, девушка по-детски резко одернула руку и завела ее за спину. Взгляд коснулся высокой и худощавой фигуры, что быстро приближалась к ним. Она была темной и напоминала одну из теней, что сошла со стены, но стоило лучу света осветить эту неясную фигуру, как Габриель смогла различить женские черты лица. Не очень привлекательная женщина, но с невероятно пронзающим взглядом светлых глаз. Она не улыбалась и не двигалась, замерла словно статуя, несколько минут молча изучая пришедших. Вот теперь сказительница взволновалась не на шутку, что-то в этой женщине было неясным и отталкивающим. Габриель сделала осторожный шаг назад, медленно обхватывая рукой кисть наемницы, которая в ту же секунду вздрогнула от неожиданности. И тут, словно гром среди ясного неба, мертвую тишину нарушил голос незнакомки. Служительница храма, а это была именно она, обратилась к девушкам по именам, причем Вулфи она назвала странным, совершенно не знакомым для Габриель, именем. Сказительница тут же хотела поправить жрицу, но что-то ее остановило. Она недоверчиво взглянула на наемницу, не веря, что та могла соврать или не сказать настоящего имени. Служительница храма предупредила о том, что оракул знает, зачем они пришли, поэтому врать бесполезно. А затем попросила следовать за ней. Бард нахмурилась, не понимая, зачем эта женщина все это сказала? К чему? В этом храме нуждающиеся задают вопросы, а оракул отвечает, к чему тут вранье? Но не став сильно заморачиваться по этому поводу, Габриель мотнула головой прогоняя прочь эти мысли, и двинулась следом за жрицей. По дороге, она скользила взглядом по стенам коридоров, что то расходились, то вновь соединялись, превращаясь в своеобразный лабиринт. Сказительница не сомневалась, что если бы они шли без провожатого, то без карты непременно бы заблудились. И всё же, как огромен и запутан был этот храм! Бард коснулась плечом плеча Вулфи, а затем, посмотрев на наемницу, тихо шепнула, продолжая следовать за служительницей и стараясь не отставать: - Элисса??? Почему она тебя так назвала??? Несмотря на шепот, голос выражал требовательность и легкую разочарованность, но надежда все еще таилась в едва слышимых нотках. Вулфи что-то ответила, но из-за фальшивого кашля, который издала служительница, тем самым показывая, что она слышит и предпочитает, чтобы девушки молчали, Габриель не смогла расслышать ответ наемницы. Смерив волчицу странным взглядом, сказительница обратила свой взор вперед и обнаружила, что они пришли. За спиной жрицы была большая дубовая дверь с невероятно древней и интересной росписью, вот только сама бард не осмелилась подойти поближе и посмотреть, предпочитая не выпускать из виду эту странную женщину. Было такое ощущение, будто она надышалась знаменитыми парами храма, хотя может, так оно и было, раз так просто она отгадала их имена. Служительница посчитала нужным еще раз предупредить девушек о том, что нужно говорить правду и только правду, что если они солгут, то помощи не получат и искать ее уже будет негде. Габриель сглотнула внезапно подкативший к горлу ком и неуверенно кивнула. Жрица развернулась и распахнула перед ними дверь, приглашая войти. Сказительница осторожно перешагнула порог первой и оказалась в просторной, но не менее таинственной, зале. Следом за бардом вошла наемница и пока обе рассматривали комнату, дверь захлопнулась, а жрица ушла. Габриель вздрогнула, понимая, что они остались одни. Треск свечей делал обстановку напряженней и тогда, убедившись что они действительно одни, сказительница обратилась к Вулфи: -Почему она постоянно повторяет, что нельзя врать оракулу? В чем врать-то, я не понимаю? Мы же вопросы пришли задавать, а не историю жизни своей рассказывать. Ничего не понимаю… Да и вообще, странная она какая-то, словно надышалась чего-то… Габриель вздрогнула, чувствуя, как по телу пробежалась неприятная волна мурашек. В руках у нее всё еще были принесенные дары, без которых в храм не впускали, и только сейчас девушка вспомнила, что забыла спросить у жрицы, где можно оставить эти подарки. Пожав плечами, сказительница прошла глубже в зал и обнаружила там большой стол в окружении трех стульев. Тяжело вздохнув, бард подошла к нему и положила дары. Очередной раз осмотревшись, взгляд Габриель остановился на Вулфи, и тут сказительница вспомнила о странном имени, что назвала жрица. -Элисса… Это ведь твое имя, не правда ли, Вулфи? Почему ты соврала нам при первой встречи? Да, может ты мне не доверяла, но почему не призналась потом? Или до сих пор не доверяешь? Габриель хотела добавить еще кое-что, но вовремя прикусила язык и сомкнула губы. Она хотела сказать нечто обидное для Вулфи, но не потому, что хотела задеть, а просто предостеречь. Ей бы не хотелось, чтобы из-за скрытности и вранья наемницы им не дали ответ на вопрос. А ведь жрица не раз предупредила их о честности…. Бард закусила губу и отвернулась, коснувшись мягкой ладонью стола: «Где же ты, Зена?...»

blackwolfy: Вулфи все еще было не по себе в этом храме, даже не смотря на все это его великолепие. Что-то было не так, что-то в ее душе говорило ей о том, что нужно поскорее уходить отсюда. А может быть это Арес таким образом хотел ее запутать, увести от поисков Зены. Поэтому собрав свою волю в кулак она последовала за бардом, та же в свою очередь, была куда смелее и вызывала у наемницы милую улыбку, ведь то, с каким рвением сказительница осматривала все вокруг, напоминала ей любопытство маленького ребенка. Вулфи же чувствовала сейчас себя самой настоящей родительницей, которая пыталась уберечь свое дитя от какой-нибудь глупой оплошности. И не важно, что "дитя" было явно старше и опытнее девушки. -Может не стоит? - немного испуганно прошептала наемница, когда Габриэль протянула руку к одному из сосудов. Однако эхо приближающихся шагов сделало свое дело куда лучше, нежели замечание Вулфи. Габриэль тут же отдернула руку от чаши и попятилась назад. Наемница же вовсю смотрела на приближающуюся фигуру, в любой момент готовая выхватить свое оружие и оборонятся. Да, наверное это было немного глупо с ее стороны, ведь все же это был храм Апполона и здесь вряд ли бы кто-то осмелился прибегнуть к насилию. Наемница внимательно смотрела на жрицу храма, ожидая подвоха. Будучи и так в напряжении от происходящего, она чуть ли не подпрынула, когда Габриэль схватила ее за запястие. Наемница бросила на сказительницу ошалелый взгляд, когда жрица наконец соизволила обратиться к девушкам. Вулфи тут же позабыла обо всем, услышав это казалось уже позабытое ей имя "Элисса". Жрица продолжала говорить дальше, но девушка уже слушала ее в полуха. В голове крутилось только одно - желание поскорее убраться из этого храма. Она то считала, что никто кроме нее и жителей одной отдаленной деревушки вместе с ее матерью, не знают ее настоящего имени. Однако Оракул похоже все таки нельзя было обмануть, ведь она похоже действительно знала правду. Она честно говоря, никогда особо не верила в предсказания Пифий, и была здесь скорее из-за того, что Габриэль верила в это. Или все же это был какой-то трюк? Возможно в этом был замешен Арес? Тогда стоило быть начеку, ведь он этим представлением мог запутать их еще больше. Почему тебе так трудно признать, что прорицательнице действительно известно твое имя? И что все, что она говорит, на самом деле правда? - подумала она про себя, как-то уже совсем не уверенно смотря на жрицу, как бард задала свой вопрос по поводу странного имени. -Потому что.. - хотела было ответить Вулфи, как женщина сопровождавшая их подала им знак, что девушкам стоило бы помолчать в этом храме. Ну вот, отлично.. Теперь Габриэль начнет задавать вопросы. Вот и снова этот взгляд.. Нет, это все - таки наверное козни Ареса. Он просто хочет нас вновь разругать. Он то владеет моей душой и точно знает кое что о моем имени, - она молча следовала за сказительницей и жрицей, стараясь не смотреть в сторону ни первой, ни второй, - О, небеса.. я похоже просто зарвавшийся параноик. Дело богу войны до меня, в то время как в его власти находится Зена. Признай, Вулфи, ты просто боишься Пифии и того, сколько нового она может рассказать твоей спутнице... - она бросила косой взгляд на барда. Жрица провела их по лабиринту коридоров, прямо в зал оракула. Однако Вулфи похоже на автомате перешла порог и стала практически невидящим взглядом рассматривать окружающий интерьер, полностью погруженная в свои мысли, вернувшись к реальности лишь когда за ней и Габриэль захлопнулись двери. А затем и вовсе тишину нарушил голос Габриэль. -Возможно, прежде чем получить ответ на свои вопросы, мы должны будем ответить на вопросы оракула, - Вулфи прошла чуть вперед, рассматривая стоящие посреди комнаты стулья и стол, - Надышалась.. Если верить легенде о змее Пифоне и Апполоне, то где-то тут должна быть трещина с испарениями, дарующими прорицательские способности. По мне, в этом храме действительно немного странно пахнет, - заметила Вулфи, как бы специально сделав глубокий вдох и посмотрев прямо на барда. Только сейчас она заметила в руках женщины дары, которые они принесли специально в храм. Бард, похоже решив, что стоило бы от них уже избавится, просто оставила их на стоящем в центре столе. А затем повернулась к наемнице. И тут началось. Похоже, сказительница так и не забыла о настоящем имени Вулфи. Только вот к чему были эти обвинения во лжи? Наемница предостерегающе посмотрела на Габриэль, тем самым показывая ей, что этот разговор ей совсем не нравится. То ли сказительница поняла намек, то ли просто над ней возобладала природная вежливость, но она замолчала. Вулфи некоторое время молчала, решив поначалу проигнорировать вопросы барды. Девушка не говоря ни слова прошла к столу и села на один из трех стульев, стараясь избегать взгляда Габриэль, которая впрочем тоже решила принебречь зрительным контактом. С другой стороны, что тут такого? Она ведь действительно в праве знать.. - опять этот внутренний голос совести уколол ее в самую душу. -Когда-то это было моим именем, - нарушила наемница тишину, чуть повернув голову в сторону барда, - Но оно перестало значить что-то для меня с тех самых пор как моя мать пыталась убить меня. И похоже частично ей это удалось. В тот день Элисса умерла и родилась Блэк Вулфи. А не стала я говорить его вам потому, что не считала это важным. Зачем это имя кому-то знать, если я не хочу чтобы меня так называли? Элисса была наивной и глупой, мечтала стать бардом, она и мухи бы в своей жизни не обидела. Наверное, она бы понравилась тебе, но в нашем мире жестокости и несправедливости осталось место только для Вулфи. - говоря это, наемница задумчиво крутила в руках один из своих кинжалов, затем как-то совсем уж нетерпеливо вскочила со стула и осмотрелась по сторонам. Оракул пока что так и не соизволил явить им себя. Ни какого голоса из вне, ни одурманенной Пифии, ничего. Только треск свечей, нарушаюший общую тишину. -Я разве не говорила, что это была плохая идея? Мы теряем время, а Арес и Зена возможно в эту минуту уничтожают очередную деревню. Можно ведь было обойтись и человеческими методами.. - пробурчала она, скрестив руки на груди и с сомнением посмотрев на Габриэль. Похоже, воспоминание об имени и вообще все происходящее немного выводили девушку из себя. Может быть поэтому она сейчас даже не думала о том, что оракул мог слышать каждое их слово..

Массовка: Прошло некоторое время до того, как оракул показала себя. Она появилась словно из неоткуда. Женщина сидела на стуле. С появлением предсказательницы в комнате несколько посветлело, а потрескивание свечей стало более тихим и несколько музыкальным. Словно завораживающая взгляд симфония огня, звуки продолжали нарушать тишину. Она несколько секунд молча наблюдала за девушками и их разговором, но Оракул не тратит свое время на пустые разговоры. - Надеюсь я не помешала? – тихий и в то же время очень приятный женский голос внедрился в разговор наемнице и барда. Женщина сидела довольно вальяжно, одной рукой подпирая голову, другая же свешивалась с ноги, что так бесцеремонно была заброшена на стул. Внешность часто меняется, но эти двое были слишком напряжены, чтобы Пифия явилась в своем настоящем обличии. Был шанс напугать их окончательно, чего оракул не любила. Ей гораздо приятнее общаться с людьми, когда их сердце бьется в привычном, спокойном ритме, а не выстукивает кан канн на всех парах. Слегка прищурив глаза она еще раз посмотрела на женщин, а затем проведя рукой в воздухе, пригласила их присесть. - Эти стулья предназначены для вас – лицо женщины было без эмоционально , это единственно, что могло навести на определенные мысли Габриель и Вулфи. Ведь не смотря на свое на первый взгляд юное лицо, оракул была взрослой женщиной, служительница богов. Молчание девушек было вполне объяснимым, все кто приходил в храм испытывали чувство дискомфорта, но так же как и внешность самой Пифии, была обстановка в храме. - Я не кусаюсь – тихо произнесла она, казалось бы на этой фразе надо улыбнуться, но нет, ее лицо словно каменно, ни один мускул не дрогнул, а стеклянные глаза пристально, словно рентген просвечивали девушек. Не дожидаясь пока двое сядут, она стала говорить. Время было слишком ценной платой для Пифии. - Что ж, вы пришли сюда искать ответы на вопросы, но прежде чем я отвечу на них, хотелось бы знать какова цель вашей жизни? – она смотрела то на одну то на другую девушку. – Пожалуй начнем с тебя Габриель – сделав свой выбор на сказительнице , Пифия стала ожидать ответа. Она хорошо понимала, что среди этих двоих Габриель более чиста в своих мыслях и действиях. Хотя винить наемницу в том какой путь она выбрала не стоит. Жизнь заставляет всех выбирать, и в данном случае она выбрала путь силы, не только физической, но и моральной. Вулфи была сильная духом, а это важно. И так первая на вопрос оракула должна была ответить Габриель, тем самым давая несколько дополнительных секунд Вулфи, для того , чтобы она как следует подумала над ответом.

Габриель: Отвернувшись от Вулфи, Габриель пыталась успокоиться. Разумом она понимала, что просто не имеет права требовать от наемницы честности и правды. Вулфи свободный человек и может делать, что пожелает, то же самое можно сказать и об ее личной информации. Да вот только сердце отказывалось это воспринимать, оно считало, что на правду нужно отвечать правдой. Ведь Габриель никогда ее не обманывала… И тут сказительница вспомнила о недоговорках об Аресе, когда Зена посчитала нужным, чтобы волчица не узнала, кто на самом деле перед ней. И бард подчинилась. Но это не отговорки, она ведь могла сказать ей правду. Габриель тяжело вздохнула и слегка растрепала волосы, пытаясь разобраться в собственных мыслях. Оказывается она сама не без греха, а требует от наемницы правды, притом, что они не так давно общаются. Во время допроса, Вулфи всем своим видом показала, что разговор ей этот не приятен. На том и закончили. Габриель не собиралась силой выпытывать из подруги правду, захочет, скажет сама, а не захочет, значит, между ними всегда будет скрытность, не позволяющая доверять друг другу. Сказительница спиной почувствовала, как наемница тяжело вздохнула и прошла к столу. Она села на стул, и тишина окутала двух девушек. В последнее время они ссорятся слишком часто. Хотя это даже ссорами не назовешь, Вулфи что-то скрывает, а Габриель, как ребенок, дуется на нее за это. «Как-то это все не правильно» - с тяжелым вдохом размышляла бард, потирая устало переносицу, - «Пора учится не совать свой любопытный нос, куда не следует. Ведь ее жизнь, ее имя, ее профессия просто не моего ума дела…» Внезапно думы сказительницы нарушил грустный, но приятный голос волчицы. Она всё же решилась рассказать. Габриель медленно обернулась и посмотрела на темноволосую девушку, прислушиваясь к ее словам. Вулфи говорила, что Элисса было ее именем когда-то давно. Но оно перестало иметь какое-либо значение, когда мать наемницы захотела ее убить. От этой новости сердце сказительницы вздрогнула, ладонь сама в ужасе коснулась губ. Габриель не понимала, как можно желать смерти собственному ребенку… Но ведь и она была такой матерью. Она любила Надежду и пыталась ее сберечь от Зены, но, в конце концов, сама же и отравила. Надежда была порождением тьмы и зла… Вулфи была не такая, видимо даже у ее матери были причины пойти на такой шаг. А может боги просто лишили ее ума? Барду стало безумно интересно, почему мать волчицы решила ее убить, но но всё же блондинка вовремя прикусила язык. Она сделает больно наемнице, она уже делает ей больно, заводя этот разговор. Затем девушка сказала, что Элисса умерла и родилась Блэк Вулфи, и она не хочет чтобы ее звали прежним именем. А так же добавила, что Элисса была наивной и глупой, мечтала стать бардом и мухи не обидела бы. Но в нашем жестоком мире осталось место лишь для Вулфи. Габриель медленно покачала головой и подошла к девушке. Нежно ее обняв, она прошептала: -Прости меня… Я не хотела тревожить прошлое… Я была не права. Но послушай, Вулфи, - внезапно продолжила бард, заглядывая в влажные глаза брюнетки. – В описании Элиссы я увидела себя, я смогла выжить, смогла остаться такой, какая есть, смогла бы выжить и Элисса. И она жива… вот здесь… - сказительница осторожно коснулась груди Вулфи, там, где бьется ее храброе сердце, - Не имя делает человека, а его поступки… Не важно, как тебя зовут Элисса или Вулфи, ты остаешься той, кем являешься. Храброй, мужественной и невероятно умной женщиной. Тяжело вздохнув, Габриель выпустила из своих теплых объятий наемницу и та нетерпеливо вскочила на ноги. Она убрала кинжал и стала осматриваться, ей, как и самой сказительнице, поскорее хотелось покинуть это место. И в подверждении догадки, Вулфи резко перевела тему, взволнованно говоря, что приходить сюда был плохой идеей. Что возможно в эту самую минуту Арес и Зена уничтожают очередную деревню, и что можно было обойтись обычными человескими способами. Бард тяжело вздохнула и положила руку на плечо наемницы, пытаясь призвать ее к спокойствию. -Вулфи, мне тоже здесь не по себе, но другого выхода у нас нет. Да, ты права, Зена и Арес могут сейчас уничтожать очередную деревню, но ты знаешь, где именно они находятся в данный момент? Я нет. А тратить время на их поиски по всей Греции мы просто не можем. Каждая жизнь на счету. А оракул пока что единственный наш шанс. Как только Габриель произнесла последнее слово, потрескивание свечей на секунду стало громче, а небольшая комната осветилась более ярким светом. Почувствовав что-то не то, сказительница резко обернулась и увидела за столом девушку, сидящую на главном стуле. Она была очень молода, но, тем не менее, неописуемо красива. В темных волосах словно запутались лучи радуги и крошечная сверкающая пыльца. Взор пронзительных голубых глаз был слегка затуманен, но мудр не по годам. Одежда напоминала стиль востока. Дорогая шелковая белая ткань и золотые украшения. А вот поведение юной особы очень удивило Габриель. Она вальяжно сидела на стуле, подперев одной рукой подбородок, а вторая рука свешивалась с коленки, ногу которую та так бесцеремонно поставила на стул. Словом одежда, глаза и аура девушки говорили о ее мудрости, а вот тело выдавало юный и игривый возраст. Судя по всему, оракул была избалованным ребенком здесь, но не Габриель учить ее манерам и воспитывать. Барду нужен лишь ответ. На вопрос девушки о том, не помешала ли она, сказительница уверенно покачала головой, показывая тем самым, что они ждали ее. Несколько секунд оракул изучала своим пронзительным взглядом пришедших, а затем указала на стулья и пригласила присесть. Габриель никогда не испытывала такого чувства смущения и стеснения. Она даже не переживала, когда выступала на конкурсе бардов, а тут чувствует себя как-то неловко перед юной девушкой. И всё же, нужно было перебороть себя. Сказительница решительно подошла к стулу и мягко на него опустилась, не сводя взгляда с оракула. Только сейчас она заметила, что девушка совершенно без эмоций, словно из нее высосали всю радость и печаль. Едва заметно сделав жест рукой, Габриель попросила Вулфи прекратить пялится на пифию и сесть на стул. Наконец, когда все уселись, оракул не заставила себя ждать. Для начала она попросила ответить на ее довольно странный вопрос: Какова цель жизни каждой из них? Сказительница нахмурилась, не понимая к чему этот вопрос и вообще, зачем это надо знать ей, незнакомой женщине? Наврядли цель жизни повлияет на ответ оракула о Зене. Глупо как-то… Но собственно всё в этом храме было странным, даже вопросы пифии. Первой своей «жертвой» по каким-то личным мыслям, оракул выбрала Габриель. Та вздрогнула и взглянула так, словно была учеником, которому учитель задал вопрос, а она не знает ответа. Досчитав про себя до пяти, бард попыталась успокоиться. Конечно, следовало бы сначала хорошенько подумать, прежде чем отвечать, но язык Габриель опережает мысли. -С тех пор, как я встретилась с Зеной, моей главной целью в жизни стала помощь другим, слабым и нуждающимся, защита простых людей от зла, несправедливости и несчастья. Мои цели каждый день меняются, в зависимости от ситуации, но главная цель всегда остается. Избавить мир от зла и несправедливости. Помочь тем, кто нуждается. Защитить того, кто не может постоять за себя. Но сегодня моей целью стало найти подругу, которая и помогла обрести мне эту цель. Она многое сделала для человечества, но на данный момент так случилось, что ей самой нужна моя помощь. Габриель хотела тут же задать свой вопрос, но вовремя замолчала. Ведь оракул четко сказала, сначала ответы на ее вопросы, потом ответит она. А чтобы получить желаемое, лучше не идти против просьбы пифии. Закусив губу, сказительница перевела взгляд на наемницу. Пришла ее очередь отвечать…

blackwolfy: Даже не глядя на Габриэль, Вулфи могла сказать, что сказительница была немного поражена тем, как обернулся их разговор. Видимо, для нее все же был неприемлим тот факт, что мать наемницы решила избавится от нежеланного ребенка. Девушка не винила ни барда, заставившую вспомнить эту грустную страничку своей истории, ни собственную родительницу, которую просто свели с ума собственные страхи и предрассудки. Впрочем, Элисса тоже не была виновата в том, что унаследовала внешность одного из тех воинов, напавших на их деревню. Сказительница, решив, что своей природной любознательностью доставила Вулфи неудобства, попыталась как-то сгладить вину. Наемница вздрогнула от неожиданности, когда бард обняла ее и поначалу даже хотела отстраниться. Столь дружеские прикосновения и объятия были для нее в новинку и очень сложно было за раз разрушить все те стены, что она построила вокруг себя. Но ведь Габриэль привыкла дарить людям тепло, и посчитав, что все же это не будет такой уж слабостью, девушка обняла барда в ответ, впервые за несколько лет почувствовав что рядом есть кто-то, кого действительно заботит ее состояние и ее проблемы. Только вот все равно с некоторыми словами сказительницы она была не согласна. -Ты права в одном, - девушка взяла руку сказительницы, которой та указывала на наличие Элиссы в сердце наемницы, в свою и, чуть сжав в ладони, отвела в сторону, - Поступки делают человека. И поверь, из-за всего того, что я на творила за свою жизнь, беззаботной маленькой девочкой по имени Элисса мне уже не стать. - она с грустью улыбнулась, - А вот "храброй и невероятно умной женщиной" я бы стать не прочь, - она подмигнула Габриэль, правда на душе все равно скребли кошки. Видимо все-таки она не привыкла к таким задушевным разговорам, поэтому стоило подвернуться моменту, как она вскочила на ноги и резко сменила тему разговора, показывая тем самым что зал оракула не самое место для таких бесед. Бард похоже уловила идею и не промедлила высказать свою точку зрения на этот счет. Наемница уже скорее даже в силу привычки хотела поспорить с ней, как свет в комнате стал заметно ярче. Девушка вслед за бардом резко развернулась к столу и увидела новое действующее лицо в этой пьесе. И это Оракул? - как-то невесело подумалось Вулфи, - А не молода ли она слишком для этого? Впрочем, взгляд этого юного создания, столь вальяжно расположившегося за столом, говорил об обратном. Стоило наемнице посмотреть в глаза этой девушке, как ей показалось, что она смотрит в омут, хранящий мудрость веков и тысячелетий. Наверное она невольно утонула в нем, потому что не слышала толком того, что говорила пифия и только предупредительный жест Габриэль заставил ее вернуться к реальности и наконец вновь усесться за предложенный ей стул. И все же несмотря на внешне юный возраст, было что-то странное в этой девушке. Ее лицо все время, что оно говорила, оставалось абсолютно безэмоциональным, как будто было сделано из камня. Оракул явно ценила время девушек, потому что говорить с ними начала без промедления. Как Вулфи и ожидала, несмотря на то, что именно они здесь искали ответы, пифия первой задала один единственный, но отнюдь не простой вопрос. Наемница немного нервно посмотрела на барда, которая вполне уверенно начала рассказывать о том, что смысл ее жизни в помощи ближнему. Вулфи чуть улыбнулась слушая все это, ведь видела насколько сама сказительница верит в это. И насколько Габриэль не хватает Зены. -Королеве войнов очень повезло с тобой, - подумала девушка, отводя взгляд от блондинки и чуть вздыхая. Путь добра, что выбрала бард, был сложен и тернист, но при этом впереди ее ожидала награда, за которую стоило вынести все сложности и опасности - душевное спокойствие и понимание того, что ты не зря прожил свою жизнь. Однако для этого, все же требовался еще кто-то, кто мог бы поддерживать тебя в самые сложные ситуации, не давать сорваться. Напарник, которому можно было бы доверится во всем. У Вулфи такого к сожалению не было, и не смотря на то, что подобные дружеские отношения у нее завязывались сейчас с бардом, она понимала, что Габриэль все же вернеться к Зене, а наемница вновь останется один на один со своими демонами. Погрузившись в свои мысли она и не заметила, как в зале стало тихо. Похоже сказительница закончила свой монолог и теперь в ожидании смотрела на брюнетку. Впрочем, как и Оракул. Наемница неуверенно кашлянула, явно нервничая. Не каждый день ведь открываешь душу перед пифией. -Раньше единственной моей целью было избавить этот мир от воинов.. От тех, что грабят деревни, убивают людей и славят Ареса. Я жила ради мести за отравленное детство, - она смотрела прямо в глаза предсказательницы, избегая взгляда барда, - Однако потом, произошло что-то, что сбило меня с этого пути. Я встретила Зену и Габриэль. Они показали мне, что можно жить не только ради ненависти, но и использовать свою силу, чтобы помогать людям. Я не могу утверждать, что чувство мести ушло полностью, это было бы обманом.. Но я больше не хочу возвращаться на этот путь. И пока что единственная цель в моей жизни это найти Зену и вернуть ей душу, - хотя бы ей, - горько добавила она про себя, - А потом моей целью станет поиск моей дороги, моего жизненного пути.. - девушка все это время не отрываясь смотрела в глаза пифии, правда не ожидая от ее мраморного лица никаких эмоций. Наконец, выговорившись, Вулфи вздохнула и мельком глянула на барда, как бы ища поддержки. Но все же решив, что времени у них и так мало, вновь обратила свой взор в сторону пифии. И сказительница, и наемница ведь ответили на вопрос, так почему бы им наконец не получить интерисующий их ответ. -Пожалуйста, Оракул, скажи нам, как разыскать Королеву воинов? Как спасти ее от уготованной ей Аресом участи?

Массовка: -С тех пор, как я встретилась с Зеной, моей главной целью в жизни стала помощь другим……Она многое сделала для человечества, но на данный момент так случилось, что ей самой нужна моя помощь. Не проявляя никаких эмоций, оракул молча перевела взгляд с Габриель на Элиссу, теперь ответить должна была она. И от этого ответа зависело, станет ли оракул помогать женщинам. Ответом блондинки Пифия была вполне удовлетворена, поэтому дело за Вулфи, какую цель назовет она? -Раньше единственной моей целью было избавить этот мир от воинов.. От тех, что грабят деревни, убивают людей и славят Ареса. Я жила ради мести за отравленное детство….- А потом моей целью станет поиск моей дороги, моего жизненного пути.. Выслушав ответ девушек Пифия, скупо кивнула головой. Скорее в знак согласия с их словами, которые были правдой. Несколько секунд она ощущала некие душевные терзания, которые исходили от обеих персон. При этом каждая из них по-разному излучала их. У первой явно болела она, а вот у второй, словно вместо души была пустота. Нельзя сказать, что ее не было в теле, нет, тут скорее чья-то власть над нею. Пифия прищурилась и вот Вулфи задала свой вопрос, точнее их вопрос к оракулу. -Пожалуйста, Оракул, скажи нам, как разыскать Королеву воинов? Как спасти ее от уготованной ей Аресом участи? И вот глубокий вдоху Пифии, она на секунду прикрыла глаза, и вновь резко открыла их произведя одновременный выдох. - Большое количество зеленых опушек. Хотя есть и места с более густой растительностью. Именно в этих лесах стоит один из храмов Бога войны Ареса. Между тем треск свечей нарастал, она словно пытали заглушить речь провидицы, но та продолжала, изрекать истину словно песню. - Время уходит словно песок, с каждой секундой все дальше и дальше. И близок тот день, что разделит вашу реку на две разные . – ее глаза пристально уставились в глаза барда – Ты очень любишь свою подругу верно ? – вопрос был чисто риторическим, Пифия перевела взгляд на Элиссу – Ну, а ты дала обещание забоится о великой сказительницы – глаза женщины опустились на секунду вниз, и вновь взгляд устремился куда-то вдаль. Настало время ответить на второй вопрос, касающийся спасения королевы воинов – Остановить льва, сможет лишь один из немногих, таких же львов, как она….. – фраза была мудреная и немного запутанная, но по другому Оракул не умела говорить предсказания, к тому же девушки прекрасно знали, куда они пришли. Далее происходило нечто непонятное, вопросов девушки задали всего лишь два, но Пифия продолжила говорить, на сей раз ее взгляд упал на Вулфи. - Судьбой предначертаны страдания и большие поиски, скитания по миру и времени –казалось в глазах предсказательницы блеснуло соболезнования – Ты должна найти способ избавится от этих оков – она коснулась рукой, запястья Вулфи – Не твоя это ноша! – покачала та головой, и принялась за Габриель . Несколько раз оракул прищуривала глаза и вновь распахивала их не отрывая взгляда от барда. - Ты слишком много пережила за последние дни, душа не может найти покоя пока, ты не найдешь свою подругу, но будь осторожна, ее поиски могут привести к гораздо большим душевным ранам. Ваша смерть принесла в этот мир изменения многих человеческих судеб, а ваше возвращение не было предначертано. И теперь вам придется исправлять все то, что случилось за эти несколько дней. Будь осторожна, власть богов бывает намного сильнее, чем кажется. – теперь девушка смотрела на обеих – Лев тоже ищет вас, но еще не знает об этом! Найдите льва, и тогда вы спасете мир от всепоглощающей власти войны и горя. – после слов Пифии свечи притихли, комната погрузилась в немую тишину, а сама предсказательница положила обе руки на стол и продолжала смотреть в некуда.

Габриель: Габриель боялась поднять взгляд зелено-голубых глаз. Собственный ответ на вопрос о цели жизни заставил сказительницу задуматься о многом. Ведь раньше она никогда не думала, ради чего живет и чем кончатся ее путешествия. Когда она только-только познакомилась с Зеной, то преследовала эгоистичную цель вырваться из дома и стать такой же самостоятельной, как Королева воинов. Ее привлекали путешествия и странствия, которых в юности она была лишена. Спустя время, Габриель захотела научиться защищать себя и помочь Зене стать доброй справедливой воительницей, которая будет нести мир. Постепенно она осваивала науку боя, и научилась защищать не только себя, но и тех, кто в этом нуждается – простых, невинных людей. Позже она осознала, что Зена стала ее семьей, и что их путешествия могут стать уроком для многих людей. Тогда она стала бардом и стала записывать истории их приключений на пергамент, которые со временем стали пользоваться популярностью. Если вспомнить всё, то можно с уверенностью сказать, цели жизни у Габриель менялись быстро, стоило, лишь добиться желаемого. Сейчас, когда она стала опытной воительницей, великолепным бардом, а рядом был родной человек, то основной целью жизни становится сохранить это сокровище. Особенно когда твоя жизнь наполнена такой активностью, что порой ты сама не успеваешь за ходом событий. Узнав, какой на самом деле мир, за пределами ее деревни, Габриель и Зена решили, что их единая цель жизни – помощь ближнему. Сказительница сглотнула подступивший к горлу ком и тяжело вздохнула. «Как же мне тебя не хватает, Зена…» - мысленно обратилась к подруге бард, едва сдерживая слезы, что наворачивались от мысли, что Королева воинов в опасности. Почему-то оракул никак совершенно не отреагировала на ответ Габриель, ни один мускул не дрогнул на ее лице. Поверила она ей или нет, что почувствовала, услышав ответ? Если же ей плевать, а так сказительнице и казалось, глядя на безэмоциональное лицо пифии, то зачем было вообще задавать этот вопрос? Зачем ворошить и без того сложное прошлое, настоящее и будущее? Единственно кто хоть как-то отреагировал на слова девушки, была Вулфи, и то она ограничилась тяжелым вздохом и отвела в сторону глаза. Бард так и не поняла, что это означает. Да и сейчас не время спрашивать. Настала очередь наемницы отвечать на поставленный вопрос. Она тоже волновалась и чувствовала себя неудобно от того, что ей приходится раскрывать душу перед незнакомым человеком. А судя по тому, какой скрытной и недоступной была Вулфи, ее можно было понять. Габриель улыбнулась ей, чтобы поддержать, и накрыла своей ладонью ее руку, тем самым говоря, что она рядом. И наемница начала отвечать, говоря, что раньше ее целью в жизни была месть. Месть воинам, которые грабят деревни, убивают людей и славят бога войны. Услышав это, сказительница огорчилась, и это выразилось в ее нахмуренности. Но Вулфи продолжила и сказала, что смогла изменится, не полностью, однако начало все же положено. Она встретила Зену и Габриель, которые показали ей, что жизнь заключается не только в ненависти и убийствах, а в добре и помощи. Как только эти слова сорвались с губ наемницы, бард улыбнулась, глядя на нее. Не уже ли она смогла помочь еще одной заблудившейся душе? Если это так, то лучшего счастья для нее и не надо. Она счастлива тем, что смогла помочь, смогла показать добро. Закончила свой ответ Вулфи тем, что назвала цель своей жизни на данный период времени. Найти Зену и вернуть душу. Габриель тут же слегка насторожилась. «О какой душе она говорит? Ведь Арес вернул Зене душу!» - рассуждая про себя, думала сказительница. Ей хотелось тут же спросить у Вулфи, что она имела ввиду, но сейчас не время для этого. Тем более барду не хотелось бы, чтоб пифия слышала больше, чем ей нужно. И если рассказ волчицы безумно тронул Габриель, то пифия осталась, как и прежде, без любых признаков эмоций. Это начинало раздражать. Сказительница уже хотела было начать выяснять отношения с этой юной особой, как вдруг Вулфи задала вопрос, ради которого они и пришли сюда. Бард тут же посмотрела на оракула в ожидании ответа. Пифия сделала глубокий вдох и закрыла глаза, готовясь войти в своеобразный транс. Она вдохнула пары и, открыв глаза, начала отвечать. Голос ее был затуманенным, как и взгляд, что устремился куда-то вдаль. - Большое количество зеленых опушек. Хотя есть и места с более густой растительностью. Именно в этих лесах стоит один из храмов Бога войны Ареса. «А по конкретнее нельзя? Лесов в Греции много и в половине из них стоят храмы Ареса» - возмутилась Габриель, так и не дождавшись продолжения ответа на первый вопрос. Одно ясно, этот храм в лесу. Теперь остается лишь вспомнить все леса, в которых люди и воины по глупости своей построили храмы этому слабому подобию бога. И если Зена была не далеко отсюда, значит…Габриель начала вспоминать лес, который мог быть возле той деревни из которой шли беженцы, что попались на пути сказительницы и наемницы. -Кажется, Зена уничтожала деревню возле Серении, по крайне мере, беженцы шли из той стороны. А этот город окружает огромный лес… - Размышляла вслух бард, внимательно глядя на Вулфи. А затем вдруг схватила ее за руку, глаза девушки широко распахнулись, а чувства так и лились через край. – Да, это тот самый лес! Там стоит храм Ареса, я точно знаю! Габриель хотела продолжить свои мысли и размышления, как вдруг снова раздался голос оракула, едва не заглушаемый невероятно громким треском свечей. Бард подозрительно обернулась, скользнув взглядом по свечам, но ничего не обнаружив, снова посмотрела на пифию и стала ее внимательно слушать. Теперь звучал ответ на второй вопрос. Оракул говорила, что время уходит словно песок, с каждой секундой всё дальше и дальше. И близок тот день, что разделит реку на две совершенно разные. Сказительница вновь нахмурилась, пытаясь собрать в едино все кусочки головоломки. Время уходит и неизбежен тот день, который разделит одну реку на две. Время это песок, а что же означает река? Если она была всегда единой…а теперь может раздвоится. Река….путь…Габриель подняла взгляд задумчивых глаз на пифию и резко перевела на Вулфи, вновь эмоционально высказываю свою догадку: -Река… Это мы с Зеной! Если я не успею ей помочь, то мы пойдем с ней разными путями. На спасение дано время, и оно уходит так быстро, как убегает песок сквозь пальцы! Нам нужно скорее ее найти, иначе она безвозвратно встанет на путь зла… От собственной догадки, сказительница так переволновалась, что слишком сильно сжала руку Вулфи. Ей хотелось прямо сейчас сорваться с места и мчатся в леса Серении, чтобы спасти Зену, вырвать ее из когтисто-ядовитых лап Ареса. Внезапно оракул перевела свой взгляд на барда и та тоже на нее посмотрела, тогда пифия спросила, очень ли Габриель любит свою подругу. Сказительница была так взволнована, что не могла говорить, ей даже дышать стало трудно, поэтому вместо ответа, она лишь кивнула. Но казалось ответ совершенно не интересовал оракула, ведь она тут же перевела взгляд на Вулфи и спросила, как бы проверяя свои знания, дала ли она слово защищать барда. И вдруг юная особа начала говорить о каких-то львах. Только сейчас Габриель осознала, что все ранее сказанное, было ответом на первый вопрос и только сейчас оракул отвечает на второй. Сказительница подалась вперед, вслушиваясь в каждое слово. А пифия как всегда говорила загадками, остановить льва сможет лишь такой же лев, как он. Определенно львом тут является Арес, он у нас злодей и хищник, но кто же второй лев. Видимо какой-то бог, ведь только бог может справиться с Аресом и то не каждый. Но определенно бог должен быть добрый, а таких на Олимпе очень и очень мало. И они наврядли полезут в бой против своего родственничка ради смертной. Нет, это не то. Может Каллисто? Она часто бывала занозой в заднице Ареса и потрепала ему нервов. Конечно, они иногда становились союзниками, но в большей части все же соперниками. Причем тогда, когда хотят сделать неприятности для Зены. Значит, Каллисто отпадает. Габриель задумалась, кто же еще всегда доставляет море проблем Аресу, кроме самой Зены, естественно. И тут она вспомнила про Геракла, который часто портил планы и жизнь богу войны. И самое гадкое, что он сделал Аресу, так это то, что смог поставить Зену на путь добра! Вот оно! Однажды ему это удалось…. Значит, сможет и второй раз. -Геракл! Нам нужно его найти… Он второй лев. Уже более спокойно заметила Габриель. Она даже не подозревала, что в своих рассуждениях ошиблась и пошла решать проблему совсем другим путем. В запутанной фразе пифии львом, на которого нужна была управа, являлась Зена, а не Арес. Но ведь Габриель считала, что корень зла сидит не в Королеве воинов, а в боге войны, ведь это он оказывает свое дурное влияние на нее. Если справится с ним, то образумить Зену не составит большого труда. В любом случае, если бы даже сказительница и додумалась до того, что первым львом является Зена, единственный человек который может помочь барду ее образумить был и всегда будет Геракл. А тем временем, оракул вновь начала говорить. Поначалу Габриель даже не понимала, к чему она это делает, ведь уже ответила на все вопросы. Однако видимо, она считала своим долгом не только ответить на вопросы девушек, но и дать им подсказки исправить дальнейшее будущее, которое может оказаться не слишком радужным. Сначала оракул обратилась к Вулфи, предсказывая ей большие поиски и страдания, а затем посочувствовала и сказала, что надо избавиться от этих оков, не ее это ноша. Габриель похлопала наемницу по руке, тем самым давая надежду, что всё еще наладится. Когда же взгляд пифии коснулся ее самой, девушка вздрогнула и слегка отклонилась назад, словно отстраняясь от юной особы. Она совершенно не хотела слышать предсказания по поводу себя, ведь мысли о них, потом очень долго будут ее мучить. Но разве остановишь оракула? - Ты слишком много пережила за последние дни, душа не может найти покоя пока, ты не найдешь свою подругу, но будь осторожна, ее поиски могут привести к гораздо большим душевным ранам. «Разве я могу ее не искать? Я не представляю свою жизнь без Зены. Она моя душа, мое сердце, моя жизнь… Я не могу бросить ее, ведь стольким ей обязана. Она поступила бы так же, не бросила бы меня. Пусть моя душа поранится, но я спасу ее! Клянусь, чего бы мне это не стоило…» -Ваша смерть принесла в этот мир изменения многих человеческих судеб, а ваше возвращение не было предначертано. И теперь вам придется исправлять все то, что случилось за эти несколько дней. Будь осторожна, власть богов бывает намного сильнее, чем кажется. «Да, мы натворили делов» - Усмехнувшись, подумала Габриель, пытаясь скрыть улыбку, от воспоминаний минувших дней. Они определенно спутали все карты судьбам. Было жаль, что из-за их смерти многие жизни людей поменялись. Ведь не известно, что их ждало. Возможно, счастье и благополучие, а теперь они страдают. Но барда насторожило то, что пифия сначала сказала, что им вместе придется все это исправлять. А значит видела в будущем Зену доброй, рядом с Габриель. Но потом оракул пожелала удачи ей одной, предупреждая, что власть богов сильнее, чем кажется. Ох, и умели же эти оракулы запутывать. Вроде дала надежду, что спасти Зену есть шанс и в то же время, оборвала эту тонкую нить. Ничего не ответив на все это, сказительница лишь неуверенно кивнула пифии. А затем встала из-за стола и поблагодарила ту за ответы: -Спасибо, вы нам очень помогли. Вулфи, нам пора.

blackwolfy: Габриэль похоже, не смотря на свое горе и мысли о Королеве воинов, заметила насколько трудно давалось признание наемнице. И снова при прикосновении к ее руке, Вулфи поначалу вздрогнула, но потом чуть улыбнулась Габриэль в благодарность. Правда как только ее разговор зашел о мести, бард явно была разачарована, краем глаза наемница видела, как сказительница неодобрительно нахмурилась. Правда стоило ей заговорить о том, что цель ее жизни несколько поменялась, как блондинка тут же заулыбалась. Вулфи еле сдержала желание повернуться и улыбнуться в ответ, сейчас нужно было сосредоточится на ответе оракулу, но ничего не помешало ей при этих словах чуть сжать ладонь Габриэль, как бы в знак благодарности за то, какой путь указали ей она и королева воинов. Только вот похоже на счет души девушка все же оговорилась. Все-таки из головы не выходил тот факт, что ее собственная душа у Ареса. Судя по тому, как вздрогнула Габриэль, от нее эта оговорка не ушла. Брюнетка взмолилась богам, чтобы ей не пришлось объясняться. В любом случае, она считала что о душе Зены тоже стоит беспокоится. Даже больше, чем о ее собственной. Ведь в отличии от королевы воинов, у наемницы была отговорка - "Я тут не причем, моя душа у Ареса, это он во всем виноват".. А Зена же похоже делала совершала все свои поступки сознательно.. Хотя Вулфи очень уж не хотелось в это верить. Наконец Оракул, которую судя по выражению лица, рассказ похоже абсолютно не тронул, решила ответить на заданные ей вопросы. Поначалу она начала говорить о храме Ареса в лесу. Наемница удрученно вздохнула. Таких храмов было великое множество по всей Греции и искать в них Королеву войнов это тоже самое что искать иголку в стоге сена. Хотя, если поискать около разрешенной деревушки.. Вулфи уже хотела было высказать свое предположение, как Габриэль опередила и сама озвучила его. Храм где-то в окресностях Серении. -Это не так уж далеко. Если постараться, то возможно за несколько дней мы туда доберемся, - заметила Вулфи, с энтузиазмом глядя на барда. Оракул заговорила вновь, теперь уже ее слова касались реки, песка. Габриэль и тут догадалась первой, придя к выводу, что у них не так уж много времени, пока судьбы вновь разведут их и Зена опять станет на путь зла. -Мы успеем, - уверенно прошептала наемница, когда почувствовала как бард с силой сжала ее руку. Вулфи не подала виду, не смотря на то, что хватка у сказительницы действительно была железной. Та казалось была готова сорваться с места хоть сейчас и броситься на спасение подруги. Оракул же немного охладила ее пыл, задав вопрос о том, любит ли бард свою подругу. Та, то ли от волнения, то ли от нетерпения просто кивнула. Затем пифия как бы напомнила наемнице о том, что она пообещала заботиться о Габриэль. Та тоже кивнула в ответ, не решаясь что-либо сказать на этот счет. Бард была взрослой женщиной, довольно опытной воительницей. И порой Вулфи не знала, кто именно из них сейчас о ком заботиться. Оракул затем вновь начала вещать загадками, теперь уже рассказывая о каких-то львах. Наемнице показалось, что под львом та имела ввиду героя такого же как Зена, то есть нужно было найти героя способного остановить и вернуть ту на путь истины. Она мельком глянула на сказительницу. Чем та не подходила на эту роль? Они ведь много вместе прошли, и уж кто, так это Габриэль могла вразумить свою подругу. Но бард похоже пришла к другому мнению, решив второй лев, который им поможет, это Геракл. От мысли о том, что им придется искать этого легендарного героя Греции у Вулфи чуть голова не закружилась. Раньше, она старалась избегать его, ведь в отличии от Зены, Геракл старался исправлять людей по своему образу и подобию, и ему это частенько удавалось. Многие менялись под влиянием этого добродушного и к тому же великого героя. Наемной убийце, которую и так частенько мучала совесть, раньше никогда не тянуло на встречи с ним. Теперь же это было необходимостью и в какой-то степени Вулфи наверное была этому рада. Возможно сын Зевса поможет вернуть ей душу? Внезапно пифия решила просветить девушек по поводу их будущего. И когда наемница увидела в глазах оракула сострадание, что-то внутри у нее сломалось. Если уж эта безэмоциональная пифия проявила какие-то чувства, говоря о будущих страданиях девушки, то что говорить о самой наемнице. Та растерянно уставилась куда-то на поверхность стола, думая о том, чтобы это все значило. Неужели это было как-то связано с Аресом и ее душой? И что значат скитания по времени? Пифия переключила все свое внимание на барда, что дало Вулфи возможность на некоторое время уйти в себя. Неужели боги решили наказать ее за все прошлые проступки и превратить ее жизнь в сплошные скитания? И все из-за пустой, брошенной на ветер фразы. Девушка сжала руку в кулак. Нет, оракул сказала, что она должна изменить все это. И она попытается, чего бы это ей не стоило. Из ступора ее вывел голос Габриэль, которая говорила о том, что пифия несказанно им помогла и что им пора идти. Наемница, все еще не отошедшая от сказанного оракулом, растерянно посмотрела на эту юную предсказательницу. -Но как я могу.. - она оборвала вопрос на полуслове, понимая, что рядом все еще стоит бард, которая не знает о сделке с Аресом, поэтому решив, что она еще сможет вернуться сюда, девушка встала из-за стола, как-то странно и печально посмотрев на Габриэль, но потом встрепенулась и даже чуть улыбнулась сказительнице, - Думаешь, мы выберемся из этого лабиринта сами?И кстати, как мы найдем Геракла? - она глянула назад, ожидая что возможно оракул ответит и на эти вопросы, но та похоже находилась в своего рода трансе и их не слышала.

Габриель: Габриель была очень взволнованна. Ее мало волновала собственная судьба и те сложности, что встретятся ей на пути, судя по предсказанию оракула. Ей хотелось поскорее найти Зену, но это было не так просто. Всё это напоминало очередную головоломку и путаницу, с которыми Королева воинов и бард имели дело каждый день. Но вместе! А сейчас сказительница совершенно одна. Нет, конечно, рядом с ней Вулфи, но она так юна. И пускай ум и мудрость, что заключенны в этой храброй девушке, непостижимы, она не сталкивалась с ситуациями, в которых Габриель и Зена окунались каждый день. Да и боялась она за наемницу, уж слишком та была юна. Ей еще жить и жить, а приключение обещает быть не только интересным, но и опасным. В любом случае, Вулфи не отправится домой по слову сказительницы, она упрямо последует за ней, да и Зена взяла с нее опромечевое обещание. Габриель посмотрела на оракула, еще раз благодаря за неоценимую помощь. Ведь действительно, она сильно помогла. Когда королева амазонок только заходила в этот храм, она довольно скептически относилась ко всему происходящему. Бесспорно, здесь было, на что посмотреть и услышать, однако поначалу молодая женщина с сомнением верила во всю эту чушь. А потом... потом ей просто пришлось поверить. Оракул слишком много знала о ней самой, да и о Вулфи, а ее предсказания хоть и были запутаны, но всё же касались случившейся ситуации. Тем более что выбора то у них не было. Либо послушать пифию и идти искать Зену по ее словам, либо искать иголку в стоге сена. Королева воином может быть где угодно, а времени слишком мало. Взгляд зелено-голубых глаз всё еще с благодарностью касался оракула, которая через минуту улыбнулась уголками губ и исчезла. Габриель широко распахнула глаза, наблюдая за волшебным дымом, которые остался после оракула. Увидев, что на столе, куда положила свои дары сказительница, ничего нет, женщина улыбнулась. "Видимо наши дары ей понравились..." - подумала бард, надеясь, что смогла отплатить оракулу за ее предсказания. Вулфи казалось, летала где-то в облаках, а точнее думала о том, что ей наговорила пифия. Она даже не сразу заметила, как та исчезла в серых клубах дыма. Оборвав свою фразу на полуслове, наемница огляделась. Габриель хотела спросить у нее, что ее мучает, может она сможет ответить за место оракула, но черная волчица тут же сменила тему разговора, готовая покинуть это странное место. - Думаешь, мы выберемся из этого лабиринта сами? И кстати, как мы найдем Геракла? -Выбор у нас не большой. Проговорила сказительница, отвечая на первый вопрос. Она пожала плечами и еще раз взглянула на то место, где сидела пифия. Похоже, возвращаться юная девушка не собиралась, а значит, придется искать выход самим. Тяжело вздохнув и подумав о том, что они потеряют много драгоценного времени на поиски выхода, бард коснулась ручки двери и распахнула ту. Каково же было ее удивление, когда она увидела там ту странную жрицу, что встретила их в самом первом зале. Габриель вздрогнула от неожиданности и коснулась ладонью груди, пытаясь успокоить быстростучащее сердце. Только было она хотела отсчитать женщину за то, что та так их сильно напугала, как сама служительница храма поманила их за собой и быстрым шагом двинулась по коридору. Дабы не отставать от нее, сказительница схватила наемницу за руку и потащила ее следом за жрицей. Некоторое время они шли, молча, стараясь не отставать от женщины, а бард раздумывала, чтобы такое ответить Вулфи на второй вопрос. А ведь действительно, где искать Геракла? Даже Зену найти было проще, ведь было за что зацепится. Например, Королева воинов была рядом с Аресом, а значит, отдыхали они явно не на Олимпе, а в каком-нибудь храме. Во-вторых, всегда есть свежие следы, которыми, к сожалению, являлись сгоревшие дотла деревни. А вот о местонахождения Геракла можно было гадать очень долго. Определенно, он занимается своими привычными делами - совершает подвиги и помогает людям. Внезапно, Габриель осенило и она, не сбавляя шага, посмотрела на Вулфи. -Он сам нас найдет. Сейчас Зена под влиянием Ареса, сжигает деревни, убивает невиновных людей и становится на путь зла. Она сейчас очень хороший и яркий очаг. Везде, где страдают люди, появляется Геракл. Наверняка ему уже сообщили об "армии, что просто так разоряет и сжигает деревни". Думаю, он уже на пути в Серению. Но на всякий случай, мы пошлем ему весточку. Прошептала сказительница, но служительница храма всё равно услышала и кашлянула, призывая к тишине. Ведь это храм оракула, богов, а они позволяют здесь себе такие вольности. Хмуро посмотрев в спину жрицы, Габриель едва удержалась, чтобы не фыркнуть от возмущения. Она-то к богам относилась совершенно по-другому, но, пожалуй, на этот раз поблагодарит Апполона и Зевса за помощь. Что ж, может оно и к лучшему, что девушкам пришлось на время замолчать. Бард вновь начала перебирать свои знания о Геракле и вдруг вспомнила Миднайт. Она была с Сарой, дочерью Зены и Геракла. В таверне появилась Немезида и Миднайт отдала малышку ей, сказав, что она передаст ребенка отцу. Значит, Геракл сейчас вместе с Сарой. Это немного проблематично, ведь ребенка втягивать в эту опасность категорически нельзя. Возможно, можно будет попросить Иолая посидеть с малышкой, но ведь друг Геракла такой же, как и полубог, не может усидеть на месте и не вляпаться в очередные приключения. Ладно, в любом случае, о местонахождении сына Зевса знает Немезида, может обратиться к ней за помощью? Откликнется ли она? Насколько слышала Габриель, эта богиня была хорошей. Конечно, она исполняла волю высших богов и убивала якобы преступников. Но что-то бард сомневалась, что список ее смертников так уж был "чист". Однако то, что Немезида когда-то была смертной, многое меняло. Она жила жизнью людей, знала, что это такое, поэтому и отношение к смертным у нее было другое. -Нам надо как-то вызвать Немезиду, она знает, где Геракл. Помнишь, Миднайт отдала Сару ей и сказала, что богиня возмездия отдаст ее отцу? Значит, она знает, где он сейчас. Уже выходя из храма, более живо проговорила сказительница. "Вот только как ее вызвать, и поможет ли она?" - мысленно закончила свою фразу бард и тяжело вздохнула. Путь предстоял не близкий, поэтому нужно спешить. Время убегает, как песок. Усмехнувшись такому сравнению и вспомнив пифию, Габриель двинулась по каменистым склонам, отдаляясь от храма. Она помогала Вулфи идти, взбираться на камни, уберегала от падения. Когда же они вышли на ровную дорогу, сказительница на миг обернулась, чтобы последний раз взглянуть на храм, а затем вновь зашагала вперед. ----->>>> Серенея



полная версия страницы