Форум » Архив форума » Серенея » Ответить

Серенея

Арес: Город знаменитой своей выставкой Кволуса. Здесь какое-то время хранился камень Кронуса и еще куча всяких интересных штуковин. Серенею окружают густые леса, в которых по приданиям водились мифические Хинды, уничтоженные Зевсом, с одной из них, последней из своего рода как раз и встретился Геракл. В лесах Серенеи находится Храм Ареса Локации : Главная улица города: Ведущая прямо к центральной площади широкая улица, на которой живут самые влиятельные жители – начиная от начальника тюрьмы и заканчивая старостой города. Отличается от остальных улиц тем, что дома тут выглядят куда приличнее , больше и выше домов остальных жителей города. Так же, тут часто можно встретить палатки со всякими маленькими сувенирчиками. Центральная площадь: Круглая площадь, посреди которой расположен большой фонтан, с кульптуры на котором изображают битву титанов с богами. Сие творение принадлежит неизвестному мастеру, но является излюбленным местом отдыха всего города. Также на площади находиться небольшая площадка, для проведение городских собраний и всяческих голосований. Прилегающие улицы: Куда более узкие, чем главная и выглядящие на порядок хуже и мрачнее ее. К центральной площади, чуть расширяются, но все равно на фоне главной улицы выглядят скорее переулками. Жилые зоны: Дома здесь по большей части обветшалые и сильно нуждающиеся в ремонте. Правда, сей факт явно не сказывается на настроении местных жителей – они здесь весьма приветливы, а если толком присмотреться, то даже здесь можно увидеть пару небольших лавок, в которых можно купить цветы, некоторые продукты и домашнюю выпечку. Таверна «Храбрый Гудзон»: Довольна большая таверна для столь маленького городка. Столы тут стоят на большом расстоянии друг от друга, что не может не радовать уставших от людской толпы путешественников или людей, которым просто необходимо обговорить что-либо наедине. Впрочем, последних тут намного больше, нежели «отдыхающих». Так что эта таверна просто рай для авантюристов – заказав свободный столик в углу можно обсудить что угодно – начиная от ограбления какой-нибудь торговой лавки и заканчивая походом в лес Хинд, причем не боясь того, что кто-то обсуждение плана услышит. Кстати, что не может не радовать, цены в таверне весьма приемлемые. Меню таверны: [more]Выпивка: - Большая кружка Эля – 4,5 динара - Средняя кружка Эля – 4 динара - Маленькая кружка Эля – 3 динара - Травяная настойка «Храбрый Гудзон» - 3 динара - Стакан молока – 1,5 динара - Настойка из мяты – 1 динар Закуска: - Жаренный кабан – 4, 5 динара - Свиные ребрышки – 2,5 динара - Жаренная курица – 5 динаров - Похлебка – 4, 5 динара - Бульон – 2,5 динара Выпечка: - Пирожок с капустой (яблоком) – 2 динара - Пирожок с мясом – 2, 5 динара[/more] Торговые ряды: Нельзя сказать, что выбор тут велик – всего несколько лавок, правда все самое необходимое в них можно найти – начиная от продуктов и заканчивая среднего качества мечом. Однако, первым делом, приезжего заинтересует, конечно же, не оружейная и тем более не продуктовая лавкой - сразу броситься в глаза палатка с диковинными сувенирами и безделушками, оформленная ее хозяином в столь яркие цвета, что не заметить ее не возможно. Тюрьма города: Довольно небольшое мрачное здание, в которое попадают лишь самые отъявленные негодяи города – то бишь наглые воры, решившие поживиться в торговых рядах. К счастью, убийц и душегубов в этом маленьком городишке не водиться. Густые леса: На первый взгляд, довольно обычный смешанный лес с избытком колючих кустарников. Но стоит чуть углубиться в него, как становиться не по себе, как будто что-то пытается прогнать оттуда, не дает идти дальше, заставляя испытывать панический страх. Поговаривают, что таким образом боги защитили мифических Хинд, чтобы смертные не смогли раздобыть их кровь, которая способна ослаблять и даже убивать бессмертных. Очередность постов: Габриель, Зена, Геракл, Ливия, Сара

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

blackwolfy: ----->>>> Оракул Дорога на Серенею заняла у девушек три с половиной дня пути. Старались идти быстро, практически не задерживаясь на привалах и ночлегах. То Габриэль вечно рвалась в путь, то Вулфи не сиделось на месте. Наемница даже как-то предложила барду ночной переход. Девушка рвалась вперед так, как будто не жизнь Зены, а ее собственная зависела от этого. Впрочем, после сказанного оракулом так оно похоже и было. Правда со сказительницей наемница сталась держаться более открыто, нежели по дороге в Дельфы. Все же она понимала, насколько бард не любила, когда от нее утаивали что-то. Но свой секрет она все же похоже не собиралась рассказывать, объясняя самой себе это тем, что она просто не хочет попусту волновать барда. Мы спасем Зену и они с Габи уйдут. Тогда то уж я сама разберусь со своей проблемой, - думала девушка, отклоняясь от любых расспросов на счет того, что ее на самом деле беспокоит, ей уже и самой надоело думать о своей проблеме и хотелось переключится на что-то другое. Еще в храме бард предложила искать Немезиду, богиню справедливого возмездия. Вулфи же надеялась, что без кого, без кого, а без этой служительницы богов обойдется. Если Геракла наемная убийца стыдилась, то Немезиду откровенно побаивалась. Та могла с лихвой отплатить Вулфи за все ее прошлые проступки. Правда вызывать Немезиду, похоже было также трудно и непонятно, как и искать Геракла, поэтому от этого плана они с Габриэль на время отказались. -Арес наверное удивился бы увидив нас на пороге его храма сейчас, - ухмыльнулась девушка, смотря в лесную чащу, где где-то был скрыт этот храм, честно говоря она не прочь была пойти к богу войны прямо сейчас, но здравый смысл ее все же останавливал, - Только вот не сандалиями же мы его закидаем.. Тартар побери, и как все-таки искать этого Великого Легендарного Геракла? - угрюмо подумала она про себя, уверенно идя по дороге рядом с бардом. И все же ее не покидало чувство, что Габриэль, была бы на то ее воля, с удовольствием отправила бы Вулфи подальше от всей этой свистопляски. Еще в храме оракула сказительница смотрела на нее с таким выражением лица, что наемнице самой даже стало себя жалко. Видимо, бард считала, что девушка еще слишком юна для выпавшей ей доли. Наемница спорить не стала, это было бы даже глупо, тем более в аргумент пришлось бы привести весьма нелицеприятные вещи. Внутри она чувствовала себя куда старше, нежели бард и возможно даже Зена. Вскоре, стоило им выйти на опушку леса, показался город, славившийся своей выставками различных диковинных штуковин. Однако для Вулфи этот город оставил не самые лучшие воспоминания. Начинающих наемников порой также учат воровскому искусству, ведь принцип приближения к добыче один и тот же - ты должен юлить, прятаться так чтобы никто не заметил, и сделать все так, чтобы никто ничего не заметил. Только у воров целью были ценные вещи, у убийц - ценные граждане. Однажды, когда они устроились на ночлег в Серенеи, учитель дал Вулфи задание, украсть пару ненужных бумаг в доме старосты города. Девушка без проблем пробралась в этот своего рода особняк, только не учла тот факт, что дочь старосты почему-то захочет проверить именно комнату, в которой хранились различные договора и записки. В итоге крик был поднят на всю округу, девушку поймали с поличным. Благо оружия при ней не было, но в тюрьме ей пришлось отсидеть около суток, хорошо хоть наставник Хайемон побеспокоился и внес залог за свою нерадивую учениницу. И это в день моего рождения.. - невесело рассмеялась она про себя, в то время как они уже подошли к городским воротам с полным отсутсвием стражи. В этом городке, ничего практически не изменилось с тех пор. Они прошли чуть вперед по главной улице, когда на глаза попалась до боли знакомая вывеска. -Габриэль, почему бы нам немного не развеятся? Прикупить провизии, - она кивнула в сторону "Храброго Гудзона", - Я слышала , что тут весьма хнеплохо можно отдохнуть от дальней дороги. Тем более в таверне мы сможем узнать последние новости... - девушка явно намекала на то, что в этом заведении вполне можно узнать подробнее о Зене, или даже о том же Геракле. Остается только надеятся, что ее хозяин позабыл про девушку, которая несколько лет назад навела тут шороху, достойного этого маленького городишки... - в ее глазах казалось на секунду зажегся какой-то детский азарт.

Габриель: ----->>>> Оракул Очень скоро две путницы покинули Дельфы. Они спешили скорее попасть в Серенею, поэтому не щадили сил. А стоило бы. Останавливаясь только в крайней нужде, чтобы поспать и набраться сил, а так же перекусить и искупаться в ручье или озере, Габриель и Вулфи всё сильнее сближались. Не смотря на то, что наемница была намного младше барда, возрастной барьер не мешал им общаться и дружить. Наверно, это зависело от обоих сторон. Волчица не считала сказительницу такой уж старой, а Габриель в тоже время, не считала Вулфи такой уж юной. Не смотря на года, наемница была мудра и разумна. Жизнь заставила ее быстро повзрослеть и быть осторожной. Поэтому возрастного барьера практически не чувствовалось. Единственное что не нравилось барду, так это то, что Вулфи очень скрытная. Но она сама такую жизнь выбрала. Однажды обожглась и больше не тянет руку к огню. Но ведь Габриель никогда в жизни не причинит ей боль, не уже ли она этого не понимает? Хотя наверно нужно время, чтобы научиться доверять вновь и быть более разборчивой в людях, а не грести всех под одну гребенку. Бард замечала, что во время их пути, Вулфи часто уходила в себя и о чем-то размышляла. Ее явно что-то беспокоило, но делиться она не желала. Да и Габриель не лезла с вопросами, боясь снова испортить отношения с волчицей. Придет время и она сама расскажет, если захочет. А барду пока остается бороться со своей любопытностью и желанием уберечь эту девушку от всех бед. Однако, не смотря на то, что Вулфи что-то беспокоило, она была открыта и дружелюбна со сказительницей, общение было намного теплее, чем раньше. Это очень радовало молодую женщину, ведь она успела полюбить этого дикого волчонка. Им вместе предстояла вернуть Зену. Еще в Дельфах Габриель предложила обратиться к Немезиде за помощью в поисках Геракла, но Вулфи наотрез отказалась. Помня о признание наемницы оракулу, сказительнице пришлось согласиться с ней и искать другие пути, не вызывая богиню правосудия. Ведь Вулфи вполне могла оказаться в списке смертников Немезиды. Хотя, если бы она там была, то богиня давно была бы уже здесь. Но лучше лишний раз не рисковать судьбой. По дороге в Серенею девушкам встретились путешественники, которые держали путь в Фивы. Габриель, будучи особой болтливой, разговорилась с ними и узнала, будто бы бродит слух, что последний раз легендарного Геракла видели именно там. Быстро написав на свитке короткое послание, сказительница попросила путников передать пергамент герою, если они, конечно же, его встретят. Добрые люди согласились оказать такую услугу девушкам, за что бард была им не сказано благодарна. Оставалось только надеяться, что Геракл получит ее послание и откликнется на него. Путь в Серенею занял ни мало, ни много три с половиной дня. Не смотря на привычку часто путешествовать на дальние расстояния, Габриель всё же умудрилась устать. Ей требовался отдых, который она, к сожалению, не могла себе позволить. Ведь каждая секунда на счету. Когда они вышли из леса, то перед ними раскинулся прекрасный и довольно большой город. Он практически ничем не отличался от подобных ему, но, тем не менее, имел какую-то свою особую очаровательность и изюминку. Однако недолго взгляд сказительницы задержался на селении, барда интересовал лес, что окружал этот чудный город. Странницы вышли с одной стороны, а храм Ареса был прямо за городом, т.е. сначала им предстоит прочесать целый город и только потом они смогут зайти в лес, где находится убежище бога войны. Габриель тяжело вздохнула, она была готова прямо сейчас пройти сквозь селение и отправится на поиски Зены, но тяжесть во всем теле и свинцовые веки валили ее с ног. Стараясь не проявлять слабости, бард посмотрела на Вулфи, которая тоже смотрела на лес, куда им в будущем предстоит пойти. Внезапно волчица усмехнулась и проговорила с долей шутки в голове: -Арес наверное удивился бы увидев нас на пороге в его храма сейчас, -Не думаю, что он сильно бы удивился. По крайне мере, увидев меня. С улыбкой ответила, Габриель и вспомнила сколько раз, она умудрялась портить планы богу войны и вытаскивать Королеву воинов из его цепких лап. О да, казалось, Арес никогда не оставит Зену в покое, и всегда будет пытаться переманить ее на свою сторону. Еще бы, она такой воин, который свет не видывал. Но Зена обернула свою силу в добро, а Арес не мог этого пережить. Он считал, что воительница обязана ему за то, что именно он обучил ее военному ремеслу. Когда уловки и красивые слова не действую, он переходит к магии, которая хорошо действует на смертных. Вот только Габриель всегда была занозой в его заднице, всегда оказывалась на пути к покорению Зены… Видимо именно поэтому между бардом и богом войны была такая ненависть. Даже Королева воинов ненавидела Ареса меньше, чем Габриель. Так что бог войны не удивился бы, увидев сказительницу на пороге своего храма. Наоборот, что-то барду подсказывало, что он ее уже поджидает. -Только вот не сандалиями же мы его закидаем. Внезапно раздался голос Вулфи и вывел амазонку из раздумий. Сказительница взглянула на волчицу и улыбнулась. Она была права, с пустыми руками к нему не пойдешь. Только ни сандалии, ни еще что-то тут не поможет. Арес - бог! Он бессмертен! Какая разница, кидаться в него кинжалами или тухлыми яйцами? Всё равно не убьешь, даже не поцарапаешь. Конечно, можно попытаться заговорить его до смерти, но этого испытания он точно не выдержит. Тут нужен хитроумный план, целью которого будет сделать так, чтобы Арес сам отпустил Зену. Вулфи и Габриель начали спускаться по зеленому склону вниз к городу. Затем оказались у ворот, что были распахнуты, и совершенно отсутствовала охрана. Видимо этот город находится в дружеских отношениях с соседними поселениями, раз так бесстрашно оставляют вход без охраны. Бард тут же задумалась, не уже ли жители Серенеи не слышали о темноволосой завоевательнице, что разоряет деревни, под покровительством Ареса? Или они наивно полагают, что Зена обойдет их стороной? Почему же нет охраны? Как раз, когда сказительница задавалась подобными вопросами, Вулфи резко остановилась и посмотрела на какое-то здание. Бард тоже остановилась и заинтересованно посмотрела на строение. По небольшой надписи, она поняла, что это таверна. Но почему наемница остановилась? Проголодалась? Вулфи явно что-то задумала. Это Габриель поняла по единственному взгляду, которым волчица одарила сказительницу. Затем наемница начала заманивать барда в эту таверну, приводя такие доводы, как закупка провизии и отдых после дальней дороги. Габриель прищурилась, подозрительно глядя на девушку, а улыбка на ее губах говорила о том, что она пытается разгадать намерения волчицы. -Ну что ж, думаю, немного времени у нас есть. И не дожидаясь ответа, Габриель смело вошла в таверну. Здесь было достаточно душно. Приятные ароматы свежей еды дразнили нос, большинство дубовых столов были свободны, в основном постояльцы облепили барную стойку. Сморщив носик от подобных посетителей, которые пришли похмелиться, сказительница прошла к одному из столов. Мягко опустившись на лавку и отодвинув от себя сумку, женщина смогла вздохнуть с облегчением. Мышцы ног жутко ныли, а глаза буквально закрывались. Вулфи села напротив и с явным интересом осматривалась. Что-то Габриель подсказывало, что наемница тут уже не в первых раз. И судя по ее улыбке, события, произошедшие здесь, были весьма забавными. Решив, что она уже достаточно дала времени Вулфи побыть скрытной, сказительница приступила к допросу: -Я жду интересного рассказа… И не делай такое удивленное лицо, Вулфи, я же не слепая. Ты тут не в первый раз. Ностальгия хорошо отражается на твоем лице. Так, что давай выкладывай... С улыбкой и на шуточном тоне начала бард. Но внезапно к ним подошел служитель таверны, готовый принять заказ. Молодая женщина быстро пробежалась глазами по древнегреческому «меню» и тут же сделала заказ, который состоял из пирожка с яблоком, бульона и настойки из мяты. Служитель записал всё это в миниатюрный свиток и перевел требовательный взгляд на Вулфи. Когда же и волчица сделала заказ, мужчина кивнул и, пообещав, что скоро всё будет готово, покинул столик девушек. А Габриель совершенно не забыла про свой допрос. Поэтому облокотившись локтями на стол, она слегка поддалась вперед и взглянула настойчивым взглядом на наемницу. На губах играла озорная улыбка. -Если не расскажешь, устрою допрос по поводу тебя и Ареса… Сильный шантаж)

blackwolfy: Таверна изнутри практически не изменилась за прошедшие пять лет. Далеко стоящие друг от друга столики, дающие посетителям много личного пространства. Учтивые служащие, снующие туда сюда с очередными заказами. Стражники у барной стойки, проводящие смену в этом заведении, вместо того, чтобы сторожить ворота. Вулфи оторвала от этой веселой компании взгляд и последовала вслед за Габриэль за один из столиков. Бард явно устала с дороги, впрочем как и сама наемница. Девушка была рада, что сказительница приняла ее приглашение отдохнуть. Да, время утекало, но ведь без Геракла, судя по словам оракула, девушки все равно ничего не смогли бы поделать. А раз уж по заверениям Габриэль Арес будет их ждать, то не стоило и соваться в этот злосчастный храм, иначе можно было сделать только хуже. Интересно, каково было богу войны сейчас сидеть, строить коварные планы и ждать, когда же наконец придет воинственный бард, чтобы отобрать у него столь драгоценную для них обоих Зену? Впрочем, наверняка этот самоуверенный бессмертный втихаря от королевы воинов потешался сейчас над бедной сказительницей и припасал какие-нибудь едкие фразочки на случай их очередной встречи. Вулфи посмотрела в задумчивости на барда и этот непривычно хитрый взгляд зеленых глаз ей совсем не понравился. Похоже Габриэль что-то задумала, ну или заметила.. Девушка сделала удивленное лицо в ответ на сказанное блондинкой, но та быстро обламала ее. -И не делай такое удивленное лицо, Вулфи, я же не слепая. Ты тут не в первый раз. Ностальгия хорошо отражается на твоем лице. Так, что давай выкладывай... Глаза девушки стали размером с добрых пару динар, когда она услышала собственное имя в этой таверне. И как она забыла попросить барда не произносить его в слух в этом городе? Хорошо хоть Габриэль говорила довольно тихо. Не успела брюнетка ничего ответить, как к ним подошел служитель. Наемница искоса посмотрела на него, очень уж ей не понравилась его взгляд и ухмылочка посланные в ее сторону. Может все же слышал, как к ней обращалась бард? Ведь внешне она довольно сильно изменилась - отрастила волосы, сменила мешковатую одежду на кожанный доспех. Тем более парень был довольно молод и вряд ли мог помнить ее. Ну разве что из баек, которые любили распевать местные "творцы", один из которых между прочим распивал эль со стражниками. Служитель принял заказ Габриэль и вопросительно посмотрел на Вулфи. -Маленькую кружку эля и пирожок с мясом, пожалуйста, - как-то удрученно произнесла наемница, все еще надеясь, что излишнее внимание с его стороны ей всего лишь почудилось. Он с легкой ухмылкой кивнул ей и пошел к барной стойке. Наемница холодно посмотрела ему вслед, и если бы взгляд мог убивать, то этот паренек был бы как минимум смертельно ранен. От "смерти" его спас голос Габриэль. Поняв суть сказанного, Вулфи резко посмотрела на барда. -Не оставляешь мне выбора, ведь так? - хмыкнула она, не решаясь что же хуже - ее приключение в этом городишке, либо продажа души Аресу. Может пора уже признаться? И позора кстати куда меньше.. - она неуверенно посмотрела на сказительницу, все еще в надежде, что та одумается, но та похоже была неумолима. Она еще некоторое время молчала, не решаясь, что все же ей рассказать, но потом сделала глубокий вдох, осмотрелась по сторонам на счет нежелательных слушателей, и убедившись, что их рядом нет, перевела взгляд на Габриэль. -Это случилось 9 зим тому назад, когда я была еще совсем неопытной и ничего не смыслила в своем деле, да и в жизни вообще. Я и мой учитель остановились в Серенеи, чтобы запастись провиантом. Ну по крайней мере, мне тогда так казалось. На самом же деле, Хаемон решил, что этот город, с его "благородной" стражей будет весьма неплохим тренировочным пунктом. Мое задание состояло в том, чтобы пробраться в дом старосты и украсть кое-какие бумаги.. Сейчас это было бы сущим пустяком.. Но тогда, - она ухмыльнулась, припоминая как она карабкалась по этим злосчастным стенам, в то время как можно было проявить немного сноровки и незаметно пройти через охрану, - С горем пополам добравшись до нужной комнаты я стала искать необходимые бумаги, когда откуда ни возьмись нагрянула дочка старосты со своим хахалем, похоже решили уединится в этом архиве. Ох, сколько был писку и визгу, причем большая половина не от девушки, - она чуть рассмеялась, - Я конечно же сразу сиганула в окно, к счастью приземлившись на крышу одной из торговых палаток. Правда на земле меня уже поджидала доблестная стража, идущая на очередную "смену" в этот трактир. Девушка вздохнула, оглянувшись на веселую компанию за барной стойкой. -Староста, разбуженный криками, тут же разобравшись что к чему, тут же приказал меня и воздыхателя своей дочери отправить в местную тюрьму за нарушение общественного порядка и для перевоспитания. Вот собственно где я и провела свой 14 день рождения, правда через день за меня внес выкуп мой учитель, - с грустью заметила она. -Правда половину суммы ему отдолжил я, - раздался позади басистый голос хозяина таверны, который похоже лично принес девушкам их заказ, - Ведь мало того, что Хаемон был моим лучшим другом, так и стража тут же прибавила жалованье за твою поимку к моему доходу, - он ловко расставил заказанное перед ними и как-то даже по отцовски потрепал Вулфи по макушке, та смерила его совсем уж ледяным взглядом, но мужчина лишь ухмыльнулся, - Смотри, не укуси. Думала, что я не узнаю тебя из-за длинных волос и всего этого оружия? Наивная маленькая волчица. - он перевел взгляд на Габриэль и протянул ей руку, - Берилий, хозяин "Храброго Гудзона". Надеюсь этот маленький волчонок не доставляет вам особых хлопот? - он вновь попытался потрепал Вулфи по макушке, но та ловко увернулась.

Габриель: Даааа, Вулфи была не только отличным воином для своих двадцати лет, но еще и превосходной актрисой. Она сделала такое удивленное лицо, когда Габриель потребовала впечатляющего рассказа, что на секунду бард даже поверила ее невиновности. Но стоило лишь немного поднажать на наемницу, как актерские способности тут же испарились. Вулфи сдалась, чем вызвала у сказительницы добродушную улыбку. Глаза волчицы испуганно расширились, отчего Габриель не на шутку взволновалась, но когда наемница начала едва заметно крутится и смотреть по сторонам, всё стало ясно. Бард не ошиблась, она уже бывала здесь ранее и, похоже, боялась быть узнаваемой. Может, в прошлом натворила не мало плохих делов? Да нет, тогда бы она сюда не пригласила сказительницу. «Что-то тут не чисто» - подсказывало распаленное любопытство блондинки. Ее догадки подтвердились, когда подошел официант и довольно странно посмотрел на Вулфи. Нет, в его взгляде не было злобы или ненависти, скорее наоборот некая игривость и смех. Габриель так и не поняла, знакомы они или нет, но то, как заигрывал паренек с Вулфи, и как сама наемница пыталась скрыть от него свое лицо, навело женщину на мысль, что волчица уже пожалела, что привела сюда сказительницу. На подобную мысль бард едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Вулфи проводила официанта таким ядовитым взглядом, что Габриель просто обязана была спасти его от прожженной в спине дыры. Светловолосая женщина продолжала допрос, но уже перешла на забавный шантаж. Ее собеседница с опаской посмотрела в глаза блондинки и переспросила, остался ли выбор. Сказительница весело улыбнулась и покачала головой. Она была намерена узнать всё, здесь и прямо сейчас. Так что Вулфи не куда не деется. Наемница некоторое время молчала, видимо надеясь, что Габи отступит, но не тут-то было. И тогда, тяжело вздохнув и убедившись, что за ними никто не наблюдает, волчица начала свой рассказ. Сказительница слушала во все уши. Было довольно интересно узнать о каком-то новом кусочке прошлого Вулфи, особенно, когда он оказался таким забавным. Наемница поведала, что действительно была здесь 9 зим назад. Правда, ни одна, а со своим наставником. Именно в этом городе учитель решил дать ей очередную тренировку. Что ж, довольно практично. И запастись провизией, и дать еще один урок молодняку. Задание было такого, юной Вулфи нужно было пробраться в дом старосты и добыть ценные бумаги. Надо ли уточнять, что волчица провалила задание? Габриель улыбнулась, отвечая мысленно самой себе на этот вопрос, и продолжила слушать. Похоже, неудача стала ей сопутствовать с самого начала, когда девушка только пробиралась в дом, но самое интересное было впереди. Когда она практически отыскала ценные бумаги, в архив нагрянула сладкая парочка. Дочка старосты и молодой человек явно хотели поразвлечься, вот только то, что они обнаружили в архиве незнакомку, перебирающие бумаги старости, слегка привело их в шок. По словам Вулфи в комнате поднялся такой крик, что могли лопнуть перепонки, причем в основном источником звука был парень. Габриель звонка рассмеялась, слегка откидываясь назад. История действительно показалась ей очень забавной. Дальше, естественно, Вулфи начала убегать. Выпрыгнула в окно, но слава богам, приземлилась на крышу ближайшей палатки и ничего себе не сломала. Правда на земле ее уже поджидала охрана, которая как раз направлялась в таверну, дабы пропустить стаканчик другой. -Похоже, с тех пор они не изменяют своим привычкам! Смеясь, проговорила Габриель, посмотрев на стражу, прилипшую к барной стойке. Теперь понятно, куда подевалась стража с поста у ворот. Ох уж эти воины. Сопьются же! Внезапно Вулфи погрустнела, хоть и пыталась скрыть это мягкой улыбкой на губах. Она закончила свой рассказ тем, что староста, разбуженный всем этим шумом, отправил юную волчицу и паренька своей дочери в тюрьму. Как только Габриель услышала, что именно там Вулфи встретила свой четырнадцатый день рождения, бард немного погрустнела. Не самое приятное место для праздника. Конечно, сказительница могла сказать, что всё это должно было послужить ей уроком, но разве жизнь Вулфи изменилась? Нет, она всё же пошла по этому пути и стала наемницей, чему сама бард была жутко не рада. Но каждый из нас выбирает свой путь. Однако иногда, мы всё же можем с него свернуть и выбрать более правильную дорогу. Габриель очень хотела направить Вулфи в правильное русло, но волчица уже большая девочка и будет решать сама. Сказительница ей лишь попытается показать другую сторону этой жизни, более спокойную, правильную и благородную. Вулфи была освобождена на следующий день за выкуп, который заплатил ее наставник. Бард положила свою ладонь на ее руку и улыбнулась, пытаясь поддержать. Она хотела что-то сказать, но так и не смогла подобрать слова. Да и не успела бы она озвучить мысли, так как за спиной раздался низкий мужской голос. Габриель тут же подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на него и удивленно посмотрела. Этого мужчина она видела, когда вошла в таверну, он стоял за барной стойкой и, похоже, являлся тут хозяином. Он сказал, что в тот день одолжил наставнику Вулфи половину суммы, не только потому, что Хаемон был его лучшим другом, так еще и стража прибавила жалованье за поимку юной преступницы. Габриель улыбнулась, мужчина явно был добряком и относился тепло к Вулфи. А вот она продолжала ершиться, ведь ее опасения сбылись, ее узнали. Но мужчина вовсе не обиделся, даже наоборот ласково назвал девушка наивной маленькой волчицы, отчего сказительница вновь тепло улыбнулась. Ей определенно этот мужчина с каждой секундой начинал нравиться. Он не только излучал добро и любовь, но и совершил такой благородный поступок, пускай и 9 зим назад. Хозяин таверны подошел к их столику не с пустыми руками, а с заказом, который ловко и аккуратно разложил перед девушками. Затем, он протянул руку Габриель и представился Бериллием, хозяином данного заведения, которое носило название «Храбрый Гудзон». Сказительница дружелюбно улыбнулась и, вложив свою ладонь в его раскрытую руку, закрепила знакомство крепким рукопожатием. -Габриель. К сожалению, к своему имени она больше ничего добавить не смогла. У нее не было недвижимости, а говорить, что она королева амазонок или подруга великой Зены была как-то неловко. Хотя, ее одежда явно говорила о ее принадлежности к воинам. Габриель очень надеялась, что он не подумает, будто бы она тоже наемница. Можно было сказать, что она бард, и все же уже слишком поздно. Слишком большая пауза. Поэтому сказительница поспешила ответить на его риторический вопрос, не слишком ли много этот волчонок доставляет ей хлопот. -Да ну что вы!!! Ни в коем случае. Улыбнулась Габриель и с теплотой посмотрела на Вулфи, которую Бериллий вновь потрепал по макушке. «Как бы она не откусила ему руку» - смеясь, подумала светловолосая женщина и посмотрела на принесенный заказ. Она жутко хотела есть, но приступать к трапезе, пока они разговаривают, было по меньшей мере не красиво. Поэтому сказительница легко вздохнула и посмотрела на мужчину: -Бериллий, а у вас есть свободные комнаты? Мы бы хотели остановиться здесь на одну ночь. Обещаю, мы постараемся не сильно вам мешать, ну а уж за Вулфи я пригляжу, чтобы вам не пришлось вновь давать в долг, но уже мне. Весело рассмеялась Габриель. Ей было так приятно находится здесь. Вулфи и хозяин таверны были отличной компанией, которая поднимала настроение и заставляла забыться. Да, как это плохо бы не звучала, но бард смогла на некоторое время забыть о Зене и о том, что ей угрожает опасность. О своих переживаниях и боли.

blackwolfy: Похоже барду весьма понравилась история наемницы. По крайней мере слушала и улыбалась она вполне искренне. И даже к концу рассказа как-то погрустнела, видимо и ей идея провести свой день рождения в тюрьме показалась не весьма веселой. Вулфи, поняв что испытание она прошла успешно уже было спокойно вздохнула, как услышала позади тяжелые шаги, а затем и голос Бериллия. Только этого не хватало, - подумала она про себя, еле поборов желание уронить голову на руки и таким образом спрятаться от всего происходящего. Сказительница, видимо не совсем понявшая, что к чему, поздаровалась с ним, но в отличии от своохотливого хозяина таверны ограничилась лишь своим именем. Правда стоило ему завести речь о поведении Вулфи, как бард куда охотнее вступила в беседу. Наемница же предпочитала угрюмо пить эль и как-то задумчиво рассматривать пирожок с мясом. Затем все же решилась откусить кусочек. -Не бойся, лучшая кошатина в окрестности, - ехидно заметил Бериллий, на что Вулфи непременно подавилась этим самым пирожком, - Да шучу я, шучу, лучшая говядина и свинина в округе, - улыбнулся он, стуча ее по спине и параллельно присаживаясь на лавку рядом с наемницей. Вулфи проводила его каждое действие весьма неодобрительным взглядом, но что она могла поделать. Во - первых, он был хозяином этого заведения и мог в нем делать все, что ему вздумается и говорить с кем ему этого хочется, во-вторых, она вроде как была ему обязана, в-третьих, его похоже весьма заинтерисовала ее спутница, Бериллий испытывал прямо тягу к загадочным личностям. А Габриэль похоже была одной из таких. Одежда воительницы, при этом весьма приветливая улыбка и добрый взгляд. В спутниках обладающая не очень то уж доброй славой наемница. Неужели перед ним была профессиональная убийца, весьма удачно подобравшая образ. Не общайся он с подобными Вулфи, то никогда бы не заподозрил ее в чем-то. А может быть перед ним амазонка? -Подрабатываете на пару? - как ни в чем не бывало спросил мужчина, хоть в его глазах промелькнул до боли знакомый наемнице огонек. Так, теперь похоже он не успокоится, пока не выяснит кто она на самом деле, - хмуро подумала Вулфи, очень уж была знакома ей подобная ситуация. -Она бард, - буркнула девушка, делая очередной глоток эля и ловя на себе разочарованный взгляд Бериллия, тот ведь обожал сам процесс отгадывания, а Вулфи похоже испортила ему всю игру. -Бериллий, а у вас есть свободные комнаты? Мы бы хотели остановиться здесь на одну ночь Только услышав это, Вулфи отрицательно замотала головой, однако слова были уже сказаны, и хозяин таверны похоже был весьма рад им помочь. Только вот наемница знала, что у Бериллия все не бывает так просто. -Комната думаю найдется. И я даже предоставлю вам ее относительно бессплатно, все-таки вам приходится мучатся с этим "горем" - он потрепал наемницу по плечу, затем бросил задумчивый взгляд в сторону барной стойки, где местный "сказитель" рассказывал какую-то байку стражникам, причем байку весьма нескладную и местами похабную, поэтому слушали его лишь уже дошедшие до кондиции стражи порядка, остальные посетители лишь неодобрительно косились в его сторону, но поделать ничего не могли, покрайней мере пока его окружали пъяные вооруженные солдаты, - Только вот окажите мне одну маленькую услугу. Не могли бы вы проявить свой талант барда и немного скрасить пребывание в моей таверне. А то из-за этого трепача я скоро всех клиентов потеряю, - он с нескрываемой надеждой посмотрел на Габриэль. Вулфи хмыкнула и тоже выжидательно посмотрела на сказительницу.

Габриель: Габриель смогла забыться, и это была лучшим отдыхом в данный период времени. Она больше уставала не от больших расстояний, а от волнения, которые приносили мысли о Зене. Но сейчас они покинули голову женщины, пускай и на время. И виной всему был Бериллий, этот замечательный добрейшей души человек. Сказительница не как не могла понять, почему Вулфи так ершиться и пытается скрыться от всех. В конце концов, случившаяся ситуация была очень давно. На нее тут уже никто не злиться, даже наоборот, эту историю вспоминают со смехом и весельем. Что может быть лучше? Разве плохо, что, не смотря надолго отсутствие тебя, продолжают любить? Видимо, Вулфи была слишком молода, чтобы это понять. Вот Габриель, когда возвращалась домой, вовсе не стыдилась собственных забавных историй, произошедших в ее деревне. Ее семья и соседи до сих пор вспоминают историю, когда маленькая Габ упала в загон к свиньям и купалась в грязи. И именно эту историю рассказывают за столом, когда бард возвращается домой. Внезапно тоска по дому растеклась в груди, и сердце защемило, но сказительница не хотела грустить. Ни здесь и не сейчас. Она перевела взгляд на Вулфи, которая в это время сделала глоток эля и теперь с каким-то подозрением рассматривала пирожок. Это было так забавно. Габриель еле-еле сдержала смех, когда наемница осторожно откусила кусочек пирожка, словно в нем был смертельный яд. Бериллий явно обладал чувством юмора, так как не упустил возможности подколоть Вулфи, сказав, что в пирожке лучшая кошатина окрестности. Наемница выкатила глаза и тут же закашляла, подавившись подобной едой. Сказительница держалась из-за всех сил, но всё же прыснула звонким смехом. Она пыталась скрыть улыбку ладошкой, и сделать серьезный вид, однако у нее совершенно не получалось и чуть ли не слезы текли из глаз. Бериллий тоже усмехнулся и начал хлопать наемницу по спине, дабы она прокашлялась, и добавил, что пошутил. Габриель не могла поверить, что Вулфи так наивна, вроде бы при такой профессии доверие у нее должно быть минимальным. Даже барду она доверяет меньше, а тут сразу поверила, что пирожок с начинкой кошки и чуть было, не умерла от куска, застрявшего в горле. Более менее успокоившись, Габриель извиняюще посмотрела на Вулфи, пытаясь тем сам сказать, что она не сдержалась. Но, кажется, наемница вовсе не винила сказительницу в смехе, лишь Бериллия смерила очень неодобрительными взглядом. Хозяину таверны, казалось, всё равно как на него смотрит волчица, видимо он очень хорошо ее знал. Мужчина сел рядом с Вулфи и начал с интересом рассматривать Габриель. Бард почувствовала себя слегка неуютно под таким пристальным взглядом, но что она могла поделать? Его интерес был вполне оправдан. Судя по всему, он относился к наемнице, как к собственной дочери, а любому родителю интересно с кем общается его ребенок. Правда, не смотря на всё это, Габриель оказалась не готовой к его вопросу. Бериллий спросил вполне предсказуемый вопрос, работает ли бард вместе с Вулфи, но сама сказительница почему-то растерялась и даже не знала что ответить. Она как-то смущенно и слегка взволнованно улыбнулась, качая головой, да махнула рукой: - Нет, ну что вы! Я не... Мы просто друзья, и ... Впервые в жизни женщина не могла подобрать правильных слов, чтобы описать мужчине их отношения с Вулфи. Не могла же она прям взять и рассказать, как они познакомились, при каких обстоятельствах закрепилась их дружба и что теперь держит их вместе. Всё же, для Габриель Бериллий был чужим человеком, да и распространяться о ценной информации она не желала. Мало ли в таверне есть шпион и, пригрев ушки, он донесет Аресу, что подруга Зены уже близко. От нелепых речей сказительницы в глазах Бериллия проснулся самый настоящий интерес. В этом они были похожи. Габриель не раз замечала такой блеск в собственных глазах. Она нервно провела рукой по шеи, надеясь избежать дальнейшего расспроса, но хозяин таверны явно хотел продолжить разговор. Внезапно вмешалась притихшая Вулфи, она четко и кратко ответила на вопрос Бериллия. В глазах мужчины тут же появилось легкое разочарование, но скорее всего не от профессии самой женщины, а от того, что наемница испортила ему всю игру. Габриель с легким предупреждением посмотрела на волчицу, явно недовольная тем, что та назвала ее профессию. Барду сейчас совершенно не хотелось рассказывать всяких историй, ей просто хотелось отдохнуть. Конечно, все привыкли к тому, что рот у сказительницы не закрывается, но сейчас она бы послушала про саму Вулфи, чем выдуманные легенды или истории Греции. Поэтому Габриель поспешила предпринять попытку избежать дальнейшего разговора по поводу ее увлечения. Она спросила, есть ли у Бериллия свободные комнаты, отчего наемница тут же выкатила глаза, и отрицательно заматала головой, словно умоляя не останавливаться именно здесь. Бард самодовольно улыбнулась и сделала такое выражение лица, которое говорило само за себя. Она явно отомстила Вулфи, за то, что та ее выдала. Хозяин таверны с радостью сказал, что найдет комнату и даже предоставит им ее относительно бесплатно. Вот именно слово "относительно" слегка смутило женщину, поэтому она поспешила сказать: - Нет-нет, я заплачу! Попыталась уверить его Габриель, но Бериллий не обратил внимания на слова барда, а лишь с улыбкой потрепал расстроенную наемницу по плечу. Мужчина как-то загадочно посмотрел в сторону барной стойки, где сидело море пьянчуг. Сказительница проследила за ним взглядом и заметила одного парня, который болтал безумолку. Прислушавшись, женщина поняла, что он не болтает, а рассказывает легенду. Красивую и знаменитую. Вот только из уст этого юноши она вылетала коряво и не складно. Габриель скривила носик и опустила глаза. Она не желала вмешиваться и учить этого паренька рассказывать. Ведь это не ее дело. Однако Бериллий, похоже, считал по-другому. Вот тут-то и стало известно, что под собой таило слово "относительно". Хозяин таверны попросил Габриель оказать ему маленькую услугу. А именно проявить свой талант барда и скрасить пребывание в таверне. Иными словами развлечь публику какой-нибудь легендой и привлечь ею новых. Сказительница удивленно захлопала глазами и приоткрыла рот, даже не зная, что ответить. - Я... я даже не знаю.... - заикаясь, и как-то неуверенно проговорила девушка, но взгляд Бериллия, в котором была нескрываемая надежда, и усмешка Вулфи, дали понять женщине, что ей никуда не деться. Она тяжело вздохнула, улыбнулась, опустив глаза, и мирно сдалась. - Ну, хорошо.... Казалось, счастью Бериллия не будет конца. Габриель не понимала, как он может так радоваться, если не знает способностей сказительницы. Вдруг она рассказывает хуже этого пьянчуги? А может, решил, что попытка не пытка? В любом случае, молодой женщине так и не удалось утолить голод. А на пустой желудок рассказывать у нее никогда не получалось. Но она не жаловалась, в конце концов, им нужно где-то переночевать, а хозяин таверны, судя по всему, очень желал убедиться в правдивости слов Вулфи. Вдруг она соврала и Габриель вовсе не бард? Всё может быть. Бериллий встал из-за стола и дождался, пока сказительница последует его примеру. Затем, обхватив барда за плечо, он проводил ее к барной стойке. Даже предоставил высокий табурет, усевшись на который, Габриель была видна всем. Мужчина тут же громко хлопнул в ладоши, привлекая внимание толпы, и представил сказительницу. Она чувствовала себя как-то неловко под десятком взглядом пьяных людей. Но вскоре дискомфорт прошел, когда она начала думать, какую бы историю рассказать. - Приветствую вас! Меня зовут Габриель, и сегодня я попытаюсь украсить ваш вечер красивой легендой. Проговорила она достаточно громко, после чего все голоса стихли, а внимание было обращено только на нее. Она решила рассказать старую, как мир легенду, о любви. Наверно это было глупо, так как большая часть публики состояла из мужчин. Но всё же, любовь должна жить в каждом сердце. Даже самый суровый воин в тайне мечтает о настоящей любви. Набрав побольше воздуха в легкие, Габриель обвела всех взглядом, улыбнулась и начала: - Много веков назад, когда люди не ставили своей целью покорить природу и когда на земле царили Красота, Любовь и Гармония, жил юноша. Рано утром, на восходе солнца, он каждый день приходил к морю и созерцал его величественную мощь, пытаясь разгадать Великую Тайну Воды. Душа его была чиста, он ощущал себя частью непостижимого мироздания, природа качала его в своей колыбели. Юноша возносил богам молитвы, благодаря их за то, что люди живут в мире и согласии, что земля даёт богатые урожаи, что природа так великолепна. Но какая-то непонятная грусть поселилась в его душе. Однажды поутру он снова был на своём излюбленном месте, у моря. Волны тихо набегали одна на другую, как будто исполняли для него свою загадочную Песнь. Солнечные лучи, отражаясь в воде, создавали множество причудливых фигур. Они завораживали, и юноша не мог оторвать свой взор от воды. Внезапно, он увидел причудливое изображение, которое становилось всё более и более отчётливым. "Кто ты?" - юноша был удивлён. "Я душа твоя, ты грустишь, и мне очень печально, но скоро это пройдёт". По зеркальной глади воды пробежала рябь, стирая изображение. Он пытался понять, что произошло, но тщетно. "Наверное, разыгралось воображение", - он поднялся и медленно зашагал к дому. - Голос барда был тих, но был слышан в каждом уголке таверны. Мужчины и женщины слушали с искренним интересом в глазах, и это придавало сказительнице уверенности. Она говорила красиво, растягивала слова и вкладывала в них свою душу. Взгляд ее был направлен куда-то в пустоту, словно она сама была там. Руки плавными жестами пытались передать эмоции главного героя, его чувства и тревоги. Сделав короткую паузу, Габриель продолжила. - Пройдя немного, за спиной он услышал лёгкие шаги. Оглянулся, и увидел девушку, стройную и красивую, как сама природа, баюкавшая и ласкавшая его. Он почувствовал, как по телу разливается тепло, услышал трепет своего сердца. И понял, что грусть исчезла из души, уступив место радости и счастью. И ощутил, что знаком с этой девушкой целую вечность. Подойдя, он взял её за руки. Так они стояли, глядя в глаза, друг другу и молчали, чувствуя себя частичками, которые, наконец, соединились в одно целое. Они стояли и слушали Песнь Любви, доносившуюся со стороны моря. Соединение сердец, соединение душ, соединение времён... Шепотом закончила сказительница и улыбнулась. Секунды две в таверне царила мертвая тишина, а потом зала наполнилась громкими аплодисментами и одобрительными криками. Слишком сильно впечатлившиеся смахивали с глаз слезы, другие подходили к девушке и хлопали ее по плечу. А Габриель, словно рыба, оказавшаяся в долгожданной воде, светилась счастьем и улыбкой. Она перевела взгляд на Вулфи и кивнула ей, улыбнувшись. Затем взгляд коснулся Бериллия, которому тоже безумно понравилась легенда.

Арес: В таверну зашли несколько стражников города и с недовольным видом начали собирать своих сослуживцев, которые уже изрядно набрались. - Давай пошевеливайся, объявили срочное построение. - Какого... Я ушел с поста 2 часа назад... у м.. - На соседний город надвигается армия, староста беспокоится, что нас тоже могут зацепить по пути. Вроде атаковать собираются на рассвете, нужно успеть подготовиться. - Ой да лааадно, стены города не дадут им пройти. - Да! Зачем нам тогда стены? Ик Трезвый страж обреченно покачал головой, кивнув головой еще двум стражником видимо младше его по званию и те принялись вытаскивать тех кто уже не в состоянии был идти. Один из пьяных, самый усердный в сопротивлении не сдавался. - Но ведь это армия Ареса! Они не могут напасть на нас! Мы исправно приносили жертвы и... - Мейфия вообще была под его покровительством, сейчас там только пепел. Богу войны не интересны мирные поселения, а у нас даже воинов толком нет! - Нужно принести жертвы Аресу и его армия обойдет нас стороной! - Да! Отовсюду послышались одобрительные возгласы такие же как несколько минут назад восхваляли талант барда. - Никакие жертвы нам уже не помогут. Его армию ведет Зена, а ей плевать на любые жертвы.

Стейн: ---- Храм Ареса Ощущение того, что выбор отказа от оружия был ошибочным, возникло ещё в тот момент, когда воительница молча развернулась к нему спиной. Этот поступок показался воину достаточно подозрительным и он уже было решил вновь поднять меч, дабы отразить внезапный удар, способный последовать в любую секунду. Вот только прежде, чем остриё меча успело оторваться от земли, Зена, высоко подпрыгнув, сделала несколько кувырков в воздухе и приземлилась на землю прямо за спиной северянина. Никогда не видел, что бы люди так высоко прыгали. Замешательство, вызванное невероятным трюком гречанки, кажется, должно теперь было стоить ему жизни. Во всяком случае, именно на такие мысли наводило его лезвие меча, теперь прижатое к горлу. Его попытка сделать вдох была прервана более грубым нажатием острия на кадык, так что Стейну пришлось затаить дыхание, чтобы, в итоге, самостоятельно не перерезать себе горло. – Не знаю, но мне кажется ты ошибся, опустив свой меч. Он и сам уже понимал свою ошибку. Ведь ещё не давно воин сам напоминал себе о необходимости соблюдать бдительность. В первую очередь всегда думать о том, что перед тобой воин, а потом уже обращать внимание на его пол. Даже общение с этой женщиной и, казалось бы, нахождение с ней общего языка, не должны были пошатнуть его осмотрительности. А если и пошатнули, то он всё равно должен был сосредоточиться тогда, когда здесь возник Арес. Глупец, какой же я глупец. И, как наказание, теперь я должен буду принять столь же глупую смерть. Вот только смерть, которую он уже начал ожидать, не пришла за ним. - Габриель…. – Стейн услышал незнакомое имя, сорвавшееся с губ воительницы. Затем её меч отстранился от шеи воина и сама женщина сделала пару шагов назад. Северянин, видимо ещё не до конца верящий в то, что судьбы даровали ему возможность пожить ещё, повернул голову в сторону своей несостоявшейся убийцы. - Прости…. Я чуть было не убила тебя…. Хотела спасти, но едва не убила…. Северянин несколько озадаченно глядел на Зену, чьи черты лица вновь оказались разглажены человечностью, напрочь стёршей из её образа прежние дикость и жажду крови. Впрочем, он не мог сказать, что его уж очень опечалили эти изменения в воительнице. Он опустил ладонь на шею и медленно провел пальцами по тому месту, где недавно ощущался меч Королевы Воинов. Наблюдая за тем, как женщина обходит его, воин отозвался, попытавшись улыбнуться: - Ну, поскольку ты всё-таки не убила меня, тебе вовсе не за что извиняться, - улыбка получилась не особо весёлой, да и голос, которым он намеревался смягчить ситуацию, прозвучал несколько грубовато. Впрочем, какая разница? Ему только что хотели перерезать горло, подобно свинье для праздника Солнцестояния; грубость с его стороны вполне можно было понять и простить. Стейн внимательно смотрел на Зену, слушая описание той девушки, что ему предстояло найти. Его взгляд стал чуть более внимательным, когда воительница заговорила про перемены в себе. Он коротко кивнул, как бы соглашаясь с тем, на сколько сильным для женщины оказывается влияние Бога Войны: в чём в чём, а в этом он смог убедиться лично. - Габриэль. Я запомню, - произнёс воин, вопросительно опуская взгляд на свою руку, которую сейчас взяла Зена. Она растеребила ту небольшую ранку, оставленную от клыка, весящего на шее. Затем, накапав начавшей идти кровью на свой меч и траву, женщина приложила к вновь кровоточащей ранке ткань. Поняв, для чего именно воительница это делает, Стейн хотел было предложить добавить крови, поскольку то количество, что сейчас окропляло землю или меч воительницы могло, как ему казалось, навести разве что на мысль об убитом комаре. Впрочем, Зене этого показалось достаточным. Когда он поднял глаза к лицу женщины, он встретился со взглядом печальных голубых глаз. Достаточно было взглянуть в них раз, чтобы понять, насколько для женщины важно, чтобы он нашёл её спутницу. Когда женщина улыбнулась, северянин улыбнулся ей в ответ, мягко и куда более искренне, чем прежде. - Я найду её, Зена. Обещаю. Стейн молча наблюдал за тем, как Королева Воинов уходит. Теперь ему оставалось только решить, куда идти, чтобы найти подругу воительницы. Закрепив ткань, оставленную Зеной, на руке, воин запустил пятерню в густые волосы. Итак, какие у меня есть варианты? В этой части Греции Стейн прежде не бывал, впрочем, благодаря тому, что он встретил жителей разрушенной деревни, кое-что воину выяснить удалось. Мама той девочки, что он перехватил на холме, не дав ей спуститься в подвергшуюся атаке деревню, рассказала о том, что здесь неподалёку есть более крупное поселение, в котором у многих из них живут родственники. Так же она сказала, что они хотят отправиться туда, но боятся, что воины нанесут своё удар и там. Вот только названия поселения воин вспомнить не мог. Сери… Сире… Нет, не помню. Но, по крайней мере он примерно помнил, где именно располагается это поселение. Поэтому, убрав своё меч, всё ещё сжимаемый в одной руке, в ножны, северянин двинулся вдоль ручья, в противоположном от храма направлении. Спустя где-то часа полтора своего пути, Стейн отклонился левее от хода ручья. Теперь он двигался на стук топоров, гулко разносившийся по лесу. Время от времени стук прерывался, а на его место приходил предупреждающий крик «Дерево» и громкий треск обрушаемых на землю стволов. Вокруг лесорубов уже образовалось немаленькое голое пространство, с торчащими то тут, Ито там пнями. Когда он приблизился к их лагерю, работа приостановилась, а пятеро мужчин, уставившихся на него, перекинули свои топоры через плечи. Один из них, более крупный и, судя по всему, главный, перебрасывая топор из одной руки в другую, спросил: - Чего тебе надо? Судя по всему, мужчине не особо понравился меч, висящий у Стейна на поясе. Отодвинув его немного назад, чем, в первую секунду, вызвав напряжение, проскользнувшее во взгляде светлых глаз лесоруба, северянин произнёс: - Просто хотел узнать, далеко ли отсюда до города. Сирии… признаться честно, я не помню его название. Крупный мужчина некоторое время молчал, внимательно разглядывая северянина. После этого он всё же ответил: - Думаю, ты говоришь о Серении. – Когда северянин согласно кивнул, мужчина продолжил, - тебе нужно двигаться в южном направлении. Можешь идти по следам, оставленным нами и нашими телегами; они достаточно чёткие и новые, так что с пути ты не собьешься. Стейн благодарно кивнул и, провожаемый взглядами пяти пар глаз, двинулся через лагерь к проложенному к городу пути. Когда он вышел на неширокую пыльную дорогу, стук топоров за его спиной возобновился. Раз они сказали северянину дорогу, он, судя по всему, не внушил особого чувства беспокойства. То ли потому, что демонстративно отодвинул меч, то ли потому, что был один и вряд ли мог представлять особую угрозу. В любом случае, молодой мужчина был благодарен им за то, что они указали путь. Он вышел к воротам города спустя ещё пару часов. Высокие и тяжелые, они сейчас были открыты, однако стражи, стоящие по богам, выглядели так, словно в любую секунду, при намёке на малейшую опасность, готовы были действовать. Тем не менее, всё, чего удостоился северянин – серьёзные и пристальные взгляды, не оставляющие его до тех пор, пока он не вошёл в сам город. Далее всякий интерес к нему пропал, так что мужчина спокойно продолжил свой путь. По городу сновали люди, до слуха доносились задорные призывы торговцев и крики детей, бегающих по улицам и мешающихся под ногами у взрослых. Но, не смотря на радостное оживление города, вдоль ворот начали медленно собираться солдаты, словно готовящиеся к чему-то. Видимо, о том, что Зена с Аресом разгромили деревеньку, уже стало известно. Хотя, в этом не было ничего удивительного; как воин уже убедился, многие поселения Греции, особенно небольшие поселения, строились с учётом того, что либо они, либо города неподалёку, могли относительно быстро доставлять друг другу важные сообщения. Это облегчало контроль за ними правительства и гарантировало, что в случае какой-либо беды, люди всегда смогут узнать о ней достаточно скоро. Стейн быстро смог достиг центральной площади города; здесь, в самом её центре, красовался большой фонтан, который, правда, выглядел несколько богато для такого, в сущности, небольшого города. Хотя этот факт на образе самого фонтана сказывался исключительно положительно. На его бортиках сидели мужчины и женщины, явно наслаждающиеся брызгами холодной воды. Размышляя о том, к кому именно обратиться со своими вопросами, Стейн с интересом остановил своё внимание на маленьком мальчике, попытавшемся залезть в фонтан. Уже у самой цели он оказался схвачен за руку молодой женщиной, являющейся судя по всему, его матерью. Она, потянув непоседу к себе, несколько раз ударила его ладошкой по мягкому месту, громко причитая по поводу того, какой же он непоседливый и неуважительный по отношению к городским красотам. Видимо, этот фонтан был чуть ли не святыней, раз матери запрещали детям в нём купаться. Улыбнувшись, Стейн ещё раз обвёл взглядом площадь. Теперь же он внимательно смотрел на нескольких солдат, входящих в таверну, над которой красовалась крупная и чуть поскрипывающая вывеска: «Храбрый Гудзон». Чуть помедлив, воин всё же последовал за солдатами. Открыв тяжёлую дверь, он оказался внутри внушительного размера таверны. В воздухе, не удивление прохладном, стоял запах варёного мяса и Эля, который, кажется, мог опьянить даже без употребления напитка. В общем, это была абсолютно обыкновенная таверна. Смущала в ней только благоговейная тишина, объяснить которую северянин смог лишь после того, как услышал женский голос, доносящийся откуда-то из центра таверны и рассказывающий историю: - …Они стояли и слушали Песнь Любви, доносившуюся со стороны моря. Соединение сердец, соединение душ, соединение времён... Стейну, чей обзор закрывали высокие спины плотно, практически вплотную, вставших друг к другу посетителей, пришлось чуть приподняться на носки, чтобы из-за спины одного из мужчин разглядеть молодую женщину, стоящую на табурете. Светлые короткие волосы, невысокий рост. Сказительница, носящая имя Габриэль. Впрочем, по поводу последнего Стейн не был уверен, поэтому ,похлопав мужчину перед собой по спине, воин в повисшей тишине, негромко спросил: - Как имя этого барда? - Она сказала… Вот только окончание ответа мужчины потонуло в громких аплодисментах, разорвавших тишину. Стейн, несколько поражённый столь сильными эмоциями, читающимися на лицах большинства собравшихся людей, пожалел о том, что сам не смог услышать историю девушки полностью. Впрочем, ведь вовсе не за этим он пришёл сюда. Его взгляд отыскал среди начавших успокаиваться и рассаживаться по своим местам людей, тех солдат, за которыми он сюда последовал. Их теперь стало несколько больше, впрочем, судя по виду большинства, те находились в пабе дольше своих товарищей. Впрочем, он не стал задерживать на них своё внимание, ведь на его удачу, тот, о ком воин собирался попытаться узнать, и так был здесь. Поэтому, уже имея возможность беспрепятственно перемещаться по таверне, северянин направился в сторону светловолосой сказительницы, толпа новоиспечённых поклонников которой постепенно начала рассеиваться. - Никакие жертвы нам уже не помогут. Его армию ведет Зена, а ей плевать на любые жертвы. Он был ещё не очень далеко, чтобы услышать эти слова. Чуть нахмурившись, он бросил короткий взгляд на мужчину, сказавшего это. Если это действительно так, то Зена явно не долго смогла противиться влиянию Бога Войны. Вот только, если эти воины и предпримут попытку как-то отвадить войско от своего города, другой не сможет миновать атаки и, скорее всего, окажется разрушен. Но, судя по всему, вовсе не войско защитников может оказаться главным спасением для мирных граждан. Внимательный взгляд северянина вновь отыскал светловолосую девушку. Ещё не дойдя до неё, он громко произнёс: - Твоё имя Габриэль? – о том, что его отправила к ней Зена, воин решил пока не говорить. Учитывая то, что именно солдаты говорили про воительницу, с его стороны упоминание её имени, а уж тем более слова о том, что он только что от неё, сейчас были бы равносильны самоубийству.

blackwolfy: Сказительница кое-как пыталась отвертеться от предложения Бериллия и просто заплатить за комнаты, но хозяин таверны ее не слушал, поэтому девушка смирилась, встала со своего места и пошла к барной стойке, усаживаясь на высокий стул, который был словно создан для таких вот случаев - по крайней мере Вулфи отметила, что теперь барда было видно со всех концов таверны. Габриэль поздоровалась со своей публикой, тем самым обращая внимание на себя. -Хорошо держится. Неужели действительно бард? - заметил хозяин таверны, одобрительно посмотрев на девушку, наконец-то воспитанница Хаемона набралась ума и стала водиться не только с бандитами и убийцами. Вулфи в ответ лишь усмехнулась, допивая эль и оборачиваясь в сторону рассказчицы. Габриэль в этот момент уже начала свою истории. Что ж, наемница не особо была удивлена той темой, которую выбрала бард. Легенда эта была ей знакома, она когда-то слышала давным давно, еще будучи "зеленой". И тогда она верила в такие чувства, теперь вот к сожалению все это казалось лишь чудной сказкой. Но наемница все равно продолжала слушать Габриэль, ведь даже ей порой в жизни не хватало этой самой сказки. Тем более у барда действительно был дар, легенда как будто ожила перед глазами Вулфи, казалось, еще чуть чуть и она увидит тот самый прекрасный мир, этого молодого человека. Когда бард закончила рассказ, в таверне повисла тишина. Только какой-то новоприбывший, стоящий неподалеку от их столика, спросил что-то на счет имени сказительницы. Наемница на всякий случай осмотрела его, как зал взорвался в громких аплодисментах, Вулфи подключилась к ним, косо поглядывая на незнакомца. -Что ж, это было просто великолепно! - Бериллий сорвался с места и направился к барду, чтобы пожать ей руку и вручить букет цветов, которые ему передал как будто возникший с ними из под земли служитель. Наемница тоже встала со своего места, когда в таверну вошли очередные стражники. Только похоже их заданием было увести своих друзей подальше, а точнее охранять ворота. При упоминании об армии, Аресе и Зене, девушка переглянулась с Габриэль. Нужно было определенно спешить, ведь если не Серенея, то какой-нибудь другой город мог пострадать. Затем ее взгляд упал на того странного мужчину, он явно быстрым шагом направлялся к барду. Вулфи пошла наперерез. Стоило мужчине произнести имя девушки, как наемница стала перед ней, полностью загораживая сказительницу. Наемная убийца знала этот прием очень хорошо - как ни в чем не бывало подходишь к жертве, спрашиваешь ее имя во избежании ошибки и резко всаживаешь в ее сердце нож. -Стой где стоишь, - ледяным тоном приказала она, холодно глядя на мужчину. Ее правая рука лежала на рукоятке одного кинжала, левая сжимала рукоять катаны. Одно неверное движение и он был бы трупом. И Вулфи все равно, что на нее стали косится стражники, уже уходящие из таверны. Бериллий же им кивнул, что мол нечего беспокоится, при этом весьма неодобрительно смотрел на наемницу. -Кто ты и что тебе нужно? - сурово спросила девушка, буравя стоящего перед ней мужчину суровым взглядом.

Габриель: Габриель вся светилась счастьем. Любому творческому человеку важно, когда его труд, его творчество ценят. Даже не нужны деньги (особенно для Габ), главное вот этот радостный лучистый свет в глазах слушателей, большего и не надо. И сейчас, сказительница именно этот свет видела. Она была согрета теплым вниманием и горячими аплодисментами зрителей. Что еще для счастья нужно? Видимо, она прошла испытание Бериллия, так как услышала его восторженный возглас, а через секунду в ее руках был красивый букет. Бард удивленно посмотрела на хозяина таверны и рассмеялась, задаваясь мысленным вопросом, откуда он достал букет. Не уже ли фокусник? Бериллий пожал девушке руку, а она в это время начала глазами искать в толпе Вулфи. Она нашла ее. Наемница тоже хлопала в ладоши, но казалось, была где-то далеко отсюда. Ее настороженный взгляд был куда-то устремлен. Куда именно сказительница так и не поняла, так как всю обозревательность ей загородили довольные слушатели. Внезапно в таверну ввалилось несколько стражников, это Габриель поняла по их одежде. Они были единственными, кто был чем-то не доволен. Мужчины пытались собрать своих коллег, которые уже изрядно напились, говоря о каком-то построении. Изначально сказительница не придала этому большое значение, продолжая купаться в любви публики. Но когда один из них, прям рядом с Габриель, начал говорить о том, что на соседний город надвигается армия, бард навострила уши. Староста Серении переживал, что и на них могут напасть, поэтому решил обезопаситься и собрать всю стражу. К рассвету воины селения должны были быть готовы. Пьяная охрана начала отнекивать и ссылаться на крепость их ворот, однако их уже не слушали, а взяли как говорится под ручки и потащили к выходу. Габриель нахмурилась, продолжая улавливать обрывки фраз. Напасть должны была армия Ареса, а, как известно, сейчас он не ходит без Королевы воинов. Она словно стала его визитной карточкой. Услышав спор между двумя стражниками, сказительница покачала головой и прошептала: -Аресу все равно, принесете вы ему жертву или нет, ему нужна война. Вы сами станете жертвой для него… Ее слова никто не услышал, разве, что только она сама. Габриель поникла, встреча с Аресом была уже близко. Однако есть и свои плюсы, бард увидит Зену. Наврядли Геракл успеет придти так быстро, придется сказительнице действовать в одиночку. Она очень надеялась, что ее силы будут не напрасны, что Королева воинов одумается, увидев Габриель. Но так ли это? Еще неизвестно, насколько сильно она окунулась в реку влияния Ареса. Услышав имя подруги, что вылетело из уст одного из стражников, бард вздрогнула. Ее взгляд пересекся с пронзительным взглядом Вулфи. Нужно было действовать. -Подождите! Послушайте! Начала было девушка, но ее голос потонул в одобрительных возгласах селян о том, что нужно воевать. Габриель пыталась еще что-то выкрикнуть, но ее продолжали игнорировать. Закрыв глаза и покачав головой, сказительница тяжело вздохнула. Ей безумно хотелось достучаться до этих мужчин, в голове которых была лишь война. Глупцы, они наивно полагают, что смогут дать отпор Аресу и Королеве воинов, если вдруг Серения их заинтересует? Нет, они все погибнут. Тем более, тут и воинов-то как таковых нет. Внезапно девушка услышала в толпе своё имя и скользнула любопытным взглядом по толпе. Вскоре она увидела того самого молодого человека, который спрашивал Габриель ли она. Сказительница едва заметно нахмурилась, не спеша отвечать. Она ведь точно не знала, что ему от нее нужно. Конечно, можно предположить, что он один из тех, кто слушал ее историю и сейчас решил уловить момент поближе познакомиться с бардом. Но наврядли, сейчас вся таверна обсуждала лишь ближайшее нападение. А судя по растерянному виду парня, его что-то беспокоило. На вид мужчина был совсем мальчишкой, однако едва заметные паутинки у глаз, да складки на лбу, говорили барду, что ему около 26-27 лет. Карие глаза идеально гармонирует с темными волосами, резкие черты лица каким-то образом производят мягкое впечатление. Высокий (по меркам Габ) и жилистый, с широкими плечами и узким тазом. Из одежды кожаные штаны и жилет, а так же наручи с металлическими вставками. И в конце всего этого, в глаза Габриель бросился меч, что висел у мужчины на поясе сбоку. Девушка тут же взглянула ему в глаза с некой настороженностью. Теперь она точно не знала, что ему от нее нужно. Только было бард открыла рот, чтобы ответить ему, как между ними, словно из-под земли, выросла фигура Вулфи. Габриель поймала себя на мысли, что так увлеклась осмотром молодого человека, что совсем забыла про наемницу. Но видимо она не забыла про сказительницу. Волчица грубым и ледяным тоном приказала молодому человеку стоять, там, где он стоит. Брови барда взлетели от удивления. «Не уже ли она в прямом смысле поняла слова Зены и теперь будет меня опекать от всех?» Руки Вулфи легли на рукоятки оружия, одна касалась кинжала, вторая обхватила катану. В таверне на секунду повисла напряженная тишина, но Бериллий вроде бы все разрулил, кивнув стражником, которые как раз уходили из таверны. -Нет, постойте! Вытянув руку, Габриель слегка подалась вперед. Ей нужно было поговорить со стражей, но из-за внезапно возникшего юноши и злобнонастроенной Вулфи, она совершенно упустила их из вида. Охранники же не услышали ее зов, либо просто решили сделать такой вид. В любом случае, дверь за ними закрылась, а Габриель тяжело вздохнула, переводя недовольный взгляд на Вулфи, которая начала устраивать допрос мужчине, уточняя у него, кто он и что ему нужно. -Вулфи! – вмешалась бард, окончательно уже сорвавшись за то, что ничего у нее не получается. Коснувшись ладонью плеча наемницы, Габриель обошла ее и встала так, что теперь могла видеть и мужчину и девушка. – Ты что собралась убивать любого, кто подойдет ко мне на расстоянии метра? Тогда я удивлена, что ты не убила Бериллия… Спасибо за твою осторожность, но я в состоянии сама за себя постоять. Сказав всё это, бард почувствовала себя неловко. Она не должна была срываться на наемницу. Тем более, что та действительно хотела только добра. Защитить и уберечь сказительницу, как того просила Зена. А королева воинов никогда не верила в боевые способности Габриель, интересно почему? Вновь тяжело вздохнув, девушка посмотрела на Вулфи и тихо прошептала одно единственное слово: «Прости». Она накрыла своими ладонями руки наемницы, что готовы были освободить свое оружие и пустить в бой. -Простите нас… - Бросив короткий взгляд на юношу, проговорила бард и выдавила из себя улыбку, хоть ей сейчас было и не до этого. Затем она вспомнила, что мужчина спрашивал ее имя, но, к сожалению, у нее не было сейчас времени на разговоры. Поэтому она вновь посмотрела на него и проговорила: - Извините, нам сейчас некогда…- Габриель тут же схватила Вулфи за плечо и отвела в сторону, дабы их никто не слышал. – Послушай, если придет армия Ареса во главенстве Зены, то город исчезнет с лица земли. Стража возомнила себя героями и думает, что одолеет их. Но и ты, и я, понимаем, что это не так. Нам нужно вывести людей из города и как можно скорее. Меня никто не послушает, да и тебя тоже. А вот старосту… Надеюсь, у тебя хорошая память и ты помнишь где находится его дом. Муза сдохла, извините за столь ужасный пост...

Стейн: Настроение, качающее трактир и всех его посетителей подобно кораблю на волнах, вновь изменилось: теперь всеобщее благоговение перед талантом светловолосой рассказчицы сменилось дружными выкриками о выступлении против армии Ареса. Судя по всему, эти люди были либо слишком пьяны, либо чрезвычайно глупы, раз не только смели думать о столь безрассудных поступках, но и браво озвучивали их. Было бы неплохо воззвать к их здравому смыслу, но Стейн не понаслышке был знаком с пьяной оголтелой толпой, чьё сознаниё, слившись воедино, перестаёт адекватно реагировать на всё происходящее вокруг. Потом они сами, истекая кровью и оплакивая свои потерянные конечности, будут молить о смерти. И всё же было странным, что эти люди готовы выступить против армии их же Бога Войны. Даже не смотря на то, что он всегда считал своих соотечественников более отважными воинами, практически не ведающими страха, он знал, что среди них найдётся очень мало тех, кто решится выступить против Богов. Но даже если решение и будет принято, то вначале его не раз обдумают. На абсолютно трезвую голову. Этих же людей оставалось только жалеть и надеяться на то, что алкоголь из их голов выветрится прежде, чем станет слишком поздно. Хотя, вероятно, именно от него сейчас зависело то, сколь быстро их настигнет это «слишком поздно». Тем временем светловолосая рассказчица, к которой северянин обратился почти через всю таверну, молчала, однако воину, для осознания верности своего предположения, было вполне достаточно как того, что она обернулась, так и внимательного, недоверчивого взгляда, лёгшего тёмной тенью в светлых глазах. Итак, она была Габриэль, той самой подругой Зены, за которой воительница его отправила. И казалось даже несколько удивительным то, как скоро северянину удалось найти девушку, местоположения которой, собственно и не знал. Он на несколько мгновений встретился со сказительницей взглядами, и, вновь отмечая, недоверчивое беспокойство, попытался представить себя со стороны и понять, что же в его виде может настораживать. Ну, конечно, наверняка всё дело в мече. Воину уже порядком поднадоела подобная реакция на его оружие; ведь он вовсе не собирался резать мирных граждан. Да и разве он походил на головореза? Хотя, Один их знает, должно быть, со стороны всё же видней. Воин опустил взгляд к поясу, намереваясь, как обычно, сдвинуть меч назад – для него это был уже стандартный жест, демонстрирующий, что он не намерен использовать оружие. Однако руки замерли, не закончив действие, а глаза стремительно поднялись вверх, когда прямо перед ним послышался голос, практически обжигающий холодностью своего звучания: -Стой где стоишь. Стейн вопросительно поглядел в лицо возникшей перед ним девушки. Ему вдруг почему-то подумалось, что в нормальных ситуациях её голос звучит куда как приятнее. Впрочем, мужчина быстро отвлёкся от мыслей о её голосе, когда взгляд скользнул на руки девушки, непоколебимо лежащие на рукоятях оружия. Взгляд вновь обратился к её лицу. Так значит, воин. Сначала, при коротком взгляде на неё, северянин не посчитал девушку воительницей, однако и тяжёлый взгляд, и прямая спина, напряжённая словно перед сражением, обещающим начаться в любое мгновение, говорили о том, что ему стоило быть внимательным с самого начала. -Кто ты и что тебе нужно? Интересно, она тоже намеревается перерезать мне голо? Что-то сегодня мне везёт на подобное внимание со стороны прекрасных дам. Он с озадаченной полуухмылкой поглядел на оружие девушки, после чего всё же соизволил ответить на один из её вопросов: - Ну уж точно ничего такого, за что бы пришлось поплатиться своей жизнью. Эта невысокая тёмноволосая девушка, в действительности являющаяся воином, тем не менее не внушала северянину особой опасности; по крайней мере сейчас. И он знал, что не стоит сомневаться в верности своих ощущений, ведь они не раз оказывали ему огромную услугу. Даже тогда, с Зеной, он точно знал (пусть и на некоторое время чувство сомнения его всё же охватило), что Королева Воинов не станет его убивать. Аналогичная ситуация была и сейчас: он не имел особых сомнений по поводу того, что сегодня от руки этой девушки ему пасть не придётся. Сосредоточив своё внимание на приятном, пусть и жестковатом от негативных эмоций, лице воительницы, Стейн лишь краем глаза заметил, что на её плечо опустилась чья-то небольшая ладонь. -Вулфи! Ты что собралась убивать любого, кто подойдет ко мне на расстоянии метра? Тогда я удивлена, что ты не убила Бериллия… Спасибо за твою осторожность, но я в состоянии сама за себя постоять. Теперь возле воительницы с именем Вулфи стояла бард. Северянин окинул обеих девушек непродолжительным, но внимательным взглядом. Значит, это та самая «ещё одна особа», про которую говорила Зена. И, судя по реакции на него девушки (да и слов Габриэль тоже) сейчас она служила для светловолосой сказительницы кем-то вроде телохранителя; что ж, учитывая всё происходящее, возможно, это было вовсе не лишним. Но, между тем, эти девушки всё равно были в дружеских отношениях, Стейн видел это в тех небольших и достаточно незначительных жестах, которыми они обменивались. Между тем, Габриэль, окинувшая его коротким взглядом, произнесла: -Простите нас… Извините, нам сейчас некогда… И, прежде чем воин успел что-то ответить, сказительница отвела свою подругу в сторону и о чём-то с ней заговорила. Стейн, в привычку которого обычно не входило влезать в чужие разговоры, в этот раз решил отказаться от своей тактичности. Он видел беспокойство этих девушек и прекрасно понимал, чем именно оно вызвано. И именно поэтому ему нужно было поговорить с ними сейчас, прежде, чем они куда-нибудь уйдут и ему вновь придётся тратить время на их поиски. А его, между тем, оставалось не так много. Воин приблизился к девушкам и, прочистив горло, произнёс: - Понимаю вашу спешку, но я здесь по той же причине. – Он опустил внимательный взгляд на Габриэль, которая была ниже его чуть больше, чем на пол головы. Понизив голос, он продолжил, – Зена просила меня разыскать вас обеих. И, ей действительно необходима помощь. Теперь Стейн смотрел на обеих девушек. Он не слышал их прежнего разговора полностью, однако, из того, что расслышать получилось, северянин уловил, что они хотят вразумить этих людей, обратившись к старосте. И, учитывая то, как складывалась ситуация, становилось ясно, что дело по успокоению народа, так же, как и помощь Королеве Воинов, не стоит отодвигать на второй план; вместе или по отдельности, но обе эти проблемы были более чем серьёзны и могли привести к весьма печальным последствиям.

blackwolfy: Наемница буравила мужчину взглядом, ни на шаг не подпуская его к Габриэль. Казалось, еще секунду и она зарычит на него, оправдывая свое прозвище. Хотя со стороны, она наверное походила на верного сторожевого пса, нежели на гордого волка. Впрочем, и тот, и тот были спобобны на защиту дорогих им существ. Причем делали это самоотверженно и порою ценой своей жизни. Бард пыталась одернуть ее, назнакомец же говорил, что он не собирается совершить ничего дурного, однако Вулфи не верила не единому его слову. -Только сделай лишнее движение, - низким голосом, походящим на рык, заметила она, но сказительницу все же пропустила вперед, правда в любой момент готовая нанести удар. Замечание Габриэль она пока что проигнорировала, решив не объяснять все тонкости работы наемного убийцы в присутсвии этого незнакомца. -Кто-то слишком много на себя берет. Ну или просто ты немного перепила эля, - заметил Берий, подошедший к девушке чуть ближе и отвлекая ее от нерадужных мыслей. -Он напомнил мне Хаемона. А ты помнишь его методы, - тихо ответила она, шагнув вперед и кивнув Габриэль, что ничего страшного не произошло и кому-кому извинятся, так это ей. Бард, не дожидаясь того, что скажет ей этот парень, схватила наемницу за плечо и отвела в дальний угол, подальше от любопытных ушей. Габриэль хотела спасти эту деревню, вывести жителей, Вулфи, особенно после событий в Аднесе, посчитала эту тактику весьма логичной. Только вот захотят ли жители уходить с насиженного место, когда их защищает "доблестная стража". Да и старосту не так то легко будет убедить. -Староста.. Габриэль, это было девять лет назад, я конечно отведу тебя туда, но не факт, что здесь что-то не поменялось. Возможно, нам стоит.. - она повернула голову в сторону Бериллия, как увидела вновь этого незнакомца спешащего к ним, тут уж наемница не выдержав резко выхватила катану и приставила ее к горлу мужчины, - Тебе нужно несколько раз повторять? - ее тон был вновь холоден, а в глазах сверкали опасные огоньки. Правда стоило ему заговорить о Зене, как она опустила меч, чтобы вновь резко взметнуть его к шее мужчины. -Ты ведь даже не назвал нам своего имени и просишь чтобы мы послушали тебя? Как ты докажешь, что это не происки Ареса? Возможно, он послал тебя, чтобы запутать нас или даже привести в ловушку. Как ты сразу узнал где мы и кто мы? Знаешь, это наводит на определенные мысли, - она буравила незнакомца недоверчивым взглядом, сильнее сжимая рукоятку катаны, - Ты ведь явно не тот "лев", которого мы искали. Тем самым девушка давала Габриэль ясно понять, что Оракул ничего ясно не говорила про еще одного спутника для них. А может быть этот парень и был тем самым "львом". Нет, Вулфи была уверена, что тут они не ошиблись и спасителем для Зены окажется никто иной нежели Геракл. Бериллий уже хотел было подойти к ним и успокоить наемницу, но та предупреждающе покачала головой. Нет, этому незнакомцу она абсолютно не доверяла и хотела сама узнать ответы на все интерисующие ее вопросы. Да, такое поведение было ей не свойственно, возможно сказывалась усталость, а может и принадлежащая богу войны душа жаждала крови, но сейчас девушку такое состояние вполне устраивало. Сорри, пост вышел корявенький.. Моя муза похоже тоже решила взять отпуск(((

Габриель: Нужно было спешить. Армия Ареса во главенстве Зены должна была нагрянуть на рассвете. Времени на то, чтобы увести людей слишком мало и нельзя терять ни минуты. Габриель решила действовать через старосту города, ведь только его люди могут послушать, он же тут главный. Девять лет назад Вулфи выполняла задание своего учителя и пробралась в дом старосты, значит, знает, где он находится. Конечно, прошло много времени, но наемница не так стара, чтобы ее начала подводить память. Оставалось только надеется, что он никуда не переехал. А даже если так, они всегда могут спросить у Бериллия или других жителей Серенеи. Вулфи посчитала эту идею мягко говоря бредовой, точнее то, что ей нужно было отвести барда к старосте. Она тоже сказала, что всё могло поменяться с тех времен. В конце концов, попытка не пытка. Наемница хотела продолжить фразу, но так ее и не закончила почему-то. Почему именно, Габриель поняла через несколько секунд. Сказительница повернулась к Бериллию, чтобы его спросить о доме старосты и что вообще он думает по поводу этой идеи, ведь он здесь живет довольно давно. Но не успела бард открыть рот, как услышала какую-то возню, а затем холодный тон Вулфи. На секунду устало закатив глаза, Габриель обернулась и увидела впрочем, то, что и ожидала. Наемница схватила бедного мужчину, который не оставил попытки подобрать к сказительнице и что-то ей сказать. Если ранее были просто словесные угрозы, то сейчас и оружие пошло в ход. Вулфи прижимала лезвие катаны к горлу мужчины, одним движением грозясь лишить его жизни. А тот, хоть и был немного растерян, но всё же страха в его глазах бард не обнаружила. -Вулфи! А ну прекрати сейчас же! Иначе я отберу твои игрушки и просто выкину их!!! Строго проговорила Габриель, подходя к наемнице. Девушка уперла руки в бока и сверлила недовольным взглядом волчицу. «Если она не перестанет кидаться на людей, клянусь богами, я оставлю ее тут» - мысленно пообещала себе бард. Внезапно мужчина заговорил, видимо обрел дар речи. Его слова шокировали сказительницу: «Зена просила меня разыскать вас обеих. И, ей действительно необходима помощь» -Ты знаешь Зену? Удивленно спросила Габриель, которой сейчас было совершенно не до выходок Вулфи. Конечно, бард не ждала ответа на этот вопрос, раз уж этот мужчина так говорит, значит, действительно знает королеву воинов. А может, это посыльный Ареса. Он может сказать женщинам, где Зена и увести их совершенно в другом направлении, а они ведь, как наивные овечки, поверят ему. Ну, по крайне мере, бард. Обычно предчувствие не обманывало Габриель, поэтому чаще всего она полагалась на интуицию. Так вот сейчас, это самое шестое чувство, подсказывало сказительнице, что молодой человек, стоящей перед ней, вовсе не враг им. А наоборот, друг. Слишком уж добрые у него глаза. У воина Ареса или вообще злого человека не может быть таких чистых, внимательных и добрых глаз. Он определенно не врет. Вулфи вроде тоже ему поверила, но лишь на секунду. Или это просто была мимолетная слабость. В любом случае, наемница сначала опустила меч, удивленно взираясь на мужчину, а затем вновь приставила к шеи и с большей силой, нежели раньше. Вулфи начала говорить, что он даже не назвал им своего имени, а уже просит чтобы они послушали его. В чем-то она была права, но с другой стороны, когда дело такое серьезное и не терпит отлагательств, то тут уж не до имен. Затем, наемница начала требовать доказательств, что он не человек Ареса, и что пришел не для того, чтобы их запутать или завести в ловушку. А затем она сказала, что мужчина совершенно не тот лев, которого они искали. Габриель закусила губу. А что, если Вулфи ошибается, что если этот незнакомец и есть ключ к спасению. Бред, конечно, ну а вдруг? -Вулфи, если ты сейчас же не уберешь катану и не сменишь гнев на милость, я отправлюсь спасать Зену в одиночестве. А ты пойдешь своей дорогой… Я больше повторять не стану. Спокойно, но твердо произнесла сказительница, и можно было не сомневаться, что она исполнит сказанное. У Вулфи был вспыльчивый нрав, успокоить ее было сложно, но если она станет так себя вести, то будет лишним грузом для Габриель. А у барда и так проблем не мало. Тем более наемница намного младше сказительницы, пускай раньше королева амазонок не делала акцент на этом, но сейчас ей нужно было повиновение Вулфи. Им нужно спасать людей, спасать Зену, а она тут проверяет свои способности наемницы. Когда волчица, услышав слова, не сдвинулась с места, Габриель разозлилась. Она подошла к ним вплотную, и оттолкнула девушку от парня, встав к нему спиной. Теперь она была некой защищающей «стеной» для незнакомца. И если наемница желала еще поунижать бедного парня, ей придется пройти сначала через барда. -Хватит! Мы теряем время из-за твоей необоснованной агрессии! Люди могут погибнуть, тебе разве всё равно?

Геракл: Прежде: Фивы Вопреки тому, что Геракл был не согласен, Миднайт все же схватила его за руку и перенесла. По всей видимости, нимфа перенесла его к Габриель и этой девушкой, со странным именем, которое скорей всего было не настоящим, а лишь псевдонимом, под которым она скрывается. Ну, в этом не стоит вникать. Когда Геракл очутился в Серение, он услышал, последние слова, сказанные Миднайт, или не ею, но что-то ему подсказало, что он должен идти в таверну. Там он встретит Габриель. Появившись посреди пустынной улице, в лучах яркого света, который моментально исчез, Геракл осмотрелся. Да, не любил он передвижения подобным путём, иногда соглашался по крайней необходимости, сейчас это тоже было необходимым, но Геракл хотел дойти сам. Ему нужно было еще столько всего обдумать, а спонтанных и быстрых необдуманных действий он не любил. А в голове остались последние слова Миднайт. Геракл посмотрел в небо, а затем на землю, и тихо сказал: - Прощай. После чего, он снова осмотрелся по сторонам, и стремительно направился к выходу из этого пустынного переулка, к выходу по направлению к таверне. Скоро он достиг её, и прочитав вывеску вошел внутрь. Ему сразу же попалась на глаза дружелюбная блондинка, спутница и лучшая подруга Зены, Габриель. Оставаясь молча стоять у входа, Геракл наблюдал за ситуаций. Габриель отчаянно пыталась остановить какую-то девушку, которая грозила катаной мужчине. Габриель была, как всегда хороша, могла и зацепить словом и остановить. Что касается остановить в данный момент – это еще не было известно, так как девушка, очевидно эта самая Вулфи, о которой ему говорила Миднайт, пока еще не отпустила человека, которого грозилась убить. - Что здесь происходит? – Геракл подошел к этой небольшой и со стороны, странной компанией. Сначала со строгим видом, глядя на темноволосую, и очень разгневанную девушку. Руки Геракл положил на пояс, а затем перевел взгляд на Габриель и улыбнулся. Да, и парню помочь стоило, раз Габриель его защищает, то очевидно меча у горла он не заслуживает, поэтому Геракл положил свою руку поверх запястья Вулфи и аккуратно отвел катану от горла юноши. – Думаю, с этим можно повременить. Геракл серьезно посмотрел на Вулфи, и подождал, пока наёмница положит своё оружие куда-нибудь на место, или просто уберет. После он вновь посмотрел на Габриель. - Габриель, я рад встрече, - искренне сказал Геракл, и обнял блондинку. Хоть и события не предвещали никакой радости, но увидеть за все это время еще одно знакомое лицо, да еще и подругу возлюбленной было более чем простым обыкновенным счастьем, несмотря на то, что об этом Геракл был предупрежден. Ну, я тоже прошу прощения за такой не содержательный пост. Сам не в восторге, просто не знал, о чем еще писать. Усталость берет своё.

Стейн: Стейн бы, наверное, поразился своей догадливости по поводу повторения попытки окружающих женщин перерезать ему горло, если бы не был застигнут врасплох внезапным выпадом со стороны этой молодой воительницы, что с самого начала их знакомства проявляла по отношению к северянину крайнее недружелюбие. Хотя, можно ли назвать проявлением недружелюбия замысловатое оружие с тонким длинным лезвием, приставленное к шее? Нет, пожалуй, чтобы как-то это назвать, необходимо использовать более резкие слова. Но ведь он находился в женской компании, верно? При них не пристало бросаться всякими грубостями. Особенно, если девушки вооружены. Итак, лезвие всё ещё было у основания его шеи. Впрочем, вместо страха, вполне естественного для многих в подобной ситуации, Стейн, скорее, испытал чувство глубокого раздражения. Почти десять последних лет своей жизни он посвятил борьбе с налётчиками, головорезами и прочей падалью, заражающей своим разложением мирных людей. Он никогда особо не путешествовал по миру и был знаком лишь со своими родными землями, Римом и Грецией, однако даже здесь ему довелось повидать немало. И, конечно же, за это время он привык и к тому, что во время сражения ему тоже неслабо доставалось. Однако он знал свои корни и понимал, что если хочет быть сыном своего отца, достойным потомком своего деда, он должен научиться превозмогать боль и бороться даже на пределе своих сил. Но то, с чем теперь сталкивался северянин, причём сталкивался уже не в первый раз, плохо укладывалось в его голове. Он был воином, был мужчиной, который привык сражаться с мужчинами. Но вот сражения с женщинами… Нет, конечно, были амазонки, но это, согласитесь, не совсем то. Мужчина не должен сражаться с женщинами. Женщины не должны быть воинами. И, пусть он не отрицал того, что женщины, держащие в руках оружие, могут управляться с ним ничуть не хуже мужчин, для него женские обязанности всегда представлялись мирной работой по дому и уходом за детьми. Во всяком случае, большую часть своей жизни он видел именно таких женщин и, естественно, привык к ним, они казались ему нормой. Вулфи, как назвала её сказительница, этой нормой не являлась. И, если бы он и признал в ней действительно хорошую воительницу, то сделал бы это в случае их борьбы бок о бок, а не тогда, когда эта, по сути, девочка, прижимала к его горлу своё оружие. Его взгляд стал серьёзнее, а сдвинутые друг к другу брови образовали на лбу неглубокие морщины, напоминающие о том, что он уже вовсе не мальчишка, во время дождей бегающий босиком по поселению. Таким он был очень давно и эта сторона его «я» осталась где-то на развалинах его родного поселения. Рука, перевязанная тканью, что дала ему Зена, медленно опустилась поверх лезвия, на его плоскую сторону. Он неспешно, но с явным нажимом отодвинул от своего горла кусок металла, при этом неотрывно глядя в лицо девушки, на котором, словно ледяные огни, опасно мерцали глаза. - Послушай, девочка, - его голос звучал напряжённо ровно, словно он сдерживал злость, готовую хлынуть наружу; и хотя это было не так, такое ощущение, несомненно, могло создаться, - меня мало волнует, «лев» я или нет, но на твоём месте я бы был куда осторожнее с подобными «игрушками», - он не стал уточнять, ведь и так было понятно, что речь идёт об оружии воительницы, - потому что в руках столь несдержанного на эмоции ребёнка они вполне могут поранить и его самого. Затем он сообщил им о Королеве Воинов и лезвие, которое северянин всё ещё придерживал, на несколько мгновений послушно опустилось, будто бы показывая, что девушка наконец-то ему поверила. Но, уже спустя пару коротких мгновений, оно вновь прижалось к горлу, а Стейн лишь сердито сверкнул глазами. Против такой упертости нужно искать какие-то особые приёмы. Габриэль спросила у Стейна действительно ли он знает Зену. Учитывая то, что именно она направила его за девушками и он уже успел им это сообщить, вопрос был не очень уместен, однако видя искреннее удивление в чуть расширившихся голубо-зелёных воин понял, что вопрос продиктован, скорее, наконец-то появившемся напоминании о подруге сказительницы, не связанном с новостью о ещё одной уничтоженной деревни. А её слова – лишь надежда добыть хотя бы крупицы информации, что-то, что позволит светловолосой девушке поверить в возможность скорой встречи. И, возможно потом, в более комфортной атмосфере, воин расскажет о том, как именно состоялось его личное знакомство с Королевой Воинов. Вот только до комфортности атмосфере в таверне явно было очень далеко. Людей здесь осталось не так много, большинству не особо хотелось стать случайными участниками потасовки, готовой случиться в любой момент. Те же, кто остался здесь, «растеклись» в стороны, стараясь быть подальше от этой нарушающей спокойствие троицы. Многие молчали, глядя на них, другие тихо перешёптывались, по-видимому, делясь впечатлениями. А между тем, воздух вокруг этих троих, словно потрескивал, причём звук этот с каждым новым произнесённым словом становился уловимее. Габриэль сердилась на свою спутницу, отчитывая её за агрессию и, кажется, сама была готова перейти на повышенные тона. Стейна же не устраивало ни то, что девушка встала на его защиту, ни то, что теперь, по его милости, воительница и бард начали ссориться. В первом случае это был словно очередной выпад в сторону гордости, столь уязвимой у любого воина, а во втором – помеха той цели, с которой северянин сюда прибыл. - Что здесь происходит? Думаю, с этим можно повременить. Стейн, у чьего горла всё ещё было оружие Вулфи, не поворачивая головы, посмотрел в ту сторону, откуда донёсся спокойный мужской голос. Теперь рядом с ними стоял высокий широкоплечий мужчина, по чьему лицу было заметно, что он не особо доволен всем происходящим. Его рука опустилась на запястье девушки и медленно отвела в сторону, тем самым убирая и оружие. Воин провел ладонью по горлу, проверяя нет ли на нём пореза, после чего он коротко произнёс, бросив взгляд на своего спасителя: - Спасибо. Мгновение спустя его отделила от Вулфи спина миниатюрной сказительницы, и Стейн, явно утомлённый происходящим, провёл ладонью по влажному от пота лицу. Всё это нужно было прекращать, однако этим, судя по всему, собирался заняться появившийся незнакомец. И северянин, пусть и не очень довольный тем, что самого его практически лишают возможности самостоятельно спасать свою жизнь, был благодарен за то, что урегулировать конфликт может кто-то другой. Скоро выяснилось, что этот мужчина знает Габриэль. Обстановка, кажется, несколько разрядилась. Но, между тем, происходящее становилось всё интереснее и интереснее.

blackwolfy: Частенько молодую наемницу неодоценивали из-за ее столь юного возраста, но как-то раньше это было не столь заметно. От сомневающегося в ее способностях заказчика всегда можно было отказаться, но когда человек, к которому наемница испытывала дружеские чувства кричал на нее, как на провинившегося ребенка, ей стало весьма обидно. Что ж, Габриэль похоже решила защищать этого незнакомца, причем доводов Вулфи слушать абсолютно не собиралась. Впрочем, похоже этот мужчина тоже считал ее молоденькой недоучкой, которая только позавчера научилась махать мечом. Иначе он бы не посмел трогать клинок ее катаны и тем более называть ее ребенком. Впрочем, другая ее рука лижала на рукоятке кинжала и если бы она действительно захотела ранить его, то бросила бы в него именно кинжал. Сейчас она хотела держать его подальше от Габриэль и по возможности немного припугнуть. Только вот бард, вместо того, чтобы дать Вулфи самой разобраться, стала защищать этого мужчину. -Мне нужны более веские доказательства, чем фраза "Меня прислала королева воинов". И я не верю ему лишь по тому, что он не хочет ничего толком нам объяснить, - ледяным голосом сказала она, полностью игнорируя выпады сказительницы и колкие слова незнакомца, - Что именно Зена сказала тебе? Мужчина не успел ничего ответить, как Габриэль пригрозилась бросить Вулфи здесь одну и отправится на поиски Зены самой. Наемница в ответ лишь криво ухмыльнулась. Она дала обещание королеве воинов следить за ее драгоценной сказительницей и девушка собиралась выполнить его, хочет бард этого или нет. -Ты находишься под моей опекой, хочешь того ты или нет, я буду следовать за тобой до тех пор, пока не передам в руки лично Зене, - сухо ответила Вулфи, сверля мужчину взглядом и все так же ожидая от него ответа на заданные ею вопросы. Обстановка в таверне наколялась и похоже это чувствовала все, так как посетители потихоньку выходили отсюда один за одним, а Бериллий предпочел вернуться за стойку, угрюмо протирая стаканы и изредка посматривая на этот затянувшийся допрос с пристрастием. Габриэль же сделала то, что действительно разозлило наемницу - она стала к этому парню спиной, таким образом закрывая его от Вулфи. Та уже хотела было оттолкнуть ее в сторону, ведь тем самым бард ставила себя под угрозу - если бы этот назойливый незнакомец хотел убить ее, то лучшего варианта и не придумаешь. А потом бы еще и посмеялся в лицо наемнице, за то что та не уберегла блондинку. Та в свою очередь обвиняла ее в излишней агрессии. -Если ты по своей доброте и излишней доверчивости погибнешь, то этих людей спасать будет некому, - с нажимом заметила Вулфи, теперь уже полностью переключившись в режим холодной и червствой наемницы, а в нем Габриэль была всего лишь очередным заданием, которое она не имела права провалить. Внезапно рядом раздался спокойный уверенный мужской голос, а затем кто-то вовсе положил руку ей на запястье, отводя катану, первой реакцией было выхватить кинжал и приставить его к горлу нахала. Но стоило ей глянуть на него, как она поняла, что перед ней возможно именно тот "лев", которого они искали. По крайней мере судя по рассказам и описаниям которые девушка слышала, это был действительно легендарный Геракл. Наконец, понимая, что похоже до ее мнения абсолютно никому нет дела и все считают, что все это напрасно ,она убрала наконец катану в ножны, разачаровано посмотрела на сказительницу и учтиво кивнув всем, зашагала мимо к барной стойке. Похоже им и без нее было о чем поговорить. -Похоже кто-то перегнул палку, - угрюмо заметил Бериллий, ставя перед ней кружку эля, - Не все люди в этом мире кровожадные воины и убийцы. -Что поделать, привыкла судить по себе, - девушка в один глоток осушила ее до половины и задумчиво посмотрела в сторону оставшейся в углу троицы. Да, она конечно же переборщила, но неужели сказительница не понимала, что девушка делала все это только ради ее блага, ее безопасности? Она кожей чувствовала, что этот "добродушный паренек" не так прост как кажется на самом деле. Хотя похоже теперь это была не ее забота. Рядом с Габриэль теперь был Геракл и за жизнь барда можно было не опасаться. Она сделала еще один глоток из кружки, бросив очередной взгляд на оставленную ей компанию...

Габриель: Атмосфера накалялась с каждой секундой и Габриель это не нравилось. Из-за глупой вспыльчивости и необоснованной агрессии Вулфи, люди стали покидать таверну, не желая становиться участниками либо свидетелями этой потасовки. Видимо наемница запомниться здесь надолго. Первый раз, когда в юности пыталась ограбить старосту, а второй раз когда хотела убить невинного человека. Сказительница никогда не видела волчицу такой злой и такой смертоносной. Она совершенно не была похожа на ту девушку, которую полюбила бард. Сейчас Вулфи напоминала чудовище, жаждущее крови. Мало того, что она готова была убить посланника Зены, так еще и не была скупа на слова в адрес самой Габриель. Незнакомец, который так и не назвал своего имени, видимо тоже устал играть в эти глупые игры, которые надо сказать были совершенно не вовремя. Им нужно спасать Зену от влияния Ареса, нужно спасать Серенею от нападения, а они чем занимаются? Вулфи решила устроить допрос, а сказительница прыгает вокруг нее, пытаясь вдолбить, что всё это излишне. Ведь, по сути говоря, если бы это был наемник Ареса и желал смерти барду, то давно бы это уже сделал. Возможностей было предостаточно. Так чего же Вулфи так кипятиться? Не понятно. Но самое интересное, что ее дурное настроение постепенно начинало передаваться самой Габриель. Незнакомец, которого она так защищала, довольно грубо ответил наемнице на ее некрасивые жесты. Бард едва заметно сморщила носик от подобных слов, но она не смела его осуждать, ведь неизвестно, чтобы говорила она, окажись на его месте. Сказительница продолжала стоять к нему спиной и взглядом впивалась в Вулфи. Она нутром чувствовала, что странника раздражает вся эта ситуацию, и бард не была тому исключением. Она прекрасно понимала, как тяжело ранит мужскую гордость то, что его защищает женщина. Однако светловолосая девушка была в данный момент единственным его спасением. -Мне нужны более веские доказательства, чем фраза "Меня прислала королева воинов". И я не верю ему лишь по тому, что он не хочет ничего толком нам объяснить. -А ты не думаешь, что очень сложно что-то рассказать, чувствую клинок на собственной шеи? Отвечала Габриель, сверля пронзительным взглядом волчицу. Она старалась говорить спокойно, но буря, что уже началась внутри нее, постепенно выходила наружу. А всё потому, что Вулфи совершенно отказывалась прислушаться к ней. Уперлась в свое и всё тут. Сказительнице совершенно не хотелось применять силу, но если волчица не остановится, Габриель придется показать ей, что и без нее она сможет себя защитить. Дальнейший диалог просто вывел блондинку из себя. Она не любила, когда с ней так разговаривают, даже Зена не позволяла себе такой тон. А тут волчица, которую видите ли погладили против шерсти, начала оскаливать зубки, и на кого??? На Габриель! Уму не постижимо. -Ты находишься под моей опекой, хочешь того ты или нет, я буду следовать за тобой до тех пор, пока не передам в руки лично Зене. -Либо пока не погибнешь! Этот факт ты не учитываешь? Вулфи, тебе 23 года, а мне…не будем уточнять цифру, но ты прекрасно знаешь, что я старше тебя. Пол своей жизни я провела рядом с Зеной. И что, ты наивно полагаешь, что я хрупкая девочка, которую нужно защищать? Мне не нужен телохранитель, надеюсь, это ясно? И если я захочу, я уйду, и ты не сможешь меня найти. Но в потерянном времени будешь виновата ты, и только ты. Вместо того, чтобы сейчас быть по дороге к старосте, я пытаюсь достучаться до тебя, а ты меня не слышишь. Мне не нужен телохранитель, не нужна наемница, мне нужен друг. Старая Вулфи…а не этот монстр, в которого ты превратилась. На одном дыхании говорила Габриель. Поначалу ее тон был повышен, а затем постепенно начал утихать, выдавая ее истинные чувства к этой всей ситуации. Отчаянье слышалось в нотках голоса. Однако Вулфи не слышала сказительницу. Она стала каменной стеной, и достучаться до ее сердца было невозможно. Она вновь начала говорить, что если по своей доброте и доверчивости Габриель погибнет, то спасать людей будет не кому. На эту фразу бард устало закатила глаза и тяжело вздохнула. Ей начинало всё это надоедать. Она хотела сказать Вулфи, что у нее хотя бы есть доброта и наивность, а что есть у самой наемницы? Недоверчивость? Злоба? Эгоизм? Может быть, именно поэтому у нее нет друзей? Стоило бы задуматься. Но светловолосая сказительница не успела ответить, т.к. перед ней возникла преграда. Это была мужская спина, хозяин которой видимо, пытался закончить этот бесполезный спор. Габриель выскользнула в сторону, дабы не быть зажатой между двумя незнакомцами. Какого же было ее удивление, когда она увидела Геракла. Она даже воскликнула его имя от шока. «Как он умудрился так быстро придти?» - мелькнула шальная мысль, ведь сказительница наивно полагала, что он пришел по просьбе, что она отправила письмом. Геракл с завидной скоростью справился с ситуацией, и вот посланнику Зены ничего не угрожает. Вулфи отправилась к барной стойке, гонимая непониманием, а Габриель теперь могла вздохнуть с облегчением. Да, ей бы его силы, и она смогла бы горы свернуть. Незнакомец поблагодарил Геракла за оказанную услугу, а сам сын Зевса поспешил поприветствовать сказительницу, которая не осталась в долгу. -Геракл! Ты, как всегда, во время. – С радостной улыбкой воскликнула бард и крепко обняла друга. – Я тоже рада тебя видеть, а так же очень счастлива, что ты так быстро откликнулся на мою просьбу. «Надо спешить» - подумала Габриель, оборачиваясь. Она взглянула на спину Вулфи, лишь наемница знала, где живет староста, но сейчас барду не очень хотелось к ней обращаться. Осадок от ссоры был еще слишком свеж и не успел осесть. Тяжело вздохнув, девушка перевела взгляд на незнакомца и Геракла. И всё же, думаю, пора было дать посланнику сказать, то, что он должен. -Ты можешь отвести нас к Зене? - Коротко спросила Габриель, понимая, как много ей сейчас придется рассказывать сыну Зевса. – Геракл, а тебе я всё расскажу по дороге. Кстати, где ты оставил Сару? С ней всё в порядке?

Геракл: Видимо Геракл действительно подоспел вовремя, спор между Габриель и Вулфи мог затянуться и привести к неожиданным последствиям, учитывая необычный характер наёмницы, а как Геракл понял, девушка она действительно с характером. В её взгляде было что-то зверское. Но, не стоит сейчас думать об этом. Геракл встретил Габриель, как и говорила Миднайт. Конечно, он собирался идти за Зеной, но нимфа указала ему путь, более надежный. Габриель была светом во тьме, она всегда помогала Зене, направляла в правильную сторону, и если Геракл и Габриель объединятся вместе, у них обязательно все получится. Во всяком случае, на поражение Геракл не рассчитывал. Геракл помог человеку, освободив его от оружия, и тем самым в неком роде обидел Вулфи, наверно. Незнакомец поблагодарил Геракла, хотя по его взгляду он видел, что мужчина хотел бы и сам справится, нежели принимать чужую помощь. Но с другой стороны Гераклу могло и показаться, Если он полубог, это еще не значит, что он способен знать человека, лишь единожды взглянув на него. Геракл часто ошибался в людях, но тем ни менее, это не убивало веру в нём человечеству, людское добродушие, чистосердечность, любовь и дружбу. Также он мог ошибаться и в Вулфи, но первое впечатление о ней было каким-то, можно сказать туманным, но для этой девушки хорошим аргументом являлось то, что она рядом с Габриель, значит, человек она хороший. Ибо никто иной, как сказительница злых людей не любит, да и не могут они сами по себе находится возле неё, доброта её и великодушие угнетают каждого человека, чья душа заполнена тьмой и злостью. - Не за что, - ответил Геракл незнакомцу. – Во всяком случае, думаю, того, что она хотела сделать, вы не заслуживаете. Геракл доброжелательно улыбнулся, но тем ни менее его постоянные улыбки, добрый тон, чистосердечность и откровенность были просто обыкновенным прикрытием от усталости беспокойства, и даже некой злости на самого себя за все произошедшее в последнее время. Геракл не мог перестать винить себя в том, что как дурак поверил в смерть Зены с Габриель, не стал их искать, ничего не предпринял. Сейчас, с каждым днём в нём просыпалось отвращение к самому себе, к его поступкам, к его решениям, что он делает, как он живёт. Возможно, это на нём отзывалось одиночество, но на самом деле никто не знал, какая борьба сейчас происходит внутри самого Геракла. Он оставил Сару вместе с сиделкой, что тоже его здорово угнетало. Он отец, и не должен оставлять своё дитя на нянек, мало того, он должен дать своему ребенку семью, мать, что бы девочка жила в нормальной семье, что бы у неё была мама, дом, и все, что есть у обычных детей. А то, что Геракл не обычный человек его ни в коем разе не оправдывало. Он пытался дать это все своей маленькой дочери, но что получил взамен, все это. Все, что сейчас происходит. Что случилось с Гераклом, почему каждый его поступок оборачивается в глобальные неприятности, словно его кто-то проклял. Но нет, в проклятия Геракл не верил, а если они и существовали, то имели более практический смысл. Все зависит только от него самого и Геракл не понимал, почему он дрейфит. Хотя, рядом всегда был Иолай, друг, который ограждал от подобных навязчивых мыслей, но сейчас его не было ядом. И он неизвестно где. Геракл посмотрел на Габриель, его зацепили последние слова сказительницы, о просьбе. - Просьба, какая просьба? – спросил удивленно Геракл, расставив руки, затем скрестил их на груди. На самом деле ему не приходило письмо от Габриель, и он даже не знал, что письмо было послано. Все сделала Миднайт, перенесла его сюда, к Габриель и Вулфи, снова помогла, а ведь с другой стороны, если бы письмо пришло к Гераклу, он бы потратил еще достаточно времени на то, что бы дойти до Серении. – С Сарой все хорошо, я оставил её с сиделкой. Сказал Геракл, глядя на Габриель, а в глазах прочиталась печаль, которую на этот раз скрыть он был не в состоянии. Вечно владеть своими эмоциями он также не мог. - Зена под влиянием Ареса, - Геракл говорил уже серьезно глядя на Габриель. – Еще есть шанс её спасти, наверняка есть. Геракл знал, что еще не поздно, да и не был уверен он, что королева воинов полностью Аресу подчиняется, полностью служит богу войны. Нет, что-то тут другое замешано, что-то более важное. Ей скорее приходится быть с богом войны, и служить ему, нежели она сама этого захотела. Человек так быстро не меняется, а зло в душе Зены, может и просто восстановить, но Геракл был уверен, что Аресу это не под силу. Геракл посмотрел в сторону стойки, куда отошла Вулфи, и наблюдала за ними, затем он посмотрел на Габриель, и мужчину, которому Вулфи угрожала. Геракл вспомнил, что не представился. - Прошу прощения, я не представился. Геракл, - он пожал руку Стейну, а затем, посмотрев на Габриель и снова на Стейна, сказал. – Вы пока определитесь с маршрутом. Геракл понял, что Стейну что-то известно об Зене, раз Габриель спрашивает о ней у него, а сам Геракл отправился к стойке, где стояла Вулфи. – Ты, наверное Вулфи? - спросил Геракл и улыбнулся. Почему он сейчас готов был позвать наёмницу с ним он не знал, но всецело доверял Миднайт, а она говорила, что Габриель и Вулфи играют ключевую роль во всей этой пьесе, значит, она должна идти с ними. Геракл облокотился локтем об стойку, но полуоборотом стоял к наёмнице, он проследил за её взглядом. Она внимательно следила за Габриель. Наверняка, что бы Стейн вдруг не сделал ей ничего плохого. - С ней все будет в порядке, она сможет постоять за себя, - сказал Геракл, добродушно глядя на девушку. – Ты нужна ей. Нужна ей сейчас, как никогда раньше. Оберегать близких всегда сложно, и переживание за них не даёт покоя. Если ты оставишь её сейчас, то будешь винить себя гораздо больше. Пойдем с нами. Геракл протянул руку наёмнице. И вот сейчас он зовёт девушку в опасное путешествие, только потому, что доверял другой, та, которая назвала имя Вулфи. Что ж, во всяком случае, Геракл сделает все, что бы Вулфи и Габриель остались целы.

Стейн: Вулфи вновь засыпала его вопросами, в том числе связанными с Зеной. Он собирался рассказать и ей и Габриэль всё, однако, как было заметно, время для этого всё ещё было неподходящее. Конфликт двух девушек заставил мужчину напрячься; в конце-концов именно по его вине они сейчас выясняли отношения между собой. Вот только, не смотря на свою повинность Стейн не имел ни малейшего представления о том, как улучшить ситуацию. Впрочем, он точно знал, что самым правильным с его стороны сейчас будет отстраниться и терпеливо молчать, пока всё не успокоится, поскольку любое слово, сказанное им, может оказаться лишь маслом, подлитым в огонь. Но, к несомненному всеобщему облегчению здесь появился человек, который мог разобраться с ситуацией и привести всех к примирению. В итоге, молодя воительница, всё ещё недовольная происходящим и явно задетая словами барда, отправилась к стойке, прочь от них. Что ж, Стейн был вовсе не против этого. Сейчас ни у кого из них не было времени для разборок а, поскольку цель у них всё же была общей, сотрудничество было лучшим решением. - Не за что. Во всяком случае, думаю, того, что она хотела сделать, вы не заслуживаете. Северянин лишь неоднозначно усмехнулся на эти лова и сделал пол шага в сторону. Скрестив руки на груди, он стоял поодаль Габриэль и незнакомца, ожидая пока они наконец закончат разговор. Ещё одного конфликта, но теперь вызванного невежливостью воина, Стейн бы не стерпел. Тем временем он молча поглядывал на воительницу, в одиночестве пьющую в стороне от их троицы. Да уж, всё происходит совсем не так, как я себе это представлял. Молодой мужчина провёл ладонью по растрепавшимся волосам и удручённо вздохнул; ему казалось, что всё произойдёт очень быстро: он найдёт сказительницу с её спутницей, расскажет им о Зене и они быстро отправятся обратно, чтобы помочь Королеве воинов. На практике же ему удачно (на удивление удачно) дался поиск двух девушек; дальше же всё пошло в абсолютный разрез с его предположениями. Хотя сейчас ситуация начала налаживаться, так что воин, бросив короткий взгляд на мужчину и девушку, всё ещё о чём-то говорящих, подумал, что, быть может, они ещё успеют наверстать упущенное время. - Прошу прощения, я не представился. Геракл. - Стейн. – коротко ответил северянин, отвечая на крепкое рукопожатие мужчины и переводя взгляд с него на Габриэль. Сейчас, когда он услышал имя этого человека, на его фоне он почувствовал себя ещё более мелким. Ему доводилось слышать много историй о Геракле, причём некоторые ещё тогда, когда он жил в Северных землях. Этот человек действительно был легендой, легендой, которой Стейн сейчас пожимал руку. И сомнений в том, что это был именно полубог, а не простой человек, названный в честь греческого героя, не было. Теперь этот заряд энергии, исходящей от мужчины и ощутимой практически физически, был более чем понятен. Геракл оставил их, направившись к сидящей у барной стойки воительнице. Проводив грека несколько озадаченным взглядом, Стейн наконец-то обернулся к светловолосой сказительнице. На губах появилась виноватая ухмылка: - Видимо, мне стоит извиниться, за то, что стал для вас яблоком раздора. Но да, - усмешка исчезла, лицо молодого мужчины стало куда более серьёзным, - меня действительно отправила сюда Зена и я могу отвести вас к ней, - он бросил короткий взгляд в сторону барной стойки и отметил, что и Геракл и Вулфи поглядывают в их сторону; никак не отреагировав на это, он вновь повернулся к сказительнице, - к сожалению, я общался с ней не очень долго, но этого времени вполне хватило, чтобы понять, что она действительно нуждается в помощи. Твоей помощи. – Стейн замолчал, запуская руку в волосы. – Я видел, какое влияние оказывает на неё ваш Бог Войны и, признаться честно, был готов к тому, что она всё же перережет мне горло, но… Она вспомнила о тебе, я слышал, как она произнесла твоё имя и успокоилась. – Слабая улыбка вновь вернулась на его губы, черты лица стали немного более мягкими. – Если одно лишь воспоминание о тебе пробуждает в ней пропадающую иногда человечность, представь, какой эффект может быть при личной встрече. И, возможно, в таком случае людям этого города не придётся вступать в сражение. Но, чтобы всё действительно сложилось удачно, нам бы не мешало поспешить. Эти разборки отняли немало времени, а путь до храма Ареса займёт ещё около пары часов; кто знает, что может произойти за это время? Стейн внимательно заглянул в светлые глаза Габриэль. Он надеялся, что она поверит ему и, что не будет задавать много вопросов. Северянин был уверен в том, что времени действительно оставалось немного. Ну а на все вопросы он бы вполне мог ответить по пути к храму.

blackwolfy: Вулфи все еще не понимала, почему Габриэль так на нее разозлилась. Нет, конечно отчасти сказительница все сама объяснила - ей не нравилось грубое поведение наемницы и вообще ее скорее всего бесил тот факт, что молодая неопытная девушка пытается оберегать повидавшего многое в своей жизни барда. И хуже всего, она теперь считала свою спутницу самым настоящим монстром. Поначалу Вулфи хотела ответить, что она та, кем является, но промолчала, понимая, что дальнейшая ссора еще больше привлечет внимание посетителей. И так она видела, как один из по виду уже бывших охранников, услышав об их споре ушел прочь из таверны все время оглядываясь на нее и ее друзей. Уже сидя за стойкой и поглядывая в сторону беседующей троицы, наемница прокручивала в мыслях сказанные блондинкой слова. Отчего-то внутри было до жути больно, лишь стоило ей подумать, что Габриэль увидела в ней того самого монстра, которого так боялась наемница и так тщательно скрывала его от остальных. Бериллий, видя совсем уж мрачное настроение девушки решил ее не донимать своими советами, правда на смену ему тут же явился Геракл. Брюнетка холодным безразличным взглядом осмотрела героя, а ведь он вел себя с ней вполне учтиво и спокойно. Да и обезоруживающая улыбка его наверняка могла растопить любое сердце. -Вулфи - ну да, так меня называют, - тихо ответила она, стараясь не смотреть герою в лицо и не поддаваться его чарам. -Пожалуйста, оставьте меня в покое. Все, начиная с похода в Аднес было ошибкой.. - подумала она, надеясь, что в способности этого полубога входит чтение мыслей. К сожалению, это было не так. А ведь Геракл, ставший свидетелем уже конца их ссоры, просто пытался убедить наемницу в том, что все будет впорядке и вспылила она вообще зря. И что она нужна Габриэль. Мне не нужен телохранитель, не нужна наемница, мне нужен друг. Старая Вулфи… - вновь прозвучал в голове голос барда. -Как ты можешь так говорить? Ты ведь даже понятия не имеешь кто я. Знаешь, сказительница очень проницательный человек, - похоже девушка старалась сейчас в разговоре избегать имени Габриэль, - Я - монстр, наемный убийца, лишаюший людей жизни из под тишка за отдельную плату. И ты все еще считаешь, что я нужна вашей компании? - она перевела внимательный взгляд на мужчину, с доверием протягивающему ей руку. Интересно, узнав кто она на самом деле, он так же будет пытаться помирить их с бардом? А что будет, когда герой узнает, кому принадлежит ее душа? Вулфи хмыкнула, понимая всю свою ничтожность в этой ситуации. Она всегда считала себя хладнокровной, но почему-то в последнее время решала все проблемы только с помощью оружия, порой даже не разбираясь в ситуации. Наконец, она взяла себя в руки и тяжело вздохнула, хотела было что-то сказать, как на пороге таверны появились несколько охранников из городской стражи. Рядом с ними шел именно тот мужчина, так подозрительно оглядывающийся на нее ранее. Бериллий похоже, поняв что к чему, покачал головой в сторону черного хода, но Вулфи лишь развернулась лицом к приближающейся страже. К ее удивлению, они замерли в метре от нее и раступились, пропуская вперед невысокую шатенку чуть постарше самой наемницы, на ее плечах была цветная накидка, говорящая о принадлежности к семье старосты города. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. -Это она, - наконец нарушила тишину девушка, сверля ледяным взглядом наемницу, - Арестуйте ее.. Стражники уже было направились исполнять приказ, как перед ними возник Бериллий. -Госпожа, я не думаю, что вам следует принимать такие меры. Ничего плохого ведь не произошло, - заметил трактирщик. -Мне лучше знать, или ты будешь отрицать, что передо мной та самая наемница? Трактирщик хотел было что-то сказать, но на плечо ему легла рука Вулфи. Она вступила вперед и встала перед девушкой, она чувствовала как за каждым ее движением следят стражники. -Я рада видеть тебя в добром здравии, Виктория, - холодным безэмоциональным тоном заметила наемница, - Только не понимаю, к чему эти обвинения. Вроде бы сегодня я не залазила в дом к твоему отцу. Шатенка криво ухмыльнулась, видимо вспоминая тот инцидент, однако ее взгляд, которым она сверлила стоящую напротив девушку не желал ей ничего хорошего. -То были детские шалости. Сейчас, я как староста этого города, пообещавшая защищать его жителей от взякой заразы вроде тебя, должна изолировать тебя от общества, - она кивнула стражникам, Вулфи же оступила на шаг назад, явно не желая сдаваться в руки властям. -Может быть вначале огласишь свои обвинения? Как будто они тебе нужны, чтобы упечь меня за решетку? - невесело подумала наемница. -Все очень просто. Говорят, неподалеку расположена армия Ареса. Думаю, такая как ты не пропустила шанса предложить ему свои услуги и поработать в качестве шпиона за хорошую награду. Или ты будешь утверждать, что оказалась здесь в такое время по чистой случайности? Вулфи молчала, не зная что и сказать. Ведь говорить, что она здесь для того, чтобы остановить бога войны означало доложить ему об этом, ведь и у стен могли быть уши. Согласиться на обвинение тоже было самоубийством...

Габриель: Габриель была несказанно удивленна, поняв, что ее послание не дошло до Геракла. Впрочем, она еще ранее не могла понять, как сын Зевса так быстро получил ее свиток и нашел ее. Но теперь стало ясно, что ни какого послания он не получал, а оказался видимо здесь совершенно случайно. Видимо удача сегодня на стороне сказительнице, хотя всегда есть возможность поспорить с этим утверждением. Словно в доказательстве своих слов, бард скользнула взглядом по напряженной спине Вулфи. Однако Габриель очень быстро отвлеклась от наемницы, стоило ей вновь услышать голос Геракла. Он говорил, что с Сарой всё в порядке и что оставил ее с сиделкой. Сказительница улыбнулась, вспоминая эту прекрасную маленькую принцессу. Жаль, что родители не могут дать ей должного внимания и стать полноценными родителями, воспитывающими свою дочь. Но Геракл и Зена никогда не смогут оставить приключения, тем самым обрекая девочку, расти без них. Это не правильно, но такова жизнь. Когда Габриель сказала Гераклу, что расскажет ему всё по дороге, полубог внезапно выдал, что Зена под влиянием Ареса, но еще есть шанс спасти ее. -Ты все знаешь? Удивленно захлопала ресницами сказительница. А в ответ получила утвердительный кивок. Что ж, так даже лучше. Не нужно рассказывать всё с самого начало и до конца. Во-первых, история была не короткой, а во-вторых, барду не хотелось бы заново всё это пережить, а так оно и будет, стоит ей лишь начать вспоминать. Габриель заметила печаль и сожаление в глазах Геракла. Он тоже переживал за Зену и хотел ей помочь. «Все будет хорошо, мы поможем ей» - мысленно подбодрила сказительница полубога и вновь тепло улыбнулась. Геракл посмотрел на незнакомца, что стоял за спиной барда, и представился, протянув руку. Мужчина пожал крепкую ладонь сына Зевса и назвался Стейном. Габриель взглянула на Вулфи, словно мысленно говоря ей, что именно так нужно знакомиться, а не тот агрессивный способ, который избрала наемница. Геракл начал посматривать на Вулфи, а затем, сказав чтобы бард, и Стейн определились с маршрутом, отправился к барной стойке. Девушка понимала, что это только предлог и полубогу просто хочется поговорить с Вулфи. Что ж, может Геракл сможет вдолбить ей истину и поставить на путь добра. У Габриель, похоже, не получилось. Королева амазонок тяжело вздохнула и заметила, как посланник Зены обернулся к ней, и она встретилась взглядом с карими глазами Стейна. Он виновато ухмыльнулся и начал извиняться за то, что стал причиной ссоры между девушками, на что сказительница мягко улыбнулась и замотала головой. -Не стоит извиняться, Стейн. Всё в порядке, это вовсе не твоя вина. Голосом полным доброты и нежности проговорила бард. Стейн сказал, что он действительно пришел сюда от Зены и может отвести их к ней. Габриель утвердительно кивнула. Стейн им нужен, вместе с ним они быстрее найдут Королеву воинов и возможно смогут сделать попытку ее остановить. Но сказительница не может рисковать жизнью невинных людей, а значит первым делом нужно найти старосту города и убедить его увести людей. Из подобных раздумий Габриель вновь вывел Стейн. Девушка подняла на него взгляд серо-зеленых глаз и внимательно слушала, как он рассказывал о Зене. Стейн говорил, что провел с ней мало времени, но его было достаточно, чтобы понять, что воительнице нужна помощь. Помощь сказительницы. «Не знаю, смогу ли я…» - грустно подумала девушка, но Стейн поспешил убедить ее. Дело в том, что из-за пагубного влияния Ареса Зена напала на мужчину, и чуть было не перерезала ему горло. Однако потом она вспомнила о барде, произнесла ее имя и успокоилась. Габриель приятно было это слышать, любовь к подруге приятным теплом разлилась в груди, а желание поскорее ее увидеть стало буквально непреодолимым. Хотелось сорваться с места и бежать, не оглядываясь, пока не увидит мудрые голубые глаза. Сказительница вновь услышала голос Стейна и опять подняла на него взгляд слегка увлажнившихся глаз. Мужчина говорил, что она сможет помочь королеве воинов. Если лишь одно воспоминание заставило ее вернуться в реальность, то какой эффект будет, если Зена в живую увидит Габриель. И если они поспешат, то возможно людям Серенеи не придется вступать в бой и погибать. -Я боюсь, Стейн… Вся надежда на меня, а вдруг я не смогу оправдать надежд. Вдруг Зена не изменится, увидев меня. Вдруг она не прислушается или вообще не услышит меня… Тогда погибнете не только вы все, но и жители Серенеи, а я не могу этого позволить. Ты понимаешь, Стейн, что это путешествие может оказаться последним для тебя? Спрашивала бард, стараясь сдержать волнительную дрожь во всем теле. Она действительно боялась, что не сможет. Всегда получалось вернуть Зену, но ведь это будет продолжаться не всегда. Настанет день, когда Королева воинов сможет сказать хватит и пронзить сердце Габриель стальным ножом. Тогда всё кончится. Закусив губу, сказительница отвела взгляд влажных глаз. Соленая вода готова была заструиться по ее щекам, но девушка старалась их сдержать. Не время показывать слабость и свою мягкосердечность. Время действовать. Стейн был прав, сказав, что слишком много времени они потратили на разборки, а нужно спешить. Каждая секунда дорога. Одна потерянная минута может изменить всё. Габриель кивнула, соглашаясь с ним. Она готова была идти, но только после того, как найдет старосту. Подходить к Вулфи не было никакого желания, поэтому бард поискала взглядом Бериллия. Она как раз хотела к нему подойти и спросить про старосту, как вдруг двери таверны с грохотом распахнулись. В помещение вошло несколько человек и, судя по всему, они были стражами этого города. Мужчины целенаправленно двигались в сторону Вулфи. Габриель нахмурилась, наблюдая, как Бериллий делает незаметный жест наемнице, дабы она уходила, но девушка остается на месте. Более того, она смело разворачивается лицом к страже и вызывающе на них смотрит. Сказительница, понимала, что ей нечего переживать, ведь рядом с Вулфи Геракл, а он ее в обиду не даст. Но все же сердце барда предательски забилось в груди от волнения. Девушка сделала пару шагов вперед, дабы приблизиться к этой компании и услышать, что же они хотят. Мужчины расступились, и на всеобщее обозрение вышла высокая темноволосая девушка в богатых одеждах. Внимание Габриель привлекла цветная накидка, но она и подумать не могла, что это та самая староста, которую собиралась искать блондинка. Некоторое время Вулфи и эта незнакомка, окруженная «свитой», сверлили друг друга взглядом, а затем девушка приказала арестовать наемницу. Брови Габриель взлетели вверх от удивления. Она поддалась вперед, и уже хотела было вмешаться, но ее опередил Бериллий. Однако бард была удивленна, услышав, как ловко девушка заткнула трактирщика. Наконец, Вулфи встала со своего места и подала голос. Она обратилась к девушке, назвав ее Викторией, и из короткой фразы сказительница поняла, что это та самая дочь старосты, которая застукала наемницу при краже. «Вот ведь совпадение так совпадение!» - изумилась про себя Габриель. Столько лет прошло, а именно сегодня, когда Вулфи рассказывала ей эту историю, в таверне появилась главная героиня сюжета. Забавно. Только судя по всему, теперь именно она староста. Видимо получила титул по наследству. Виктория желала арестовать Вулфи, причем обвинения была не обоснованные и глупые. Наемница пыталась себя защитить, но девушка тоже была остра на язык. Габриель, дослушав до конца последнюю фразу Виктории, решила всё же вмешаться: -Ваши обвинения не обоснованы и глупы. Такое ощущение, что вы защищаете не город, а пытаетесь наказать свою старую обидчицу. Вы не имеете права арестовывать ее. Покажи мне закон, который говорит, что нужно брать под стражу тех, кто, быть может, давно изменился. Мы пришли сюда с добрыми намерениями, не дрались и не буянили, так какое право вы имеете так себя вести? За девять лет все могло измениться.… А так оно и есть. Высказалась Габриель и заметила, что все десятки пар глаз обратились на нее. Глаза Виктории были пронзительны и серьезны. Ей не нравилось, что кто-то смеет ей перечить. Но сказительница была права, законов никто не нарушал и она не имеет право арестовывать Вулфи по обвинениям, высосанным из пальцев. Внимание Виктории было обращено на барда, и это был ее шанс. Увести тему от Вулфи и попросить вывести людей. Но шок был от того, что, судя по всему, староста города знала об армии Ареса и его нападении. -Послушайте, вы прекрасно знаете о том, что в лесу собралась не малая армия Ареса. Ею руководит Зена, знаменитая Королева Воинов. Нападения на ваш город не избежать. Подумайте о людях. Если вы сейчас же объявите об эвакуации, то сможете спасти сотни жизней. Вместо этого вы ловите наемниц, которые даже и не думали присоединяться к богу войны. Ну, подумайте сами! Даже если она и служит Аресу, то поймав ее одну, вы не исправите положения. Не теряйте времени, Виктория, уводите людей из города… Иначе на рассвете Серенея сотрется с лица Земли.

Геракл: Геракл видел, что сейчас творится с Вулфи. Вроде как какая-то мелкая обида засела в ней. Хотя нет переосмысление слов, сказанных ей Габриель. Эти слова были слишком тяжелыми для самой Вулфи и наёмница понимала, что Габриель права. Но когда человек говорит что-то в пылу, всегда можно сказать как-то резко. Хотя Вулфи терзала сама себя, пытаясь отыскать в себе темные стороны своего я, тьму, которая давно спрятана в ней. Лишь легкие эмоциональные порывы могут лишь слегка притупить в ней то добро, которое сейчас лидирует и останется лидировать навсегда. Но даже если бы Геракл не вмешался, Вулфи не стала убивать Стейна. И Геракл знал это наверняка. Хоть он только сейчас познакомился с наемницей, но уже понял, что человек она хороший. Вулфи лишь коротко бросила взгляд на Геракла, и слегка отвернулась, словно не желала слушать, но Геракл не остановится. Нет, он не был болтлив, все, что ему требовалось сказать, влезает всего в несколько предложений. Но несет в себе глубокий смысл, который самые опытные болтуны и в тысячах фраз не раскроют. - Монстры – это те, у которых нет человеческих чувств, нет души, добра, любви сострадания, - сказал Геракл, он подошел к Вулфи чуть ближе, что бы беседа была более дружественная. И после небольшой паузы Геракл продолжил. – Я не из тех, кто судит людей по содеянным поступкам. Ты была наёмницей. Была безжалостной убийцей, сейчас ты уже не этот человек, я знаю. Я это чувствую. Твоё место, рядом с Габриель, как и у всех нас в нашей тесной компании. Геракл добродушно улыбнулся, отстранился от стойки и протянул девушке руку, якобы зазывая её уже слезть со стула, и присоединится к ним. Геракла не волновало прошлое людей, он не судил людей по их прошлым поступкам. Если человек изменился, если стал хорошим, то его прошлое лучше оставить там же, где и осталась темная часть души этого человека. Сам Геракл уже не единожды сталкивался с подобными ситуациями. Он был с наёмником, который хотел убить его, поскольку Геракл собирался его доставить в Спарту на суд, но в итоге Геракл понял, что он человек хороший, что у него семья, дети. Наёмник рассказал, что больше всего в своей жизни скучает за ними, и хотел бы все изменить, стереть эту часть своей истории, где он убивал, получая за это деньги, и с помощью кровавых денег кормил свою семью. Геракл был ценителем семьи, также как и любил хороших людей, и несмотря на свою профессию, этот наёмник был хорошим человеком, даже не глядя на то, что он пытался убить Геракла. У Зены тоже темное прошлое, она убивала, грабила сжигала деревни, но, в ней проснулось добро, настоящее откровенное добро, которое всегда побеждает в ней тьму, за это её Геракл и полюбил. Хотя у королевы воинов кровавое прошлое. Да еще о многих можно рассказать. Вулфи не была исключением. Каждому должен быть дан шанс, шанс стать лучше, доказать, что он изменился, доказать, что темное прошлое позади и достойно того, что бы все о нём забыли вместе с его обладателем. Но, не успел Геракл привести Вулфи в их компанию обратно, как дверь таверны отворилась, и сюда вошла девушка, а за ней небольшая свита состоящая из воинов. Взгляд жительницы деревни сразу нашел кого нужно. Геракл наблюдал за этой девушкой. Вот она была как раз одной из тех, кто не предпочитал забывать о темном прошлом человека. Она моментально велела арестовать Вулфи. Геракл посмотрел на наёмницу, а затем на девушку, которую в ходе разговора Вулфи назвала Викторией. В глазах Геракла читалось недовольство и абсолютное несогласие. Пока шел мелкий диалог между Вулфи и Викторией Геракл молчал, но посчитал, что должен в это вмешаться, потому что в данный момент происходило не правосудие, а какой-то самосуд, или скорее просто обыкновенная месть. Справедливости здесь и близко не было. За Вулфи вступился трактирщик, наёмница попросила его успокоится, и Геракл, взяв мужчину за плечи отвел его на более безопасное место. Такая ситуация возмутила Габриель. Из небольшого угла, где ранее находилась она вместе со Стейном, она прошла к Вулфи. Речь Габриель, как всегда была хороша и просто невероятно попадала в цель, на то Габриель и была сказительницей, знала, что сказать в любой ситуации. Теперь решил сказать Геракл, так как Габриель тоже слушать не сильно стали. Он прикрыл собой Вулфи, нравилось ей это или нет, тем самым дав понять воинам, что уже готовы были схватить наёмницу, о том, что им вначале придется пройти через него. Но Геракл стоял не полностью закрывая Вулфи, а лишь частично. - Что?! – возмутился Геракл, а в его взгляде отображалось не просто удивлением граничащее с раздражением, но еще и некое презрение, как можно опускаться до вот такой вот мести – это же низко, да еще и накануне нападения на деревню. – Это просто смешно, необоснованно обвинять человека в шпионаже. Люди, да посмотрите на себя, что с вами такое?! Речь Геракла была одновременно спокойной, но и не без эмоций. В ней можно было услышать все, все, что он думает об этой ситуации, понять по интонации спокойной рассудительной и вместе с этим осуждающей. Геракл взмахнул руками. А затем положил их на пояс, но в ходе разговора еще жестикулировал правой рукой. - На деревню готовят нападение, а вы вместо того, что бы защитить себя, свою деревню, вывести отсюда женщин и детей, как сказала Габриель, вы занимаетесь охотой. Виктория, тебе следует хорошенько подумать над тем, что ты делаешь, и какие последствия будет нести за собой этот твой поступок, - возможно староста деревни сочла последние слова Геракла, как за угрозу. Многие так воспринимали, несмотря на то, в каком спокойном и уравновешенном тоне он это говорил, а взглядом Геракл пытался достучатся до понимания этой девушки. – В противном случае, ты слишком юна, и не доросла до управления деревней. Да, так оно и было, если эта девушка не отступит, и будет стоять на своём и дальше, вести себя эгоистично, а на кону жизнь всей деревни, то ей зря доверили управление. Несмышленая девчонка может привести всех к гибели, но конечно же, Геракл сделает все, что бы этого не случилось, и деревня осталась цела, а люди не пострадали. Но тогда, нужно было поторопится с воспитанием девчонки.

Стейн: Нда, что-то совсем фигово О_о На лице светловолосой девушки, не способном скрывать её эмоции, сейчас сменялось столько настроений, что северянину оставалось только дивиться этому. Габриэль действительно переживала за Зену, ясно было, что судьба подруги стоит для этой девушки на первом месте. Однако за руку с этим беспокойством у неё шли и мысли о том, что она не сможет помочь Королеве Воинов. -Я боюсь, Стейн… Вся надежда на меня, а вдруг я не смогу оправдать надежд. Вдруг Зена не изменится, увидев меня. Вдруг она не прислушается или вообще не услышит меня… Тогда погибнете не только вы все, но и жители Серенеи, а я не могу этого позволить. Ты понимаешь, Стейн, что это путешествие может оказаться последним для тебя? Глаза сказительницы стали влажными от пока не пролитых слёз и у Стейна защемило что-то внутри от сочувствия к ней. Он подумал было о том, чтобы ободряюще приобнять её и сказать, что если она захочет, то у неё хватит сил на что угодно, однако, мужчина остановил себя мыслью о том, что подобный жест с его стороны может вызвать недовольство у Вулфи и это приведёт, разве что, к очередной перепалке, отнимающей и так заканчивающееся время. Поэтому всё, что позволил себе северянин, это слабую улыбку: - О ком о ком, а обо мне точно не стоит беспокоиться. Ну а чтобы всё сложилось удачно, тебе, в первую очередь, нужно успокоиться; главное – это вера в себя и свои силы. Она часто бывает последним, зато сильнейшим оружием. Если бы только она помогла и мне, тогда, в Риме. Возможно тогда бы я сейчас жил в родных краях. Или, по крайней мере, мне бы было с кем туда вернуться. Стейн вздохнул и, осознав, что, глубоко задумавшись, отвлёкся от беседы с бардом, вновь поднял на неё взгляд, но только для того, чтобы потом обернуться и понять, на что именно она теперь столь внимательно смотрит. Теперь возле сидящих возле барной стойки Вулфи и Геракла, собралось несколько человек, весь вид которых выдавал отсутствие благих намерений. Сказительница сделала несколько шагов по направлению к новоприбывшим, но, видимо, лишь для того, чтобы лучше слышать то, о чём они говорят. Стейн, между тем, оставался стоять на своём месте, до тех пор, пока Габриэль, судя по всему, решившая вступить в разговор, не направилась к компании. Тогда уже и сам северянин последовал за неё. Впрочем, он всё равно держался чуть поодаль, не считая нужным вмешиваться в этот спор; он рассчитывал на то, что ситуация в скором времени урегулируется.

blackwolfy: Стражники уже подходили к Вулфи, чтобы под охраной увести ее отсюда, как в разговор вмешалась бард. Наемница, до этого заметившая, как Габриэль подходит ближе, надеялась, что та не станет ничего говорить. Виктория всегда была известна своим мстительным характером, да и зацепку могла найти где угодно. Причем, даже если она и была абсурдной для других, то для нынешней старосты деревни казалась весьма достойной. И для жителей Серенеи тоже, потому что не смотря на все свои минусы, Виктория отличалась весьма лояльным отношением к сбору податей на нужды города, в отличии от старост других окрестных поселений. Поэтому Вулфи сомневалась, что сидящие в таверне жители станут поддерживать барда, которой буквально пару минут назад столь громко апплодировали. -Не надо, все в порядке, - неуверенно прошептала девушка, посмотрев на сказительницу, как ее загородила широкая спина легендарного героя греции, судя по тону Геракла ему весьма не нравилась эта ситуация. Виктория же была странно молчалива, лишь слушала говорящих ей людей и постоянно посматривала в сторону Вулфи. Та же стояла на месте и не решалась ничего сказать, боясь сделать только хуже. Старосте явно не нравилось, что ей приказывают делать то, что она и так знает. Наемница понимала это, но больше всего ей не понравилось как сузились глаза девушки при упоминании Зены, а затем имени сказительницы. Все это было явно не к добру. -Я делаю то, что считаю нужным для жителей. Не очень то бы хотелось обнаружить, что армия стоящая под стенами вошла в город из - за помощи кого-то внутри этих самых стен, - холодно заметила Виктория, - По поводу женщин, стариков и детей можете не волноваться, я совсем недавно подписала приказ о том, чтобы увести их из города, выводить же всех жителей и оставлять город для того, чтобы его сделало своим военным лагерем свора Ареса я не собираюсь, - заметила она, подходя ближе к Гераклу и внимательно смотря на него, - И между прочим охоту можно вести параллельно, - заметила она, резко оборачиваясь к светловолосому барду. Вулфи было не по себе от того взгляда, которым наградила эта молодая девушка сказительницу, наемница чувствовала что староста задумала что-то неладное. -Говоришь, войском управляет королева воинов? Не так ли, Габриэль, если не ошибаюсь? Воинственный бард и лучшая подруга Зены. Слухи о тебе разлетаются быстрее, чем свитки с твоими поэмами, - ухмыльнулась она, внимательно рассматривая сказительницу, затем переведя взгляд на Вулфи, - Похоже я действительно ошиблась с обвинениями или вы работаете в банде? -Я не понимаю к чему ты клонишь, - спросила наемница севшим голосом, выходя вперед и становясь перед Гераклом. -Сегодня мне пришел рапорт о том, что в городе могут находится шпионы из войска, идущего на город. Поначалу я думала, что это ты, знаменитая на всю Серенею своей неудачей наемница, но теперь, я кажется понимаю, что кого как не свою правую руку могла подослать к нам легендарная королева воинов в качестве шпиона, - она сделала знак в сторону Габриэль, и ее окружили трое солдат, - Не волнуйся, это всего лишь меры предосторожности. Проведешь ночь в камере, затем я с удовольствием выслушаю все твои доводы на суде. Думаю, сопротивление только подтвердит мои догадки. Уведите ее, - мужчины подхватили блондинку под руки и потащили прочь, оставшиеся охранники предусмотрительно загородили путь Гераклу и Вулфи, которая рванулась было на помощь Габриэль, но ее остановил ледяной взгляд Виктории, - Никто ведь больше не хочет составить компанию великому барду? - с этими словами она осмотрела присутствующих и тут же развернувшись на каблуках, вышла из таверны. Вулфи так и осталась стоять на месте, смотря ей в след, затем внезапно выхватила один из напоясных кинжалов и бросила его, попав точно в дверь, за которой секунду назад скрылся последний стражник старосты. Тяжело дыша от охватывающего ее гнева, девушка перевела растерянный взгляд на Геракла. - Виктория теперь захочет использовать Габриэль против Зены, а может быть просто предложит выдать такого ценного "шпиона" взамен на спасение деревни. И этот суд лишь для того, чтобы узаконить ее действия. - наемница кажется пыталась угадать истинные мотивы старосты, - Мы должны как то вытащить ее оттуда до прихода армии.. И возможно до суда, - подумала про себя Вулфи..

Геракл: Геракл внимательно слушал Викторию. Её слова не имели никакого смысла. Она распорядилась людьми, так как ей угодно было. Тех вывела, остальных оставила. Лучше, что бы здесь вообще никого не осталось. Гераклу уже не раз приходилось практически в одиночку. на пару с Иолаем от целых армий защищать пустую деревню, откуда вывели абсолютно всех, а оставались только они вдвоём. Сейчас же был шанс, что нападения вообще не будет, но всех людей стоило перестраховать. Почему-то в этой девушке, которая была старостой, Геракл сразу же заметил эгоистичную натуру. Она делает то, что считает нужным, для начало стоило бы хорошенько все еще обдумать, спросить совета у остальных, а потом решать. Но девушка была еще юна, и, судя по всему, избалована. Она решила, так и будет. Видимо, она решила действовать кардинально, только бы добиться своего. Удивительный человек эта Виктория. Накануне нападения на деревню, которую могут запросто уничтожить, она думает лишь о том, как бы Вулфи насолить. Вступившаяся за наёмницу Габриель первая попалась под руки Виктории. Она моментально сделала и Габриель виновницей торжества, от чего Геракл нахмурился пуще прежнего. И уже нетерпеливо буквально прожигал взглядом глупую девчонку. У них нет времени на удовлетворение её прихотей. Когда Виктория подошла к Гераклу, он посмотрел на неё, она была, конечно, ниже и ему пришлось слегка опустить голову, что бы смотреть девушке прямо в глаза. - Уведи отсюда всех людей. Деревня не станет лагерем Ареса, я об этом позабочусь, - твердо сказал Геракл, но Виктория отвернулась от него к Габриель и стала петь свою песнь о том, что все вокруг шпионы, а на два фронта здесь Габриель работает. Геракл качнул головой, и взмахнул рукой. – Ну, это уже глупо. Но Виктория снова не стала слушать, она слишком была уверенна в себе, и её обида на Вулфи, желание сделать наёмнице как можно больше проблем, преобладало над здравым смыслом, и надо же, даже над страхом. Хотя то, что староста постоянно говорила о нападении, выдавало её страх. Невольно, но о том, что тебя беспокоит, ты проговариваешься и не единожды. Затем Геракл усмехнулся суждениям Виктории. - Легендарная Королева воинов, не настолько глупа, что бы присылать сюда, как ты выразилась, своего приближенного человека. Так что подумай еще раз над своими действиями. Виктория, возьми себя в руки, и перестань искать среди своих – врагов. Мы пришли, что бы помочь, - говорил Геракл, но староста его уже не слушала, она велела взять Габриель, точнее теперь её арестовать. За то же шпионство, в котором она обвиняла всего несколько минут назад Вулфи. Геракл рванулся за Габриель, но два охранника Виктории загородили ему путь. Он равнодушно глянул на обоих, затем оттолкнул их, им пришлось отойти, поскольку толчок был не слабым. Геракл освободил дорогу. – Виктория, еще раз предупреждаю тебя, не делай глупостей! Но староста в очередной раз не послушалась Геракла. Она скрылась за дверью, а за ней и все её охранники. Геракл мог это остановить, мог запросто разделаться с людьми Виктории, отобрать у них Габриель, но Геракл просто был более расчетлив и умен, нежели Виктория. Эти люди еще пригодятся. В случае неожиданного нападения армии Зены. Геракл смотрел на закрывшуюся за старостой дверь, пока краем уха не уловил некий звук, Геракл увидел летящий нож, слегка отклонился назад, нож пролетел мимо, и впился в деревянную дверь. Сам же Геракл осуждающе посмотрел на Вулфи, подошел к двери, с легкостью вынул нож, и отдал его наёмнице, после чего выслушал рассуждения Вулфи. - Не думаю, что она станет идти на контакт с Зеной. Виктория слишком боится и её и её армию, поэтому не использует Габриель, как объект шантажа. А что касается суда – это нам на руку, - спокойно сказал Геракл. Все это время он смотрел на дверь, откуда только что достал нож, а теперь перевел взгляд на Вулфи и слегка улыбнулся. Затем он слегка ободряюще хлопнул Вулфи по плечу, и подошел к стоящему Стейну. – Стейн, мы с Вулфи отправимся на суд, защищать Габриель, но и терять времени мы также не будем. Ты должен будешь вывести всех оставшихся людей с деревни в долину, где находятся все остальные, к их укрытию. Стейн кивнул головой, и отправился за дело. Зена же шла брать деревню, ради убийства, и войны, ради сражения, которое подпитывало Ареса, ведь он бог войны, его сущность заключается в войне в сражениях. И если армия Зены придет в пустую деревню, то и не с кем будет воевать, а дома всегда можно будет отстроить, тем более достаточную часть провизии, продуктов, и веще люди уже отсюда унесли. Деревня была практически пустой.

blackwolfy: Геракл на всякий случай уклонился от пролетающего мимо кинжала, лишний раз показав наемнице и окружающим свою ловкость. Затем он вырвал нож из двери и протянул его Вулфи, посмотрев на нее с явным укором. Герой Греции всем видом своим показывал, что вспыльчивость девушки ему не нравится. Наемница потупив взгляд забрала у него кинжал и вернула его обратно в ножны. Однако желание лишить Викторию жизни никуда не делось. С каких это пор мы стали такими кровожадными? - подумала она, пытаясь вернуть былое хладнокровие, не смотря на то, что ответ напрашивался сам собой, - Нет, Арес не может быть виноват во всех твоих проблемах. Даже ему это не под силу... Девушка тяжело вздохнула, слушая рассуждения героя о том, что Габриэль для Виктории не объект шантажа и что суд им вообще-то на руку. -И как суд нам поможет? Думаешь, удасться убедить народ в том, что она не лучший староста в эти смутные времена? Потому что в мирное время лучше старосты Серенеи не подыскать, я слышала что тут налоги весьма либеральны, да и жители довольны. Хотя Виктория всегда вела себя глупо в экстримальных ситуациях, - со знанием дела ответила Вулфи, как будто нынешнего старосту она знала не только из-за той дурацкой истории, - И честно говоря, о выдаче Габриэль я не уверена..Страх страхом, но если Зена выдвинет подобные условия нашего барда подадут ей на тарелчке с золотой каемочкой. А шпионы Королевы войнов, если они здесь конечно же есть, скорее всего донесли об этом досадном случае. - оглянувшись по сторонам и чуть понизив голос, заметила наемница. Стейну Геракл посоветовал вывести людей, Вулфи лишь хмыкнула. Она все еще не доверяла мужчине, но раз уж герой считал его их соратником, то так уж и быть, она смогла смирится с этим фактом, к тому же в прошлый раз ее враждебное поведение и опека над бардом привели к тому, что Габриэль собственно попала в тюрьму. Узнай про это Зена, она бы точно попросила выдать вместе с блондинкой и наемницу, чтобы как следует проучить ее за невыполнение приказа. Виктория бы эту просьбу выполнила бы с превеликой радостью. Геракл и Вулфи вышли из таверны, наемница невольно заметила, насколько опустел город, до того, как они зашли в таверну, она настолько устала, что как - то даже не обратила на это внимание. Вспомнились слова Геракла, которые он говорил Виктории. -Там ты сказал, что не дашь армии Ареса превратить деревню в лагерь. Но как ты собрался сделать это? Не в одиночку же.. - неуверенно предположила она, понимая что это даже для полубога равно самоубийству. Извиняюсь, что так мало, моя муза ушла в отпуск вместе со мной.. :/

Геракл: Геракла немного утомляли вопросы Вулфи, он сейчас раздумывал над дальнейшими событиями. За свою жизнь он пережил достаточно много судов, что бы быть знакомым с этими системами. Как в качестве подсудимого, так и в качестве защитника и простого свидетеля. Разные ситуации бывали. Сейчас же Геракл решил взять на себя роль защитника Габриель, или адвоката. Он был уверен, что найдет способ, вправить Виктории мозги обратно, которые девочка от страха разбросала по улице. Но ладно поведение Виктории можно было понять, но ни в коем случае не одобрять. Геракл ожидал от Вулфи подобного вопроса насчет суда, он лишь уверенно улыбнулся и направился к выходу. Зачем нужен был суд? Нет, не для того, что бы показать людям, что из Виктории никудышней лидер. Во-первых, что бы оправдать Габриель справедливым путём, а не путём насилия. Геракл мог бы это сделать, а судебное время помимо справедливости еще занимало некоторое время, благодаря которому в опасности останутся лишь те, кто будет находится в зале суда, в случае нападения Зены. Остальные же будут целы. А людей, что находится будут в суде проще спасти. Их гораздо меньше, плюс охрана, которая будет присутствовать там же, какие никакие, но также воины, способные вести бой. - Я не собираюсь настраивать народ против неё, - улыбнулся Геракл, и слегка скривился, не понимая, почему у Вулфи вообще возникли подобные мысли. А затем опустив плечи, продолжил. – Справедливым судом, мы не запятнаем доброе имя Габриель, а Виктория поймет, что в конечном итоге была не права, и тогда нам удастся действовать сплоченно, и только тогда никакая армия нам не будет страшна. Но Вулфи слова Геракла не успокоили. Её можно было понять, девушка искренне переживала из-за сложившейся ситуации, и из-за событий которые могут вот-вот наступить. Она не хотела промахнутся не хотела потерять дорогого, близкого ей человека, сплоховать и проиграть. Все эти чувства были знакомы Гераклу, а самое главное, обжигающее чувство восприятия собственного ничтожества, когда осознаешь, что не смог защитить родных тебе людей, просто не смог, их испепелили у тебя на глазах, зарезали у тебя на глазах, обманули, благодаря тебе. Все это бывало, боги, остальные существа были способны на всё это. Поэтому Геракл понимал опасения Вулфи, и был терпелив. Его не раздражали её вопросы, её подозрения насчет его идей, попытка оспорить, и внесение своих предложений и мыслей. Наоборот Геракл с удовольствием слушал девушку. Сам он и его голова также была не идеальна, и что-то да он мог сделать не правильно, где-то совершить ошибку, все совершают ошибки, но сейчас был другой случай. Когда Геракл сам упоминал Зену, он старался просто называть её имя, имя человека, словно совершенно незнакомого ему ни в каких отношениях. Просто имя, и пытался представить, что она – это не та женщина, которую он любил. А просто воин, просто имя. И у него выходило это поначалу не плохо, но с каждым разом все хуже, и когда Вулфи снова заговорила о Зене, улыбка теперь спала с лица Геракла а взгляд даже как-то посерьезнел. Он знал её с обеих сторон. Знал злой и знал доброй, с этого можно сделать вывод, что Геракл знал Зену, какой бы она ни была, знал, как она может поступить, и какие действия предпримет, поэтом после некоторой паузы, Геракл посмотрел на Вулфи напряженным взглядом, слегка нахмурившись и сказал: - Зена не будет просить выдать Габриель, я отлично знаю её, и знаю её действия. Она предпочтет сразиться с Габриель в худшем случае, или же вовсе про неё забудет. А что касается шпионов, если они здесь, значит, они скажут и обо мне, а это заставит Зену еще немного подождать, - Геракл слегка улыбнулся, и улыбка его была уверенная, но печальная. Да, Геракл всегда был уверен в себе в любом случае. Наверно это и предавало ему сил для борьбы, но вместе с Вулфи вышли с таверны, насколько слушание назначено они не знали, но что-то Гераклу подсказывало, что в сарай, где староста собирала всю деревню, стоило пойти прямо сейчас. Поэтому они с Вулфи покинули таверну. При выходе Вулфи у Геракла еще кое что спросила. Ну, а теперь на лице Геракла играла не только уверенная в себе улыбка, но и видно было, что вопрос девушки действительно заставил его откровенно улыбнутся. Он с добротой в глаза посмотрел на Вулфи, и сказал, положив ей руку на плечо. – Я с этим справлюсь, ведь у меня есть это. Геракл указал на голову. Сила – это одно, но когда сила и разум объединяются, то тогда можно победить хоть тысячу армий, обыкновенной хитростью. – А сейчас нам нужно, вон туда, я выступлю в роли защитника Габриель. - cказал Геракл, и опустил руку с плеча Вулфи, показывая в сторону огромного сарая.

Дирси: -----------------------------------------> Река Алфиос В пути Дирси было гораздо легче, она чувствовала себя, словно новенькая, угрозы той блондинки принцесса специально пропускала между ушей, и когда вторая сказала, что Дирси сегодня не умрет, принцесса и вовсе даже и бровью не повела. Словно от них и их решения зависела жизнь принцессы. Милая, забавная, Дирси казалась такой беззащитной. Может, она и беззащитная, но не стоит забывать, что она кусается. Не надоело ли Дирси тынятся по городам и деревням, что бы прославится, что бы защищать людей, что бы суд был справедливым, а закон отпечатывался у неё на лбу огромными буквами, и все знали её имя, откуда она, кто её отец, и что она много достигла в своей жизни. Дирси уже достаточно устала, топая пешком, мимо проезжал добрый человек на повозке, он ехал, как раз в город, вез провизию, и еще куча всяких интересных вещей. Ясное дело торговец, Дирси радостно запрыгнула в телегу, и медленно пошатываясь, вот таким вот удобным способом ехала в Серенею. Старик оказался очень разговорчив, Дирси тоже не молчала, они смеялись с друг друга. Тот рассказывает забавные ситуации со своей жизни. Дирси однажды так рассмеялась, что чуть не свалилась с телеги, вместе с кучей своих свитков, но вот пришел черед её рассказывать. Принцесса устроилась поудобней и сделала два движения руками, легкие при этом пальцы её были оттопырены, а сама она задорно улыбалась. - А я знаю Геракла. Очень довольно сказала Дирси, затем схватила за колено мужчины, и на его: как, стала рассказывать забавную историю, как Иолая несправедливо обвинили, она была его защитницей, как этот герой прошел все варварские испытания. При этом сам мужчина, который вез Дирси смотрел на неё слегка испуганно. Любой бы посмотрел, ведь тогда принцесса без зазрения совести заставила Иолая проходить столь тяжелые испытания. Да и возницу интересовал больше Геракл, нежели Иолай, а Дирси только об Иолае и говорила. - Что, что ты так на меня смотришь? Дирси положила руку на грудь, и как бы даже немного обиженно смотрела на мужчину, затем махнула той же рукой и улыбнулась, хлопнул его по плечу, и рассмеялась. - Но зато я победила, и Иолай свободен! - Да, да, я понял все про этого Иолая, но расскажи про Геракла, - нетерпеливо попросил возница. Дирси опустила плечи и слегка сгорбилась, с определенным равнодушием посмотрела на мужчину, потом наклонилась, оперлась локтем об коленку, а голову положила на ладошку. - Геракл, а что Геракл. Большой такой, сильный и умный. Побормотала Дирси, а потом вновь повеселела выпрямилась, и опять широченная улыбка заблестела на её лице. - Я его тоже однажды оправдала в суде, дело было так… И Дирси понеслась рассказывать человеку все о том процессе, какие обвинения Гераклу выдвигали, как она его защищала, как вообще проходил сам процесс. Дирси не замолкала, её язык все работал и работал. Казалось бы не столько было того судового процесса, сколько она болтала. Этим она утомила человека, который вез её с собой. Тот устало вздохнул, и уже не слушал её. Он конечно слышал, что она говорила, но не вникал в это. Ему просто надоело, а когда они въехали в город, он поспешил освободится от Дирси, и бегом увезти свою телегу подальше от этой женщины. Дирси же весело улыбалась и махала на прощание доброму человеку. После адвокат вздохнула деревенский воздух, и держа свою сумочку в руках осмотрелась. Она посмотрела в одну сторону, в другую, затем по всем сторонам. Здесь никого не было, тихо. - Странно, а где же люди. Дирси задумалась, и легкий озноб пробежал по её телу. Тут уже нечему было улыбаться. Ухватившись крепче за свою сумочку со свиткам мелкими шажками девушка проходила дальше в деревню, в поисках хотя бы кого-то. Она стучала в двери разных домов, но никто не открывал, а везде стояла мертвая тишина. Дирси топала дальше, пока наконец-то не услышала отдаленные голоса, она повернула на угол. И надо же, она увидела Геракла вместе с какой-то девушкой. Дирси обрадовалась, он не видел её, так как стоял спиной к принцессе. А сама девушка медленно подбиралась к герою, и услышала последнюю его фразу, которая позабавила принцессу. - Предоставь это дело профессионалу. Дирси улыбнулась своей широкой улыбкой и слегка склонила голову на бок. Она бросила свою сумку под ноги, переступила её, и поднявшись на цыпочки крепко обняла Геракла, потом посмотрела на девушку возле него. - Привет, я Дирси. Дирси протянула и пожала руку красавице, потом вновь обратила своё внимание на Геракла, и все время пыталась то ли осмотреть за него, то л через него. На самом деле принцесса искала его лучшего друга. Иолая. Дирси положила руки в боки. - А где Иолай?

blackwolfy: Похоже Геракл видел в предстоящем суде одни лишь плюсы, наемница же ничего кроме таких минусов как потерянное время и зря потраченные слова не видела. Виктория была слишком принципиальна и упряма в таких вопросах. Впрочем, утверждать, что послушав весьма проницательные и логичные доводы, Вулфи не начала сомневаться в самой себе. Ведь возможно обвиняя старосту Серенеи в непонимании и предрассудительности, наемница сама поддавалась этим чувствам. Ведь и Виктория за столько лет могла изменится, причем не только в худшую сторону. -Возможно ты прав, и мне остается только надеятся, что они прислушаются к нам и Виктория все-таки придет к правильному решению.. - вздохнула девушка, все еще так и не простив себя за эту ситуацию. Она все еще не могла смирится с тем фактом, что человек которого она должна была защищать, попал из-за нее в неприятности. Даже если отбросить все дружественные чувства, которые она испытывала к Габриэль, оставалась профессиональная сторона. И наемница понимала, что с крахом провалила свое задание. А это было весьма болезненно для самооценки девушки, которая в последнее и так упала ниже Тартара. Отчего-то хотелось действовать, решить всю проблему за раз, своим способом, не тратя время на препирания с Викторией и суд. Ведь вполне можно было попытаться вернуть барда из заключения прямо сейчас. Она бросила беглый взгляд на Геракла, понимая что подобных мыслей он не одобрит. Наемница еще помнила тот неодобрительный взгляд, которым герой одарил ее, когда Вулфи кинула кинжал вслед за Викторией. Теперь же ей очень хотелось, чтобы между клинком и старостой двери не оказалось. -Хватит, постарайся хоть раз в жизни действовать мирно, - напомнила она сама себе. -Я все не могу смириться с тем, что Габриэль проведет целую ночь в камере..ИЭто мне нужно было оказаться на месте Габриэль. Ведь именно из-за меня староста пришла в таверну. Если бы я только могла повернуть время вспять... - Вулфи крепко сжала кулаки. Когда разговор перешел к Зене, столь успокаивающая душу наемницы улыбка Геракла как будто стерлась с его лица. Наверняка этого следовало ожидать, ведь он знал ее куда больше чем Вулфи, они были друзьями и когда-то даже любили друг друга. Теперь же она вновь была на стороне Ареса, а значит вновь становилась угрозой для мирных невинных жителей, коих сын Зевса поклялся защищать. -Вызовет Габриэль на бой? Думаешь, она в состоянии убить лучшую подругу? - мрачно спросила наемница, понимая что это не лучшие вопросы, которые стоило сейчас поднимать для обсуждения. Ни она, ни бард, ни герой не видели Зену и не могли точно судить о том, что вообще с ней происходит. К тому же был еще Стейн, который утверждал, что Королева воинов просила у сказительницы и ее спутницы помощи. Так что возможно, действительно все было не так плохо и Зена просто блефовала. Но из головы Вулфи так и не выходили мысли о жителях той деревни, которую уничтожила армия Ареса. – Я с этим справлюсь, ведь у меня есть это. - Вулфи в ответ лишь улыбнулась, Геракл действительно был великим героем, который в отличии от многих не пологался только на физическую силу и божественную кровь, но так же предпочитал думать и анализировать. После этого разговора, девушка не сомневалась, что из него выйдет отличный защитник и уже хотела сказать ему это, как в ее поле зрения появилась какая-то незнакомка. Но судя по тому как она подхватила их разговор, с Гераклом она была знакома не по наслышке, судя по тому, как она его приветствовала. Вулфи молча наблюдала за этим, затем протянула руку в знак приветсвия, вполне мило улыбаясь. -Вулфи, приятно познакомится - она перевела взгляд на Геракла, видимо ожидая его реакции на старую знакомую.

Геракл: Нравилось ли Гераклу, когда постоянно его доводам, словам размышлениям ставили какое-то, хоть и слабое, но нет, или наоборот, как бы его планы и мысли упрекали. Мол нет, лучше от этого не будет. Конечно, нет, никому это не понравится, но Геракл слишком сдержан, и добр, что бы сказать человеку о том, что он должен заткнутся и делать все так, как скажет Геракл, потому что так будет лучше. Вулфи много находила «но» буквально из каждую из фраз, сказанных Гераклом, каждому слову - постоянное «но». Геракл на этот раз посмотрел на Вулфи серьезно и без улыбки, нетерпеливым и слегка осуждающим взглядом. Обычно – это работало. Геракл всегда был таким, когда ему что-то надоедало. Он мог, конечно об этом сказать, но не сейчас, может потом придется, если Вулфи не прекратит и дальше будет находить какие-то изъяны и противоречия. - Я уже говорил тебе, что Виктория пошла хитрым путём, она даже возможно, не считает, что Габриель шпион. Она просто схватила её, решила доставить боль тебе, заставить тебя поволноваться, - Геракл поднес руку ко лбу, слегка потёр его. Левую руку положил на пояс и посмотрел на Вулфи прежним доброжелательным взглядом. – Или же, провоцирует тебя на незаконные действия, словно ждёт, что ты вломишься, что бы освободить её, тогда у неё уже будут косвенные доказательства на то, что бы взять тебя, а затем передать в суд к высшим инстанциям, в Афины например. Так что, держи себя в руках, и тогда Виктория ничего этим не добьется. Предупредил Геракл, и они вместе с Вулфи продвигались дальше по пустующей деревне. Те, кто нужен был Виктории, видимо уже готовились к так называемому слушанию. Вулфи спросила у Геракла, способна ли Зена вызвать на бой лучшую подругу и убить её. Геракл лишь нахмурился, глядя перед собой. Скрестив руки на груди, а затем он развел руками и посмотрел на наёмницу: - Я сказал в худшем случае, - улыбнулся Геракл. Когда Геракл говорил в худшем случае – это значило, что он имеет в виду безвыходную и очень трудную ситуацию, что бы выпутаться с которой нужно здорово попотеть и напрячь все свои силы и мозги. Но Геракл был по сути таковым, что и в худших случаях он выходил из ситуации победителем. Дальше разговор зашел о суде, Геракл решил, что будет защищать Габриель, и озвучил свои мысли Вулфи, пока не услышал за спиной знакомы задорный голос. Но почему-то оборачиваться не хотелось. Дирси, Геракл сразу узнал её. Он был ей безумно благодарен за то, что она однажды выступала в роли его защитницы, но это не очень-то помогало ему, пока Геракл в конце концов не прекратил весь тот спектакль, и сам высказался безо всяких допросов, лишних вопросов, и защиты. Эта женщина была до ужаса болтлива, слишком самоуверенна, и чаще всего она даже не видела очевидного, готова была пойти любыми методами, лишь бы победить. Дирси не стала ждать, пока Геракл к ней обернется, она сама обошла его кругом, поставила свою сумку на землю, переступила её и обняла его. Геракл также обнял девушку, удивленно глядя поверх головы Дирси, а затем на Вулфи. Геракл еще сам не понимал радоваться ему, или наоборот начинать паниковать, ведь Дирси была сплошным сюрпризом, и действия её никаким образом не предугадаешь. Когда она оторвалась от него, Геракл посмотрел на Дирси, и хотел представить её наёмнице, но Дирси представилась сама, а затем вдруг резко спросила про Иолая. - Нет, его нет сейчас со мной, я не знаю где он, - странно, но Дирси умела так задавать вопросы, что не ответить на них просто невозможно, видимо дар от природы. Геракл вот так просто ответил ей, почесывая затылок, что на самом деле не знает, где находится его друг, и это еще одна вещь, которая его сильно беспокоила. Дирси умела поймать еще и самое сокровенное то, что пытаешься держать в себе, и сделать так, что бы об этом вспомнилось. Неужели все они адвокаты такие? Геракл улыбнулся подруге, и сказал. – Может, лучше не нужно. Мы справимся, не беспокойся. Покачал Геракл головой, слегка улыбнулся и нахмурился, что бы было как-то убедительней, а затем посмотрел на Вулфи, в надежде, что она поймет его и поддержит. Но Геракл не мог отрицать, что Дирси появилась как раз кстати, и она может помочь, но чего это будет всем стоить головной боли?



полная версия страницы