Форум » Архив форума » Серенея » Ответить

Серенея

Арес: Город знаменитой своей выставкой Кволуса. Здесь какое-то время хранился камень Кронуса и еще куча всяких интересных штуковин. Серенею окружают густые леса, в которых по приданиям водились мифические Хинды, уничтоженные Зевсом, с одной из них, последней из своего рода как раз и встретился Геракл. В лесах Серенеи находится Храм Ареса Локации : Главная улица города: Ведущая прямо к центральной площади широкая улица, на которой живут самые влиятельные жители – начиная от начальника тюрьмы и заканчивая старостой города. Отличается от остальных улиц тем, что дома тут выглядят куда приличнее , больше и выше домов остальных жителей города. Так же, тут часто можно встретить палатки со всякими маленькими сувенирчиками. Центральная площадь: Круглая площадь, посреди которой расположен большой фонтан, с кульптуры на котором изображают битву титанов с богами. Сие творение принадлежит неизвестному мастеру, но является излюбленным местом отдыха всего города. Также на площади находиться небольшая площадка, для проведение городских собраний и всяческих голосований. Прилегающие улицы: Куда более узкие, чем главная и выглядящие на порядок хуже и мрачнее ее. К центральной площади, чуть расширяются, но все равно на фоне главной улицы выглядят скорее переулками. Жилые зоны: Дома здесь по большей части обветшалые и сильно нуждающиеся в ремонте. Правда, сей факт явно не сказывается на настроении местных жителей – они здесь весьма приветливы, а если толком присмотреться, то даже здесь можно увидеть пару небольших лавок, в которых можно купить цветы, некоторые продукты и домашнюю выпечку. Таверна «Храбрый Гудзон»: Довольна большая таверна для столь маленького городка. Столы тут стоят на большом расстоянии друг от друга, что не может не радовать уставших от людской толпы путешественников или людей, которым просто необходимо обговорить что-либо наедине. Впрочем, последних тут намного больше, нежели «отдыхающих». Так что эта таверна просто рай для авантюристов – заказав свободный столик в углу можно обсудить что угодно – начиная от ограбления какой-нибудь торговой лавки и заканчивая походом в лес Хинд, причем не боясь того, что кто-то обсуждение плана услышит. Кстати, что не может не радовать, цены в таверне весьма приемлемые. Меню таверны: [more]Выпивка: - Большая кружка Эля – 4,5 динара - Средняя кружка Эля – 4 динара - Маленькая кружка Эля – 3 динара - Травяная настойка «Храбрый Гудзон» - 3 динара - Стакан молока – 1,5 динара - Настойка из мяты – 1 динар Закуска: - Жаренный кабан – 4, 5 динара - Свиные ребрышки – 2,5 динара - Жаренная курица – 5 динаров - Похлебка – 4, 5 динара - Бульон – 2,5 динара Выпечка: - Пирожок с капустой (яблоком) – 2 динара - Пирожок с мясом – 2, 5 динара[/more] Торговые ряды: Нельзя сказать, что выбор тут велик – всего несколько лавок, правда все самое необходимое в них можно найти – начиная от продуктов и заканчивая среднего качества мечом. Однако, первым делом, приезжего заинтересует, конечно же, не оружейная и тем более не продуктовая лавкой - сразу броситься в глаза палатка с диковинными сувенирами и безделушками, оформленная ее хозяином в столь яркие цвета, что не заметить ее не возможно. Тюрьма города: Довольно небольшое мрачное здание, в которое попадают лишь самые отъявленные негодяи города – то бишь наглые воры, решившие поживиться в торговых рядах. К счастью, убийц и душегубов в этом маленьком городишке не водиться. Густые леса: На первый взгляд, довольно обычный смешанный лес с избытком колючих кустарников. Но стоит чуть углубиться в него, как становиться не по себе, как будто что-то пытается прогнать оттуда, не дает идти дальше, заставляя испытывать панический страх. Поговаривают, что таким образом боги защитили мифических Хинд, чтобы смертные не смогли раздобыть их кровь, которая способна ослаблять и даже убивать бессмертных. Очередность постов: Габриель, Зена, Геракл, Ливия, Сара

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

blackwolfy: ----->>>> Оракул Дорога на Серенею заняла у девушек три с половиной дня пути. Старались идти быстро, практически не задерживаясь на привалах и ночлегах. То Габриэль вечно рвалась в путь, то Вулфи не сиделось на месте. Наемница даже как-то предложила барду ночной переход. Девушка рвалась вперед так, как будто не жизнь Зены, а ее собственная зависела от этого. Впрочем, после сказанного оракулом так оно похоже и было. Правда со сказительницей наемница сталась держаться более открыто, нежели по дороге в Дельфы. Все же она понимала, насколько бард не любила, когда от нее утаивали что-то. Но свой секрет она все же похоже не собиралась рассказывать, объясняя самой себе это тем, что она просто не хочет попусту волновать барда. Мы спасем Зену и они с Габи уйдут. Тогда то уж я сама разберусь со своей проблемой, - думала девушка, отклоняясь от любых расспросов на счет того, что ее на самом деле беспокоит, ей уже и самой надоело думать о своей проблеме и хотелось переключится на что-то другое. Еще в храме бард предложила искать Немезиду, богиню справедливого возмездия. Вулфи же надеялась, что без кого, без кого, а без этой служительницы богов обойдется. Если Геракла наемная убийца стыдилась, то Немезиду откровенно побаивалась. Та могла с лихвой отплатить Вулфи за все ее прошлые проступки. Правда вызывать Немезиду, похоже было также трудно и непонятно, как и искать Геракла, поэтому от этого плана они с Габриэль на время отказались. -Арес наверное удивился бы увидив нас на пороге его храма сейчас, - ухмыльнулась девушка, смотря в лесную чащу, где где-то был скрыт этот храм, честно говоря она не прочь была пойти к богу войны прямо сейчас, но здравый смысл ее все же останавливал, - Только вот не сандалиями же мы его закидаем.. Тартар побери, и как все-таки искать этого Великого Легендарного Геракла? - угрюмо подумала она про себя, уверенно идя по дороге рядом с бардом. И все же ее не покидало чувство, что Габриэль, была бы на то ее воля, с удовольствием отправила бы Вулфи подальше от всей этой свистопляски. Еще в храме оракула сказительница смотрела на нее с таким выражением лица, что наемнице самой даже стало себя жалко. Видимо, бард считала, что девушка еще слишком юна для выпавшей ей доли. Наемница спорить не стала, это было бы даже глупо, тем более в аргумент пришлось бы привести весьма нелицеприятные вещи. Внутри она чувствовала себя куда старше, нежели бард и возможно даже Зена. Вскоре, стоило им выйти на опушку леса, показался город, славившийся своей выставками различных диковинных штуковин. Однако для Вулфи этот город оставил не самые лучшие воспоминания. Начинающих наемников порой также учат воровскому искусству, ведь принцип приближения к добыче один и тот же - ты должен юлить, прятаться так чтобы никто не заметил, и сделать все так, чтобы никто ничего не заметил. Только у воров целью были ценные вещи, у убийц - ценные граждане. Однажды, когда они устроились на ночлег в Серенеи, учитель дал Вулфи задание, украсть пару ненужных бумаг в доме старосты города. Девушка без проблем пробралась в этот своего рода особняк, только не учла тот факт, что дочь старосты почему-то захочет проверить именно комнату, в которой хранились различные договора и записки. В итоге крик был поднят на всю округу, девушку поймали с поличным. Благо оружия при ней не было, но в тюрьме ей пришлось отсидеть около суток, хорошо хоть наставник Хайемон побеспокоился и внес залог за свою нерадивую учениницу. И это в день моего рождения.. - невесело рассмеялась она про себя, в то время как они уже подошли к городским воротам с полным отсутсвием стражи. В этом городке, ничего практически не изменилось с тех пор. Они прошли чуть вперед по главной улице, когда на глаза попалась до боли знакомая вывеска. -Габриэль, почему бы нам немного не развеятся? Прикупить провизии, - она кивнула в сторону "Храброго Гудзона", - Я слышала , что тут весьма хнеплохо можно отдохнуть от дальней дороги. Тем более в таверне мы сможем узнать последние новости... - девушка явно намекала на то, что в этом заведении вполне можно узнать подробнее о Зене, или даже о том же Геракле. Остается только надеятся, что ее хозяин позабыл про девушку, которая несколько лет назад навела тут шороху, достойного этого маленького городишки... - в ее глазах казалось на секунду зажегся какой-то детский азарт.

Габриель: ----->>>> Оракул Очень скоро две путницы покинули Дельфы. Они спешили скорее попасть в Серенею, поэтому не щадили сил. А стоило бы. Останавливаясь только в крайней нужде, чтобы поспать и набраться сил, а так же перекусить и искупаться в ручье или озере, Габриель и Вулфи всё сильнее сближались. Не смотря на то, что наемница была намного младше барда, возрастной барьер не мешал им общаться и дружить. Наверно, это зависело от обоих сторон. Волчица не считала сказительницу такой уж старой, а Габриель в тоже время, не считала Вулфи такой уж юной. Не смотря на года, наемница была мудра и разумна. Жизнь заставила ее быстро повзрослеть и быть осторожной. Поэтому возрастного барьера практически не чувствовалось. Единственное что не нравилось барду, так это то, что Вулфи очень скрытная. Но она сама такую жизнь выбрала. Однажды обожглась и больше не тянет руку к огню. Но ведь Габриель никогда в жизни не причинит ей боль, не уже ли она этого не понимает? Хотя наверно нужно время, чтобы научиться доверять вновь и быть более разборчивой в людях, а не грести всех под одну гребенку. Бард замечала, что во время их пути, Вулфи часто уходила в себя и о чем-то размышляла. Ее явно что-то беспокоило, но делиться она не желала. Да и Габриель не лезла с вопросами, боясь снова испортить отношения с волчицей. Придет время и она сама расскажет, если захочет. А барду пока остается бороться со своей любопытностью и желанием уберечь эту девушку от всех бед. Однако, не смотря на то, что Вулфи что-то беспокоило, она была открыта и дружелюбна со сказительницей, общение было намного теплее, чем раньше. Это очень радовало молодую женщину, ведь она успела полюбить этого дикого волчонка. Им вместе предстояла вернуть Зену. Еще в Дельфах Габриель предложила обратиться к Немезиде за помощью в поисках Геракла, но Вулфи наотрез отказалась. Помня о признание наемницы оракулу, сказительнице пришлось согласиться с ней и искать другие пути, не вызывая богиню правосудия. Ведь Вулфи вполне могла оказаться в списке смертников Немезиды. Хотя, если бы она там была, то богиня давно была бы уже здесь. Но лучше лишний раз не рисковать судьбой. По дороге в Серенею девушкам встретились путешественники, которые держали путь в Фивы. Габриель, будучи особой болтливой, разговорилась с ними и узнала, будто бы бродит слух, что последний раз легендарного Геракла видели именно там. Быстро написав на свитке короткое послание, сказительница попросила путников передать пергамент герою, если они, конечно же, его встретят. Добрые люди согласились оказать такую услугу девушкам, за что бард была им не сказано благодарна. Оставалось только надеяться, что Геракл получит ее послание и откликнется на него. Путь в Серенею занял ни мало, ни много три с половиной дня. Не смотря на привычку часто путешествовать на дальние расстояния, Габриель всё же умудрилась устать. Ей требовался отдых, который она, к сожалению, не могла себе позволить. Ведь каждая секунда на счету. Когда они вышли из леса, то перед ними раскинулся прекрасный и довольно большой город. Он практически ничем не отличался от подобных ему, но, тем не менее, имел какую-то свою особую очаровательность и изюминку. Однако недолго взгляд сказительницы задержался на селении, барда интересовал лес, что окружал этот чудный город. Странницы вышли с одной стороны, а храм Ареса был прямо за городом, т.е. сначала им предстоит прочесать целый город и только потом они смогут зайти в лес, где находится убежище бога войны. Габриель тяжело вздохнула, она была готова прямо сейчас пройти сквозь селение и отправится на поиски Зены, но тяжесть во всем теле и свинцовые веки валили ее с ног. Стараясь не проявлять слабости, бард посмотрела на Вулфи, которая тоже смотрела на лес, куда им в будущем предстоит пойти. Внезапно волчица усмехнулась и проговорила с долей шутки в голове: -Арес наверное удивился бы увидев нас на пороге в его храма сейчас, -Не думаю, что он сильно бы удивился. По крайне мере, увидев меня. С улыбкой ответила, Габриель и вспомнила сколько раз, она умудрялась портить планы богу войны и вытаскивать Королеву воинов из его цепких лап. О да, казалось, Арес никогда не оставит Зену в покое, и всегда будет пытаться переманить ее на свою сторону. Еще бы, она такой воин, который свет не видывал. Но Зена обернула свою силу в добро, а Арес не мог этого пережить. Он считал, что воительница обязана ему за то, что именно он обучил ее военному ремеслу. Когда уловки и красивые слова не действую, он переходит к магии, которая хорошо действует на смертных. Вот только Габриель всегда была занозой в его заднице, всегда оказывалась на пути к покорению Зены… Видимо именно поэтому между бардом и богом войны была такая ненависть. Даже Королева воинов ненавидела Ареса меньше, чем Габриель. Так что бог войны не удивился бы, увидев сказительницу на пороге своего храма. Наоборот, что-то барду подсказывало, что он ее уже поджидает. -Только вот не сандалиями же мы его закидаем. Внезапно раздался голос Вулфи и вывел амазонку из раздумий. Сказительница взглянула на волчицу и улыбнулась. Она была права, с пустыми руками к нему не пойдешь. Только ни сандалии, ни еще что-то тут не поможет. Арес - бог! Он бессмертен! Какая разница, кидаться в него кинжалами или тухлыми яйцами? Всё равно не убьешь, даже не поцарапаешь. Конечно, можно попытаться заговорить его до смерти, но этого испытания он точно не выдержит. Тут нужен хитроумный план, целью которого будет сделать так, чтобы Арес сам отпустил Зену. Вулфи и Габриель начали спускаться по зеленому склону вниз к городу. Затем оказались у ворот, что были распахнуты, и совершенно отсутствовала охрана. Видимо этот город находится в дружеских отношениях с соседними поселениями, раз так бесстрашно оставляют вход без охраны. Бард тут же задумалась, не уже ли жители Серенеи не слышали о темноволосой завоевательнице, что разоряет деревни, под покровительством Ареса? Или они наивно полагают, что Зена обойдет их стороной? Почему же нет охраны? Как раз, когда сказительница задавалась подобными вопросами, Вулфи резко остановилась и посмотрела на какое-то здание. Бард тоже остановилась и заинтересованно посмотрела на строение. По небольшой надписи, она поняла, что это таверна. Но почему наемница остановилась? Проголодалась? Вулфи явно что-то задумала. Это Габриель поняла по единственному взгляду, которым волчица одарила сказительницу. Затем наемница начала заманивать барда в эту таверну, приводя такие доводы, как закупка провизии и отдых после дальней дороги. Габриель прищурилась, подозрительно глядя на девушку, а улыбка на ее губах говорила о том, что она пытается разгадать намерения волчицы. -Ну что ж, думаю, немного времени у нас есть. И не дожидаясь ответа, Габриель смело вошла в таверну. Здесь было достаточно душно. Приятные ароматы свежей еды дразнили нос, большинство дубовых столов были свободны, в основном постояльцы облепили барную стойку. Сморщив носик от подобных посетителей, которые пришли похмелиться, сказительница прошла к одному из столов. Мягко опустившись на лавку и отодвинув от себя сумку, женщина смогла вздохнуть с облегчением. Мышцы ног жутко ныли, а глаза буквально закрывались. Вулфи села напротив и с явным интересом осматривалась. Что-то Габриель подсказывало, что наемница тут уже не в первых раз. И судя по ее улыбке, события, произошедшие здесь, были весьма забавными. Решив, что она уже достаточно дала времени Вулфи побыть скрытной, сказительница приступила к допросу: -Я жду интересного рассказа… И не делай такое удивленное лицо, Вулфи, я же не слепая. Ты тут не в первый раз. Ностальгия хорошо отражается на твоем лице. Так, что давай выкладывай... С улыбкой и на шуточном тоне начала бард. Но внезапно к ним подошел служитель таверны, готовый принять заказ. Молодая женщина быстро пробежалась глазами по древнегреческому «меню» и тут же сделала заказ, который состоял из пирожка с яблоком, бульона и настойки из мяты. Служитель записал всё это в миниатюрный свиток и перевел требовательный взгляд на Вулфи. Когда же и волчица сделала заказ, мужчина кивнул и, пообещав, что скоро всё будет готово, покинул столик девушек. А Габриель совершенно не забыла про свой допрос. Поэтому облокотившись локтями на стол, она слегка поддалась вперед и взглянула настойчивым взглядом на наемницу. На губах играла озорная улыбка. -Если не расскажешь, устрою допрос по поводу тебя и Ареса… Сильный шантаж)

blackwolfy: Таверна изнутри практически не изменилась за прошедшие пять лет. Далеко стоящие друг от друга столики, дающие посетителям много личного пространства. Учтивые служащие, снующие туда сюда с очередными заказами. Стражники у барной стойки, проводящие смену в этом заведении, вместо того, чтобы сторожить ворота. Вулфи оторвала от этой веселой компании взгляд и последовала вслед за Габриэль за один из столиков. Бард явно устала с дороги, впрочем как и сама наемница. Девушка была рада, что сказительница приняла ее приглашение отдохнуть. Да, время утекало, но ведь без Геракла, судя по словам оракула, девушки все равно ничего не смогли бы поделать. А раз уж по заверениям Габриэль Арес будет их ждать, то не стоило и соваться в этот злосчастный храм, иначе можно было сделать только хуже. Интересно, каково было богу войны сейчас сидеть, строить коварные планы и ждать, когда же наконец придет воинственный бард, чтобы отобрать у него столь драгоценную для них обоих Зену? Впрочем, наверняка этот самоуверенный бессмертный втихаря от королевы воинов потешался сейчас над бедной сказительницей и припасал какие-нибудь едкие фразочки на случай их очередной встречи. Вулфи посмотрела в задумчивости на барда и этот непривычно хитрый взгляд зеленых глаз ей совсем не понравился. Похоже Габриэль что-то задумала, ну или заметила.. Девушка сделала удивленное лицо в ответ на сказанное блондинкой, но та быстро обламала ее. -И не делай такое удивленное лицо, Вулфи, я же не слепая. Ты тут не в первый раз. Ностальгия хорошо отражается на твоем лице. Так, что давай выкладывай... Глаза девушки стали размером с добрых пару динар, когда она услышала собственное имя в этой таверне. И как она забыла попросить барда не произносить его в слух в этом городе? Хорошо хоть Габриэль говорила довольно тихо. Не успела брюнетка ничего ответить, как к ним подошел служитель. Наемница искоса посмотрела на него, очень уж ей не понравилась его взгляд и ухмылочка посланные в ее сторону. Может все же слышал, как к ней обращалась бард? Ведь внешне она довольно сильно изменилась - отрастила волосы, сменила мешковатую одежду на кожанный доспех. Тем более парень был довольно молод и вряд ли мог помнить ее. Ну разве что из баек, которые любили распевать местные "творцы", один из которых между прочим распивал эль со стражниками. Служитель принял заказ Габриэль и вопросительно посмотрел на Вулфи. -Маленькую кружку эля и пирожок с мясом, пожалуйста, - как-то удрученно произнесла наемница, все еще надеясь, что излишнее внимание с его стороны ей всего лишь почудилось. Он с легкой ухмылкой кивнул ей и пошел к барной стойке. Наемница холодно посмотрела ему вслед, и если бы взгляд мог убивать, то этот паренек был бы как минимум смертельно ранен. От "смерти" его спас голос Габриэль. Поняв суть сказанного, Вулфи резко посмотрела на барда. -Не оставляешь мне выбора, ведь так? - хмыкнула она, не решаясь что же хуже - ее приключение в этом городишке, либо продажа души Аресу. Может пора уже признаться? И позора кстати куда меньше.. - она неуверенно посмотрела на сказительницу, все еще в надежде, что та одумается, но та похоже была неумолима. Она еще некоторое время молчала, не решаясь, что все же ей рассказать, но потом сделала глубокий вдох, осмотрелась по сторонам на счет нежелательных слушателей, и убедившись, что их рядом нет, перевела взгляд на Габриэль. -Это случилось 9 зим тому назад, когда я была еще совсем неопытной и ничего не смыслила в своем деле, да и в жизни вообще. Я и мой учитель остановились в Серенеи, чтобы запастись провиантом. Ну по крайней мере, мне тогда так казалось. На самом же деле, Хаемон решил, что этот город, с его "благородной" стражей будет весьма неплохим тренировочным пунктом. Мое задание состояло в том, чтобы пробраться в дом старосты и украсть кое-какие бумаги.. Сейчас это было бы сущим пустяком.. Но тогда, - она ухмыльнулась, припоминая как она карабкалась по этим злосчастным стенам, в то время как можно было проявить немного сноровки и незаметно пройти через охрану, - С горем пополам добравшись до нужной комнаты я стала искать необходимые бумаги, когда откуда ни возьмись нагрянула дочка старосты со своим хахалем, похоже решили уединится в этом архиве. Ох, сколько был писку и визгу, причем большая половина не от девушки, - она чуть рассмеялась, - Я конечно же сразу сиганула в окно, к счастью приземлившись на крышу одной из торговых палаток. Правда на земле меня уже поджидала доблестная стража, идущая на очередную "смену" в этот трактир. Девушка вздохнула, оглянувшись на веселую компанию за барной стойкой. -Староста, разбуженный криками, тут же разобравшись что к чему, тут же приказал меня и воздыхателя своей дочери отправить в местную тюрьму за нарушение общественного порядка и для перевоспитания. Вот собственно где я и провела свой 14 день рождения, правда через день за меня внес выкуп мой учитель, - с грустью заметила она. -Правда половину суммы ему отдолжил я, - раздался позади басистый голос хозяина таверны, который похоже лично принес девушкам их заказ, - Ведь мало того, что Хаемон был моим лучшим другом, так и стража тут же прибавила жалованье за твою поимку к моему доходу, - он ловко расставил заказанное перед ними и как-то даже по отцовски потрепал Вулфи по макушке, та смерила его совсем уж ледяным взглядом, но мужчина лишь ухмыльнулся, - Смотри, не укуси. Думала, что я не узнаю тебя из-за длинных волос и всего этого оружия? Наивная маленькая волчица. - он перевел взгляд на Габриэль и протянул ей руку, - Берилий, хозяин "Храброго Гудзона". Надеюсь этот маленький волчонок не доставляет вам особых хлопот? - он вновь попытался потрепал Вулфи по макушке, но та ловко увернулась.

Габриель: Даааа, Вулфи была не только отличным воином для своих двадцати лет, но еще и превосходной актрисой. Она сделала такое удивленное лицо, когда Габриель потребовала впечатляющего рассказа, что на секунду бард даже поверила ее невиновности. Но стоило лишь немного поднажать на наемницу, как актерские способности тут же испарились. Вулфи сдалась, чем вызвала у сказительницы добродушную улыбку. Глаза волчицы испуганно расширились, отчего Габриель не на шутку взволновалась, но когда наемница начала едва заметно крутится и смотреть по сторонам, всё стало ясно. Бард не ошиблась, она уже бывала здесь ранее и, похоже, боялась быть узнаваемой. Может, в прошлом натворила не мало плохих делов? Да нет, тогда бы она сюда не пригласила сказительницу. «Что-то тут не чисто» - подсказывало распаленное любопытство блондинки. Ее догадки подтвердились, когда подошел официант и довольно странно посмотрел на Вулфи. Нет, в его взгляде не было злобы или ненависти, скорее наоборот некая игривость и смех. Габриель так и не поняла, знакомы они или нет, но то, как заигрывал паренек с Вулфи, и как сама наемница пыталась скрыть от него свое лицо, навело женщину на мысль, что волчица уже пожалела, что привела сюда сказительницу. На подобную мысль бард едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Вулфи проводила официанта таким ядовитым взглядом, что Габриель просто обязана была спасти его от прожженной в спине дыры. Светловолосая женщина продолжала допрос, но уже перешла на забавный шантаж. Ее собеседница с опаской посмотрела в глаза блондинки и переспросила, остался ли выбор. Сказительница весело улыбнулась и покачала головой. Она была намерена узнать всё, здесь и прямо сейчас. Так что Вулфи не куда не деется. Наемница некоторое время молчала, видимо надеясь, что Габи отступит, но не тут-то было. И тогда, тяжело вздохнув и убедившись, что за ними никто не наблюдает, волчица начала свой рассказ. Сказительница слушала во все уши. Было довольно интересно узнать о каком-то новом кусочке прошлого Вулфи, особенно, когда он оказался таким забавным. Наемница поведала, что действительно была здесь 9 зим назад. Правда, ни одна, а со своим наставником. Именно в этом городе учитель решил дать ей очередную тренировку. Что ж, довольно практично. И запастись провизией, и дать еще один урок молодняку. Задание было такого, юной Вулфи нужно было пробраться в дом старосты и добыть ценные бумаги. Надо ли уточнять, что волчица провалила задание? Габриель улыбнулась, отвечая мысленно самой себе на этот вопрос, и продолжила слушать. Похоже, неудача стала ей сопутствовать с самого начала, когда девушка только пробиралась в дом, но самое интересное было впереди. Когда она практически отыскала ценные бумаги, в архив нагрянула сладкая парочка. Дочка старосты и молодой человек явно хотели поразвлечься, вот только то, что они обнаружили в архиве незнакомку, перебирающие бумаги старости, слегка привело их в шок. По словам Вулфи в комнате поднялся такой крик, что могли лопнуть перепонки, причем в основном источником звука был парень. Габриель звонка рассмеялась, слегка откидываясь назад. История действительно показалась ей очень забавной. Дальше, естественно, Вулфи начала убегать. Выпрыгнула в окно, но слава богам, приземлилась на крышу ближайшей палатки и ничего себе не сломала. Правда на земле ее уже поджидала охрана, которая как раз направлялась в таверну, дабы пропустить стаканчик другой. -Похоже, с тех пор они не изменяют своим привычкам! Смеясь, проговорила Габриель, посмотрев на стражу, прилипшую к барной стойке. Теперь понятно, куда подевалась стража с поста у ворот. Ох уж эти воины. Сопьются же! Внезапно Вулфи погрустнела, хоть и пыталась скрыть это мягкой улыбкой на губах. Она закончила свой рассказ тем, что староста, разбуженный всем этим шумом, отправил юную волчицу и паренька своей дочери в тюрьму. Как только Габриель услышала, что именно там Вулфи встретила свой четырнадцатый день рождения, бард немного погрустнела. Не самое приятное место для праздника. Конечно, сказительница могла сказать, что всё это должно было послужить ей уроком, но разве жизнь Вулфи изменилась? Нет, она всё же пошла по этому пути и стала наемницей, чему сама бард была жутко не рада. Но каждый из нас выбирает свой путь. Однако иногда, мы всё же можем с него свернуть и выбрать более правильную дорогу. Габриель очень хотела направить Вулфи в правильное русло, но волчица уже большая девочка и будет решать сама. Сказительница ей лишь попытается показать другую сторону этой жизни, более спокойную, правильную и благородную. Вулфи была освобождена на следующий день за выкуп, который заплатил ее наставник. Бард положила свою ладонь на ее руку и улыбнулась, пытаясь поддержать. Она хотела что-то сказать, но так и не смогла подобрать слова. Да и не успела бы она озвучить мысли, так как за спиной раздался низкий мужской голос. Габриель тут же подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на него и удивленно посмотрела. Этого мужчина она видела, когда вошла в таверну, он стоял за барной стойкой и, похоже, являлся тут хозяином. Он сказал, что в тот день одолжил наставнику Вулфи половину суммы, не только потому, что Хаемон был его лучшим другом, так еще и стража прибавила жалованье за поимку юной преступницы. Габриель улыбнулась, мужчина явно был добряком и относился тепло к Вулфи. А вот она продолжала ершиться, ведь ее опасения сбылись, ее узнали. Но мужчина вовсе не обиделся, даже наоборот ласково назвал девушка наивной маленькой волчицы, отчего сказительница вновь тепло улыбнулась. Ей определенно этот мужчина с каждой секундой начинал нравиться. Он не только излучал добро и любовь, но и совершил такой благородный поступок, пускай и 9 зим назад. Хозяин таверны подошел к их столику не с пустыми руками, а с заказом, который ловко и аккуратно разложил перед девушками. Затем, он протянул руку Габриель и представился Бериллием, хозяином данного заведения, которое носило название «Храбрый Гудзон». Сказительница дружелюбно улыбнулась и, вложив свою ладонь в его раскрытую руку, закрепила знакомство крепким рукопожатием. -Габриель. К сожалению, к своему имени она больше ничего добавить не смогла. У нее не было недвижимости, а говорить, что она королева амазонок или подруга великой Зены была как-то неловко. Хотя, ее одежда явно говорила о ее принадлежности к воинам. Габриель очень надеялась, что он не подумает, будто бы она тоже наемница. Можно было сказать, что она бард, и все же уже слишком поздно. Слишком большая пауза. Поэтому сказительница поспешила ответить на его риторический вопрос, не слишком ли много этот волчонок доставляет ей хлопот. -Да ну что вы!!! Ни в коем случае. Улыбнулась Габриель и с теплотой посмотрела на Вулфи, которую Бериллий вновь потрепал по макушке. «Как бы она не откусила ему руку» - смеясь, подумала светловолосая женщина и посмотрела на принесенный заказ. Она жутко хотела есть, но приступать к трапезе, пока они разговаривают, было по меньшей мере не красиво. Поэтому сказительница легко вздохнула и посмотрела на мужчину: -Бериллий, а у вас есть свободные комнаты? Мы бы хотели остановиться здесь на одну ночь. Обещаю, мы постараемся не сильно вам мешать, ну а уж за Вулфи я пригляжу, чтобы вам не пришлось вновь давать в долг, но уже мне. Весело рассмеялась Габриель. Ей было так приятно находится здесь. Вулфи и хозяин таверны были отличной компанией, которая поднимала настроение и заставляла забыться. Да, как это плохо бы не звучала, но бард смогла на некоторое время забыть о Зене и о том, что ей угрожает опасность. О своих переживаниях и боли.

blackwolfy: Похоже барду весьма понравилась история наемницы. По крайней мере слушала и улыбалась она вполне искренне. И даже к концу рассказа как-то погрустнела, видимо и ей идея провести свой день рождения в тюрьме показалась не весьма веселой. Вулфи, поняв что испытание она прошла успешно уже было спокойно вздохнула, как услышала позади тяжелые шаги, а затем и голос Бериллия. Только этого не хватало, - подумала она про себя, еле поборов желание уронить голову на руки и таким образом спрятаться от всего происходящего. Сказительница, видимо не совсем понявшая, что к чему, поздаровалась с ним, но в отличии от своохотливого хозяина таверны ограничилась лишь своим именем. Правда стоило ему завести речь о поведении Вулфи, как бард куда охотнее вступила в беседу. Наемница же предпочитала угрюмо пить эль и как-то задумчиво рассматривать пирожок с мясом. Затем все же решилась откусить кусочек. -Не бойся, лучшая кошатина в окрестности, - ехидно заметил Бериллий, на что Вулфи непременно подавилась этим самым пирожком, - Да шучу я, шучу, лучшая говядина и свинина в округе, - улыбнулся он, стуча ее по спине и параллельно присаживаясь на лавку рядом с наемницей. Вулфи проводила его каждое действие весьма неодобрительным взглядом, но что она могла поделать. Во - первых, он был хозяином этого заведения и мог в нем делать все, что ему вздумается и говорить с кем ему этого хочется, во-вторых, она вроде как была ему обязана, в-третьих, его похоже весьма заинтерисовала ее спутница, Бериллий испытывал прямо тягу к загадочным личностям. А Габриэль похоже была одной из таких. Одежда воительницы, при этом весьма приветливая улыбка и добрый взгляд. В спутниках обладающая не очень то уж доброй славой наемница. Неужели перед ним была профессиональная убийца, весьма удачно подобравшая образ. Не общайся он с подобными Вулфи, то никогда бы не заподозрил ее в чем-то. А может быть перед ним амазонка? -Подрабатываете на пару? - как ни в чем не бывало спросил мужчина, хоть в его глазах промелькнул до боли знакомый наемнице огонек. Так, теперь похоже он не успокоится, пока не выяснит кто она на самом деле, - хмуро подумала Вулфи, очень уж была знакома ей подобная ситуация. -Она бард, - буркнула девушка, делая очередной глоток эля и ловя на себе разочарованный взгляд Бериллия, тот ведь обожал сам процесс отгадывания, а Вулфи похоже испортила ему всю игру. -Бериллий, а у вас есть свободные комнаты? Мы бы хотели остановиться здесь на одну ночь Только услышав это, Вулфи отрицательно замотала головой, однако слова были уже сказаны, и хозяин таверны похоже был весьма рад им помочь. Только вот наемница знала, что у Бериллия все не бывает так просто. -Комната думаю найдется. И я даже предоставлю вам ее относительно бессплатно, все-таки вам приходится мучатся с этим "горем" - он потрепал наемницу по плечу, затем бросил задумчивый взгляд в сторону барной стойки, где местный "сказитель" рассказывал какую-то байку стражникам, причем байку весьма нескладную и местами похабную, поэтому слушали его лишь уже дошедшие до кондиции стражи порядка, остальные посетители лишь неодобрительно косились в его сторону, но поделать ничего не могли, покрайней мере пока его окружали пъяные вооруженные солдаты, - Только вот окажите мне одну маленькую услугу. Не могли бы вы проявить свой талант барда и немного скрасить пребывание в моей таверне. А то из-за этого трепача я скоро всех клиентов потеряю, - он с нескрываемой надеждой посмотрел на Габриэль. Вулфи хмыкнула и тоже выжидательно посмотрела на сказительницу.

Габриель: Габриель смогла забыться, и это была лучшим отдыхом в данный период времени. Она больше уставала не от больших расстояний, а от волнения, которые приносили мысли о Зене. Но сейчас они покинули голову женщины, пускай и на время. И виной всему был Бериллий, этот замечательный добрейшей души человек. Сказительница не как не могла понять, почему Вулфи так ершиться и пытается скрыться от всех. В конце концов, случившаяся ситуация была очень давно. На нее тут уже никто не злиться, даже наоборот, эту историю вспоминают со смехом и весельем. Что может быть лучше? Разве плохо, что, не смотря надолго отсутствие тебя, продолжают любить? Видимо, Вулфи была слишком молода, чтобы это понять. Вот Габриель, когда возвращалась домой, вовсе не стыдилась собственных забавных историй, произошедших в ее деревне. Ее семья и соседи до сих пор вспоминают историю, когда маленькая Габ упала в загон к свиньям и купалась в грязи. И именно эту историю рассказывают за столом, когда бард возвращается домой. Внезапно тоска по дому растеклась в груди, и сердце защемило, но сказительница не хотела грустить. Ни здесь и не сейчас. Она перевела взгляд на Вулфи, которая в это время сделала глоток эля и теперь с каким-то подозрением рассматривала пирожок. Это было так забавно. Габриель еле-еле сдержала смех, когда наемница осторожно откусила кусочек пирожка, словно в нем был смертельный яд. Бериллий явно обладал чувством юмора, так как не упустил возможности подколоть Вулфи, сказав, что в пирожке лучшая кошатина окрестности. Наемница выкатила глаза и тут же закашляла, подавившись подобной едой. Сказительница держалась из-за всех сил, но всё же прыснула звонким смехом. Она пыталась скрыть улыбку ладошкой, и сделать серьезный вид, однако у нее совершенно не получалось и чуть ли не слезы текли из глаз. Бериллий тоже усмехнулся и начал хлопать наемницу по спине, дабы она прокашлялась, и добавил, что пошутил. Габриель не могла поверить, что Вулфи так наивна, вроде бы при такой профессии доверие у нее должно быть минимальным. Даже барду она доверяет меньше, а тут сразу поверила, что пирожок с начинкой кошки и чуть было, не умерла от куска, застрявшего в горле. Более менее успокоившись, Габриель извиняюще посмотрела на Вулфи, пытаясь тем сам сказать, что она не сдержалась. Но, кажется, наемница вовсе не винила сказительницу в смехе, лишь Бериллия смерила очень неодобрительными взглядом. Хозяину таверны, казалось, всё равно как на него смотрит волчица, видимо он очень хорошо ее знал. Мужчина сел рядом с Вулфи и начал с интересом рассматривать Габриель. Бард почувствовала себя слегка неуютно под таким пристальным взглядом, но что она могла поделать? Его интерес был вполне оправдан. Судя по всему, он относился к наемнице, как к собственной дочери, а любому родителю интересно с кем общается его ребенок. Правда, не смотря на всё это, Габриель оказалась не готовой к его вопросу. Бериллий спросил вполне предсказуемый вопрос, работает ли бард вместе с Вулфи, но сама сказительница почему-то растерялась и даже не знала что ответить. Она как-то смущенно и слегка взволнованно улыбнулась, качая головой, да махнула рукой: - Нет, ну что вы! Я не... Мы просто друзья, и ... Впервые в жизни женщина не могла подобрать правильных слов, чтобы описать мужчине их отношения с Вулфи. Не могла же она прям взять и рассказать, как они познакомились, при каких обстоятельствах закрепилась их дружба и что теперь держит их вместе. Всё же, для Габриель Бериллий был чужим человеком, да и распространяться о ценной информации она не желала. Мало ли в таверне есть шпион и, пригрев ушки, он донесет Аресу, что подруга Зены уже близко. От нелепых речей сказительницы в глазах Бериллия проснулся самый настоящий интерес. В этом они были похожи. Габриель не раз замечала такой блеск в собственных глазах. Она нервно провела рукой по шеи, надеясь избежать дальнейшего расспроса, но хозяин таверны явно хотел продолжить разговор. Внезапно вмешалась притихшая Вулфи, она четко и кратко ответила на вопрос Бериллия. В глазах мужчины тут же появилось легкое разочарование, но скорее всего не от профессии самой женщины, а от того, что наемница испортила ему всю игру. Габриель с легким предупреждением посмотрела на волчицу, явно недовольная тем, что та назвала ее профессию. Барду сейчас совершенно не хотелось рассказывать всяких историй, ей просто хотелось отдохнуть. Конечно, все привыкли к тому, что рот у сказительницы не закрывается, но сейчас она бы послушала про саму Вулфи, чем выдуманные легенды или истории Греции. Поэтому Габриель поспешила предпринять попытку избежать дальнейшего разговора по поводу ее увлечения. Она спросила, есть ли у Бериллия свободные комнаты, отчего наемница тут же выкатила глаза, и отрицательно заматала головой, словно умоляя не останавливаться именно здесь. Бард самодовольно улыбнулась и сделала такое выражение лица, которое говорило само за себя. Она явно отомстила Вулфи, за то, что та ее выдала. Хозяин таверны с радостью сказал, что найдет комнату и даже предоставит им ее относительно бесплатно. Вот именно слово "относительно" слегка смутило женщину, поэтому она поспешила сказать: - Нет-нет, я заплачу! Попыталась уверить его Габриель, но Бериллий не обратил внимания на слова барда, а лишь с улыбкой потрепал расстроенную наемницу по плечу. Мужчина как-то загадочно посмотрел в сторону барной стойки, где сидело море пьянчуг. Сказительница проследила за ним взглядом и заметила одного парня, который болтал безумолку. Прислушавшись, женщина поняла, что он не болтает, а рассказывает легенду. Красивую и знаменитую. Вот только из уст этого юноши она вылетала коряво и не складно. Габриель скривила носик и опустила глаза. Она не желала вмешиваться и учить этого паренька рассказывать. Ведь это не ее дело. Однако Бериллий, похоже, считал по-другому. Вот тут-то и стало известно, что под собой таило слово "относительно". Хозяин таверны попросил Габриель оказать ему маленькую услугу. А именно проявить свой талант барда и скрасить пребывание в таверне. Иными словами развлечь публику какой-нибудь легендой и привлечь ею новых. Сказительница удивленно захлопала глазами и приоткрыла рот, даже не зная, что ответить. - Я... я даже не знаю.... - заикаясь, и как-то неуверенно проговорила девушка, но взгляд Бериллия, в котором была нескрываемая надежда, и усмешка Вулфи, дали понять женщине, что ей никуда не деться. Она тяжело вздохнула, улыбнулась, опустив глаза, и мирно сдалась. - Ну, хорошо.... Казалось, счастью Бериллия не будет конца. Габриель не понимала, как он может так радоваться, если не знает способностей сказительницы. Вдруг она рассказывает хуже этого пьянчуги? А может, решил, что попытка не пытка? В любом случае, молодой женщине так и не удалось утолить голод. А на пустой желудок рассказывать у нее никогда не получалось. Но она не жаловалась, в конце концов, им нужно где-то переночевать, а хозяин таверны, судя по всему, очень желал убедиться в правдивости слов Вулфи. Вдруг она соврала и Габриель вовсе не бард? Всё может быть. Бериллий встал из-за стола и дождался, пока сказительница последует его примеру. Затем, обхватив барда за плечо, он проводил ее к барной стойке. Даже предоставил высокий табурет, усевшись на который, Габриель была видна всем. Мужчина тут же громко хлопнул в ладоши, привлекая внимание толпы, и представил сказительницу. Она чувствовала себя как-то неловко под десятком взглядом пьяных людей. Но вскоре дискомфорт прошел, когда она начала думать, какую бы историю рассказать. - Приветствую вас! Меня зовут Габриель, и сегодня я попытаюсь украсить ваш вечер красивой легендой. Проговорила она достаточно громко, после чего все голоса стихли, а внимание было обращено только на нее. Она решила рассказать старую, как мир легенду, о любви. Наверно это было глупо, так как большая часть публики состояла из мужчин. Но всё же, любовь должна жить в каждом сердце. Даже самый суровый воин в тайне мечтает о настоящей любви. Набрав побольше воздуха в легкие, Габриель обвела всех взглядом, улыбнулась и начала: - Много веков назад, когда люди не ставили своей целью покорить природу и когда на земле царили Красота, Любовь и Гармония, жил юноша. Рано утром, на восходе солнца, он каждый день приходил к морю и созерцал его величественную мощь, пытаясь разгадать Великую Тайну Воды. Душа его была чиста, он ощущал себя частью непостижимого мироздания, природа качала его в своей колыбели. Юноша возносил богам молитвы, благодаря их за то, что люди живут в мире и согласии, что земля даёт богатые урожаи, что природа так великолепна. Но какая-то непонятная грусть поселилась в его душе. Однажды поутру он снова был на своём излюбленном месте, у моря. Волны тихо набегали одна на другую, как будто исполняли для него свою загадочную Песнь. Солнечные лучи, отражаясь в воде, создавали множество причудливых фигур. Они завораживали, и юноша не мог оторвать свой взор от воды. Внезапно, он увидел причудливое изображение, которое становилось всё более и более отчётливым. "Кто ты?" - юноша был удивлён. "Я душа твоя, ты грустишь, и мне очень печально, но скоро это пройдёт". По зеркальной глади воды пробежала рябь, стирая изображение. Он пытался понять, что произошло, но тщетно. "Наверное, разыгралось воображение", - он поднялся и медленно зашагал к дому. - Голос барда был тих, но был слышан в каждом уголке таверны. Мужчины и женщины слушали с искренним интересом в глазах, и это придавало сказительнице уверенности. Она говорила красиво, растягивала слова и вкладывала в них свою душу. Взгляд ее был направлен куда-то в пустоту, словно она сама была там. Руки плавными жестами пытались передать эмоции главного героя, его чувства и тревоги. Сделав короткую паузу, Габриель продолжила. - Пройдя немного, за спиной он услышал лёгкие шаги. Оглянулся, и увидел девушку, стройную и красивую, как сама природа, баюкавшая и ласкавшая его. Он почувствовал, как по телу разливается тепло, услышал трепет своего сердца. И понял, что грусть исчезла из души, уступив место радости и счастью. И ощутил, что знаком с этой девушкой целую вечность. Подойдя, он взял её за руки. Так они стояли, глядя в глаза, друг другу и молчали, чувствуя себя частичками, которые, наконец, соединились в одно целое. Они стояли и слушали Песнь Любви, доносившуюся со стороны моря. Соединение сердец, соединение душ, соединение времён... Шепотом закончила сказительница и улыбнулась. Секунды две в таверне царила мертвая тишина, а потом зала наполнилась громкими аплодисментами и одобрительными криками. Слишком сильно впечатлившиеся смахивали с глаз слезы, другие подходили к девушке и хлопали ее по плечу. А Габриель, словно рыба, оказавшаяся в долгожданной воде, светилась счастьем и улыбкой. Она перевела взгляд на Вулфи и кивнула ей, улыбнувшись. Затем взгляд коснулся Бериллия, которому тоже безумно понравилась легенда.

Арес: В таверну зашли несколько стражников города и с недовольным видом начали собирать своих сослуживцев, которые уже изрядно набрались. - Давай пошевеливайся, объявили срочное построение. - Какого... Я ушел с поста 2 часа назад... у м.. - На соседний город надвигается армия, староста беспокоится, что нас тоже могут зацепить по пути. Вроде атаковать собираются на рассвете, нужно успеть подготовиться. - Ой да лааадно, стены города не дадут им пройти. - Да! Зачем нам тогда стены? Ик Трезвый страж обреченно покачал головой, кивнув головой еще двум стражником видимо младше его по званию и те принялись вытаскивать тех кто уже не в состоянии был идти. Один из пьяных, самый усердный в сопротивлении не сдавался. - Но ведь это армия Ареса! Они не могут напасть на нас! Мы исправно приносили жертвы и... - Мейфия вообще была под его покровительством, сейчас там только пепел. Богу войны не интересны мирные поселения, а у нас даже воинов толком нет! - Нужно принести жертвы Аресу и его армия обойдет нас стороной! - Да! Отовсюду послышались одобрительные возгласы такие же как несколько минут назад восхваляли талант барда. - Никакие жертвы нам уже не помогут. Его армию ведет Зена, а ей плевать на любые жертвы.

Стейн: ---- Храм Ареса Ощущение того, что выбор отказа от оружия был ошибочным, возникло ещё в тот момент, когда воительница молча развернулась к нему спиной. Этот поступок показался воину достаточно подозрительным и он уже было решил вновь поднять меч, дабы отразить внезапный удар, способный последовать в любую секунду. Вот только прежде, чем остриё меча успело оторваться от земли, Зена, высоко подпрыгнув, сделала несколько кувырков в воздухе и приземлилась на землю прямо за спиной северянина. Никогда не видел, что бы люди так высоко прыгали. Замешательство, вызванное невероятным трюком гречанки, кажется, должно теперь было стоить ему жизни. Во всяком случае, именно на такие мысли наводило его лезвие меча, теперь прижатое к горлу. Его попытка сделать вдох была прервана более грубым нажатием острия на кадык, так что Стейну пришлось затаить дыхание, чтобы, в итоге, самостоятельно не перерезать себе горло. – Не знаю, но мне кажется ты ошибся, опустив свой меч. Он и сам уже понимал свою ошибку. Ведь ещё не давно воин сам напоминал себе о необходимости соблюдать бдительность. В первую очередь всегда думать о том, что перед тобой воин, а потом уже обращать внимание на его пол. Даже общение с этой женщиной и, казалось бы, нахождение с ней общего языка, не должны были пошатнуть его осмотрительности. А если и пошатнули, то он всё равно должен был сосредоточиться тогда, когда здесь возник Арес. Глупец, какой же я глупец. И, как наказание, теперь я должен буду принять столь же глупую смерть. Вот только смерть, которую он уже начал ожидать, не пришла за ним. - Габриель…. – Стейн услышал незнакомое имя, сорвавшееся с губ воительницы. Затем её меч отстранился от шеи воина и сама женщина сделала пару шагов назад. Северянин, видимо ещё не до конца верящий в то, что судьбы даровали ему возможность пожить ещё, повернул голову в сторону своей несостоявшейся убийцы. - Прости…. Я чуть было не убила тебя…. Хотела спасти, но едва не убила…. Северянин несколько озадаченно глядел на Зену, чьи черты лица вновь оказались разглажены человечностью, напрочь стёршей из её образа прежние дикость и жажду крови. Впрочем, он не мог сказать, что его уж очень опечалили эти изменения в воительнице. Он опустил ладонь на шею и медленно провел пальцами по тому месту, где недавно ощущался меч Королевы Воинов. Наблюдая за тем, как женщина обходит его, воин отозвался, попытавшись улыбнуться: - Ну, поскольку ты всё-таки не убила меня, тебе вовсе не за что извиняться, - улыбка получилась не особо весёлой, да и голос, которым он намеревался смягчить ситуацию, прозвучал несколько грубовато. Впрочем, какая разница? Ему только что хотели перерезать горло, подобно свинье для праздника Солнцестояния; грубость с его стороны вполне можно было понять и простить. Стейн внимательно смотрел на Зену, слушая описание той девушки, что ему предстояло найти. Его взгляд стал чуть более внимательным, когда воительница заговорила про перемены в себе. Он коротко кивнул, как бы соглашаясь с тем, на сколько сильным для женщины оказывается влияние Бога Войны: в чём в чём, а в этом он смог убедиться лично. - Габриэль. Я запомню, - произнёс воин, вопросительно опуская взгляд на свою руку, которую сейчас взяла Зена. Она растеребила ту небольшую ранку, оставленную от клыка, весящего на шее. Затем, накапав начавшей идти кровью на свой меч и траву, женщина приложила к вновь кровоточащей ранке ткань. Поняв, для чего именно воительница это делает, Стейн хотел было предложить добавить крови, поскольку то количество, что сейчас окропляло землю или меч воительницы могло, как ему казалось, навести разве что на мысль об убитом комаре. Впрочем, Зене этого показалось достаточным. Когда он поднял глаза к лицу женщины, он встретился со взглядом печальных голубых глаз. Достаточно было взглянуть в них раз, чтобы понять, насколько для женщины важно, чтобы он нашёл её спутницу. Когда женщина улыбнулась, северянин улыбнулся ей в ответ, мягко и куда более искренне, чем прежде. - Я найду её, Зена. Обещаю. Стейн молча наблюдал за тем, как Королева Воинов уходит. Теперь ему оставалось только решить, куда идти, чтобы найти подругу воительницы. Закрепив ткань, оставленную Зеной, на руке, воин запустил пятерню в густые волосы. Итак, какие у меня есть варианты? В этой части Греции Стейн прежде не бывал, впрочем, благодаря тому, что он встретил жителей разрушенной деревни, кое-что воину выяснить удалось. Мама той девочки, что он перехватил на холме, не дав ей спуститься в подвергшуюся атаке деревню, рассказала о том, что здесь неподалёку есть более крупное поселение, в котором у многих из них живут родственники. Так же она сказала, что они хотят отправиться туда, но боятся, что воины нанесут своё удар и там. Вот только названия поселения воин вспомнить не мог. Сери… Сире… Нет, не помню. Но, по крайней мере он примерно помнил, где именно располагается это поселение. Поэтому, убрав своё меч, всё ещё сжимаемый в одной руке, в ножны, северянин двинулся вдоль ручья, в противоположном от храма направлении. Спустя где-то часа полтора своего пути, Стейн отклонился левее от хода ручья. Теперь он двигался на стук топоров, гулко разносившийся по лесу. Время от времени стук прерывался, а на его место приходил предупреждающий крик «Дерево» и громкий треск обрушаемых на землю стволов. Вокруг лесорубов уже образовалось немаленькое голое пространство, с торчащими то тут, Ито там пнями. Когда он приблизился к их лагерю, работа приостановилась, а пятеро мужчин, уставившихся на него, перекинули свои топоры через плечи. Один из них, более крупный и, судя по всему, главный, перебрасывая топор из одной руки в другую, спросил: - Чего тебе надо? Судя по всему, мужчине не особо понравился меч, висящий у Стейна на поясе. Отодвинув его немного назад, чем, в первую секунду, вызвав напряжение, проскользнувшее во взгляде светлых глаз лесоруба, северянин произнёс: - Просто хотел узнать, далеко ли отсюда до города. Сирии… признаться честно, я не помню его название. Крупный мужчина некоторое время молчал, внимательно разглядывая северянина. После этого он всё же ответил: - Думаю, ты говоришь о Серении. – Когда северянин согласно кивнул, мужчина продолжил, - тебе нужно двигаться в южном направлении. Можешь идти по следам, оставленным нами и нашими телегами; они достаточно чёткие и новые, так что с пути ты не собьешься. Стейн благодарно кивнул и, провожаемый взглядами пяти пар глаз, двинулся через лагерь к проложенному к городу пути. Когда он вышел на неширокую пыльную дорогу, стук топоров за его спиной возобновился. Раз они сказали северянину дорогу, он, судя по всему, не внушил особого чувства беспокойства. То ли потому, что демонстративно отодвинул меч, то ли потому, что был один и вряд ли мог представлять особую угрозу. В любом случае, молодой мужчина был благодарен им за то, что они указали путь. Он вышел к воротам города спустя ещё пару часов. Высокие и тяжелые, они сейчас были открыты, однако стражи, стоящие по богам, выглядели так, словно в любую секунду, при намёке на малейшую опасность, готовы были действовать. Тем не менее, всё, чего удостоился северянин – серьёзные и пристальные взгляды, не оставляющие его до тех пор, пока он не вошёл в сам город. Далее всякий интерес к нему пропал, так что мужчина спокойно продолжил свой путь. По городу сновали люди, до слуха доносились задорные призывы торговцев и крики детей, бегающих по улицам и мешающихся под ногами у взрослых. Но, не смотря на радостное оживление города, вдоль ворот начали медленно собираться солдаты, словно готовящиеся к чему-то. Видимо, о том, что Зена с Аресом разгромили деревеньку, уже стало известно. Хотя, в этом не было ничего удивительного; как воин уже убедился, многие поселения Греции, особенно небольшие поселения, строились с учётом того, что либо они, либо города неподалёку, могли относительно быстро доставлять друг другу важные сообщения. Это облегчало контроль за ними правительства и гарантировало, что в случае какой-либо беды, люди всегда смогут узнать о ней достаточно скоро. Стейн быстро смог достиг центральной площади города; здесь, в самом её центре, красовался большой фонтан, который, правда, выглядел несколько богато для такого, в сущности, небольшого города. Хотя этот факт на образе самого фонтана сказывался исключительно положительно. На его бортиках сидели мужчины и женщины, явно наслаждающиеся брызгами холодной воды. Размышляя о том, к кому именно обратиться со своими вопросами, Стейн с интересом остановил своё внимание на маленьком мальчике, попытавшемся залезть в фонтан. Уже у самой цели он оказался схвачен за руку молодой женщиной, являющейся судя по всему, его матерью. Она, потянув непоседу к себе, несколько раз ударила его ладошкой по мягкому месту, громко причитая по поводу того, какой же он непоседливый и неуважительный по отношению к городским красотам. Видимо, этот фонтан был чуть ли не святыней, раз матери запрещали детям в нём купаться. Улыбнувшись, Стейн ещё раз обвёл взглядом площадь. Теперь же он внимательно смотрел на нескольких солдат, входящих в таверну, над которой красовалась крупная и чуть поскрипывающая вывеска: «Храбрый Гудзон». Чуть помедлив, воин всё же последовал за солдатами. Открыв тяжёлую дверь, он оказался внутри внушительного размера таверны. В воздухе, не удивление прохладном, стоял запах варёного мяса и Эля, который, кажется, мог опьянить даже без употребления напитка. В общем, это была абсолютно обыкновенная таверна. Смущала в ней только благоговейная тишина, объяснить которую северянин смог лишь после того, как услышал женский голос, доносящийся откуда-то из центра таверны и рассказывающий историю: - …Они стояли и слушали Песнь Любви, доносившуюся со стороны моря. Соединение сердец, соединение душ, соединение времён... Стейну, чей обзор закрывали высокие спины плотно, практически вплотную, вставших друг к другу посетителей, пришлось чуть приподняться на носки, чтобы из-за спины одного из мужчин разглядеть молодую женщину, стоящую на табурете. Светлые короткие волосы, невысокий рост. Сказительница, носящая имя Габриэль. Впрочем, по поводу последнего Стейн не был уверен, поэтому ,похлопав мужчину перед собой по спине, воин в повисшей тишине, негромко спросил: - Как имя этого барда? - Она сказала… Вот только окончание ответа мужчины потонуло в громких аплодисментах, разорвавших тишину. Стейн, несколько поражённый столь сильными эмоциями, читающимися на лицах большинства собравшихся людей, пожалел о том, что сам не смог услышать историю девушки полностью. Впрочем, ведь вовсе не за этим он пришёл сюда. Его взгляд отыскал среди начавших успокаиваться и рассаживаться по своим местам людей, тех солдат, за которыми он сюда последовал. Их теперь стало несколько больше, впрочем, судя по виду большинства, те находились в пабе дольше своих товарищей. Впрочем, он не стал задерживать на них своё внимание, ведь на его удачу, тот, о ком воин собирался попытаться узнать, и так был здесь. Поэтому, уже имея возможность беспрепятственно перемещаться по таверне, северянин направился в сторону светловолосой сказительницы, толпа новоиспечённых поклонников которой постепенно начала рассеиваться. - Никакие жертвы нам уже не помогут. Его армию ведет Зена, а ей плевать на любые жертвы. Он был ещё не очень далеко, чтобы услышать эти слова. Чуть нахмурившись, он бросил короткий взгляд на мужчину, сказавшего это. Если это действительно так, то Зена явно не долго смогла противиться влиянию Бога Войны. Вот только, если эти воины и предпримут попытку как-то отвадить войско от своего города, другой не сможет миновать атаки и, скорее всего, окажется разрушен. Но, судя по всему, вовсе не войско защитников может оказаться главным спасением для мирных граждан. Внимательный взгляд северянина вновь отыскал светловолосую девушку. Ещё не дойдя до неё, он громко произнёс: - Твоё имя Габриэль? – о том, что его отправила к ней Зена, воин решил пока не говорить. Учитывая то, что именно солдаты говорили про воительницу, с его стороны упоминание её имени, а уж тем более слова о том, что он только что от неё, сейчас были бы равносильны самоубийству.

blackwolfy: Сказительница кое-как пыталась отвертеться от предложения Бериллия и просто заплатить за комнаты, но хозяин таверны ее не слушал, поэтому девушка смирилась, встала со своего места и пошла к барной стойке, усаживаясь на высокий стул, который был словно создан для таких вот случаев - по крайней мере Вулфи отметила, что теперь барда было видно со всех концов таверны. Габриэль поздоровалась со своей публикой, тем самым обращая внимание на себя. -Хорошо держится. Неужели действительно бард? - заметил хозяин таверны, одобрительно посмотрев на девушку, наконец-то воспитанница Хаемона набралась ума и стала водиться не только с бандитами и убийцами. Вулфи в ответ лишь усмехнулась, допивая эль и оборачиваясь в сторону рассказчицы. Габриэль в этот момент уже начала свою истории. Что ж, наемница не особо была удивлена той темой, которую выбрала бард. Легенда эта была ей знакома, она когда-то слышала давным давно, еще будучи "зеленой". И тогда она верила в такие чувства, теперь вот к сожалению все это казалось лишь чудной сказкой. Но наемница все равно продолжала слушать Габриэль, ведь даже ей порой в жизни не хватало этой самой сказки. Тем более у барда действительно был дар, легенда как будто ожила перед глазами Вулфи, казалось, еще чуть чуть и она увидит тот самый прекрасный мир, этого молодого человека. Когда бард закончила рассказ, в таверне повисла тишина. Только какой-то новоприбывший, стоящий неподалеку от их столика, спросил что-то на счет имени сказительницы. Наемница на всякий случай осмотрела его, как зал взорвался в громких аплодисментах, Вулфи подключилась к ним, косо поглядывая на незнакомца. -Что ж, это было просто великолепно! - Бериллий сорвался с места и направился к барду, чтобы пожать ей руку и вручить букет цветов, которые ему передал как будто возникший с ними из под земли служитель. Наемница тоже встала со своего места, когда в таверну вошли очередные стражники. Только похоже их заданием было увести своих друзей подальше, а точнее охранять ворота. При упоминании об армии, Аресе и Зене, девушка переглянулась с Габриэль. Нужно было определенно спешить, ведь если не Серенея, то какой-нибудь другой город мог пострадать. Затем ее взгляд упал на того странного мужчину, он явно быстрым шагом направлялся к барду. Вулфи пошла наперерез. Стоило мужчине произнести имя девушки, как наемница стала перед ней, полностью загораживая сказительницу. Наемная убийца знала этот прием очень хорошо - как ни в чем не бывало подходишь к жертве, спрашиваешь ее имя во избежании ошибки и резко всаживаешь в ее сердце нож. -Стой где стоишь, - ледяным тоном приказала она, холодно глядя на мужчину. Ее правая рука лежала на рукоятке одного кинжала, левая сжимала рукоять катаны. Одно неверное движение и он был бы трупом. И Вулфи все равно, что на нее стали косится стражники, уже уходящие из таверны. Бериллий же им кивнул, что мол нечего беспокоится, при этом весьма неодобрительно смотрел на наемницу. -Кто ты и что тебе нужно? - сурово спросила девушка, буравя стоящего перед ней мужчину суровым взглядом.

Габриель: Габриель вся светилась счастьем. Любому творческому человеку важно, когда его труд, его творчество ценят. Даже не нужны деньги (особенно для Габ), главное вот этот радостный лучистый свет в глазах слушателей, большего и не надо. И сейчас, сказительница именно этот свет видела. Она была согрета теплым вниманием и горячими аплодисментами зрителей. Что еще для счастья нужно? Видимо, она прошла испытание Бериллия, так как услышала его восторженный возглас, а через секунду в ее руках был красивый букет. Бард удивленно посмотрела на хозяина таверны и рассмеялась, задаваясь мысленным вопросом, откуда он достал букет. Не уже ли фокусник? Бериллий пожал девушке руку, а она в это время начала глазами искать в толпе Вулфи. Она нашла ее. Наемница тоже хлопала в ладоши, но казалось, была где-то далеко отсюда. Ее настороженный взгляд был куда-то устремлен. Куда именно сказительница так и не поняла, так как всю обозревательность ей загородили довольные слушатели. Внезапно в таверну ввалилось несколько стражников, это Габриель поняла по их одежде. Они были единственными, кто был чем-то не доволен. Мужчины пытались собрать своих коллег, которые уже изрядно напились, говоря о каком-то построении. Изначально сказительница не придала этому большое значение, продолжая купаться в любви публики. Но когда один из них, прям рядом с Габриель, начал говорить о том, что на соседний город надвигается армия, бард навострила уши. Староста Серении переживал, что и на них могут напасть, поэтому решил обезопаситься и собрать всю стражу. К рассвету воины селения должны были быть готовы. Пьяная охрана начала отнекивать и ссылаться на крепость их ворот, однако их уже не слушали, а взяли как говорится под ручки и потащили к выходу. Габриель нахмурилась, продолжая улавливать обрывки фраз. Напасть должны была армия Ареса, а, как известно, сейчас он не ходит без Королевы воинов. Она словно стала его визитной карточкой. Услышав спор между двумя стражниками, сказительница покачала головой и прошептала: -Аресу все равно, принесете вы ему жертву или нет, ему нужна война. Вы сами станете жертвой для него… Ее слова никто не услышал, разве, что только она сама. Габриель поникла, встреча с Аресом была уже близко. Однако есть и свои плюсы, бард увидит Зену. Наврядли Геракл успеет придти так быстро, придется сказительнице действовать в одиночку. Она очень надеялась, что ее силы будут не напрасны, что Королева воинов одумается, увидев Габриель. Но так ли это? Еще неизвестно, насколько сильно она окунулась в реку влияния Ареса. Услышав имя подруги, что вылетело из уст одного из стражников, бард вздрогнула. Ее взгляд пересекся с пронзительным взглядом Вулфи. Нужно было действовать. -Подождите! Послушайте! Начала было девушка, но ее голос потонул в одобрительных возгласах селян о том, что нужно воевать. Габриель пыталась еще что-то выкрикнуть, но ее продолжали игнорировать. Закрыв глаза и покачав головой, сказительница тяжело вздохнула. Ей безумно хотелось достучаться до этих мужчин, в голове которых была лишь война. Глупцы, они наивно полагают, что смогут дать отпор Аресу и Королеве воинов, если вдруг Серения их заинтересует? Нет, они все погибнут. Тем более, тут и воинов-то как таковых нет. Внезапно девушка услышала в толпе своё имя и скользнула любопытным взглядом по толпе. Вскоре она увидела того самого молодого человека, который спрашивал Габриель ли она. Сказительница едва заметно нахмурилась, не спеша отвечать. Она ведь точно не знала, что ему от нее нужно. Конечно, можно предположить, что он один из тех, кто слушал ее историю и сейчас решил уловить момент поближе познакомиться с бардом. Но наврядли, сейчас вся таверна обсуждала лишь ближайшее нападение. А судя по растерянному виду парня, его что-то беспокоило. На вид мужчина был совсем мальчишкой, однако едва заметные паутинки у глаз, да складки на лбу, говорили барду, что ему около 26-27 лет. Карие глаза идеально гармонирует с темными волосами, резкие черты лица каким-то образом производят мягкое впечатление. Высокий (по меркам Габ) и жилистый, с широкими плечами и узким тазом. Из одежды кожаные штаны и жилет, а так же наручи с металлическими вставками. И в конце всего этого, в глаза Габриель бросился меч, что висел у мужчины на поясе сбоку. Девушка тут же взглянула ему в глаза с некой настороженностью. Теперь она точно не знала, что ему от нее нужно. Только было бард открыла рот, чтобы ответить ему, как между ними, словно из-под земли, выросла фигура Вулфи. Габриель поймала себя на мысли, что так увлеклась осмотром молодого человека, что совсем забыла про наемницу. Но видимо она не забыла про сказительницу. Волчица грубым и ледяным тоном приказала молодому человеку стоять, там, где он стоит. Брови барда взлетели от удивления. «Не уже ли она в прямом смысле поняла слова Зены и теперь будет меня опекать от всех?» Руки Вулфи легли на рукоятки оружия, одна касалась кинжала, вторая обхватила катану. В таверне на секунду повисла напряженная тишина, но Бериллий вроде бы все разрулил, кивнув стражником, которые как раз уходили из таверны. -Нет, постойте! Вытянув руку, Габриель слегка подалась вперед. Ей нужно было поговорить со стражей, но из-за внезапно возникшего юноши и злобнонастроенной Вулфи, она совершенно упустила их из вида. Охранники же не услышали ее зов, либо просто решили сделать такой вид. В любом случае, дверь за ними закрылась, а Габриель тяжело вздохнула, переводя недовольный взгляд на Вулфи, которая начала устраивать допрос мужчине, уточняя у него, кто он и что ему нужно. -Вулфи! – вмешалась бард, окончательно уже сорвавшись за то, что ничего у нее не получается. Коснувшись ладонью плеча наемницы, Габриель обошла ее и встала так, что теперь могла видеть и мужчину и девушка. – Ты что собралась убивать любого, кто подойдет ко мне на расстоянии метра? Тогда я удивлена, что ты не убила Бериллия… Спасибо за твою осторожность, но я в состоянии сама за себя постоять. Сказав всё это, бард почувствовала себя неловко. Она не должна была срываться на наемницу. Тем более, что та действительно хотела только добра. Защитить и уберечь сказительницу, как того просила Зена. А королева воинов никогда не верила в боевые способности Габриель, интересно почему? Вновь тяжело вздохнув, девушка посмотрела на Вулфи и тихо прошептала одно единственное слово: «Прости». Она накрыла своими ладонями руки наемницы, что готовы были освободить свое оружие и пустить в бой. -Простите нас… - Бросив короткий взгляд на юношу, проговорила бард и выдавила из себя улыбку, хоть ей сейчас было и не до этого. Затем она вспомнила, что мужчина спрашивал ее имя, но, к сожалению, у нее не было сейчас времени на разговоры. Поэтому она вновь посмотрела на него и проговорила: - Извините, нам сейчас некогда…- Габриель тут же схватила Вулфи за плечо и отвела в сторону, дабы их никто не слышал. – Послушай, если придет армия Ареса во главенстве Зены, то город исчезнет с лица земли. Стража возомнила себя героями и думает, что одолеет их. Но и ты, и я, понимаем, что это не так. Нам нужно вывести людей из города и как можно скорее. Меня никто не послушает, да и тебя тоже. А вот старосту… Надеюсь, у тебя хорошая память и ты помнишь где находится его дом. Муза сдохла, извините за столь ужасный пост...

Стейн: Настроение, качающее трактир и всех его посетителей подобно кораблю на волнах, вновь изменилось: теперь всеобщее благоговение перед талантом светловолосой рассказчицы сменилось дружными выкриками о выступлении против армии Ареса. Судя по всему, эти люди были либо слишком пьяны, либо чрезвычайно глупы, раз не только смели думать о столь безрассудных поступках, но и браво озвучивали их. Было бы неплохо воззвать к их здравому смыслу, но Стейн не понаслышке был знаком с пьяной оголтелой толпой, чьё сознаниё, слившись воедино, перестаёт адекватно реагировать на всё происходящее вокруг. Потом они сами, истекая кровью и оплакивая свои потерянные конечности, будут молить о смерти. И всё же было странным, что эти люди готовы выступить против армии их же Бога Войны. Даже не смотря на то, что он всегда считал своих соотечественников более отважными воинами, практически не ведающими страха, он знал, что среди них найдётся очень мало тех, кто решится выступить против Богов. Но даже если решение и будет принято, то вначале его не раз обдумают. На абсолютно трезвую голову. Этих же людей оставалось только жалеть и надеяться на то, что алкоголь из их голов выветрится прежде, чем станет слишком поздно. Хотя, вероятно, именно от него сейчас зависело то, сколь быстро их настигнет это «слишком поздно». Тем временем светловолосая рассказчица, к которой северянин обратился почти через всю таверну, молчала, однако воину, для осознания верности своего предположения, было вполне достаточно как того, что она обернулась, так и внимательного, недоверчивого взгляда, лёгшего тёмной тенью в светлых глазах. Итак, она была Габриэль, той самой подругой Зены, за которой воительница его отправила. И казалось даже несколько удивительным то, как скоро северянину удалось найти девушку, местоположения которой, собственно и не знал. Он на несколько мгновений встретился со сказительницей взглядами, и, вновь отмечая, недоверчивое беспокойство, попытался представить себя со стороны и понять, что же в его виде может настораживать. Ну, конечно, наверняка всё дело в мече. Воину уже порядком поднадоела подобная реакция на его оружие; ведь он вовсе не собирался резать мирных граждан. Да и разве он походил на головореза? Хотя, Один их знает, должно быть, со стороны всё же видней. Воин опустил взгляд к поясу, намереваясь, как обычно, сдвинуть меч назад – для него это был уже стандартный жест, демонстрирующий, что он не намерен использовать оружие. Однако руки замерли, не закончив действие, а глаза стремительно поднялись вверх, когда прямо перед ним послышался голос, практически обжигающий холодностью своего звучания: -Стой где стоишь. Стейн вопросительно поглядел в лицо возникшей перед ним девушки. Ему вдруг почему-то подумалось, что в нормальных ситуациях её голос звучит куда как приятнее. Впрочем, мужчина быстро отвлёкся от мыслей о её голосе, когда взгляд скользнул на руки девушки, непоколебимо лежащие на рукоятях оружия. Взгляд вновь обратился к её лицу. Так значит, воин. Сначала, при коротком взгляде на неё, северянин не посчитал девушку воительницей, однако и тяжёлый взгляд, и прямая спина, напряжённая словно перед сражением, обещающим начаться в любое мгновение, говорили о том, что ему стоило быть внимательным с самого начала. -Кто ты и что тебе нужно? Интересно, она тоже намеревается перерезать мне голо? Что-то сегодня мне везёт на подобное внимание со стороны прекрасных дам. Он с озадаченной полуухмылкой поглядел на оружие девушки, после чего всё же соизволил ответить на один из её вопросов: - Ну уж точно ничего такого, за что бы пришлось поплатиться своей жизнью. Эта невысокая тёмноволосая девушка, в действительности являющаяся воином, тем не менее не внушала северянину особой опасности; по крайней мере сейчас. И он знал, что не стоит сомневаться в верности своих ощущений, ведь они не раз оказывали ему огромную услугу. Даже тогда, с Зеной, он точно знал (пусть и на некоторое время чувство сомнения его всё же охватило), что Королева Воинов не станет его убивать. Аналогичная ситуация была и сейчас: он не имел особых сомнений по поводу того, что сегодня от руки этой девушки ему пасть не придётся. Сосредоточив своё внимание на приятном, пусть и жестковатом от негативных эмоций, лице воительницы, Стейн лишь краем глаза заметил, что на её плечо опустилась чья-то небольшая ладонь. -Вулфи! Ты что собралась убивать любого, кто подойдет ко мне на расстоянии метра? Тогда я удивлена, что ты не убила Бериллия… Спасибо за твою осторожность, но я в состоянии сама за себя постоять. Теперь возле воительницы с именем Вулфи стояла бард. Северянин окинул обеих девушек непродолжительным, но внимательным взглядом. Значит, это та самая «ещё одна особа», про которую говорила Зена. И, судя по реакции на него девушки (да и слов Габриэль тоже) сейчас она служила для светловолосой сказительницы кем-то вроде телохранителя; что ж, учитывая всё происходящее, возможно, это было вовсе не лишним. Но, между тем, эти девушки всё равно были в дружеских отношениях, Стейн видел это в тех небольших и достаточно незначительных жестах, которыми они обменивались. Между тем, Габриэль, окинувшая его коротким взглядом, произнесла: -Простите нас… Извините, нам сейчас некогда… И, прежде чем воин успел что-то ответить, сказительница отвела свою подругу в сторону и о чём-то с ней заговорила. Стейн, в привычку которого обычно не входило влезать в чужие разговоры, в этот раз решил отказаться от своей тактичности. Он видел беспокойство этих девушек и прекрасно понимал, чем именно оно вызвано. И именно поэтому ему нужно было поговорить с ними сейчас, прежде, чем они куда-нибудь уйдут и ему вновь придётся тратить время на их поиски. А его, между тем, оставалось не так много. Воин приблизился к девушкам и, прочистив горло, произнёс: - Понимаю вашу спешку, но я здесь по той же причине. – Он опустил внимательный взгляд на Габриэль, которая была ниже его чуть больше, чем на пол головы. Понизив голос, он продолжил, – Зена просила меня разыскать вас обеих. И, ей действительно необходима помощь. Теперь Стейн смотрел на обеих девушек. Он не слышал их прежнего разговора полностью, однако, из того, что расслышать получилось, северянин уловил, что они хотят вразумить этих людей, обратившись к старосте. И, учитывая то, как складывалась ситуация, становилось ясно, что дело по успокоению народа, так же, как и помощь Королеве Воинов, не стоит отодвигать на второй план; вместе или по отдельности, но обе эти проблемы были более чем серьёзны и могли привести к весьма печальным последствиям.

blackwolfy: Наемница буравила мужчину взглядом, ни на шаг не подпуская его к Габриэль. Казалось, еще секунду и она зарычит на него, оправдывая свое прозвище. Хотя со стороны, она наверное походила на верного сторожевого пса, нежели на гордого волка. Впрочем, и тот, и тот были спобобны на защиту дорогих им существ. Причем делали это самоотверженно и порою ценой своей жизни. Бард пыталась одернуть ее, назнакомец же говорил, что он не собирается совершить ничего дурного, однако Вулфи не верила не единому его слову. -Только сделай лишнее движение, - низким голосом, походящим на рык, заметила она, но сказительницу все же пропустила вперед, правда в любой момент готовая нанести удар. Замечание Габриэль она пока что проигнорировала, решив не объяснять все тонкости работы наемного убийцы в присутсвии этого незнакомца. -Кто-то слишком много на себя берет. Ну или просто ты немного перепила эля, - заметил Берий, подошедший к девушке чуть ближе и отвлекая ее от нерадужных мыслей. -Он напомнил мне Хаемона. А ты помнишь его методы, - тихо ответила она, шагнув вперед и кивнув Габриэль, что ничего страшного не произошло и кому-кому извинятся, так это ей. Бард, не дожидаясь того, что скажет ей этот парень, схватила наемницу за плечо и отвела в дальний угол, подальше от любопытных ушей. Габриэль хотела спасти эту деревню, вывести жителей, Вулфи, особенно после событий в Аднесе, посчитала эту тактику весьма логичной. Только вот захотят ли жители уходить с насиженного место, когда их защищает "доблестная стража". Да и старосту не так то легко будет убедить. -Староста.. Габриэль, это было девять лет назад, я конечно отведу тебя туда, но не факт, что здесь что-то не поменялось. Возможно, нам стоит.. - она повернула голову в сторону Бериллия, как увидела вновь этого незнакомца спешащего к ним, тут уж наемница не выдержав резко выхватила катану и приставила ее к горлу мужчины, - Тебе нужно несколько раз повторять? - ее тон был вновь холоден, а в глазах сверкали опасные огоньки. Правда стоило ему заговорить о Зене, как она опустила меч, чтобы вновь резко взметнуть его к шее мужчины. -Ты ведь даже не назвал нам своего имени и просишь чтобы мы послушали тебя? Как ты докажешь, что это не происки Ареса? Возможно, он послал тебя, чтобы запутать нас или даже привести в ловушку. Как ты сразу узнал где мы и кто мы? Знаешь, это наводит на определенные мысли, - она буравила незнакомца недоверчивым взглядом, сильнее сжимая рукоятку катаны, - Ты ведь явно не тот "лев", которого мы искали. Тем самым девушка давала Габриэль ясно понять, что Оракул ничего ясно не говорила про еще одного спутника для них. А может быть этот парень и был тем самым "львом". Нет, Вулфи была уверена, что тут они не ошиблись и спасителем для Зены окажется никто иной нежели Геракл. Бериллий уже хотел было подойти к ним и успокоить наемницу, но та предупреждающе покачала головой. Нет, этому незнакомцу она абсолютно не доверяла и хотела сама узнать ответы на все интерисующие ее вопросы. Да, такое поведение было ей не свойственно, возможно сказывалась усталость, а может и принадлежащая богу войны душа жаждала крови, но сейчас девушку такое состояние вполне устраивало. Сорри, пост вышел корявенький.. Моя муза похоже тоже решила взять отпуск(((

Габриель: Нужно было спешить. Армия Ареса во главенстве Зены должна была нагрянуть на рассвете. Времени на то, чтобы увести людей слишком мало и нельзя терять ни минуты. Габриель решила действовать через старосту города, ведь только его люди могут послушать, он же тут главный. Девять лет назад Вулфи выполняла задание своего учителя и пробралась в дом старосты, значит, знает, где он находится. Конечно, прошло много времени, но наемница не так стара, чтобы ее начала подводить память. Оставалось только надеется, что он никуда не переехал. А даже если так, они всегда могут спросить у Бериллия или других жителей Серенеи. Вулфи посчитала эту идею мягко говоря бредовой, точнее то, что ей нужно было отвести барда к старосте. Она тоже сказала, что всё могло поменяться с тех времен. В конце концов, попытка не пытка. Наемница хотела продолжить фразу, но так ее и не закончила почему-то. Почему именно, Габриель поняла через несколько секунд. Сказительница повернулась к Бериллию, чтобы его спросить о доме старосты и что вообще он думает по поводу этой идеи, ведь он здесь живет довольно давно. Но не успела бард открыть рот, как услышала какую-то возню, а затем холодный тон Вулфи. На секунду устало закатив глаза, Габриель обернулась и увидела впрочем, то, что и ожидала. Наемница схватила бедного мужчину, который не оставил попытки подобрать к сказительнице и что-то ей сказать. Если ранее были просто словесные угрозы, то сейчас и оружие пошло в ход. Вулфи прижимала лезвие катаны к горлу мужчины, одним движением грозясь лишить его жизни. А тот, хоть и был немного растерян, но всё же страха в его глазах бард не обнаружила. -Вулфи! А ну прекрати сейчас же! Иначе я отберу твои игрушки и просто выкину их!!! Строго проговорила Габриель, подходя к наемнице. Девушка уперла руки в бока и сверлила недовольным взглядом волчицу. «Если она не перестанет кидаться на людей, клянусь богами, я оставлю ее тут» - мысленно пообещала себе бард. Внезапно мужчина заговорил, видимо обрел дар речи. Его слова шокировали сказительницу: «Зена просила меня разыскать вас обеих. И, ей действительно необходима помощь» -Ты знаешь Зену? Удивленно спросила Габриель, которой сейчас было совершенно не до выходок Вулфи. Конечно, бард не ждала ответа на этот вопрос, раз уж этот мужчина так говорит, значит, действительно знает королеву воинов. А может, это посыльный Ареса. Он может сказать женщинам, где Зена и увести их совершенно в другом направлении, а они ведь, как наивные овечки, поверят ему. Ну, по крайне мере, бард. Обычно предчувствие не обманывало Габриель, поэтому чаще всего она полагалась на интуицию. Так вот сейчас, это самое шестое чувство, подсказывало сказительнице, что молодой человек, стоящей перед ней, вовсе не враг им. А наоборот, друг. Слишком уж добрые у него глаза. У воина Ареса или вообще злого человека не может быть таких чистых, внимательных и добрых глаз. Он определенно не врет. Вулфи вроде тоже ему поверила, но лишь на секунду. Или это просто была мимолетная слабость. В любом случае, наемница сначала опустила меч, удивленно взираясь на мужчину, а затем вновь приставила к шеи и с большей силой, нежели раньше. Вулфи начала говорить, что он даже не назвал им своего имени, а уже просит чтобы они послушали его. В чем-то она была права, но с другой стороны, когда дело такое серьезное и не терпит отлагательств, то тут уж не до имен. Затем, наемница начала требовать доказательств, что он не человек Ареса, и что пришел не для того, чтобы их запутать или завести в ловушку. А затем она сказала, что мужчина совершенно не тот лев, которого они искали. Габриель закусила губу. А что, если Вулфи ошибается, что если этот незнакомец и есть ключ к спасению. Бред, конечно, ну а вдруг? -Вулфи, если ты сейчас же не уберешь катану и не сменишь гнев на милость, я отправлюсь спасать Зену в одиночестве. А ты пойдешь своей дорогой… Я больше повторять не стану. Спокойно, но твердо произнесла сказительница, и можно было не сомневаться, что она исполнит сказанное. У Вулфи был вспыльчивый нрав, успокоить ее было сложно, но если она станет так себя вести, то будет лишним грузом для Габриель. А у барда и так проблем не мало. Тем более наемница намного младше сказительницы, пускай раньше королева амазонок не делала акцент на этом, но сейчас ей нужно было повиновение Вулфи. Им нужно спасать людей, спасать Зену, а она тут проверяет свои способности наемницы. Когда волчица, услышав слова, не сдвинулась с места, Габриель разозлилась. Она подошла к ним вплотную, и оттолкнула девушку от парня, встав к нему спиной. Теперь она была некой защищающей «стеной» для незнакомца. И если наемница желала еще поунижать бедного парня, ей придется пройти сначала через барда. -Хватит! Мы теряем время из-за твоей необоснованной агрессии! Люди могут погибнуть, тебе разве всё равно?

Геракл: Прежде: Фивы Вопреки тому, что Геракл был не согласен, Миднайт все же схватила его за руку и перенесла. По всей видимости, нимфа перенесла его к Габриель и этой девушкой, со странным именем, которое скорей всего было не настоящим, а лишь псевдонимом, под которым она скрывается. Ну, в этом не стоит вникать. Когда Геракл очутился в Серение, он услышал, последние слова, сказанные Миднайт, или не ею, но что-то ему подсказало, что он должен идти в таверну. Там он встретит Габриель. Появившись посреди пустынной улице, в лучах яркого света, который моментально исчез, Геракл осмотрелся. Да, не любил он передвижения подобным путём, иногда соглашался по крайней необходимости, сейчас это тоже было необходимым, но Геракл хотел дойти сам. Ему нужно было еще столько всего обдумать, а спонтанных и быстрых необдуманных действий он не любил. А в голове остались последние слова Миднайт. Геракл посмотрел в небо, а затем на землю, и тихо сказал: - Прощай. После чего, он снова осмотрелся по сторонам, и стремительно направился к выходу из этого пустынного переулка, к выходу по направлению к таверне. Скоро он достиг её, и прочитав вывеску вошел внутрь. Ему сразу же попалась на глаза дружелюбная блондинка, спутница и лучшая подруга Зены, Габриель. Оставаясь молча стоять у входа, Геракл наблюдал за ситуаций. Габриель отчаянно пыталась остановить какую-то девушку, которая грозила катаной мужчине. Габриель была, как всегда хороша, могла и зацепить словом и остановить. Что касается остановить в данный момент – это еще не было известно, так как девушка, очевидно эта самая Вулфи, о которой ему говорила Миднайт, пока еще не отпустила человека, которого грозилась убить. - Что здесь происходит? – Геракл подошел к этой небольшой и со стороны, странной компанией. Сначала со строгим видом, глядя на темноволосую, и очень разгневанную девушку. Руки Геракл положил на пояс, а затем перевел взгляд на Габриель и улыбнулся. Да, и парню помочь стоило, раз Габриель его защищает, то очевидно меча у горла он не заслуживает, поэтому Геракл положил свою руку поверх запястья Вулфи и аккуратно отвел катану от горла юноши. – Думаю, с этим можно повременить. Геракл серьезно посмотрел на Вулфи, и подождал, пока наёмница положит своё оружие куда-нибудь на место, или просто уберет. После он вновь посмотрел на Габриель. - Габриель, я рад встрече, - искренне сказал Геракл, и обнял блондинку. Хоть и события не предвещали никакой радости, но увидеть за все это время еще одно знакомое лицо, да еще и подругу возлюбленной было более чем простым обыкновенным счастьем, несмотря на то, что об этом Геракл был предупрежден. Ну, я тоже прошу прощения за такой не содержательный пост. Сам не в восторге, просто не знал, о чем еще писать. Усталость берет своё.

Стейн: Стейн бы, наверное, поразился своей догадливости по поводу повторения попытки окружающих женщин перерезать ему горло, если бы не был застигнут врасплох внезапным выпадом со стороны этой молодой воительницы, что с самого начала их знакомства проявляла по отношению к северянину крайнее недружелюбие. Хотя, можно ли назвать проявлением недружелюбия замысловатое оружие с тонким длинным лезвием, приставленное к шее? Нет, пожалуй, чтобы как-то это назвать, необходимо использовать более резкие слова. Но ведь он находился в женской компании, верно? При них не пристало бросаться всякими грубостями. Особенно, если девушки вооружены. Итак, лезвие всё ещё было у основания его шеи. Впрочем, вместо страха, вполне естественного для многих в подобной ситуации, Стейн, скорее, испытал чувство глубокого раздражения. Почти десять последних лет своей жизни он посвятил борьбе с налётчиками, головорезами и прочей падалью, заражающей своим разложением мирных людей. Он никогда особо не путешествовал по миру и был знаком лишь со своими родными землями, Римом и Грецией, однако даже здесь ему довелось повидать немало. И, конечно же, за это время он привык и к тому, что во время сражения ему тоже неслабо доставалось. Однако он знал свои корни и понимал, что если хочет быть сыном своего отца, достойным потомком своего деда, он должен научиться превозмогать боль и бороться даже на пределе своих сил. Но то, с чем теперь сталкивался северянин, причём сталкивался уже не в первый раз, плохо укладывалось в его голове. Он был воином, был мужчиной, который привык сражаться с мужчинами. Но вот сражения с женщинами… Нет, конечно, были амазонки, но это, согласитесь, не совсем то. Мужчина не должен сражаться с женщинами. Женщины не должны быть воинами. И, пусть он не отрицал того, что женщины, держащие в руках оружие, могут управляться с ним ничуть не хуже мужчин, для него женские обязанности всегда представлялись мирной работой по дому и уходом за детьми. Во всяком случае, большую часть своей жизни он видел именно таких женщин и, естественно, привык к ним, они казались ему нормой. Вулфи, как назвала её сказительница, этой нормой не являлась. И, если бы он и признал в ней действительно хорошую воительницу, то сделал бы это в случае их борьбы бок о бок, а не тогда, когда эта, по сути, девочка, прижимала к его горлу своё оружие. Его взгляд стал серьёзнее, а сдвинутые друг к другу брови образовали на лбу неглубокие морщины, напоминающие о том, что он уже вовсе не мальчишка, во время дождей бегающий босиком по поселению. Таким он был очень давно и эта сторона его «я» осталась где-то на развалинах его родного поселения. Рука, перевязанная тканью, что дала ему Зена, медленно опустилась поверх лезвия, на его плоскую сторону. Он неспешно, но с явным нажимом отодвинул от своего горла кусок металла, при этом неотрывно глядя в лицо девушки, на котором, словно ледяные огни, опасно мерцали глаза. - Послушай, девочка, - его голос звучал напряжённо ровно, словно он сдерживал злость, готовую хлынуть наружу; и хотя это было не так, такое ощущение, несомненно, могло создаться, - меня мало волнует, «лев» я или нет, но на твоём месте я бы был куда осторожнее с подобными «игрушками», - он не стал уточнять, ведь и так было понятно, что речь идёт об оружии воительницы, - потому что в руках столь несдержанного на эмоции ребёнка они вполне могут поранить и его самого. Затем он сообщил им о Королеве Воинов и лезвие, которое северянин всё ещё придерживал, на несколько мгновений послушно опустилось, будто бы показывая, что девушка наконец-то ему поверила. Но, уже спустя пару коротких мгновений, оно вновь прижалось к горлу, а Стейн лишь сердито сверкнул глазами. Против такой упертости нужно искать какие-то особые приёмы. Габриэль спросила у Стейна действительно ли он знает Зену. Учитывая то, что именно она направила его за девушками и он уже успел им это сообщить, вопрос был не очень уместен, однако видя искреннее удивление в чуть расширившихся голубо-зелёных воин понял, что вопрос продиктован, скорее, наконец-то появившемся напоминании о подруге сказительницы, не связанном с новостью о ещё одной уничтоженной деревни. А её слова – лишь надежда добыть хотя бы крупицы информации, что-то, что позволит светловолосой девушке поверить в возможность скорой встречи. И, возможно потом, в более комфортной атмосфере, воин расскажет о том, как именно состоялось его личное знакомство с Королевой Воинов. Вот только до комфортности атмосфере в таверне явно было очень далеко. Людей здесь осталось не так много, большинству не особо хотелось стать случайными участниками потасовки, готовой случиться в любой момент. Те же, кто остался здесь, «растеклись» в стороны, стараясь быть подальше от этой нарушающей спокойствие троицы. Многие молчали, глядя на них, другие тихо перешёптывались, по-видимому, делясь впечатлениями. А между тем, воздух вокруг этих троих, словно потрескивал, причём звук этот с каждым новым произнесённым словом становился уловимее. Габриэль сердилась на свою спутницу, отчитывая её за агрессию и, кажется, сама была готова перейти на повышенные тона. Стейна же не устраивало ни то, что девушка встала на его защиту, ни то, что теперь, по его милости, воительница и бард начали ссориться. В первом случае это был словно очередной выпад в сторону гордости, столь уязвимой у любого воина, а во втором – помеха той цели, с которой северянин сюда прибыл. - Что здесь происходит? Думаю, с этим можно повременить. Стейн, у чьего горла всё ещё было оружие Вулфи, не поворачивая головы, посмотрел в ту сторону, откуда донёсся спокойный мужской голос. Теперь рядом с ними стоял высокий широкоплечий мужчина, по чьему лицу было заметно, что он не особо доволен всем происходящим. Его рука опустилась на запястье девушки и медленно отвела в сторону, тем самым убирая и оружие. Воин провел ладонью по горлу, проверяя нет ли на нём пореза, после чего он коротко произнёс, бросив взгляд на своего спасителя: - Спасибо. Мгновение спустя его отделила от Вулфи спина миниатюрной сказительницы, и Стейн, явно утомлённый происходящим, провёл ладонью по влажному от пота лицу. Всё это нужно было прекращать, однако этим, судя по всему, собирался заняться появившийся незнакомец. И северянин, пусть и не очень довольный тем, что самого его практически лишают возможности самостоятельно спасать свою жизнь, был благодарен за то, что урегулировать конфликт может кто-то другой. Скоро выяснилось, что этот мужчина знает Габриэль. Обстановка, кажется, несколько разрядилась. Но, между тем, происходящее становилось всё интереснее и интереснее.

blackwolfy: Частенько молодую наемницу неодоценивали из-за ее столь юного возраста, но как-то раньше это было не столь заметно. От сомневающегося в ее способностях заказчика всегда можно было отказаться, но когда человек, к которому наемница испытывала дружеские чувства кричал на нее, как на провинившегося ребенка, ей стало весьма обидно. Что ж, Габриэль похоже решила защищать этого незнакомца, причем доводов Вулфи слушать абсолютно не собиралась. Впрочем, похоже этот мужчина тоже считал ее молоденькой недоучкой, которая только позавчера научилась махать мечом. Иначе он бы не посмел трогать клинок ее катаны и тем более называть ее ребенком. Впрочем, другая ее рука лижала на рукоятке кинжала и если бы она действительно захотела ранить его, то бросила бы в него именно кинжал. Сейчас она хотела держать его подальше от Габриэль и по возможности немного припугнуть. Только вот бард, вместо того, чтобы дать Вулфи самой разобраться, стала защищать этого мужчину. -Мне нужны более веские доказательства, чем фраза "Меня прислала королева воинов". И я не верю ему лишь по тому, что он не хочет ничего толком нам объяснить, - ледяным голосом сказала она, полностью игнорируя выпады сказительницы и колкие слова незнакомца, - Что именно Зена сказала тебе? Мужчина не успел ничего ответить, как Габриэль пригрозилась бросить Вулфи здесь одну и отправится на поиски Зены самой. Наемница в ответ лишь криво ухмыльнулась. Она дала обещание королеве воинов следить за ее драгоценной сказительницей и девушка собиралась выполнить его, хочет бард этого или нет. -Ты находишься под моей опекой, хочешь того ты или нет, я буду следовать за тобой до тех пор, пока не передам в руки лично Зене, - сухо ответила Вулфи, сверля мужчину взглядом и все так же ожидая от него ответа на заданные ею вопросы. Обстановка в таверне наколялась и похоже это чувствовала все, так как посетители потихоньку выходили отсюда один за одним, а Бериллий предпочел вернуться за стойку, угрюмо протирая стаканы и изредка посматривая на этот затянувшийся допрос с пристрастием. Габриэль же сделала то, что действительно разозлило наемницу - она стала к этому парню спиной, таким образом закрывая его от Вулфи. Та уже хотела было оттолкнуть ее в сторону, ведь тем самым бард ставила себя под угрозу - если бы этот назойливый незнакомец хотел убить ее, то лучшего варианта и не придумаешь. А потом бы еще и посмеялся в лицо наемнице, за то что та не уберегла блондинку. Та в свою очередь обвиняла ее в излишней агрессии. -Если ты по своей доброте и излишней доверчивости погибнешь, то этих людей спасать будет некому, - с нажимом заметила Вулфи, теперь уже полностью переключившись в режим холодной и червствой наемницы, а в нем Габриэль была всего лишь очередным заданием, которое она не имела права провалить. Внезапно рядом раздался спокойный уверенный мужской голос, а затем кто-то вовсе положил руку ей на запястье, отводя катану, первой реакцией было выхватить кинжал и приставить его к горлу нахала. Но стоило ей глянуть на него, как она поняла, что перед ней возможно именно тот "лев", которого они искали. По крайней мере судя по рассказам и описаниям которые девушка слышала, это был действительно легендарный Геракл. Наконец, понимая, что похоже до ее мнения абсолютно никому нет дела и все считают, что все это напрасно ,она убрала наконец катану в ножны, разачаровано посмотрела на сказительницу и учтиво кивнув всем, зашагала мимо к барной стойке. Похоже им и без нее было о чем поговорить. -Похоже кто-то перегнул палку, - угрюмо заметил Бериллий, ставя перед ней кружку эля, - Не все люди в этом мире кровожадные воины и убийцы. -Что поделать, привыкла судить по себе, - девушка в один глоток осушила ее до половины и задумчиво посмотрела в сторону оставшейся в углу троицы. Да, она конечно же переборщила, но неужели сказительница не понимала, что девушка делала все это только ради ее блага, ее безопасности? Она кожей чувствовала, что этот "добродушный паренек" не так прост как кажется на самом деле. Хотя похоже теперь это была не ее забота. Рядом с Габриэль теперь был Геракл и за жизнь барда можно было не опасаться. Она сделала еще один глоток из кружки, бросив очередной взгляд на оставленную ей компанию...

Габриель: Атмосфера накалялась с каждой секундой и Габриель это не нравилось. Из-за глупой вспыльчивости и необоснованной агрессии Вулфи, люди стали покидать таверну, не желая становиться участниками либо свидетелями этой потасовки. Видимо наемница запомниться здесь надолго. Первый раз, когда в юности пыталась ограбить старосту, а второй раз когда хотела убить невинного человека. Сказительница никогда не видела волчицу такой злой и такой смертоносной. Она совершенно не была похожа на ту девушку, которую полюбила бард. Сейчас Вулфи напоминала чудовище, жаждущее крови. Мало того, что она готова была убить посланника Зены, так еще и не была скупа на слова в адрес самой Габриель. Незнакомец, который так и не назвал своего имени, видимо тоже устал играть в эти глупые игры, которые надо сказать были совершенно не вовремя. Им нужно спасать Зену от влияния Ареса, нужно спасать Серенею от нападения, а они чем занимаются? Вулфи решила устроить допрос, а сказительница прыгает вокруг нее, пытаясь вдолбить, что всё это излишне. Ведь, по сути говоря, если бы это был наемник Ареса и желал смерти барду, то давно бы это уже сделал. Возможностей было предостаточно. Так чего же Вулфи так кипятиться? Не понятно. Но самое интересное, что ее дурное настроение постепенно начинало передаваться самой Габриель. Незнакомец, которого она так защищала, довольно грубо ответил наемнице на ее некрасивые жесты. Бард едва заметно сморщила носик от подобных слов, но она не смела его осуждать, ведь неизвестно, чтобы говорила она, окажись на его месте. Сказительница продолжала стоять к нему спиной и взглядом впивалась в Вулфи. Она нутром чувствовала, что странника раздражает вся эта ситуацию, и бард не была тому исключением. Она прекрасно понимала, как тяжело ранит мужскую гордость то, что его защищает женщина. Однако светловолосая девушка была в данный момент единственным его спасением. -Мне нужны более веские доказательства, чем фраза "Меня прислала королева воинов". И я не верю ему лишь по тому, что он не хочет ничего толком нам объяснить. -А ты не думаешь, что очень сложно что-то рассказать, чувствую клинок на собственной шеи? Отвечала Габриель, сверля пронзительным взглядом волчицу. Она старалась говорить спокойно, но буря, что уже началась внутри нее, постепенно выходила наружу. А всё потому, что Вулфи совершенно отказывалась прислушаться к ней. Уперлась в свое и всё тут. Сказительнице совершенно не хотелось применять силу, но если волчица не остановится, Габриель придется показать ей, что и без нее она сможет себя защитить. Дальнейший диалог просто вывел блондинку из себя. Она не любила, когда с ней так разговаривают, даже Зена не позволяла себе такой тон. А тут волчица, которую видите ли погладили против шерсти, начала оскаливать зубки, и на кого??? На Габриель! Уму не постижимо. -Ты находишься под моей опекой, хочешь того ты или нет, я буду следовать за тобой до тех пор, пока не передам в руки лично Зене. -Либо пока не погибнешь! Этот факт ты не учитываешь? Вулфи, тебе 23 года, а мне…не будем уточнять цифру, но ты прекрасно знаешь, что я старше тебя. Пол своей жизни я провела рядом с Зеной. И что, ты наивно полагаешь, что я хрупкая девочка, которую нужно защищать? Мне не нужен телохранитель, надеюсь, это ясно? И если я захочу, я уйду, и ты не сможешь меня найти. Но в потерянном времени будешь виновата ты, и только ты. Вместо того, чтобы сейчас быть по дороге к старосте, я пытаюсь достучаться до тебя, а ты меня не слышишь. Мне не нужен телохранитель, не нужна наемница, мне нужен друг. Старая Вулфи…а не этот монстр, в которого ты превратилась. На одном дыхании говорила Габриель. Поначалу ее тон был повышен, а затем постепенно начал утихать, выдавая ее истинные чувства к этой всей ситуации. Отчаянье слышалось в нотках голоса. Однако Вулфи не слышала сказительницу. Она стала каменной стеной, и достучаться до ее сердца было невозможно. Она вновь начала говорить, что если по своей доброте и доверчивости Габриель погибнет, то спасать людей будет не кому. На эту фразу бард устало закатила глаза и тяжело вздохнула. Ей начинало всё это надоедать. Она хотела сказать Вулфи, что у нее хотя бы есть доброта и наивность, а что есть у самой наемницы? Недоверчивость? Злоба? Эгоизм? Может быть, именно поэтому у нее нет друзей? Стоило бы задуматься. Но светловолосая сказительница не успела ответить, т.к. перед ней возникла преграда. Это была мужская спина, хозяин которой видимо, пытался закончить этот бесполезный спор. Габриель выскользнула в сторону, дабы не быть зажатой между двумя незнакомцами. Какого же было ее удивление, когда она увидела Геракла. Она даже воскликнула его имя от шока. «Как он умудрился так быстро придти?» - мелькнула шальная мысль, ведь сказительница наивно полагала, что он пришел по просьбе, что она отправила письмом. Геракл с завидной скоростью справился с ситуацией, и вот посланнику Зены ничего не угрожает. Вулфи отправилась к барной стойке, гонимая непониманием, а Габриель теперь могла вздохнуть с облегчением. Да, ей бы его силы, и она смогла бы горы свернуть. Незнакомец поблагодарил Геракла за оказанную услугу, а сам сын Зевса поспешил поприветствовать сказительницу, которая не осталась в долгу. -Геракл! Ты, как всегда, во время. – С радостной улыбкой воскликнула бард и крепко обняла друга. – Я тоже рада тебя видеть, а так же очень счастлива, что ты так быстро откликнулся на мою просьбу. «Надо спешить» - подумала Габриель, оборачиваясь. Она взглянула на спину Вулфи, лишь наемница знала, где живет староста, но сейчас барду не очень хотелось к ней обращаться. Осадок от ссоры был еще слишком свеж и не успел осесть. Тяжело вздохнув, девушка перевела взгляд на незнакомца и Геракла. И всё же, думаю, пора было дать посланнику сказать, то, что он должен. -Ты можешь отвести нас к Зене? - Коротко спросила Габриель, понимая, как много ей сейчас придется рассказывать сыну Зевса. – Геракл, а тебе я всё расскажу по дороге. Кстати, где ты оставил Сару? С ней всё в порядке?

Геракл: Видимо Геракл действительно подоспел вовремя, спор между Габриель и Вулфи мог затянуться и привести к неожиданным последствиям, учитывая необычный характер наёмницы, а как Геракл понял, девушка она действительно с характером. В её взгляде было что-то зверское. Но, не стоит сейчас думать об этом. Геракл встретил Габриель, как и говорила Миднайт. Конечно, он собирался идти за Зеной, но нимфа указала ему путь, более надежный. Габриель была светом во тьме, она всегда помогала Зене, направляла в правильную сторону, и если Геракл и Габриель объединятся вместе, у них обязательно все получится. Во всяком случае, на поражение Геракл не рассчитывал. Геракл помог человеку, освободив его от оружия, и тем самым в неком роде обидел Вулфи, наверно. Незнакомец поблагодарил Геракла, хотя по его взгляду он видел, что мужчина хотел бы и сам справится, нежели принимать чужую помощь. Но с другой стороны Гераклу могло и показаться, Если он полубог, это еще не значит, что он способен знать человека, лишь единожды взглянув на него. Геракл часто ошибался в людях, но тем ни менее, это не убивало веру в нём человечеству, людское добродушие, чистосердечность, любовь и дружбу. Также он мог ошибаться и в Вулфи, но первое впечатление о ней было каким-то, можно сказать туманным, но для этой девушки хорошим аргументом являлось то, что она рядом с Габриель, значит, человек она хороший. Ибо никто иной, как сказительница злых людей не любит, да и не могут они сами по себе находится возле неё, доброта её и великодушие угнетают каждого человека, чья душа заполнена тьмой и злостью. - Не за что, - ответил Геракл незнакомцу. – Во всяком случае, думаю, того, что она хотела сделать, вы не заслуживаете. Геракл доброжелательно улыбнулся, но тем ни менее его постоянные улыбки, добрый тон, чистосердечность и откровенность были просто обыкновенным прикрытием от усталости беспокойства, и даже некой злости на самого себя за все произошедшее в последнее время. Геракл не мог перестать винить себя в том, что как дурак поверил в смерть Зены с Габриель, не стал их искать, ничего не предпринял. Сейчас, с каждым днём в нём просыпалось отвращение к самому себе, к его поступкам, к его решениям, что он делает, как он живёт. Возможно, это на нём отзывалось одиночество, но на самом деле никто не знал, какая борьба сейчас происходит внутри самого Геракла. Он оставил Сару вместе с сиделкой, что тоже его здорово угнетало. Он отец, и не должен оставлять своё дитя на нянек, мало того, он должен дать своему ребенку семью, мать, что бы девочка жила в нормальной семье, что бы у неё была мама, дом, и все, что есть у обычных детей. А то, что Геракл не обычный человек его ни в коем разе не оправдывало. Он пытался дать это все своей маленькой дочери, но что получил взамен, все это. Все, что сейчас происходит. Что случилось с Гераклом, почему каждый его поступок оборачивается в глобальные неприятности, словно его кто-то проклял. Но нет, в проклятия Геракл не верил, а если они и существовали, то имели более практический смысл. Все зависит только от него самого и Геракл не понимал, почему он дрейфит. Хотя, рядом всегда был Иолай, друг, который ограждал от подобных навязчивых мыслей, но сейчас его не было ядом. И он неизвестно где. Геракл посмотрел на Габриель, его зацепили последние слова сказительницы, о просьбе. - Просьба, какая просьба? – спросил удивленно Геракл, расставив руки, затем скрестил их на груди. На самом деле ему не приходило письмо от Габриель, и он даже не знал, что письмо было послано. Все сделала Миднайт, перенесла его сюда, к Габриель и Вулфи, снова помогла, а ведь с другой стороны, если бы письмо пришло к Гераклу, он бы потратил еще достаточно времени на то, что бы дойти до Серении. – С Сарой все хорошо, я оставил её с сиделкой. Сказал Геракл, глядя на Габриель, а в глазах прочиталась печаль, которую на этот раз скрыть он был не в состоянии. Вечно владеть своими эмоциями он также не мог. - Зена под влиянием Ареса, - Геракл говорил уже серьезно глядя на Габриель. – Еще есть шанс её спасти, наверняка есть. Геракл знал, что еще не поздно, да и не был уверен он, что королева воинов полностью Аресу подчиняется, полностью служит богу войны. Нет, что-то тут другое замешано, что-то более важное. Ей скорее приходится быть с богом войны, и служить ему, нежели она сама этого захотела. Человек так быстро не меняется, а зло в душе Зены, может и просто восстановить, но Геракл был уверен, что Аресу это не под силу. Геракл посмотрел в сторону стойки, куда отошла Вулфи, и наблюдала за ними, затем он посмотрел на Габриель, и мужчину, которому Вулфи угрожала. Геракл вспомнил, что не представился. - Прошу прощения, я не представился. Геракл, - он пожал руку Стейну, а затем, посмотрев на Габриель и снова на Стейна, сказал. – Вы пока определитесь с маршрутом. Геракл понял, что Стейну что-то известно об Зене, раз Габриель спрашивает о ней у него, а сам Геракл отправился к стойке, где стояла Вулфи. – Ты, наверное Вулфи? - спросил Геракл и улыбнулся. Почему он сейчас готов был позвать наёмницу с ним он не знал, но всецело доверял Миднайт, а она говорила, что Габриель и Вулфи играют ключевую роль во всей этой пьесе, значит, она должна идти с ними. Геракл облокотился локтем об стойку, но полуоборотом стоял к наёмнице, он проследил за её взглядом. Она внимательно следила за Габриель. Наверняка, что бы Стейн вдруг не сделал ей ничего плохого. - С ней все будет в порядке, она сможет постоять за себя, - сказал Геракл, добродушно глядя на девушку. – Ты нужна ей. Нужна ей сейчас, как никогда раньше. Оберегать близких всегда сложно, и переживание за них не даёт покоя. Если ты оставишь её сейчас, то будешь винить себя гораздо больше. Пойдем с нами. Геракл протянул руку наёмнице. И вот сейчас он зовёт девушку в опасное путешествие, только потому, что доверял другой, та, которая назвала имя Вулфи. Что ж, во всяком случае, Геракл сделает все, что бы Вулфи и Габриель остались целы.

Стейн: Вулфи вновь засыпала его вопросами, в том числе связанными с Зеной. Он собирался рассказать и ей и Габриэль всё, однако, как было заметно, время для этого всё ещё было неподходящее. Конфликт двух девушек заставил мужчину напрячься; в конце-концов именно по его вине они сейчас выясняли отношения между собой. Вот только, не смотря на свою повинность Стейн не имел ни малейшего представления о том, как улучшить ситуацию. Впрочем, он точно знал, что самым правильным с его стороны сейчас будет отстраниться и терпеливо молчать, пока всё не успокоится, поскольку любое слово, сказанное им, может оказаться лишь маслом, подлитым в огонь. Но, к несомненному всеобщему облегчению здесь появился человек, который мог разобраться с ситуацией и привести всех к примирению. В итоге, молодя воительница, всё ещё недовольная происходящим и явно задетая словами барда, отправилась к стойке, прочь от них. Что ж, Стейн был вовсе не против этого. Сейчас ни у кого из них не было времени для разборок а, поскольку цель у них всё же была общей, сотрудничество было лучшим решением. - Не за что. Во всяком случае, думаю, того, что она хотела сделать, вы не заслуживаете. Северянин лишь неоднозначно усмехнулся на эти лова и сделал пол шага в сторону. Скрестив руки на груди, он стоял поодаль Габриэль и незнакомца, ожидая пока они наконец закончат разговор. Ещё одного конфликта, но теперь вызванного невежливостью воина, Стейн бы не стерпел. Тем временем он молча поглядывал на воительницу, в одиночестве пьющую в стороне от их троицы. Да уж, всё происходит совсем не так, как я себе это представлял. Молодой мужчина провёл ладонью по растрепавшимся волосам и удручённо вздохнул; ему казалось, что всё произойдёт очень быстро: он найдёт сказительницу с её спутницей, расскажет им о Зене и они быстро отправятся обратно, чтобы помочь Королеве воинов. На практике же ему удачно (на удивление удачно) дался поиск двух девушек; дальше же всё пошло в абсолютный разрез с его предположениями. Хотя сейчас ситуация начала налаживаться, так что воин, бросив короткий взгляд на мужчину и девушку, всё ещё о чём-то говорящих, подумал, что, быть может, они ещё успеют наверстать упущенное время. - Прошу прощения, я не представился. Геракл. - Стейн. – коротко ответил северянин, отвечая на крепкое рукопожатие мужчины и переводя взгляд с него на Габриэль. Сейчас, когда он услышал имя этого человека, на его фоне он почувствовал себя ещё более мелким. Ему доводилось слышать много историй о Геракле, причём некоторые ещё тогда, когда он жил в Северных землях. Этот человек действительно был легендой, легендой, которой Стейн сейчас пожимал руку. И сомнений в том, что это был именно полубог, а не простой человек, названный в честь греческого героя, не было. Теперь этот заряд энергии, исходящей от мужчины и ощутимой практически физически, был более чем понятен. Геракл оставил их, направившись к сидящей у барной стойки воительнице. Проводив грека несколько озадаченным взглядом, Стейн наконец-то обернулся к светловолосой сказительнице. На губах появилась виноватая ухмылка: - Видимо, мне стоит извиниться, за то, что стал для вас яблоком раздора. Но да, - усмешка исчезла, лицо молодого мужчины стало куда более серьёзным, - меня действительно отправила сюда Зена и я могу отвести вас к ней, - он бросил короткий взгляд в сторону барной стойки и отметил, что и Геракл и Вулфи поглядывают в их сторону; никак не отреагировав на это, он вновь повернулся к сказительнице, - к сожалению, я общался с ней не очень долго, но этого времени вполне хватило, чтобы понять, что она действительно нуждается в помощи. Твоей помощи. – Стейн замолчал, запуская руку в волосы. – Я видел, какое влияние оказывает на неё ваш Бог Войны и, признаться честно, был готов к тому, что она всё же перережет мне горло, но… Она вспомнила о тебе, я слышал, как она произнесла твоё имя и успокоилась. – Слабая улыбка вновь вернулась на его губы, черты лица стали немного более мягкими. – Если одно лишь воспоминание о тебе пробуждает в ней пропадающую иногда человечность, представь, какой эффект может быть при личной встрече. И, возможно, в таком случае людям этого города не придётся вступать в сражение. Но, чтобы всё действительно сложилось удачно, нам бы не мешало поспешить. Эти разборки отняли немало времени, а путь до храма Ареса займёт ещё около пары часов; кто знает, что может произойти за это время? Стейн внимательно заглянул в светлые глаза Габриэль. Он надеялся, что она поверит ему и, что не будет задавать много вопросов. Северянин был уверен в том, что времени действительно оставалось немного. Ну а на все вопросы он бы вполне мог ответить по пути к храму.

blackwolfy: Вулфи все еще не понимала, почему Габриэль так на нее разозлилась. Нет, конечно отчасти сказительница все сама объяснила - ей не нравилось грубое поведение наемницы и вообще ее скорее всего бесил тот факт, что молодая неопытная девушка пытается оберегать повидавшего многое в своей жизни барда. И хуже всего, она теперь считала свою спутницу самым настоящим монстром. Поначалу Вулфи хотела ответить, что она та, кем является, но промолчала, понимая, что дальнейшая ссора еще больше привлечет внимание посетителей. И так она видела, как один из по виду уже бывших охранников, услышав об их споре ушел прочь из таверны все время оглядываясь на нее и ее друзей. Уже сидя за стойкой и поглядывая в сторону беседующей троицы, наемница прокручивала в мыслях сказанные блондинкой слова. Отчего-то внутри было до жути больно, лишь стоило ей подумать, что Габриэль увидела в ней того самого монстра, которого так боялась наемница и так тщательно скрывала его от остальных. Бериллий, видя совсем уж мрачное настроение девушки решил ее не донимать своими советами, правда на смену ему тут же явился Геракл. Брюнетка холодным безразличным взглядом осмотрела героя, а ведь он вел себя с ней вполне учтиво и спокойно. Да и обезоруживающая улыбка его наверняка могла растопить любое сердце. -Вулфи - ну да, так меня называют, - тихо ответила она, стараясь не смотреть герою в лицо и не поддаваться его чарам. -Пожалуйста, оставьте меня в покое. Все, начиная с похода в Аднес было ошибкой.. - подумала она, надеясь, что в способности этого полубога входит чтение мыслей. К сожалению, это было не так. А ведь Геракл, ставший свидетелем уже конца их ссоры, просто пытался убедить наемницу в том, что все будет впорядке и вспылила она вообще зря. И что она нужна Габриэль. Мне не нужен телохранитель, не нужна наемница, мне нужен друг. Старая Вулфи… - вновь прозвучал в голове голос барда. -Как ты можешь так говорить? Ты ведь даже понятия не имеешь кто я. Знаешь, сказительница очень проницательный человек, - похоже девушка старалась сейчас в разговоре избегать имени Габриэль, - Я - монстр, наемный убийца, лишаюший людей жизни из под тишка за отдельную плату. И ты все еще считаешь, что я нужна вашей компании? - она перевела внимательный взгляд на мужчину, с доверием протягивающему ей руку. Интересно, узнав кто она на самом деле, он так же будет пытаться помирить их с бардом? А что будет, когда герой узнает, кому принадлежит ее душа? Вулфи хмыкнула, понимая всю свою ничтожность в этой ситуации. Она всегда считала себя хладнокровной, но почему-то в последнее время решала все проблемы только с помощью оружия, порой даже не разбираясь в ситуации. Наконец, она взяла себя в руки и тяжело вздохнула, хотела было что-то сказать, как на пороге таверны появились несколько охранников из городской стражи. Рядом с ними шел именно тот мужчина, так подозрительно оглядывающийся на нее ранее. Бериллий похоже, поняв что к чему, покачал головой в сторону черного хода, но Вулфи лишь развернулась лицом к приближающейся страже. К ее удивлению, они замерли в метре от нее и раступились, пропуская вперед невысокую шатенку чуть постарше самой наемницы, на ее плечах была цветная накидка, говорящая о принадлежности к семье старосты города. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. -Это она, - наконец нарушила тишину девушка, сверля ледяным взглядом наемницу, - Арестуйте ее.. Стражники уже было направились исполнять приказ, как перед ними возник Бериллий. -Госпожа, я не думаю, что вам следует принимать такие меры. Ничего плохого ведь не произошло, - заметил трактирщик. -Мне лучше знать, или ты будешь отрицать, что передо мной та самая наемница? Трактирщик хотел было что-то сказать, но на плечо ему легла рука Вулфи. Она вступила вперед и встала перед девушкой, она чувствовала как за каждым ее движением следят стражники. -Я рада видеть тебя в добром здравии, Виктория, - холодным безэмоциональным тоном заметила наемница, - Только не понимаю, к чему эти обвинения. Вроде бы сегодня я не залазила в дом к твоему отцу. Шатенка криво ухмыльнулась, видимо вспоминая тот инцидент, однако ее взгляд, которым она сверлила стоящую напротив девушку не желал ей ничего хорошего. -То были детские шалости. Сейчас, я как староста этого города, пообещавшая защищать его жителей от взякой заразы вроде тебя, должна изолировать тебя от общества, - она кивнула стражникам, Вулфи же оступила на шаг назад, явно не желая сдаваться в руки властям. -Может быть вначале огласишь свои обвинения? Как будто они тебе нужны, чтобы упечь меня за решетку? - невесело подумала наемница. -Все очень просто. Говорят, неподалеку расположена армия Ареса. Думаю, такая как ты не пропустила шанса предложить ему свои услуги и поработать в качестве шпиона за хорошую награду. Или ты будешь утверждать, что оказалась здесь в такое время по чистой случайности? Вулфи молчала, не зная что и сказать. Ведь говорить, что она здесь для того, чтобы остановить бога войны означало доложить ему об этом, ведь и у стен могли быть уши. Согласиться на обвинение тоже было самоубийством...

Габриель: Габриель была несказанно удивленна, поняв, что ее послание не дошло до Геракла. Впрочем, она еще ранее не могла понять, как сын Зевса так быстро получил ее свиток и нашел ее. Но теперь стало ясно, что ни какого послания он не получал, а оказался видимо здесь совершенно случайно. Видимо удача сегодня на стороне сказительнице, хотя всегда есть возможность поспорить с этим утверждением. Словно в доказательстве своих слов, бард скользнула взглядом по напряженной спине Вулфи. Однако Габриель очень быстро отвлеклась от наемницы, стоило ей вновь услышать голос Геракла. Он говорил, что с Сарой всё в порядке и что оставил ее с сиделкой. Сказительница улыбнулась, вспоминая эту прекрасную маленькую принцессу. Жаль, что родители не могут дать ей должного внимания и стать полноценными родителями, воспитывающими свою дочь. Но Геракл и Зена никогда не смогут оставить приключения, тем самым обрекая девочку, расти без них. Это не правильно, но такова жизнь. Когда Габриель сказала Гераклу, что расскажет ему всё по дороге, полубог внезапно выдал, что Зена под влиянием Ареса, но еще есть шанс спасти ее. -Ты все знаешь? Удивленно захлопала ресницами сказительница. А в ответ получила утвердительный кивок. Что ж, так даже лучше. Не нужно рассказывать всё с самого начало и до конца. Во-первых, история была не короткой, а во-вторых, барду не хотелось бы заново всё это пережить, а так оно и будет, стоит ей лишь начать вспоминать. Габриель заметила печаль и сожаление в глазах Геракла. Он тоже переживал за Зену и хотел ей помочь. «Все будет хорошо, мы поможем ей» - мысленно подбодрила сказительница полубога и вновь тепло улыбнулась. Геракл посмотрел на незнакомца, что стоял за спиной барда, и представился, протянув руку. Мужчина пожал крепкую ладонь сына Зевса и назвался Стейном. Габриель взглянула на Вулфи, словно мысленно говоря ей, что именно так нужно знакомиться, а не тот агрессивный способ, который избрала наемница. Геракл начал посматривать на Вулфи, а затем, сказав чтобы бард, и Стейн определились с маршрутом, отправился к барной стойке. Девушка понимала, что это только предлог и полубогу просто хочется поговорить с Вулфи. Что ж, может Геракл сможет вдолбить ей истину и поставить на путь добра. У Габриель, похоже, не получилось. Королева амазонок тяжело вздохнула и заметила, как посланник Зены обернулся к ней, и она встретилась взглядом с карими глазами Стейна. Он виновато ухмыльнулся и начал извиняться за то, что стал причиной ссоры между девушками, на что сказительница мягко улыбнулась и замотала головой. -Не стоит извиняться, Стейн. Всё в порядке, это вовсе не твоя вина. Голосом полным доброты и нежности проговорила бард. Стейн сказал, что он действительно пришел сюда от Зены и может отвести их к ней. Габриель утвердительно кивнула. Стейн им нужен, вместе с ним они быстрее найдут Королеву воинов и возможно смогут сделать попытку ее остановить. Но сказительница не может рисковать жизнью невинных людей, а значит первым делом нужно найти старосту города и убедить его увести людей. Из подобных раздумий Габриель вновь вывел Стейн. Девушка подняла на него взгляд серо-зеленых глаз и внимательно слушала, как он рассказывал о Зене. Стейн говорил, что провел с ней мало времени, но его было достаточно, чтобы понять, что воительнице нужна помощь. Помощь сказительницы. «Не знаю, смогу ли я…» - грустно подумала девушка, но Стейн поспешил убедить ее. Дело в том, что из-за пагубного влияния Ареса Зена напала на мужчину, и чуть было не перерезала ему горло. Однако потом она вспомнила о барде, произнесла ее имя и успокоилась. Габриель приятно было это слышать, любовь к подруге приятным теплом разлилась в груди, а желание поскорее ее увидеть стало буквально непреодолимым. Хотелось сорваться с места и бежать, не оглядываясь, пока не увидит мудрые голубые глаза. Сказительница вновь услышала голос Стейна и опять подняла на него взгляд слегка увлажнившихся глаз. Мужчина говорил, что она сможет помочь королеве воинов. Если лишь одно воспоминание заставило ее вернуться в реальность, то какой эффект будет, если Зена в живую увидит Габриель. И если они поспешат, то возможно людям Серенеи не придется вступать в бой и погибать. -Я боюсь, Стейн… Вся надежда на меня, а вдруг я не смогу оправдать надежд. Вдруг Зена не изменится, увидев меня. Вдруг она не прислушается или вообще не услышит меня… Тогда погибнете не только вы все, но и жители Серенеи, а я не могу этого позволить. Ты понимаешь, Стейн, что это путешествие может оказаться последним для тебя? Спрашивала бард, стараясь сдержать волнительную дрожь во всем теле. Она действительно боялась, что не сможет. Всегда получалось вернуть Зену, но ведь это будет продолжаться не всегда. Настанет день, когда Королева воинов сможет сказать хватит и пронзить сердце Габриель стальным ножом. Тогда всё кончится. Закусив губу, сказительница отвела взгляд влажных глаз. Соленая вода готова была заструиться по ее щекам, но девушка старалась их сдержать. Не время показывать слабость и свою мягкосердечность. Время действовать. Стейн был прав, сказав, что слишком много времени они потратили на разборки, а нужно спешить. Каждая секунда дорога. Одна потерянная минута может изменить всё. Габриель кивнула, соглашаясь с ним. Она готова была идти, но только после того, как найдет старосту. Подходить к Вулфи не было никакого желания, поэтому бард поискала взглядом Бериллия. Она как раз хотела к нему подойти и спросить про старосту, как вдруг двери таверны с грохотом распахнулись. В помещение вошло несколько человек и, судя по всему, они были стражами этого города. Мужчины целенаправленно двигались в сторону Вулфи. Габриель нахмурилась, наблюдая, как Бериллий делает незаметный жест наемнице, дабы она уходила, но девушка остается на месте. Более того, она смело разворачивается лицом к страже и вызывающе на них смотрит. Сказительница, понимала, что ей нечего переживать, ведь рядом с Вулфи Геракл, а он ее в обиду не даст. Но все же сердце барда предательски забилось в груди от волнения. Девушка сделала пару шагов вперед, дабы приблизиться к этой компании и услышать, что же они хотят. Мужчины расступились, и на всеобщее обозрение вышла высокая темноволосая девушка в богатых одеждах. Внимание Габриель привлекла цветная накидка, но она и подумать не могла, что это та самая староста, которую собиралась искать блондинка. Некоторое время Вулфи и эта незнакомка, окруженная «свитой», сверлили друг друга взглядом, а затем девушка приказала арестовать наемницу. Брови Габриель взлетели вверх от удивления. Она поддалась вперед, и уже хотела было вмешаться, но ее опередил Бериллий. Однако бард была удивленна, услышав, как ловко девушка заткнула трактирщика. Наконец, Вулфи встала со своего места и подала голос. Она обратилась к девушке, назвав ее Викторией, и из короткой фразы сказительница поняла, что это та самая дочь старосты, которая застукала наемницу при краже. «Вот ведь совпадение так совпадение!» - изумилась про себя Габриель. Столько лет прошло, а именно сегодня, когда Вулфи рассказывала ей эту историю, в таверне появилась главная героиня сюжета. Забавно. Только судя по всему, теперь именно она староста. Видимо получила титул по наследству. Виктория желала арестовать Вулфи, причем обвинения была не обоснованные и глупые. Наемница пыталась себя защитить, но девушка тоже была остра на язык. Габриель, дослушав до конца последнюю фразу Виктории, решила всё же вмешаться: -Ваши обвинения не обоснованы и глупы. Такое ощущение, что вы защищаете не город, а пытаетесь наказать свою старую обидчицу. Вы не имеете права арестовывать ее. Покажи мне закон, который говорит, что нужно брать под стражу тех, кто, быть может, давно изменился. Мы пришли сюда с добрыми намерениями, не дрались и не буянили, так какое право вы имеете так себя вести? За девять лет все могло измениться.… А так оно и есть. Высказалась Габриель и заметила, что все десятки пар глаз обратились на нее. Глаза Виктории были пронзительны и серьезны. Ей не нравилось, что кто-то смеет ей перечить. Но сказительница была права, законов никто не нарушал и она не имеет право арестовывать Вулфи по обвинениям, высосанным из пальцев. Внимание Виктории было обращено на барда, и это был ее шанс. Увести тему от Вулфи и попросить вывести людей. Но шок был от того, что, судя по всему, староста города знала об армии Ареса и его нападении. -Послушайте, вы прекрасно знаете о том, что в лесу собралась не малая армия Ареса. Ею руководит Зена, знаменитая Королева Воинов. Нападения на ваш город не избежать. Подумайте о людях. Если вы сейчас же объявите об эвакуации, то сможете спасти сотни жизней. Вместо этого вы ловите наемниц, которые даже и не думали присоединяться к богу войны. Ну, подумайте сами! Даже если она и служит Аресу, то поймав ее одну, вы не исправите положения. Не теряйте времени, Виктория, уводите людей из города… Иначе на рассвете Серенея сотрется с лица Земли.

Геракл: Геракл видел, что сейчас творится с Вулфи. Вроде как какая-то мелкая обида засела в ней. Хотя нет переосмысление слов, сказанных ей Габриель. Эти слова были слишком тяжелыми для самой Вулфи и наёмница понимала, что Габриель права. Но когда человек говорит что-то в пылу, всегда можно сказать как-то резко. Хотя Вулфи терзала сама себя, пытаясь отыскать в себе темные стороны своего я, тьму, которая давно спрятана в ней. Лишь легкие эмоциональные порывы могут лишь слегка притупить в ней то добро, которое сейчас лидирует и останется лидировать навсегда. Но даже если бы Геракл не вмешался, Вулфи не стала убивать Стейна. И Геракл знал это наверняка. Хоть он только сейчас познакомился с наемницей, но уже понял, что человек она хороший. Вулфи лишь коротко бросила взгляд на Геракла, и слегка отвернулась, словно не желала слушать, но Геракл не остановится. Нет, он не был болтлив, все, что ему требовалось сказать, влезает всего в несколько предложений. Но несет в себе глубокий смысл, который самые опытные болтуны и в тысячах фраз не раскроют. - Монстры – это те, у которых нет человеческих чувств, нет души, добра, любви сострадания, - сказал Геракл, он подошел к Вулфи чуть ближе, что бы беседа была более дружественная. И после небольшой паузы Геракл продолжил. – Я не из тех, кто судит людей по содеянным поступкам. Ты была наёмницей. Была безжалостной убийцей, сейчас ты уже не этот человек, я знаю. Я это чувствую. Твоё место, рядом с Габриель, как и у всех нас в нашей тесной компании. Геракл добродушно улыбнулся, отстранился от стойки и протянул девушке руку, якобы зазывая её уже слезть со стула, и присоединится к ним. Геракла не волновало прошлое людей, он не судил людей по их прошлым поступкам. Если человек изменился, если стал хорошим, то его прошлое лучше оставить там же, где и осталась темная часть души этого человека. Сам Геракл уже не единожды сталкивался с подобными ситуациями. Он был с наёмником, который хотел убить его, поскольку Геракл собирался его доставить в Спарту на суд, но в итоге Геракл понял, что он человек хороший, что у него семья, дети. Наёмник рассказал, что больше всего в своей жизни скучает за ними, и хотел бы все изменить, стереть эту часть своей истории, где он убивал, получая за это деньги, и с помощью кровавых денег кормил свою семью. Геракл был ценителем семьи, также как и любил хороших людей, и несмотря на свою профессию, этот наёмник был хорошим человеком, даже не глядя на то, что он пытался убить Геракла. У Зены тоже темное прошлое, она убивала, грабила сжигала деревни, но, в ней проснулось добро, настоящее откровенное добро, которое всегда побеждает в ней тьму, за это её Геракл и полюбил. Хотя у королевы воинов кровавое прошлое. Да еще о многих можно рассказать. Вулфи не была исключением. Каждому должен быть дан шанс, шанс стать лучше, доказать, что он изменился, доказать, что темное прошлое позади и достойно того, что бы все о нём забыли вместе с его обладателем. Но, не успел Геракл привести Вулфи в их компанию обратно, как дверь таверны отворилась, и сюда вошла девушка, а за ней небольшая свита состоящая из воинов. Взгляд жительницы деревни сразу нашел кого нужно. Геракл наблюдал за этой девушкой. Вот она была как раз одной из тех, кто не предпочитал забывать о темном прошлом человека. Она моментально велела арестовать Вулфи. Геракл посмотрел на наёмницу, а затем на девушку, которую в ходе разговора Вулфи назвала Викторией. В глазах Геракла читалось недовольство и абсолютное несогласие. Пока шел мелкий диалог между Вулфи и Викторией Геракл молчал, но посчитал, что должен в это вмешаться, потому что в данный момент происходило не правосудие, а какой-то самосуд, или скорее просто обыкновенная месть. Справедливости здесь и близко не было. За Вулфи вступился трактирщик, наёмница попросила его успокоится, и Геракл, взяв мужчину за плечи отвел его на более безопасное место. Такая ситуация возмутила Габриель. Из небольшого угла, где ранее находилась она вместе со Стейном, она прошла к Вулфи. Речь Габриель, как всегда была хороша и просто невероятно попадала в цель, на то Габриель и была сказительницей, знала, что сказать в любой ситуации. Теперь решил сказать Геракл, так как Габриель тоже слушать не сильно стали. Он прикрыл собой Вулфи, нравилось ей это или нет, тем самым дав понять воинам, что уже готовы были схватить наёмницу, о том, что им вначале придется пройти через него. Но Геракл стоял не полностью закрывая Вулфи, а лишь частично. - Что?! – возмутился Геракл, а в его взгляде отображалось не просто удивлением граничащее с раздражением, но еще и некое презрение, как можно опускаться до вот такой вот мести – это же низко, да еще и накануне нападения на деревню. – Это просто смешно, необоснованно обвинять человека в шпионаже. Люди, да посмотрите на себя, что с вами такое?! Речь Геракла была одновременно спокойной, но и не без эмоций. В ней можно было услышать все, все, что он думает об этой ситуации, понять по интонации спокойной рассудительной и вместе с этим осуждающей. Геракл взмахнул руками. А затем положил их на пояс, но в ходе разговора еще жестикулировал правой рукой. - На деревню готовят нападение, а вы вместо того, что бы защитить себя, свою деревню, вывести отсюда женщин и детей, как сказала Габриель, вы занимаетесь охотой. Виктория, тебе следует хорошенько подумать над тем, что ты делаешь, и какие последствия будет нести за собой этот твой поступок, - возможно староста деревни сочла последние слова Геракла, как за угрозу. Многие так воспринимали, несмотря на то, в каком спокойном и уравновешенном тоне он это говорил, а взглядом Геракл пытался достучатся до понимания этой девушки. – В противном случае, ты слишком юна, и не доросла до управления деревней. Да, так оно и было, если эта девушка не отступит, и будет стоять на своём и дальше, вести себя эгоистично, а на кону жизнь всей деревни, то ей зря доверили управление. Несмышленая девчонка может привести всех к гибели, но конечно же, Геракл сделает все, что бы этого не случилось, и деревня осталась цела, а люди не пострадали. Но тогда, нужно было поторопится с воспитанием девчонки.

Стейн: Нда, что-то совсем фигово О_о На лице светловолосой девушки, не способном скрывать её эмоции, сейчас сменялось столько настроений, что северянину оставалось только дивиться этому. Габриэль действительно переживала за Зену, ясно было, что судьба подруги стоит для этой девушки на первом месте. Однако за руку с этим беспокойством у неё шли и мысли о том, что она не сможет помочь Королеве Воинов. -Я боюсь, Стейн… Вся надежда на меня, а вдруг я не смогу оправдать надежд. Вдруг Зена не изменится, увидев меня. Вдруг она не прислушается или вообще не услышит меня… Тогда погибнете не только вы все, но и жители Серенеи, а я не могу этого позволить. Ты понимаешь, Стейн, что это путешествие может оказаться последним для тебя? Глаза сказительницы стали влажными от пока не пролитых слёз и у Стейна защемило что-то внутри от сочувствия к ней. Он подумал было о том, чтобы ободряюще приобнять её и сказать, что если она захочет, то у неё хватит сил на что угодно, однако, мужчина остановил себя мыслью о том, что подобный жест с его стороны может вызвать недовольство у Вулфи и это приведёт, разве что, к очередной перепалке, отнимающей и так заканчивающееся время. Поэтому всё, что позволил себе северянин, это слабую улыбку: - О ком о ком, а обо мне точно не стоит беспокоиться. Ну а чтобы всё сложилось удачно, тебе, в первую очередь, нужно успокоиться; главное – это вера в себя и свои силы. Она часто бывает последним, зато сильнейшим оружием. Если бы только она помогла и мне, тогда, в Риме. Возможно тогда бы я сейчас жил в родных краях. Или, по крайней мере, мне бы было с кем туда вернуться. Стейн вздохнул и, осознав, что, глубоко задумавшись, отвлёкся от беседы с бардом, вновь поднял на неё взгляд, но только для того, чтобы потом обернуться и понять, на что именно она теперь столь внимательно смотрит. Теперь возле сидящих возле барной стойки Вулфи и Геракла, собралось несколько человек, весь вид которых выдавал отсутствие благих намерений. Сказительница сделала несколько шагов по направлению к новоприбывшим, но, видимо, лишь для того, чтобы лучше слышать то, о чём они говорят. Стейн, между тем, оставался стоять на своём месте, до тех пор, пока Габриэль, судя по всему, решившая вступить в разговор, не направилась к компании. Тогда уже и сам северянин последовал за неё. Впрочем, он всё равно держался чуть поодаль, не считая нужным вмешиваться в этот спор; он рассчитывал на то, что ситуация в скором времени урегулируется.

blackwolfy: Стражники уже подходили к Вулфи, чтобы под охраной увести ее отсюда, как в разговор вмешалась бард. Наемница, до этого заметившая, как Габриэль подходит ближе, надеялась, что та не станет ничего говорить. Виктория всегда была известна своим мстительным характером, да и зацепку могла найти где угодно. Причем, даже если она и была абсурдной для других, то для нынешней старосты деревни казалась весьма достойной. И для жителей Серенеи тоже, потому что не смотря на все свои минусы, Виктория отличалась весьма лояльным отношением к сбору податей на нужды города, в отличии от старост других окрестных поселений. Поэтому Вулфи сомневалась, что сидящие в таверне жители станут поддерживать барда, которой буквально пару минут назад столь громко апплодировали. -Не надо, все в порядке, - неуверенно прошептала девушка, посмотрев на сказительницу, как ее загородила широкая спина легендарного героя греции, судя по тону Геракла ему весьма не нравилась эта ситуация. Виктория же была странно молчалива, лишь слушала говорящих ей людей и постоянно посматривала в сторону Вулфи. Та же стояла на месте и не решалась ничего сказать, боясь сделать только хуже. Старосте явно не нравилось, что ей приказывают делать то, что она и так знает. Наемница понимала это, но больше всего ей не понравилось как сузились глаза девушки при упоминании Зены, а затем имени сказительницы. Все это было явно не к добру. -Я делаю то, что считаю нужным для жителей. Не очень то бы хотелось обнаружить, что армия стоящая под стенами вошла в город из - за помощи кого-то внутри этих самых стен, - холодно заметила Виктория, - По поводу женщин, стариков и детей можете не волноваться, я совсем недавно подписала приказ о том, чтобы увести их из города, выводить же всех жителей и оставлять город для того, чтобы его сделало своим военным лагерем свора Ареса я не собираюсь, - заметила она, подходя ближе к Гераклу и внимательно смотря на него, - И между прочим охоту можно вести параллельно, - заметила она, резко оборачиваясь к светловолосому барду. Вулфи было не по себе от того взгляда, которым наградила эта молодая девушка сказительницу, наемница чувствовала что староста задумала что-то неладное. -Говоришь, войском управляет королева воинов? Не так ли, Габриэль, если не ошибаюсь? Воинственный бард и лучшая подруга Зены. Слухи о тебе разлетаются быстрее, чем свитки с твоими поэмами, - ухмыльнулась она, внимательно рассматривая сказительницу, затем переведя взгляд на Вулфи, - Похоже я действительно ошиблась с обвинениями или вы работаете в банде? -Я не понимаю к чему ты клонишь, - спросила наемница севшим голосом, выходя вперед и становясь перед Гераклом. -Сегодня мне пришел рапорт о том, что в городе могут находится шпионы из войска, идущего на город. Поначалу я думала, что это ты, знаменитая на всю Серенею своей неудачей наемница, но теперь, я кажется понимаю, что кого как не свою правую руку могла подослать к нам легендарная королева воинов в качестве шпиона, - она сделала знак в сторону Габриэль, и ее окружили трое солдат, - Не волнуйся, это всего лишь меры предосторожности. Проведешь ночь в камере, затем я с удовольствием выслушаю все твои доводы на суде. Думаю, сопротивление только подтвердит мои догадки. Уведите ее, - мужчины подхватили блондинку под руки и потащили прочь, оставшиеся охранники предусмотрительно загородили путь Гераклу и Вулфи, которая рванулась было на помощь Габриэль, но ее остановил ледяной взгляд Виктории, - Никто ведь больше не хочет составить компанию великому барду? - с этими словами она осмотрела присутствующих и тут же развернувшись на каблуках, вышла из таверны. Вулфи так и осталась стоять на месте, смотря ей в след, затем внезапно выхватила один из напоясных кинжалов и бросила его, попав точно в дверь, за которой секунду назад скрылся последний стражник старосты. Тяжело дыша от охватывающего ее гнева, девушка перевела растерянный взгляд на Геракла. - Виктория теперь захочет использовать Габриэль против Зены, а может быть просто предложит выдать такого ценного "шпиона" взамен на спасение деревни. И этот суд лишь для того, чтобы узаконить ее действия. - наемница кажется пыталась угадать истинные мотивы старосты, - Мы должны как то вытащить ее оттуда до прихода армии.. И возможно до суда, - подумала про себя Вулфи..

Геракл: Геракл внимательно слушал Викторию. Её слова не имели никакого смысла. Она распорядилась людьми, так как ей угодно было. Тех вывела, остальных оставила. Лучше, что бы здесь вообще никого не осталось. Гераклу уже не раз приходилось практически в одиночку. на пару с Иолаем от целых армий защищать пустую деревню, откуда вывели абсолютно всех, а оставались только они вдвоём. Сейчас же был шанс, что нападения вообще не будет, но всех людей стоило перестраховать. Почему-то в этой девушке, которая была старостой, Геракл сразу же заметил эгоистичную натуру. Она делает то, что считает нужным, для начало стоило бы хорошенько все еще обдумать, спросить совета у остальных, а потом решать. Но девушка была еще юна, и, судя по всему, избалована. Она решила, так и будет. Видимо, она решила действовать кардинально, только бы добиться своего. Удивительный человек эта Виктория. Накануне нападения на деревню, которую могут запросто уничтожить, она думает лишь о том, как бы Вулфи насолить. Вступившаяся за наёмницу Габриель первая попалась под руки Виктории. Она моментально сделала и Габриель виновницей торжества, от чего Геракл нахмурился пуще прежнего. И уже нетерпеливо буквально прожигал взглядом глупую девчонку. У них нет времени на удовлетворение её прихотей. Когда Виктория подошла к Гераклу, он посмотрел на неё, она была, конечно, ниже и ему пришлось слегка опустить голову, что бы смотреть девушке прямо в глаза. - Уведи отсюда всех людей. Деревня не станет лагерем Ареса, я об этом позабочусь, - твердо сказал Геракл, но Виктория отвернулась от него к Габриель и стала петь свою песнь о том, что все вокруг шпионы, а на два фронта здесь Габриель работает. Геракл качнул головой, и взмахнул рукой. – Ну, это уже глупо. Но Виктория снова не стала слушать, она слишком была уверенна в себе, и её обида на Вулфи, желание сделать наёмнице как можно больше проблем, преобладало над здравым смыслом, и надо же, даже над страхом. Хотя то, что староста постоянно говорила о нападении, выдавало её страх. Невольно, но о том, что тебя беспокоит, ты проговариваешься и не единожды. Затем Геракл усмехнулся суждениям Виктории. - Легендарная Королева воинов, не настолько глупа, что бы присылать сюда, как ты выразилась, своего приближенного человека. Так что подумай еще раз над своими действиями. Виктория, возьми себя в руки, и перестань искать среди своих – врагов. Мы пришли, что бы помочь, - говорил Геракл, но староста его уже не слушала, она велела взять Габриель, точнее теперь её арестовать. За то же шпионство, в котором она обвиняла всего несколько минут назад Вулфи. Геракл рванулся за Габриель, но два охранника Виктории загородили ему путь. Он равнодушно глянул на обоих, затем оттолкнул их, им пришлось отойти, поскольку толчок был не слабым. Геракл освободил дорогу. – Виктория, еще раз предупреждаю тебя, не делай глупостей! Но староста в очередной раз не послушалась Геракла. Она скрылась за дверью, а за ней и все её охранники. Геракл мог это остановить, мог запросто разделаться с людьми Виктории, отобрать у них Габриель, но Геракл просто был более расчетлив и умен, нежели Виктория. Эти люди еще пригодятся. В случае неожиданного нападения армии Зены. Геракл смотрел на закрывшуюся за старостой дверь, пока краем уха не уловил некий звук, Геракл увидел летящий нож, слегка отклонился назад, нож пролетел мимо, и впился в деревянную дверь. Сам же Геракл осуждающе посмотрел на Вулфи, подошел к двери, с легкостью вынул нож, и отдал его наёмнице, после чего выслушал рассуждения Вулфи. - Не думаю, что она станет идти на контакт с Зеной. Виктория слишком боится и её и её армию, поэтому не использует Габриель, как объект шантажа. А что касается суда – это нам на руку, - спокойно сказал Геракл. Все это время он смотрел на дверь, откуда только что достал нож, а теперь перевел взгляд на Вулфи и слегка улыбнулся. Затем он слегка ободряюще хлопнул Вулфи по плечу, и подошел к стоящему Стейну. – Стейн, мы с Вулфи отправимся на суд, защищать Габриель, но и терять времени мы также не будем. Ты должен будешь вывести всех оставшихся людей с деревни в долину, где находятся все остальные, к их укрытию. Стейн кивнул головой, и отправился за дело. Зена же шла брать деревню, ради убийства, и войны, ради сражения, которое подпитывало Ареса, ведь он бог войны, его сущность заключается в войне в сражениях. И если армия Зены придет в пустую деревню, то и не с кем будет воевать, а дома всегда можно будет отстроить, тем более достаточную часть провизии, продуктов, и веще люди уже отсюда унесли. Деревня была практически пустой.

blackwolfy: Геракл на всякий случай уклонился от пролетающего мимо кинжала, лишний раз показав наемнице и окружающим свою ловкость. Затем он вырвал нож из двери и протянул его Вулфи, посмотрев на нее с явным укором. Герой Греции всем видом своим показывал, что вспыльчивость девушки ему не нравится. Наемница потупив взгляд забрала у него кинжал и вернула его обратно в ножны. Однако желание лишить Викторию жизни никуда не делось. С каких это пор мы стали такими кровожадными? - подумала она, пытаясь вернуть былое хладнокровие, не смотря на то, что ответ напрашивался сам собой, - Нет, Арес не может быть виноват во всех твоих проблемах. Даже ему это не под силу... Девушка тяжело вздохнула, слушая рассуждения героя о том, что Габриэль для Виктории не объект шантажа и что суд им вообще-то на руку. -И как суд нам поможет? Думаешь, удасться убедить народ в том, что она не лучший староста в эти смутные времена? Потому что в мирное время лучше старосты Серенеи не подыскать, я слышала что тут налоги весьма либеральны, да и жители довольны. Хотя Виктория всегда вела себя глупо в экстримальных ситуациях, - со знанием дела ответила Вулфи, как будто нынешнего старосту она знала не только из-за той дурацкой истории, - И честно говоря, о выдаче Габриэль я не уверена..Страх страхом, но если Зена выдвинет подобные условия нашего барда подадут ей на тарелчке с золотой каемочкой. А шпионы Королевы войнов, если они здесь конечно же есть, скорее всего донесли об этом досадном случае. - оглянувшись по сторонам и чуть понизив голос, заметила наемница. Стейну Геракл посоветовал вывести людей, Вулфи лишь хмыкнула. Она все еще не доверяла мужчине, но раз уж герой считал его их соратником, то так уж и быть, она смогла смирится с этим фактом, к тому же в прошлый раз ее враждебное поведение и опека над бардом привели к тому, что Габриэль собственно попала в тюрьму. Узнай про это Зена, она бы точно попросила выдать вместе с блондинкой и наемницу, чтобы как следует проучить ее за невыполнение приказа. Виктория бы эту просьбу выполнила бы с превеликой радостью. Геракл и Вулфи вышли из таверны, наемница невольно заметила, насколько опустел город, до того, как они зашли в таверну, она настолько устала, что как - то даже не обратила на это внимание. Вспомнились слова Геракла, которые он говорил Виктории. -Там ты сказал, что не дашь армии Ареса превратить деревню в лагерь. Но как ты собрался сделать это? Не в одиночку же.. - неуверенно предположила она, понимая что это даже для полубога равно самоубийству. Извиняюсь, что так мало, моя муза ушла в отпуск вместе со мной.. :/

Геракл: Геракла немного утомляли вопросы Вулфи, он сейчас раздумывал над дальнейшими событиями. За свою жизнь он пережил достаточно много судов, что бы быть знакомым с этими системами. Как в качестве подсудимого, так и в качестве защитника и простого свидетеля. Разные ситуации бывали. Сейчас же Геракл решил взять на себя роль защитника Габриель, или адвоката. Он был уверен, что найдет способ, вправить Виктории мозги обратно, которые девочка от страха разбросала по улице. Но ладно поведение Виктории можно было понять, но ни в коем случае не одобрять. Геракл ожидал от Вулфи подобного вопроса насчет суда, он лишь уверенно улыбнулся и направился к выходу. Зачем нужен был суд? Нет, не для того, что бы показать людям, что из Виктории никудышней лидер. Во-первых, что бы оправдать Габриель справедливым путём, а не путём насилия. Геракл мог бы это сделать, а судебное время помимо справедливости еще занимало некоторое время, благодаря которому в опасности останутся лишь те, кто будет находится в зале суда, в случае нападения Зены. Остальные же будут целы. А людей, что находится будут в суде проще спасти. Их гораздо меньше, плюс охрана, которая будет присутствовать там же, какие никакие, но также воины, способные вести бой. - Я не собираюсь настраивать народ против неё, - улыбнулся Геракл, и слегка скривился, не понимая, почему у Вулфи вообще возникли подобные мысли. А затем опустив плечи, продолжил. – Справедливым судом, мы не запятнаем доброе имя Габриель, а Виктория поймет, что в конечном итоге была не права, и тогда нам удастся действовать сплоченно, и только тогда никакая армия нам не будет страшна. Но Вулфи слова Геракла не успокоили. Её можно было понять, девушка искренне переживала из-за сложившейся ситуации, и из-за событий которые могут вот-вот наступить. Она не хотела промахнутся не хотела потерять дорогого, близкого ей человека, сплоховать и проиграть. Все эти чувства были знакомы Гераклу, а самое главное, обжигающее чувство восприятия собственного ничтожества, когда осознаешь, что не смог защитить родных тебе людей, просто не смог, их испепелили у тебя на глазах, зарезали у тебя на глазах, обманули, благодаря тебе. Все это бывало, боги, остальные существа были способны на всё это. Поэтому Геракл понимал опасения Вулфи, и был терпелив. Его не раздражали её вопросы, её подозрения насчет его идей, попытка оспорить, и внесение своих предложений и мыслей. Наоборот Геракл с удовольствием слушал девушку. Сам он и его голова также была не идеальна, и что-то да он мог сделать не правильно, где-то совершить ошибку, все совершают ошибки, но сейчас был другой случай. Когда Геракл сам упоминал Зену, он старался просто называть её имя, имя человека, словно совершенно незнакомого ему ни в каких отношениях. Просто имя, и пытался представить, что она – это не та женщина, которую он любил. А просто воин, просто имя. И у него выходило это поначалу не плохо, но с каждым разом все хуже, и когда Вулфи снова заговорила о Зене, улыбка теперь спала с лица Геракла а взгляд даже как-то посерьезнел. Он знал её с обеих сторон. Знал злой и знал доброй, с этого можно сделать вывод, что Геракл знал Зену, какой бы она ни была, знал, как она может поступить, и какие действия предпримет, поэтом после некоторой паузы, Геракл посмотрел на Вулфи напряженным взглядом, слегка нахмурившись и сказал: - Зена не будет просить выдать Габриель, я отлично знаю её, и знаю её действия. Она предпочтет сразиться с Габриель в худшем случае, или же вовсе про неё забудет. А что касается шпионов, если они здесь, значит, они скажут и обо мне, а это заставит Зену еще немного подождать, - Геракл слегка улыбнулся, и улыбка его была уверенная, но печальная. Да, Геракл всегда был уверен в себе в любом случае. Наверно это и предавало ему сил для борьбы, но вместе с Вулфи вышли с таверны, насколько слушание назначено они не знали, но что-то Гераклу подсказывало, что в сарай, где староста собирала всю деревню, стоило пойти прямо сейчас. Поэтому они с Вулфи покинули таверну. При выходе Вулфи у Геракла еще кое что спросила. Ну, а теперь на лице Геракла играла не только уверенная в себе улыбка, но и видно было, что вопрос девушки действительно заставил его откровенно улыбнутся. Он с добротой в глаза посмотрел на Вулфи, и сказал, положив ей руку на плечо. – Я с этим справлюсь, ведь у меня есть это. Геракл указал на голову. Сила – это одно, но когда сила и разум объединяются, то тогда можно победить хоть тысячу армий, обыкновенной хитростью. – А сейчас нам нужно, вон туда, я выступлю в роли защитника Габриель. - cказал Геракл, и опустил руку с плеча Вулфи, показывая в сторону огромного сарая.

Дирси: -----------------------------------------> Река Алфиос В пути Дирси было гораздо легче, она чувствовала себя, словно новенькая, угрозы той блондинки принцесса специально пропускала между ушей, и когда вторая сказала, что Дирси сегодня не умрет, принцесса и вовсе даже и бровью не повела. Словно от них и их решения зависела жизнь принцессы. Милая, забавная, Дирси казалась такой беззащитной. Может, она и беззащитная, но не стоит забывать, что она кусается. Не надоело ли Дирси тынятся по городам и деревням, что бы прославится, что бы защищать людей, что бы суд был справедливым, а закон отпечатывался у неё на лбу огромными буквами, и все знали её имя, откуда она, кто её отец, и что она много достигла в своей жизни. Дирси уже достаточно устала, топая пешком, мимо проезжал добрый человек на повозке, он ехал, как раз в город, вез провизию, и еще куча всяких интересных вещей. Ясное дело торговец, Дирси радостно запрыгнула в телегу, и медленно пошатываясь, вот таким вот удобным способом ехала в Серенею. Старик оказался очень разговорчив, Дирси тоже не молчала, они смеялись с друг друга. Тот рассказывает забавные ситуации со своей жизни. Дирси однажды так рассмеялась, что чуть не свалилась с телеги, вместе с кучей своих свитков, но вот пришел черед её рассказывать. Принцесса устроилась поудобней и сделала два движения руками, легкие при этом пальцы её были оттопырены, а сама она задорно улыбалась. - А я знаю Геракла. Очень довольно сказала Дирси, затем схватила за колено мужчины, и на его: как, стала рассказывать забавную историю, как Иолая несправедливо обвинили, она была его защитницей, как этот герой прошел все варварские испытания. При этом сам мужчина, который вез Дирси смотрел на неё слегка испуганно. Любой бы посмотрел, ведь тогда принцесса без зазрения совести заставила Иолая проходить столь тяжелые испытания. Да и возницу интересовал больше Геракл, нежели Иолай, а Дирси только об Иолае и говорила. - Что, что ты так на меня смотришь? Дирси положила руку на грудь, и как бы даже немного обиженно смотрела на мужчину, затем махнула той же рукой и улыбнулась, хлопнул его по плечу, и рассмеялась. - Но зато я победила, и Иолай свободен! - Да, да, я понял все про этого Иолая, но расскажи про Геракла, - нетерпеливо попросил возница. Дирси опустила плечи и слегка сгорбилась, с определенным равнодушием посмотрела на мужчину, потом наклонилась, оперлась локтем об коленку, а голову положила на ладошку. - Геракл, а что Геракл. Большой такой, сильный и умный. Побормотала Дирси, а потом вновь повеселела выпрямилась, и опять широченная улыбка заблестела на её лице. - Я его тоже однажды оправдала в суде, дело было так… И Дирси понеслась рассказывать человеку все о том процессе, какие обвинения Гераклу выдвигали, как она его защищала, как вообще проходил сам процесс. Дирси не замолкала, её язык все работал и работал. Казалось бы не столько было того судового процесса, сколько она болтала. Этим она утомила человека, который вез её с собой. Тот устало вздохнул, и уже не слушал её. Он конечно слышал, что она говорила, но не вникал в это. Ему просто надоело, а когда они въехали в город, он поспешил освободится от Дирси, и бегом увезти свою телегу подальше от этой женщины. Дирси же весело улыбалась и махала на прощание доброму человеку. После адвокат вздохнула деревенский воздух, и держа свою сумочку в руках осмотрелась. Она посмотрела в одну сторону, в другую, затем по всем сторонам. Здесь никого не было, тихо. - Странно, а где же люди. Дирси задумалась, и легкий озноб пробежал по её телу. Тут уже нечему было улыбаться. Ухватившись крепче за свою сумочку со свиткам мелкими шажками девушка проходила дальше в деревню, в поисках хотя бы кого-то. Она стучала в двери разных домов, но никто не открывал, а везде стояла мертвая тишина. Дирси топала дальше, пока наконец-то не услышала отдаленные голоса, она повернула на угол. И надо же, она увидела Геракла вместе с какой-то девушкой. Дирси обрадовалась, он не видел её, так как стоял спиной к принцессе. А сама девушка медленно подбиралась к герою, и услышала последнюю его фразу, которая позабавила принцессу. - Предоставь это дело профессионалу. Дирси улыбнулась своей широкой улыбкой и слегка склонила голову на бок. Она бросила свою сумку под ноги, переступила её, и поднявшись на цыпочки крепко обняла Геракла, потом посмотрела на девушку возле него. - Привет, я Дирси. Дирси протянула и пожала руку красавице, потом вновь обратила своё внимание на Геракла, и все время пыталась то ли осмотреть за него, то л через него. На самом деле принцесса искала его лучшего друга. Иолая. Дирси положила руки в боки. - А где Иолай?

blackwolfy: Похоже Геракл видел в предстоящем суде одни лишь плюсы, наемница же ничего кроме таких минусов как потерянное время и зря потраченные слова не видела. Виктория была слишком принципиальна и упряма в таких вопросах. Впрочем, утверждать, что послушав весьма проницательные и логичные доводы, Вулфи не начала сомневаться в самой себе. Ведь возможно обвиняя старосту Серенеи в непонимании и предрассудительности, наемница сама поддавалась этим чувствам. Ведь и Виктория за столько лет могла изменится, причем не только в худшую сторону. -Возможно ты прав, и мне остается только надеятся, что они прислушаются к нам и Виктория все-таки придет к правильному решению.. - вздохнула девушка, все еще так и не простив себя за эту ситуацию. Она все еще не могла смирится с тем фактом, что человек которого она должна была защищать, попал из-за нее в неприятности. Даже если отбросить все дружественные чувства, которые она испытывала к Габриэль, оставалась профессиональная сторона. И наемница понимала, что с крахом провалила свое задание. А это было весьма болезненно для самооценки девушки, которая в последнее и так упала ниже Тартара. Отчего-то хотелось действовать, решить всю проблему за раз, своим способом, не тратя время на препирания с Викторией и суд. Ведь вполне можно было попытаться вернуть барда из заключения прямо сейчас. Она бросила беглый взгляд на Геракла, понимая что подобных мыслей он не одобрит. Наемница еще помнила тот неодобрительный взгляд, которым герой одарил ее, когда Вулфи кинула кинжал вслед за Викторией. Теперь же ей очень хотелось, чтобы между клинком и старостой двери не оказалось. -Хватит, постарайся хоть раз в жизни действовать мирно, - напомнила она сама себе. -Я все не могу смириться с тем, что Габриэль проведет целую ночь в камере..ИЭто мне нужно было оказаться на месте Габриэль. Ведь именно из-за меня староста пришла в таверну. Если бы я только могла повернуть время вспять... - Вулфи крепко сжала кулаки. Когда разговор перешел к Зене, столь успокаивающая душу наемницы улыбка Геракла как будто стерлась с его лица. Наверняка этого следовало ожидать, ведь он знал ее куда больше чем Вулфи, они были друзьями и когда-то даже любили друг друга. Теперь же она вновь была на стороне Ареса, а значит вновь становилась угрозой для мирных невинных жителей, коих сын Зевса поклялся защищать. -Вызовет Габриэль на бой? Думаешь, она в состоянии убить лучшую подругу? - мрачно спросила наемница, понимая что это не лучшие вопросы, которые стоило сейчас поднимать для обсуждения. Ни она, ни бард, ни герой не видели Зену и не могли точно судить о том, что вообще с ней происходит. К тому же был еще Стейн, который утверждал, что Королева воинов просила у сказительницы и ее спутницы помощи. Так что возможно, действительно все было не так плохо и Зена просто блефовала. Но из головы Вулфи так и не выходили мысли о жителях той деревни, которую уничтожила армия Ареса. – Я с этим справлюсь, ведь у меня есть это. - Вулфи в ответ лишь улыбнулась, Геракл действительно был великим героем, который в отличии от многих не пологался только на физическую силу и божественную кровь, но так же предпочитал думать и анализировать. После этого разговора, девушка не сомневалась, что из него выйдет отличный защитник и уже хотела сказать ему это, как в ее поле зрения появилась какая-то незнакомка. Но судя по тому как она подхватила их разговор, с Гераклом она была знакома не по наслышке, судя по тому, как она его приветствовала. Вулфи молча наблюдала за этим, затем протянула руку в знак приветсвия, вполне мило улыбаясь. -Вулфи, приятно познакомится - она перевела взгляд на Геракла, видимо ожидая его реакции на старую знакомую.

Геракл: Нравилось ли Гераклу, когда постоянно его доводам, словам размышлениям ставили какое-то, хоть и слабое, но нет, или наоборот, как бы его планы и мысли упрекали. Мол нет, лучше от этого не будет. Конечно, нет, никому это не понравится, но Геракл слишком сдержан, и добр, что бы сказать человеку о том, что он должен заткнутся и делать все так, как скажет Геракл, потому что так будет лучше. Вулфи много находила «но» буквально из каждую из фраз, сказанных Гераклом, каждому слову - постоянное «но». Геракл на этот раз посмотрел на Вулфи серьезно и без улыбки, нетерпеливым и слегка осуждающим взглядом. Обычно – это работало. Геракл всегда был таким, когда ему что-то надоедало. Он мог, конечно об этом сказать, но не сейчас, может потом придется, если Вулфи не прекратит и дальше будет находить какие-то изъяны и противоречия. - Я уже говорил тебе, что Виктория пошла хитрым путём, она даже возможно, не считает, что Габриель шпион. Она просто схватила её, решила доставить боль тебе, заставить тебя поволноваться, - Геракл поднес руку ко лбу, слегка потёр его. Левую руку положил на пояс и посмотрел на Вулфи прежним доброжелательным взглядом. – Или же, провоцирует тебя на незаконные действия, словно ждёт, что ты вломишься, что бы освободить её, тогда у неё уже будут косвенные доказательства на то, что бы взять тебя, а затем передать в суд к высшим инстанциям, в Афины например. Так что, держи себя в руках, и тогда Виктория ничего этим не добьется. Предупредил Геракл, и они вместе с Вулфи продвигались дальше по пустующей деревне. Те, кто нужен был Виктории, видимо уже готовились к так называемому слушанию. Вулфи спросила у Геракла, способна ли Зена вызвать на бой лучшую подругу и убить её. Геракл лишь нахмурился, глядя перед собой. Скрестив руки на груди, а затем он развел руками и посмотрел на наёмницу: - Я сказал в худшем случае, - улыбнулся Геракл. Когда Геракл говорил в худшем случае – это значило, что он имеет в виду безвыходную и очень трудную ситуацию, что бы выпутаться с которой нужно здорово попотеть и напрячь все свои силы и мозги. Но Геракл был по сути таковым, что и в худших случаях он выходил из ситуации победителем. Дальше разговор зашел о суде, Геракл решил, что будет защищать Габриель, и озвучил свои мысли Вулфи, пока не услышал за спиной знакомы задорный голос. Но почему-то оборачиваться не хотелось. Дирси, Геракл сразу узнал её. Он был ей безумно благодарен за то, что она однажды выступала в роли его защитницы, но это не очень-то помогало ему, пока Геракл в конце концов не прекратил весь тот спектакль, и сам высказался безо всяких допросов, лишних вопросов, и защиты. Эта женщина была до ужаса болтлива, слишком самоуверенна, и чаще всего она даже не видела очевидного, готова была пойти любыми методами, лишь бы победить. Дирси не стала ждать, пока Геракл к ней обернется, она сама обошла его кругом, поставила свою сумку на землю, переступила её и обняла его. Геракл также обнял девушку, удивленно глядя поверх головы Дирси, а затем на Вулфи. Геракл еще сам не понимал радоваться ему, или наоборот начинать паниковать, ведь Дирси была сплошным сюрпризом, и действия её никаким образом не предугадаешь. Когда она оторвалась от него, Геракл посмотрел на Дирси, и хотел представить её наёмнице, но Дирси представилась сама, а затем вдруг резко спросила про Иолая. - Нет, его нет сейчас со мной, я не знаю где он, - странно, но Дирси умела так задавать вопросы, что не ответить на них просто невозможно, видимо дар от природы. Геракл вот так просто ответил ей, почесывая затылок, что на самом деле не знает, где находится его друг, и это еще одна вещь, которая его сильно беспокоила. Дирси умела поймать еще и самое сокровенное то, что пытаешься держать в себе, и сделать так, что бы об этом вспомнилось. Неужели все они адвокаты такие? Геракл улыбнулся подруге, и сказал. – Может, лучше не нужно. Мы справимся, не беспокойся. Покачал Геракл головой, слегка улыбнулся и нахмурился, что бы было как-то убедительней, а затем посмотрел на Вулфи, в надежде, что она поймет его и поддержит. Но Геракл не мог отрицать, что Дирси появилась как раз кстати, и она может помочь, но чего это будет всем стоить головной боли?

Дирси: Эх, Геракл, Геракл. Большой упрямый дядя. О да, если бы Дирси была ребенком, она бы ткнула пальцем ему туда, до чего дотягивается и так бы и сказала: ты большой упрямый дурилка, я же помощь предлагаю. Сейчас Дирси лишь улыбнулась, умиленно глядя на Геракла, она подложила ладошку под щеку, и слегка склонила голову на бок, пытаясь сделать как можно больше насмешливое и жалобное лицо. Геракл, такой всегда уверенный в себе, сильный, с непоколебимым моральным духом, и почему-то постоянно он отказывался от услуг Дирси, словно она потом потребует его в знак благодарности ей, женить Иолая на ней. Хотя, не плохая идея. Так, ну сейчас не об этом. Дирси же ничего не просит взамен, а с открытой душой и доброжелательностью готова помочь. Тем более, если дело касается суда, то лучшего эксперта защитника, им не найти. К тому же за это время Дирси достигла неких успехов в своём так называемом ремесле. А Геракл, что он мог, снова приводить всегда свои праведные доводы, попытался бы давить на моральную совесть людей. Дирси закатила глаза, это же никогда не срабатывает. У таких людей, нет ни совести ничего, им лишь бы закончить работу, а кто будет виновен, не имеет никакого значения. Уж поверьте Дирси то знает это. Пусть еще скажет спасибо Геракл, что Дирси всю дорогу не переставала путнику рассказывать о нём, о великом герое Геракле, у неё уже язык устал болтать о полубоге. Вот сейчас все эти мысли мелькали в голове у принцессы, обиженные веселые, забавные, назойливые. Знакомая Геракла протянула руку, и Дирси её пожала, потрясла, после чего улыбнулась. О да, ей тоже было очень и очень приятно познакомится с Гераклом. Адвокат подмигнула Вулфи, затем хитрыми глазами посмотрела на Геракла. - Ты наконец-то нашел подружку, я рада за тебя. Приподнявшись на цыпочки Дирси обворожительно улыбнувшись, хлопнула герою по плечу и подмигнула, дальше она не стала слушать все: но и нет, от обоих. Она сказала они парочка, значит парочка, остальное Дирси не слышала, улыбнувшись, она развернулась к ним спиной, вдыхая свежий воздух, и еще раз посмотрела по сторонам, а потом резко развернулась, хлопнула в ладоши. - Так, в чем суть проблемы, кого нужно защищать, выкалывайте, и вперед в суд. Должна же я записаться, как защитница вашей подруги. Дирси расплелась в широкой улыбке, наклонилась, взяла свою сумку с вечно выпадающими свитками, хотела уже впихнуть её Гераклу, но вовремя остановилась. Обычно свои свитки она заставляла носить Иолаю – это приносило ей незабываемое удовольствие, а что касается Геракла, то тут нет, абсолютно никакого удовольствия, да и еще чего не рассчитает силу и порвет нечаянно. Дирси шла своей уверенной и забавной походкой впереди героя и его спутницы, и ждала, когда они все-таки начнут рассказ. Времени то в обрез, а прийти туда, Дирси должна была со знанием дела. Должна была быть в курсе всего – что бы её записали, как защитницу это все, что требуется для этого. И последние слова просто вывели из себя Дирси. Принцесса остановилась, и так некоторое время постояла спиной к Вулфи и Гераклу, а затем обернулась, подошла к полубогу и стукнула его свитком в грудь. - Нет, нет, никаких нет я не принимаю, никаких возвращений. Нет, Геракл, молчи. Я пришла помочь, и я это сделаю. Дирси вздернула подбородком, что бы хоть как-то казаться по росту ближе к Гераклу, а затем вдохнула, опустила свою головку и мило улыбнулась. - Так, ну что ж, я вас слушаю.

Массовка: В город вошли несколько мужчин, они были одеты, как обычные крестьяне, ничем ни привлекали к себе внимания. Компания шла по улицам города, оценивая обстановку. А когда они обошли большую часть Серении, то забрели в таверну, где услышали обрывки фраз о том, что некую Габриель забрала дочь старосты и хочет судить. Тут же появилась весьма жизнерадостная девушка и предложила свою помощь, той, компании из которой по всей видимости и была Габриель. После нескольких минут пребывания в таверне и пары выпитых кружек эля, троица тихо ушла прочь, так же незаметно, как и появилась в городе.

Стейн: - Виктория теперь захочет использовать Габриэль против Зены, а может быть просто предложит выдать такого ценного "шпиона" взамен на спасение деревни. И этот суд лишь для того, чтобы узаконить ее действия. Стейн молча взглянул на наёмницу. Несомненно, девушка была права и, если события собирались развиваться именно таким образом, то проблем с прибытием сюда Королевы воинов могло стать лишь больше. Одно дело – личная встреча воительницы с бардом, а совсем другое – вывод последней в качестве откупа. И, не имеет значения, добрая Зена или плохая, такое отношение к её подруге навлечёт на Серению большие проблемы. Эта староста говорит, что из деревни вывели женщин, детей и стариков… Думаю, что не помешало бы и остальным уйти отсюда… Хотя бы на время, чтобы быть уверенными, что ничего не произойдёт. Северянин окинул взглядом значительно опустевшую таверну. – Стейн, мы с Вулфи отправимся на суд, защищать Габриель, но и терять времени мы также не будем. Ты должен будешь вывести всех оставшихся людей с деревни в долину, где находятся все остальные, к их укрытию. Молодой мужчина повернул голову к только что подошедшему герою и, усмехнувшись, кивнул головой. - Конечно. Я как раз думал об этом. Тем более, что это было единственное, что воин сейчас мог сделать, ведь о том, как проводятся суды, тем более Греческие, ему было мало что известно. В его родной деревни суда, как такового, никогда не было; во-первых, потому, что они жили очень мирно, а, во-вторых, потому, что для решения любых вопросов у них были старейшины, которые решали, что делать с провинившимся. Когда Стейн вышел из таверны, он сразу отметил, что народу в поселении значительно поубавилось. Теперь, вместе с уходом людей, в воздухе повисла тишина напряжённого ожидания; кажется, все знали, почему город необходимо покинуть. Но, между тем, всё ещё оставались те, кто сновал по улицам. Взгляд тёмных глаз уцепился за паренька лет семнадцати, направляющегося в переулок жилых домов. Главное, чтобы люди, оставшиеся в опустевшем городе не начали воровать. - Эй! – парень, уже почти скрывшийся из виду, замер на месте и медленно, как-то не очень уверенно, повернулся к Стейну. Однако, после того, как он оглядел северянина, уверенность к нему вернулась. - Что тебе? Мужчина направился к парню: - Ты знаешь, где находится укрытие горожан? Недоверчиво поглядев на него, юноша наконец кивнул: - Да знаю и что с того? - Виктория, ваша староста, просила меня сопроводить оставшихся жителей из деревни… - то, что он говорил не совсем правду, мало смущало воина; в конце концов, это была ложь во благо, - докладывают, что войско скоро может быть здесь и староста хочет сделать его командующему одно предложение. Если же его оно не устроит, то людям будет куда надёжнее оказаться как можно дальше отсюда. Прежнее недоверия на лице парня смешалось с испугом и теперь у него внутри шла борьба за выбор дальнейших действий. - И что ты хочешь от меня? - Я хочу, чтобы ты собрал как можно больше горожан у ворот города, а потом помог мне вести их к месту укрытия. - Но я могу это и сам сделать. Зачем тогда здесь ты? - Потому что воинам придётся остаться в городе, а ты не очень похож на того, кто умеет держать в руках оружие. Я же, - он опустил руку на меч, - могу сделать путь более безопасным. Было заметно, что молодого человека немного задели слова о его непригодности, как воина, однако он был не настолько глуп, чтобы сейчас возмущаться этим. Поэтому он согласно кивнул и направился прочь. По дороге к выходу из города Стейн встретил ещё нескольких людей и так же попросил их собрать горожан. Теперь же, спустя минут десять, перед ним уже стояло около сорока человек. Парень, которого северянин встретил первым и которого, как оказалось, зовут Филипп, подошёл к воину. - Это все, кто остались в городе? - Ну да. Здесь в основном были мужчины, хотя воин отметил и то, что среди толпы были женщины с маленькими детьми на руках. Жителям Серении явно не очень хотелось покидать свои дома. Сейчас все они негромко переговаривались и воздух был заполнен негромким жужжанием голосов. Ещё раз обведя толпу взглядом, Стейн прокашлялся: - Жители Серении. – гул поутих, вопросительные взгляды направились в сторону говорящего, - я понимаю, что многие из вас не довольны тем, что им нужно покидать свои дома, - эти слова сопроводились согласными кивками граждан и вновь начавшимся гулом; чтобы заставить их замолчать, воин повысил голос, - но всё это делается исключительно ради вашего блага. Обстоятельства складываются так, что сегодня ваш город может оказаться уничтоженным. Я вовсе не хочу вас запугать, я лишь показываю вам всю серьёзность ситуации. Возможно, всё будет не так и беда обойдёт Серению, но, если случиться худшее, для всех вас будет безопаснее быть как можно дальше от города. Согласитесь, лучше тратить время на восстановление своих домов, чем на погребение родных и друзей. Стейн замолчал, однако в этот раз гула голосов не последовало, люди были крайне молчаливы. - Отлично. Тогда нам пора отправляться. – понизив голос, северянин обернулся к Филиппу, - ну что ж, показывай путь. До места, выбранного в качестве убежища, оказалось на удивление близко. Однако расположение долины позволяло ей, между тем, оставаться укрытием, более чем безопасным для жителей Серении. Там новоприбывших встретили люди, более ста человек, пришедших раньше и теперь явно удивлённых тем, что появились и оставшиеся в городе. Им воин так же рассказал о том, что может произойти, после чего, пообещав, что когда всё закончится, им сообщат и они смогут вернуться в свои дома (ну, или то, что от них останется; впрочем, про это он промолчал), он направился обратно. Уже в самых воротах Серении он встретил ещё нескольких крестьян, держащихся небольшой кучкой. Столкнувшись с одним из них плечом, Стейн чуть нахмурился и обернулся. - Вам, парни, в ближайшее время стоит держаться подальше от Серении. Ответа от мужчин не последовало, а сам Стейн, в молчании глядевший на них ещё несколько секунд, пошёл своей дорогой. Кем бы они ни были, им действительно стоило держаться подальше от города, потому что, в любом случае, при следующем их появлении здесь у них могли возникнуть большие проблемы. Впрочем, мысли о них покинули голову воина сразу после того, как он вспомнил о грядущем суде. Он не был уверен, начался ли уже суд или нет, поэтому поиски своих новых знакомых решил начать с того места, где они расстались - с таверны. Впрочем, её Стейн так и не достиг; Геракл и Вулфи двигались в противоположном направлении и теперь к ним присоединилась незнакомая северянину (впрочем, ничего удивительного) темноволосая девушка. Несколько ускорив шаг, молодой мужчина наконец поравнялся с компанией. Посмотрев сначала на наёмницу, а потом подняв глаза на героя, он сказал: - Думаю, теперь город практически пуст; я вывел людей, но, учитывая их нежелание покидать свои дома, нельзя оставлять возможности того, что они попытаются вернуться в Серению раньше, чем всё закончится. Если, конечно, будет чему заканчиваться... Теперь северянин поглядел на незнакомую девушку; судя по тому, как она держала, и время от времени смотрела на Геракла, они были знакомы друг с другом, так что не было лишним и ему самому представиться: - Моё имя Стейн, - приветливо качнув головой и улыбнувшись краешком губ, он вновь посмотрел на более знакомых ему мужчину и девушку, - а что с судом? Он ещё не начался?

blackwolfy: Не смотря на слова Геракла о том, что Виктория просто напросто хочет подтолкнуть Вулфи к чему-нибудь незаконному, наемница продолжала обдумывать способ добраться до Габриэль без суда. Нет, скорее всего она конечно же не применит, но наверное в крови у нее было искрать скрытные и обходные пути, чтобы добраться до цели как можно незаметнее. Суд же был скорее представлением на публику, своего рода театром двух актеров - защитника и обвинителя. Ни тем, ни другим Вулфи здесь точно не была, а наблюдать за всем этим со стороны для нее явно было бы невыносимо, потому она и тешила себя мыслями о возможном побеге. -Ну для Афин я слишком мелкая рыбешка, - усмехнулась наемница, хотя сама сомневалась в своих словах, слишком много дел она натворила за свой короткий жизненный срок. Судя по утверждением героя, сложившую ситуацию с Зеной он не считал совсем уж безысходной. Это подавало надежду на то, что этот самый "худший случай" им застать не придется. Но Вулфи все же подозревала, что без осложнений в этом деле не обойдется, учитывая, кто именно стоял за Королевой воинов. Арес наверняка не упустит случай избавится от всех возможностей на возвращение Зены и постарается обрубить все нити, связывающие ее с героическим амплуа, и первой в списке скорее всего была Габриэль. Девушка в очередной раз тяжело вздохнула. Чувство вины и совесть явно были ее ахиллесовой пятой. От этих нерадужных мыслей ее отвлекло появление знакомой Геракла, которая тут же посчитала Вулфи его подружкой. Наемница удивленно посмотрела на Дирси. -Он... Я...Нет, ты что.. Мы просто.. Пф... - сделала она глубокий вдох, затем с легкой усмешкой посмотрела на новую знакомую, - Просто мы вместе помогаем нашему общему другу. И вообще он не в моем вкусе... - промямлила последнее себе под нос девушка ,отводя взгляд в сторону. Ну да, высокий, атлетичный, умный, красивый. Ничуточки не в твоем вкусе, - хмуро подумала она про себя, поняв по разговору, что во вкусе Дирси он точно не был, - Интересно, а кто этот Иолай? Геракл попытался избавится от назойливой девушки, но она явно дала понять, что никуда не денется. И тут же решительно спросила, в чем же заключается собственно говоря дело. Наемница неуверенно посмотрела на Геракла, не зная, кому именно стоит об этом рассказать. -Староста этого города приказала арестовать барда по имени Габриэль из подозрений в шпионаже для армии Зены, рассположенной неподалеку. Правда, буквально за пару минут до этого она с такими же обвинениями пыталась взять под стражу меня, так как нас во-первых связывает весьма неприятный случай в молодости, во-вторых я - наемник, что не может не вызвать подозрений. Геракл считает, что она сделала это, чтобы насолить мне и подтолкнуть на что-либо незаконное, - Вулфи хмыкнула, прокручивая в голове уже двацатый план побега для сказительницы, - В любом случае, нам нужно доказать, что Габриэль никак не связанна с воиском Зены и оказалась здесь из иных побуждений.. - оттаробанила наемница и вопросительно посмотрела на героя, ведь он вполне мог что-то добавить. Во время этого занятного разговора к ним подошел Стейн. Наеница бросила на него рассеянный взгляд, но промолчала, хоть в глубине души понимала, что ей все же стоило бы перед ним извинится за произошедшее в таверне.

Геракл: Время шло, просто бежало, и каждая минута приближала возможную опасность. Было бы не плохо, если бы здесь действительно были шпионы Зены, как о том предполагала Виктория. И они даже есть здесь, в этом не было сомнений, просто скрываются, так как и должны, на то они и шпионы. Еще одно доказательство того, что со стороны Зены было бы крайне неразумно отправлять Габриель в город, в качестве шпионки, зная, что они лучшие подруги, и об этом известно практически всем. Что ж, оставался небольшой вопрос, знает ли Виктория, что здесь, среди них Геракл, или он тоже шпион? Геракл знал, что Дирси ему это дело не уступит, но он и настаивать не станет. Она действительно была профессионалом, хоть чаще всего действовала несколько нестандартно, и практически в каждом деле перед выигрышем была на грани провала. Так что Геракл оставил все попытки отговорить Дирси, к тому же с того момента, как они в последний раз виделись, прошло не мало времени и принцесса могла уже много достичь в сфере адвокатства, что собственно им и предстоит проверить. А сейчас речь вообще зашла о чем-то даже удивительном. Дирси подумала, что Геракл и Вулфи пара, что меду ними что-то есть, хотя видимых на то причин не было, вроде бы как. Они даже нежными взглядами не перекидывались, так чисто деловыми, что бы можно было подумать о том, что между ними есть какие-то взаимоотношения. Но видимо все так думают, раз Геракл с девушкой, значит, она его девушка. А зря, вот взять, к примеру, саму Дирси, они знакомы, но это не значит, что она уже дама его сердца только потому что находится рядом с ним. Геракл же смущенно улыбнулся, и активно стал отрицать то, что сказала Дирси, отрицательно качнув головой. - Нет, мы не пара, просто знакомые, - ответил Геракл своей давней подруге, как в подтверждение слов Вулфи о взаимоотношениях между ними, которые не могут быть. Так как оба равнодушны к друг другу нет, конечно Вулфи очень симпатична и красивая девушка, но тем ни менее они не пара, и даже в мыслях об этом не проскальзывало. Видимо, только Дирси могла прийти в голову подобная мысль. Но несмотря на все отрицания по лицу Дирси было видно, что она им то ли не поверила, то ли ей вообще было наплевать на все их отрицания. Дирси хлопнула Гераклу по плечу, и он, притронувшись к тому, месту, где она хлопнула, наиграно улыбнулся, только что бы девушка переключилась на что-то иное. А затем Геракл лишь вздохнул, почесав затылок, приподнял и опустил брови, ну а затем покорно шел за адвокатом, пока она там что-то говорила впереди. Она попросила, что бы они выложили всю проблему, Геракл вздохнул, снова слегка улыбнувшись, затем развел руками и весьма терпеливо, но с легкой иронией сказал. – Я и не собирался протестовать. Геракл махнул рукой Вулфи в сторону Дирси, и скривился, от легкого раздражения. Поведение Дирси всегда требовало много терпения, а её упертость легко могла вывести из себя даже Геракла, но если раньше он был вроде бы как спокоен, то сейчас, Дирси впервые удалось конкретно его выбить из колеи, своими вопросами, заметками, этим заявлением о том, что Вулфи его подружка. В общем, Геракл боялся, что наговорить принцессе чего-то лишнего, поэтому жестом руки попросил Вулфи начать рассказ, да и по лицу было ясно, а в добавок ко всему, что бы наёмница поняла его наверняка, Геракл еще и кивнул в сторону идущей впереди Дирси. Вулфи рассказал все достаточно коротко и ясно, и за это время Геракл уже успокоился, когда наёмница посмотрела на него вопросительно, Геракл кивнул головой, а затем сказал Дирси. - Ну, думаю, в суть дела ты вникла. Габриель несправедливо и без всяких оснований обвинили, а мотивы этого обвинения самые смутные, - он посмотрел на Вулфи, затем на Дирси. Впрочем, чего он так нетерпеливо к ней относится. Она действительно хотела, а что самое главное была в состоянии помочь, и если признаться, то дело с Гераклом в суде она провела достойно. Ну, а пока между троими шел разговор о предстоящем суде и деле, к ним и Стейн подоспел. Геракл выслушал его нахмурившись. Он конечно понимал, почему люди не желали оставлять свои дома, это их жильё и они боялись за всё своё имущество и не только, здесь они жили проводили свою жизнь, растили детей. Но тем ни менее, лучше на время скрыться, чем вовсе погибнуть. Стейн рассказал о возможной проблеме, которая и заключается в самих жителях, а Геракл положил руку ему на плечо, и сказал: - Спасибо, Стейн, за помощь. Ну, если возникнут проблемы, с этим мы разберемся позже, а сейчас в суд. Геракл взял за одно плечо Стейна, за второе Вулфи, и сказал, что им пора идти, после опустил, и все они отправились к зданию суда. Точнее тому сараю, что в этот раз послужит в качестве суда.

Дирси: Дирси улыбалась, новое дело, новая победа, отличное настроение. Эх, любила принцесса свою жизнь больше всего, также, как и отца, она была невероятно благодарна ему, что он не стал настаивать на том, что бы она вышла замуж за какого-то принца, и таким образом у царя бы появился наследник. Он просто, ой нет, конечно не так просто. Как кажется, но все же что бы не уступить Дирси нужно иметь очень крепкие нервы. Стальные. А если у Геракла они не выдерживают, то что говорить уже о старике отце, который многое повидал на своём веку, и нервишки уже и без того достаточно расшатаны. Он согласился и отпустил Дирси, только если она приведет жениха, за которого выйдет замуж, королевству вед нужен правитель. Дирси согласилась на это. В любом случае всегда можно будет столкнутся с Иолаем, и притащить его с собой за ручку. Иолай, ох, этот мужчина всегда её понимал, может, потому что был таким же. Если Геракла Дирси раздражала, и буквально выводила из себя, лишала его терпения, он пытался любых контактов с ней избегать. Ха-ха, не выйдет, Греция не так велика. Ну а Иолай, наоборот, он понимал её, а самое главное, ему было также весело, как и ей. Ах, Иолай, Иолай и где же он? Дирси и предположить не могла, что он взял и женился, она всегда думала, что он любил её. Что касается Геракла и Вулфи, ох, как они позабавили её своими отрицаниями. Дирси обернулась, глянула сначала на высокого широкоплечего героя, приподняв правую бровь, а после и на Вулфи. «Такие не могут быть не в вкусе» - про себя сказала Дирси, и удивилась тому, что это было сказано про себя, но вслух она сказала вот что. Хлопнув в ладоши. - Ничего, значит, скоро станете парочкой. Дирси счастливо улыбнулась, и пошла дальше, она внимательно слушала все, что говорила Вулфи, не выпуская ни одного слова, ничего не пропуская, и сама все продумывала на ходу, так сказать вникала в суть дела. Дирси резко остановилась и обернулась к герою и его подруге. - Беспочвенное обвинение. Довольно сказала Дирси расплывшись в откровенной улыбке на все тридцать два зуба. - А доказательства есть? Предполагаю, что нет. Считайте, что дело уже закрыто. Дирси повела бровями, подмигнула парочке, и тут к ним присоединился еще один человек. Адвокат с интересом рассмотрела его, и он представился. Его звали Стейном. Красивый мужчина, молодой, с отважными глазами хорошим телосложением. Мечта девушек, что не любят такую крупную рыбку, как Геракл. Дирси непременно его оценила. - А я Дирси. Улыбнулась принцесса, слегка склонив голову со своими небольшими башенками на голове. Волосы у неё были очень длинными, а эти башенки были её любимой прической, мало того, королевской, никто из крестьян подобные прически не носит, и даже не имеет права. - Так, так. Не теряем время! Дирси хлопнула в ладоши, и после того, как Геракл сказал, всем вперед, Дирси согласно кивнула головой, и пошла своей забавной походочкой, вновь обняв свои свитки. Но тут, ей припомнился Стейн. Принцесса подняла свою сумку со свитками с земли, подошла и нагло вручила её Стейну. - Понесешь. Мне просто тяжело. Соврала Дирси нахально и мило улыбнувшись, моргнув глазками, не дала возможность мужчине возразить, Дирси обняла оставшиеся свитки, которые были у неё в руках, и они отправились к суду. Она первая открыла дверь, и вошла, потом поспрашивав у людей, что находились внутри она нашла так называемую судью в лице молодой девушки, возраста такого, как Вулфи. Дирси перекосило, она открыла, скривив рот, и бросила удивленный презренный взгляд на молодушку. Дирси обернулась к Гераклу, и почти шепотом, но открывая губы четко, так, что бы, даже если герой не услышит мог её понять. - И это судья? Спросила Дирси, затем надула щеки, сдула, обернулась, улыбнулась теперь очень даже приветственной и доброжелательной улыбкой. - Добрый день. Меня зовут Дирси, и я представительница защиты. Буду защищать обвиненную. Не дав вставить Виктории ни слова, Дирси позвала к себе Стейна, взяла у него сумку, из сумки достала свитков, штук восемь и все выложила на стол перед девушкой. - Вот документы, рекомендационные письма, все обо мне и о моей работе. Наслаждайтесь. Дирси улыбнулась и сложила ручки на груди. Она повернулась к компании, которая стояла чуть позади, подмигнула им, и вновь посмотрела на Викторию, которая растеряно перебирала эти свитки. Ей же лучше будет, если она не будет их читать, а сразу запишет Дирси, как законную защитницу. Но вот вопрос в том, а законно ли Виктория приняла роль судьи? Нет, и Дирси прекрасно это знала, но пока молчала.

Габриель: Зря Габриель полезла в этот спор. Хотя, даже если бы она знала его исход, она все равно бы заступилась за Вулфи. Дело было даже не в принципе и характере, а в том, что пытались необоснованно арестовать подругу барда. А когда дело касалось близких, сказительница становилось жутко упрямой. Правда порой, из-за своей же упрямости, она и страдала. Сегодня был один из таких случаев. Стоило лишь Габриель высказать свое мнение по поводу ареста Вулфи и обосновать все логически, ее схватили под белые рученьки. Сказительница испытала такой шок, что не сразу и сообразила, что произошло. Самое интересное, что практически все ее друзья поддержали барда, и высказали такое же мнение, однако схваченной оказалась только Габриель. Конечно, она искренне радовалась, что повязали только ее, но не как не могла понять, чем заслужила подобный арест? Ответ очень скоро озвучили в зале таверны. Оказывается Виктория слышала о Габриель и прекрасно знала, что она является лучшей подругой Зены. Конечно, немного задело то, что слухи о самой сказительницы разлетаются быстрее, чем ее свитки. Это было как камень в огород, оскорбления ее творения. Но бард ничего не ответила, лишь слегка оскалилась, пытаясь сдержать бурю эмоций. Виктория сделала предположение, что Габриель работает в банде с Вулфи, но услышав удивленный возглас наемницы, тут же поменяла свое мнение. Теперь она считала, что только сказительница является шпионкой. Виктория знала, что на город должна напасть армия Ареса во главенстве Королевы воинов. А Габриель является лучше подругой Зены и староста Серении посчитала, что именно свою боевую подругу могла послать Королева воинов на разведку. От услышанного, бард даже потеряла дар речи, лишь тихо засмеялась над глупостью и тупостью этой женщины. Зена отнюдь не так глупа, как считала Виктория, если бы воительница послала кого-то на разведку, то это явно была бы не Габ, так как все знают, что она лучшая подруга Зены и добывает ей информацию. Нет, Королева воинов отправила бы кого-то менее заметного и привлекающего внимания. Возможно, она бы даже кого-то подкупила из жителей деревни. Но разве птичий мозг Виктории мог до этого додуматься? По-моему ответ очевиден. Габриель хотела было вырваться из лап стражников, тем более что ей особого труда это бы не доставило, но староста Серенеи сказала, что сопротивление лишь подтвердит ее слова. Обычно, сказительница не реагировала на подобные угрозы, однако сегодня шестое чувство подсказало ей, что стоит подчиниться. Если она начнет устраивать бунт, это затянется надолго, а войска Ареса ждать не будут. Заметив, как Вулфи, Геракл и Стейн слегка поддались вперед, гонимые желанием спасти Габриель, светловолосая девушка остановила их умоляющим взглядом. А затем и стражники перегородили им дорогу. А Виктория, как всегда, в своей пафосной манере предупредила, что если за барда сейчас заступяться, то отправятся в тюрьму следом за ней. Сказительница знала, что не это остановило ее друзей, а немая просьба ее самой. Так действительно было лучше. Оставалось лишь надеется, что суд пройдет быстро и Габриель успеет остановить Зену. Когда стражники вывели девушку вслед за Викторией, до барда дошел смысл сказанных еще в таверне слов. Староста города хотела провести суд завтра, но ведь это невозможно! Сказительница дернулась слегка вперед, но стражники крепко держали ее за руки, поэтому пришлось говорить в спину Виктории: -Послушай, суд это одолжение мне или все же ты пытаешься быть справедливой? Просто, я не понимаю, зачем проводить суд завтра, когда от Серенеи возможно уже ничего не останется. Ты сама прекрасно знаешь, что армия Ареса нападает с рассветом! Или ты планируешь меня обменять на безопасность своей деревни? - выпалила Габриель. Виктория остановилась и бард чуть не впечаталась ей в спину, однако вовремя успела остановиться. Староста медленно обернулась, и некоторое время смотрела на сказительницу внимательным взглядом. Затем щелкнула языком и проговорила: -Вообщем-то, последний вариант не так уж и плох. Обменять тебя на жизни сотни людей… Надеюсь ты не против самопожертвования. Но всё же, я не изверг. У меня свои счеты с Вулфи и тебя они не касаются, так что в твоем случае, ты вполне можешь оправдать себя. Хорошо, будь по твоему, суд состоится сегодня. Только учти, Габриель, тебе же хуже. Мало того, что ты не успеешь подготовить защитную речь, так еще и не успеешь найти себе адвоката. -Эм... ну вообще, я могу и сама быть себе адвокатом, тем более что опыт у меня есть. А насчет речи не переживай, иначе я никогда бы не стала бардом. - Гордо заявила девушка, вздернув подбородок. А Виктория лишь самодовольно хмыкнула. -Ну что ж, посмотрим, как ты выкрутишься. И кстати, быть одновременно обвиняемым и адвокатом ты не имеешь право. После этих слов Габриель слегка растерялась, но ей и придти в себя не дали. Грубые стражники толкнули ее в спину, заставляя идти вперед. А бард терялась в догадках, как сможет себя оправдать. Она была уверена, что Геракл, Вулфи и Стейн обязательно придут на суд, может кто-то из них решиться ее защищать. Хорошо бы, иначе сказительница пропадет. Но кто сможет ее защитить так же хорошо, как она сама? Возможно, Зена смогла бы, ведь никто не знает Габриель так хорошо, как Королева воинов. Но, увы, подруга сейчас далеко и наврядли она бы согласилась защищать в суде барда. Ну, хоть перенос суда Габриель выбила из Виктории, уже хорошо. Вскоре сказительница подняла голову и увидела перед собой небольшое здание, которое больше тянуло на какой-нибудь барак или сарай. -Это и есть здание суда? - удивленно спросила девушка -А тебя что-то смущает? - с вызовом, не оборачиваясь, спросила Виктория. -Нет, скорее просыпается жалость к экономике города. На том "милый" диалог и завершился. Габриель ввели в здание, провели по нескольким залам и лестницам, пока не завели в какой-то подвал и не затолкали в камеру. Одного вида на обстановку хватило, чтобы в барде проснулся бунтарский характер. Она тут же стала стучать кулаками в деревянную дверь и кричать, чтобы ее выпустили. Но, как сказительница и ожидала, никто даже и ухом не повел. Пришлось смириться со своей участью. Успокаивало одно, ей не придется тут ночевать. Девушка прошла по камере, которая состояла из четырех стен без окон и лишь одной двери. Ни койки, ни кувшина с водой, ничего ту не было. Лишь иногда из норы в стене высовывался заинтересованный нос крысы, которую Габриель прогоняла камушками. Она не знала, сколько времени провела здесь. Каждая минута тянулась, словно год и очень скоро счет времени был потерян. Окончательно уморившись, бард прилегла на солому и не заметила, как уснула.

Стейн: очень длинно и чертовски содержательно XD Простите, больше почему-то ничего не придумалось =/ После слов Геракла Стейн согласно кивнул и уже было сделал шаг вперёд, когда Дирси преградила ему путь, сунув в руки немаленькую сумку забитую свитками. - Понесешь. Мне просто тяжело. Северянин сконфуженно посмотрел сначала на сумку, теперь находившуюся в его руках, а затем и на девушку, которой она принадлежала. В конце концов он был не носильщиком, а воином и предпочитал им же и оставаться. Впрочем, не станет же он отказывать девушке, тем более той, которая способна помочь им в решении их серьёзной проблемы. Поэтому, неопределённо хмыкнув, воин перекинул сумку через плечё и последовал за остальными к тому небольшому зданию, что, по-видимому, являлось здесь судом. Первое, о чем мужчина подумал, так это о том, что суд, как внешне, так и изнутри, несколько разочаровывал своим видом. Во всяком случае, он выглядел куда проще и дешевле, чем тот же самый городской фонтан и это несколько удивляло. Почему они не могли вместо установки фонтана отремонтировать это здание? Впрочем, ему не долго пришлось размышлять о городских расходах, поскольку лёгкий жест Дирси отвлек Стейна и он, сняв сумку со свитками с плеча, передал её ожидающей девушке, сразу начавшей извлекать из неё какие-то свёрнутые документы. За этим процессом мужчина наблюдал достаточно заинтересованно, между тем отмечая, сколь уверенно девушка всё это вытворяет. Интересно и часто она такое делает? Наверное «такое» было не самым верным словом, однако, как Стейн не силился подобрать что-нибудь более подходящего, верного определения он так и не нашёл. Поэтому «такое» так и осталось «таким». Но, не смотря на то, что наблюдение за тем, как длинноволосая девушка засыпает старосту аргументами, было забавно, мужчина всё же решил несколько отстраниться от места действия, дабы не оказаться каким-либо образом вовлечённым во всё это. Всё же он не грек и внешность это выдаёт, да и в Серении впервые – кто знает, вдруг этой Виктории вздумается и его записать в число шпионов.

blackwolfy: Извиняюсь за задержку, работа, учеба...совсем закрутилась((( Геракла похоже тоже зацепило предположение о том, что они с Вулфи пара, по крайней мере это заставило его смущенно улыбнуться, причем девушка отметила что улыбка ему весьма к лицу. Наемница тут же поймала себя на той мысли, что снова таращиться на героя и тут же резко отвела взгляд. Собственно, какое ей дело до того, как воспримет слова принцессы сын Зевса. Впрочем, его ответ "мы просто знакомые" похоже не убедил Дирси, так как от следующей фразы Вулфи чуть не закашлялась. Уж очень просто это самое "станете парочкой" прозвучало в устах адвоката. Наемница невольно глянула на Геракла, подумала, что все на свете возможно, но затем вспомнила Зену и тут же как-то резко передумала. Не хватало ей сейчас еще заставить королеву воинов преследовать ее из ревности, впрочем, в данный момент это чувство скорее бы вызвало более тесное общение с богом войны. Кстати, интересно, где его носит... Неужели целый день обрабатывает мозги Зене? - невольно вспомнила теперешнего обладателя ее души наемница. От очередных нерадужных мыслей, Вулфи отвлекла весьма уверенная собой Дирси, которая похоже считала предстоящее дело плевым и не требующим особого подхода. Спорить с принцессой девушка не стала, потому что частично была согласна с ней на счет бессмысленных обвинений и отсутствия доказательств. Ну если только саму наемницу и ее прошлое не считать доказательством. При мысли о прошлом она тут же перевела взгляд на Стейна, к которому весьма резко отнеслась совсем недавно. И похоже теперь ,по дороге в суд, пришло время извиниться. Ради общего дела, - тут же напомнила своей гордости наемница и повернулась к северянину, которому Дирси так ловко всунула свою сумку. -Я хотела извиниться.. - тихо произнесла она, подходя чуть ближе к мужчине, и надеясь, что идущий неподалеку Геракл поймет что к чему и сделает вид, что он этого не слышал, - Я иногда паникую и неправильно оцениваю ситуацию. И иногда перегибаю палку с защитой доверенных мне людей... В общем, еще раз приношу свои извинения за свое поведение.. - сказав это, Вулфи отошла в сторону, показывая что разговор окончен и тут же чуть ли не умоляюще прошептав, проходя мимо Геракла, - Габриэль об этом ни слова.. Наемнице слишком тяжело давалось признание своих ошибок, так что после подобного откровения ей стоило немного побыть наедине с собой. К сожалению, на это времени у них не было, потому что уже через довольно короткий отрезок времени они оказались в сарае, который совсем уж не тянул на здание суда. Впрочем, если Вулфи не изменяла память, в этом городишке судили разве что неудачливых воров. Когда их честная компания прошла через дверной проем, люди, находившиеся в здании замолчали. Наемница тут же поймала на себе взгляд Виктории, смотревшей на девушку с гаденькой полуулыбочкой. Правда, стоило Дирси привлечь внимание на себя, как ухмылка тут же стерлась с лица старосты. Она рассеянно взяла протянутые ей свитки, бегло просмотрела их и затем вновь перевела взгляд на Вулфи. Если бы взгляды могли убивать, наемница наверное уже давно бы оказалась в Тартаре. Затем Виктория отдала документы принцессе, теперь уже осматривая своего как оказалось основного оппонента с ног до головы. Судя по тому, что пренебрежительная усмешка так и не вернулась, она считала Дирси потенциальной угрозой. Похоже, данный ход событий она никак не могла предвидеть. Да и никто не мог.. Гераклу и Вулфи фактически повезло, что принцесса оказалась в Серении. -Значит, это вы выступаете в защите странствующего барда по имени Габриэль? - холодно спросила Виктория, и не дожидаясь и так очевидного ответа, продолжила, - Что ж, я думаю во-первых по всем правилам, обвиняемая должна находится здесь, - она повернула голову в сторону одного из стражников, стоящих у нее за спиной и что-то прошептала, он кивнул головой и тут же покинул зал, Виктория продолжала молча изучать взглядом адвоката сказительницы. *** Стражник не спеша спустился по лестнице, в подвал, где держали заключенную. Вся эта свистопляска с судом весьма позабавила весь город. Многие считали, что Виктория преувеличивает, но никто не собирался оспаривать ее решение. Сказительница была весьма известной личностью и он знал несколько человек, кто знал ее свитки практически наизусть. Но люди были слишком напуганы приближающейся армией Ареса и Зены, а учитывая что блондинка была лучшей подругой королевы воинов, лучшего козла отпущения найти было сложно. Виктория объявила ее шпионкой, заперла в камере, собиралась судить, такого зрелища в Серении не было наверное с тех пор как эту наемницу поймали в доме старосты. К тому же многие жители надеялись, что отдав Габриэль Зене, им удастся задобрить королеву воинов. Никто не хотел терять своих родных и близких, а бард, не смотря на то, что ее поэмы любили, была для серенийцев чужим человеком. Стражник наконец подошел к камере заключенной, открыл ее и посмотрел на сказительницу, которая похоже в таких условиях сумела задремать. -Пора, - громко кашлянув, наигранно мрачно произнес он. *** Виктория выдерживала паузу до тех пор, пока стражник не привел Габриэль, усадив ее на стоящий сбоку от стола Виктории стул. Староста еще раз бегло посмотрела на Дирси, затем обратила все свое внимание на барда. -Габриэль из Потедии, вы обвиняетесь в шпионаже за жителями этой деревни во благо собравшейся за ее стенами армии. Вы признаете, что Зена - ваш компаньон, наставник и подруга возглавляет эту армию, разоряющую один греческий город за другим? [center]ГЕРАКЛ[/center]

Геракл: Как и стоило ожидать, дорога, хоть и не столь длинная, а наоборот очень даже короткая, к тому самому сараю, в котором будет проходить тоже, так называемый судовой процесс, но благодаря Дирси невыносимой. Геракл старался не обращать на болтовню принцессы ровным счетом никакого внимания, но у него не получалось, постоянно хотелось попросить заткнутся, но это было бы весьма грубо, поэтому Геракл терпеливо молчал. Правда, когда Дирси упрямо настояла на том, что они пара, хоть и будущая, Геракл с интересом посмотрел на Вулфи. Девушка, красива, симпатична, интересна, вполне могла бы заинтересовать Геракла, если бы в сердце не хранилось уже чувство к другой женщине, женщине, которая родила ему дочь, с которой он хотел бы быть вместе несмотря ни на что. А преград-то нынче много оказалось, даже слишком много, и для начала этой преградой был Арес, снова искушение, снова огромная армия в руках воительницы и жажда убивать. Все это было печально, а ведь где-то там, в той деревушке. Где Геракл построил дом, их дочь растёт одна, вместе с нянькой, вместо того, что бы жить с отцом и матерью, что больше всего и нужно любому ребенку. Воспоминания о дочери, заставили исчезнуть глупой и некой изучающей улыбки с лица Геракла, и теперь он на Вулфи смотрел не с интересом, подбирая, а возможен ли был бы вариант сказанный Дирси, чисто ради интереса, но нет, здесь был другой, теперь Геракл заметно помрачнел, но опытно скрывал свою грусть, можно со стороны было сказать, что он просто задумался о деле, которое им предстоит, и сейчас стоит какие-либо стратегические планы, ходы и тому подобное. Но на самом деле его сердце резанула невиданная боль, от того, что его дочь вдалеке. Ведь он всегда говорил, что дети должны расти с родителями, в семье, что у них должен был отец. А Геракл чертовски любил свою дочь, но тем ни менее оставил её, потому что семью не построил, а его жизнь, даже несмотря на появление дочери вынуждает отправляться в дальние путешествия на рискованный для жизни дела, и конечно же геройствовать никто не будет на руках с ребенком, подвергая опасности жизнь своего дитя. Как же Геракл корил себя, что вдруг произошло, с его жизнью, все перевернулось верх дном. Когда у него была семья он был дома. Лишь когда к нему приходили с просьбой, отправлялся куда-то, когда дети и жена погибли, его уже ничто на месте не держало, также, как и было до появления его семьи. Так что же происходит, почему он эту семью не в состоянии построить? Геракл задумался о Зене, и все это время смотре на Вулфи, оставалось только надеяться. Что ей не стало неловко под подобным изменчивым взглядом Геракла. В любом случае, Геракл уже давно для себя решил, что после этого похода, он вернется к Саре, и девочка будет расти с отцом и матерью, если получится, если нет… хотя, лучше на будущее не загадывать. Геракл отвел взгляд от Вулфи, жаль, что веселые и шутливые мысли Дирси об так называемой паре перешли в глубокие копания в собственной душе у Геракла. Но он быстро взял себя в руки, вздохнул, и тогда Дирси вручила бедняге Стейну свои сумки, совершенно без всяко стеснения заставив нести мужчину её вещи. Вот такие они принцессы, интересные люди. Геракл еще раз посмотрел на Стейна, ну вроде бы справлялся, помощь ему в этом не нужна. Затем Геракл решил последовать за Дирси, оставаясь впереди, Стейн и Вулфи немного отстали, Геракл же не рисковал начинать разговор с разглагольствующей, об нашем деле и о том, в каком проигрышном варианте находится местная судья. Пусть лучше поговорит об этом, чем снова начнет устраивать допрос по поводу Иолая. Гераклу и самому хотелось бы знать, где его друг, жена Иолая, куда они пропали. Хотя, дело ясное, возможно, решили попутешествовать Грецией вдвоем, что бы им ничто не мешало, Геракл тогда отсутствовал Иолай не смог бы его предупредить. Геракл услышал, как Вулфи решила извиниться перед Стейном за своё поведение в таверне. Да, тогда Геракла застал все это дело в самом разгаре. Разгневанная Вулфи, готова была отрубить парню голову, или оторвать или еще чего с ним сделать, во всяком случае, намерения у неё были не самые доброжелательные. Когда он услышал, что Вулфи извиняется, Геракл улыбнулся краешком губ, и теперь уже настойчиво последовал вперед и поравнялся с Дирси, в очередной раз убедившись в том, что за человек Вулфи, и что он не ошибается в ней. Геракл с опаской посмотрел на идущую рядом Дирси, но его отвлекла Вулфи, она подошла к нему и тихо, что бы никто другой не слышал попросила Геракла молчать о разговоре Вулфи с Стейном, по крайней мере Габриель уж точно не говорить. «Почему, она наоборот бы обрадовалась» - подумал Геракл про себя, а в ответ Вулфи, лишь надежно улыбнулся, и кивнул, давая понять наёмнице, что он не скажет об этом разговоре Габриель ничего. Ну, вот наконец они добрались до этого сарая, вероятно Дирси ожидала большего, увидев Викторию, принцесса тихо, так, что бы не слышала еще раз решила удостовериться, что её глаза не обманывают, точно ли это тот человек, с которым ей придется иметь дело, Геракл лишь пожал плечами и развел руками. - Я тебе шумного дела не обещал, - также наклонившись к Дирси, тихо сказал Геракл. Ну, теперь уже все было в руках принцессы-адвоката, Гераклу оставалось наблюдать за ходом её действий, и если вдруг что не так, обязательно быть на чеку, что бы дело не приняло плохих оборотов. Но почему-то именно сейчас, Геракл был уверен в Дирси, как никогда раньше. До него уже доходили слухи об её репутации и деятельности. Когда дочь царя выложила на стол перед девицей кучу свитков, Геракл скрестил руки на груди, а правую руку поднёс к подбородку, локтём опираясь об левую руку, которая по прежнему лежала на груди. Геракл знал, что улыбку скрыть ему не удастся, но даже сейчас не плохо было бы улыбнутся. Когда Дирси и Виктория коротко побеседовали, Геракл посмотрел на Стейна, затем зашел за спину Вулфи положил ей руки на плечи, что бы хоть как-то расслабить и без того напрягшуюся девушку. – Ну что ж, думаю нам нужно занять свои места. Геракл посмотрел на расставленные кое как кривыми рядами лавы, где уже потихоньку собирались представители высших инстанций деревни: булочник, столяр, кузнец, несколько женщин, похожих на домохозяек. Откровенно говоря, все это Гераклу напоминало цирк и детские шалости девочки, что все здесь просто лишь её развлекают. Но он оставался терпелив. У неё были вооруженные люди, воины. Геракл их не боялся, но разумным будет оставить их целыми, что бы потом они в случае нападения могли достойно защищать деревню. Геракл опустил свои руки с плеч девушки после того, как сказал это, к ним подошел старый человек. Очень пожилой мужчина, тощий, настолько, что тога на нём висела, как мешок, он кое как взобрался на лаву, где стоял стол, сел за этот него, трясущейся рукой взял перо, готовый что-то там шкрябать в пергаменте, а движениями руки он указал Гераклу, Стейну и Вулфи их места. Геракл, взглядом позвав за собой обоих, отправился туда, и сел на эту лаву. О том, что будет дальше, можно было лишь догадываться. [center]ДИРСИ[/center]

Дирси: Cорри за длительную задержку, и за такой ммм... не содержательный пост, учеба убивает всю фантазию... Дирси была уверенна, что это процесс будет самым быстрым в её карьере. Слушание не будут откладывать на завтра, на послезавтра, потому как соприкоснуться с неразрешимыми проблемами, или найдутся еще кое какие улики, которые стоит обсудить. Здесь все было не так, далеко не так. Принцесса, вздохнула: «Никакого удовольствия, раз плюнул и все готово. Только плеваться может каждый, а пробивать свои светлым умом стены могу только я» - замечталась Дирси, на её лице сияла мечтательная улыбка, и глаза горели триумфальностью. Несомненно, Дирси любила себя, очень любила, все-таки это качество есть у каждой принцессы, но она же любила себя не просто так, а за что-то. Она прекрасно видела, что она много достигла, это и позволяло ей восхвалять себя в мыслях, ведь рядом не было человека, который мог бы сказать что-то приятное, похвалить, обнять и просто откровенно улыбнуться. Дирси пришла в себя, когда Виктория уже выдала свою речь, первый вопрос, который она адресовала бедняге Габриель. У Дирси от негодования и удивления брови поползли вверх. Она хлопала глазами, не понимая, что вообще здесь происходит. Хотя, что тут не понимать, обыкновенная непросвещенность провинциального городишки. Дирси закатила глаза, ей просто хотелось расплакаться, то ли от смеху, то ли от того, как печально же все это было. - Так, стоп, стоп, стоп! Сказала Дирси и вышла к центру зала. - Это не пишите. Учтиво попросила об этом писаря Дирси. Она еще раз оглядела всю обстановку в сарае, посмотрела на Викторию. И положила руки на пояс. - Ну, кто так проводит-то судовой процесс, все не так начинается. Для начала должны все встать. Дирси сделала двумя руками движением, показав, что все должны встать, и зал поднялся, писарь также, все присяжные, Геракл, Вулфи Стейн, Габриель, а Виктория сидела. Дирси пришлось отдельно её попросить встать, и строптивая девушка нехотя встала. Да, а что должно быть дальше? Дальше должны были вызвать Габриель, что бы она стала под присягу и поклялась не врать перед лицом Зевса и перед законом. Ну, кто ж так вот сразу в лоб вопрос, без вступлений, без ничего. А поведать присяжным суть дела, кто должен это делать, конечно же судья. О Дирси, может, и получала бы удовольствие от того, что объясняет все не знающим, как и что делается, но Геракл ясно дал понять, что дело срочное, еще раньше, поэтому Дирси упустит эту часть. - Знаете, я пожалуюсь на вас в Афины, пускай пришлют вам, как старосте, учителя, вы обязаны уметь вести суды. Дирси отошла на своё место, и уже постаралась не обращать внимания на это безобразие. Она позвала Габриель, что бы та вышла к ответу, а что делать, никуда не денешься. С такими успехами, судовой процесс закончиться к следующей неделе, если и не к следующему месяцу.

Габриель: Как Габриель умудрилась заснуть в подобном месте, оставалось загадкой. Наверно сумасшедший день дал о себе знать. Да и время в камере тянулось невыносимо долго, поэтому девушка позволила сну свалить ее. По крайне мере время пробежало бы быстрее, чем, если бы бард бодрствовала. Однако даже во сне, мысли сказительницы возвращались к королеве воинов. Ей снились разные исходы данной ситуации, и все они не устраивали Габриель. В каждом варианте кто-то погибал, словно обязательно должна быть жертва… Внезапно очередной сон воительницы был прерван громким кашлем. Блондинка резко приняла сидячее положение и замотала головой в поисках источника звука. Однако белые звездочки, что возникли в глазах от резкого движения, мешали рассмотреть хоть что-нибудь. Через несколько секунд они растворились, и Габриель смогла увидеть высокого стражника, которые еще раз кашлянул в кулак и сказал всего одно слово. Пора. Внутри сказительницы все перевернулось и в груди растеклось не очень приятное чувство волнения. Она хотела, чтобы это всё поскорее закончилось, ведь времени у них нет. Армия Зены может нагрянуть в любую минуту, а Виктория вздумала поиграть в судью. Детский сад. Ей бы плюнуть на все это дело, вот только побег сделает еще хуже. Во-первых, репутация самой сказительницы пошатнется, но это волновало меньше всего. А во-вторых, если бард сбежит, то все действительно подумают, что Зена встала на сторону зла. Никому и дела не будет, что все это мерзкие штучки Ареса. И, наконец, в-третьих, если блондинка сбежит или устроит бунт, то это отнимет больше времени, а значит, погибнут люди. Поэтому пришлось играть роль обвиняемой. Габриель встала на ноги и отряхнула свою одежду от соломы. После этого девушка вздохнула и уверенно кивнула стражнику. Мужчина не стал надевать на барда наручники, а просто взял под руку и повел по многочисленным коридорам этого здания. Всю дорогу сказительница удивлялась, как в таком маленьком помещение смогло поместиться так много лестниц и коридоров. Она, наверное, и сбежать бы отсюда не смогла, заблудилась бы и попала бы опять в руки стражников. Наконец, показалась заветная дверь. Распахнув ее, мужчина ввел Габриель в зал суда, если его, конечно, можно было так назвать. Взгляд сказительницы тут же упал на ее друзей. Вулфи была очень взволнованна, хоть и пыталась скрыть свое беспокойство. Бард взглянула ей в глаза и улыбнулась, показывая, что все в порядке. Затем взгляд сказительницы переместился на Геракла. Он неловко пытался скрыть свою улыбку, вот только что его так рассмешило, девушка не как не могла понять. Однако она была рада, что хоть кто-то сохраняет чувство юмора в такой ситуации. Стейн несколько отстранился от компании «защитников» и держался в стороне. Вид у него, в общем, был достаточно спокойный, и ничто не выдавало его волнения, если таковое, конечно, вообще было. Габриель бы наверно еще долго рассматривала своих друзей и копалась в их чувствах, если бы не стражник, который толкнул ее в спину. Блондинка резко обернулась и наградила его не самым добрым взглядом. «А вначале ты показался мне порядочным человеком!» - мысленно возмутилась бард, но вслух ничего не сказала. Сказительница прошла к указанному месту и села на стул. Она была совсем рядом с этой Викторией, которая делала вид порядочного и очень серьезного судьи. От этой картины Габриель чуть не прыснула смехом, но вовремя сдержалась, лишь на секунду отвернув голову и улыбнувшись. А затем, ее взгляд упал на странную девушку, которая стояла возле Виктории и держала в руках море свитков. Сначала сказительница подумала, что перед ней ее коллега. Но девушка как-то плохо смахивала на барда, хотя, похоже, за словом в карман не полезет. Чем-то она напомнила Габриель ее саму, правда пару лет назад, когда она только-только начала путешествовать с Зеной. Это подкупило блондинку, и она сразу же начала положительно относится к этой девушки с забавной прической на голове. Габриель хотела спросить, кто эта незнакомка, но Виктория ее опередила и начала допрос. -Габриэль из Потедии, вы обвиняетесь в шпионаже за жителями этой деревни во благо собравшейся за ее стенами армии. Вы признаете, что Зена - ваш компаньон, наставник и подруга возглавляет эту армию, разоряющую один греческий город за другим? Брови сказительницы взлетели вверх, как только рот «судьи» открылся. Оказывается, она обвиняется в шпионаже! Курам на смех! Однако возражать не было смысла, бард лишь усмехнулась и покачала головой, не понимая, как Виктория до сих пор является старостой города с такими-то мозгами. Вот только отвечать надо было. А вопрос был задан так, что если сейчас Габ ответит «да», то можно попрощаться со свободой, а если скажет «нет» – то это будет вранье. Но ведь блондинка – бард, а значит, сможет выкрутиться и ответить так, что Виктория сама запутается в своем суде. Девушка несколько секунд продумывала ответ, как внезапно ей на помощь пришла девушка с башенками на голове. Вот тут-то Габриель точно узнала в ней себя. Темноволосая без какого-либо стеснения остановила процесс и начала всех учить, как проводятся суды. Это была маленькая отсрочка для барда, чтобы она смогла продумать свой ответ. Сначала девушка заставила всех встать, даже Викторию она не оставила без внимания. Сказительница с улыбкой на лице наблюдала, как староста, скривив лицо, встает. Затем все сели, а миниатюрная болтушка сказала Виктории, что пожалуется на нее в Афины за неумение проводить суды. Тут уж Габриель не выдержала и тихо рассмеялась. Когда же смертоносный взгляд Виктории коснулся барда, блондинка тут же стала серьезной. «Судья» повторила свой вопрос, а сказительница перевела взгляд на людей, что пришли на заседание. -Нет. Коротко ответила Габриель и мысленно улыбнулась, когда в зале поднялся легкий шум возмущений и переговоров. Она так же заметила удивление на лицах своих друзей, которые явно не совсем понимали, какую игру затеяла сказительница. Бард выдержала паузу ровно столько, чтобы ни Виктория, ни кто-либо другой, не успели продолжить. Когда в зале стихли голоса, бард позволила себе продолжить. -Зена, мой компаньон, наставник и лучшая подруга, борец за добро. Она никогда не позволит себе сделать что-то во вред невинным людям. Она всегда их защищала и приносила в города Греции лишь мир и справедливость. И вы все о ней слышали. Да, у нее не самое чистое прошлое, но разве все мы чисты перед собой? Зена встала на путь добра, она помогает людям и вполне заслужено завоевала свою легендарность. Она давно стерла своими поступками черное прошлое. Вы знаете лишь отважную Королеву воинов, защитницу невинных и борца со злом. Вы уже не помните ту беззащитную и кровожадную убийцу. Потому что ее больше нет. Но на пути героев всегда есть трудности, если бы не они, все бы мы были героями, не так ли? Так и сейчас, Зена столкнулась с трудностью, с которой одной ей не справится. Та Зена, которая возглавляет армию, разоряющую города, не моя подруга… Это совершенно другой человек. Это заблудшая душа, которая нуждается в помощи… Сказав эту длинную, трогающую душу и не менее запутанную речь, Габриель перевела взгляд на Викторию в ожидании очередного выпада, который разобьет все ее слова в пух и прах.

Стейн: плохой пост is плохой пост -Я хотела извиниться.. Я иногда паникую и неправильно оцениваю ситуацию. И иногда перегибаю палку с защитой доверенных мне людей... В общем, еще раз приношу свои извинения за свое поведение.. Стейн слегка усмехнулся, но это была добродушная усмешка. Он прекрасно понимал, что девушке решение извиниться далось с трудом и, что без явного шествия наперекор своей гордости здесь вряд ли могло обойтись. Впрочем, тем дороже и, несомненно, приятнее был для воина такой жест со стороны Вулфи. Но, прежде, чем северянин успел что-либо ей ответить, брюнетка вновь отстранилась, явно жилая закрыть эту тему и более к ней не возвращаться. Что ж, это – её полное право. Запустив руку в волосы, мужчина смотрел на Дирси, всё ещё общающуюся с Викторией. Судя по всему, суд начинался. В помещении начали собираться люди, рассаживающиеся на скамьях, расставленных чуть в глубине здания суда, появился старик, усевшийся за стол, стоящий на небольшом возвышении. Он, судя по всему, являющийся писцом (или кем-то ещё, но то, что он будет писать происходящим было понятно по зажатому в подрагивающих сморщенных руках перу), указал троице на места, которые тем было необходимо занять. Оглянувшись на скамьи и переведя короткий взгляд на Геракла с Вулфи, северянин направился следом за героем, после чего тоже уселся на скамью. Спустя ещё некоторое время, стражники наконец-то вывели Габриэль. Сказительница была посажена на стул, расположенный так, чтобы он был доступен для обозрения всем собравшимся в зале людям. Невольно Стейну вспомнился римский театр. Они располагали место для выступления актёров аналогичным образом. Походят ли их суды на эти театральные постановки? Ряд неуместных ассоциаций пока продолжался. Когда староста деревни задала свой вопрос, северянин чуть нахмурился. Он был построен так, что оба ответа, как «да», так и «нет», по сути, являлись бы проигрышными. Хотя, может быть такими и должны быть вопросы, задаваемые в суде? Как бы то ни было, светловолосая сказительница ответила «нет», но, прежде, чем она успела что-либо добавить, вновь вступила Дирси, сразу опротестовавшая всё происходящее и сообщившая, что суды должны проходить иначе. Что ж, теперь Стейн, кажется, был сбит столку окончательно. Он ощущал некоторое смятение и поэтому, после того, как адвокат потребовала всех встать, он с некоторым сомнением посмотрел на Вулфи и Геракла, поднявшись с места только тогда, когда поднялись эти двое. Всё это действительно несколько странно. Люди сели на свои места, после чего вновь вступил голос Габриэль. Молча, но очень внимательно, мужчина слушал защитные слова в адрес Королевы воинов. Ну что ж, он всё ещё не перестал удивляться тому, сколь сильна привязанность воительницы и барда друг к другу. Но, не смотря на всю искренность, с которой говорила светловолосая девушка, он не был уверен в том, что они действительно подействуют на Виктоию. Староста уже успела проявить себя как холодная и уперто-безразличная натура, так что было бы просто наивно ожидать от неё внезапного откровения и осознания своих ошибок. Она продолжала совершать их весьма размеренно, пусть и подсознательно, но навлекая на себя весьма серьёзные неприятности. Хотя, кто знает, вдруг слова барда как-нибудь подействуют на неё? Ведь речь эта была действительно проникновенной и Стейну показалось, что, если бы до этого он не успел встретиться с Зеной, а узнал бы о ней лишь из этих слов, он бы более чем поверил им.

blackwolfy: Жутко извиняюсь за задержку ответа, просто похоже моя муза решила взять долгосрочный отпуск.. Вулфи Наемница вздрогнула, когда ладони Геракла легли ей на плечи. Она понимала, что этим жестом он хотел успокоить ее, девушка же всеми силами пыталась подавить инстинкт самозащиты выработавшийся к нее с годами и при этом никоим образом не обидеть мужчину, пытающегося ее приободрить. Спас ее как ни странно старик с пером в руке, указавший им места на одной из лавок. Девушка чуть рассеянно улыбнулась своим спутникам, показывая что о ней не стоит беспокоится и поспешила занять свое место. Теперь все внимание ее было обращено на судью, адвоката и конечно подсудимую, которую по приказу Виктории привели в суд, который с каждой секундой походил скорее на балаган, нежели на серьезное заседание. Габриэль послала своим спутникам уверенную улыбку, Вулфи в ответ ей чуть кивнула, явно давая понять, что если что-то пойдет не так, она будет рядом. Виктория Наверное за всю свою жизнь староста Серенеи не паниковала так, как в этот день. Ее хоть и маленький, но все же город, людей, которых она обещала защищать, в любой момент готова была снести с лица Греции армия Ареса. И она знала, что у нее есть только два варианта - остаться в этих стенах, сражаться и проиграть, либо всем жителям покинуть свои дома, свой кров и искать пристанища где-нибудь около Афин, обречь их на нищету и возможно голодную смерть. Третьего варианта она не видела, по крайней мере до тех пор, пока не встретила сказительницу по имени Габриэль. Было конечно же наивно полагать, что Королева воинов вот так вот просто откажется нападать, если Виктория выдаст ей барда. Но какой-то шанс все же имелся. Потому то она и задумала этот суд - она просто тянула время, понимая, что ей ничего не остается кроме как ждать и надеяться на то, что воительница, некогда бывшая героиней всей Греции, обойдет Серенею стороной. Отец, как бы ты поступил на моем месте? - при этих мыслях ее взгляд упал на темноволосую наемницу и гнев казалось закипел в жилах старосты. Нет, все должно было быть не так. Никакой Габриэль, никакого сарая имитирующего зал заседаний, никакого адвоката, разглагольствующего о том что и как ей, старосте, нужно делать. Тюрьма, клетка, Вулфи и кандалы. То, что она заслужила.. Однако Элисса всегда была скользкой натурой и как всегда выкрутилась из ситуации, подставив при этом того, кого она называла другом. Виктория глубоко вздохнула и тут же попыталась сосредоточится на происходящем, а точнее на том, что ей говорила адвокат. Она явно нехотя встала с места, как того требовал обычай. Дальше с каменным и хладнокровным выражением лица выслушала речь о том, что ей стоит прислать учителя из Афин, чтобы научится судить как следует. -Так и быть, я учту ваше замечание, - с явным безразличием во взгляде, ответила она, понимая что если ей не удастся обменять Габриэль на неприкосновенность, то присылать этого самого учителя будет некуда и не к кому. Сама бард весьма неожиданно ответила на заданный ей вопрос. По крайней мере находящиеся в зале начали возмущенно перешептываться друг с другом. Дальнейший монолог барда действительно заставил усомнится Викторию в правоте своих действий. Только вот сходить с дороги на полпути уже было глупо. -Весьма проникновенная речь. Только вот объясните мне, что могло заставить как вы выразились легендарную героиню Греции сойти с праведного пути? И почему присутствующие должны верить в это? Возможно эта самая "героичность" была лишь фазой в жизни Зены. Вы, именно вы Габриэль все время писали про нее эти свитки, которые прославили Королеву воинов на всю Грецию. Но возможно, это было просто прикрытием и Зена собирала армию, копила силы, при этом втираясь в доверие к жителям этой страны, чтобы однажды нанести молниеносный удар. Ведь никто не ждет такого от друга, а тем более героя.. - говоря это, Виктория бросила взгляд в сторону Вулфи, - Впрочем, речь не об этом. Насколько я понимаю, вы утверждаете, что не шпионите здесь ради Зены. Тогда зачем вы здесь? Не хотите ли вы в одиночку остановить целую армию. - при этих словах в зале раздались смешки, лицо же Виктории оставалось беспристрастным. Внезапно из двери сбоку, появился один из городских стражей, совсем еще молодой парень по имени Филипп, он неуверенным взглядом осмотрел окружающих. Это явно не было хорошим знаком. -Думаю, нам следует взять небольшой перерыв, - кивнула она в первую очередь адвокату и обвиняемой давая им возможность обговорить ситуацию, по залу тут же раздался гул. Староста вопросительно посмотрела на солдата. Он глубоко вздохнул и быстрым шагом направился к ее столу, что-то прошептав Виктории на ухо. Глаза девушки слегка расширились от изумления, она резко бросила взгляд на Габриэль, затем что-то спросила у него, он указал в сторону Стейна. Она явно что-то приказала ему и парень, утвердительно кивнув, вышел из зала суда. -Прошу внимания, - тут же постаралась она вернуть былую тишину, затем посмотрела прямиком на Габриэль, ожидая ответа на заданный ранее вопрос.

Геракл: С этого момента Геракл был лишь наблюдателем, и возможно свидетелем, которого вызовут, когда придет время засвидетельствовать невиновность Габриель. Если конечно судья позволит это сделать Дирси, и если Дирси вызовет именно его, хотя она должна была вызывать всевозможных свидетелей, для большей убедительности. Но вообще все происходящее не внушало ничего серьезного. Мелкие забавы, или просто попытки оттянуть неизбежное, силясь своим страхом и переживаниями, действуя необдуманными методами. Геракл не приветствовал действий Виктории, но в то же время понимал её. Она переживает за город, и хочет выдать Габриель с надеждой, что её город оставят в покое. Но у этой самой Виктории был другой выход, она бы могла довериться Гераклу, практически по все Греции, во многих городах его помощи просили даже цари, и он помогал спасал города от ненужных нападений, разрушение и прочего, а молодая девушка либо не верит, что это реально, не верит в Геракла, либо просто до этого не додумалась. Во всяком случае, она выбрала глупый и бессмысленный суд, пустая трата времени. Геракл уже настроил себя на то, что будет довольно-таки даже нечего слушать, но Дирси как всегда разрядила обстановку, кто как не она воспротивится системе проведения данного суда. Она, как опытный адвокат потребовала все, что бы было так, как нужно, в итоге они все встали, потом сели, а затем судовой процесс продолжился. Конечно, как Геракл уже понял, Виктория была мастером в провокационных вопросах, ему также приходилось встречаться с такими людьми, и он отлично понимал состояние Габриель, так как сам сидел тогда на лавке подсудимого, либо вообще стоял прикованный к столбу высотой до его пояс, словно этот столб и цепи могли его сдержать. Однажды этому человеку даже удалось настолько вывести из себя Геракла, что он вскинув эмоционально руками, цепи разорвал, бедный народ в зале перепугался. Но боятся им было нечего, Геракл не стал бы набрасываться на этого клеветателя, а потом и на народ, посмевший выступить против него. Геракл не из тех, кто мстит, или сворачивает шею каждому, кто посмеет его клеветать. Тем более этот человек проиграл судовой процесс, а этого уже было достаточно. Геракл посмотрел на Габриель слегка взволнованно, но это сложно было проглядеть, если посмотреть на него, то наоборот казалось, что он просто уверен в хорошем исходе всего процесса, ни в чем не сомневается, ничего не опасается. Такая уверенность могла напугать и саму судью. Габриель достойно держала ответ, и Геракл слегка кивнул головой, просто это вышло даже неосознанно, он одобрял слова сказительницы. Да и разве у Габриель не найдётся, что ответить? Она бард, слова – это её изюминка, это её талант. Поэтому то, что сказать, что ответить не нуждалось в тщательном обдумывании, казалось бард уже заранее знала, что может сказать, и достаточно верно и в точку. Последовал и следующий вопрос от Виктории, вот теперь равнодушно с абсолютным спокойствием он слушать этого не мог, ведь речь шла о женщине, которую он любит. Геракл резко поднялся. - Бред! - строго и достаточно серьезно сказал Геракл, да так, что весь зал, обсуждавший предположение Виктории испуганно затих. Геракл развел руками серьезно и в неком роде спокойно глянул на Викторию. - Я знал, Зену. Никакой лжи в её подвигах не было, она действительно помогала людям, спасла много жизней, спасла много городов. Все это время она жила лишь тем, что помогала людям, в борьбе со злом. Если вы не верите Габриель, её лучшей подруге, считая её слова и сказания предвзятым отношением к королеве воинов, то поверьте мне. Я знаю Зену довольно давно, мы были с ней… Геракл сделал паузу, короткую, едва заметную, но весьма ощутимую только для него одного. - Хорошими друзьями. Стал бы я вести дружбу с той, что отнимает человеческие жизни, грабит, разрушает и творит зло? – Геракл вопросительно посмотрел пронзительным взглядом в глаза Виктории. Она наверняка уже знала, что он Геракл, и если она не верит Габриель, так как Габриель подруга Зены и действительно могла просто все украшать, или лгать насчет Зены, прикрывая подругу и её злые деяния, который вовсе нет. То Геракл не стал бы этого делать, и он был бы первым, кто выступил против неё, и остановил бы Зену. Поэтому того, что Геракл сказал, разумному человеку должно было быть достаточно, что бы задуматься о неправоте своих предположений. Ответа Виктории Геракл пока не услышал, так как в зал пошел воин, что-то прошептал старосте, Геракл все еще стоял, глядя на девушку, а затем проводил удаляющегося воина, и вернул свой взгляд на неё, когда она потребовала внимания.

Дирси: Соори, ребята, всё вдохновение уходит на 33 -х детишек)))) Дирси была довольна всем, довольна собой, довольна согласием судьи, и довольна тем, что вообще ведет хоть и слабенький, но суд. Она то и дело сияла. Кто бы мог подумать, что даже такое мелкое делишко, могло её вот так вот позабавить. Не было ничего лучше, чем её замечательная работа. Любое дело, хоть и даже самое грязное, но приносило принцессе удовольствие. Она проигрывала лишь в случаях, если её подзащитный действительно виновный, и если открыть секрет, то Дирси специально проигрывала подобные дела, когда на все сто была уверенна в виновности своего подзащитного. Но Дирси за подобные дела бралась очень редко. Они не приносили удовольствия, кто любит проигрывать? Хоть и специально… Дирси облокотилась локтями об стойку, которая предназначалась ей, и пока Виктория задавала вопрос, почти вопрос с рассуждением о Зене, Дирси обреклась и посмотрел на Габриель изучающим взглядом, и мило улыбнулась девушке - Все будет хорошо. Пошептала Дирси блондинке, и подмигнула, после повернулась и подперла ладошками свои щетки слушала со некой скукой на лице сельского старосту. Дирси отрицательно покачала головой, когда Виктория вслух высказала все доводы про Зену. - Протестую! Крикнула Дирси, подняв руку к верху, но вдруг одновременно с ней же в дискуссию вступил и Геракл. Дирси опустила руку, замолчала, она отругает Геракла за его нетерпеливость потом, а сейчас Дирси лишь закатила глаза, и обратила внимание на реакцию судьи, но её отвлекал уже воин, вошедший в зал, и прошептавший ей что-то на ушко. На перерыв Дирси также не отреагировала Но когда все закончилось, она не дала возможность ответить Виктории, и задала достаточно прямой вопрос. - У вас есть точные доказательства того, что бард, по имени Габриель из Потейдии является главной шпионкой Зены, работающей под прикрытием? Дирси сделала паузу, и склонила голову на бок. - Или вы только предполагаете? Дирси посмотрела на Викория не столько вопросительно, сколько ждала от судьи того, чего ожидала, а ровным счетом ничего. Тогда суд можно будет заканчивать, и Габриель будет оправдана.

Габриель: После длинной и искренней речи Габриель, в зале на несколько секунд повисла тишина. Девушка даже подумала, что у нее получилось осуществить задуманное, но возмущенные перешептывания сказали об обратном. Бард не расстроилась, она, собственно, и подозревала, что так легко всё не получится. Жалко было лишь время, которое убегало быстрее, чем песок сквозь пальцы. И этому способствовала Виктория. Не уже ли она не понимала, что всем этим судом делает лишь хуже для себя. Ее было жаль, но больше всего было жаль народ Серении, который непременно погибнет, если Габриель не вырвется из этого «капкана». К счастью, на помощь ей пришла девушка с забавными башенками на голове. Сказительница не знала ее имени, но что-то подсказывало ей, что она друг. В данной ситуации, незнакомка выступала в роли адвоката обвиняемой. Только что, она умело подняла весь зал на ноги, а затем позволила сесть. Казалось бы, Виктория и не подозревает, что судом тут начинает управлять именно эта забавная девушка. Взгляд Габриель скользнул по той, о которой она сейчас думала. Адвокат встретилась взглядом с бардом, улыбнулась ей и сказала, что все будет хорошо. Сказительница мягко улыбнулась в ответ и едва заметно кивнула, хоть и не была так оптимистично настроена, как Дирси. Габриель перевела взгляд на Викторию, в глазах которой можно было без труда разглядеть то, что она уже усомнилась в своей правоте. Однако почему-то староста продолжала гнуть своё, словно, упрямость могла спасти ее народ. Бард иронично закатила глаза и тяжело вздохнула, вслушиваясь в речь Виктории. Как только судья полностью высказалась, Дирси возмущенно начала протестовать, протягивая руку вверх. Одновременно с ней в словесный поединок вступил Геракл. Он так же был недоволен высказываниями Виктории. Полубог назвал все это полным бредом, да так грозно, что весь зал, как и сама староста, в момент притихли. Габриель с улыбкой осмотрела зал и вернула свой взгляд на Геракла. Сын Зевса решил выступить, как свидетель, которого не вызывали. Он начал говорить, что знает Зену, и никакой лжи в ее подвигах никогда не было. Что она действительно помогала людям, спасала человеческие жизни и города. Геракл просил верить ему, и сама Габриель верила ему. Она смотрела на этого мужчину и видела, как он любит ее подругу. Он готов был на все, ради Зены… Но судя по всему, Викторию не впечатлила речь Геракла, точно также как и речь Габриель. Девушка тяжело вздохнула и вопросительно посмотрела на судью, которая уже легкомысленно отвлеклась на молодого стражника, что неуверенно топтался в дверях. Староста объявила небольшой перерыв, совершенно не обращая внимания на недовольный гул в зале суда. Стражник с соглашения Виктории, быстрым шагом подошел к ней и начал что-то шептать на ухо. У Габриель и Дирси было время обговорить будущий ответ, но обе девушки как-то об этом совершенно забыли. Было очень любопытно, что же такого сказал молодой человек и почему они оба косятся на Стейна. Сказительница почувствовала что-то не ладное. Вдруг Стейну угрожает опасность? Его ведь тоже могут обвинить в шпионаже, он-то уж точно виделся с Зеной сегодня, правда никто об этом не знает… Или знает? Бард с ужасом осознала, что свидетелями ее разговора со Стейном был хозяин таверны и несколько посетителей. Габриель взволнованно посмотрела на темноволосого мужчину, она так хотела его предупредить, сказать, чтобы скорее уходил отсюда, но, увы, если она начнет кричать через весь зал, сделает только хуже. Сказительница не успела опомниться, как Виктория уже смотрела на нее и просила у зала тишины. Оказывается, протест Дирси и слова Геракла, она не восприняла и все еще ждала ответа от Габриель. Бард не заставила себя долго ждать. -Вы прекрасно знаете, что армия, которая идет на ваш город, принадлежит Аресу. Более того, он решил оказать вам честь и уничтожить Серению самостоятельно вместе с Зеной и кучкой воинов. Просто ради развлечения. Так Габриель ответила сразу на два вопроса Виктории. Она не считала, что присяжные должны ей верить, но им ведь ничего более не остается. Или староста хочет, чтобы бард поклялась на крови? Что за глупости? Никому Габ не собирается ничего доказывать, это они пусть ей докажут, что она шпионка и обоснуют свои обвинения! «А, кстати, это мысль! Сделать Викторию обвиняемой и пусть докажет мне, что я виновна» - подумала девушка. Но решила это использовать чуть попозже и обернуть ситуацию против самой Виктории. Сейчас стоило что-то ответить на то, что героичность самой Зены, по словам судьи, придумала Габриель и описала в своих свитках. -Ну, если мы собираемся растянуть судебный процесс на неопределенное время, то я вполне могу вызвать множество свидетелей, которые были спасены Зеной, либо их деревни. Или им тоже придется вам что-то доказывать? Однако когда Виктория начала говорить про какое-то прикрытие, Габриель не выдержала и закатила глаза. Она устало вздохнула, чувствуя, что терпение ее скоро закончится. -Вы шутите, да? Прикрытие, которое длилось больше десяти лет, стоит того, чтобы уничтожить один единственный город, который по размерам и домам сравним с деревней! Это бред, Виктория, ты разве сама не понимаешь? И все же судья сумела найти брешь в крепкой броне Габриель. Она спросила, что именно здесь делала бард. А действительно, что? Они просто случайно забрели в этот город с Вулфи, так сказать он оказался на их пути, когда они шли к Зене. Подруги устали и решили перекусить в таверне, потом там появился Стейн и Геракл, ну а дальше все известно. Не уже ли Габриель заподозрили в шпионаже, только потому, что она проходила мимо? В зале все начали ехидно хихикать над положением барда, считая, достаточно смешным, что она собирается в одиночку разгромить всю армию. Сказительница даже не улыбнулась. Она наклонила голову к плечу и самодовольно ответила: -Мы проходили мимо. Серения лежала на нашем пути к Зене. Мы проголодались и решили перекусить в таверне. Это запрещено? А какими способами я буду останавливать армию и саму Зену, не касается ни тебя, Виктория, ни суда. Я же не интересуюсь, как ты собираешься выиграть это дело. Только Габриель замолчала, как, видимо впечатлившаяся Дирси, пошла в атаку. Она сделала то, что хотела сделать бард, а именно спросила, на каких основаниях устроен этот цирк и по каким доказательствам сказительницу объявили в шпионаже. Зал на секунду затих, а Виктория некоторое время думала над ответом. Габ закусила губу, чувствуя, что судья тонет в собственном океане. А так как она сидела рядом со старостой, она слегка наклонилась к ней и негромко проговорила: -Послушай, глупо надеяться на то, что если ты выдашь меня, Зена не уничтожит Серению. Зеной управляет Арес, если даже она откажется от боя, его люди, и он сам уничтожат город! Ты только теряешь время на меня и этот суд. Я не спасу Серению таким способом, но я могу попытаться другим… Ты должна лишь меня отпустить.

Стейн: чёрт, плохой-плохой пост >< Стейн всё ещё не знал, как реагировать на всё происходящее, как действовать. Молча сидя на своём месте, сложив руки на коленях, он слушал слова барда и обвинения старосты, время от времени мельком поглядывая на сидящих рядом с ним Вулфи и Геракла, ведь они, пожалуй, понимали суть всего происходящего несколько лучше, чем сам северянин. - Бред! Он вопросительно поднял глаза на внезапно вставшего героя, явно уставшего терпеть все обвинения Виктории, действительно весьма провокационные и рождающие желания во весь голос протестовать. Вот Геракл и не стерпел. Поднявшись он начал опротестовывать недавние слова старосты Серении, пытаясь раскрыть как ей, так и собравшимся здесь людям, заинтересованно наблюдающим за всем происходящим, глаза на истинную сущность Королевы воинов. Ту сущность, в которой она вовсе не безжалостная убийца и завоеватель, но благородная женщина, теперь идущая по пути добра. Возможно, сам Стейн не был так хорошо знаком с воительницей (да и вообще, лично с ней он был знаком мало, зная её, как и многие, больше по легендам), однако он искренне верил словам героя и, кажется, чувствовал ту искренность, с которой Геракл рассказывает всё это. Между тем, пока мужчина продолжал говорить, северянин успел перевести взгляд с него на Вулфи, обратно на грека и вновь к наёмнице. Наконец, чуть наклонившись в сторону девушки, Стейн озадаченным шёпотом поинтересовался: - Так и должно быть? Не смотря на то, что выступление с места куда больше напоминало молодому мужчине суды в его родном поселении, он вовсе не был уверен, что и здесь дела решаются подобным образом. Так что, лучше было бы уточнить; ведь, если она имели право выступать со своих мест, то, быть может, Стейн бы тоже нашёл что сказать в пользу Зены. Воин не сразу обратил внимание на вошедшего солдата и сделал это только тогда, когда Виктория объявила о небольшом перерыве. Не предав его появлению особого значения, Стейн, между тем, нахмурился, когда взгляд старосты вдруг обратился на него. Сразу стало несколько некомфортно и северянин чуть заёрзал на своём месте, быстро отводя взгляд немного в сторону и теперь наблюдая за удаляющейся спиной молодого солдата. Хм, есть повод для беспокойства? Хотя… В голове северянина мелькнула было ещё одна мысль (кажется, достаточно важная), но он оказался отвлечён от неё сообщением о возобновлении слушанья. Судья было открыла рот, но вместо неё сразу же вступила Габриэль, а затем и Дирси, которой этого небольшого перерыва, судя по всему, вполне хватило, чтобы определиться с вопросом, который, как показалось Стейну, действительно мог поставить под сомнения все прежние доводы Виктории. Северянин надеялся, что последние слова обеих девушек подведут суд к окончанию. Староста теперь практически загонялась в тупик и для неё было бы нужно чудо, чтобы выиграть это дело теперь.

blackwolfy: Очень извиняюсь за столь бредовый пост, но никакого другого способа закончить этот и без того затянувшийся суд мне в голову не пришло((( Виктория - Бред! -Действительно, - шепотом подтвердила про себя староста слова полубога. Она понимала, насколько глупо она сейчас будет выглядеть, отрицая слова сына Зевса и пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку в словах Габриэль. Нет, они конечно были, но их можно было назвать скорее не обвинениями, а придирками. Бард сама только что проговорилась, что они зачем-то все же шли к Зене. И Виктория, глядя на блондинку, уже готова была поверить в то, что они хотели спасти воительницу и ничего более. После того, как солдат сообщил ей о том, что очередной спутник этой компании под шумок вывел ее людей из города, суд потерял для старосты всякий смысл. Неужели они думали, что смогут сделать это незаметно от нее? Что кто-то из ее людей не придет и не доложит о том, что все выполнено согласно приказу? Да, этот парень посоветовал ее людям держаться подальше от города, только вот не могли же все солдаты бросить старосту и оставшихся здесь жителей на произвол судьбы. Девушка тяжело вздохнула, не решаясь, что же ей делать - продолжить начатое ею дело - либо опять бросится в перепалку с Габриэль, ее адвокатом и известным во всей Греции героем, либо признать перед окружающими людьми свою неправоту, тем самым поставив под сомнение свои решения, свой пост. Впрочем, судя по тому, как после тирады барда жители Серенеи стали переглядываться и как-то неуверенно смотреть на Викторию было понятно - либо она наступит своей гордости на горло и попытается замять все, либо старостой ей уже не быть. Впрочем, Зена и Арес вполне могут ей удружить и сделать так, что ей просто негде будет управлять. Взгляд Виктории упал на Вулфи. Она тут же резко посмотрела на Геракла. Что ж, если она не может одержать победу в войне, то возможно она хотя бы выиграет в маленькой личной битве. -Вы сказали, никакой лжи, Геракл. И да, вы не похожи на такого человека. Но скажите мне, глядя в мои глаза, разве я способна дружить с человеком, который впоследствии обманул меня и помог убить моего отца? - несколько человек невольно охнуло, так как загадочная смерть прошлого старосты долгое время обсуждалась в домах этого поселения. После того нелепого случая с окном, Виктория упросила отца отпустить девчушку, влезшую к ней в окно. Да еще и ее наставник неплохо заплатил за это, так что у отца не было никаких возражений. К тому же, Вулфи извинилась перед дочерью старосты. Наставник разрешил молодой наемнице на некоторое время остаться в Серенее у своего друга, трактирщика, пока он решал какие-то свои дела. За это время две девушки по настоящему подружились - слишком уж этот волчонок не был похож на окружавших ее зарвавшихся девчонок. Наемница учила Викторию метать кинжалы, бесшумно передвигаться. Все это казалось весьма забавным нынешней старосте. А затем Вулфи пришлось уехать, правда дочь старосты изредка переписывалась со своей подругой, та рассказывала ей в своих письмах о других городах, о том, что было за пределами Серенеи. Девушки даже пообещали друг другу однажды отправится в совместное путешествие. Если бы только Виктория знала, чему именно учил Вулфи Хаемон. Через три года после их знакомства они снова увиделись, только вот подруга отчего-то была чернее тучи. Вики пыталась ее как-то приободрить и казалось уже под конец дня поднять настроение наемнице удалось. Через пару часов дочь старосты ждала ужасная новость - ее отец выпал из окна, сломав себе шею. Все говорили, что это несчастный случай, только вот виноватый взгляд "подруги" и неизвестно откуда взявшийся ее наставник, говорили Виктории о другом. Вечером же наемники пропали и девушка уже не надеялась встретить Вулфи вплоть до сегодняшнего дня. Отогнав это жуткое воспоминание, староста посмотрела на обвиняемую. -Не ты должна стоять здесь.. - в который раз подумала она, готовясь ответить на выпады Габриэль. -Я никогда не утверждала, что этот план может быть придуман для уничтожения Серенеи. Но она вполне может оказаться одной из многих... - устало заметила Виктория, было видно, что ей наверняка как и всем остальным надоело это дело, - И все-таки, ты сейчас признала, что идешь прямиком к Зене. Только исходя из твоих слов, ты хочешь помочь. И если это действительно правда, то возможно, ты наша последняя надежда на спасение, - она осмотрела окружающих, насколько она теперь знала почти что единственных жителей, оставшихся в деревне, Виктория как-то отрешенно рассмеялась, - Тем более, твои друзья времени не теряли и вывели всех прочь из деревни. Хотелось бы верить, что они отвели их не в лапы врага. - У вас есть точные доказательства того, что бард, по имени Габриель из Потейдии является главной шпионкой Зены, работающей под прикрытием? - Дирси сделала паузу, и склонила голову на бок. - Или вы только предполагаете? -Виктория наконец вспомнила об адвокате и ее словах, что ж, они пришлись сейчас как раз в тему. -Вы действительно правы, я только предполагаю, - бесцветным тоном заметила она, - Что ж, суд вынес решение. Просьба всех встать. Габриэль из Потедии, за неимением достаточного количества доказательств вы признаетесь невиновной, - с этими словами Виктория первой направилась к выходу, бросив барду по дороге, - Наемница всегда останется наемницей.. С этими словами она уже собиралась открыть дверь и выйти прочь от смотрящих ей в спину глаз, как в это импровизированное здание суда ввалился один из солдат. -Они здесь.. - он рухнул замертво, из его спины торчала стрела. Виктория услышала характерный свист и уже почти что почувствовала, как другая стрела вонзается ей в грудь, как кто-то резко потянул ее на землю, подальше от двери. -Отблагодаришь потом, - услышала она до жути ненавистный ей голос. Вулфи Этот судебный процесс все больше и больше походил на балаган. Даже Стейн поинтересовался у нее, все ли так должно проходить. -Судя по всему, да, - пожала плечами девушка, наблюдая как Виктория вот вот готова сломаться под этим давлением. Вулфи судя по обращенным на нее огненным испепеляющим взглядам, понимала теперь что к чему. Староста все-таки винила ее за то, чего она на самом деле не совершала. Хаемон был прав, когда решил уйти из Серенеи в тот день - иначе они оба попали бы за решетку. Впрочем, в непричастности своего наставника девушка была не очень-то уж уверена. Староста же, похоже решила наконец не скрывать свои мотивы и тут же объяснила что к чему. Имен она конечно не говорила, но наемнице показалось это ненужным - те кто надо, скорее всего поняли о ком речь. Что ж, похоже Вулфи еще многое придется объяснять своим спутникам. После этого откровения суд отчего-то пошел на нет, видимо Вики сама устала от всего этого, наемнице же жутко захотелось поговорить с ней один на один, и она пожалела, что не сделала этого намного раньше, возможно годы назад. Стоило Виктории объявить о том, что суд окончен, Вулфи поднялась со своего места и поспешила к старосте. Даже в душе, принадлежащей Аресу, она чувствовала, что стоит объяснится и разъяснить ситуацию, пока не поздно. А поздно могло оказаться совсем скоро, так как стоило Виктории открыть дверь, как в сарай ввалился убитый солдат и это было весьма нехорошим знаком. Наемница теперь стоявшая в нескольких шагах от старосты, быстро сообразила что к чему и оттащила бывшую подругу от двери, стрела вонзилась в столб позади них. В зале тут же началась явная паника. -Отблагодаришь потом, - бросила Вулфи старосте, пинком захлопывая дверь и неуверенно смотря в ту сторону, где только что были ее спутники. Армия похоже без проблем прорвалась через ворота и то, что они все находились в без всяких проблем легковоспламеняющемся сарае не придавало ей оптимизма. За стеной же слышались крики и звуки битвы -похоже оставшиеся солдаты пытались защитить свой деревню. [center]Зена/Арес[/center]

Зена: Время шло, а королева воинов так и оставалась в своей палатке. Не смотря на давление со стороны Ареса. Воительница приняла решение, что необходимо идти до конца, но все же решила оставить за собой путь к отступлению, потому как внутри ее все равно, что-то тормозило. Набравшись сил, Зена вышла из своей палатки, но каково было ее удивление, когда основная часть всей армии куда-то исчезла. Нахмурив брови, и прищурив глаза она осмотрелась…многотысячные следы вели по направлению в город, а значит ее армия уже там… Такой поворот сюжета ее ни чуть не удивил, Арес не любил долго ждать и наверняка отдал приказ от ее лица. Быстрыми шагами воительница направилась к месту, где стояли лошади, накинув на Арго седло, одним движением она запрыгнула на верх. - Но! Между тем армия войны уже вошла в город. Защищавшие его солдаты были изрядно потрепанны, а жители которых не успели увести по каким-то не понятным причинам, стали отличным поводом поторговаться с местными правителями. Прошло всего лишь несколько минут, как мирные жители и солдаты были захвачены, оно и понятно, столь весомый численный перевес. Да и армия была оснащена довольно не плохим оружием. Еще бы ведь сам Арес создал их. Дойдя до здания напоминавшего ветхий сарай, бандиты собрались вокруг, в этот момент, один из заключенных солдат рванул к двери, того самого сарая, но получил «привет» в спине и просто ввалился замертво. Теперь оставалось дождаться пока все остальные выползут на сей праздник. [center]Геракл[/center]

Геракл: Как и ожидал Геракл суд лишь пустая трата времени, почему? Просто потому что все происходило не так, как нужно, не так как обычно – нет. Скорее потому, что Серенее с каждой минутой угрожала все большая опасность, а суд отнимал время и не давал возможности нормально подготовиться к обороне лишь воины остались патрулировать улицы, благо Стейн увёл всех горожан и спрятал, люди находятся в безопасности. Сейчас же шёл суд, здесь было услышано уже достаточно много и всего интересного, да, в некоторые моменты Геракл не смог оставаться равнодушным, и когда доносчик удалился, Геракл все же надеялся, что получит ответ от старосты. И да он получил ответ. Только несколько расплывчатый и уклончивый, этот ответ был похож скорее на перетаскивание стрелки на циферблате часов с одной цифры на другую, нежели на ответ. Геракл, не ставя под сомнение свою личность и то, чем он занимается всецело и уверенно заверил то, что знает Зену. Это была правда, мало того Геракл верил, что сама она ни за что не приняла бы решение вернуться обратно на черную тропу, с которой она начинала, или на которую сошла, по этой тропе она шла достаточно долго, но смогла свернуть на светлую сторону, нельзя было допустить обратного. И сама Зена это прекрасно понимала, но, видимо кому-то, а не сложно было догадаться, кто же именно был этот кто-то, удалось все-таки пробраться как-то к Зене и переметнуть её, что-то разрушить там, внутри, что не давало волю для злости и ненависти. Впрочем, судить о подобном также рано, так как Геракл еще не встретился с самой Зеной, не говорил с ней, а значит, четко делать какие-то выводы о её теперешнем состоянии также было крайне неразумно. Габриель держала достойный ответ перед Викторией, а иначе и быть не могло, она вечная спутница Зены, ближе к ней человека не найдешь, а самое главное, Габриель говорила от чистого сердца и только правду, без всяких преувеличений, либо лжи. И это было похвально, мало кто смог бы так преданно отстаивать друга или подругу, чаще всего люди сдавались, в страхе, что защита друга навлечет на них огромные проблемы, а затем еще больше страшных последствий. Дирси же, как опытный адвокат, выслушав все это, ясное дело оставалось недовольна – это было видно по ней. Видимо, принцессу действительно интересовали серьезные дела. Но она задала вполне толковый вопрос о доказательствах, на что Виктория пока не давала ответа. Но вернемся к тому, что ответила она Гераклу. Геракл внимательно изучал Викторию, а затем, спокойно глядя на девушку, безо всякой злобы, лишь с неким осуждением, что было скрыто в блеске его глаз, он ответил: - А способна ли ты на доверие? Ведь друг – этот тот, кому мы доверяем, и, несмотря на то, что все факты указывают именно на то, что он виновен, можно было бы попробовать просто ему доверять. Потом все эти факты в конечном итоге проверить, что бы удостовериться в том действительно ли ты правильно сделала, что доверилась другу, - ответил Геракл. Да, это уже ушло за рамки суда, и дела, касающегося Зены и Габриель, как её шпионки, а скорее все перешло на личную проблему Виктории. И эти слова, сказанные Гераклом сейчас, были не столько ответом на её вопрос, сколько советом, простым советом с глубоким смыслом и явными намёками на то, что девушка поспешила с выводами в том, что обвинила во всём Вулфи. – Просто попробуй поверить, и увидишь, что тогда все станет на свои места. Геракл не знал, дошёл ли до Виктории смысл его слов. Да и не важно это уже было, судья переключилась на само дело, и когда Дирси потребовала доказательств Виктория сдалась, значит, действительно что-то начала понимать. Теперь можно было бы с облегчением вздохнуть, если бы, как и предполагал Геракл, пока все тут сидят в сарае и занимаются ерундой, не началось нападение на город. Почему-то с самого начала Геракл именно так и думал, что все получится так. Что ж, единственное, чем он оставался довольным, так это тем, что людей всех вывели из Серенеи, оставили лишь воинов, в остальном Геракл поможет. Геракл заметил, как резко рванула Вулфи в сторону, прикрывая Викторию. Она спасла жизнь этой девушке. И это было благородно, Геракл слегка улыбнулся, все-таки есть что-то, что заставляет улыбнуться даже в таких ситуациях, а сам он заметил, как следующая стрела стремительно направляется уже в грудь Стейну. Геракл поймал стрелу прямо у тела мужчины, затем не развернул тонкую вещицу в руках и пустил обратно. Стрела вонзилась в тело одного из входящих в сарай воинов армии Зены, или точнее сказать Ареса. Геракл обернулся, оценил ситуацию, глазами он нашёл Дирси, и пробрался к ней. - Дирси, присмотри за людьми, они должны оставаться здесь, на улицах не безопасней, - сказал Геракл, затем наклонился, подхватил лежавшую на полу, то ли граблю, то ли что, отломал этот железный наконечник, и стал орудовать палкой, как шестом, отбиваясь от нападения противника, и прикрывая принцессу. Геракл взмахнул палкой, выбив из рук воина меч, оружие взлетело вверх, и, кувыркаясь в воздухе, благополучно приземлилось в уже освободившуюся ладонь Геракла. Он несколько раз повернул мечом в руках, что бы оценить, какой меч на тяжесть, и какие лучше наносить удары, а затем принялся отбиваться. Вот он парировал удар одного из воинов, затем ударил того ногой в живот и прикрыл себе спину мечом, иначе бы ему несдобровать. Воин, что стоял спереди получил удар ногой в живот, отлетел к другому концу сарая, сбив с ног еще пятерых. Геракл резко развернулся и ударил рукоятью меча того, кто хотел нанести удар сзади. Мужчина странно перевернулся и приземлился на землю без сознания. С улицы доносились крики воинов, Геракл же пробрался ближе к Вулфи, которая защищала Викторию, по дороге он нашёл глазами Габриель и кивнул девушке, удостоверившись, что с бардом все в порядке и её успели освободить для того, что бы она вела сражение. Геракл подошёл к Вулфи, посмотрел на наёмницу. - Нужно отсюда выбираться, в сарае мы для них лёгкая добыча, - сказал Геракл, и одним ударом снёс противника с ног, затем подошёл двери, толкнул их, но они оказались запертыми, запертыми снаружи, затем послышался резкий запах дыма. Не сложно было догадаться, что сарай подпалили. Надо же, а солдаты даже готовы были пожертвовать своими, и они уже это сделали, хотя для чего – не понятно. Скорее просто ради дурной славы, ведь всех так питает страх, чужой страх и на вкус он сладок, как лучшее вино. Геракл посмотрел на Вулфи и перевёл взгляд на Викторию. – Собери всех людей вместе, мы пробьём выход отсюда и они должны быстро покинуть сарай. Стейн! Геракл позвал мужчину. - Будешь сопровождать людей, я пойду первым, и уберу воинов, но могут появиться еще, ну, ты сам понимаешь. Геракл хлопнул друга по плечу, затем по дороге к месту, где собирался пробивать путь, он посмотрел на Габриель, она также наверняка слышала, о чем Геракл просил Стейна. - Габриель, поможешь ему? – спросил Геракл, и уже не ждал ответа. Он подошел к стене, один удар кулака, второй, третий, и каменная стена запылилась, кирпичи сдвинулись, затем еще несколько подобных ударов, и стена развалилась, мешающие кирпичи, что валялись под ногами, Геракл с размаху пнул ногой, и один из них как раз вылетел на улицу, сбив с ног двоих воинов армии Зены. Геракл вышел первый, и убрал тех воинов, что находились здесь на посту, и наблюдали за тем, как горит сарай, затем он вернулся к пробитому же ним проходу, и велел всем потихоньку выходить. Геракл пробил этот проход сзади сарая, и у оставшихся горожан была возможность бежать незамеченными к лесу, и скрыться там, но стоило оставаться бдительными, во первых, что бы побег нескольких горожан остался незамеченным, а во вторых, не пропустить новую партию воинов, которая может так невзначай появиться из-за угла.

Дирси: Поставила ли в тупик судью Дирси своим вопросом? Кто знает, к тому же сам судебный процесс был не правильным, судья не мог выступать в качестве судьи и в качестве обвиняемого, обвиняемым должен был быть другой человек, а не сам судья, но об этом Дирси решила промолчать, так легче будет загнать её в угол, что и произошло сейчас. Казалось бы суд, судом? Да какой там суд, все, все неправильно. Это раздражало принцессу, но она просто это скрывало, можно было лишь по её лицу слегка скривленному понять, что данный процесс не приносит ей удовольствия, Дирси уже знала, что получит легкую победу, а легкие победы она не любила. Да-да у каждого свои странности. Вспомнить дело с Гераклом, ух, вот там было сложно, ему выдвигали серьезные обвинения, сначала затронули смерть того Казанкиса, что прикидывался Гераклом, а потом перешли на то, какое влияние герой оказывает на людей, и те, стараясь повторить его подвиги, гибли. Тьху, бред какой, зато эти люди хотели помогать. Лучше человек погибнет, помогая кому-то, чем например в какой-то там войне или еще как. И вообще, с каких это пор помощь другим считалось преступлением? Да, дело было тяжелым, но Дирси не признавала, что если бы не Геракл, она бы проиграла, что Геракл сам себя вытащил из, кхм.. из этого болота, а Дирси тока пыталась помочь. Также она слышала о весьма забавном деле, в котором Геракла посадили за решетку за колдовство, за это и судили, обвиняя его в том, что он колдун, и нарочно на людей накликает неприятности, а потом сам якобы героически всех спасает, делая из себя героя. Как до Дирси дошли подобные слухи, она жалела, что не выступила в качестве его защиты тогда, но её охватило такое негодование и да - смех. Это было настолько глупо, что сложно было поверить в то, что подобный процесс вообще на самом деле был. Дирси посмотрела на Викторию и теперь наступила, слегка скривилась, и махнула рукой с ярко зелёным рукавом: - Это не имеет отношения к делу! Возмущенно заявила Дирси, но никто её не послушал, Геракл решил теперь прочитать Виктории морали о дружбе. Дирси сложила ручки на груди с закатила глаза. «Лишняя трата времени, герой» - про себя подумала адвокат и посмотрела на Геракла, как всегда умевшего красиво говорить так, что бы запало в душу и ты действительно стал думать над тем, как же ты поступаешь, и что делаешь. Так, но сейчас не об этом. Суд подходил к концу и завершающим его звеном стало слово Виктории о том, что Габриель оправдана. Дирси довольная кивнула головой, а затем фыркнула. - Никакого удовольствия. Адвокат разочарованно скривилась и даже слегка надулась и пошла к месту, где стояли все её сумки со свитками, она наклонилась, что бы взять свиток, выпавший из сумки и положить их в сумку, как вдруг послышались крики, и началась схватка. Дирси резко выпрямилась, осмотрелась по сторонам, потом быстро схватилась за свою сумку и стала искать место в сарае, где можно было укрыться, по пути она ударила сумкой по голове одного воина, и пошла дальше проделывая такую вот штуку несколько раз, пока не наткнулась на Геракла. Дирси, присмотри за людьми, они должны оставаться здесь, на улицах не безопасней. - Я за людьми? Ты что издеваешься, я не умею руководить толпой! Воскликнула Дирси, но Геракл уже её не слушал, поскакал, как и следует герою туда, где его помощь нудна больше. Дирси закусила губу, и повернулась в сторону метавшегося туда сюда народу, и несколько испуганно на них посмотрела. - Эй, сохраняйте спокойствие, все будет в порядке, никто не пострадает, только будьте спокойны! Вас защитят! Кричала Дирси, затем опустила плечи и вздохнула. - Не действует. Ладно. Дирси засунула два пальца в рот и достаточно громко свистнула, все обратили на неё внимание, вот теперь адвокат была довольна. Она улыбнулась на все свои тридцать два. - Сохраняйте спокойствие, и ни в коем случае не бегите на улицу, там не безопасно, поняли? Дирси приподняла брови, и когда се энергично закивали головой, принцесса довольно хлопнула в ладоши, и улыбнулась, слегка склонив голову на бок, и стала наблюдать за тем, как люди трясутся подобно тонким веточкам ивы в холодные зимние дни. «Как это мило» - подумала Дирси, и тогда уже позабыв про свою сумку она стала пробираться ближе к Гераклу, иногда отбиваясь от воинов совсем не умело и тем. Что у неё было, например кусочком какой-то дощечки, валяющейся под ногами.

Габриель: Суд продолжался, однако в один прекрасный момент Габриель вдруг осознала, что косые взгляды и издевательские смешки направлены не в ее сторону. Теперь они обращены на Викторию. Бард и ее друзья смогли доказать людям, что они невиновны и что весь этот суд – полнейший цирк, который позорит репутацию Серении. Взгляд старосты города померк, и сказительнице стало ее жалко, хотелось плюнуть на все и просто поддержать гордую девушку, но Виктория смогла собраться. Правда теперь она обращалась ни к адвокату и ни к обвиняемой, а к Гераклу, который продолжал стоять и ждать ответа на свою реплику. Виктория спросила у полубога, способна ли она дружить с человеком, который обманул ее и убил ее отца. Габриель затаила дыхания от подобной новости, ведь она прекрасно помнила, как староста, прежде чем сказать это, посмотрела на Вулфи. «Не может быть…» - с ужасом подумала светловолосая девушка, скользнув печальным взглядом по волчице. Да, сказительница знала, что Вулфи наемница и убивала людей за деньги, но сейчас в это было так тяжело поверить. Ведь, судя по всему, волчонок убила отца своей подруги. В зале суда люди тоже были ошарашены подобной новостью, которая, похоже, раньше была неогласована. Геракл же не заставил себя ждать с ответом и спокойным голосом произнес фразу, которая впечатлила всех. Он спросил Викторию, способна ли она на доверие, ведь друг этот тот, кому доверяют, не смотря ни на что. Староста ничего не ответила, и тогда легендарный герой попросил ее просто попробовать поверить. Габриель едва заметно улыбнулась Гераклу и кивнула, соглашаясь с его словами, ведь она всегда следовала этому правилу – доверять Зене, чтобы не произошло. Сказительница посмотрела на Викторию и встретилась взглядом с ее печальными глазами. Было видно, что воспоминания буквально пожирают девушку изнутри. Барду вновь стало жаль старосту, но сказать утешительных слов Габриель не успела. Виктория решила продолжить судебный процесс, или точнее сказать закончить. Сказительница устало слушала ее слова и не вдумывалась в смысл, пока не поняла, что Виктория объявила ее последней надеждой Серении на спасение. Бард посмотрела удивленным взглядом на Викторию, а затем улыбнулась, и блеск радости засиял в ее ясных глазах. На фразу адвоката, староста согласилась с тем, что она всего лишь предполагала. Затем, объявив, что суд принял решение, Виктория попросила всех встать. Жители, присутствующие в здание, медленно встали, чем вызвали легкий шум. Сказительница встала вместе с ними. - Габриэль из Потедии, за неимением достаточного количества доказательств вы признаетесь невиновной. Бард счастливо заулыбалась и взглядом поблагодарила своих друзей за помощь в суде. Так же благодарственный взгляд получила и адвокат, которая, казалось, была единственной в зале, кто расстроился. Она не получила удовольствия от судебного процесса и, надув щеки, отправилась собирать свитки обратно в свою сумку. К Габриель подошел стражник и принялся снимать с нее наручники, пока сама девушка взглядом следила за Викторией, что спешно шла в сторону выхода. Напоследок она кинула сказительнице, что наемница всегда останется наемницей. Эти слова заставили задумать барда, но ненадолго. Габриель верила, что каждый человек может измениться и свернуть с черной тропы на светлую. Она не так хорошо знала Вулфи, но видела, что та рядом с сказительницей быстро меняется в хорошую сторону. Ее душа и сердце открыты, хоть сама наемница в этом не за что не признается. Железные браслеты спали с рук, и Габриель с удовольствием потерла запястья. Она подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на стражника и прошептала ему слова благодарности. В этот момент широкие двери суда распахнулись, со стуком ударяясь о стены, и в зал ввалился один из солдат. Произнеся всего лишь одну фразу, которая заставила сердце Габриель замереть от страха, воин упал замертво. Глаза барда широко распахнулись от ужаса. Пока они тут играли в суд, в Серению ворвались воины Ареса. Они не успели их остановить. Сейчас нужно было спасать оставшихся в городе людей, и первой на глаза сказительницы попалась Виктория. Она стояла возле двери и ее могли убить в любую секунду. Габриель дернулась в ее сторону, но тут же увидела Вулфи, которая схватила старосту за руку и вовремя потянула не себя, спасая от смертоносной стрелы. Еще чуть-чуть и Виктория бы погибла, но подруга, убившая ее отца, спасла девушку от смерти. Как только за стенами здания послышались голоса воинов, лязг мечей и свист стрел в суде началась паника. Люди кричали и бегали по залу, в поисках спасения. Но куда бежать, когда перед выходом их ожидает целая армия Ареса? Габриель даже как-то растерялась. А вот Геракл начал действовать буквально моментально. Отдавая приказы направо и налево, великий герой умудрялся отбиваться от воинов, что сумели просочиться в здание. Он даже спас жизнь Стейну, в грудь которого с характерным свистом летела стрела. Поймав ее буквально на лету, Геракл отправил ее обратно в противника. Габриель вздохнула с облегчением, пока из ее друзей никто не погиб. Надо было начинать действовать и ей. С лязгом вытащив из сапог острые саи, воительница принялась защищать не только себя, но и жителей Серенеи, которые не могли самостоятельно отбится от воинов Ареса. Было приятно вновь почувствовать силу в своих руках и защищать невиновных, наказывая «кукол», за ниточки которых дергал бог войны. Пока Габриель дралась, она заметила, как Геракл пробрался к ее удирающему адвокату, которого как, оказалось, зовут Дирси, и попросил девушку присмотреть за людьми, дабы они оставались здесь и не выходили на улицу, где явно не безопасно. Делая подножку очередному противнику, сказительница услышала, как удивилась Дирси такой просьбе Геракла, но все же решила попробовать, тем более, что герой уже не слышал, как она пыталась донести до него фразу о том, что она не умеет руководить толпой. Затем Габриель краем глаза могла наблюдать, как адвокат делает первую попытку успокоить людей. Первый блин всегда комом. Зато вторая попытка, сопровождаемая громким свистом, увенчалась успехом. Бард вырубила своего противника и проговорила, обращаясь к забавной девушке с башенками на голове: -Молодец! Геракл был где-то рядом с Вулфи, он что-то говорил волчице и старосте, одновременно с этим отбиваясь от надоедливых воинов. Стейна Габриель потеряла из виду, но что-то ей подсказывало, что с ним всё в порядке. Бард продолжала сражаться, когда внезапно почувствовала запах дыма и гари. Она вырубила противника и посмотрела наверх. Солома, из которой была сделана крыша, горела ярким пламенем. «А вот это уже совсем не хорошо» - не на шутку взволновалась девушка. Защищать людей она могла сколько угодно, тем более, что в этом нелегком деле ей помогали Стейн, Вулфи и Геракл, а вот как жителей Серении спасти от огня. Двери были заперты, полубог уже проверил, соответственно все они были в ловушке. Габриель услышала, как Геракл отдает указание Вулфи, чтобы она вместе с Викторией собрали всех людей вместе. Сам же герой попробует пробить выход отсюда. Затем полубог обратился к Стейну и попросил сопровождать людей, защищая их с тылу, так как сам Геракл пойдет первым и будет убирать «преграды» на своем пути. Только Габриель задалась вопросом, а что делать ей, как легендарный герой попросил ее помочь Стейну. Девушка уверенно кивнула в ответ и подошла к Стейну. Убедившись, что с ним все в порядке, сказительница улыбнулась мужчине и тут же начала отбиваться от налетевшей партии воинов. Бард слышала, как Геракл ударяет несколько раз кулаком по стене, как рушаться кирпичи. Вскоре появился небольшой просвет и даже слегка рассеялся дым. Значит, герой справился. Габриель оглянулась и увидела, что выход свободен. Она плохо видела Геракла, но, кажется, он как и обещал, очищал путь к свободе. Сказительница потеряла из виду Вулфи, Викторию и Дирси, но судя по тому, что жители Серении старались без паники покинуть горящее здание, девушки справлялись со своей работой отлично. Сама же бард отбивалась от воинов Ареса вместе с Стейном, прикрывая тыл. С потолка начали падать куски горящего сена и даже балки. Габриель ловко отпрыгивала в сторону, старясь не попасть под одну из них. Все здание утонуло в дыму, было трудно дышать, глаза слезились, а горло жутко чесалось, отчего девушка кашляла. Когда в здании, казалось бы, никого не осталось, бард отыскала в дыму Стейна и, положив ему руку на плечо, проговорила: -Больше никого нет. Давай убираться отсюда. Габриель пропустила Стейна вперед и последовала быстро за ним, так как уже не могла дышать. Однако совсем возле выхода она услышала странный звук. Теперь светловолосая девушка засомневалась в своем утверждении, что тут никого нет. Она решила вернуться, тем более, что Стейн вроде не заметил того, что за его спиной уже не раздаются спешные шаги. А друзья сейчас заняты совершенно другими делами – им нужно проследить, чтобы жители Серении достигли леса, не рискуя своими жизнями, а так же не позволить воинам Ареса отправится за людьми. Габриель прикрыла нос и рот рукавом, пробираясь сквозь клубы ядовитого дыма. Прослезившееся глаза она прищурила, стараясь разглядеть источник звука. Через пару минут она его, наконец-то, разглядела. Это был тот старый писец, который записывал все фразы, прозвучащие в зале суда. Он был очень стар и споткнувшись растерял все свои свитки. Именно этот шум услышала Габриель. Сейчас же писец ползал на четвереньках и пытался собрать свитки, а над ним навис воин с мечом в руках. -Нет! Воскликнула сказительница и тут же метнула сай в сторону воина. Оружие, запущенное с такой силой, резко вошло в грудь противника и тот, схватившись за рукоятку, упал замертво. Старик поправил очки и оглянулся, чтобы посмотреть, что рухнуло позади него. Медлительность пожилого человека раздражала девушку. Она подлетела к нему и схватила его за локоть, пытаясь поднять на ноги. -Скорее, вам нужно уходить отсюда. Быстрей же! -Не кричи на меня! Мне нужно собрать свои свитки, они очень нужны, без них я не сдвинусь с места! -Да зачем вам эти свитки! Не уже ли они настолько ценны, что вы готовы отдать за них свою жизнь? Нервно спросила Габриель, но старик не ответил, лишь грозно посмотрел на девушку и принялся дальше собирать свои свитки. Бард всплеснула руками, ругнулась и, тяжело вздохнув, упала на колени. Она судорожно пыталась собрать дрожащими руками свитки, но воздуха уже совершенно не хватало. Габриель задыхалась. Кинув в специальную сумку писца последний свиток, сказительница вскочила на ноги и, схватив старика за локоть, потащила его к выходу. На удивление старичок оказался проворным. Уже практически у самого выхода, он вырвался и сам, быстрее девушки, выбежал из горящего здания. Вдруг блондинка вспомнила о своем саи и вернулась за ним. Вытащив оружие из мертвого тела, сказительница побежала на выход, практически уже не дыша. Вот только она так и не смогла добежать. Внезапно прямо перед самым ее носом с потолка упала очередная горящая балка и сильно придавила девушку собой. Габриель почувствовала резкую боль в ногах, а затем темнота…

Стейн: Стейн, продолжая сидеть на своём месте, теперь внимательно наблюдал за Викторией. Староста города и судья на этом процессе, девушка, между тем, всё больше начинала сдавать свои позиции. Но это и не удивительно; ведь даже самый упёртый человек, в тех ситуациях, когда правда оказывалась не на его стороне, в итоге заставлял себя открыть глаза на реальное положение дел. Пусть даже это стоило ему чудовищно больших усилий. Когда Геракл закончил говорить, резкий напряжённый взгляд девушки упёрся в героя и она заговорила об обмане и помощи в убийстве отца. Эти слова, судя по взгляду Виктоии и тому, с чего всё это началось в таверне, были связаны с Вулфи и, хотя воину не была известна история между наёмницей и старостой, не трудно было понять, что всё происходящее в этом импровизированном зале суда было связанно именно с этими, последними, словами старосты. Подумать только. Северянин скрестил руки на груди и, чуть наклонившись вперёд, глянул на Вулфи, теперь отгороженную от него Гераклом. Впрочем, мужчина не стал что-либо говорить, просто молча посмотрел на неё, а потом вновь вернул свой взгляд к старосте Серении. Между тем, когда точки над “I”, кажется, наконец оказались расставлены, заседание начало подходить к своему, столь ожидаемому всеми, концу. Виктория объявила о том, что с Габриэль снимаются все обвинения, а сама поспешила направиться к выходу из суда, по-видимому, желая остаться одна после всего произошедшего. Вулфи вскочила на ноги и последовала за ней, а северянин, несколько менее поспешно, поднялся с места и направился к сказительнице, собираясь… впрочем, он не знал, что собирался ей сказать; может поздравить с оправданием её невиновности, между тем, ясной всем или сказать ей что-нибудь ещё (например, что она действительно удивительный бард и он сам оказался тронут всеми её словами). Однако он успел преодолеть лишь пол пути, когда послышался скрип входной двери, а затем грузное падение чего-то на пол зала суда. Стейн только развернулся и увидел, что на полу теперь лежит тело воина с торчащей из спины стрелой, когда люди в зале, до этого почти спокойные и лишь размеренно о чём-то переговаривающие, взорвали относительную тишину совместным приступом паники. Он обернулся на них, но его слуха коснулся характерный звук стрелы, рассекающей воздух; знакомый звук и, как обычно бывает в ситуациях, когда смерть кажется почти настигшей тебя, чудовищно медленный. Но, между тем, не смотря на эту кажущуюся замедленность времени, воин не успел бы ничего сделать и был вынужден следить за тем, как стрела приближается к его груди. Ещё мгновение и она остановилась в нескольких миллиметрах от него, ловко перехваченная Гераклом. Стейн сначала глянул на героя, потом на стрелу, а потом опять вернул взгляд своему спасителю. - Отличный трюк, - усмехнулся он чуть нервно, - спасибо. Дальше он уже не отвлекался на разговоры, так как в помещение начали стекаться солдаты, пробравшиеся в опустевший город. Воин успел выхватить из ножен свой меч как раз вовремя для того, чтобы пресечь удар чужого оружия, грозящего в доли секунды снести северянину голову. Лезвия двух мечей скользнули друг по другу, издавая отвратительный металлический звон, но, прежде, чем они успели разойтись, давая возможность для новой атаки, Стейн резко отклоняясь в сторону, дабы не быть раненым, повернул свой меч, заставляя противника, всё ещё с силой давящего на северянина, сделать шаг вперёд, после чего с его животом встретилась нога мужчины. Удар Стейна оказался достаточно сильным для того, чтобы повалить противника на ноги. Убивать его северянин не стал, однако ударил ногой по голове, чтобы воин не поднялся уже в следующую минуту и не начал бы вновь его атаковать. Через секунду рукоять его меча встретилась с виском другого воина, замахнувшегося и спешащего к северянину. Всё это происходило среди всё ещё паникующих людей. Однако, стоило отдать должное Дирси, они вели себя не столь самоубийственно-безрассудно, как могли бы. По крайней мере, никто ещё не бросился к выходу, встречая там свою собственную смерть и не пострадал от вражеского меча внутри помещения. Двери с грохотом захлопнулись, тем самым прекращая доступ воинов сюда. Однако противник снаружи быстро смекнул, что делать. Запах гари очень скоро достиг ноздрей и северянин поднял глаза к потолку, наблюдая за тем, как его постепенно начинает охватывать огонь, а по помещению растекается едкий дым. Только не это. Из здания надо было немедленно выбираться, но на это и был расчет воинов снаружи. Они наверняка уже обступили входные двери и извлекли свои мечи. Как только люди начнёт выходить, солдаты армии Зены незамедлительно порубят их. Стейн! Воин севера моментально повернулся к Гераклу, готовый его слушать. Будешь сопровождать людей, я пойду первым, и уберу воинов, но могут появиться еще, ну, ты сам понимаешь. Если бы Стейн кому и доверился организовывать людей в подобной ситуации, то именно Гераклу – греческий герой теперь не только по легендам представлялся северянину человеколюбом; Стейн из личного общения понял, каким хорошим человеком он является. Поэтому воин коротко кивнул в знак согласия и быстро развернулся к Габриэль. Девушка мягко ему улыбнулась и мужчина ответил на эту улыбку, правда быстро отвлёкся, так как краем глаза увидел движение. Не трудно было догадаться, что это очередной солдат. Северянин парировал удар, затем ещё один. Мечи скрестились так несколько раз, пока Стейн наконец не заметил мелкую брешь в обороне противника. Тот постоянно перехватывал меч в правой руке, тем самым, волей или не волей, оставляя левую сторону незащищённой. Быстро сориентировавшись и сменив направление своего удара, Стейн прошёлся своим мечом по животу воина и тот незамедлительно рухнул на землю. Оглянувшись на сражающуюся с одним из солдат Габриэль, мужчина рывком приблизился ближе к ней, пресекая удар воина, успевшего подобраться к ней сзади и уже почти готового атаковать девушку, занятую сейчас с другими противниками. Оттолкнув солдата назад, Стейн с силой ударил его, расставившего руки в сторону, кулаком по лицу, выбивая зубы и посылая его лететь на пол. С потолка начало сыпаться горящее сено, а где-то в стороне, кажется, обрушилась и балка. Дым окутал помещение, создавая проблемы в обзоре. Стейн вновь обернулся к светловолосой сказительнице: - Осторожно, потолок начинает осыпаться, - впрочем, Габриэль, и сама заметившая это, ловко маневрировала между любой возможной опасностью. Северянин окинул помещение, теперь почти полностью окутанное густым едким дымом, от которого начинало беспощадно щипать глаза. Не смотря на то, что почти ничего не было видно, северянину показалось, что в помещении, кроме них с Габриэль, уже никого не было. ВО всяком случае никаких панических криков уже не слышалось. На его плечо мягко опустилась небольшая ладошка и, ещё до того как обернуться, зная, что это сказительница, Стейн кивнул на её слова. -Больше никого нет. Давай убираться отсюда. - Давно пора. Северянин быстро направился к выходу, различая свет улицы и стройный ряд людей, выведенных из горящего здания и теперь тихо ведомых Гераклом в леса. Ещё не выйдя из здания, Стейн глянул на Габриэль, следующую за ним. Убедившись, что бард сзади, воин поудобнее перехватил в руке меч и, прибавив шага, поспешил нагнать уходящих. Кажется, их побег оказался незамеченным. Во всяком случае, северянин свято верил в это, пока не заметил, как с боку сарая, выступавшего сегодня в качестве здания суда, показался один из воинов, облачённых в тёмные доспехи. Солдат, на секунду застыв на месте, кажется обдумывал, что делать дальше. В принципе, у него было два варианта: броситься вдогонку и предпринять попытку самостоятельно убить воина в конце процессии, а потом ещё и попытаться перебить как можно больше беглецов или же поспешить к своим и оповестить их о побеге. Но он так и не успел сделать свой выбор, поскольку северянин, в отличие от него не желающий медлить, запустил свой меч на манер копья, пробивая грудной доспех воина. Как ни странно, бросок действительно оказался удачным, солдат упал на землю уже мертвым. - Не хватало только, чтобы за нами пустилась толпа солдат, - произнёс Стейн, оборачиваясь к светловолосому барду. Однако, Габриэль возле него не было. Северянин почти бегом вернулся за своим мечом и рывком выдернул его из тела убитого противника. Он обернулся вокруг своей оси, ещё раз убеждаясь, что не видит сказительницу. Она ведь выходила со мной из здания, верно? Стейн нахмурился. Как раз в это время из стены, прежде проломанной Гераклом, вышел старик, тот самый писец, что присутствовал на процессе и документировал все слова участников дела. Воин, преградив ему путь и практически схватив за грудки, быстро заговорил: - Габриэль, сказительница, которую сегодня судили, она ещё в здании? Старик, не очень-то довольный подобным обращением, отстранился от северянина и ответил: - Да, она была прямо за мной. Вот только после старика из горящего здания, из которого и на улицу валил этот отвратительный едкий дым, никто не вышел. Мужчина быстро засунул меч обратно в ножны. - Идите за остальными, - и уже не оборачиваясь на писца и прикрывая рот и нос рукой, Стейн опять направился внутрь. - Габриэль! Ответа не последовало, лишь где-то впереди, размытым рыжим пятном выделяясь среди густого тумана, на пол упала большая горящая балка. Гарм тебя побери, где она?! Северянин позвал девушку ещё раз, но ответа так и не последовало. Мужчина, щурясь от дыма, заставляющего глаза слезиться, а легкие болезненно сжиматься, двинулся вперёд. Он прошёл к недавно упавшей балке и с ужасом осознал, что под ней, оказавшаяся придавленной грузом, лежит потерявшая сознание сказительница. Благо, под балкой оказались лишь ноги барда и, если она и нанесла урон девушке, то меньший из всех возможных. Но это не отменяло того, что балка горела и, что если её как можно скорее не убрать, огонь коснётся и девушки. Мозг северянина начал быстро работать, однако ничего лучше, чем схватиться за балку руками и перетащить её в сторону он не придумал. Да и других вариантов, собственно не было; ничего подходящего для того, чтобы подложить под неё, образовав свободное пространство, а потом спокойно вытащить барда, поблизости не было, ну, а попросить сказительницу саму отодвинуться в сторону, пока Стейн будет поддерживать горящее дерево в воздухе он не мог потому как Габриэль всё ещё была без сознания. Он взялся за балку первый раз, но быстро отдёрнул руки, от неожиданно горячего дерева. Скривившись от болезненного ощущения, северянин, стиснув зубы вновь схватился за неё, стараясь держать руки подальше от огня, но всё равно чувствуя как горящее дерево обжигает ладони. Балка была тяжёлой, но, благо, северянину не надо было поднимать её высоко. Держа её на достаточном расстоянии для того, чтобы не задевать ног Габриэль, воин чуть сдвинул её в сторону, а затем, последним толчком откинул назад. Она вновь с грохотом упала на пол, а северянин раскашлялся, невольно вдохнув пропитанный дымом воздух. Едкий запах с силой ударил в голову и Стейн пару раз тряхнул ей, после чего опустился на колени перед девушкой и приложил ладонь к пульсирующей жилке на её шее. Пульс был и достаточно сильный, но бард, в любом случае, нуждалась в свежем воздухе и, было бы лучше, чтобы она пришла в сознание именно на улице. Не хватало только, чтобы она ещё больше наглоталась этого дыма. Подхватив девушку на руки и прижав её ближе к себе, северянин поспешно направился к выходу, слыша, как потолок над головой вновь начинает трещать. Когда он уже выбрался на улицу, за его спиной вновь обвалилось несколько балок; ещё пара секунд и крыша с громким треском обрушилась окончательно. Быть может, многие из солдат напавшей армии были не очень умными, однако и они должны были скоро понять, что в сарае уже достаточно давно никого не осталось. И им с Габриэль лучше было последовать примеру остальных, уже скрывшихся из виду людей, и как можно скорее убраться подальше. Уже не оглядываясь, воин быстрыми широкими шагами направился в сторону лесной полосы, туда, куда Геракл собирался вести людей. - Габриэль, прошу, очнись, - между тем, негромко обратился он к девушке у себя на руках, - Сейчас нужно, чтобы ты была в сознании. Он не знал, слышит ли девушка его и отреагирует ли на эти слова, однако он очень на это надеялся. Если Зена была в городе вместе с этими солдатами, то светловолосой сказительнице нужно было встретиться с Королевой воинов. Стейн не сомневался, что и Гераклу удастся пробудить в воительнице голос её светлой стороны, но между тем, воину казалось, что именно Габриэль та, кто сможет вразумить Зену, а значит и спасти Сирению от больших разрушений.

blackwolfy: Вокруг творилась самая настоящая паника, впрочем спутники Вулфи весьма быстро сориентировались что к чему. Однако девушка никак не могла забыть, как Виктория оттолкнула ее от себя, обозвав убийцей. Староста похоже совсем забыла о том хаосе, что творился вокруг, настолько в ее душе клокотал гнев на наемницу. -Я не буду с этим спорить, - ответила брюнетка, тяжело вздохнув, в то время как к ним подошел Геракл и посоветовал заняться горожанами, слава небесам Вики тут же переключилась в режим "старосты" и поспешила на помощь Дирси, которая не смотря на изначальную внутреннюю панику ,смогла утихомирить народ. Вулфи хотела было помочь Гераклу в сражении с врагами, но герой явно дал понять, что она, как и Дирси и Виктория сейчас нужны ему для того, чтобы помочь мирным жителям. Впрочем, нельзя сказать, что наемнице так и не перепало противников. Один довольно крупных размеров воин решил, что справится с хрупкой по сравнению с ним на вид наемницей и тут же пошел в атаку. Девушка, тут же отразила удар его мечом, правда нельзя было сказать, что сделала она это с легкостью. Мужчина явно пытался взять верх силой, причем судя по тому, что он загнал наемницу в дальний угол в противоположной стороне от ее спутников, ему это даже удалось. Вулфи остервенело отражала его удары, пытаясь найти хоть какую - нибудь брешь и хотя бы ранить его. Шанс ей предоставился как ни странно в тот момент, когда противник неслабо пнул ее в колено, девушка тут же резко сделала выпад, бросив один из кинжалов, который был у нее на готове, ему в грудную клетку. Однако судя по всему, этого было не достаточно и лишь разозлило война. Помощь подоспела оттуда, откуда наемница никогда уже не надеялась ее получить - раздался звук глухого удара и мужчина рухнул на землю, тем самым доведя дело до конца - лезвие кинжала воткнулось по самую рукоятку. Теперь перед Вулфи стояла староста, держа в руках меч, явно потерянный одним из солдат. -Думаю, теперь мы квиты, - бросив его в ноги Вулфи, Виктория поспешила за жителями Серенеи в проделанный Гераклом проход, наемница, слегка ошарашенная произошедшим тоже не стала медлить. Обернувшись, она заметила как Стейн расправляется с напавшими на него воинами. Мужчина похоже сам неплохо справлялся, поэтому девушка тут же переключилась на поиск Габриэль. Сказительницы нигде не было. Из здания служившего этому цирковому процессу судом раздался треск, кажется упала одна из балок. Стейн же почему-то рванул внутрь, разминувшись с каким-то старцем. Девушка поспешила на помощь старику, который явно был слегка в шоке от происходящего. Она попыталась ему помочь, но он отшатнулся от нее, бормоча что-то о вечно спешащей куда-то молодежи и надоедливой сказительнице. Вулфи тут же резко рванула к зданию, когда к ее ужасу крыша с треском рухнула. -Стейн! - неуверенно позвала наемница, затем к собственному облегчению увидела, что мужчина выбралсяпримерно в десяти шагах от того места, где стояла она, с Габриэль на руках и явно что-то говорил ей, . -Как она?- почти что налетела на воина Вулфи, обеспокоенно смотря на светловолосую сказительницу, при этом девушка не прекращая осматривалась по сторонам, воины Ареса могли появится откуда угодно, как угодно и в каких угодно количествах.

Зена: Королева воинов продолжала ехать по следам собственной армии. И как быстро бы ей не хотелось гнать лошадь, действия воительницы были не такими решительными, как ее мысли. Хотя именно в них сейчас начался полный сумасброд. На секунду остановившись, она прикрыла глаза. Странные и чуть расплывчатые картинки, прошлого стали медленно наполнять не только голову Зены, но и ее сердце. ---- Их первая встреча с Гераклом, летящий ему в голову шакрам, молодой воительницы, и те голубые, добрые глаза, которые так и кричали «остановись». Вечер, легки треск костра, и их улыбки друг другу…. Поцелуй и ночь, что подарила новое чувство, способное свернуть горы…. Все эти картинки смелись одной, поцелую бравого героя и той белокурой красавицы. --- Невольно рука легла в область сердце, а дыхание сперло в зобу. Глаза все так же были прикрыты, так как вновь пришедшие мысли и события, которые сменялись с молниеносной скоростью в голове Зены. --- Теплая комната, увешенная огромным количеством оружия. Камин, который изредка потрескивал, нарушая тишину, и теплые руки бога. - Ты будешь править миром, который сама сотворишь – раздавался томный голос за спиной, в то время, как теплые руки все так же лежали на ее плечах. – Ты моя королева. В тот момент эти слова, словно мед, убрали из сердце предыдущие ощущения боли. Арес был нежен с ней и аккуратен в словах, оно и понятно, он всегда знал, чем можно подкупить его ненаглядную воительницу. И умело использовал это. Однако, от раза к разу, Зена становилась уверенней в убеждении, что он никогда не оставит своих попыток завладеть ею, а у нее просто нет другого выхода, кроме как остаться и сражаться с ним бок о бок, как единое целое. --- Тряхнув головой прогоняя воспоминания, она открыла глаза. Легко, то подымающаяся то опускающая грудь воительницы, на секунду остановилась, когда перед глазами оказался, напуганный и немного грязный крестьянин, по всей видимости, из Серенеи. Сначала беззащитная жертва обрадовала Зену, но стоило ей заглянуть в глаза, напуганному до смерти незнакомцу, она тут же изменила свой взгляд на ситуацию. - Пошел прочь – резко сказала она, и ударив лошадь по ногам двинулась дальше.

Геракл: Всех вывели на улицу, прочь из горящего сарая. Надо заметить, что всё произошло достаточно сплоченно и быстро, за что спасибо всем остальным, поскольку именно они смогла собрать людей вместе, и пока Геракл пробивал стену, несколько успокоить их, а когда путь был свободен то, они также помогли вывести всех людей на улицу. Почти всех. Геракл был слишком занят тем, что беспокоился за каждого вышедшего человека из амбара, вместе с некоторыми воинами, что были охраной в так называемом зале суда, Геракл отправил этих людей в лес, что бы они забрались как можно дальше и укрылись там на время. Отправлять их в убежище, где прячутся остальные горожане было бы весьма неразумным, так как кто-то мог бы просто выследить их, а затем и привести туда остальной отряд. Хотя, нужно про себя отметить, что на такой вроде бы ничем не приметный городишко, набралась достаточно огромная, и мощная армия, что само по себе уже не давало повода думать о том, что противник достаточно серьезен. Нападать на беззащитные города, в которых толком-то и обороны нет, а в правлении есть лишь староста, юная девушка, было весьма равным поступком, и достойным настоящего воина, могучей армии, под предводительством Зены. Конечно же Геракл сомневался, что сама Зена их вела, он не оставлял надежд на то, что все же долю ненависти Аресу удалось в ней пробудить, вот она и поддалась этому убийственному чувству. Геракл и сам ненавидел, однажды, достаточно давно, когда Гера лишила его семьи. В тот момент он достаточно сильно её ненавидел, но справился со своей ненавистью, хоть сначала пошёл не той дорогой, но сумел с неё свернуть, и встать на правильный путь, что еще больше досаждало великую богиню. Правильно, в жизни любого человека всегда должен быть тот, кто покажет истину и вернет на правильный путь, с которого ненароком сошёл. Геракл посмотрел на Викторию, которая вышла последней из горожан. Он велел ей также отправляться в лес, и проследить за людьми, что были на суде, остальные, благо в полной безопасности. Но станет ли упёртая девушка слушать его, Геракл не знал, он просто сказал, и тут же отошёл, так как не все же вышли. Не было Габриель и Стейна. Геракл крикнул Вулфи. - Вулфи, где Габриель и Стейн? – но ответа от Вулфи уже не требовалось, так как мужчина вынес на руках Габриель, которая была без сознания. Геракл взволнованно подошел к нему. Стейн пытался привести барда в чувства. Геракл же предварительно заглянув в глаза Стейну, якобы спрашивая разрешения, можно ли её забрать, взял девушку к себе на руки, затем отошёл в сторону. Горящий сарай действительно не лучшее место, где можно было бы привести Габриель в себя. Отойдя от Сарая, Геракл присел на корточки и аккуратно опустил Габриель на землю. – Ей нужен свежий воздух. Спокойно заметил он, но помимо трещавших балок, облавливающихся внутри сарая, звука сгорающей соломы, треска большого костра, Геракл услышал то, что собственно услышать и должен был. Обращение Зены, к ним, к Гераклу, Габриель, Стейну и Вулфи и Дирси. Геракл на момент замер, те, кто находились рядом, могла заметить, как напряглась каждая клеточка его тела. Это произошло не из-за страха, в мире не было того, что могло бы его напугать, а скорее просто от того, что он услышал знакомый голос, который не слышал уже достаточно давно, и, к сожалению, сейчас этот голос не вселял надежд на ближайшее и светлое будущее. Геракл посмотрел сначала на Стейна, затем на Вулфи. - Постарайтесь привести её в чувства, - сказал он, затем притронувшись к плечу Стейна, и слегка улыбнувшись мужчине, в знак дружественной поддержки, Геракл снял руку с его плеча и встал. Он выпрямился во весь свой не маленький рост, и уверенной походкой отправился в сторону, у лица горящего сарая, где, скорее всего и расположилась та знаменитая армия Зены, о которой Геракл так наслышан благодаря трепетанию от страха этого небольшого городишки. Геракл вышел навстречу воинам, безоружный, по сути, легкая мишень, он положил руки на пояс, и встал напротив Зены, уверенно взглянув в глаза королевы воинов, Геракл спокойно, но достаточно строго сказал. – Отпусти этих людей. Люди, которых держали воины Зены, явно были не из горожан, видимо торговцы, или приезжие, которым не посчастливилось попасть в Серенею именно сейчас. Но разницы в том не было никакой, их жизнь также дорога, как и жизнь горожан Серенеи, умирать ни за что, они не должны.

Габриель: Мало, что поняла из поста Ареса, поэтому додумываю сама. Постепенно Габриель начала приходить в себя. Она не знала, сколько пробыла в бессознательном состоянии, не знала, что произошло за это время, словом была совершенно потеряна в пространстве. Из-за отравления дымом сказительница чувствовала себя не очень хорошо. Ее слегка подташнивало, была слабость во всем теле, и жутко болела голова, особенно виски и лоб. Нахмурив брови, девушка медленно открыла глаза и тут же начала кашлять, пытаясь выгнать остатки дыма из своих легких. Ей все еще было тяжело дышать, но она уже смогла принять сидячее положение. Взгляд зелено-голубых глаз скользнул по взволнованным лицам друзей. Однако не плохо она умудрилась их напугать. Бард выдавила из себя слабую улыбку, дабы успокоить их. -Со мной все в порядке… кажется. Спасибо, что вытащили из амбара. Габриель помнила, как пыталась выбраться из горящего здания и как сверху начала падать горящая балка. А дальше был провал. Она не знала, кто вернулся и вытащил ее, но в любом случае она была несказанно благодарна. Ведь если бы в панике, про барда забыли, она бы уже стала пеплом в зале суда. Светловолосая девушка посмотрела на свои ноги и тут же провела по ним ладонями, чувствуя, как они гудят. Балка упала именно на них и придавила, об этом говорило несколько царапин и пару синяков. Однако к счастью переломов не было, а значит ничего серьезного. Тяжело вздохнув, Габриель, не без помощи Стейна и Вулфи, все же встала на ноги. У нее тут же закружилась голова, вот только девушка постаралась не выдать своей секундной слабости, а просто, чтобы не упасть, продолжала крепко держаться за друзей. Когда земля перестала вертеться, а белые пятна рассеялись, сказительница огляделась вокруг. -Мы всех успели вывести? Люди в безопасности? Взволнованно спросила Габриель, пристально смотря в сторону леса. Внезапно она услышала какие-то странные звуки. Голоса… Плач… Бард ничего не понимая, оглядывалась по сторонам. Но потом, что-то сообразив, посмотрела на своих друзей. «Стейн, Вулфи, Дирси…Кого-то не хватает…» - думала девушка, перебирая имена в голове и наконец, ее осенило. – «Геракл!» -А где Геракл? С нескрываемым паническим волнением спросила Габриель и тут же не дожидаясь ответа помчалась в сторону отдаленных голосов. Бежать было немного тяжело оттого, что ноги жутко болели. Но бард, стиснув зубы, не жалела их. Она беспокоилась о Геракле и людях, которых, похоже, всё же поймали воины. Обежав горящий амбар, сказительница резко остановилась. От быстрого дыхания грудь, стянутая топом, волнительно поднималась и опускалась. Взгляд светлых глаз впился в высокую и стройную фигуру, в движении которой чувствовалась власть. Блеск стальных глаз был таким знакомым и одновременно с этим далеким. -Зена… Практически одними губами прошептала бард. Но в ее голосе слышались боль, отчаянье и разочарование. Королева воинов сильно изменилась за такой короткий срок. Она снова стала монстром, которому плевать на жизни людей. И свидетельством этому были несчастные местные жители, которых держали в заложниках воины Ареса. Геракл стоял практически напротив Зены и грозным голосом приказывал отпустить людей. На лице темноволосой воительницы, казалось, и мускул не дрогнул. И тут Габриель поняла, что не хватает того самого кукловода, который дергал новоиспеченную куклу за ниточки. А ведь он бы не за что не пропустил очередной сногсшибательный выход своей подопечной на сцену славы. Где же он? Невидим? Сказительница помнила предсказание оракула, и понимала, что только Геракл сможет вернуть прежнюю Зену. Но не могла Габриель просто так стоять в стороне, когда ее лучшая подруга тонула в болоте зла. Бард осторожно начала делать шаги в сторону Зены и Геракла, негромко произнося слова: -Зена, отпусти их… Они могут пострадать, а ты этого не хочешь. Загляни в свою душу… Ты же не такая…

Стейн: Северянин отвернул лицо от сказительницы и закашлялся, теперь, на улице, ощущая на сколько тяжелее в его лёгких ощущается воздух, которым он уже тоже успел порядком надышаться в горевшем, а теперь и вовсе развалившимся за его спиной здании. -Стейн! Мужчина вопросительно повернул взгляд в ту сторону, откуда донёсся голос. Там, в стороне, стояли Вулфи, Геракл и Дирси. Заметив их, Стейн, чуть крепче сжимая Габриэль, направился в их сторону, в то время как они поспешно двинулись к нему. На лицах всех троих читалось беспокойство, которое, мужчина не сомневался, они могли заметить и на его собственном лице. -Как она? - Надеюсь, что в порядке. Она надышалась дыма и ещё эта балка… - северянин посмотрел на ноги девушки, что была у него на руках; там были мелкие ссадины уже начали проступать синяки, однако ничто не свидетельствовало о более серьёзных травмах. Заметив, что грек подошёл ближе к нему, Стейн вопросительно взглянул на него, а затем, поняв, что Геракл хочет забрать у него Габриэль, аккуратно передал сказительницу герою. В его руках, пожалуй, она могла оказаться даже в большей безопасности. Глянув на свои, освободившиеся теперь руки, воин чуть скривился: ладони покраснели и кожа из-за горячего дерева теперь кое-где потрескалась, заставляя ладони немного кровоточить. Зрелище не самое приятное, однако северянин вполне мог его пережить; половину своего детства и юности он провёл с разодранными коленами, локтями, ладонями да и всеми другими возможными частями тела – так, как положено любому деревенскому мальчишке. Впрочем, и сейчас, когда он стал значительно взрослее, всё те же части тела нередко вновь оказывались разодраны. Вскинув голову, воин последовал за Гераклом, отошедшим несколько в сторону и теперь опускающим Габриэль на землю. Стейн опустился на корточки возле них, внимательно глянув на всё ещё не пришедшую в себя светловолосую девушку. - Эй! Те остался в деревне! Если вы не выйдете я всех убью... Все очень просто. Мужчина нахмурился, отрывая взгляд от барда и отводя его в ту сторону, откуда донёсся голос. Зена? Это несомненно был голос Королевы воинов и осознание этого лишь заставило Стейна нахмуриться сильнее. Этот треклятый судебный процесс отнял у них куда боль времени, чем надеялся северянин. И теперь, из-за этого, они е успели найти Зену, прежде, чем что-то случилось. Её голос, звучащий громче, чем треск догорающего сарая, лязг оружия и приглушённый испуганный ропот, предупреждал о том, что она, в случае, если их компания не выйдет к ней, погибнут люди. Стейн лишь понадеялся, что это окажутся не те, кого он вывел из города прежде, отведя их в убежище. Впрочем, на самом деле, он бы предпочёл, чтобы там вообще не было людей. - Постарайтесь привести её в чувства. Стейн ощутил на своём плече тяжёлую руку героя и, подняв на него взгляд, спросил было, что, в таком случае, собирается делать сам герой. Впрочем, ответ был и так очевиден – Геракл собирался направиться на встречу Зены. Воин слабо улыбнулся ему в ответ, чуть кивая головой и, когда грек уже встал и направился прочь, мужчина обернулся к оставшимся здесь девушкам. - Вы знаете, как помочь ей? Я, - он сконфуженно поджал губы, не особенно радостный из-за факта своего незнания, - я имею слабое представление о том, что делать в таких ситуациях. Габриэль наконец-то начала медленно приходить в себя; она ещё не открыла глаз, однако это становилось ясно из-за изменившегося дыхания и чуть сдвинувшихся друг к другу бровей. Воин, не сдержавший облегчённой улыбки, посмотрел на Дирси и Вулфи, надеясь, что они тоже это увидели и ему вовсе не показалось. Потом, когда девушка наконец открыла глаза, северянин, помогая ей присесть, серьезно спросил: - Ты в порядке? Сказительница ответила, что, кажется да, однако воин не мог не отметить, что ей всё ещё не очень хорошо; то, что она не произносила вслух, между тем несколько отражалось на лице девушки. Вместе с Вулфи они помогли Габриэль подняться на ноги и всё ещё поддерживали её, когда девушка уже стояла. -Мы всех успели вывести? Люди в безопасности? - Из зала суда – да. Но… - Стейн перевёл взгляд на наёмницу, не зная, что лучше сказать и надеясь, что девушке удастся подобрать слова, подходящие для описания того, что случилось теперь. -А где Геракл? И, прежде, чем ей что-либо успели ответить, бард сорвалась с места, бросившись туда, куда недавно ушёл герой. Переглянувшись с девушками, северянин извлёк из ножен меч и последовал за светловолосой сказительницей, уже скрывшейся за догорающим сараем.

blackwolfy: Сорри, моя муза так и не вернулась((( Голос Зены, казалось заставил вздрогнуть каждую клеточку тела наемницы. Отчего-то девушка чувствовала ненависть, охватившую ее на долю секунды при словах, которые она услышала с уст Королевы воинов. И это показалось Вулфи несколько странным, но она тут же скинула все просто на шок и усталость. Геракл, которому Стейн в это время передал Габриэль, тоже кажется не так уж был рад слышать воительницу. Он аккуратно положил барда на землю, попросил их привести ее в чувства, а сам явно отправился на переговоры с Зеной. Наемница проводила его задумчивым взглядом. - Вы знаете, как помочь ей? Я имею слабое представление о том, что делать в таких ситуациях. - Вулфи тут кивнула Стейну и переключила все свое внимание на Габриэль. -Будем надеятся, что руки - ноги целы, - наемница склонилась над девушкой, как можно внимательнее осматривая ее. У нее был хороший учитель, который считал, что наемный убийца должен не только уметь убивать, но и лечить. К тому же простейшие знания врачевателя могли в разы ускорить выполнение ее заказов, да и самой наемнице это не раз спасало шкуру. Габриэль наконец медленно открыла глаза и Вулфи чуть отпрянула от нее, давая сказительнице самой осмотреть свои ранения. Судя по всему, та удачно отделалась парочкой царапин и садин. Правда, наемница все еще была неуверенна на счет ног барда, но та тут же героически попыталась встать на них. Брюнетка тут же на пару со Стейном резко подхватила ее под руки. -Я бы не торопилась с резкими движениями, - тихо, но вполне обеспокоенно посоветовала наемница. -А где Геракл? - только вот Габриэль как обычно думала о себе в последнюю очередь, потому что внезапно резко рванула на поиски Геракла. Покачав головой и переглянувшись со Стейном и Дирси, Вулфи рванулась вслед за бардом. Светловолосая сказительница привела их прямо к месту переговоров, наемница посмотрела на Зену и вновь странное чувство ненависти захлеснуло ее. Она вновь отогнала его подальше, подойдя к барду как можно ближе, чтобы в любой момент суметь поддержать ее - раненым ногам сказительницы Вулфи недоверяла. Она снова посмотрела на Королеву воинов.. -Что-то здесь не так, - еле слышно прошептала она, смотря на Зену.

Зена: ----------------Арес-------------- Отличная реакция, и вот он герой. Брат никогда не уступал своим принципам даже тогда, когда ситуация казалась без исходной. Но сейчас, перед ним не Арес – бог войны, а его возлюбленная Зена. И как же было приятно наблюдать за тем, как это компания выходили на сцену один за другим. – Отпусти этих людей - Вот оно, просьба, эх Геракл, знал бы ты… - думал про себя Арес, смотря нежными глазами в глаза героя, словно вот вот бросится ему на шею. Брови слегка дрогнули, но так и не построились домиком, зато в глазах появился намек на слезинку. Как это весело. Тут на горизонте появилась и лучшая подруга Габриель. Девушка выглядела немного потрепанно, но ей это было к лицу. -Зена, отпусти их… Они могут пострадать, а ты этого не хочешь. Загляни в свою душу… Ты же не такая… - В душу? Отличная фраза, однако душа твоей ненаглядной Зены принадлежит мне и с этим ничего не поделаешь – думал он про себя не отрывая взгляда от Геракла. Следом за Габриель появились и остальные, в том числе и новая марионетка Ареса – Вулфи. Сейчас он мог бы воспользоваться моментом и перетянуть волчица на свою сторону, но тогда его без труда бы раскрыли, и поэтому он решил продолжить вести игру с главным героем, а именно братцем. И так, глаза на мокром месте, и нежный взгляд, что может быть лучше этого коктеля? Однако, Арес не собирался стоять тут вечно, тем более, что с каждой секундой он чувствовал, как настоящая Зена приближается к городу. Следовало поторопиться. - Ооо Геракл – тонким шепотом протянул Арес(Зена) – Я так скучала….- и тут взгляд стал холодным, выражение лица сменилось на более суровое – по славной битве – теперь уже дерзким тоном произнес он – а еще по веселью и запаху смертиии – словно сумасшедший Арес вытягивал каждое слово, создавая атмосферу напряжения. Его воины все так же стояли позади него готовясь выполнить любой приказ. Жаль только, что в Серенеи не осталось миролюбов, это мясо всегда было лучшим в споре за территорию, но и те торговцы, что он захватил по пути могли стать отличным поводом для торгов. - Я не могу отпустить их, они принадлежать мне, и станут отличным поводом, поторговаться с вами. Не так ли? – после этого, лже Зена прокрутила в руке меч пару раз, затем слыбилась и отдала приказ – Взять их! А теперь надо было, как можно быстрее заменить себя на Зену, пока компания будет веселиться у него было время для того, чтобы поменяться местами с той, кому была отведена главная роль в этом спектакле. Арес все же надеялся, что его старания относительно Зены, не смотря на обман с тем пареньком, что так же выперся на его сцену, был лишь мелким промахом и что в нужный момент Зена покажет себя. Развернувшись он пошел в сторону своих воинов, которые в это время медленно стали двигаться на встречу веселой компании. И пусть сейчас их численность была не велика, главной их задачей было отвлечь героев от силуэта Арес в виде Зены. --------------------------------- Дорога из храма до города, уже закончилась и вот перед Зеной, уже оказались ворота города. Спешившись она отослала Арго в лес, далее путь продолжила пешком. Сделав несколько шагов по пустынному городу, она уже хотела было отправится обратно, как за переулком послышались звуки, по всей видимости боя. Королева воинов была явно не в духе, Арес поступил по меньшей мере дерзко, отдав приказ без ее участия, хотя чему тут было удивляться, бог войны всегда поступал, так , как считал нужным и всегда заботился лишь о себе. Пройдя еще пару улиц, Зена очутилась в самом центре всего происходящего. Ее солдаты, словно голодные псы, смотрели на невинных заложников, готовясь перерезать им горло. Воительница сама не заметила, как оказалась среди рядов собственных солдат, как раз в тот момент, когда Арес в ее обличии просто растворился. Огонь ярости горел в глазах гречанки, вот только понять чем она была вызвана, можно было с трудом. Скорее всего, это все же было влияние Ареса и то, как он грамотно успел обработать Зене мозг, при помощи ее чувств в герою Греции и воспользовавшись ее гормональным сбоем (так сказать). Среди воинов были и друзья королевы воинов, вот только сейчас Зена была словно отрезана от них, и достучаться до сердца воительница казалось не возможным, да и том сумбуре, что творился повсюду мало, что можно было расслышать. Еще несколько шагов и Зена оказалась в самом центре потасовки. Ее воины стали сходиться в своеобразное кольцо, окружая компанию ее друзей. И как только стой поредел разойдясь по сторонам, всем взору открылась настоящая Зена. Женщина медленно осмотрелась, оценивая ситуацию и пытаясь понять, что здесь происходит. [center]Геракл[/center]

Геракл: Геракл внимательно смотрел в глаза Зены, но что он там искал, понимание, прежнего добра, снисходительности, чувства вины? Неясно, но тем ни менее он не отрывал своего взгляда в поисках самой Зены в этой женщине, пока ничего ему об этом не напоминало. Он не видел ту Зену, которую знал, мало того, он знал Зену с обеих сторон, как с хорошей, так и с плохой. Можно даже сказать он знал её всю. Она мать его дочери, его любимая женщина, и сейчас в её взгляде он искал то, что, по сути, видел всегда и достаточно часто, с самого первого дня их встречи, тот самый интересный огонь в глазах, который отображает всю её душу. Сейчас он этого найти не мог, будто Зена обыкновенная оболочка, будто лишена себя. Что ж, тогда можно было сделать вывод, что Арес отлично промыл ей мозги. На все замечания королевы воинов, на все её слова сказанные в ответ, да и был ли это ответом Геракл промолчал, он всё также держал руки на поясе, и ни сказал в ответ, ни слова, глядя на Зену тем же спокойный, но осуждающим взглядом. Сзади появилась Габриель, она попробовала привести подругу в чувства, и вот, что заметил Геракл, со стороны Зены не последовало никакой реакции. Геракл знал, что Зена сильно любит Габриель, и даже в состоянии, когда она омрачена злом, она всегда реагировала на Габриель, там внутри воительницы что-то происходило, а сейчас Зена окинула её безразличным и довольно насмешливым взглядом. Этот взгляд, Геракл, мог поклясться напоминал ему кого-то, правда, кого он не особо вникал. Сейчас это было не важно, а важно было спасти этих людей, что по воле судьбы нечаянно оказались в захваченной Серенеи. Геракл обвел спокойным взглядом всех людей, а затем вновь посмотрел на Зену, что возглавляла свою армию. - Отпусти людей, Зена, они не вещи, что бы торговаться, - вновь строго проговорил Геракл, но как ни странно, он сейчас даже не пробовал пытаться пробиться к разуму Зены, проникновенными словами, и не собирался этого делать. Почему-то ему сердце показывало, что сейчас это будет лишней тратой времени. Хотя наверно, скорее всего всё дело было в том, что сейчас в этой Зене он не узнавал Зены. Вот она собственно стоит перед ним, нет никаких отличий, но что-то в ней было не так. И Геракл это отлично понимал, поэтому даже сейчас не пробовал добраться до её подсознания и все же вернуть на правильный путь. Геракл посмотрел на Габриель, и шепнул подруге. – Мне кажется, это не Зена. Геракл поделился с Габриель тем, что думал, ну а затем последовал приказ взять всех. Геракла, Габриель Стейна и Вулфи стали окружать. Воины Зены сотворили некий круг, в центре которого остались герои. Геракл посмотрел на всех, и велел всем сгруппироваться спина к спине. Таким образом им будет легче отбиваться, если они будут держаться вместе. Да и что им говорить, каждый из них опытный воин и сам прекрасно понимал, что нужно делать. Правда, желание Ареса, уйти незамеченным оправдалось, Геракл не заметил, куда пропала Зена, и это его не столько удивило, сколько подтвердило все его догадки о том, что это была не она. В сердце тут же моментально появилась надежда на то, что все эти слухи, о не настоящей Зене, а как раз про эту, что только что так умело скрылась из виду. Геракл надеялся, что Зена, которую он любит где-то далеко, помогает людям и даже не ведает, что кто-то снова пытается манипулировать её именем, оставляя на ней новые пятна крови. Теперь же стоило избавиться от всех этих воинов, что так наивно полагали, хотя, может и не наивно, что если их больше, то шансы на победы их гораздо велики. Вот только не стоит забывать, что каждый окруженный - опытный, сильный и умелый воин, поэтому с ними не так легко будет справиться. И вот уже первый напал на Геракла, Геракл увернулся от удара мечом, вправо, затем увернулся влево, и пока противник соображал, куда же еще можно махнуть мечом, Геракл ударил того в лицо, и тот отлетел повалив еще двоих своих братьев по оружию. Также Геракл проделал еще с несколькими и спустя некоторое время эти же воины и нарушили круг, в который заточили Геракла, Габриель Стейна и Вулфи, поэтому теперь сражаться было легче. Было больше свободы и необязательно было стоять спина к спине. Герои рассеялись, и вот очередной воин подбегает к Гераклу спереди с мечом в руках замахивается, Геракл перехватил удар, взял того за кисть, параллельно сзади побегает другой воин и прежде чем тот успел что-либо предпринять Геракл ударил того ногой в живот, и воин повалился на спину, не в силах встать. Теперь же настал черёд того человека, что напал спереди и которого Геракл держал за кисть. Сзади этого воина подбегало еще двое. Геракл ударил противника, которого держал за руку в лицо, и тот потерял сознания. После этого, Геракл своей ногой пнул правую ногу мужчины, которого держал в руках, и нога того ударила с силой, которую приложил Геракл, противника надвигающегося одного, затем тоже Геракл проделал и с левой ногой бедняги и так двое было отправлено в полёт из беспечных фантазий за границу их сознания. Они повалились на землю. Геракл отпустил человека, которого держал за руку, и которым манипулировал, и тот мягко упал на землю. И тут же сзади с отважным рыком, прямо на плечи Гераклу, запрыгнул следующий воин, кулаками лупил Геракла по спине и куда еще только не попадал. Геракл несколько раз обернулся кругом, а затем взял этого воина за руки, перебросил через себя, уложил на пол, и ударил кулаком в лицо, также лишив очередного воина армии Зены без сознания. Тогда Геракл развернулся, и увидел, что на него бежали двое, он приготовил руки, и как только те приблизились, он ударил обоих в грудь, и мужчины отлетели к дальнейшему дереву. После Геракл обернулся, перехватил удар следующего воина, затем выбил ногой оружие из его рук. И тогда, когда руки этого человека были свободны. Геракл взял его за две руки, как бы брал отец свою дочурку, что бы покружить маленькое дитя. Правда это был не тот случай, да, Геракл стал кружить этого человека, но при этом, Геракл использовал этого воина, как некую дубину. Он кружился по кругу, держа в руках воина, и тот выбивал всех приближающихся к Гераклу людей. После, когда все благополучно лежали на земле постанывая, Геракл опустил и этого человека, обтрусил руки, посмотрел на Габриель, и куда-то в сторону. Вот тогда он заметил Зену. Настоящую Зену, во взгляде которой мелькало что-то знакомое и действительно родное. Это была она. Строгим и холодным взглядом оглядывая поле битвы, Зена и сама готова пыла принять в этом участие, но как раз перед ней появился Геракл. Он посмотрел серьезно на королеву воинов. Некоторое время, когда их взгляды соприкоснулись, он лишь молчал. в поисках чего-то в ней, чего-то, что на самом деле было её сущностью. И после небольшой тишины, он сказал: - Прекрати это.

Дирси: Дирси последовала совету Геракла, адвокат кое-как попыталась собрать вместе, и надо де, но у неё всё получилось, ну а потом воины уже все взяли в свои руки, а принцесса лишь улыбнулась, довольна своей очередной удачи, а потом миленько пристроилась к рядам этих людей. Правда громкий удар, заставил девушку содрогнуться, и она с широко распахнутыми глазами посмотрела в сторону, откуда донесся один удар, потом следующий, Дирси снова вздрогнула, и увидела, что это Геракл голыми руками пробивает стену. Ей доводилось видеть, как он сражается с людьми, но вот реальной демонстрации его физической силы, Дирси ещё не лицезрела. Но это было удивительно, хоть принцесса и знала, какой он, но все равно то, что он выбил стену голыми руками, было впечатляющим зрелищем. Дирси тихо восхищалась, конечно же не больше, чем Иолаем, но тем ни менее. Когда люди двинулись, Дирси, впечатленная действиями Геракла совершенно позабыла о своей сумочке со свитками, где запечатлена достаточно куча законов, и не только законов, были еще с десяток свитков с её достижениями. Уже, когда Дирси пролезала через эту дыру, она оценила величину выбитого прохода Гераклом, пожала плечами и несколько раз качнула головой, действительно оценивая, что это впечатляет, значит, легенды о его невероятной силе действительная правда. Нет, конечно, Дирси верила этому, что он силён и всё такое, но вот настолько. Словом, пока не последовал пинок в спину, Дирси не пришла бы в себя. Адвокат виновато улыбнулась и ступила через этот искусственно сделанный проход. А дальше, Геракл стал отправлять всех в лес, и надо же, Дирси тоже приписывал к числу тех, кто должен туда убежать. Адвокат упрямо сложила руки на груди, и насупилась подобно малому дитя. - О нет, Геракл, никуда я не пойду, я буду с вами. Видимо Гераклу не было времени пререкаться с Дирси, или уже герой знал, насколько она упряма, поэтому не стал её переубеждать. Дирси мило устроилась у ближайшего дерева, присела, и подставила ладошку под щёчку, наблюдая за тем, как люди вместе с несколькими воинами, что будут их оборонять. Потом Дирси подорвалась с земли так, словно её что-то за задницу укусило. «Свитки!» - воскликнула она про себя, и бросилась прямо в горящий амбар, но оттуда уже Стейн выносил Габриель без сознания, а Дирси про себя отметила, что было бы крайней глупо бежать туда, и попробовать достать сумку со свитками. Всё будет утрачено. Дирси несколько минут, как вкопанная смотрела в амбар, все бесценные для неё бумаги, которые она так любила, которые в путешествиях были её семьёй сгорели, или догорают там. Лицо принцессы стало таким печальным, что любому, кто бы это увидел, захотелось её пожалеть. Но Дирси резко мотнула головой, подняла подбородок. - Так, ну ничего страшного. Оптимистически заявила она, и посмотрела в сторону героев, увидела, как Геракл уже забирает Габриель у Стейна. - А вот это уже пугает. Тихонько заявила Дирси, вмиг посерьёзнев, взволнованный взгляд принцессы скользнул по Габриель, и когда герои уложили девушку аккуратно на землю. Дирси подошла к ним, и печально скривилась. - Бедняжка, сколько ей всего пришлось пережить за последнее время. Сказала Дирси, и тут же с другой стороны амбара послышался громкий женский голос, адвокат аж вздрогнула, и буквально почувствовала напряжение исходящее от Геракла. Дирси удивленно уставилась на него, но ничего не сказала, когда тот отправился навстречу к войску. «[i]На то он и Геракл» - подумала Дирси. Пожав плечами, затем посмотрела на его будущую девушку и Стейна, который так любезно носил её сумки. Потом Габриель пришла в себя, и отправилась вслед за Гераклом, затем остальные также. Дирси лишь махнула рукой. - Не переживайте за меня, я тут подожду. Улыбнулась принцесса, а когда все герои скрылись за углом, улыбка спала с лица Дирси. Она немного постояла в этом укрытие, затем, когда послышались звуки оружия, стоны людей. Дирси стало интересно, что происходит. Она подошла к краю сарая, и выглянула из-за угла. Там сражались Геракл, Габриель, его будущая девушка, как считала Дирси, Вулфи и Стейн. Дирси взволнованно наблюдала за боем глаза её то и дело туда и сюда бегали. А потом Дирси кто-то схватил сзади. Принцесса воскликнула от неожиданности, а потом последовали возмущенные речи. - Эй, отпусти! Да, как ты смеешь. Но воин её не пускал в тащил куда-то. Дирси подумала: «Ну, ничего задам ему жару потом, когда он расслабиться». Принцесса перестала брыкаться и её повели прямо на поле боя, к Гераклу и женщине воительнице, судя по всему именно Зеной она и есть. Дирси виновато улыбнулась Гераклу, когда адвоката преподнесли грозной воительнице, и пожала плечами. - Прости.

Габриель: Это была не Зена. Точнее не та, которую так сильно любила Габриель. Перед ней стоял монстр, без души и сердца. Казалось бы, чувства и эмоции в ней совершенно умерли, что же говорить о доброте и понимании? Актриса, отличная актриса, но только Габриель сможет распознать фальшь, ведь она слишком хорошо знает нынешнюю Грозу Миров. В груди что-то больно сжалось, когда мимика Королевы воинов выражала иронию, издевку и просто смех над всеми теми, кто пытался ей помочь. Зена жаждала веселья и смерти, что впрочем, были для нее взаимосвязаны. «Не уже ли ничего доброго и хорошего внутри нее не осталось?» - с горечью думала сказительница, глядя на то, как темноволосая воительница растягивает слова. В основном она обращалась к Гераклу, но то, что в ее сердце и душе ничего не шевельнулось при виде любимого мужчины и лучшей подруги, очень пугало. Это говорило о том, как сильно Арес обработал Зену. Слишком сложно будет вернуть ее обратно, если это вообще еще реально. Габриель почувствовала, как по ее щеке побежала горячая, обжигающая слеза обиды. Она не могла поверить, что всё потеряно, что прежней Зены больше нет… Женщина, что стояла перед ней, не была ее подругой, не была великой героиней и любимицей народа. Это была какая-то темная сила, поселившаяся в теле Зены. А за спиной воительницы ее тупоголовые марионетки, воины, готовые в любую секунду перерезать горло любому невинному человеку, который ни в чем не виноват. Габриель незаметно для всех стерла горькую слезу и пробежалась взглядом по армии Ареса. Свою любимицу он обеспечил не малым количеством воинов, вот только сама Зена была куда опаснее этих мужчин. Она одна могла уничтожить любой город без чьей-либо помощи… Бард резко повернула голову, услышав шум шагов. Она была настолько напряжена и напугана, что реагировала на каждый шорох. К счастью, это были ее друзья – Стейн и Вулфи. «А где Дирси?» - взволнованно подумала девушка, пытаясь отыскать глазами ту, что так отчаянно защищала ее в суде. Очень скоро сказительница нашла ее взглядом, и Дирси сообщила, что подождет их там. Верное решение, Дирси не умела драться, хотя постоять за себя всегда могла. В любом случае, лучше ей побыть на безопасном расстоянии от этого ужаса, неизвестно, что может придти в голову Зене. Габриель посмотрела на Стейна и Вулфи, и вновь повернулась к Зене, прожигая ее осуждающем взглядом. Северянин стоял рядом с бардом, держа в руках меч и готовый в любой момент защитить девушек и себя. Вулфи подошла ближе, она тоже смотрела на Зену и с каждой секундой сказительница всё сильнее и сильнее ощущала на себе защиту и опеку смелой волчицы. Габриель уже давно перестала бороться с этим, ведь наемнице не доказать, что королева амазонок и подруга королевы воинов отнюдь не слабая девушка, требующаяся в защите. Вулфи едва слышно прошептала, что что-то здесь не так. Светловолосая девушка лишь едва заметно кивнула ей в ответ, соглашаясь, тут и дураку понятно, что что-то не так. Зена совершенно не как не реагировала на слова Габриель, а может даже они рассмешили ее, и она мысленно позволила себе рассмеяться. На просьбу Геракла она все же ответила, но ничем хорошим. Зена отказывалась отпускать людей, более того она считала, что все это приведет к отличному торгу. Габриель сама не осознавала, что в этот момент прищуривает влажные глаза и качает головой, осуждая Зену и не соглашаясь с ее словами. Привел ее в чувство Геракл, который поделился со сказительницей мнением, что это не Зена. Бард нахмуренно и задумчиво посмотрела на полубога. А ведь не он первый так думает, в словах Вулфи тоже это проскальзывало. Тут что-то не так… Это не Зена… Но тогда кто? И если это не Зена, то где настоящая королева воинов? Габриель запуталась и пыталась найти на свои вопросы ответы, когда темноволосая воительница отдала приказ схватить кучку героев. Бард тут же пришла в себя и вышла из оцепенения, она стала пятиться назад, как только армия стала выполнять приказ. Они окружали их, и героям пришлось прижаться спинами друг к другу, так будет проще защищаться, и ты будешь знать, что тебя не атакую сзади. Габриель взглядом отыскала спину лучшей подруги, которая стремительно удалялась и вот-вот должна была скрыться. -Зена! Зена!!! Громко крикнула девушка, не веря своим глазам. «Вернись….» Она бросала ее! Как она могла… и не только ее, но и мужчину, которого любила. И не просто бросала, а отдала приказ схватить их, а это сравнимо со смертью, ведь без боя, ни Габриель, ни Геракл не сдадутся. Зена скрылась из виду, и теперь всё внимание блондинки переключилось на надвигающуюся армию. И начался бой. Воины не заставили себя ждать и начали нападать. Сказительницы шустро вытащила саи из сапог и начала защищаться. Она не убивала противников, а только выводила из строя, делала так, чтобы они теряли сознание и желательно надолго. Мельком блондинка видела, как бок о бок рядом с ней дерутся ее друзья, и сердце волнительно болело за каждого из них. В воздухе появился запах крови, что вечно сопровождал практически любую битву. Габриель подняла взгляд зелено-голубых глаз и увидела Зену. В ней было сложно угадать прежнюю добрую и справедливую воительницу, но в этой определенно чувствовалось что-то родное. Барду казалось, что она сходит с ума. Ведь она смотрит на одну и ту же женщину, а чувствует совершенно разное. В любом случае, Зена заставила сказительницу задуматься. Эта королева воинов оглядывалась так, словно, не понимала, что происходит. Как такое может быть? Ведь пять минут назад она сама отдала приказ! Геракл раскидывал противников только так и даже умудрялся нейтрализовать нескольких врагов своих друзей, однако Габриель была рада, когда он заметил Зену вновь. Полубог не заставил себя долго ждать и быстро направился к ней. Что там происходило дальше, сказительница не знала, она лишь удивленно посмотрела на Дирси, которую несколько воинов повели к Зене под ее пронзительный крик. Габи тяжело вздохнула и ударив одного из противников рукояткой саи, побежала в сторону Дирси. Они как раз дошли до Геракла, на которого девушка с башенками на голове жалобно посмотрела. Блондинка подлетела стремительно и вырубив одного из воинов, что вели Дирси, улыбнулась Гераклу. -Не отвлекайся, я помогу ей. Проговорила сказительница и тут же принялась своеобразно освобождать Дирси из лап грязных мужланов. Когда дело было сделано, бард схватила девушку за руку и потянула прочь от Зены, ведь та сейчас неуправляемая и одно ее движение может стать для Дирси последним. Внезапно у Габриель появилась гениальная идея, а точнее работенка для принцессы. Она тут же возбужденно обернулась к адвокату, но прежде чем сказать хоть слово, убедилась, что Зена с Гераклом далеко, а воины слишком заняты, чтобы греть уши. -Дирси, пока вся армия отвлечена на нас, а Геракл отвлекает Зену, освободи пленников, и пусть они бегут в лес. Только будь осторожна! Габриель взглянула в глаза Дирси, дабы убедится, что та еще не сошла с ума от страха и все прекрасно поняла. Затем блондинка посмотрела в сторону Стейна и Вулфи, которые буквально стояли спиной друг к другу и оборонялись от воинов. Сказительница закусила губу и где-то с минуту переводила взгляд с Зены на своих друзей. Она словно не могла определиться, кому ее помощь нужнее. С горем пополам, девушка выбрала Вулфи и Стейна, ведь за Зеной сейчас присматривает Геракл, значит, всё будет хорошо. А вот северянин и наемница без защиты и присмотра, поэтому бард кинулась именно к ним.

Стейн: Всё окружающее пространство словно находилось в центре грозового облака, ещё не выпустившего ни одной молнии, но оставляющего всех в напряжённом ожидании этого неизбежного момента. Северянин, молча стоящий чуть позади Габриэль и Геракла, поудобнее перехватил меч в руке, тем временем внимательным медленным взглядом исследуя воинов, стоящих за спиной Зены. Их здесь было достаточно много и, учитывая немногочисленность оппозиции Королевы воинов, северянин не сомневался, что сражение сможет оказаться весьма трудным. Он вновь мельком глянул на Габриэль, стараясь понять, всё ли с девушкой в порядке. Но она, кажется, уже достаточно уверенно держалась на ногах, так что, поводов беспокоиться о её физическом (о моральном, как раз таки, беспокоиться стоило) состоянии не было. -Что-то здесь не так. Сначала была фраза Вулфи, заставившая его вскинуть брови и бросить на неё вопросительный взгляд. Затем, шёпот Геракла: – Мне кажется, это не Зена. - Что ты имеешь в виду? – озадаченно, столь же тихо, спросил северянин. Всё же он видел перед ними именно Зену, пусть даже с холодным, практически бесчеловечным взглядом воина, не знающего пощады, но всё же Зену. К сожалению, герою не дали времени на то, чтобы ответить. – Взять их! Что? Действительно изумлённый, северянин теперь непонимающе глянул на Зену. Воительница осталась абсолютно хладнокровной к словам Геракла и Габриэль, а та тень человечности, что, кажется, проступила на её лице на считанные мгновения, оказалась не более, чем маской, сразу бесследно исчезнувшей. Но думать о причинах было не лучшее время; сейчас нужно было вновь начинать сражение за свою жизнь. Воины, по приказу воительницы сорвались со своих мест и теперь, очень слаженно, словно заранее ко всему подготовившись, захватили компанию в кольцо, начавшее стремительно сжиматься, тем самым оставляя всё меньше возможностей для манёвра. Вот только Геракл, которого такой расклад вещей явно не устроил, поступил более решительно, чем солдаты, топчущиеся на месте. Первый, наиболее смелый, попытался атаковать грека, но получил лишь удар по лицу. Зато эта его неудача заставила оживиться и остальных. Уже больше не обращая внимания на героя, Стейн, выкидывая вперёд ногу, сильным ударом по животу откинул в сторону приближающегося противника. Два шага назад, взмах руками и тот повалился на землю, уступая место боя следующему солдату. Поскольку оцепление было порушено, северянин несколько отстранился, освобождая себе больше пространства и не желая, чтобы рядом оказался кто-то из друзей, если он начнёт размахивать мечом; всё же самые большие беды нередко случались из-за какой-то нелепицы. И ему вовсе не хотелось стать причиной беды. Вот только отход в сторону открыл и для противников больше подходов. Теперь вокруг Стейна крутились трое и воину севера то и дело приходилось пригибаться или отскакивать в сторону, отходя от очередного удара. Но молодой человек вовсе не собирался сдаваться на их милость или позволять им и дальше выматывать его всеми этими «плясками» и потому, когда меч одного из воинов опять прошёл мимо, в паре сантиметров от его тела, Стейн крепко схватил руку с мечом и, продолжая тянуть противника на себя, быстрым движением прошёлся мечом по его животу, затем откидывая в сторону потяжелевшее обмякшее тело. Но, между тем, у северянина оставалось ещё два противника и, наконец, один из их мечей задел воина, оставляя на руке кровоточащую полосу и заставляя его стиснуть зубы, поднимая разъярённый взгляд на противника. Тот, в свою очередь, уже размахивался для следующего удара, очень непредусмотрительно оставляя живот незащищённым. Стейн, издав рык, чуть согнул колени и, вытягиваясь всем телом вперёд, всадил меч в тёмный доспех противника. Сталь оружия с достаточной лёгкостью пробила ненадёжную защиту, уходя глубоко внутрь. Вместе с этим правая нога уже направила удар назад, в колено третьему воину, всё ещё целому и невредимому. В отличие от его товарищей. Северянин сделал лишь вдох, когда на него, с боевым кличем, побежал очередной солдат. Северянин сделал широкий шаг назад, внезапно врезаясь во что-то и, лишь спустя мгновения, осознавая, что это Вулфи. Оставалось надеяться, что в пылу битвы она от неожиданности не проткнёт его своим оружием. Но, он всё ещё был жив, наёмница его не атаковала, так что всё было хорошо. Между тем, отпихивая очередного противника, северянин решил остаться несколько ближе к девушке, продолжая обеспечивать ей и себе защищённые тыла; всё же здесь они были необходимы. Быстрый взгляд окинул место сражения. Он увидел Дирси, которая прежде собиралась оставаться в стороне, Габриэль, быстро направляющуюся к ним и Геракла, теперь… стоящего рядом с Зеной. Отмахнувшись от очередного солдата, Стейн поинтересовался у подоспевшей сказительницы: - Он пытается подействовать на неё словами? – слова звучали глухо из-за его тяжёлого дыхания. Он задавал этот вопрос потому, что не был уверен, что после случившегося перед началом сражения, Зена действительно окажется восприимчива к словам. Просто напрямую этого говорить совсем не хотелось.

blackwolfy: Сплошной хаос - наверное только так можно было описать происходящее вокруг. Отдав приказы своим воинам, Зена, которую Вулфи подозревала в том, что она собственно не Зена, пропала из виду. О том, куда она делась и была ли это она, наемнице думать было уже некогда, потому что солдаты, словно голодные псы окружили их, а затем рьяно рванулись на свою добычу. Вулфи тут же выхватила свою катану, двумя руками крепко взяв рукоять. Чувство долга обязывали ее следить за Габриэль, в то время как чувство самосохранение твердило лишь одно - защищать себя. Пока что ей кое-как удавалось второе. Она с завистью бросила взгляд на Геракла, который без особых проблем расшвыривал своих противников. Полубогом наемница к сожалению не была, поэтому ей приходилось полагаться только на свои навыки. Как там говорил учитель - закрыла глаза, вдох выдох и вперед? - попыталась приободрить себя девушка, а затем повторив эти самые обдуманные действия, ринулась в атаку. Наверное, все же нельзя ей называли "волчицей". Она яростно отмахивалась от противников, ускользая от их ударов и чуть ли не пытаясь вгрызться им в горло. Первый из нападавших в этом убедился, когда в его грудь по рукоятку вошла ее катана. -Прости, - прошептала она, прежде чем оттолкнуть его от себя, чтобы иметь возможность отразить следующий удар. Она понимала, что все эти войны - всего лишь пешки в руках Ареса, так же как и Зена, они толком не ведали что творили. И не смотря на свою былую ненависть к людям, отдавшим себя войне, в данный момент наемнице было жаль каждого из них. Только ее противники такого благодушия с ее стороны похоже не оценили. Она пыталась отразить удары, пятясь назад, пока не столкнулась спиной к спине как оказалось со Стейном. Девушка вздохнула то ли удрученно, то ли от облегчения - ведь теперь ей можно было сосредоточиться лишь на тех, кто был спереди. -Давно так не веселилась.. А ты? - не оборачиваясь, спросила она у война, отталкивая от себя одного из солдат Ареса и наотмашь ударяя другого в область горла, - Ненавижу это.. - прорычала она сквозь зубы, готовясь защищаться от следующего нападения. Скрытое убийство было для нее искусством, дуэль была для нее вызовом чести, а это тупое разрубливание врагов - лишь тупым разрубливанием врагов. Это было утомительно, отнимало много сил и внимания, да и к тому же вполне могло закончиться летально. А умирать без души девушка жуть как не хотела. Откуда-то сбоку появилась Габриэль и наемница поблагодарила богов (всех кроме Ареса конечно же), что бард в целости и сохранности. Правда стоило ей отвлечь внимание на сказительницу, как воспользовавшись брешью в защите, один из противников все же смог нанести удар по ее плечу, как раз в то место, куда когда-то попала злосчастная стрела. Вулфи грозно взревела, будто раненый зверь, и умышленно выронив катану, выхватила напоясный кинжал и воткнула его в горло воину, повалив того на землю и тут же через секунду отскочив от него и вновь став спиной к спине к Стейну. До ее слуха долетел обрывок вопроса грека о том, что собирается делать Геракл. Девушка бросила взгляд на героя Греции, тот стоял лицом к лицу с Зеной. И почему-то сейчас наемнице показалось, что с "этой" Зеной им удастся договориться. -Возможно, на этот раз получиться, - прошептала она, продолжая теперь уже с катаной в одной лишь руке отбиваться от нападавших.

Зена: Все происходящие напоминало хаос, все крутились на одном месте, борясь за свою жизнь, и причин этой бойни было трудно разобрать. Зена шла, окидывая площади немного не понимающим взглядом. Но в голове медленно стала вырисовываться картина, участие в которой без сомнения принимал Арес. Ушедшая без приказа армия, да и эта мясорубка, все напоминало ужасный сон, в котором Зена была главной. И в этой суете ее взгляд остановился, на теплом и не смотря на всю ситуацию заботливом взгляде Геракла. - Прекрати это - сказал он, голос, как показалось Зене, был тихим и спокойным. Внутри на секунду все сжалось и застряло комом в горле. Ее голубые глаза так растерянно смотрели в глаза героя, пока все во круг кипело в бою. Где-то отдаленно послышался не менее родной и дорогой голос Габриель. - Зена!Зена! Воительница медленно повернула голову в сторону крика. Она не ошиблась это была Габриель.... Ее подруга отчаянно сражалась с солдатами, пытаясь при этом вернуть сознание Зены в норму. Женщина вновь посмотрела на Геракла, собираясь сделать вздох, чтобы ответить ему. В этот самым момент позади нее, и видимый только для нее появился Арес. Бог войны появился так внезапно, но так вовремя для себя самого, но где-то в подсознании королевы воинов, создавая иллюзию своего присутствия для нее. Он нежно и осторожно положил обе ладони на ее плечи, слегка сжав их. - Посмотри на это дорогая... - начал шептать он ей на ухо - Он выглядит так убедительно сражаясь за этих никчемных крестьян и мир...А стоило тебе умереть, он тут же переметнулся к другой не успев относить траур. Сердце воительницы в очередной раз сжалось, а вместо слов, которые вот вот готовы были вырваться наружу и достичь ушей Геракла, они лишь прикусила нижнюю губу. Арес, как никто знал на какие кнопки надавить, тем более сейчас, как ее состояние столь не стабильно. - А Габриель, называет себя лучшей подругой, а сама даже не попыталась найти тебя.... Зена слегка качнула головой, но бог войны своими цепкими руками, продолжал сжимать плечи королевы воинов. - Сейчас вся власть в твоих руках, возьми меч, покажи свою силу! Отомсти за предательство! - постепенно он разжигал в ней огонь ненависти и боли, который вот вот готов был вырваться наружу. Арес опустил одну руку вниз и взял руку Зены в свою, после чего осторожно вложил в эту руку меч, при этом все выглядело так, словно она сама достает меч и готовится к бою. - Отомсти им за свою боль! - пустив в сердце женщины очередную порцию ненависти и злости, Арес удалился, чтобы понаблюдать из далека, как его брат будет сражаться с той, кого так любит. Королева воинов молча прокрутила в руке меч, после чего сделала выпад в сторону Геракла. На разговоры не было времени, внутри все кипело обидой и желанием отомстить. Герой успешно парировал ее удары, стараясь обороняться и между тем не задеть Зену, но женщина была как никогда настоячива и зла.

Геракл: Тяжело было сейчас смотреть в ледяные глаза своей возлюбленной. Вроде как еще недавно, она была мертва, а теперь жива, одна мысль о том, что она вернулась к жизни, привела Геракла в чувства, заставила вспыхнуть былой радостью, но теперь, глядя в её светлые глаза, он начинал сомневаться в том, не напрасно ли радовался. Королева воинов вернулась, но вернулась какой? Понятное дело, что ей здорово промыл мозги Арес, и, может, даже сейчас этим занимается. Но не было бы ничего, если бы что-то там внутри самой Зены не хотело вернуть её к прежней жизни. Геракл искал в её глазах что-то, что напомнит ему самому о том, кто она есть, заодно поможет найти правильные пути к сознанию королевы воинов. Конечно, в её мысли лезть совсем не хотелось, своей моралью и убеждениями. Но он должен, он должен, как и раньше попробовать вернуть ту Зену, которую любит мир, в которой нуждается Греция. А не ту, которую все возненавидят, как было раньше, будут бояться и проклинать тёмными ночами, моля богов о том, что бы принесли королеве воинов смерть. Гераклу совершенно не хотелось такого исхода, особенно для неё. Женщину, которую он любил. Геракл видел, как она отреагировала на его слова, некоторое время между ними снова возникло молчание, как вдруг где-то сбоку послышались звуки, голос Дирси, вскоре схваченную принцессу подвели к Зене. Видимо вояки хотели отличиться перед своим вождём, вот только королева воинов не обратила на это ровным счётом никакого внимания. Лишь Геракл отвлекся на Дирси, когда она виновато улыбнулась и извинилась перед ним. - Все в порядке, Дирси, - спокойно сказал Геракл, а затем с угрозой посмотрел на воинов, что держали её, и строго сказал. – Отпустите её. Конечно же, просто так, потому что так сказал Геракл, они отпускать Дирси не собирались, Геракл же в ожидании положил руки на пояс, ему не сложно было их обезвредить, даже рядом с Зеной. Но на помощь принцессе подоспела Габриель, отважно сразившись с ними, она не побоялась гнева подруги и увела Дирси, предварительно, пронзительно глянув на Зену. Сейчас, когда Геракл вновь посмотрел на воительницу, её лицо несколько изменилось, она о чем-то задумалась, словно кого-то слушала и делала некие выводы. Геракл слегка нахмурился и посмотрел на Зену, внимательно, вновь в поисках чего-то прежнего, и да, сейчас он видел в ней ту искру добра, что так ощутима, особенно в её взгляде, на мгновение, несколько печальном, можно даже сказать разочарованном в чём-то или ком-то. Геракл даже не знал, что причиной всему – он. Что именно через него Арес нашёл путь к сердцу Зены и накрыл его черным полотном, потихоньку оскверняя душу воительницы. Но все, о чем он ей шептал, что вбивал в мысли было не правдой, и если бы Геракл узнал, чему она поверила, возможно, бы просто улыбнулся ей, как глупому ребёнку, что всё преувеличивает и всё объяснил. Но Геракл не знал, в чём дело, поэтому не все было так просто. Между тем, немое переглядывание, видимо надоело Зене. Её лицо резко сменилось с задумчивого в разъяренное, и она с криком взмахнула мечом, намерена нанести удар Гераклу. Геракл увернулся вправо, и меч прошёл по воздуху, не задев свою мишень. Затем Зена попробовала сделать еще несколько выпадов, и Геракл также уворачивался. Он лишь оборонялся от нападений и ударов королевы воинов, сам он на неё руки не поднимет, и не сделает больно, будь она хоть трижды под властью зла. Почему? Потому что любил, и ему его сердце не позволяло сделать больно женщине, которую он любит, какой бы она не была. Затем Зена еще раз взмахнула мечом, но Геракл уже был в таком положении, что увернуться от удара он бы не смог. Геракл выставил ладони вперёд, и поймал лезвие меча, прижав ладонями, тем самым не давая ему пройти глубже и коснуться его тела. А сам Геракл при этом посмотрел на Зену, вывернул меч так, что она упустила его из рук. - Прекрати, неужели ты этого хочешь? – строго сказал Геракл, глядя, как безоружная Зена готовиться к новому нападению со светящимся азартом в её красивых глазах. – Ты собираешься просто так перечеркнуть всё, что ты сделала во имя добра, этот пройденный путь, который дался тебе с таким трудом. Ты готова от всего этого отказаться, только из-за злобы, что вдруг поселилась у тебя в душе? Подумай, разве этого ты хочешь? Разве к этому стремишься. Загляни в себя, и ты увидишь себя настоящую. Ту Зену, в которой нуждается Греция. Ту Зену, которую я полюбил. Геракл теперь в ожидании смотрел на Зену, ожидая не столь очередного удара, как её реакции на его слова. Затем Геракл взмахнул слегка правой рукой, и отрицательно покачал головой. - Не для этого ты через столько прошла в борьбе со злом, что бы стать на сторону того, что так желаешь остановить. Так останови же сама себя. Геракл вопросительно глянул на неё, в надежде, что его слова не просто пролетели, и ударились об стену, вернувшись обратно, либо просто развеявшись по ветру, а Зена прислушается к ним, и хотя бы поговорит с ним. Даст понять, что с ней происходит. Кто-то говорил, что в этом замешан Арес, возможно, но значит, в его рукаве есть огромный козырь, с помощью которого он дергает Зеной, как марионеткой за ниточки, а её эмоции здорово помогают ему в этом.

Дирси: Дирси чувствовала себя очень и очень виноватой. Здесь все были воины, а она чувствовала себя, так сказать лишним звеном, что только мешает им. Так оно и произошло, она помешала, тем, что её схватили и привели. Принцесса осматривала воительницу, что стояла перед Гераклом и посмотрела на Геракла, но тот успокоил девушку, сказал, что всё в порядке. Вот Дирси всегда поражалась, как можно настолько всегда держать самообладание, почему бы не наорать на неё, не сказать, какая она раззява, всему помешала. Да потому что Геракл был удивителен, Дирси прекрасно понимала, что не все в порядке, но тем ни менее он не стал принимать никаких мер по поводу воспитания принцессы. Сама адвокат после слов Геракла, которые каким-то удивительным образом предали её уверенность, хотела уже выпутаться из цепких пальцев воинов, если бы у неё это вышло, но к ней на помощь подоспела Габриель. Она умело вырубила воинов, и схватила Дирси за руку, увела прочь. Дирси не стала этому противиться. Габриель увела её подальше от общей суматохи, дальше от Зены и Геракла, тогда попросила принцессу освободить остальных людей. Дирси бросила взгляд на заложников, улыбнулась и кивнула головой. - Будет сделано! Сказала Дирси, обернулась, и совершенно бесстрашно с высокоподнятым подбородком, пошла через поле битвы, мимо неё пролетел меч, Дирси пригнулась прикрыв голову, затем она чуть не зацепилась об ногу валяющегося мужчины. Принцесса, аж подскочила от неожиданности, и уже когда цель была практически достигнута, кто-то схватил Дирси за руку. Адвокат обернулась, и это был воин, который уже занёс кулак для удара. - А-а-а. Прерывисто проговорила Дирси, покачав пальчиком перед мужчиной, и пока тот был в замешательстве, принцесса подняла щит, что валялся у неё под ногами, и огрела этим щитом мужчину, один раз, затем с еще большей силой второй раз, и воин потерял сознание. Правда щит для Дирси был тяжелым и ей непроизвольно пришлось сделать еще круг, прежде, чем она смогла его уронить, и прямо на ногу второму воину, что подходил к ней. Девушка приложила ладошку ко рту и пожала плечами, виновато улыбнувшись. - Ой. Но Дирси не чувствовала себя виноватой, хоть она сделала это и не нарочно, но она была довольна собой, мужчина схватился за ногу и пытался унять боль в ноге, тогда Дирси подошла ближе, как-то странно сжала руку в кулак, неумело замахнулась и стукнула того. И когда тот повалился на пол, принцесса, чуть ли не свернулась, пополам схватившись за кулак. Ох, как больно было, она даже приоткрыла рот, скривилась, и помахала рукой, что бы хоть как-то было меньше больно. Наконец-то Дирси добралась к кучке людей, что так и не могли понять, что тут делают. Дирси подбежала к ним. Принялась их развязывать. - Бегите в лес, и ищите укрытия. Не переживайте, Геракл, Габриель и их друзья со всем разберутся. Мило улыбнулась Дирси людям, и еще раз велела им как можно скорее бежать тем, кто освободился.

Габриель: Габриель достаточно быстро оказалась возле Стейна и Вулфи, которые в это время браво оборонялись против воинов Ареса. Бард тут же присоединилась к ним и сама вступила в хватку, ловко отбиваясь своими незаменимыми саями против настырных солдат. Так же она успевала за всем внимательно следить. Когда Вулфи отвлеклась на приход сказительницы, и один из противников этим воспользовался, ранив брюнетку своим мечом, Габриель уже хотела придти подруге на помощь. Однако, как оказалось, помощь и не была нужна. Вулфи с холодной безжалостностью пронзила горло воина небольшим кинжалом. При этой картине глаза барда непроизвольно расширились от ужаса, она и забыла, какой жестокой может быть наемница. Но всё же она была ранена, и сердце сказительницы сжалось от боли. Она посмотрела на Вулфи, которая уже прытко подняла свое оружие и оказалась в «строю», чуть ли не прижимаясь спиной к спине Стейна. Они были неплохой командой и вместе могли свернуть горы. Габриель улыбнулась от этой мысли и подумала: «Главное, чтобы сворачивание этих самых гор было во благо народа» Она видела, что Вулфи встала на путь добра и справедливости, однако пока этот путь тесно переплетался с дорогой насилия и безжалостного убийства. От подобных раздумий, которые, кстати говоря, совершенно не мешали боевым движениям, Габриель отвлек Стейн, неуверенно интересовавшийся разговором между Зеной и Гераклом. Бард на секунду отвлеклась, чтобы посмотреть в сторону двух самых великих людей, которые сейчас почему-то не могут найти общий язык. -Порой слова имеют такую силу, с которой не сравнится ни один меч. Негромко ответила сказительница, продолжая с болью во взгляде смотреть на свою лучшую подругу. Зена сейчас стояла слегка растерянная и не предпринимала не каких действий. Судя по губам Геракла, он пытался достучаться до ее сознания, но хотела ли его понимать Королева воинов? Габриель услышала, как Вулфи прошептала, что возможно на этот раз получится подействовать на Зену разговором, бард едва заметно кивнула, хотя в глубине души, она очень сомневалась, что слова тут помогут. Темноволосая воительница была слишком сильна и если уж Арес сумел одурманить ей разум, тот избавиться от этой дури будет очень сложно. Ведь Зена верила во всю ложь, что вбил ей бог войны, а значит, будет тяжело ее переубедить обратно. Однажды Гераклу это удалось, быть может, и сейчас получится, тем более что силу увеличивает их бессмертная любовь. В ту же секунду все надежды Габриель Зена разбила, крутанув меч в руках и накинувшись на Геракла. Легендарный герой прытко уворачивался от ее ударов, такое не каждому удастся, но ведь он слишком хорошо знает свою любимую, как и ее приемы, а это ему только на руку. -В ней слишком много злости и обиды… Арес хорошо постарался… С грустью в голосе проговорила Габриель, обращаясь к Стейну и Вулфи. Они наверняка понимали, что сейчас чувствует бард. Боль… Подруга слишком изменилась, и это причиняло невыносимую боль. Но сказительница верила, что, в конце концов, всё встанет на свои места. Иначе и не может быть. У легенды не может быть плохого конца. Добро никогда не уступит злу и не даст победить. Может, такие убеждения были глупыми, но в свою очередь, были очень сильными. И Габриель от них не отступится. Очередной солдат Ареса нанес удар, и сказительница пришлось отвлечься на него, чтобы успеть отбить смертоносный меч. Девушка сделала несколько уверенных и четких ударов в грудь воина, а затем подножка сбила его с ног. Бард увидела, как вдалеке Дирси освобождает людей и направляет их в лес. «Умница!» - одобрительно подумала Габриель, улыбнувшись. В тот же момент ее взгляд упал на Зену и улыбка стерлась с лица. Геракл выбил меч из рук воительницы и снова упрямо пытался повлиять на нее с помощью слов. Именно из-за этого ни Королева воинов, что внимательно слушала фразу полубога, ни сам герой Греции не заметили, как один из освобожденных Дирси торговцев схватил с земли меч и с яростью посмотрел в сторону Королевы воинов. Габриель сразу поняла его намерения и тут же поудобнее перехватила сай. Дабы расстояние не стало сильной помехой, девушка пустилась бежать в сторону торговца, быть может, она успеет его остановить прежде, чем он совершит бросок. Но нет, мужчина перевел взгляд с Зены на кинжал и тут же замахнулся. «Нет!» - все внутри кричало от негодования. Она не успеет добежать… И случится нечто не поправимое. Какой бы сейчас Зена не была, Габриель не может позволить ей умереть! Торговец достаточно профессионально для своего ремесла метнул кинжал, и бард, заметив это, повторила движение, но уже со своим сайем. Холодное оружие быстро летело в направлении груди Зены, а перпендикулярно ему, рассекая воздух, летел сай. Сказительница резко остановилась, наблюдая за этим мгновением, и затаила дыхание. И вот, прямо в пару сантиметрах от Зены оружие Габриель сбило кинжал торговца. Оба ножа отлетели в сторону, едва не зацепив Королеву воинов. Темноволосая воительница, явно заметив это, столкнулась с обеспокоенным, но уже облегченным взглядом Габриель. На эту долю секунды, сказительнице показалось, что она увидела настоящую Зену, свою подругу, в сердце которой горит огонь смелости и добра. Но невидимая связь, что так хрупко наладилась между подругами, была разорвана солдатом Ареса, который сильно ударил барда по больным ногам. Девушка упала на землю. Сжав зубы, она пыталась сдержать крик боли, однако стон все же вырвался из груди. Оказавшись на земле, бард тут же распахнула глаза и увидела, как нападавший противник замахнулся на нее мечом и лезвие уже стремительно опускается. В последнюю секунду сказительницы удалось откатиться в сторону, перед тем как лезвие меча вошло в землю.

Стейн: -Давно так не веселилась.. А ты? Тоже не оборачиваясь, несколько запыхавшимся голосом, Стейн отозвался: - Должно быть у нас с тобой несколько разные представления о веселье, - он не знал, прозвучал ли его голос, сейчас не особо способный подстраиваться под желаемые эмоции, как шуточный ответ над столь же шуточный вопрос (во всяком случае, он надеялся, что Вулфи говорит это не всерьёз), однако вряд ли это сейчас было важным. Стейну всегда казалось, что разговоры в бою – о чём бы они не шли – происходят не из-за слов и их содержания, а из-за желания услышать знакомый голос, который будет как напоминание о том, что всё, в принципе, в порядке и что рядом до сих пор есть тот, кто прикрывает тылы. Но так ему только казалось, он не знал мотивов девушки, стоящей за его спиной. А узнать ему не удалось, так как очередной выпад со стороны противника заставил северянина практически рухнуть на землю, уходя из под удара, сила которого явно грозилась снести воину голову. В следующую секунду твёрдая подошва его сапога влетела в колено воина Ареса и тот, чей вскрик сопровождался хрустом сломавшейся коленной чашечки, рухнул на землю. Его северянин трогать больше не стал, так как этот противник, по сути, теперь не представлял особой угрозы. Зато были другие, которых не стоило упускать из виду. -Возможно, на этот раз получиться. -Порой слова имеют такую силу, с которой не сравнится ни один меч. На слова обеих воительниц мужчина разве и смог, что кивнуть головой, так как на слова теперь не хватало дыхания из-за очередной «партии» воинов Ареса. Как из-под земли, честное слово. Раздражённо подумал он, рукоятью меча ударяя подобравшегося особенно близко противника. Не смотря на то, что возле них троих сейчас была приличная толпа воинов, главные события разворачивались явно не здесь. Глаза, получившие кратковременную возможность отвлечься от боя, скользнули в сторону, ловя движение мирных граждан, сейчас приводимых к слаженному движению Дирси, вновь умело заставляющей их, перепуганных и несколько потерянных, держаться вместе. Она молодец. А затем взгляд переместился ещё в сторону и северянин застал тот момент, когда Геракл, прежде отбивающийся от Зены, на которую так и не смогли подействовать слова (теперь он смог понять, о чём до этого столь грустно говорила Габриэль), теперь перехватил меч воительницы и тот, наконец, оказался в его руках, передавая герою инициативу их сражения. Зрение зацепило движение сбоку, заставляя северянина вновь вернуться к делам более насущным, чем наблюдение за двумя героями греческих легенд. Его локоть врезался в грудную клетку воина, оказавшегося сзади после чего меч, крепко сжимаемый в другой руке, вошёл в его живот и спустя мгновения вновь вышел из теперь уже оседающего на землю тела. Скорее бы всё это закончилось, стирая тыльной стороной ладони пот со лба, подумал воин. Это было бестолковое (впрочем, как и большинство других) сражение и пролития всей этой крови можно было бы избежать. Гераклу стоит чётче подбирать слова; чем быстрее он найдёт подход к Зене, тем больше живых людей останется в Серении. Благо, что о мирных гражданах сейчас могла позаботится Дирси. Было бы кому позаботиться об остальных. Стейн уже не считал, со сколькими воинами Ареса он сразился и, тем более, не имел представления, сколько ещё пришлось на долю остальных. Ясно было одно: их было много и трое (так как Геракл был занят несколько другими делами), пусть и умелых воинов, несколько сдавали позиции против такого количества. Словно поблизости врата Вальхаллы раскрылись. Мужчина оказался оттеснен от Вулфи и это его беспокоило; он видел, как девушка получила ранение в руки и, не смотря на то, что он готов был отдать должное её умениям, сейчас ей бы не помешало прикрытие. Хотя бы тылов. Кстати, Габриэль, некогда присоединившейся к ним, теперь тоже не было видно. Разворачиваясь на носках и вновь ударяя мечом о меч приблизившегося противника, северянин заметил сказительницу, явно потерявшую бдительность и, вместо того, чтобы следить за противниками, глядящую на Королеву воинов. Проклятье. Он даже не успел выкрикнуть её имя прежде, чем один из воинов в тёмных доспехах подсёк девушку, ударяя её по ногам. Его порыв броситься на помощь был прерван воинственным, правда больше похожим на звериный, криком очередного воина, бросившегося в его сторону. Разворачиваясь и выставляя меч, северянин, чьё оружие спустя секунды встретилось с оружием грека, крутанулся вокруг своей оси из-за напряжения, пришедшего вместе с атакой. Его второй оборонительный удар оказался не таким удачным, меч прошёл в стороне от отклонившегося воина. Нога скользнула по песку и северянин запоздало понял, что сейчас упадёт на землю. Впрочем, лишь пару мгновений спустя, когда он ощутил, что по правой щеке, ближе к подбородку проходит лезвие вражеского меча, он понял, что это, видимо, было его спасением. Он повалился на землю, рыча сквозь стиснутые зубы и ощущая, как по подбородку из свежего пореза начинает течь кровь. Впрочем, это было не так существенно, как горло, которое чуть не оказалось перерезанным. Мужчина осознавал, что это он вполне может стерпеть и потому, прежде, чем противник нанёс последний удар, к которому он уже подготовился, занося меч, Стейн всадил свой меч ему в живот. Воин выпустил меч и незамедлительно рухнул, причём прямо на северянина, не успевшего сместиться в сторону. Его рубашку сразу насквозь промочила кровь мужчины и воин, поморщившись, обеими руками схватился за тело, сбрасывая его с себя. Ладонь прислонилась к подбородку и, глянув на неё, северянин вновь сморщился, глядя на пальцы, красные, покрытые темной тёплой жидкостью. Габриэль. Он резко подскочил на ноги и бросил взгляд в ту сторону, где он последний раз видел барда. Сейчас между тем местом и ним появилось слишком много других людей, он теперь не мог увидеть сказительницу или нападавшего на неё человека – слишком много людей в чёрных доспехах здесь было. - Габриэль! – он не мог её увидеть, но надеялся на то, что бард хотя бы откликнется. И, что она будет в порядке. Кажется, ему дали минуту покоя, сейчас на Стейна пока не бросилась очередная порция солдат и, воспользовавшись этим, он обернулся на Вулфи, всё ещё сражающуюся с противниками. Он собирался убедиться в том, что бард жива, а затем вернуться к наёмнице. Но сначала дождаться отклика.

blackwolfy: Вулфи частенько приходилось получать ранения, особенно когда она только начала жизнь наемного убийцы. Однако при этом сражаться с таким количеством воинов ей было впервой. Обычно их был один или два, они бежали следом по узким коридорам, как псы, пытаясь найти свою "обессиленную" добычу, в итоге попадали в ее ловушку. Когда же их было больше, девушка старалась избегать стычек. Теперь же всюду была неразбериха, бежать особо было некуда да и к тому же это не было в ее характере - бросать все на полпути. Отступи она сейчас, эта троица воинов, которые явно увидели в ней слабую добычу, тут бы переключились на неподалеку стоящего Стена, которого правда к этому времени оказался на приличном расстоянии от наемницы. Да и Габриэль пропала из ее поля зрения. А это значило только одно - девушка в данный момент осталась одна и ей бы следовало беречь тылы. Наемница размахивала катаной с права налево, не давая нападающим нанести удара. Только вот краем глаза она уже видела, как к ней спешат еще трое. -Это уже не смешно.. - она в отчаянии начала искать глазами хоть какое-нибудь знакомое лицо, но никого кроме ненавистных воинов не видела. Те же, похоже окружили ее со всех сторон, но почему-то нападать не решались. Впрочем, судя по их весьма недобрым ухмылкам, было понятно, что они решили просто поиграться с раненым зверьком, который посмел столь жестоко расправится с некоторыми их товарищами. -Чур только по одному, - она крутанула катану в здоровой руке, пытаясь сосредоточиться на происходящем, а не на жгучей боли в плече и подступающей дрожью. Похоже, самый смелый (ну или самый глупый из них), причем стоящий у нее за спиной, все же последовал этой "просьбе" и напал первым. Девушка тут же со всех сил заехала рукояткой катаны ему по лицу, однако добить не успела, так как от этого действа как будто очнулись остальные. Вулфи, сжав зубы от боли, пыталась отражать их яростные атаки, при этом не имея возможности атаковать самой. Она парировала клинки, пинала тех, кто пытался подойти к ней со спины. Наемница понимала, что долго она так не продержится. Меч противника полоснул ее по бедру, девушка вскликнула и тут же нанесла ответный удар, проткнув этого неудачника и оттолкнув его от себя, ударила наотмашь воина позади, тот упал, схватившись за горло. Что ж, трое против одного. Теперь у нее было больше шансов. Девушка вновь попыталась найти взглядом кого-то из знакомых. Что ж, вот они - Зена сражающаяся с Гераклом. Затем она увидела мужчину, который бежал прямо на Королеву воинов с кинжалом на перевес. Что ж, хоть так думать сейчас было нельзя, но возможно это был выход.. Однако Габриэль тут же оказалась у него на пути, защитив свою подругу. Жаль только, что ей тут же пришлось за это поплатиться. Вулфи забыв обо всем, хотела было рвануться на помощь, как кто-то весьма грубо швырнул ее на землю. Сообразив что к чему и вспомнив где она вообще находиться, девушка резко перекатилась на спину, при этом поняв что сделала она это зря - плечо казалось готово облили кислотой. Она отразила удар клинка, затем резко сделала выпад - воин обмяк, уронив свой меч рядом с ее раненой рукой. Наемница постаралась как можно быстрее принять вертикальное положение, правда ей тут же пришлось пригнуться и пнуть следующего на очереди в колено. Щадить его она тоже не стала. Последнего из нападавших она уже видела слегка размыто, похоже адреналина от этой битвы ей хватила ненадолго. Однако она все же продолжала лениво отражать его удары, при этом бросив обеспокоенный взгляд туда, где должна была быть бард. Рядом с ней, судя по очертаниям был Стен. Сама же Вулфи оказалась припертой к стенке одного из зданий и судя по всему на помощь последнему воину, оставшемуся из той шестерки спешило еще двое его товарищей. -По крайнем мере, не придется прикрывать тылы, - устало подумала наемница, понимая, что еще немного и смысла во всем этом для нее уже не будет.

Зена: Все действия Зены по отношению к Гераклу напоминали некую игру. Он и раньше мог достойно ей противостоять, а сейчас тем более. Несмотря на всю ярость и огонь, который разжег Арес, внутри все же оставалась толика того самого света, который пытался разбудить в ней герой. Отразив очередную атаку, и обезоружив воительницу, Геракл вновь попытался заговорить с ней. - Прекрати, неужели ты этого хочешь? Ты собираешься просто так перечеркнуть всё, что ты сделала во имя добра, этот пройденный путь, который дался тебе с таким трудом. Ты готова от всего этого отказаться, только из-за злобы, что вдруг поселилась у тебя в душе? Подумай, разве этого ты хочешь? Разве к этому стремишься. Загляни в себя, и ты увидишь себя настоящую. Ту Зену, в которой нуждается Греция. Ту Зену, которую я полюбил. Зена на секунду задумалась, однако глаза все так же горели огнем, внутри полыхала ревность и непонимание. Зачем он вернулся раз ему так хорошо было?! Ради людей старается!? Множество вопросов подобного рода, крутились в ее голове. - Не для этого ты через столько прошла в борьбе со злом, что бы стать на сторону того, что так желаешь остановить. Так останови же сама себя. - Не слушай его, ведь Геракл старается спасти невинных, на тебя ему совершенно все равно... - звучало эхом в ее голове - Так же , как и всем кто называл себя друзьями! - нашептывал Арес своей воительнице. Однако, Зена находилась в замешательстве. Все происходящее напоминало некий хаос. Лязг мечей и крики, настоящее поле боя, вот только для Зены сама битва была совершенно не ради победы над крестьянами, это смешно...Сейчас она могла отдаться в руки войны либо в очередной раз доказать Аресу, что он не может завладеть ею. Влияние бога войны было достаточным, чтобы удержать Зену в своих руках и полностью обратить ее, если бы не одно маленькое "НО". Пока воительница искала слова, чтобы ответить Гераклу, один из воинов умудрился швырнуть кинжал в сторону королевы воинов. Тут же в нескольких миллиметрах от нее наперехват пролетело оружие Габриель. Именно этот момент спас жизнь воительнице. Она повернула голову в сторону подруги, и все дальнейшие события происходящие на площади происходили словно в замедленном действии. Вперемешку с событиями на площади перед глазами, вспышками мигали события прошлых дней и самые яркие моменты ее жизни, жизни на пути добра. - Габриель .... - пронеслось у нее в голове. Видя, как бард упала на землю от удара, внутри груди, что-то кольнула. Зена невольно дернула рукой, дабы схватит шакрам и кинуть его в обидчика девушки, но тут рядом с Габриель оказался паренек, тот самые кому она спасла жизнь и тот, кого она отправила за своей подругой. Следом Зена наконец, перевела взгляд на Геракла...он все так же стоял перед воительницей в ожидании ответа на свои вопросы. Очередной комок застрял в горле....голубые глаза королевы воинов смотрели точно в глаза героя. - Нет ... - тихо сказала она, сквозь слегка подсохшие губы. Медленно она повернулась в сторону своей армии, которая продолжала атаку. Зена понимала, что остановить воинов к сожалению не в ее силах, но она может помочь своим друзьям и себе восстановить справедливость. Между тем голос Арес превратился в шепот, которому сама воительница перестала предавать значение. Вновь повернув голову в сторону Геракла. - Прости меня..... - она наклонилась и резким движением схватила меч, и вонзила его в воина, что подбирался к Гераклу сбоку. После чего легкая улыбка на ее лице, ответила на все вопросы. Вернувшееся в норму сознание, позволило воительницы сделать верный выбор. И сейчас воины, что до сих пор старательно продолжали атаку, на удивление собрались в кучу и удивленно уставились на своего командира, который только что, собственными руками убила своего человека. Непонимание читалось в глазах всех противников "добрых самаритян" . - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... - твердо произнесла она. После чего воины стали шушукаться между собой, но атаку прекратили. Приказ есть приказ. Не успела Зена вновь открыть рот, как на сцене появился Арес. Он гордо и между тем немного непонимающе прошелся сквозь толпу, после чего остановился напротив Зены. - Что ты делаешь?! Мы же договорились! Но на это, бог войны получил лишь досадной мотание головой Зены и тишину. - Не уж то, ты думаешь, что Геракл по прежнему любит тебя? А все твои друзья не будут осуждать тебя?! Зена слегка ухмыльнулась. - Не важно любит он меня или нет, а друзья существуют для того, чтобы помогать в трудную ситуацию....К тому же я поняла, что не готова платить столь дорогую цену ради победы над врагом. Арес же улыбался во весь рот, конечно бог войны всегда был в себе уверен, и как обычно имел очередной козырь в рукаве, которым он сейчас и хотел воспользоваться. - Ну, что ж, выбор твой Зена - в руке Ареса появился свиток - Думаю ты знаешь, что это.... Воительница слегка прищурила глаза, дааа, она узнала этот свиток, тот самый который она подписала не так давно, тот , где завещала свою душу Аресу, но лишь в будущей жизни. - Я готова рискнуть - улыбаясь ответила она. Арес посмотрел на брата, с некой искоркой в глазах, затем вновь на Зену. - Это еще не конец - после этих слов, он исчез в голубом сиянии. Армия, а точнее то, что от нее осталось медленно стала расходиться, понимая, что оба командира оставили их. Небольшая пауза повисла в воздухе. Конечно, Зене было, что сказать, но сейчас со словами был явный напряг. Она в очередной раз взглянула на Геракла. Вот он, тот кто смог завоевать ее сердце при помощи добра а не ярости и злости. Отец ее дочери, человек сумевший вернуть сознание, женщине способной окунуться во тьму. Зена слегка приоткрыла рот, однако слова так и не сорвались с губ.

Геракл: После своих слов, Геракл смотрел на Зену, прямо в глаза воительницы, ожидая её ответа. Но она молчала, а взгляд был по-прежнему холодным и яростным, но от Геракла не укрылось то, что Зена задумалась и на самом деле она его выслушала, и возможно, думала над его совами. По крайней мере, ему этого очень хотелось. Геракл смотрел на любимую женщину, чьим сердцем завладела злоба, уверенный в том, что не отступит, пока не вернёт её обратно, ту прежнюю Зену, которую любит мир. Ту Зену, которая нужна их дочери, малышке, что сейчас на попечении у сиделки. Все это время, Геракл видел, как иногда менялось лицо Зены, но тем ни менее его не покидала мысль, что королева воинов кого-то слушает, не его, ведь он сейчас молчал, а кого-то другого, так, как человек может слушать свой внутренний голос. Но ответа не последовало, ничего. Зена молчала, но вдруг в стороне что-то стало происходить, Геракл так увлекся Зеной, что совершенно забыл о друзьях, которые продолжали сражение с воинами из армии Зены. Но метнул кинжал в неё, явно не её подопечный. И Габриель удалось предотвратить убийство, как раз в этот момент что-то изменилось. Что-то изменилось в самой Зене, она словно пришла в себя, глаза её наполнились глубоким смыслом, сожалением, а главное искренним пониманием. Увидев в ней все это, Гераклу хотелось улыбнуться, но пока он сохранял серьезность на лице, только расслабился, не было больше напряжения. Он проследил взглядом за Габриель все ли с ней в порядке, возле светловолосой воительницы оказался Стейн, и тогда Геракл понял, что она в надёжных руках. Во время боя плечо к плечу, Геракл заметил, насколько Стейн умел, и знал, что он сможет защитить не только себя, но и Габриель и Вулфи вместе взятых, теперь Зена. После подобного происшествия, что лучше отрезвило её ум, нежели слова Геракла, они смотрели друг на друга, некоторое время, испытывающее, возможно это даже для обоих было мучительно. Зена не знала, что сказать, а Геракл лишь ждал, но он итак видел, что в ней что-то изменилось, встало на место, что та недостающая часть, вернулась обратно к ней и вплелась воедино. Теперь Зена, такая, как обычно, такая, как всегда. Она вернулась. Впрочем это доказал не только её взгляд но и то, что она в первую очередь прикрыла Геракла. На него сзади хотел напасть воин, но Зена того обезвредила, а если сказать серьезней, то убила. Геракл нахмурился, он знал, что за ним наступают, мог бы просто одной рукой нанести противнику удар, который мало того, что обезоружит его, так и отправит в долгий нокаут, но у Зены другие методы. Немного расслабившись, Геракл кивнул головой, и едва заметно усмехнулся Зене в знак благодарности. Она же решила больше не ждать и остановила бой, приказала воинам отступать. Теперь, казалось бы всё закончено, Геракл оглянулся на друзей, всё ли с ними в порядке, ну и заодно удостовериться, что в армии Зены послушные воины. Геракл одобрительно посмотрел на Зену, и хотел с ней снова поговорить, ведь она просила простить её. Конечно, конечно Геракл простит, мало того, ей даже не стоит просить прощения, он знал, что она не изменилась, что это всё издержки обстоятельств, он знал, что она вернется. Геракл теперь решил проследовать к друзьям, он подошёл к Стейну и Габриель нашёл взглядом Вулфи, и поблагодарил их за помощь, затем улыбнулся подруге королевы воинов. - Ты как? – спросил Геракл, и когда понял, что Габриель совершенно не нравится роль искалеченной девушки, о которой все беспокоятся, он посмотрел на Стейна и в знак благодарности пожал ему руку. – Благодарю тебя. Ты отлично держался, не каждый выстоит против такой армии. Геракл хотел еще что-то сказать, но в буквальном смысле услышал появление бога, да и вспышка света мелькнула у него перед глазами. Он повернул голову в сторону Зены и увидел рядом с ней Ареса, тот что-то ей доказывал, активно говорил. Геракл нахмурился, поджал губы, отпустил руку Стейна и направился в сторону Зены. Геракл направлялся в сторону Зены стремительным шагом, и издалека увидел, как в руках Ареса появился некий свиток, который он с довольной улыбкой показал Зене. Геракл смерил всю картину недовольным взглядом, и уже практически подошёл к брату и Зене, как Арес, с довольной ухмылкой, глянув на Зену, затем на Геракла – исчез. Им представится возможность поговорить, позже, да и Арес явно не был расположен вести беседы с Гераклом, раз так явно и быстро решил покинуть поле боя, но его самоуверенная улыбка, почему-то заставила Геракла обратить внимание на то, что он демонстрировал Зене только что. Геракл же посмотрел на Зену серьезным взглядом, и спросил. - Зена, что за свиток он держал в руках?

Дирси: Дирси была очень рада, что смогла исполнить просьбу Габриель, и людей она освободила очень удачно, только увлеклась тем, что, засмотрелась на то, как они бегут. Несколько умиленно, мечтательно. Эх, а ведь это же она освободила их, конечно же, не без помощи героев, но все-таки пока они там дрались. Она сделала самую практичную часть задания, освободила пленников. А как она к ним пробиралась, да, это же стоило видеть, и да, ей пришлось кое кого ударить, и не одного, что бы добраться до них. Но теперь Дирси, сложив ручки вместе, хмыкнула, и обратила свой взгляд туда, где сражение все еще продолжалось. Принцесса решила отойти подальше, она сделала несколько шагов назад, ближе к широкому дереву. Что бы спрятаться там. Что собственного она и сделала, она присела, у дерева, подложила руку под щеку и надулась. Дело в том, что принцесса вспомнила о том, что оставила все свитки в горящем сарае, обычное дело, что там с ними случилось. Люди были на свободе, теперь не о ком было волноваться. - Эх. Вздохнула Дирси. - Там были все мои достижения. Адвокат на некоторое время задумалась. Что она будет делать дальше? Заново зарабатывать себе репутацию? Конечно, нет, кто заново построит свою жизнь, когда всё уже построено. Ей просто нужно будет отправиться обратно в Афины, что бы Афинский судья написал бумажку о том, что она такая, её там знают, много громких дел она выиграла. И дела с Гераклом входили в этот не маленький списочек. Но что поделаешь, всё утрачено, ей нужно было только одно, бумажечка. Которая подтвердит то, что она адвокат. Девушка выглянула из-за дерева и посмотрела на всё еще горящий сарай, точнее практически догорающий. «Печально. Ну да ладно. Это еще не конец жизни. Дирси, выглянула теперь в другую сторону, как только услышала приказ Зены, что бы воины прекратили. Но взгляду адвоката попалась Габриель и Стейн, что пытался помочь девушке прийти в чувства. Адвокат быстро подскочила на ноги, и помчалась через поле битвы, к Габриель, но Дирси зацепилась об копьё. И упала на землю. Девушка сбила коленку, под своими зелеными колготками, она явно это почувствовала. Но тем ни менее она встала, отряхнулась, посмотрела по сторонам, повсюду были растерянные воины, которые не знали, что им делать, и не успела Дирси обраться до Габриель, как уже обнаружила там Геракла и всех остальных. Дирси немного успокоилась, напряглась, даже. Она растерянными глазами посмотрела на всех, а потом спросила. - Что с ней? Могу я чем-то помочь?

Габриель: Почему вы все пишете, что Стейн подоспел мне на помощь и помог? Такого не написано у него в посте. Он лишь пытался до меня добежать, но дорогу ему перегородили воины. Стейн не видит меня, поэтому и ждет отклика. Габриель перекатилась в сторону и тут же, оказавшись на боку, повернула голову, увидев, как острое лезвие меча вонзается в землю. Глаза белокурой девы округлились от ужаса и некоторое время, она была просто парализована от шока. Странно, раньше ничего подобного с ней не случалось, обычно ее реакция была быстра, как и мысли. Но сейчас волнение за подругу выбило писательницу из колеи. Она даже и не догадывалась, как двое ее верных друзей кинулись ей на помощь, как только Габриель повалилась на землю. Однако ни одному из них не дозволили приблизиться к барду. Стейн и Вулфи с трудом одолели противников, но жестоко за это поплатились новыми ранами. Если бы сказительница это видела и знала, она бы во всем обвинила себя. Вот только сейчас у нее было дело поважнее. Перевернувшись на спину, девушка со всей силы ударила ногой по коленной чашечке противника, что пытался вытащить меч из земли. Воин почувствовал такую адскую боль, что выпустил из ладоней рукоятку и, схватившись за колено, повалился на спину. Габриель тут же вскочила на ноги и, обернувшись, увидела, дерущегося неподалеку Стейна. Он позвал девушку по имени, однако та не успела ответить, так как на нее уже напали. Сказительница яростно отбивалась, при этом взглядом уцепившись за Зену, которая почему-то не спешила спасать свою подругу. Видимо в ней еще не пробудилось чувство любви и дружбы. Было немного обидно, но на это не было времени. Отбившись от напавшего воина, бард снова обернулась и, найдя взглядом Стейна, прокричала ему: -Всё в порядке! Ужас охватил Габриель, когда она увидела Стейна всего в крови. На подбородке у него была рана, из которой сочилась кровь. На руках и ногах тоже были неглубокие порезы, однако больше всего девушку волновало то, что вся рубашка Стейна пропиталась теплой алой жидкостью. Сказительница не догадалась, что возможно кровь и не его, ее тут же охватили страшные мысли. Она всё же нашла в себе силы отвести взгляд, так как нужно было прекратить это бесполезное кровопролитие, но не знала как. Был один и единственный вариант, вот только пока он не работал. Зена всё еще была потеряна. Геракл пытался исправить ситуацию, но узнать, получается ли у него, девушка не могла. Взгляд зелено-голубых глаз наткнулся на Вулфи, отчаянно сражавшуюся с солдатами Ареса. Видимо, она тоже пыталась кинуться на помощь Габи, когда та попала в беду, но воины остановили наемницу. И через пару секунд бард вновь испытала чувство ужаса, когда увидела, как Вулфи схватили за горло и прижали к стене. «Нет, нет!!! Это нужно прекратить!!! Слишком многие погибнут из-за...» - панический взгляд, резко превратившийся в поникший, перевелся на высокую фигуру, в которой и заключался ответ. Конечно, Габриель понимала, что всё, что сейчас происходит это вина Ареса, однако почему-то была злость и на Зену. Видимо потому, что слишком долго приходилось уговаривать ее заглянуть в свое сердце, чтобы понять, кто она на самом деле. Сама сказительница могла погибнуть, а лучшая подруга даже не двинулась в ее сторону. Хотя сама бард уже практически горы свернула ради спасения королевы воинов. Так стоила ли игра свеч? Могли погибнуть невинные жители деревни, могли погибнуть Вулфи, Стейн и Дирси, даже ее собственное сердце могло бы уже не биться... и всё это ради одного человека, который не желал возвращаться. Наверно Габриель просто уже потеряла надежду. Слава богам, ее пока не терял Геракл. Сын Зевса продолжал действовать на Зену, и сказительница молила, чтобы у него всё получилось. Внезапно на барда напали со спины, но почему-то не стали убивать сразу. Может, не было оружия под рукой или еще что, в любом случае, девушку так сильно захватили за шею, что она буквально была парализована. Вцепившись пальцами в руку противника, Габриель пыталась выбраться, но у нее ничего не получалось. Она пыталась хватать воздух губами, но горло было слишком пережато. Лицо девушки покраснело, а взгляд зелено-голубых глаз устремился на женщину, ради которой жила Габи. Зена... Сказительнице, казалось, что она смотрит на подругу в последний раз. Последняя, хрупкая надежда на возвращение Зены рухнула и разбилась, когда воительница, схватив меч, резким движением сделала выпад в сторону Геракла. Но через мгновенье надежда возродилась, как феникс из пепла. Королева воинов пыталась убить не полубога, а солдата, что решил атаковать сына Зевса со спины. «Она вернулась?» - совершенно забыв о кислороде, подумала Габриель, у которой от одной такой мысли, словно появилось второе дыхание. Внезапно всё резко завершилось... Бой, кровопролитие, ненужные смерти и насилие... Взгляды всех присутствующих обратились на предводительницу смертоносной армии. А Зена громким голосом объявила, что бой окончен и если кто-то хочет отправиться следом за другом, то она не против. В ту же секунду Габриель почувствовала, как хватка воина, что держал ее, ослабла, и она смогла свободно сделать глоток воздуха. Улыбка разлилась на ее уставшем и измученно лице, а глаза загорелись неописуемым счастьем. Освобожденная сказительница тут же обернулась, чтобы убедится, что Вулфи отпущена, а Стейна больше не атакуют. Оба воина стояли настороженно, они были удивленны внезапным отступлением и тоже смотрели на Зену. Все были парализованы случившимся. Лишь Геракл, поняв, что его любимая вновь стала прежней, решил проверить друзей. Он подошел к Габриель и, поблагодарив за помощь, улыбнулся и спросил как она. Сказительница растерялась и не сразу поняла, что от нее хочет полубог. А затем улыбнулась в ответ и прошептала охрипшим голосом: -Нет, Геракл, спасибо тебе. Без тебя она бы не вернулась... Ты настоящий лев! Может быть, сын Зевса и не понял, что имела в виду бард под этими словами, главное, что она понимала, о чем говорит. Геракл действительно оказался тем львом, который может остановить другого льва. Казалось, теперь всё будет хорошо, однако пока не наступил занавес, на сцену решил выйти главный актер. Арес появился без опаски, его план был провален и он уже не скрывался. Увидев его, Габриель дернулась в сторону Зены, но ее опередил Геракл, и девушка решила остаться в стороне. Брат с братом, такие разные и совершенно не похожие, смогут договориться лучше, чем, если в это дело влезет сказительница. Девушка не слышала, о чем говорят, бог войны и королева воинов, однако Геракл так и не успел вмешаться. Арес, показав какой-то свиток Зене, исчез. Габи знала, что это за пергамент. Это договор о душе, которая принадлежит Аресу. Блондинка мотнула головой, чувствуя, как сердце сжимается от боли. Арес напоминал не бога войны, а собирателя душ. У него душа Вулфи, в следующей жизни будет и душа Зены. Всё же Арес не остался в проигравших, у него были достаточно сильные и весомые козыри в рукавах. Геракл и Зена теперь стояли друг напротив друга и видимо хотели о чем-то поговорить. Им многое нужно было сказать друг другу, и Габриель не хотела бы им мешать, однако ее душа так и рвалась к подруге. Едва себя сдерживая, бард закусила губу и тут же услышала знакомый голос Дирси. Девушка повернулась и слегка удивленно посмотрела на адвоката, про которого во время всей этой потасовки забыла. Однако сейчас Габи была несказанно рада, что девушка жива и смогла выполнить поручение сказительницы, освободить людей. Блондинка обняла Дирси за плечи и, улыбнувшись, проговорила: -Теперь с ней всё в порядке. Она вернулась... Ты сделала всё, как надо, Дирси. Спасибо тебе... Габриель повернула голову и счастливо улыбнулась Вулфи и Стейну. Она была действительно счастлива. Всё закончилось, всё позади. Этот счастливый момент дорого им стоил, но всё же это того стоило. Сказительница повернула голову и посмотрела на Зену. Ее подруга и отважный борец за добро вернулась! Не совладав со своим порывом, Габриель сорвалась с места и что было сил, побежала к Зене. Она понимала, что сейчас лучше оставить Геракла и воительницу наедине, но ее собственные чувства лились уже через край. Подбежав к королеве воинов, сказительница крепко обняла подругу, сжав ее так, что было сложно дышать, и просто уткнулась носом в ее шелковистые волосы. Габриель на мгновенье прикрыла глаза и по щеке покатилась слеза радости. Она знала, что Зена никогда не любила проявлять свои чувства и демонстрировать их на виду у всех, она всегда доказывала свою любовь поступками, однако сейчас барда даже это не тревожило. Подруга вернулась, и обнимать ее было огромным, неописуемым счастьем...

Стейн: -Всё в порядке! Стейн услышал голос Габриэль, прорывающийся сквозь лязг оружия и крики боли людей, падающих на землю поверженными. Тяжело дыша он обернулся в строну светловолосой сказительницы, пытаясь прогнать размытость происходящего, то и дело накрывающую его глаза. На несколько мгновений их взгляды встретились и северянин кое-как выдавил из себя подобие улыбки, давая понять, что всё в порядке. То беспокойство, что было во взгляде девушки отозвалось в нём самом лёгким всплеском радости, однако он быстро заглушил это чувство, напоминая себе о том, где они все сейчас находятся. В следующую секунду он развернулся, следуя своим взглядом за взглядом Габриэль, теперь наполнившимся абсолютным ужасом. В чём дело? Впрочем, на осознание проблемы ему понадобилось не так много времени. Все вопросы закончились в тот момент, когда мужчина увидел Вулфи, теперь оттеснённую к стене и, судя по всему с трудом сохраняющую не то, что равновесие, но даже сознание. Её оборонительные удары становились более слабыми, проделываемые, словно с неохотой, свойственной уставшему телу. И, даже не смотря на состояние девушки, в её сторону спешила ещё пара воинов. Проклятье, нужно помочь ей. Он хотел обернуться на барда ещё раз, видимо, чтобы дать ей понять, что он отправляется за Вулфи. Вот только обзор оказался перекрыт кем-то, чьего лица воин так и не успел рассмотреть. Удар по правому виску послал его на землю, невольно заставляя вдохнуть порядочное количество сыпучего песка. Закашляв, северянин повернулся на бок, незамедлительно получая болезненный удар по рёбрам, который, между тем, вернул его в чувства, заставляя не разлёживаться на земле, а продолжать борьбу за сохранение себе жизни. Его меч, всё ещё не отпущенный и плотно сжатый в руке, плашмя опустился на вторую ладонь, отгораживая верхнюю часть тела от удара, обещавшего стать решающим. Кажется, не успело пройти и мгновение, прежде, чем лезвие противника обрушилось на его собственный меч, посылая по в миг напрягшимся рукам напряженную судорогу. Стейн шумно выдохнул, стиснул зубы и нервно раздвинул пальцы, стараясь раскрыть ладонь, на которой лежало лезвие, теперь ощутимо врезающееся в кожу и больно разрезающее её. Но, неудавшаяся атака противника, даже не смотря на то, что она оказалась болезненной, дала Стейну время на то, чтобы вернуть инициативу в свои руки. Его нога встретила пах воина, заставляя того согнуться и выронить меч, со скрежетом черкнувший по мечу северянина, а затем упавший ему на грудь, в этот раз не раня, просто ощущаясь лёгким давлением на теле. Руки мужчины, ослабленные недавним, почти невыносимым по ощущениям давлением, безвольно рухнули по бокам от его тела, словно не желая когда-либо ещё вновь двигаться. Однако воин заставил себя приподняться, а потом и совсем встать на ноги, с презрением глядя на мужчину, валяющегося на земле, с поджатыми под себя ногами и руками, обхватившими повреждённое достоинство. Он представлял сейчас собой жалкое зрелище, однако Стейна этот факт, в данный момент не останавливал. Мужчина крутанул меч в руке и сделал шаг к противнику, лежащему на земле. - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... Стейн в удивлении замер на месте, рука, уже начавшая пониматься вверх, вяло опустилась, а взгляд обратился в сторону Королевы воинов, не упуская из виду того, что все вокруг него, в таком же удивлении, замерли на своих местах. Закончен? Мозг словно бы расслабился, и волна адреналина, секунду назад поднимающаяся в нём всё выше и, видимо, готовая опять метнуть мужчину в гущу событий, теперь разбилась о слова Зены. Сразу заныло под рёбрами и закружилась голова, напомнил о себе пощипыванием порез руки, уже обожжённой прежде в том разваливающемся зале суда. Но всё бы могло быть хуже, верно? Рука машинально опустила меч обратно в ножны, а сам воин поплёлся в сторону, откуда донёсся голос и, где, на пол пути к Королеве воинов, стояла сказительница. Ладонь прижалась к виску, пульсирующему лёгкой болью, от которой начинала кружиться голова. Руку смочила тёплая жидкость, кровь всё ещё немного идущая из раны, а северянин, чей взгляд скользнул вниз, раздражённо цокнул языком, замечая, что его рубашка залита большим количеством крови, принадлежащей, по-видимому, тому убитому воину, успевшему недавно на нём поваляться. Впрочем, ему рассеянно подумалось о том, что зашивать её практически не придётся. Штопанная-перештопанная, эта рубашка была ему слишком дорога, чтобы её выкидывать; луче несколько часов потратить на приведение её в божеский вид, чем избавиться от одного из напоминаний о родных землях. За этими мыслями, явно не подходящими для всего происходящего, он не сразу понял, что уже почти поравнялся к Габриэль и теперь оказался почти лицом к лицу с подошедшим Гераклом. Пришлось чуть встряхнуть головой, чтобы вернуться к реальности. – Благодарю тебя. Ты отлично держался, не каждый выстоит против такой армии. Стейн лишь слабо усмехнулся, негромко отвечая: - Будем надеяться, что подобное повторится ещё не скоро. Затем грек опять куда-то направился, мужчина же обернулся к другой говорящей, к Дирси, вновь подоспевшей к ним. Адвокат была жива и, кажется, даже цела и невредима. Во всяком случае, северянин очень на это надеялся, потому как на Габриэль, Вулфи и нём самом ранений хватило бы на добрый десяток человек. Ещё несколько мгновений глядя на то, как бард ободряюще обнимает девушку, Стейн чуть нахмурился, оборачиваясь. Но Вулфи уже тоже была здесь, хотя, как и все прежде сражающиеся, выглядела не лучшим образом. - Ты в порядке? – негромко поинтересовался северянин, с лёгким беспокойством глядя на наёмницу. Внимание привлёк голубоватый всплеск в стороне и, обратив взгляд туда, мужчина увидел бога Войны, теперь говорившего о чём-то с Зеной. Слов их он не слышал но и, признаться честно, сейчас его это мало волновало. Главное из того, что должно было свершиться – свершилась. Об остальном же у них ещё будет время подумать. Солдаты начали расходиться и северянин лишь молча глядел на спины тех, с кем ещё недавно им приходилось сражаться.

blackwolfy: Вулфи уже даже не отбивала удары, а просто пыталась от них уворачиваться. Впрочем это напоминало скорее волка загнанного в ловушку, который вертелся из стороны в сторону, не трогая гончих псов, но и не давая себя покусать. Правда затем он наносил ответный удар. Так и наемница неожиданно собрав все оставшиеся силы накинулась на одного из воинов Ареса, буквально припечатав его катаной и своим весом к земле. Правда больше сделать ей не удалось, так как вражеский сапог уже врезался ей в ребра, раздался свист меча и... - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... Клинок застыл прямо у ее горла, воин посмотрел на своего командира, затем на Вулфи, в глазах его горела ненависть к ней, но все же оставив ей на память небольшую царапину на горле и попутно пнув еще раз сапогом, мужчина убрал меч и побрел куда подальше от дикой наемной убийцы. Девушка же, ничего не понимая, пошатываясь встала на ноги, при этом оперевшись о все еще торчащую из трупа неподалеку катану. Она вырвала свой клинок, при этом чуть не упав, но все же постаралась собраться с мыслями и направиться прямо к тому месту, где стояли ее знакомые. Мир плыл перед глазами и единственным, что она хотела в этой жизни было упасть на землю и так и остаться лежать на ней. Но она все же решила оставить это на потом, не пристало портить Габриэль и Гераклу праздник, ведь Зена судя по всему пришла в себя и Арес больше не имел над ней власти. Поэтому она не подавала виду, что еще чуть чуть и свалится с ног и лишь ответила улыбкой в ответ на ободряющую улыбку барда. Стен что-то у нее спросил, но наемница толком и не расслышала из-за бешеного стука собственного сердца, который отдавался у нее в голове. И все же исходя из ситуации, примерный вопрос его был понятен. -В порядке..я в порядке, - хрипло и не очень уж убедительно ответила она, но все же понадеялась на то, что северянин не станет донимать ее расспросами. Внезапно блеснувший синий огонек заставил ее встрепенуться и кажется даже предал ей сил. Она с вызовом посмотрела на бога войны и наверное если бы не ранения, то накинулась бы на него, однако Аресу конечно же не было до нее дела. Она явно видела, что он что-то показывал Зене, только вот знать бы что.. Впрочем, пока что ей наверное все же следовало забыть о боге войны и радоваться тому, что по крайней мере сейчас она жива. -Хоть и в любой момент готова потерять сознание, - усмехнувшись, подумала про себя наемница, лениво опираясь на собственное оружие и явно не горя желанием двигаться в каком-либо направлении.

Зена: Арес исчез в очередной раз оставив за собой козырь, способный в будущем повлиять на Зену. Королева воинов лишь разочарованно мотнула головой, отмечая "Он никогда не изменится"...На секунду повисла глухая тишина, а ее глаза смотрели то в сторону Габриель и ее друзей, и лишь изредка на Геракла, пока он не задал свой вопрос. Женщина молча уставилась на героя Греции. - Зена, что за свиток он держал в руках? Его серьезный взгляд говорил о том, что мужчина хочет услышать правду на конкретно заданный вопрос, вот только ответ пришлось задержать ибо ее отвлекла Габриель, что так быстро оказалась возле воительницы. Теплые и ставшими родными руки девушки, обняли Зену, а затем блондинка зарылась носом в ее волосы. Королева воинов в ответ обняла сказительницу. Зена понимала, что едва не совершила самую большую глупость в своей жизни, а потому крепкие дружеские объятия, заставили ее глаза немного мерцать, точнее слезинки в глазах, что просто не позволили себе скатиться по щекам. Она осторожно коснулась руками лица барда, вытирая большими пальцами слезы с ее глаз. - Прости... - тихо сказала она, после чего слегка улыбнулась, и вновь обняла девушку. Сейчас слова были лишними, эмоции брали свое, а учитывая все сложившиеся обстоятельства, королеве воинов было трудно совладать с собственным я, рвавшимся наружу. Руки крепко обнимали Габриель, а глаза немного растерянно смотрели на Геракла. - Что ему сказать ... - в голове продолжал крутиться вопрос, который герой задал несколько секунд назад. Зена еще какое-то время обдумывала свой ответ. Несколько раз она уводила взгляд, убеждалась в том, что ее друзья целы и невредимы....И только после того, как закончила поголовно рассматривать всех членов "союза спасателей" решилась на короткий но честный ответ. - Договор на мою душу.... - на выдохе произнесла она - Геракл, давай оставим этот разговор на потом, думаю сейчас всем нам, нужно немного отдохнуть и привести мысли в порядок.... - не смотря на то, что воительница по прежнему испытывала самые теплые и нежные чувства к сыну Зевса, в душе все же остался осадок, который говорил ей о том, что сердце данного мужчины уже принадлежит другой женщине, а именно той самой Миднайт с которой довелось познакомиться незадолго до случившегося. Как бы то ни было, Аресу удалось посеять в душе королевы воинов сомнения относительно того, нужна ли она Гераклу сейчас, тем более после того, как она позволила себе заглянуть в самую бездну тьмы. Воительница понимала, что ее ждет разговор с Гераклом в ходе которого все еще может измениться....но сомнения, которые посеял бог войны были вполне оправданными...по крайней мере ей так казалось на тот момент. Неподалеку находились Стейн, Вулфи и до сих пор не знакомая ей девушка, которые так же устали от долгой битвы, и нуждаются в отдыхе, как моральном так и физическом. А отдохнуть здесь можно было в таверне, тем более, что жителям Серении больше ничего не грозило, и город довольно быстро вернулся к жизни. - Здесь в таверне готовят чудные плюшки - с улыбкой произнесла она, игриво потрепав подругу за плечо. Она прекрасно понимала, что напряженная атмосфера требовала небольшой разрядки.

Геракл: Геракл был рад, что все разрешилось, что бессмысленная борьба закончилась. Главное, что никто не пострадал, из невинных людей никто, тех, кто был в заложниках, благодаря Габриель и Дирси, освободили, они посодействовали этому, а остальные были выведены из деревни еще до начала самой битвы. Зена вернулась, огорчало лишь то, что она то туда, то сюда. Добрая, но затем ею завладевает тьма, затем она возвращается обратно – это словно некий замкнутый круг, без начала и конца, но лучше было бы на нём остановиться, найти какую-то точку и стать на ней стабильно, и непреклонно, что бы никто не мог повлиять ни на сознание, ни на миро зрение и самое главное – душу. Некоторое время Геракл смотрел на Зену, спокойно, ожидая её ответа, он заметил некую растерянность во взгляде королевы воинов, она, словно искала, что ему сказать. Ну да, ведь вышло как-то так, что её душа оказалась у Ареса, явное дело, что обмануть Зену ему было бы сложно, но возможно, именно этим обманом он и заполучил душу Зены. Но не стоило сомневаться, Геракл поймёт, обязательно поймёт и выслушает, а главное поможет в любом случае. Его сердце принадлежало только одной женщине, и ею была Зена, не Миднайт, именно Зена. Гераклу до сих пор не было известно, каким образом Аресу удалось прикрыть рассудок воительницы, но вероятней всего вскоре Геракл узнает. Но тогда он был с Миднайт, только ради благодарности ей, ведь если бы не она, его бы дочь умерла. Да, у него были какие-то чувства к нимфе, она, несомненно, нравилась ему, но эти чувства слабее, чем любовь. Притяжение, которое он испытывал к Зене нельзя сравнить ни с какими нравом. Но всё это позже, сейчас, главное, что всё закончилось и гораздо успешно. Геракл и Зена смотрели друг другу в глаза, но это переглядывание прервала Габриель, счастливая подруга королевы воинов крепко обняла её, и Геракл улыбнулся. Дружба – это самое большое, грандиозное и лучшее, что может подарить тебе жизнь. Он не стал мешать подругам, и выпытывать у Зены то, что до сих пор, как неким острием лезвия застряло у него в голове, но самостоятельно он пока не торопился перебирать, какие-либо варианты, если Зена захочет, она расскажет. Хотя чаще всего, Зена не решалась принимать помощь Геракла, отталкивая его, уверенная в том, что она сама справиться. Но в этот раз не стоило, они оба сильны, оба разумны, и если будут действовать сообща, то явно быстрее решат проблему, нежели Зена постарается сделать это в одиночку. Договор на её душу, можно было заметить, как Геракл вмиг посерьезнел в этот момент, достаточно сильно заметно, а внутри всё, словно похолодело. Хоть Зена и не была его женой, но она была матерью его ребёнка, кстати, что тоже на взгляд Геракла, было не правильно. Он должен жениться на ней, он хотел этого, потому что даже то, что сейчас Сара под присмотром нянек его не радовало. У ребёнка должен быть отец и мать. Геракл знал, как тяжело дитю без родителей, прекрасно зная, что они есть, да только заняты вечно другим. Геракл не хотел быть для своих детей, а в данном случае для своей дочери, таким отцом, каким для него был Зевс, вечно в делах, и нет у него времени на собственного ребёнка. Геракл зарекся для себя, давно еще до женитьбы на Деянире, что он не будет таким отцом, и пытался всегда пытался быть подольше дома, но иногда Деянира переубеждала его всё же идти, и отправляться на помощь людям. Но захочет ли Зена такую семью, которую хочет Геракл, вот в чём вопрос. Геракл согласно кивнул, добродушно улыбнулся и сказал: - Да, сейчас это действительно будет лишним, пойдём, - сказал Геракл, и притронулся к локтю своей возлюбленной, слегка увлекая её за собой. Когда они втроём, он, Габриель и Зена подошли к остальным, Геракл еще раз оценил состояние всех. Стейн был ранен, и Вулфи выглядела как-то не важно, Геракл положил руки на пояс, и слегка нахмурился, потому что вопреки тому, что сказала Вулфи, ему показалось, что ей не здоровиться, и не в таком уже она порядке. Геракл подошёл ближе к девушке, и как раз в этот момент, ноги её подкосились, и кажется, пришло то самое время, когда она уже истратила все свои последние силы. Вулфи упала в обморок, но Геракл тут же подхватил её, затем посмотрел на Зену, и остальных. – Боюсь, плюшки нам никто не приготовит, город опустевший, мы вывели всех. Нужно отправить кого-то в лес, что бы вернуть людей обратно в свои дома. А мы пока можем устроиться в местном трактире, думаю, там уж точно постоянных жителей нет. Геракл сделал паузу и пробежался по всем глазами, кого бы отправить за людьми, Стейн был ранен, поэтому его не стоило, Вулфи без сознания у Геракла на руках, поэтому о ней он даже и не думал, Габриель, нет, ей нужно побыть с Зеной, осталась Дирси. Геракл остановил на ней свой взгляд. - Дирси, сообщи людям радостную новость, что их город в целости и сохранности, за исключением амбара, и они могут вернуться домой, - сказал Геракл, а затем отправился в сторону местного трактира, где можно было остановиться, что бы каждый набрался новых сил, и можно было оказать помощь Вулфи и Стейну.

Габриель: Когда ты обнимаешь подругу, которую тебе, казалось бы, ты потеряла навсегда, мир на секунды перестает существовать. Вы обе переноситесь в какую-то другую вселенную, где нет никого кроме вас двоих. Как жаль, что на это неземное чудо дается так мало времени. Габриель отказывалась отпускать Зену из объятий, тем более что та тоже обняла блондинку, но всё же надо было отстранится, иначе бард бы просто удушила свою лучшую подругу. Сказительница несмело приоткрыла глаза и посмотрела на свою бесстрашную и смелую королеву воинов. Ее глаза сверкали от слез, но ни одна из них не посмела скатиться по щекам. Теплые и слегка шершавые руки Зены обхватили лицо Габриель, заботливо стирая пальцами слезы, а губы едва слышно прошептали одно единственное слово… Прости… И вновь крепкие объятия, которые говорят лучше всяких слов. Сказительница прикрыла глаза, зарываясь лицом в темные волосы подруги, и на ушко прошептала ей в ответ, слова полные счастья и упрека. -Больше я никуда тебя не отпущу! Слышишь? Никуда! Никогда… Почувствовав, что Зена слегка напряглась, Габриель догадалась, что ее подруга смотрит на Геракла, который стоял за спиной сказительницы. Нужно было отступать, она итак нагло влезла в их начавшийся разговор и прервала его нахлынувшими эмоциями. Теперь же им нужно поговорить, однако даже мягкое отстранение от Зены не сделало барда менее радостной от того, что всё закончилось и теперь лучшая подруга снова прежняя. Габриель обернулась со счастливой улыбкой на губах, вытирая влажные от слез щеки. Ее лучистый взгляд пробежался по лицам тех, кто бился с ней в бою плечом к плечу, кто помогал ей вернуть Зену. Однако счастье померкло, а улыбка быстро спала с уст, как только реальность вновь окунула девушку с головой. Раны, порезы, кровь… Всё это страшный и неприятный отпечаток от жуткой битвы, которая, к счастью, завершена. Все ранены, никто не остался целым. Радует одно, для этой дружной команды обошлось без жертв. Однако всё равно, сказительница чувствовала, что за каждую царапинку, за каждую ранку и порез отвечает она. Ведь это она созвала всех спасти Зену, они лишь согласились… и пострадали… От ужаса охватившего Габриель отвлекла лучшая подруга игриво сообщив, что в таверне готовят чудные плюшки. Девушка постаралась радостно улыбнуться, но осадок всё равно отразился на ее лице. Геракл ласково коснулся локтя Зены и повлек ближе к остальным. Бард не осталась в стороне и тоже сделала несколько шагов. Внезапно Вульфи стало совсем не хорошо, и она стала оседать. Габи дернулась в ее сторону, но Геракл оказался шустрее и опередил сказительницу, взяв наемницу на руки. Полубог верно заметил, что сейчас город опустевший и никто им плюшки не приготовит. Надо бы сообщить жителям города, что их родное селение спасено и теперь всё будет в порядке. Отправить сообщить хорошую новость, было решено Дирси. Она вывела людей из деревни, ей и приводить, да и сама адвокат, кажется, не была против такого расклада дел. Габриель проводила взглядом удаляющуюся в лес девушку с башенками на голове, а затем последовала за остальными к трактиру. Всю дорогу она держала Зену под руку и посматривала на нее, словно не верила своим глазам, что теперь подруга рядом и никуда не денется. Когда же они оказалась в пустом трактире блондинка тут же захлопотала, пока все рассаживались за столом. Слава богам, Габриель от рождения была шустрой и сообразительной, поэтому очень скоро на столе стоял стакан воды для Вулфи и нюхательная соль. Бард открыла баночку и осторожно поднесла к носу наемницы, дабы та вдохнула и пришла в себя. Когда же волчица открыла глаза, сказительница радостно улыбнулась и провела той по щеке. -Ну как ты? Не волнуйся, скоро Дирси приведет жителей обратно и тебя обязательно осмотрит лекарь. С дрожью в голосе пообещала Габриель. Всё же она волновалась за наемницу. Та ей во всем помогала, защищала ее и успела стать очень близкой подругой. Не хотелось ее терять, да еще и так глупо. Вулфи сильная, она просто обязана выжить и с честью перенести это испытание. Дабы не мешать волчице приходить в себя, Габриель села на лавку рядом со Стейном и тут же повернулась к нему. Парень тоже выглядел плохо, будь на его месте девушка, она бы давно лежала рядом с Вулфи. -Тебе нужна помощь… С искренним волнением проговорила сказительница, осторожно касаясь пальцами виска Стейна. Как только он сморщился от боли, девушка одернула руку, словно ошпарилась кипятком. Закусив губу, она с минуту думала, а потом шустро скрылась на кухне. Вернулась блондинка с горячей водой и чистыми тряпками. Снова усевшись рядом со Стейном, Габи приняла что ни на есть упрямый и уверенный вид. -Не дергайся и не сопротивляйся! Попросила девушка, и, смочив чистую тряпку в воде, стала осторожно промывать его рану на голову.

Стейн: Признаться честно, теперь северянин с трудом уделял внимание происходящему вокруг. Одна рука доверительно покоилась на рукояти меча, опущенного в ножны, вторая слегка прижималась к телу, чуть выше живота, в то время как взгляд был старательно устремлен куда-то в сторону. Только для того, чтобы не расфокусироваться. И, чтобы не зацикливаться на треклятом стуке в голове, начинающимся в самом центре разбитого виска. Он, словно откуда-то издалека, слушал голоса своих спутников и их обсуждение того, что же делать дальше. Итак, Дирси была послана за людьми, чтобы сообщить им об окончании сражения, а они сами теперь направлялись в таверну, чтобы по возможности поесть и обработать раны. От первого Стейн пожалуй отказался бы, в силу того, что даже мысли о еде вызывали ощущение тошноты. Зато обработка ран точно бы не помешала. Момент с их путешествием до таверны оказался потерян в памяти, так что северянин обнаружил себя уже сидящим на скамье и крепко держащимся за неё здоровой рукой, теперь чуть побелевшей от напряжения. -Тебе нужна помощь… Вновь откуда-то издалека, словно бы приглушаемый шумом быстро текущей реки, донёсся чей-то приятный голос. Стейн, попытался ответить, но, до того, как нужные слова успели собраться вместе, раненого виска аккуратно коснулась рука и воин поморщился, тихо выдыхая воздух сквозь сжатые зубы. Однако болезненное прикосновение имело свою пользу: теперь северянина словно втянуло обратно в окружающий мир. Звуки вокруг прояснились, взгляд стал тоже чётче. Впрочем, от ощущения боли этого его не спасло ни капли. Глядя на всё через полу прикрытые глаза, Стейн наконец обернулся к обладательнице приятного голоса и внезапно, с лёгким удивлением понял, что это Габриэль. Он подумал, что будет правильно улыбнуться, однако это ему почему-то не удалось. Так что он просто молча уставился на девушку, которая спустя несколько секунд его стремительно покинула. Неужто я такой страшный? Его смешок обернулся в короткий кашель и, тихо охнув, мужчина посильнее прижал порезанную руку к груди, чувствуя болезненный отклик рёбер. Не хватало только, чтобы этот урод мне что-то сломал. Зена могла бы отдать свой приказ и на несколько секунд позже. Мне бы вполне хватило времени чтобы… -Не дергайся и не сопротивляйся! Стейн с удивлением взглянул на сказительницу, после чего перевёл взгляд на то, что она с собой принесла. Он чуть качнул головой, показывая, что он не согласен. - Нет, не надо, - его голос звучал спокойно и совсем негромко, - тебе тоже нужна помощь. Твои ноги, их нужно осмотреть. Со мной ничего серьёзного и это вполне может, - он выдохнул, с каким-то удивительным облегчением, когда мокрая тряпка коснулась виска, - подождать, - закончил он расслабившимся голосом. Рана на голове продолжала напомнить о себе, однако под заботливой обработкой Габриэль и тёплой водой на мягкой ткани, чувство боли притуплялось, замещаясь чем-то успокаивающим. Северянин невольно прикрыл глаза и, слегка усмехнувшись, в этот раз удачно, негромко спросил: - И что же, ты совмещаешь деятельность барда с лекарским мастерством?

blackwolfy: Она находилась в приятной и успокаивающей темноте, лишь издалека чувствовала звуки и чьи-то голоса. Но затем в ноздри ударил резкий запах нюхательной соли, кто-то как-будто рванул ее на свет и девушка наконец медленно открыла глаза. Вместе с сознанием вернулась боль в ранах и ломота во всем теле, но она плотно сжала челюсть, не давая этим неприятным чувствам взять верх над собой. Не хватало еще напугать этой мелочью Габриэль, сидящую рядом. Бард в свою очередь сказала о том, что скоро Вулфи осмотрит лекарь и спросила все ли в порядке. -В порядке, - прохрипела в ответ наемница, желая больше всего на свете сейчас стакана воды, который как не зря кстати оказался рядом, за что она тут же поблагодарила сказительницу. Когда бард отошла к Стейну, девушка наконец толком смогла осмотреть себя. Раны были относительно мелкие, но их было довольно много, да и раненое плечо жутко ныло. Девушка вздохнула, видимо эту ее руку прокляли сами судьбы, раз ей вечно не везло на ранения. В Аднесе это была стрела, теперь вот меч. Как бы ей вообще не отрубили невезучую конечность. Она притронулась к ране, поморщилась и решила все-таки дождаться наконец лекаря и просто воспользоваться тишиной, чтобы кое как отдохнуть и собраться с мыслями. Зена вернулась в прежнее состояние, Габриэль была относительно в порядке, не считая ранений полученных в битве и во время обвала потолка. А значит, наемница сделала свое дело и могла идти дальше. Она бросила беглый взгляд на барда, которая перевязывала раны Стейна. Вулфи уже успела привязаться к блондинке, хоть их совместное путешествие было ей поначалу в новинку, но быть рядом с кем-то и иметь возможность перекинутся парой слов - куда лучше, нежели путешествовать в гордом одиночестве. Когда-то у нее был такой спутник, но к сожалению их радикально разное отношение к жизни развело их и теперь она даже имени его старалась не вспоминать. А у Габриэль теперь вновь была Зена и наемнице ничего не оставалось делать, как после приведения себя в более менее нормальный порядок покинуть их честную компанию и начать поиски Ареса. -Но пока что, мне просто стоит отдохнуть, - вздохнула она, закрыв глаза, очень уж ей снова хотелось погрузиться в эту успокаивающую темноту, хоть и не надолго.

Зена: – Боюсь, плюшки нам никто не приготовит, город опустевший, мы вывели всех. Нужно отправить кого-то в лес, что бы вернуть людей обратно в свои дома. А мы пока можем устроиться в местном трактире, думаю, там уж точно постоянных жителей нет. Королева воинов изначально хоть и пришла в себя, остатки тумана все же еще бродили по ее сознанию, однако, стоило ей в очередной раз услышать голос Геракла, который говорил о жителях города, как улыбка тут же спала с ее лица, а взгляд стал серьезным и полностью ясным. К сожалению не всем удалось отделаться легкими ушибами и ссадинами , поэтому и радоваться особо было не чему. Дирси послали за жителями Серении, и девушка охотно согласилась вернуть их в теперь уже безопасный город. А вот Вулфи и Стейну, по всей видимости досталось больше всех. Наблюдение врача и спокойный отдых вот, то, что было необходимо всем участникам данного события. Когда компания переместилась в таверну, и хотя она была пуста, здесь все же оставался запах горожан. Несмотря на то, что Габриель тут же принялась ухаживать за раненными , друзьям все же стоило подняться наверх, потому, как и Стейну и Вулфи необходим был отдых. Поднявшись наверх, они заняли несколько комнат в одной из которых и разместили Вулфи и Стейна, за ними нужно было проследить и поухаживать, а в данной ситуации Зена чувствовала себя самой обязанной, потому и хотела помочь раненым. Но Габриель решила взять роль лекаря на себя, у барда всегда получилось лечить не только физические, но и духовные раны. Поэтому королеве воинов оставалось лишь наблюдать, как ее подруга бережно помогает друзьям. Вскоре в таверне появился местный лекарь, а за ним и все остальные. Дирси отлично и довольно быстро справилась со своим заданием. Вот только принцесса не вернулась вместе с жителями, а передала через них записку, в которой указала, что отправится на поиски Иолая, и пожелала всем удачи. Лекарь осмотрел раны Стейна и Вулфи, а после небольших манипуляций с лекарственными травами и пузырьками, дал обоим выпить настойку, что по мнению врача, вернет силы и поможет быстрому заживлению ран. Все это время Зена находилась в одной комнате с друзьями. Она облокотилась на подоконник внимательно наблюдая за действиями лекаря, которые иногда посматривал и на королеву воинов. Конечно, ее физическая форма всем своим видом говорила о том, что вскоре эта женщина должна стать матерью, но ведь это не дает право так на нее глазеть...! Даже если ты врач. Впрочем переборов в себе некое раздражение воительница успокоилась и тихо сказала. - Со мной все хорошо, вы лучше им помогите... После этих слов Зена молча вышла из комнаты и спустилась вниз. В таверне постепенно стал пребывать народ, кто-то боролся со стрессом распитием эля, другие просто пришли развеяться. Женщина села за самый дальний столик в углу, и облокотившись локтями о крышку стола, подперла подбородок руками, задумчиво уставившись в пустоту. На душе было так жутко, что хотелось провалиться сквозь землю. Как она могла так легко поддаться Аресу? Как не заметила, что исчез самоконтроль? И почему ему в очередной раз удалось так грамотно использовать ее чувства себе во благо?! Медленным жестом она переместила одну руку на лоб, а второй стала бездумно водить по столу. В этот момент ей поставили стакан с чистой водой. Голубые глаза королевы воинов грустно посмотрели на воду, а старик, что принес ее пожелал женщине всего самого наилучшего. - Что я наделала ... - только этот вопрос комом в горле стоял у нее. Оно и понятно, от ее руки едва не погиб целый город, а трактирщик приносит ей стакан воды и наилучшими пожеланиями. Разве это правильно ...? В любом случае Зена сейчас старалась разобраться во всем случившемся и понять в какой момент она потеряла контроль над ситуацией.

Геракл: Трактир находился не далеко от места пребывания героев, поэтому идти долго не пришлось. Когда Геракл обнаружил вывеску, он тут же вошёл внутрь, и долго не мешкаясь поднялся по ступеням наверх, толкнул ногой первую попавшуюся дверь, и занёс Вулфи в довольно просторную комнату, в которой могли без всяких проблем поместиться все участники компании. Геракл аккуратно положил Вулфи на кровать, и отошёл, дав полную свободу действий для Габриель. Здесь, скорее всего все владели медициной, потому что каждый воин должен знать, как излечить себя и боевого товарища, если того ранили в бою. Просто Габриель была инициативнее, и она бросилась помогать раненным Вулфи и Стейну первая, а Геракл и Зена решили ей не мешать. Зена стояла у окна, Геракл же стал у противоположной стены, оперся об неё спиной, скрестив руки на груди, и тихо и безмолвно смотрел то на то, как Габриель помогает друзьям, то в пол размышляя над тем, о чем ему с Зеной придется поговорить чуть погодя. Никуда не денешь то, что он видел, часть того, что услышал. Геракл украдкой посмотрел на королеву воинов, она была также задумчива, а её взгляд ясно говорил о раскаянии. И вот снова, словно некий замкнутый круг, человек, который открыт к добру, но иногда сходит с этого пути, вынужден снова осознавать то, что натворил. Но пока, очередное перевоплощение Зены, не принесло столько потерь, что бы начинать уже искренне ненавидеть себя. Стейн и Вулфи были ранены, и да, это было не хорошо, но, по крайней мере, люди целы, никто не пострадал, и всё в порядке. В этот раз Зена одумалась быстро, да и всему виной Арес, что как всегда умело нашептал воительнице на ухо что-то, что заставило вскипеть в её душе ненависти и гневу, пустым чувствам, что лишь убивают, но никак не дают жизнь. Однажды, он использовал отца Зены для этой цели, принял его образ, нашептывал ей гнев, и злость, таким образом хотел вернуть свою великую завоевательницу, в этот раз, что Арес использовал для того, что бы пробить броню в твердых моральных доспехах Зены, Геракл не знал. Геракл перевёл взгляд на Стейна, когда Габриель закончила с Вулфи, она стала заботливо обрабатывать раны Стейна. Геракл улыбнулся тому, как юный воин пытался сопротивляться, хотя Габриель предупредила этого не делать. - Стейн, лучше послушайся, и покорно предоставь себя умелым рукам Габриель, - с улыбкой заметил Геракл, затем посмотрел на Вулфи, взглядом спрашивая, всё ли с ней в порядке, но похоже, наёмница чувствовала себя уже лучше, и тут же сказала, что она в порядке. Геракл улыбнулся девушке, и перевёл свой взгляд на Зену. Его взгляд был нежным, хоть он слегка и нахмурился. Геракл скучал за ней. В какой-то момент он потерял женщину, которую любил, она умерла, оставив его на руках с маленькой дочерью, тяжело было осознавать всю тяжесть очередной потери и вот, исходя их слухов, он пошёл на поиски вновь ожившей любви. И теперь она здесь. Хоть Геракл и встретил Зену не в своём рассудке, хотя откровенно говоря, сначала он вообще встретил не Зену, лишь потом, но это не мешало её любить, даже в такие минуты. Геракл посмотрел прямо в её красивые светлые глаза, хоть она на него не смотрела, и отвлекся лишь тогда, когда снаружи послышался шум. Народ Серенеи вернулся по домам, обратно, люди ликовали и не скрывали своих эмоций, мало того, что все они остались целы, так еще и их дома были такими же, какими они их и оставили, город был в порядке. Для жителей Серенеи, что ожидали худшего, всё это было чудом. Дирси прислала сюда лекарей, когда один из них пришёл осматривать Вулфи и Стейна, от Геракла не скрылось то, как он поглядывал на Зену, Геракл нахмурился и отпрянул от стены. Но Зена заверила, что с ней всё в порядке, а лекарь не стал настаивать. Немного проследив за тем, что происходит королева воинов, оставила обитателей комнаты и покинула её. Геракл безмолвно проследил за ней взглядом, тогда подошёл к Габриель, коснулся плеча девушки. - Всё в порядке? – осторожно спросил он, и когда бард подтвердила это, Геракл сказал. – Я выйду, скоро вернусь. Геракл направился к выходу из комнаты вслед за Зеной, пройдя по коридору, он спустился по ступеням вниз, в трактир, где уже, как бы это не удивительно было, люди собирались вместе, что бы снять напряжение кружечкой эля. Геракл сверху, стоял на третьей от верха ступеньке, осмотрел зал, и за столиком заметил одинокую Зену, тогда Геракл спустился вниз по ступеням, на него тут же обратили внимания и подносили стаканы в верх, мол пьют за здоровье одного из спасителей, Геракл слабо смущенно улыбнулся и поднял руки вверх отказываясь от похвал и благодарностей, когда ему предложили выпить с ними, Геракл деликатно отказался. И тогда он подошёл к Зене. - Не против, я присяду? – спросил он, и не стал ждать ответа, присел напротив королевы воинов. В этот момент она могла вполне сказать, что хочет побыть одна. Некоторое время Геракл внимательно смотрел на неё, затем протянул свою руку через стол и накрыл своей ладонью руку Зены, а сам при этом смотрел прямо в глаза воительницы, добрым и любящим взглядом. – Ты как, в порядке? Спросил Геракл и улыбнулся, ему приятно было снова прикоснутся к ней, почувствовать её, что она жива, она действительно здесь, перед ним, и он спустился не для того, что бы её осуждать, упрекать, либо начать разузнавать, как в этом замешан Арес, и что вообще произошло. Он спустился, что бы подбодрить её, ведь он знал, точнее, понимал, как сложно сейчас Зене, всегда сложно осознавать, что ты натворил. Даже если сделал это не намеренно.

Габриель: Было такое чувство, что Стейн потерялся. Нет, он находился рядом со своими новыми друзьями, которых проверил в бою и теперь, наверняка, не сомневался в их преданности. Однако его взгляд был каким-то растерянным, казалось, он не замечает ничего вокруг, а ноги сами ведут его куда-то. Пришел в себя юноша лишь тогда, когда боль отдалась в виске при прикосновении Габриель. Стейн тут же вернулся в реальный мир и поначалу сопротивлялся искреннему желанию барда помочь. Однако он явно был раньше не знаком с этой девушкой, и не знал, что если она что-то решила, то ее не переубедить. Будь то спасение мира или просто помощь ближнему. Увидев, как Габриель тянется уголком намоченной ткани к его виску, мужчина тут же начал сопротивляться. Он говорил совсем тихо, однако его слова вызвали на лице светловолосой девушки лишь слабую и понимающую улыбку. Стейн считал, что в первую очередь нужно помочь самой сказительнице, ведь ее ноги хорошо пострадали и теперь отдавались пульсирующей болью. А его раны, как считал сам воитель, могут и подождать. Однако, как говорилось ранее, если уж Габриель что-то решила, то спорить бесполезно. Несмотря на слова Стейна, она всё же начала осторожно промывать его рану на виске и как только процесс пошел, мужчина сдался, почувствовав, как начала уходить его боль. Бард улыбнулась, украдкой взглянув на прекрасное лицо Стейна. Щеки были чумазыми, кровь смешалась с грязью, но даже сейчас он вызывал у девушки легкий трепет, который ей чудом удавалось скрыть. Геракл с улыбкой посоветовал воителю предоставить себя умелым рукам Габриель. Сказительница тут же повернула голову и с улыбкой посмотрела на полубога, а затем поблагодарила за помощь кивком. Стейн прикрыл глаза, полностью отдаваясь в заботливые руки Габриель, а сама сказительница пыталась сосредоточиться на его ране, однако изредка, но всё-таки поглядывала на лицо воителя. - И что же, ты совмещаешь деятельность барда с лекарским мастерством? Руки барда на секунду замерли, а ее взгляд зелено-голубых глаз осторожно коснулся лица мужчины. Он усмехнулся, однако в голосе не было иронии. Или ей показалось? В любом случае, она решила сосредоточиться на ране и вопросе. Пальцы вновь принялись за привычную работу, а в голове уже созрел ответ, который тут же плавно сорвался с губ. -Я еще до встречи с Зеной увлекалась лекарством, но тогда у меня были кривые руки и к больным меня не допускали. – Девушка мелодично рассмеялась, вспоминая, как пугались знахари из деревни, стоило сказительницы лишь приблизиться к лазарету. Подобные разговоры разряжали обстановку, да и сама Габриель любила поболтать, поэтому продолжила, сделав маленькую паузу. – Но начав путешествовать с Зеной, я всё же научилась кое-каким навыкам. Всё приходит с опытом. Не раз мы с Зеной выходили из схваток с ранами, поэтому приходилось «зализывать» их самостоятельно. Очень часто я помогала простым крестьянам, которые пострадали от воинов, а бывало, что приходилось спасать и самих воинов. В общем, жизнь с Зеной многому меня научила, в том числе и лекарству. Так, что не волнуйся, на тот свет я тебя не отпущу. На последней фразе Габриель встретилась взглядом со Стейном и мягко улыбнулась ему. Через несколько секунд она перевела смущенный взгляд на его рану, однако ее порозовевшие щеки так и желали выдать девушку с потрохами. Сказительница повернула голову, и посмотрела на мирно спящую на кровати Вулфи. Наемница очень вымоталась за этот день, да и ее раны отнимали много сил. Габриель хотела помочь и ей и Стейну, но разорваться не могла. Поэтому решила пока сосредоточить своё внимание на воителе, так как не хотелось беспокоить Вулфи. Она сама пару минуть назад сказала, что ей нужно отдохнуть. Тяжело вздохнув, Габриель окунула теперь уже алую тряпку в воду и посмотрела на висок мужчины. Рану она промыла, теперь дело оставалось за перевязкой, но пожалуй лучше подождать лекаря. Вдруг у него есть специальные мази, которые ускорят заживление раны. Габриель выжала тряпку и взяла раненную руку Стейна, принявшись теперь обмывать ее. В комнате повисло легкое напряжение и девушка решила его разрядить. Она обратилась к воителю и сказала то, что давно желала сказать. -Стейн, я хочу поблагодарить тебя за несказанную помощь. Мы бы без тебя не справились и ты это знаешь. Я очень рада, что ты оказался в нужный час в нужном месте и надеюсь, что не жалеешь о знакомстве со мной. Ты очень смелый и храбрый. – Проговорив эту искреннюю и трогательную речь, светловолосая девушка вновь перевела взгляд на лицо Стейна и с улыбкой спросила. – А где ты так хорошо научился владеть мечом? «Расскажи о себе, я ведь ничего о тебе не знаю…» - мысленно попросила сказительница, протирая его руку и постепенно убирая с нее застывшую кровь. Она заметила, что хоть рана на руке и не глубокая, но зашить ее стоит. Шрам останется и будет всегда напоминать о сегодняшнем дне. Впрочем, даже если бы не было этой раны, Стейн всё равно бы запомнил это приключение. По крайне мере так думала Габриель. Вскоре внизу таверны послышался шум, что оповестило всех о том, что Дирси привела местных жителей обратно в Серенею. Жизнь в городе тут же забилась ключом, и уже через пару минут в комнате появился лекарь. Сначала он осмотрел Вулфи, стараясь не будить ее, а позже перевел свое внимание на Стейна. Знахарь попросил Габриель отойти и она нехотя, забрав воду и тряпки, отошла от молодого воителя. Теперь он был в умелых руках и помощь барда не требовалась. На секунду девушка почувствовала себя неловко и не знала, куда себя деть. Однако сев рядом со спящей Вулфи, она принялась наблюдать за работой лекаря, что в этот момент придирчиво осматривал раны Стейна. Габриель скользнула взглядом по комнате и обнаружила, что Зена ушла. В ее душе тут же поселилось беспокойство за подругу, и дело было не в том, что королева воинов может снова натворить нехороших дел, а в том, что сейчас темноволосая воительница очень озабоченна происходящем и во всем винит себя. Зене нужен был кто-то, кто поддержит ее, выслушает и даст совет. И обычно в такие минуты рядом была Габриель, однако сейчас ее что-то останавливало. Словно, она понимала, что Зена должна сама разобраться в себе и сделать для себя выводы. Однако оставлять ее одну всё равно не хотелось. Только Габриель хотела подняться на ноги и пойти вниз за подругой, как внезапно почувствовала легкую тяжесть на плече и подняла взгляд наверх. Рядом с ней стоял обеспокоенный Геракл. Он спросил всё ли в порядке, на что сказительница слабо улыбнулась и кивнула. Физически она была в порядке, не считая легких царапин и жутко ноющих ног, а вот в душе творилось черт знает что. Но зачем ей делится этим с Гераклом? Зачем понапрасну волновать его? -Я в порядке… Проговорила она, опуская взгляд вниз. Полубог сказал, что выйдет и скоро вернется. Бард кивнула и проводила его взглядом. Она нисколько не сомневалась, что он направился к Зене. Что ж, видимо, пришло время им поговорить. Да и от мысли, что с подругой будет легендарный герой Греции, на сердце становилось спокойнее, потому что Габи знала, что Геракл скорее отдаст свою жизнь, чем позволит кому-то причинить Зене боль. Бард тяжело вздохнула и посмотрела на Вулфи. Она выглядела такой спокойной и уязвленной, что вызвала нежную улыбку на губах девушки. Наемница в этот момент почему-то напомнила сказительнице ее сестру Лилу. Проведя ласково ладонью по щеке Вулфи, Габриель не стала ее больше беспокоить и потерла гудящии ноги. После чего медленно подошла к лекарю и Стейну и, улыбнувшись, предложила свою помощь. -Может, я смогу чем-то помощь… В такие минуты еще одна пара рук лишней не бывает…

Зена: >>Внизу таверны Геракл Королева воинов была полностью погружена в свои мысли, из которых ее вывел мягкий и до боли знакомый голос. - Не против, я присяду? Не дожидаясь ответа Зены, мужчина отодвинул слегка стул и присел за стол. Да собственно и ответ был очевиден, разве она скажет ему "нет"? ... Не смотря на то, что в голове Зены было слишком много для того, чтобы ее взгляд был одновременно загруженным и пустым. Не часто людям доводилось видеть столь разбитое выражение лица воительницы, да собственно вообще никому. Она редко позволяла себе расслабиться и показать истинные эмоции, но на этой земле были двое, кому она могла полностью доверять, люди перед которыми она могла показать, что является обычным человеком с эмоциями и переживаниями. Этими людьми были Габриель и Геракл. Габриель для Зены была больше чем подруга, эта девушка смогла стать для воительницы смыслом жизни, совестью ... которая в нужный момент могла помочь советом или направить по нужной дороге, Геракл же был мужчиной которому удалось пробить брешь в броневом корабле, и заставить войти любви в холодное сердце, он был мужчиной к которому она испытывала самые светлые чувства, тем перед кем она могла казаться слабой иногда. И один из этих моментов был сейчас. По всему телу пробежала легкая дрожь, когда руку Зены накрыла теплая ладонь Геракла. Он заботливо и так нежно посмотрел ей в глаза, что женщина едва не поверила в то, что он до сих пор ее любит. Да, Аресу удалось поколебать ее веру в настоящие чувства, да и та девушка никак не могла выйти из головы королевы воинов. Как глупо получилось...Арес просто сыграл на ее ревности, простом человеческом чувстве. Вот только, как ему это удалось? Не уж то Зена стала такой ведомой? Или же ее любовь к Гераклу была тем самым сокровищем, к которому притронулась рука сомнения? В любом случае он был сейчас рядом, а значит она ему не безразлична. – Ты как, в порядке? С легкой улыбкой спросил мужчина. Зена пару секунд молча смотрела в его глаза, после чего слегка мотнув головой ответила на вопрос. - Не знаю.... Мне трудно понять где находиться правда, а где ложь - потерев висок свободной рукой тихо сказала она, а затем опустила взгляд на руку героя, что до сих пор накрывала ее. Уголок губы слегка дрогнул, но улыбки на лице так и не появилось, лишь нотки грусти и сожаления мелькали в ее голубых глазах. - Геракл, я знаю тебе пришлось не легко... и... - слова путались в голове, и нужного выражения она так и не нашла. С одной стороны она хотела сказать, что не имеет права винить его в том, что он позволил себе полюбить другую ( так вещал ей Арес) , а с другой ей было обидно, что герой так быстро "попрощался" с ней. - Прости я не должна была.... - очередная нелепая фраза сорвалась с губ женщины.

Геракл: Внизу трактира Зена Геракл видел, что Зена чем-то обеспокоена, он приблизительно догадывался чем, но тем ни менее многого он не знал. Наблюдать за тем, как любимую терзают всякие мысли, также не хотелось, поэтому он спустился вниз и присел к ней за столик с целью поговорить. И нет, он не станет выпытывать у неё о договоре с Аресом, как так вышло, почему, какие причины, если она пожелает, она сама расскажет, но он постарается ей помочь, подбодрить, улыбнутся открытой улыбкой, потому как для того и нужен любящий человек. А Геракл любил Зену, и не мог оставаться в стороне, когда с королевой воинов что-то происходит, даже если это и моральные терзания. В особенности, Геракл просто не мог наблюдать за тем, как Зена сама себя изводит мрачными мыслями и при этом оставаться равнодушным. Её взгляд, её глаза говорили о многом, сколько всего сейчас терзает её, словно раздирает изнутри, и, глядя на свою возлюбленную, Геракл это видел. Он накрыл своей рукой её руку, что бы снова почувствовать то родное тепло, что исходит от женщины, которую он любит, которая подарила ей замечательную дочь, и даже сейчас у Геракла было тысяча вопросов, но он не задаст ни одного, все равно в его голове уже потихоньку находились ответы. Он понимал людей, может, потому что чувствовал, сопереживал, а тем более самому родного ему человеку. Зена появилась в его жизни так внезапно, и неожиданно. Она смогла разбудить его сердце, заставить его вновь полюбить, а не только скорбить об утраченной семье, и эта любовь была сильной, хоть чаще всего была любовью на расстоянии. Он еще раз посмотрев в её прозрачные синие глаза, видел, как она посмотрела на его руку, что покоилась поверх её, что бы дать королеве воинов какое-то тепло и поддержку, но Геракл почувствовал, что Зене стало от этого, возможно неловко, и чуть погодя он убрал руку, слабо и едва заметно улыбнувшись. Он сложил свои руки на столешнице и продолжал наблюдать за королевой воинов. Между ними возникло некое молчание, но всего на мгновение, а дальше Зена заговорила. Каждое её слово Геракл улавливал, как нить тонкой и легкой музыки, ему был приятен её голос, такой обычный, добрый и нежный, в такие обыкновенные моменты, в моменты разговора. И сейчас, она кажется, была неуверенна в том, что хочет сказать. - Тебе не за что просить прощения – мягко улыбнулся Геракл, теперь снова протянул руку, и теперь уже, крепко сжал ладонь Зены в своей руке, с нежностью глядя ей в глаза. – Всё что было, то прошло. Ты не сделала ничего плохого, всё в порядке, город цел, никто не убит. Ты не должна сейчас мучить себя этим. Мир помнит, и знает, кто ты есть на самом деле. Великая королева воинов. Зена, спасительница людей и защитница слабых. Геракл еще раз улыбнулся, опустил взгляд на столешницу, а затем вновь посмотрел на неё, но тем ни менее ему показалось, что её глаза снова сияют неуверенностью. Он смотрел на неё долго и пристально, и в его голове возник образ, как они втроём, он, Зена и их маленькая дочь Сара, гуляют у своего небольшого дома, Зена была прекрасна, и вместе они были счастливы. Геракл вышел из своих мечтаний. - Помнишь нашу первую встречу? – вдруг неожиданно спросил Геракл и загадочно улыбнулся. – Ты тогда сидела также как сейчас, за столом, напротив меня, а рядом со мной был Иолай. Уже тогда я полюбил тебя, но не понимал этого. Но потом, когда всё выяснилось, и ты открылась мне… Геракл сделал паузу, и теперь уже достаточно серьезно заглянул в глаза воительницы. - Ты разбудила моё сердце, и оно стало жить, - Геракл отпустил руку Зены, и теперь вновь посмотрел на столешницу, он оставил свои руки лежать на ней, но продолжал несколько странновато перебирать пальцами, так он всегда делал сидя за столом, видимо, привычка. Но чуть погодя, Геракл резко поднял голову и уже серьезно посмотрел на воительницу. – Скажи, что тебя тревожит, может, я смогу помочь.

Зена: Внизу трактира Геракл - Тебе не за что просить прощения Эти слова в очередной раз говорили лишь о том, что Геракл готов прощать ей ее проступки, промахи. Его теплые руки сжимали ладонь женщина , а сердце в это время билось с очевидной отдачей в грудь. Королева воинов молча смотрела на их руки, после чего подняла глаза на Геракла. – Всё что было, то прошло. Ты не сделала ничего плохого, всё в порядке, город цел, никто не убит. Ты не должна сейчас мучить себя этим. Мир помнит, и знает, кто ты есть на самом деле. Великая королева воинов. Зена, спасительница людей и защитница слабых. В этом он был прав, людям удалось избежать страшной участи многих селений, деревень и городов, в те времена когда воительница была охвачена гневом. А ведь они могли погибнуть, ну по крайней мере большая часть и вся эта кровь была бы на руках Зены, а не Ареса, который как обычно припас очередной козырь в рукаве и изчез полный надежд. Хотя сейчас Зена искренне верила, что еще долго не увидит лица бога воины, и уж тем более не почувствует его присутствия рядом. Слова Геракла заставили женщину слегка улыбнуться. - Помнишь нашу первую встречу? Ты тогда сидела также как сейчас, за столом, напротив меня, а рядом со мной был Иолай. Уже тогда я полюбил тебя, но не понимал этого. Но потом, когда всё выяснилось, и ты открылась мне…Ты разбудила моё сердце, и оно стало жить На вопрос героя, воительница робки кивнула головой, а дальше просто молча слушала, что он говорит. Воспоминания и впрямь были далекие. - С тех пор прошло не мало лет - улыбнулась она - Мир изменился и мы вместе с ним, но я рада той нашей встречи, ведь именно она подарила нам будущее которое у нас есть .... или было ... - немного одернула себе Зена, ведь она до сих пор думала, что Геракл и эта девушка вместе, хотя один лишь взгляд героя убеждал ее в обратном. - Скажи, что тебя тревожит, может, я смогу помочь. Выдержав небольшую паузу, воительница все же решила выяснить ситуацию, которая грузом давила на грудь. - Геракл... я понимаю, что не в праве задавать тебе подобного рода вопросы, особенно после того, что случилось ... - в данном случае она имела ввиду и свою смерть и воскрешение и весьма заметное изменение в ее физическом облике. Круглый живот и постоянные перемены настроения, могли навести героя на весьма очевидные вопросы, когда ? и кто ? Но коль уж она решилась на этот разговор, надо продолжать - я пойму если ты и Миднайт... - говорить было немного трудно и дыхание постоянно сбивалось от небольшого волнения. Ведь сейчас она либо лишний раз убедиться в том, что Геракл все же проявил чувства к этой девушке, или наоборот успокоить свою душу, тем , что герой все так же любит ее.

Геракл: Внизу трактира Зена Будущее есть было. Эти слова, они несут в себе огромную разницу, потому что несут собою противоположный характер, и сложно было не заметить, как резко одно сменилось другим. То, что есть, и то, что было. Как известно, того, что было не воротишь, потому что оно прошло, это что-то, что осталось в прошлом, а сейчас совершенно иное. А ведь речь шла об отношениях Геракла и Зены. И Зена не договаривала. Она пыталась говорить, но ей было сложно. Гераклу редко доводилось видеть королеву воинов именно в таком состоянии. Обычная боевая готовность, непроницаемость, сильная броня, маска спокойствия, теперь не было всего этого, и он видел, как она переживает, и как ей трудно говорить о том, что её так волнует. И когда он услышал Миднайт, он понял, правда, откуда Зена знает о нимфе, ведь Геракл об этом никогда не говорил. Но с другой стороны не сложно было догадаться. Он отвёл взгляд в сторону и откинулся на спинку стула, пытаясь понять, а что связано с Миднайт. Да, они жили вместе, она приглядывала за Сарой, но Геракл с ней не спал, и у него не было никаких отношений с нимфой, только дружеские. Да, вместе с Зеной они через столько прошли, многое пережили, он любил эту женщину, но с ней связано столько всего неожиданного. И чаще всего они вдали друг от друга, а это очень сложно, и разные сплетни порождают разные слухи. Видимо, до Зены донесли, что Геракл во время её смерти был с другой женщиной. А ведь все, что он хотел – это нормальную семью, домик в тихом и спокойном месте, его малышка и мать для ребёнка. А дитя не должно расти без отца, так и без матери не должно, без матери в первую очередь, а Миднайт предложила помочь Гераклу в воспитании Сары, и он согласился. Он лишь хотел, что бы его дочь жила в нормальной атмосфере, что бы у него была семья, и он всегда был рядом с ней. Сейчас же всё изменилось, Миднайт вдруг резко исчезла, но Геракл её не винил, Сару он оставил на сиделку, а сам пошёл вслед за Зеной, с надеждой, что это не слухи, и она действительно жива. Они сейчас, сидят здесь, в трактире, а их дочь где-то там одна совершенно с другим человеком, так не должно быть. Геракл нахмурился, и вновь прислонился к столешнице, положив на неё руки. - Зена, я хотел, что бы у нашей дочери была мать, - просто сказал он. – Между мной и Миднайт ничего не было. Она предложила помочь, и я согласился, так как наша дочь должна жить в полной семье, а не так как сейчас. С ней рядом нет ни тебя, ни меня. Геракл сделал паузу и серьезно посмотрел на Зену, он еще и раньше заметил, что её живот слегка округлился, и это могло говорить лишь об одном, так как после смерти не толстеют, но он не задавал вопросов, и ничего не говорил по этому поводу, лишь еще раз взглянул на воительницу. - Нашей дочери нужен дом, нужна семья, мать, отец. Дом у нас есть, я построил его, и сейчас там малышка Сара с сиделкой. Зена, нашей девочке нужна семья, и ты сейчас отлично понимаешь, к чему я веду. Геракл не признавался Зене в любви, это уже было, он говорил это взглядом и раньше говорил, она должна была это видеть и знать, теперь он заговорил о самом главном, потому что считал, что им не следует терять время просиживаясь в этом городе, когда у них уже есть дочь, где-то там и она одна, без родителей. Геракл хотел семью, настоящую, нормальную семью. Хотя прекрасно понимал, что врятли его мечты осуществятся. - Тебя беспокоили мои отношения с Миднайт? Мы с ней просто друзья.

Стейн: - Стейн, лучше послушайся, и покорно предоставь себя умелым рукам Габриель. Северянин только и смог, что слегка улыбнуться Гераклу, да не поворачивая головы, чтобы не мешать ей в обработке его раны, посмотреть на Габриэль, при этом улыбнувшись немного шире. Он без сомнения уже был готов почти полностью отдаться в распоряжение девушки. Вся их компания теперь расположилась в не очень большой комнатке на втором этаже, очень подходящей для того, чтобы дать Вулфи возможность отдохнуть, и, между тем, дать лекарю пространство для его осмотра остальных; небольшое окно, пропускающее достаточно света, две одноместные кровати и стол со скамьёй – почти по-солдатски, только самое необходимое. Мужчина ощутил, как после его вопроса руки сказительницы замерли и понадеялся, что это не является плохим знаком и, что его вопрос каким-либо образом не задел девушку. Но он не спросил, всё ли в порядке, поскольку уже несколько секунд спустя Габриэль вернулась к обработке его раны, а её мягкий и приятный голос начал свой рассказ о том, как она научилась ухаживать за ранами. -Я еще до встречи с Зеной увлекалась лекарством, но тогда у меня были кривые руки и к больным меня не допускали. – бард рассмеялась, а северянин, глядя на неё, весело хмыкнул, глядя на то, как эти воспоминания зажигают в светлых глазах девушки озорной огонёк. Он не сомневался, что прежняя Габриэль достаточно сильно отличалась от той девушки, рядом с которой он сидел сейчас. Он бы был не прочь узнать о том, какой она была тогда. Впрочем, это желание не отменяло того, что Стейн начинал чувствовать что-то именно к той девушке, которую он узнавал сейчас. И это было немного странно; он не привык к тому, чтобы симпатия и столь сильная, пробуждалась к кому-то так неожиданно быстро. Не раз это были медленные шаги по направлению друг к другу, когда на пробуждение чувства уходила не одна неделя, куда чаще это были порывы, после себя не оставлявшие очень много, но вот такого – чего-то среднего и между тем абсолютно не похожего – он прежде не ощущал и, кажется, не встречал. Ему показалось, что сейчас вся его сущность просто повторяет ощущения его самого, когда ему было ещё пятнадцать лет – неуверенного и не готового делать первые шаги из-за сомнения в том, что они окажутся верными. - …Так, что не волнуйся, на тот свет я тебя не отпущу. Воин улыбнулся, когда их взгляды встретились: - Спасибо. Затем её взгляд вновь опустился, а на щеках появился лёгкий румянец. Подумать только, но это заставило и его самого чуть смутиться. Хотя, краснеть он не стал, лишь мысленно выругал себя. Действительно как мальчишка. И что со мной происходит? Но искать для этого подходящего имени он не стал, посчитав, что ни к чему хорошему это не приведёт. Они некоторое время сидели молча, Габриэль смотрела на Вулфи, сейчас спящую на одной из кроватей (оно и к лучшему, девушке стоило набираться сил после сражения, ведь ей оно действительно дорогого стоило), а Стейн аккуратно коснулся здоровой рукой раны на голове, уже заботливо обработанной сказительницей, но всё ещё побаливающей. Он почувствовал на раненой руке прикосновение и опустил взгляд, наблюдая за тем, как Габриэль, вновь взяв в руки тряпицу, теперь занялась обработкой пореза на ладони. -Стейн, я хочу поблагодарить тебя за несказанную помощь. Мы бы без тебя не справились и ты это знаешь. Я очень рада, что ты оказался в нужный час в нужном месте и надеюсь, что не жалеешь о знакомстве со мной. Ты очень смелый и храбрый. Он не знал, что именно на это ответить. Вернее, в голову пришло многое, но определиться с тем, что именно произнести вслух, он так и не мог. Поэтому он просто слегка сжал небольшую ладошку барда в своей и улыбнулся. После этого слова сами вырвались: - Думаю, что знакомство с тобой – одна из немногих вещей, о которой я никогда не буду жалеть. Он оказался несколько удивлён тем, что произнёс именно их. Впрочем, он не хотел брать их назад. Он чуть опустил голову и снизу вверх взглянул на девушку, легко улыбаясь и словно бы несколько виновато. – А где ты так хорошо научился владеть мечом? - Ну… - мужчина чуть заёрзал на месте, а потом опустил взгляд на колени, задумчиво сощурив глаза, - в моих родных землях считается, что каждый мужчина (и женщина, если, конечно, она того желает) должен уметь управляться с оружием. Мечи, ножи и луки; на Севере много лесов, большинство поселений строилось в их вырубленных частях, вблизи от лесных обитателей. И, чтобы защититься от нападения волчьей стаи или медведя, отцы и деды с ранних лет учат своих сыновей тому, чему когда-то научились от своих отцов, - Стейн улыбнулся, вспоминая то, как отец показывал ему, как правильно держать меч и то, как он, мальчишкой, пытался удерживать над головой оружие, тогда бывшее ему почти до шеи. – А потом это стало необходимым для того, чтобы защищаться от более опасного и умного врага. Войска Рима на удивление легко достигли наших границ. – Нахмурившись, северянин поджал губы и серьёзно произнёс, - так что, это была жизненная необходимость. На улице послышались приглушённые голоса, затем и снизу таверны послышался шум. - Что ж, похоже Дирси вернула горожан, - это была отличная возможность отвлечься от прошлой темы разговора, так что Стейн не постеснялся воспользоваться случаем. – Надеюсь, что потеря того сарая не окажется для них большой трагедией, - он усмехнулся и внимательно посмотрел в светло-зелёные глаза девушки, - Я уже говорил это, но спасибо. За всё, - он слегка улыбнулся, ещё некоторое время глядя ей в глаза и отвлекшись только тогда, когда заскрипели ступени и в комнате появился лекарь. После осмотра Вулфи, он подошёл к ним и попросил Габриэль отойти, теперь беря всю остальную заботу на себя. Теперь он осматривал его раны, а Стейн лишь спокойно ожидал, когда этот придирчивый осмотр закончится и мужчина оставит его в покое. Всё же он предпочитал несколько иную компанию. - Как я вижу, большинство твоих ран уже обработано. - Да, - северянин согласно кивнул, - мне уже помогли. Лекарь, поворачивая голову воина, ещё раз взглянул на порез на подбородке, затем на тот, что был на ладони, после чего залез в свою сумку и извлёк из неё маленькую темную склянку. - Эта мазь должна помочь с заживлением. У неё очень резкий запах, но придётся потерпеть. Северянин усмехнулся: - Спасибо за наставление, но я не маленький, так что, думаю, что-что, а запах я выдержать смогу. -Как знаешь; моё дело предупредить. В любом случае, - он ещё раз посмотрел на ладонь воина, - эту рану нужно зашить, в противном случае, туда попадёт какая-нибудь зараза и единственным выходом будет отрезание. Стейн чуть вскинул брови, но промолчал. - Хорошо, что ты не воспринимаешь это, как шутку, потому как я более чем серьёзен, - он достал из сумки иглу и нить. -Может, я смогу чем-то помощь… В такие минуты еще одна пара рук лишней не бывает… Стейн перевёл взгляд на подошедшую Габриэль, улыбнувшись ей. - Мне кажется, всё в порядке. Лекарь же, лишь взглянув на сказительницу через плечо, отозвался: - Да, нужна чистая влажная ткань. Смочи её этим, - он забрал из рук Стейна склянку, которую недавно сам же ему и вручил, - после того, как я зашью порез, его надо будет как следует протереть, а потом и перевязать. Думаю, с этим ты вполне справишься. А мне потом нужно будет ещё раз осмотреть вашу подругу. Когда она придёт в себя. - затем он наконец полностью обернулся к барду, оглядев её с ног до головы, - и тебя тоже. Может царапины на ногах и мелкие, но ими тоже следует заняться.

blackwolfy: Вулфи находилась в состоянии полудремы. Она чувствовала присутствие людей вокруг, но желания, да и сил реагировать на их действия у нее не было. Она лишь слегка приоткрыла глаза, давая пришедшему лекарю понять, что она все еще в сознании и если понадобится как-то подвинуться, она это сделает. Но ему похоже хватило примерного осмотра, чтобы понять всю серьезность ее ран. Мужчина покачал головой, явно решив перейти к осмотру Стена и дав некоторое время наемнице, чтобы как-то собраться с силами и перейти в более сознательное состояние. Вулфи закрыла глаза, благодарная лекарю за несколько минут спокойствия. От на прикосновения Габриэль лишь слегка улыбнулась уголками губ. Плечо ныло, не давая ей полностью уйти в спасательные объятия Морфея. Впрочем, там ее в последнее время ждал один и тот же кошмар, так что возможно все это было и к лучшему. Тем более, что ее все равно разбудили бы для осмотра. Она чуть приоткрыла глаза, наконец более менее осмотревшись вокруг. К сожалению, вместе с полным пробуждением она начинала чувствовать накатывающую волну боли. Попыталась сесть, от чего тут же сжала зубы, чтобы не дать повода для беспокойства. Впрочем, лекарь тут же посмотрел на нее весьма не двусмысленно. -Лежите спокойно, иначе сделаете только хуже, - заметил он, медленно зашивая порез Стейна. Вулфи лишь что-то неразборчиво пробормотала и уставилась взглядом в потолок. Потом бросила беглый взгляд на занятого Стейном лекаря и здоровой рукой тут же ощупала свое ранение, подвигала пальцами раненной руки. Затем, вздохнув с облегчением, принялась ждать. От внимания лекаря ее действия все же не ушли, но он промолчал, видимо понимая, что для людей ее профессии остаться без руки было равно смерти. А Вулфи вообще очень часто везло на ранение именно этой конечности. Осмотрев Стейна, лекарь наконец подошел к наемнице. Она тут же постаралась сесть, правда стоило ей это весьма больших усилий. Лекарь тут же принялся осматривать ее плечо. Промыл рану какой-то смесью трав, от которой рана еще плюс ко всему и защипала. Наконец, экзекуция наконец была окончена и рана перевязана. -Спасибо, - тихо прошептала Ву, вновь аккуратно ложась на спину, все что она хотела сейчас - это вновь обрести тот покой, что она чувствовала некоторое время назад. Только вот его уже было не вернуть. Мысль о том, что ей придется некоторое время лечить полученные раны, вместо того, чтобы искать Ареса, не давала ей покоя. Девушка вздохнула, проводив взглядом лекаря, который явно был настроен осмотреть Габриэль. -Как вы? А где Зена и Геракл? - наконец тихим голосом спросила она воина и барда.

Зена: Внизу трактира Геракл - Зена, я хотел, что бы у нашей дочери была мать. Между мной и Миднайт ничего не было. Она предложила помочь, и я согласился, так как наша дочь должна жить в полной семье, а не так как сейчас. С ней рядом нет ни тебя, ни меня. От слов Геракла на душе стало немного легче, ведь слова о том, что девочке нужна мать и отец были истиной. Дальше герой пояснил, что между ним и той светловолосой девушкой с необычными глазами ничего не было. Но ведь она ясно видела картинку показанную Аресом, да и те пьяницы которые говорили о свадьбе. Нет, конечно вариант того, что бог войны все просчитал так четко и подослал тех людей имели место быть. Но не стоит забывать, что и сама Зена позволяла себе увлекаться кем-то помимо Геракла. Ведь они редко были вместе, и герой так же как и она мог увлечься кем-то. Просто воительница никак не могла понять, почему она поддалась таким эмоциям как глупая женская ревность и позволила запустить АРесу свои черные руки в ее душу.... - И это моя вина - тихо сказала она на секунду отведя взгляд в сторону. - Нашей дочери нужен дом, нужна семья, мать, отец. Дом у нас есть, я построил его, и сейчас там малышка Сара с сиделкой. Зена, нашей девочке нужна семья, и ты сейчас отлично понимаешь, к чему я веду. В таверне становилось тихо, народ постепенно расходился по домам, время было слишком много и небо уже полностью потемнело. Зена вновь увела взгляд в сторону, а вместе с ним и голову, оперев подбородок на ладонь руки. Сейчас в глазах женщины можно было заметить мелкий блеск, сопровождающийся некой болью в глазах. - Тебя беспокоили мои отношения с Миднайт? Мы с ней просто друзья. Очередные слова Геракла о том, что они с Миднайт просто друзья словна небольшая капелька бальзама на израненное и больной сердце королевы воинов. Конечно, Зена всегда была сильной, она могла искусно скрыть любые эмоции и выдать за реальность то, что было ложью, и в это верили окружающие. Но сейчас....сейчас все ее эмоции были в таком хаотическом беспорядке, душа болела, в голове полный хаос. Они сидели за столиком вдвоем, сейчас не было ни Габриель ни кого-то еще, кто мог бы увидеть разбитое состояние воительницы. Ведь Зена просто не могла позволить себе те эмоции которые так часто возникали. Она должна оставаться сильной, не только ради окружающих и их веры в нее, но и ради близких людей, которые привыкли видеть рядом с собой женщину, готовую свернуть горы. Правда сейчас от той Зены практически ничего не осталось. - Геракл ... -вновь продолжила она, не поворачивая головы на героя - Я позволила себе поддаться эмоциям, позволила себе верить в слова которые говорил Арес... прости , что усомнилась в тебе - голос звучал немного прерывисто и тихо, воительница едва сдерживала свои эмоции - Ты прав, нашей дочери нужны оба родителя. Однажды я совершила ошибку, за которую буду винить себя всю жизнь, но больше наступать на те же вилы, я не буду.... Хуже всего то, что я думала будто спасаю своего сына от такой как я, но сейчас понимаю, что даже отдав его в добрые руки не смогла уберечь от того зла, которое ходит за мной по следу... - и тут прозрачная слезинка все же скатилась с щеки женщины - Дети всегда будут становится мишенью для наших врагов, и это меня пугает... я потеряла сына, которому было всего 10.. и не готова потерять ни Сару, не своего будущего ребенка.... - она медленно повернула голову и посмотрела в глаза Геракла, медленно вытирая предательские слезы с щек. - Мы должны позаботится о Саре...

Геракл: Сложно быть героем, а особенно при таком способе жизни заводить семью, какие-либо отношения. Семьи у Геракла не было, так как хоть и при большой любви к Зене, но он все же оставался не женат, и так и не женился на ней, несмотря на то, что у них уже даже был ребёнок. Всему причиной жизненные обстоятельства, жизни этих двоих людей постоянно их разбрасывали по разным уголкам Греции в помощь людям, а в последнее время, им приходилось часто противостоять своим врагам, что желают искренне загубить их жизнь. Поэтому не было семьи, потому что они постоянно находились вдали друг от друга – это первое, а второе, ни один из них не сидел дома. Этого так не хотелось Гераклу, продолжать жить в том же духе. Он всегда мечтал о семье, даже после того, как её утратил, хоть он и хранил память о них, но тем ни менее он хотел бы снова почувствовать какого это после тяжелого дня вернуться на родной порог дома, что бы его встретила дочь, и любящая жена. Но все это казалось заоблачным и слишком нереальным, по крайней мере, для Зены. Раньше было так, кто-то приходил к дому Геракла и просил его о помощи, тогда и то с большим трудом он покидал жену и детей и шёл помогать людям, а Деянира оставалась на хозяйстве. Сейчас так не будет, Зена не из тех женщин, что может нянчить ребёнка дома, готовя вкусный ужин, пока её муж совершает подвиги, и помогает людям. Она такая же, она также не представляет свою жизнь без странствий и приключений, и хоть им обоим хочется все же остепениться, но они понимают, что это невероятно, об этом остаётся только мечтать, ибо они никогда не смогут отказать нуждающемуся в помощи. Геракл смотрел на Зену, сейчас она была открыта перед ним, не было той холодной, казалось бы бесчувственной воительницы, которую привыкли в ней видеть все. Они просто её не знали, не видели близко, не видели её изнутри, её душу, саму её сущность. Её также терзают переживания, волнение, она не железная воительница, она, прежде всего – человек. И Геракл видел её сейчас, такую, какая она есть, не непротивную воительницу, в светлых глазах которой нет слёз, нет он прежде всего видел человека, чувственную женщину, жалеющую о своих грехах, и искренне и сильно любящую. Она заговорила и Геракл внимательно посмотрел на неё, слегка нахмурившись. Не от того, что он был чем-то не доволен, либо что-то заставляло его быть серьезным. Нет, его взгляд был обычен, и не строг, просто это была привычка Геракла, он всегда слегка хмурился, когда внимательно слушал кого-то и сейчас он слушал Зену. Она лишь изредка смотрела ему в глаза, но он понимал, просто Зена не привыкла показывать себя такой. Но ведь Геракл видел её с самого начала, такой, какая она есть. Он слегка поджал губы в легкой улыбке, и когда Зена договорила, Геракл встал со своей лавки, обошёл стол, и присел возле Зены, тогда бережно обнял королеву воинов за плечо, слегка прижав к себе: - Не беспокойся, я не допущу, что бы с Сарой что-то случилось, - сказал Геракл, улыбнувшись, а тогда посмотрел на живот воительницы, она была беременна. Да, но вроде бы после рождения Сары у него с Зеной не было отношений. Но Геракл не стал задавать вопросы по поводу того, кто отец этого ребёнка, несмотря на то, что это в нём вызывало не простое любопытство. Тогда он с позволения Зены коснулся её живота. – И малыша также не позволим обидеть. Геракл убрал руку с живота Зены и посмотрел перед собой, все также обнимая Зену, за её плечо, и прижимая к себе, как нечто драгоценное. - Ни Сара, ни малыш, что живёт в тебе, не погибнут, я не позволю этому случится, всё будет в порядке. Ты никого не потеряешь, верь мне. Это были не пустые обещания, которые давал Геракл, что бы успокоить Зену. Она и сама способна была постоять за себя, защитить своих детей, но Геракл знал, что не позволит кому-либо еще совать руки к их детям, либо пытаться их убить, либо сделать еще что достаточно не хорошее. Он будет рядом, что бы заботиться о них, и что бы с ними ничего не произошло. - Вместе, мы сможем их защитить, - Геракл улыбнулся, тогда слегка погладил ладонью нежную щеку воительницы, глядя ей в глаза.

Габриель: Знаю, это ужасно(((( Габриель стояла и обдумывала в голове странные вещи. Она никогда об этом не задумывалась раньше, однако сейчас мысли о Стейне не покидали ее разум. Только теперь она стала обращать внимание на то, что он достаточно добр и мягок к ней. Хотя, он ко всем относился с особым дружелюбием, бард всё же заметила, что в ее сторону идет больше теплоты. Или ей просто хотелось так думать? Каждый раз, когда ее руки замирали, прекращая на несколько секунд промывать его раны, Стейн вздрагивал, словно боялся, что обидел ее тем или иным вопросом. Хотя Габриель нисколько не обижали его вопросы, даже наоборот, они ей нравились. Сказительница всегда любила рассказывать о себе и о своей прошлой жизни. Это возрождало приятные воспоминания в ее душе, что грели сердце. Правда вместе с воспоминаниями рождалась и тоска по дому, близким и родным, которых она оставила ради приключений. И всё же бард понимала, что не сможет вернуться в прежнюю жизнь, как бы ей этого не хотелось. Ее место рядом с Зеной, она должна помогать невинным и бороться со злом, чтобы хоть как-то сделать этот мир чище и светлее. Они вместе с Зеной крепко удерживают чашу весов, чтобы зло не перевесило, и не нарушился баланс мира. И что-то подсказывало Габриель, что Стейн был таким же, как и она. Когда-то давным-давно…. В прошлом. Возможно, если бы встретилась деревенская девушка по имени Габриель и работящий юноша из большой семьи по имени Стейн, то они нашли бы много общего, и у них было бы нескончаемое количество тем для разговора. Впрочем, им и сейчас есть о чем поговорить, они изменились, но их сердца и души остались прежними. Габриель вернулась к своим мыслям о Стейне. Она заметила, что чаще всего рядом с ней он был не уверен в себе, словно его одолевали какие-то сомнения. Но в тоже время, он героически бросился спасать ее из загоревшего сарая. Он единственный, кто не растерялся в тот момент и рискнул собственной жизнью, чтобы светловолосая девушка не сгорела. Габи была уверена, что Зена, Геракл и Вулфи непременно поступили бы так же, но в тот роковой момент они были заняты. И кто знает, чем бы кончилась эта история, если бы не Стейн. Он никогда не краснел в присутствии барда, что вполне могло сказать, что никакой симпатии он к ней не испытывает, но с другой стороны периодически он смущался, когда например краснела сама сказительница. А тот момент, когда Габриель искренне поблагодарила его за помощь и восхитилась его отвагой, он тогда слегка сжал руку девушки и как-то по-особому произнес, что знакомство с ней – одна из не многих вещей, о которых он никогда не будет жалеть. Вот вроде бы фраза вполне дружелюбная, однако, этот его жест рукой и такой мягкий, искренний тон заставили Габриель подумать, что он испытывает к ней нечто большее, чем просто дружбу. Но опять же, в очередной раз бард одернула себя, считая, что это все вымыслы ее глупого воображения. Она так давно не испытывала этого прекрасного чувства окрыленности, которое так и требовало ее мягкое и доброе сердце. Видимо поэтому ей повсюду грезится симпатия Стейна. Габриель подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на северянина, когда он сказал, что всё в порядке. Сказительница лишь хотела помочь, но, похоже, ее руки так и остались лишними. По крайне мере так считал Стейн. Однако лекарь поспешил перечеркнуть все его слова. Он повернулся к девушке и строго на нее посмотрел, а затем сказал, что нужна чистая влажная ткань. Бард тут же метнулась к тазу с водой, в котором плавали окровавленный тряпки, и поспешила взять его в руки. Надо было сменить воду и взять чистые ткани, поэтому Габриель медленно, дабы не расплескать алую жидкость, двинулась в сторону двери. По дороге к двери она слушала указания лекаря, который науськивал ее, что после того, как он зашьет порез, надо будет протереть раны и перевязать их. Сказительница согласна кивнула, на мгновенье, поворачивая голову на старика, а тот в свое время сказал, что потом осмотрит Вулфи, когда та придет в себя. И вновь Габриель кивнула соглашаясь. Сейчас она напоминала немую рабыню, которая во всем слушалась своего хозяина. Однако стоило лекарю сказать, что он собирается осмотреть и ее, девушка тут же отчаянно замотала головой и виновато улыбнулась. -Нет – нет, со мной всё в порядке и вы правильно сказали, это всего лишь царапины. Вы лучше помогите им, а мои раны заживут, как на собаке. И после этих слов, белокурая воительница толкнула дверь бедром и скрылась в коридоре. Она, в принципе понимала, что спорить с лекарем бесполезно. Если уж он сказал, что осмотрит ее, то тут уж не отмажешься. Ну, по крайне мере, она сделала попытку. В коридоре Габриель встретила служанку, которая с радостью кинулась помогать сказительнице. Она не только показала ей ванную комнату на втором этаже, но и достала откуда-то чистые тряпки и бинты. Бард была ей несказанно благодарна, ведь в одиночку она еще долго бы блуждала по таверне с тазом воды в поисках чистых тряпок. Когда Габриель вошла в комнату, она заметила, как Вулфи пыталась принять сидячее положение и какую боль это ей причиняло. Заметил это и лекарь, который тут же отвлекся от процесса зашивания и строго попросил наемницу лежать спокойно, иначе она сделает себе только хуже. -Вот-вот, Вулфи, уж полежала бы полчаса спокойно. Сейчас тебе необходим отдых, а лишние движения заживлению ран не идут на пользу. С улыбкой проговорила Габриель, но при этом тоном профессионального лекаря. Заметив на себе нахмуренный взгляд настоящего врача, девушка смутилась и опустила глаза, чувствуя, как краска стыда заливает ее щеки. Сказительница поставила таз с водой на табуретку, что стояла рядом со Стейном и принялась ждать, когда лекарь закончит накладывать швы. Со стороны это смотрелось так ужасно, Габи, казалось, что северянин испытывает жуткую боль. Но это требовалось для выздоровления, поэтому останавливать знахаря бард не стала. Она лишь отвернулась, чтобы не видеть самого процесса, так как от этой картины к горлу подступала тошнота. Взгляд тут же коснулся Вулфи, которая ощупывала свою руку и морщилась от боли. С этой стороны зрелище тоже было таким, что причиняло боль и без того ноющему сердцу. Габриель вновь задумалась о том, что во всех этих ранах виновата она…. Но лекарь во время ее одернул и подтолкнул к Стейну, чем избавил от самобичевания. Сам лекарь, как и обещал, отправился осматривать Вулфи. Габриель смочила чистую тряпку и выжала ее, после чего неуверенно подошла к Стейну. Смущенно улыбнувшись, девушка, коснулась прохладной тканью раны на руке и начала промывать, стараясь, чтобы ее движения и прикосновения были как можно мягче и приносили минимум боли. Бард полностью сосредоточилась на работе, не рискуя поднять взгляд зеленоватых глаз, но она чувствовала, как Стейн с улыбкой за ней наблюдает. В связи со своей неопытностью, Габриель делала всё медленно, но правильно и аккуратно. Лекарь закончил осмотр и промывку ран Вулфи намного раньше, чем сказительница. Он даже успел сделать перевязку наемнице, когда бард только бралась за бинты. Внезапно волчица спросила, как они себя со Стейном чувствую, а заодно решила узнать, куда подевались Геракл и Зена. Габи посильнее затянула бинт и повернула голову к Вулфи, в то время как ее руки делали привычную работу. -Я в полном порядке, кажется, мне повезло намного больше вас. Спокойно проговорила бард и покосилась на лекаря, который в этот момент осуждающе на нее посмотрел и фальшиво кашлянул, призывая к тому, что у него не так уж и много времени. Сказительница в свое время ответила ему упрямым взглядом, который говорил сам за себя – она не позволит подойти к себе, пока не закончит со Стейном. Его здоровье для нее важнее, чем свое собственное. Габриель вновь перевела взгляд на северянина, начиная перевязку его головы. -Хотя, лучше бы пострадала я, чем вы… Этого не должно было произойти с вами… Грустно и тихо проговорила девушка, столкнувшись взглядом с взором Стейна. Она видела, что он хочет ее переубедить, поэтому лишь улыбнулась и покачала головой. Бард решила перевести тему, а заодно ответить на вопрос Вулфи. -Зена и Геракл внизу, думаю, им, наконец-то, удалось поговорить… Тяжелый вздох и вот Габриель завязала забавный бантик на голове Стейна. Оглядев свою работу она бесстыже отвела в сторону глаза и тихонько рассмеялась. Северянин выглядел очень забавно с полностью перевязанной головой и смешным бантиком на боку. Даже лекарь не удержался и усмехнулся, глядя на бедного воина. Сказительница кинула тряпку в таз и подошла к лекарю. -Я, правда, не вижу в этом необходимости… Проговорила девушка, но лекарь наградил ее таким взглядом, что белокурая амазонка поспешила прикусить язычок. Старик посадил ее на скамью и принялся осматривать ее ноги, в то время как сама сказительница переводила взгляд с Вулфи на Стейна и обратно. Лекарь достал из своего чемоданчика какую-то мазь и принялся мазать им ноги Габриель. Раны тут же так защипали, что девушка вздрогнула и резко втянула воздух через зубы, и получилось легкое шипение. Лекарь нахмуренно на нее посмотрел и сказал, продолжая втирать мазь в кожу: -Риска заражения нет, у вас ничего серьезного. -Вот видите, я же говорила! Победно воскликнула Габриель, а лекарь нажал на синяк, отчего девушка ойкнула и вновь притихла. Всё же нельзя ругаться, перечить или пререкаться с врачами, у них в руках ваше здоровье. Закончив, старик встал в полный рост, закрыл свой чемоданчик и молча двинулся к двери. Казалось, он уйдет, так ничего и не сказав, однако коснувшись дверной ручки, лекарь внезапно обернулась и посмотрел на каждого из героев. -Спасибо за спасение нашего города... Жители Серении никогда не забудут вашего благородного поступка. Я уверен, при должном уходе, вы вскоре поправитесь. Большего я для вас сделать не могу, хотя хотел бы... Прощайте. После этих трогательных слов, старик открыл дверь и молча вышел.

Стейн: >___< В то время как лекарь осматривал его раненую руку, ладонью невредимой руки северянин упирался в скамью, внимательно, не между тем без особого интереса наблюдая за тем, как работает мужчина. Между тем, ничуть не смущаясь, лекарь начал отдавать Габриэль приказы к действиям, так что сказительница, согласно кивнув на требование принести бинты, покинула комнату. Стейн проводил её быстрым взглядом, оборвавшимся в тот момент, когда игла проткнула грубую кожу ладони. Сморщившись и стиснув зубы, он негромко зашипел, поднимая взгляд на лекаря: - А предупредить нельзя было? - Ну, мне показалось, что ты был немного занят, дружок. Воин лишь хмыкнул и опять опустил взгляд, наблюдая за тем, как мужчина напротив выполняет свою работу. В стороне чуть заскрипело дерево койки и северянин заметил, как Вулфи медленно, с явным напряжением попыталась сесть, после чего получила замечание от лекаря, сказавшего, что так ей будет только хуже. И Стейну показалось, что мужчина прав – в конце-концов, это было его работой, он должен был на глаз определять серьёзность ранений. Молодой мужчина зажмурился, когда был сделан финальный стяжёк, а затем завязан узел. Да уж, процесс этот действительно оказался болезненным, но, между тем, терпимым. Ладно, как бы оно ни было, надеюсь, что этого не придется повторять ещё достаточный промежуток времени. Наконец закончив с ним, мужчина как и собирался, отправился проверять Вулфи и оставляя Габриэль перевязывать обработанные раны северянина. Он улыбнулся ей, когда она подошла к нему и улыбка стала лишь шире, после того как смутившись, сказительница опустила взгляд. Наблюдая за тем, как она старательно избегает встречи с ним взглядами и медленно и невероятно аккуратно обрабатывает зашитый порез, он не мог не подумать о том, что всё это очень… мило. Он не очень-то и любил это слово, оно казалось ему не просто слишком женским, однако и подходящим в основном для деревенских девочек лет четырнадцати. Но, между тем, сейчас ничего более лучшего для объяснения всего этого он придумать не мог. Да и, тем более, кто услышит его мысли и выяснит, что он позволяет себе подобное ребячество? Верно, никто, а значит он имеет на это право. На некоторое время комната погрузилась в молчание, прервавшееся через некоторое время негромким вопросом Вулфи. Он перевёл взгляд на наёмницу, однако с ответом на вопросы его опередила Габриэль. -Хотя, лучше бы пострадала я, чем вы… Этого не должно было произойти с вами… Он серьёзно взглянул в светлые глаза барда: - В том, что случилось, нет твоей вины. И потому нет смысла желать себе подобной участи. Впрочем, продолжать мужчина не стал, потому как её слабая улыбка показала, что девушка предпочитает сменить тему. Это она, собственно, и сделала. -Зена и Геракл внизу, думаю, им, наконец-то, удалось поговорить… - Мне вот просто интересно: у них двоих какая-то общая история? Если честно, не знал, что они близки. Но, судя по случившемуся сегодня, всё именно так. Габриэль закончила с перевязью и, отойдя на шаг в сторону, отвела от него взгляд, негромко рассмеявшись. Усмехнулся и лекарь, теперь заставив северянина почувствовать, что что-то здесь не ладно. Стейн, подозрительно сощурился, между тем чуть усмехаясь. Здоровая ладонь медленно опустилась на голову, а пальцы нащупали бантик, завязанный бардом. - Полагаю, ты очень довольна своим поступком, - продолжая усмехаться, произнёс он, - жаль, что с таким вот «головным убором» местной детворе о случившемся не порассказывать; они с большим удовольствием будут смеяться надо мной, чем воспринимать рассказ. Северянин усмехнулся, убирая руку с головы и медленно поднимаясь на ноги, проверяя на сколько уверенно он может стоять. В принципе, всё было достаточно хорошо, да и от прежнего головокружения почти ничего не осталось. -Спасибо за спасение нашего города... Жители Серении никогда не забудут вашего благородного поступка. Я уверен, при должном уходе, вы вскоре поправитесь. Большего я для вас сделать не могу, хотя хотел бы... Прощайте. Стейн молча, со слабой улыбкой кивнул и, после того как лекарь удалился, произнёс: - Хорошо всё то, что хорошо заканчивается. И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками.

Зена: Геракл Весь их диалог с Гераклом, лишь в очередной раз убеждал женщину, что он по прежнему любит ее, и от этого на сердце становилось теплее. Его взгляд, его прикосновения, его голос действовали на Зену, как анестетик, сильное обезболивающее средство, способное уничтожить очаги пожара в ее душе, боль, что не давала свободно дышать... Женщина слегка улыбнулась, когда Геракл в очередной раз уверил ее в том, что с их дочерью ничего не случиться, и что он защитит и будущего ребенка, ребенка который по поверью нес смерть олимпийским богам. И с каждым днем Зена понимала, что близится тот день, когда бессмертные начнут охоту за ней, и ее ребенком. Королева воинов улыбнулась и когда рука Геракла коснулась ее щеки, она словно котенок легко повела головой, слегка прикрыв глаза. - Геракл, не знаю дошли ли до тебя слухи или нет, но судьбы предсказали смерть олимпийским богам от этого ребенка, готов ли ты рискнуть? Ведь в тебе течет божественная кровь, твой отец Зевс, и я боюсь он не допустит рождения малыша, дабы уберечь свою бессмертную семью и власть богов... Сейчас следовало, все выяснить до конца, разобраться в том, что случилось, в том, что случится, и наконец определить будут ли герои вместе. Ведь каждый из них по своему знаменит и в каждом нуждается народ. Конечно и Зена и Геракл понимали, что им придется принести жертву, вот только будут ли это невинные люди, которым каждый день нужна помощь, либо их собственная жизнь и семья о которой каждый из них мечтал. Без сомнения сын Зевса выберет семью и детей, но мир без Геракла будет другим, а значит выбор предстояло сделать Зене, женщине которая так давно не знала дома, а уж тем более быта. Королева воинов была одной из тех женщин в списке талантов которой не было места готовке и ведению хозяйства, зато в остальном она была показательным героем. Она еще раз сделала глубокий вдох и перевела взгляд голубых глаз на Геракла в ожидании его ответа, но добавила еще несколько слов. - Этот ребенок не был дан мужчиной... и у него есть свое предназначение, вопрос лишь в том, как к нему относится...

Геракл: Как ни старался Геракл разрядить Зену, уверить её в том, что всё будет в порядке, она поддавалась его уговорам лишь частично. Оставалось то, что королеву воинов все же безоговорочно беспокоило, и Геракл чувствовал это, её напряжение при каждом его прикосновении, и мысли королевы воинов, что блуждали где-то вдали, постоянно находя ту одну вещь, что её беспокоит. Но Геракл будет рядом, он будет рядом настолько, насколько Зена его подпустит к себе, по крайней мере, в такое время, в такие моменты её жизни. Но в тоже время вместе с этим, Геракл чувствовал, как Зена начинает успокаиваться, и от этого ему самому становилось легче. Сидя рядом с ней, он хотел сделать так, что бы её ничего не беспокоило, что бы она меньше думала о плохом, и, по крайней мере, хотя бы на мгновение улыбнулась, ведь видеть улыбку на лице любимой – это высшее счастье, особенно после всего, что произошло. Геракл понимал, что помимо того, что сложно было осознать свои поступки и действия, оставить это в прошлом и забыть, как страшный сон, еще сложнее не думать, о грядущем. Геракл понимал это, только потому, что и сам переживал сложные моменты в жизни. Еще в юности судьба подбросила ему испытание, когда он нечаянно убил невинного мальчишку. Это оставило сильный отпечаток на самом Геракле, и научило его дальше жить, не совершая подобных ошибок, а ведь в тот раз, он просто не рассчитал силу, с которой ударил парня, что просто присоединился к плохой компании. Геракл помнит до сих пор, как на самом деле тяжело искупать вину, а в первую очередь, перед самим собой. По крайней мере, эти мысли, Геракл надеялся, что оставили Зену, теперь его возлюбленная беспокоилась о своих детях. Это было вполне понятное беспокойство, их дочь, маленькая Сара, невероятная девочка, что обладает скопом могущества и великолепных сил всегда будет мишенью для тех, кто хотел бы использовать её в своих целях. Так уже было, и так, возможно будет, даже в некой мере предполагаемо, но Геракл этого не позволит. Больше никто не поспеет ею воспользоваться, либо подобраться ближе, что бы испортить девочку. Но Геракл знал, как бы враги не пробовали это сделать, она вырастет хорошим человеком, главное, что бы родители были рядом. В частности он этого хотел. Дальше Зена заговорила о другом своём ребенке, о том, которому еще предстоит родиться. И Геракл опустил взгляд на её живот, слегка отпустил Зену, и тогда внимательно слушая, посмотрел в её светлые глаза. Когда воительница закончила, Геракл задумался и слегка нахмурился. То, что она ему рассказала, было для него новым, но нельзя сказать, что бы он долго размышлял, или сомневался, тут же брови, что сошлись на переносице, вернулись на место, и Геракл успокаивающе улыбнулся, приобнял Зену. - Судьбы…, - Геракл сделал паузу. – Они умеют искусно плести нити, но нужно помнить, что в первую очередь человек сам строит свою судьбу. Не важно, что ей там предначертано судьбою, никто не может сказать точно, как все случиться и что произойдёт. Геракл положил руку на живот Зены, и тогда посмотрел на неё внимательно, и со всей любовью и нежностью, на которую был способен. - Я не дам богам добраться до ребёнка, обещаю. Также Зена рассказала, что ребёнок не был дан мужчиной, и Геракл задумался, как это вообще возможно? Но тем ни менее он постарался сохранить как можно более спокойный вид, и невозмутимый, правда Геракл был сбит с толку, а его мимолётная улыбка, и вопрос, что читался на лице, говорил о том, что он слегка сбит с толку. Зена недоговорила, видимо, увидела реакцию Геракла, и он вопросительно на неё посмотрел, качнул головой, что бы Зена продолжала, и в итоге переспросил: - Как к нему относится?

blackwolfy: Сорри, за такой дурацкий маленький пост.. Просто траблы небольшие с учебой, так что муза моя совсем в отпуске((( Услышав ответ на свой вопрос, девушка облегченно вздохнула. Она и так знала, что жертв не было, но мало ли что могло произойти в то время, как она была в беспамятстве. Арес мог вернуться, снова набедокурить.. Ну или появилось бы очередное вселенское зло в лице той же Ивел, как это было в Аднесе. Вулфи невольно ухмыльнулась своим мыслям - рядом с Габриэль и Зеной некогда было скучать. Только вот ей из всей их компании всегда не везло. Она бросила взгляд на Стейна, которому досталось не меньше, затем на барда, которую теперь осматривал лекарь. Эх, я бы сейчас чего-нибудь перекусила, - вместе с полным сознанием вернулся и аппетит, девушка попыталась кое-как встать, но ее рука, плечо и почему-то спина явно были против. Наемница устало закрыла глаза. Больше всего на свете она ненавидела вот такие вот положения дел - лежать на месте, даже если на восстановление сил уйдет несколько часов, было невыносимо. Впрочем, судя по боли, ей потребуются как минимум сутки. Нет, конечно она могла с героическим лицом сейчас "вскочить" на ноги и почти ровно пошатываясь, отправится на поиски новых приключений, но здравый смысл и еще не совсем утраченный инстинкт самосохранения явно был против. Благодарность лекаря отвлекла ее от этих мыслей. Она лишь слегка улыбнулась - возможно, этот образ жизни ей понравится куда больше предыдущего - раньше ее благодарили звоном монет, фактически окропленных кровью. - Хорошо всё то, что хорошо заканчивается. И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками. -Ну да, нашли "льва", который спас Зену. Да и сами вроде живы, - Вулфи закрыла глаза на секунду, делая вздох - девушке явно не нравилось положение, в котором она сейчас была, - Так что у нас два выбора - либо отпраздновать все это как следует, либо найти себе очередное опасное героическое занятие. Ну, чтобы не скучно было. - ухмыльнулась она и даже попыталась теперь уже действительно вскочить на ноги, но лишь чуть дернулась и тут же ей напомнили, почему она собственно говоря лежит, - Ну а можно конечно устроить себе отдых и проспать целый день. Но лично меня последний вариант не устраивает. Так что, как на счет отпраздновать? - наемница с хитрой ухмылкой посмотрела на Стейна и Габриэль.

Габриель: Дверь за лекарем закрылась, и Стейн, Габриель, Вулфи остались наедине. Северянин очень мудро заметил, что всё хорошо, что хорошо кончается. Габриель улыбнулась и кивнула, ей не верилось, что всё закончилось. Да и ее приключениям с Зеной уж точно еще не пришел конец. Хотя, это как посмотреть. Сейчас королева воинов сидит внизу с Гераклом, и они разговаривают. Никто не знает, к чему приведет эта беседа, но что-то подсказывало барду, что и у этой истории будет счастливый конец. Зена беременна, скоро у нее будет ребенок, Геракл любит ее и не за что не оставит одну. Может пора уже ей завести семью? Так сказать уйти на пенсию и жить счастливо с любимым? «Надеюсь, она сделает правильный выбор» - подумала девушка и закусила нижнюю губу. – «А как же я? Наверно вернусь домой… или продолжу начатое нами дело. Посмотрим, как сложится жизнь» -И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками. Габи выскользнула из раздумий, очередной раз улыбнувшись северянину. Он был прав, им крупно повезло, они отделались мелкими ранами и ушибами, а ведь могли и погибнуть. Сама сказительница уже привыкла к такому образу жизни и уже не могла по-другому. Казалось, на протяжении всей жизни Фортуна улыбалась ей. Они с Зеной постоянно выживали в сложных ситуациях, когда, казалось бы, это совершенно невозможно. А вот страх за тех, кого ты защищаешь или кто бьется с тобой плечом к плечу, так и не исчезал. -Ну да, нашли "льва", который спас Зену. Да и сами вроде живы. Подхватила Вулфи, чем привлекла внимание барда к себе. А ведь действительно, Геракл оказался тем самым львом, которого предсказывал оракул. Она и забыла уже о предсказаниях в Дельфах. Кажется, всё это происходило так давно. Хорошо, что Геракл вовремя появился здесь, а то даже страшно представить, что произошло бы. Габриель мотнула головой, пытаясь выкинуть из головы печальные мысли. Она старалась скрыть свое состояние от Стейна и Вулфи, незачем им знать, что барда что-то беспокоит. - Так что у нас два выбора - либо отпраздновать все это как следует, либо найти себе очередное опасное героическое занятие. Ну, чтобы не скучно было. Ну а можно конечно устроить себе отдых и проспать целый день. Но лично меня последний вариант не устраивает. Так что, как на счет отпраздновать? А вот на эту фразу, Габи искренне улыбнулась, даже усмехнулась, переводя игривый взгляд с Вулфи на воина севера. -Ну, Стейн-то у нас готов к танцам, - весело заметила белокурая, коснувшись взором забавного бантика, который сама же и сделала из бинтов. – Держу пари, все девушки будут твоими! – Заговорщицким голосом продолжила сказительница, теперь переводя взгляд на Вулфи. – Ну а ты, товарищ инвалид, куда собралась? Ты даже встать не можешь, зато готова бежать праздновать! Ладно, поднимайся, старушка, пойдем, тряхнем костями! Звонка рассмеялась Габриель, подавая руку Вулфи, чтобы она смогла встать. Да уж, три калеки идут праздновать свою победу. Ну, Серения, держись!

Зена: Геракл Говоря о судьбах Геракл был прав, да и Зена всегда верила в то, что человек сам творец своей судьбы и своего счастья, но к сожалению боги весьма своеобразные натуры. И дело не в их вере судьбе , а в том, что жизнь одного ребенка ничто по сравнению с возможностью потерять власть и вечность... Герой уверил женщину в том, что он не даст ее малютку в обиду, чем вызвал легкую улыбку в ее глазах. - Как к нему относится? Королева воинов слегка поджала губы. Вопрос был деликатным, ей конечно, хотелось бы, чтобы Геракл принял этого ребенка, как своего, но просить об этом она не хотела. Мужчина и так делает для нее слишком много. Она осторожно положила свою ладонь по верх руки Геракла. - Я не в праве просить тебя об этом... - тихо произнесла она - но мне бы хотелось, чтобы малыш чувствовал себя нужным в нашей семье... - этими словами Зена решила дать и себе и Гераклу шанс на нормальное будущее. Конечно , для нее это будет не просто, но ради собственных детей она готова была попробовать, тем более, что герой сказал о доме, который он построил. Единственно с чем королева воинов не могла расстаться так это Габриель. Девушка была частью самой Зены, и покинуть ее ради семьи было бы просто не красиво, ведь в свое время сказительница оставила свою семью ради Зены. - Я надеюсь в нашем доме найдется место и для Габриель тоже... она для меня не просто подруга...ты ведь знаешь...

blackwolfy: Ну а ты, товарищ инвалид, куда собралась? Ты даже встать не можешь, зато готова бежать праздновать! Ладно, поднимайся, старушка, пойдем, тряхнем костями! -Не могу встать? Габриэль, поверь мне - если я захочу повеселится, никакая сила меня не остановит. Да и тем более, ведь такой повод, - девушка уверенно взяла протянутую ей руку и встала на ноги, слегка поморщившись от боли, да, сегодняшнее "тряхнем костями" ей еще аукнется, -Так ,только медленно, не торопясь, - она невольно оперлась о плечо барда, давая своему телу привыкнуть к новым, не столь приятным "ошущениям", наконец, кое как абстрагировавшись от ноющей боли, девушка весело улыбнулась, - Да, да, Серенея запомнит этот день надолго. Она уверенно, теперь уже без поддержки, пошаркала к двери, разве что иногда ее вело чуть в сторону, но со временем девушка привыкла и к этому. Пройдя по коридору, и остановившись около перил на лестнице (видимо чтобы сделать себе передышку) она посмотрела вниз на посетителей таверны, среди которых сразу же узнала Геракла и Зену. Решив, что героя и воительницу пока что отвлекать от разговора не стоит, она посмотрела на Габриэль и Стейна, затем медленно спустилась по лестнице и уселась за ближайший из свободных столиков. -Думаю, прежде чем устраивать танцы было бы неплохо чего-нибудь выпить, - заметила наемница, подзывая к себе мальчика, который разносил еду.

Геракл: Геракл знал, и понимал, как боги относятся к пророчеству, как могут к нему отнестись, и соответственно, Зевс будет первым, кто пожелает воспрепятствовать рождению малыша. Не было никогда такого, что бы Геракл позволил умереть ни в чем не повинному новорожденному ребёнку, лишь из-за какого-то пророчества. Возможно, оно было правдиво. Да, пророчества имели место сбываться, и Геракл это как никто другой знал, например, испытав четко всё на своей шкуре, когда был в Скандинавии. Пророчество гласило о том, что пришёл конец скандинавским богам, и практически уже исполнилось, но Геракл всё повернул вспять, и спас богов. Также и в этот раз, плевать на пророчества, всё может измениться, к тому времени, всё зависит от самих людей, неизвестно насколько от богов, но явно, что от малыша, который растёт внутри королевы воинов. Зена накрыла руку Геракла своей ладонью, улыбнувшись. Геракл положил вторую руку сверху, и успокаивающе улыбнулся, тогда проговорил: - Тебе не нужно просить меня об этом, - ответил Геракл, тогда отпустил руки Зены, и положил их на столешницу, перебирая пальцами. Он задумался, всего лишь на короткое мгновение и не о том, что ему будет сложно любить неизвестно чьего дитя, посланное кем-то королеве воинов. Нет, наоборот, Геракл сильно любил детей, не имело значения, либо это его собственный ребёнок, либо соседский. Он будет одинаково любить, этого малыша, также как Сару, и никогда не вспомнит о том, что это дитя не его. Что бы там не говорила Зена, она не должна была его даже просить об этом, для Геракла, всегда её малыш, будет нужным и любимым, только потому, что он сам любит её. Геракл осторожно положил руку на живот Зены. – Конечно, этот малыш будет желанным и нужным в нашей семье, я не позволю ему чувствовать себя обделенным. Улыбнулся Геракл, тогда убрав руку, осторожно прикоснулся к щеке возлюбленной, и приблизился к ней, слегка поцеловав её. - И Габриель тоже может жить с нами, - улыбнулся Геракл, хоть и его слова прозвучали не так, как обычно, а с немного другой интонацией, но ради чувств и желаний Зены он готов пойти на всё. К тому же он действительно понимал, что они близкие и неразлучные друзья. Тут же Геракл вспомнил об Иолае, он ведь женился, и собирался вместе с Анастасией дом построить, по соседству с Гераклом, а пока они жили все вместе. Но где-то его друг пропал, и не было слышно о нём. Хотелось бы думать, что вместе со своей женой он отправился в свадебное путешествие, но Геракл всё равно переживал за друга, хотя понимал, что тот способен о себе позаботиться. Однажды этому научила Геракла Немезида. Чуть что, Геракл моментально бросался Иолаю на выручку, пытаясь спасти его и тем самым, не давая возможность другу самостоятельно победить своих врагов. Иногда это Иолая цепляло, ущемляло его гордость, а Геракл об этом даже не догадывался, ведь он не знал, что переживание и опека за другом могли вызвать в Иолае такие чувства. Но однажды ему на это показала Немезида, и Геракл понял, что она была права. Поэтому теперь, запомнив советы девушки, что пробудила в нём первые чувства любви, а теперь была хорошей подругой, Геракл не бросался стремглав на выручку другу. Но тем ни менее, параллельно с этим, в нём зародилась вера в силы Иолая, и Геракл стал понимать, что его друг сможет со всем справится, а если нет, тогда Геракл поможет, если Иолай об этом попросит. Геракл вновь посмотрел на Зену и улыбнулся. – И все мы будем дружной семьёй. Сказав это, Геракл обнял Зену, склонив её к своему плечу, а сам почувствовал, что счастье, к которому они вместе так долго шли уже близко. И вдруг Геракл услышал знакомый женский голос. Вулфи звала разносчика, что подавал еду и выпивку. Геракл обернулся, посмотрел на друзей, тогда на Зену, встал из-за стола и протянул руку Зене. - Пойдём, присоединимся к ним.

Габриель: Геракл Зена Даже не думайте))) Я не буду с вами жить))) ишь, нашли бесплатную няньку)))) Вулфи самоуверенно заявила, что если захочет повеселиться, ее ничто не остановит, а уж тем более поврежденное тело. Габриель лишь рассмеялась на это заявление, настроение у нее повысилось до предела. А собственно чего грустить? Они вернули Зену, победили, спасли город, а Арес опять остался с носом и отправился восвояси. Конечно, немного неприятно, что практически все они пострадали от этой схватки, но, в конце концов, героические дела требуют жертв. Бард подала руку Вулфи и та уверенно приняла помощь, однако стоило ей начать подниматься, как она забавно заойкала и попросила, не торопится, а делать все медленно. Сказительница не сдержалась и вновь рассмеялась, с удовольствием давая наемнице воспользоваться своим плечом. Привыкая к ноющей боли, волчица весело улыбнулась и сказала, что Серенея надолго их запомнит. -О да, особенно когда ты будешь пытаться покорить танцпол! Так же весело заметила светловолосая девушка. Габриель с улыбкой наблюдала, как Вулфи поковыляла к двери, при этом иногда ее заносило в стороны. «Ох, плохая это идея» - подумала бард, но уже отказаться от веселого вечера не могла. Она обернулась на Стейна и кивком головы позвола его. Вскоре все трое миновали коридор и спускались по лестнице. Взгляду невольно попался столик, за которым беседовали Геракл и Зена. Судя по их лицам, разговор у них был очень серьезным. А значит, что вмешиваться не стоит. Встретившись взглядом с королевой воинов, сказительница нежно улыбнулась ей и махнула рукой. Вулфи и Стейн уже уселись за свободный столик, и Габриель поспешила к ним присоединиться. -Эй, а как же танцы? Смеясь, спросила девушка, посматривая то на контуженного, на голову Стейна, то на инвалида в лице наемницы. Невозможно не улыбнуться, сама она наверно со стороны тоже выглядела не вполне здорово. На вопрос Вулфи ответила, что сначала надо бы что-то выпить. -Хитришь, хочешь анестезию принять. Засмеялась блондинка. Вообще, она очень редко пила, как-то не доводилось, да и на разум это плохо влияет. Но с другой стороны, почему бы не расслабиться? Главное не увлекаться вином, а то спутники долго будут ее ловить по Серении. Мало ли у нее спьяну проснется героизм и она, держа в руках саи, пойдет сражаться с невидимым противником? С кем не бывает? К столику подошел мальчик и готов был принять заказ. Габриель заказала себе кубок вина и виноград.

Зена: Габриель а куда тебе деваться то?)))))))))))))))))))0 Зена была благодарна Гераклу за поддержку, и доброту, что он всегда проявлял по отношению к ней. Он вел себя так, словно ничего не случилось, и нежно прикасаясь в очередной раз доказывал, что она любима. Странно ведь Зена никогда не чувствовала себя обделенной этим чувством, но лишь рядом с Гераклом ощущения мира в душе полностью заполняло пространство внутри. В ответ на его легкий поцелуй и улыбку, она тоже улыбнулась. Хватит распускать сопли, так думала королева воинов. И наконец, собравшись с силами и мыслями, легкая улыбка расплылась в широкую, а глаза сверкнули легким огоньком счастья. Ведь сейчас она действительно была счастлива. И довольно кстати вниз спустились их друзья, сначала со ступенек немного не уверенно, как показалось Зене спустилась Вулфи и уселась за свободный стол, решив не мешать, а следом за ней и Габриель со Стейном. Но разговор между Гераклом и Зеной уже закончен, а по сему, женщина на предложение героя подойти к своим друзьям ответила легким кивком, и подала руку мужчине. - Конечно - тихо сказала она и последовала за Гераклом к столику, за которым уселись их друзья. Рука королевы воинов осторожно коснулась плеча барда, а легкая улыбка говорила о том, что женщина рада, что все закончилось. - Не возражаете ? - немного игриво спросила она, присаживаясь за стол к друзьям.

blackwolfy: -Эй, а как же танцы? -Ну, если только ты меня пригласишь, - подмигнула барду наемница, как можно удобнее устраиваясь на лавочке, чтобы сильно не беспокоить поврежденные конечности. Впрочем, она либо уже привыкла к боли, либо действительно ей стало намного легче от того, что все это осталось позади, но чувствовала Вулфи себя уже намного лучше. По поводу анестезии она лишь ухмыльнулась и заказала самую большую кружку эля. Не то, чтобы она хотела действительно напиться, просто у нее был повод. Да, да, конечно.. - с сарказмом заметила она про себя, отчего-то думая о том, что вскоре ей вновь придется отправится в путешествие на поиски своей души, девушка посмотрела на Габриэль, не зная, сказать о своей скором уходе сейчас или пока не портить праздничное настроение сказительницы. -Знаешь, а ведь мне.. - Не возражаете ? - внезапно перед ними возникла Зена, не дав наемнице закончить свое предложение. -Конечно нет, - улыбнулась ей девушка, даже не зная, радоваться ей подобному спасению или нет, к счастью ее сомнения развеяла кружка эля, чудом появившаяся прямо у нее перед носом. Девушка сделала глоток, затем посмотрел на всех сидящих за столом. И то ли алкоголь придал ей смелости, то ли это было просто порывом, но девушка медленно встала из-за стола, немного неуверенно посмотрев на окружающих ее героев. -А знаете, у меня есть тост. Встреча с вами, со всеми вами, - она бросила взгляд на Стейна, с которым у них как-то сразу не заладилось, - изменила мою жизнь. И мне хотелось бы, чтобы не смотря на козни всех бессмертных и смертных вы продолжали делать это - менять людей к лучшему, - девушка подняла кружку в знак подтверждения своих слов, сделала пару глотков и вновь уселась на свое место, а затем уже куда менее пафосно выпалила, - Ах, да, и боюсь мне вскоре придется вас покинуть. Ву понимала, что делает все в спешке и что ее состояние не совсем позвляет ей свободно путешествовать по стране, но какой-то внутренний голос подсказывал наемнице, что нужно быть в ближайшее время девушке определенно нужно быть в другом месте, если она хочет найти Ареса и получить свою душу обратно.

Геракл: Как хорошо, когда всё хорошо заканчивается. Наконец-то с этим делом, вокруг которого было столько шуму, переживания, столько эмоций, бури и наоборот некого затишья, можно даже сказать мелкой войны, всё затихло, они со всем справились, как и всегда. Пришёл счастливый конец, и это приключение было завершено, но поставят ли герои на этом точку? Явное дело, что нет, за пределами Серенеи их ждёт что-то новое, ведь мир на месте не стоит, каждый раз, где-то что-то действительно происходит, и, что каждого из нас ждёт дальше, никто не может предугадать, даже судьбы, часто может произойти всё не так, как они это предусмотрели. Геракл пригласил Зену присоединиться к их друзьям, королева воинов согласилась и спешно отправилась к ним. Геракл же задержался на месте, засмотревшись на нескольких человек у выхода, что бранились, не хотелось бы, что бы здесь вдруг началась драка, не важно из-за чего, в любом случае драка – это досадная вещь. Но ничего не произошло, собеседники лишь переглянулись косыми взглядами и разошлись по сторонам. Один вышел из трактира, другой сел за стол обратно к своей компании. Вскоре Геракл присоединился к друзьям, что уже вели активную беседу. Вулфи и Габриель готовы были танцевать. Геракл подошёл к девушкам и Стейну, до этого момента единственному мужчине в их компании, улыбнулся, развел руками. - О чем беседуете? – спросил Геракл с задорной улыбкой, и ему удалось, широко расставив руки обнять рядом стоящую Габриель и Зену, прижав обеих девушек к себе. Все же всегда было приятно расслабиться в дружеской компании после тяжелых дней, вот только здесь еще не хватало Иолая, как ни крути, но с ним бы было в тысячу крат веселей, он еще тот шутник, хоть иногда его шутки бывают довольно странными, но Иолай всегда был душой любой компании. Но где-то действительно его друг долго пропадал, и Геракл всё чаще об этом задумывался, отвлекшись от своих мыслей, он улыбнулся друзьям, и как раз в этот момент Вулфи проговорила, что вскоре ей придется их покинуть. Геракл отпустил Зену и Габриель, и положил руки на пояс, с мягкой улыбкой глядя на сидящую воительницу. Так оно и должно быть, хоть они и отличная команда, но многие из них разойдутся в разные стороны, и для каждого из людей, что собрались в Серенее вместе, в жизни такие события – не новость. Всегда на пути странников встречался кто-то, с кем приходилось провести некоторое время, и потом приходилось расставаться. Такова жизнь тех, кто не сидит на одном месте, кто пребывает в вечных поисках чего-то, либо смыслом жизни видит лишь странствия. - Куда отправишься? – спросил Геракл ненавязчиво, это не значило, что он требовал ответа, или ему действительно необходимо было это знать, он просто поинтересовался, взглянув на Зену, Габриель и Стейна. Да, конечно, все же никто из всех здесь присутствующих не ожидал, что придется так скоро расставаться, но время действительно не стоит на месте, и кто знает, может Вулфи ждут какие-либо дела. Геракл протянул руку к столу, взял кувшин с вином, налил в свободные стаканы вина, себе лишь немного, поскольку он не пил. После Геракл взял стакан, посмотрел на Вулфи, затем на всех, и проговорил. – Выпьем за отважную воительницу, что готова рискнуть своей жизнью ради других, за ту, у которой большое, доброе и верное сердце. За Вулфи! Геракл поднял стакан и предложил всем выпить за воительницу. Да, она была наёмницей, да, когда нужно было, она убивала людей, и может, она еще сама себе не отдавала отчёта в том, что все же она хороший человек. Геракл в людях не ошибается, такое случается очень редко, и как раз Вулфи не из тех редких случаев. В ней он был уверен до конца, а всё остальное лишь мелочи, и в итоге, спустя некоторое время, девушка и сама поймёт, какой широкой душой обладает, или обладала… Гераклу не было известно, что её душа принадлежит Аресу. Но ведь даже без души, она способна на такие поступки, а значит Вулфи из тех людей, на которых можно положиться, и которая протянет руку помощи. После того, как все отпили вина, и Геракл в том числе, он еще раз посмотрел на воительницу, и проговорил. - Ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь, - Геракл говорил серьезно, с дружеской улыбкой на лице. Если Вулфи понадобится помощь, ей стоит только обратиться к нему, и он в любом случае поможет, да и не только он, но и все, кто здесь находился.

Габриель: Стейн, Вулфи и Габриель уже сидели за столом в отличном расположении духа. Хотелось праздника, хоть раз в жизни. Сказительница давно уже не веселилась, а тут ей выпал отличный шанс развеяться перед следующим захватывающим приключением. Положив ногу на ногу под столом, и покачивая носочком, бард сложила руки на столешнице и игриво посмотрела на наемницу. Вулфи заказала себе самую большую кружку эля и тут же встретила удивленный, но в тоже время веселый взгляд Габриель. -Деточка, а ты не лопнешь? Хихикнула блондинка и перевела взгляд на Стейна. Северянин самый последний сделал заказ, но чем именно он хотел наполнить свой желудок, сказительница так и не услышала. Зазвучала прекрасная музыка, состоящая из струнной лиры и духовной флейты. В центр таверны вышла какая-то девушка, видимо выполняющая тут роль танцовщицы. Танцевала она не плохо, да и публика подбадривала ее ритмичными аплодисментами. Вскоре и сама Габи присоединилась к ним, весело улыбаясь и хлопая в ладоши. Однако, переведя взгляд на Вулфи, девушка перестала улыбаться и хлопать. Что-то во взгляде наемницы было грустное и даже слегка озабоченное, словно она хотела о чем-то сказать, но не решалась. Бард наклонилась слегка вперед, и уже хотела было спросить у Вулфи, в чем дело, как та ее опередила и начала свою речь. Вот только до дрожи знакомый голос перебил ее. Подняв вверх взгляд зеленовато-голубых глаз, Габриель увидела подошедшую к их столику Зену, которая в ту же секунду положила свою руку на плечо барда. Приятное тепло растеклось по всему телу, а на губах сама собой расцвела нежная улыбка. По виду королевы воинов было понятно, что разговор между ней и Гераклом закончен, и, кажется, очень благополучно. Такому исходу девушка была безумно рада. Возле дальнего столика Габриель заметила Геракла, который следил за тем, что бы в таверне не произошло драки и когда два ворчуна разошлись в разные стороны, полубог направился к столику своих друзей. «Так не привычно… мы сейчас все вместе будем просто отдыхать, а обычно судьба сводит нас всех вместе только в страшном бою. Ну что ж, посмотрим, кто из нас лучше всех может веселиться!» - игриво подумала про себя блондинка и согласно кивнула на вопрос Зены. Конечно, никто не возражал! Такого и быть не может, королеве воинов незачем было спрашивать разрешения, чтобы присоединится к собственным друзьям. Габриель слегка привстала, чтобы помочь Зене сесть, как внезапно чья-то могучая рука крепко ее обняла и прижала к мужской груди. Девушка тут же звонко рассмеялась, ни капельки не сопротивляясь, ведь она узнала приятный голос Геракла и его дружеский нрав. Полубог игриво поинтересовался, о чем они беседуют, на что уже освобожденная сказительница ответила: -Мы ждали тебя, чтобы начать теплую беседу. Присаживайся! Проговорила вежливо бард и жестом руки пригласила сына Зевса сесть за стол. Когда все оказались в сидячем положении, а мальчик таверны разнес каждому его заказ, Вулфи внезапно даже для себя встала. Взгляды всех обратились на нее, однако наемница ни капельки не растерялась. Приподнимая кружку эля, она начала говорить красивый тост, смысл, которого был в том, чтобы все они продолжали изменять людей в лучшую сторону, как когда изменили саму Вулфи. Габриель улыбнулась, жаль, у нее сейчас не было под рукой свитка и пера. Она бы обязательно записала слова наемницы, чтобы перечитывать их и иногда цитировать. Отпив немного вина, бард повернула голову и на секунду увлеклась пламенным танцем девушки, однако данное развлечение сразу отошло на второй план, когда Вулфи сказала, что в скором времени ей придется уйти. Лицо Габриель тут же поменялось. Теперь в ее глазах проскользнула искренняя грусть. В глубине души она понимала, что рано или поздно наемница покинет их, однако бард не думала, что это наступит так быстро. -Но, Ву!!! – поспешила капризно возразить Габриель и стрельнула взглядом в сторону Зены, но так и не нашла там поддержки. Поджав губы, девушка тут же начала искать причины, чтобы наемница подольше оставалась с ними. – Ты не можешь… Сейчас тебе нужен отдых и покой, ты слишком слаба! Ляпнула первое, что пришло в голову, но отчасти это было отличным шансом удержать наемницу подле себя. Она слишком плохо себя чувствовала, да и лекарь не советовал ей быть прыткой в первое время после той битвы, так что не куда Габи ее не отпустит. Однако ей было всё же интересно, куда Вулфи так торопится. Не уж то ей надоела компания легендарных героев Греции в лице Зены и Геракла, ну и парочки воинов в виде Габриель и Стейна. Наврядли. Тут было что-то другое. Геракл поинтересовался у наемницы, куда она собирается отправиться, однако волчица не успела ответить. Полубог разлил по чашкам вино и произнес тост: за Вулфи! Все, кто сидели за столом широко заулыбались, стукнулись деревянными кружками и с удовольствием выпили за эту храбрую воительницу. Стоило Габриель поставить кружку, как музыка в зале заиграла громче. Тут уж девушка не удержалась. Она схватила наемницу за кисть руки и потащила танцевать. -Эй, Геракл! Не присоединишься к нам? А то боюсь Вулфи потребуется страховка! Весело рассмеялась сказительница, увлекая наемницу за собой, и маня полубога присоединиться.

Зена: буду подвисать...так что если можете пропускайте мою очередь .. не обижусь) По-скольку Стейн пропал, временно выводим его из сюжетки. После того, как компания воссоединилась за одним столом, Вулфи сообщила о том, что ей придется уйти. Что ж ее можно было понять, поэтому на вопросительный взгляд Габриель относительно ухода Вулфи, Зена лишь поджала нижнюю губу, и слегка улыбнулась. Они не в праве задерживать наемницу, если та изъявила желание покинуть их. Далее последовал тост, в котором все приняли участие, и только у королевы воинов в кружке было молоко. Дааа, не привычно для воительницы, но все же. Обстановка была достаточно спокойной, люди этого города и так пережили слишком много за несколько дней, поэтому сейчас веяло некой умиротворенностью, несмотря на некоторых людей, что смогли привлечь внимание Геракла, но и те мирно разошлись по сторонам. Женщина смотрела на то, как Габриель веселиться и в глубине души радовалась за подругу. Ее улыбка всегда согревала сердце Зены, да и Геракл был рядом и все недомолвки испарились в воздухе. Они приняли решение попробовать жить вместе, но никто из них не знал, чем это может закончиться. Зена наблюдала за всем происходящим молча....она прибывала в своих мыслях, которыми не хотелось делиться и потому, на лице женщины иногда появлялась улыбка, а иногда спокойствие в глазах. Между тем Стейн сидел задумчивый и теребил остатки вина в своем бокале, изредка он поглядывал в сторону Вулфи и Габриель, парой на Зену и Геракла, легко улыбаясь. - Задумался? - спросила Зена, делаю очередной глоток молока. Мужчина тут же перевел взгляд на собеседницу. - Боюсь , что мне как и Вулфи придется покинуть вас на время - с грустью сообщил тот. - Мне бы хотелось пойти с вами и дальше, но у меня есть одно дело, которое требует завершения. Зена слегка прищурила глаза. - Может мы сможем помочь? - спросила она при этом на секунду взглянув на Геракла, рассчитывая, что он поддержит ее предложение, ведь Стейн стал им верным товарищем. Но мужчина твердо ответ нет, ссылая на то, что дело слишком личное. - Обещаю, как закончу я обязательно разыщу вас - после этих слов он посмотрел на Габриель. Возможно это , что-то значило, а может и нет, но об этом знал лишь сам Стейн. Зена еще пару секунд молчала, после чего ответила. - Что ж... наши компания редеет , но я надеюсь на скорую встречу - она улыбнулась. Стейн так же ответил улыбкой, но выжидать окончание веселья не стал. Видно его действительно, что-то торопило. Мужчина встал из-за стола, подошел к Зене пожал ей руку и повернулся к Гераклу, проделав тот же жест рукой. - Был рад познакомится с тобой, и буду рад дальнейшим встречам!

blackwolfy: Сорри, за такой бред, просто как-то надо уже как-то переводить ее в другой квест.. Тост Вулфи восприняли весьма воодушевленно, а Геракл и вовсе предложил выпить в честь самой наемницы. Девушку этот факт явно смутил. Эти люди, которых она вполне могла позволить себе назвать своими друзьями, не знали ведь всей правды о ней. И в этот момент ей хотелось рассказать обо всем - и о ее сделке с Аресом, и о кошмарах, преследующих ее каждую ночь. Но наемница промолчала. Она скоро уйдет и эти проблемы останутся с ней. Нечего ими грузить остальных. Габриэль идея со скорым уходом Вулфи пришлась не по душе. Этого девушка и боялась. Она понимала, что уже приросла душой, хоть теперь уже не принадлежащей ей, к барду и с каждым прошедшим часом уйти ей будет сложнее. Но она не принадлежала их компании. Зена и Габриэль были героинями, они спасали жизни, боролись с коварством богов. Сама наемница просто жила и пыталась бороться за собственное существование, а теперь и за собственную душу. Поток мыслей прервало заявление Стейна, который похоже тоже решил покинуть их честную компанию. Ву попрощалась с парнем, невольно подумав, а не стоит ли ей тихо последовать за ним, только вот бард утащила ее из-за стола, прямо на танцевальную площадку. Наемница некоторое время растерянно смотрела на окружающих, а затем забыв обо всем, присоединилась к общему празднеству. Конечно, двигалась она осторожно, дабы не будить уже казалось бы успокоившуюся боль во всем своем теле. Девушка посмотрела на барда, та тоже похоже во всю отдалась музыке. -Габриэль, если когда-нибудь в будущем ты встретишь меня и я буду звать себя Элиссой - знай, это буду не я, - внезапно призналась Ву, подойдя чуть ближе к барду, чтобы та могла расслышать ее. С этими словами, наемница как будто растворилась среди танцующих, стоило Габриэль и Гераклу отвлечь свое внимание от нее. Ву быстро оказалась в комнате, такой прыти не ожидала даже она, собрала свои вещи и не раздумывая и игнорируя боль во всем теле, вылезла через окно. Благо на всякий случай под ним стоял воз с сеном. Игнорируя взгляды редких прохожих, она накинула капюшон и исчезла в неизвестном направлении. Она почему-то боялась прощального разговора, боялась, что расскажет все на чистоту. Как всегда, бежим от заботы, волчонок.. . ----->Храм Ареса

Геракл: Рано или поздно всё должно было достигнуть своего конца, логического завершения, так и сейчас. Не долго осталось пировать, вместе наслаждаться минутами, когда можно было просто отдохнуть и порадоваться жизни в тесной и дружной компании, поскольку не так часто это удавалось, особенно после столь тяжелых будней. Но не только какое-то чувства показывало, что вскоре кто-то их покинет, но также и здравый смысл, вот уже Вулфи несколько напряглась и опечалилась – явный показатель того, что наёмница собиралась уходить. Габриель этого не хотела принимать, она попросила подругу остаться, потом в итоге в шутливой форме заявила, что никуда не пустит её. Геракл лишь скрестив руки на груди, и опершись об стену, наблюдал за тем, как подруга Зены после тоста потянула Вулфи танцевать. На лице Геракла заиграла лёгкая улыбка, и вместе с этим между Зеной и Стейном завязался легкий разговор, Геракл тут же переключил на них своё внимание, и, отпустив руки, подошёл к столу. Зена предложила Стейну помощь, а так как Геракл слышал ход их разговора, он также присоединился и подтвердил слова возлюбленной уверенным кивком головы и поспешил заверить. - Мы всегда готовы тебе помочь, каким бы ни было твоё дело, - сказал Геракл, но Стейн все равно отказался от помощи, ему нужно было идти. Так было всегда, даже в самых обыкновенных компаниях в самый разгар празднования кто-то первый уходил, за ними один за другим. Стейн поднялся, пожал руку Зене, затем Гераклу. Геракл также крепко пожал руку новому другу, и поджав при этом губы, в благодарной улыбке кивнул. Стейн посмотрел в сторону Габриель, а Геракл проследил за взглядом юноши, затем сказал. – Может, попрощаешься с ней? Но Стейн был твёрдо намерен исчезнуть, как можно скорее, поэтому он ничего не ответил Гераклу, лишь попрощался, и скрылся среди толпы. Геракл же облокотился локтями об край стола и посмотрел на Зену, конечно расставание не нагнало на него печали, как уже говорилось, Геракл привык к подобному в жизни, поэтому такие моменты воспринимал, как что-то совершенно обычное. Он улыбнулся Зене, показывая на Габриель и Вулфи, а затем сказал: - Ну, теперь вернемся домой? Сара нас уже заждалась, - Геракл глянул на Зену, которая была несколько задумчивая, но он не собирался лезть ей в душу. Либо копаться в ней, он понимал, что есть те вещи, которые человек должен перенести самостоятельно, либо то, что он до конца своей жизни будет держать в себе. Но вдруг Геракл услышал задорный голос Габриель, она позвала его присоединиться. Геракл поднялся с лавки, развел руками и пожал плечами. – Ну, вам и без меня там весело. Думаю, я буду только мешать. Попробовал отшутиться он, но не вышло, какая-то девушка, увлеченная танцем, крепко схватила его за руку и потянула в самый центр веселья, где были Габриель и Вулфи, и вместе с остальными Гераклу пришлось танцевать. Он конечно на первых порах попробовал выбраться из круга, но когда под танец менялись парами, и Гераклу досталась другая пара, он уже действительно сбежать не смог, что не скажешь о Вулфи. Как раз на этом элементе танца, когда партнёры менялись, Вулфи и воспользовалась моментом, что бы скрыться. Геракл сразу заметил её молниеносное и быстрое движение по направлению к ступеням и уже потом, как её фигура мелькнула на последней из них. «Удачи тебе» - мысленно пожелал Геракл Вулфи, и когда подошла очередь Габриель быть его парой, он взял и вывел девушку из круга танца, не грубо конечно же. - Она ушла, - только и сказал Геракл светловолосой сказительнице.

Габриель: Время прощаться приближалась с немыслимой скоростью. И Габриель как не странно отлично это осознавала. Вот только верить отказывалась. Она всегда была дружелюбной девушкой и быстро привязывалась к людям. А тут, проведя столько времени со Стейном и Вулфи, она уже просто не представляла свою жизнь без них. Определенно сказительница будет скучать, и вспоминать их чаще, чем следовало бы. Ей бы выдержку Зены, которая в глубине души тоже болезненно переносит потерю людей, но ее внутренняя сила помогает ей справиться с тоской. А вот Габриель так этому и не научилась. И пока, она всеми силами пыталась оттянуть момент расставания. Бард, весело смеясь, потащила Вулфи на танцевальную площадку, чтобы та хотя бы на время отложила свой уход. Но сказительница не знала, что убежав танцевать, она пропустит момент, когда Стейн молчаливо исчезнет из ее жизни. Габриель так увлеклась танцами, что ничего не замечала. Она видела лишь счастливые лица вокруг себя, слышала заводной ритм музыки, хлопанье в ладоши и топот ног. Танцы были забавными и смешными, ведь здесь не было профессионалов, да и никто не оценивал, люди просто веселились и отдыхали. Габриель позвала Геракла присоединиться к ним, но герой как всегда решил шутливо отказаться. Однако одна из местных дев всё-таки увлекла его на танцевальную площадку, где полубога уже поджидали Вулфи и сказительница. Геракл первое время пытался убежать, но танцующие окружили его и просто не выпускали из круга. Бард звонко рассмеялась и крикнула сквозь громкую музыку: -Эй, Геракл, я слышала, ты выиграл конкурс танцев в Кротоне, покажи, что ты умеешь! Габриель сейчас была по-настоящему счастлива. Она веселилась и отдыхала, такое редко бывает. Обычно за одними приключениями тут же следуют другие, без перерыва и передышки. А тут ей выдался момент, жаль, что Зена никогда себе подобного не позволяет. В один момент, бард взглянула на Вулфи, та была очень грустной, не смотря на то, что полностью отдалась энергичному танцу. И внезапно наемница предупредила сказительницу, что если она когда-нибудь встретит волчицу и та представится ей Элиссой, чтобы Габ знала, что это будет не Вулфи. Девушка ничего не поняла и нахмуренно посмотрела на подругу. -У тебя, что, есть сестра-близнец? Спросила амазонка первое, что пришло ей в голову. Но ее слова утонули в грохоте музыки, которая вновь заглотила Габриель в мир танцев с головой. Так девушка не заметила, как Вулфи покинула их, решив не тратить время на слезные прощания. А жаль, барду было, что сказать на прощанье наемнице. Наконец в сумасшедшем танце Габриель сошлась в паре с Гераклом, она весело рассмеялась и уже готова была продолжить, но внезапно герой ненавязчиво вывел ее из круга танцующих. Девушка даже не успела спросить, что случилось, как Геракл сказал всего два слова, которые моментально испортили настроение сказительницы. Она ушла. Вулфи ушла и даже не попрощалась. Как она могла… Габриель обвела зал взглядом и убедилась в том, что наемницы нет. Печально кивнув Гераклу, девушка медленно двинулась к столику. Сев на стул она тут же взялась за кружку с вином и сделала три больших глотка. После чего поставила ту на стол и еще раз огляделась. Кажется, еще кого-то не хватало… -А где Стейн? Растерянно спросила бард, но уже знала ответ. Тоже ушел… А вот тут действительно стало обидно. Между девушкой и северянином пробежала какая-то искра, что-то сблизило их, и Габриель надеялась, что хоть он останется ненадолго с ней. Но, видимо, Стейн этого не хотел. Сказительница отвернула голову и стала наблюдать за танцующими. Взгляд у нее был печальным, глаза на мокром месте, но она всеми силами пыталась держаться. Еще одна закалка для ее мягкосердечного характера. Когда же она научится прощаться и отпускать людей, как Геракл и Зена? Они давно приняли разлуки, как должное, ведь в их жизни по другому нельзя. А Габриель? Сколько лет она путешествует с Зеной и всё не как этому не научится. Наверно ей и не судьба. -Ну, что, куда дальше? Внезапно спросила Габриель, поворачиваясь к друзьям. Проще будет забыть обиду на Вулфи и Стейна во время приключений. Она уже достаточно отдохнула и готова была двинуться в путь, ведь здесь им уже делать нечего. В Серении всё спокойно, и нет места героям.

Зена: - Ну, теперь вернемся домой? Сара нас уже заждалась На слова Геракла, Зена улыбнулась и молчаливо кивнула головой в знак согласия. После чего мужчину утянули на танцпол , где сейчас находилась Габриель и Вулфи, однако спустя пару секунд волчица исчезла из виду королевы воинов, на что воительница лишь слабо вздохнула, мысленно пожелав удачи той в ее странствиях. Зена смотрела на подругу в глазах которой было счастье, маленькие звездочки в глазах, говорили о том, что ей хорошо, но в один прекрасный момент, улыбка с ее лица исчезла, а звезды превратились в едва заметные слезинки, что скопились на краю глаз, но так и не вышли за их границы. Королева воинов понимала от, чего ее подруга так погрустнела, ведь Габриель всегда привязывалась к людям, и с трудом могла пережить расставание с ними, особенно когда эти люди стали дороги ей, а тут они покидают даже не попрощавшись. Зена не могла смотреть на то, как родной человек едва сдерживает горькие слезы. А когда глаза подруги встретились взглядом с Зеной, женщина встала из-за стола и подошла к ней. Королева воинов, легко улыбнулась, после чего нежно коснулась тыльной стороной руки, щеки Габриель. - Мы обязательно еще встретим их - тихо сказала она, после чего прижала Габриель к себе. А взгляд обратила к Гераклу. Да, Зена сейчас была не многословна, но она никогда не отличалась излишней разговорчивостью...Это был удел Габриель. Талант который не раз помогал им в их путешествиях. - Думаю нам стоит переночевать здесь, а утром отправится..... домой - последнее слово было сказано с особой теплотой в голосе.

Геракл: Конечно, Геракл ситал, что Вулфи и Стейн поступили не правильно. Да, расставаться всегда было сложно, несмотря ни на какие обстоятельства. Это просто нужно было пережить и продолжать свой путь дальше в надежде на то, что однажды дороги их вновь сведут вместе. Но Стейн, решил так скоро оставить их всех, а главное Габриель, что уже в некоторой степени привязалась к юноше, а возможно, даже между ними и промелькнули некие чувства. Определенно он должен был попрощаться с ней, также, как и Вулфи. Та тоже поспешила незаметно скрыться, пока Габриель затанцевалась. А было ведь так, что они наоборот сделали легче лишь себе, только себе, ушли не попрощавшись. Так будет лучше для них, но Габриель, наверняка она чувствовала себя брошенной. Да, у неё была Зена, но и к этим людям светловолосая бард успела привязаться и она действительно заслуживала на то, что бы они с ней хотя бы попрощались. Геракл видел, как исчезла её счастливая улыбка после того, как он сказал эти два слова, о том, что Вулфи ушла. Затем подруга Зены заметила, что и Стейна нет, тогда уже совсем загрустила. Но не стоит их винить, у них не было выбора, и Стейн и Вулфи думали, что так будет лучше для всех – неожиданное и незаметное расставание. Геракл переглянулся с Зеной, когда та стала успокаивать свою подругу, а сам обвёл взглядом зал, где люди развлекались. Тогда чуть погодя Габриель спросила, куда дальше. Зена предложила заночевать здесь, а потом отправится домой, Гераклу эта идея очень понравилась. Он кивнул головой, и сказал: - Да, давайте отдохнём здесь перед дорогой, - Геракл взял свою чашу и допил оставшееся вино. Нет, он выпил немного, и от такой дозы его не развезло, и он даже не чувствовал действие алкоголя. Этого было слишком мало, что бы он уже опьянел, так что Геракл был в здравом уме. После того, как Зена и Габриель отправились наверх, Геракл подошёл к стойке, рассчитался с трактирщиком, за комнаты, выпивку ми еду, но тот вернул Гераклу все деньги, и сказал, что им всё бесплатно, как в благодарность всей Серенеи, за то, что они спасли их от нападения войска. Геракл улыбнулся, все же оставил монеты на стойке, и отправился наверх, постучав в комнату, он открыл дверь, заглянул, затем вошёл, и, прикрыв за собой дверь, сказал. – Ну, вы располагайтесь здесь. Если что я буду в соседней комнате, напротив. Геракл посмотрел на Зену, задержав на королеве воинов свой взгляд, тогда мимолётно посмотрел на Габриель, улыбнулся подруге Зены, и закрыл за собой дверь, отправившись в свою комнату. Здесь было чисто и убрано, не богатая обстановка, всего одна кровать у стены, недалеко от кровати стояла небольшая тумбочка, здесь не было шкафа, но у противоположной стены стоял плетёный из лозы стул. Геракл посмотрел на этот стул и улыбнулся. «Нужно запомнить, что бы я на него не садился», - действительно, ведь если Геракл сядет на этот стул, то он его не удержит, и Геракл просто сломает его, чего бы очень не хотелось. Он присел на кровать, упершись взглядом в пол, и задумался, о чём известно только ему. Но на самом деле он видел, ту дружбу и единство, что было между Зеной и Габриель, и ему знакомы такие чувства. Он и Иолай – два лучших друга, что всегда вместе, ну или в больших случаях. Но сейчас Иолая рядом не было. Геракл резко поднялся с кровати, подошёл к окну, и, опершись плечом об стену, он скрестил руки на груди, и глядя сверху на мелькающие фигуры внизу, Геракл задумался о том, где сейчас находиться Иолай, всё ли с ним в порядке. Что самое противное, так это то, что его терзала тревога, словно какое-то шестое чувство подсказывало, что все же стоит броситься на поиски Иолая. Так почему он этого не делает? Геракл посерьезнел и заметно помрачнел, мысли о том, где сейчас пребывал его друг, волновали неспокойную душу Геракла, и сейчас почему-то даже вера в силы Иолая не очень спасала Геракла от волнения.

Габриель: Было такое чувство, что все боятся прощаться с Габриель. Словно, она съест их или убьет на месте. Глупо как-то. И не справедливо. Конечно, может она начала бы упрашивать их остаться еще на какое-то время, но всегда же можно сказать твердое "нет". Однако, Стейн и Вулфи оказались слишком мягкосердечными, чтобы отказать надоедливому барду, поэтому решили просто убежать, ничего не сказав. Либо, расставание со сказительницей принесло бы им такую же утрату, как и ей самой. Об этом думать можно бесконечно, тем самым причиняя себе только ненужную боль, поэтому Габриель постаралась выкинуть Вулфи и Стейна из головы. В конце концов, если судьба распорядится так, чтобы они встретились, все прежние обиды будут забыты. Бард подняла глаза на Зену и встретилась с ней взглядом. Внезапно, королева воинов, гонимая непонятным желанием, встала из-за стола, подошла к девушке и ласково провела рукой по ее щеке, сказав при этом, что они обязательно их еще встретят. Габриель слабо улыбнулась на это и кивнула, слегка отстраняясь от руки Зены. Ей было приятно прикосновение подруги, и то, что она пытается утешить сказительницу, вот только обращаться с ней, как с ребенком не нужно. Она справится с этим сама. Но Зена посчитала, что ее добродушная подруга слишком расстроилась, поэтому после своих слов тут же заключила Габриель в объятия. Бард этого не ожидала, поэтому встретила объятия подруги слегка удивленно, но все же приобняла Зену и легонько похлопала ее по спине. -Я в порядке, спасибо. Уже на словах сказительница решила дать понять, что она справится с этим бременем. В конце концов, только с помощью боли, мы закаляемся, становимся сильнее и чуть не доверчивей. Тут же Зена ответила на ранее заданный Габриель вопрос о том, куда они отправятся дальше. Темноволосая воительница предложила заночевать в Серении, а утром отправится домой. Гераклу эта идея очень понравилась, и он не скрывал своих эмоций, что зеркально отразились на лице. Полубог согласился переночевать здесь. Габриель удивленно переводила взгляд с сына Зевса на королеву воинов. Она явно что-то упустила, так как не совсем понимала, куда это домой? Но судя по всему, теперь у них был свой дом. Точнее, дом Геракла и Зены, Габриель была там явно лишней. И всё же радость за подругу тут же мелодией заиграла в сердце барда. Значит, разговор двух героев прошел хорошо, и они решили попробовать создать полноценную, нормальную семью. Это было просто замечательно! Ведь Зена и Геракл безумно любили друг друга, у них была прекрасная маленькая дочка и вскоре на свет появится еще один ребенок. Они определенно уже должны жить вместе и остепенится. О подвигах придется забыть, хоть это будет и тяжело в первое время. Однако любовь поможет им пережить такую потерю. Габриель пока не стала говорить Зене, что ей не место в их доме. Как гость, да, но как постоянный жилец - нет. Они же не шведская семья, да и, в конце концов, Гераклу и Зене надо будет бывать вдвоем для вполне логичных вещей, а тут Габриель будет хвостиком за ними бегать. Нет, так дела не пойдут. Но лучше сказительница поговорит на эту тему с подругой, когда они останутся вдвоем. Если вообще останутся. Как оказалось, вдвоем верные подруги остались достаточно быстро. Выпив вино и молоко, Зена и Габриель отправились наверх, где их уже поджидали снятые комнаты. Зайдя в одну из них, бард подошла к Королеве воинов: -Я так понимаю, ваш разговор с Гераклом кончился тем, что у вас появился общий дом? С улыбкой спросила девушка и положила ладонь на округлый живот подруги. Малыш внутри Зены тут же отреагировал на знакомое прикосновение и толкнул маму ножкой. Почувствовав легкий толчок, Габриель расплылась в счастливой улыбке. Однако подняв взор на подругу, бард убрала руку и поджала губы. -Зена, знаешь, я думаю, что я буду... Начала было Габриель, но в дверь внезапно постучались. Никто не сомневался, что это Геракл и, конечно же, для него все двери в Греции были открыты, в том числе и эта. Полубог зашел в комнату и сказал, что он будет в соседней комнате, девушка улыбнулась ему, когда его взгляд невзначай коснулся ее. Затем Геракл вышел, но Габриель помнила, как пристально он смотрел на свою любимую. Повернувшись к подруге, бард решила отложить разговор на потом, а сейчас предложила ей побыть с Гераклом. -Иди к нему, он безумно любит тебя и скучает. А я переночую тут. Улыбнулась сказительница. Она отдала право этой ночи полубогу, хоть сама безумно соскучилась по Зене. Но тут уж надо видеть границы. Дружба дружбой, а любовь любовью.

Зена: В ответ Зене, Габриель уверила подругу, что с той все в порядке. Что ж, Габриель сильно изменилась за это время. Если раньше она была простой деревенской девчонкой, которая воспринимала некоторые вещи, излишне эмоционально, сейчас - это состоявшееся личность, способная справляться со своими эмоциями, и это безусловно радовало воительницу. Геракл положительно воспринял предложение Зены о том, чтобы провести ночь в таверне, а по утру отправится в путь. Мужчина оплатил две комнаты, в которые и поднялись друзья. Когда Зена и Габриель вошли в одну из комнат, бард задала вопрос подруге. -Я так понимаю, ваш разговор с Гераклом кончился тем, что у вас появился общий дом? Зена стояла возле окна и повернулась когда, сказительница заговорила. Поджав на секунду губы, но тут же подруга коснулась живота воительницы, на что малыш тут же среагировал. - Ты ему определенно нравишься - немного иронично сказала она, глядя в глаза подруги. Но надо было ответить и на вопрос заданный ранее. - Геракл сказал, что построил дом .... Мы решили попробовать жить вместе , Саре нужны мама и папа... - тихо говорила она. Но в глубине души, Зена не знала сможет ли справится с собой и забыть жизнь которой жила столько лет. -Зена, знаешь, я думаю, что я буду... Габриель хотела, что-то сказать, но тут в комнату вошел Геракл, который сказал, что будет в соседней комнате. -Иди к нему, он безумно любит тебя и скучает. А я переночую тут. Даже в минуты когда Габриель хочется побыть вдвоем с подругой, она жертвует собой ради счастья Зены. Королева воинов ценила Габриель не только за то, что она была ей верной подругой, сказительница была для Зены дорогим и по настоящему близким человеком, ради которого она готова пожертвовать своей жизнь, как и Габриель ради нее. За это время Зена успела соскучиться за бардом, ей хотелось провести с ней время, поговорить, ведь Габриель всегда находила нужные слова для воительницы. - Габриель ты лучшее, что случилось в моей жизни, если бы не ты, я не знаю кем бы я стала...- королева воинов вновь обняла подругу, после чего улыбнулась и вышла из комнаты. Некоторое время Зена провела в коридоре, и только спустя время подошла к комнате, где находился Геракл. Женщина подняла руку, чтобы постучать в дверь, но от легкого сквозняка, что гулял по коридору она отворилась сама. - Прости, я хотела постучать, но сквозняк решил, открыть дверь - она слегка улыбнулась - Можно ? - тихим голосом спросила она делая шаг в комнату.

Геракл: Геракл всё это время пребывал в своих мыслях, он стоял у окна, скрестив руки на груди, с задумчивым лицом вглядывался в улицу, на которую спускалась ночная темень. Да, уже практически видно ничего не было, но это даже было к лучшему, ничего Геракла не отвлекало от размышлений. Но он все же надеялся, что с Иолаем всё в порядке. Через столько всего они прошли вместе, и Геракл верил, что нет на свете такой силы, которая способна остановить Иолая, он всегда найдёт выход, как выбраться, хотя бы взять, к примеру, его старые охотничьи штучки, что всегда так забавляли Геракла, и иногда действительно выручали обоих. В этот момент Геракл усмехнулся, предавшись воспоминаниям о том, как иногда Иолаю приходилось выкручиваться, когда этот самый старый охотничий трюк не срабатывал. Подул легкий ветер, Геракл еще раз улыбнулся, и медленным шагом направился к кровати, он встал над ней, посмотрел на чисто застеленную кровать, поправил латы на левой руке, и тогда присел на край кровати. А после чего прилёг. Спать ему не хотелось, и не только из-за того, что в голове витало достаточное количество мыслей, просто, после всех этих событий, он всё равно не чувствовал усталости, хотя произошло много всего. Заложив правую руку за голову, Геракл смотрел в потолок, и думал о том, что наконец-то всё закончилось, и скоро они все вместе отправятся домой. Как обрадуется Сара, когда увидит свою настоящую маму, ведь она так часто говорила о Зене. Всё это было впереди, тихая и спокойная жизнь. Но разве это было реально, да, для Зены и Геракла наверняка будет очень сложно перечеркнуть всю свою героическую жизнь, но Геракл готов пожертвовать этим ради семьи, ведь он всегда так хотел иметь семью, иметь свой дом, жену, детей. Спустя мгновение Геракл услышал тихие шаги, а затем голос Зены. Она сказала, что хотела постучать, но ветер сам открыл дверь. Геракл сначала приподнялся на локтях, посмотрел на королеву воинов, затем он быстро встал с постели, и взгляд его был несколько взволнованным. - Что-то произошло? – обеспокоенно спросил Геракл у Зены, ведь он говорил, что будет рядом, если вдруг, что произойдёт, хотя, вроде наоборот всё указывало на то, что ничего не произошло, везде тихо и спокойно, а значит порядок.

Зена: Зена вошла в комнату, осторожно прикрыв за собой дверь. Геракл же сначала приподнялся на локтях, а затем и вовсе встал с кровати. Следом последовал вопрос немного взволнованный. - Что-то произошло? Зена легко улыбнулась. - Нет - тихо ответила она - По-моему на сегодня приключений достаточно - так же улыбаясь ответила она. - Я зашла пожелать спокойной ночи - смотря в глаза герою сказала воительница. Хотя истинный мотив своего визита она предпочла скрыть в себе. Ночь уже совсем охватила город, а легкий прохладный ветерок , разгуливал по внутреннему дворику таверны, именно туда выходили окна комнат. И лишь ветки деревьев говорили выдавали гуляющий во дворе ветер. - Геракл ... - не дождавшись ответа продолжила воительница - Я хотела извиниться, ведь если бы не моя ревность, Аресу не удалось овладеть моим рассудком. Мне стыдно признаваться в этом, но от правды не уйдешь. Прости....еще раз...

Геракл: Геракл не ожидал, что Зена появится, что бы хотя бы пожелать ему спокойной ночи. С ним-то она говорила, Геракл думал, что королева воинов захочет всё обсудить и со своей подругой. Но спустя некоторое время она пришла сюда, к нему. Тихо отворила дверь и улыбнувшись успокоила Геракла, сказав, что всё в порядке. Он улыбнулся ей в ответ и пригласил войти, тогда прошёл мимо Зены и плотно прикрыл за ней дверь. Затем повернулся, и глядя на Зену положил руки на пояс. - Мы уже это обсудили, - мягко улыбнувшись, сказал Геракл, он опустил руки и подошёл к Зене, нежно прикоснувшись к её щеке. – Всё в прошлом. Геракл опустил руку, и посмотрел в красивые голубые глаза Зены. Он задумался о том, что она сказала, ревность, Арес. Действительно, не стоит возвращаться к прошлому, когда на кону есть более важные вещи, как например тот договор с Аресом на душу Зены, о котором Геракл не стал так конкретно расспрашивать. Но и мусолить прошлое также не стоило, тем более он ни в чём не винил Зену. Ревность конечно страшное чувство, но Гераклу также было известно, как отлично умеет его брат играть на чувствах человека, а Зена была эмоциональна, в некотором смысле и в некоторых ситуациях, он просто этим воспользовался. - Тем более завтра нам предстоит дорога домой, - улыбнулся Геракл.

Livia: ранее Когда Сара и Ливия переносились, словно теплые огоньки забегали по телу, едва касаясь кожи, они оставляли приятное ощущение легкости. Но сейчас девушку грело вовсе не волшебство сестры, а трудно различимая радость на душе. Вскоре она увидит матерь своими глазами, настоящую хоть и в далеком уже прошлом. Возможно, сможет разглядеть в Зене саму себя, найти ответы на многие вопросы, что задавала каждый день нерадивым учителям и самому Актавиану. Уже совсем скоро… Довольно внезапно перемещение дочерей Королевы воинов закончилось. Величественные горы, окружавшие девушек, исчезли, снега не было вокруг и в помине, разве только ледяная пещера и слова Мики о том, что она и есть гибель богов, словно мираж не выходили из сознания. Горный воздух еще остался в легких, а вокруг уже находились стены обычной комнаты. Дочь Рима не поняла, куда именно их перенесла Сара, но задавать вопросы не спешила. Чемпионка внимательно осмотрелась, при этом, не отпуская руки сестры. После ослепительного солнца, в комнате было не привычно темно. Девушка смогла рассмотреть лишь очертания предметов. Откуда-то снизу слышались голоса, тяжелые шаги и смех. Пахло пряностями, едой и элем, обычными блюдами в таверне. Ливия вовсе не проголодалась, даже наоборот, утолив голод в злосчастном заведении, где на них напали разбойники, молодая римская воительница почувствовала, что еще очень долго не захочет есть, а пряный запах теперь вызывал лишь стойкое отвращение. Неужели мы опять в том же проклятом месте? Наконец, отпустив руку Сары, Дочь Рима сделала шаг вперед и, услышав шорох совсем рядом, поняла, что в комнате они находятся явно не одни. Силуэт, едва различимый, но явно женский был в нескольких шагах от девушек. - Кто здесь? Микаэлла, где мы? – наконец решилась спросить Ливия.

Сара: Спустя несколько секунд девушки уже стояли в одной из комнат таверны, которая ни чем другим не отличалась от тех, что были в их время. Сара осмотрелась и осторожно отпустила руку Ливии. Здесь было довольно тихо, и спокойно, значит Сара не ошиблась и перенесла их в верное время, однако Зены она по близости не наблюдала. - Неужели мы опять в том же проклятом месте? Внезапные мысли Ливии, заставили Сару слегка нахмурится, но она тут же ответила на последующий вопрос сестры. - Кто здесь? Микаэлла, где мы? Девушка прищурившись оглянулась и увидела перед собой светловолосую женщину, коротко стриженные, волосы, мягкие черты лица…. И тогда Сара окончательно убедилась, что попала в нужный промежуток времени, ведь перед ними Габриель – лучшая подруга их матери и величайший бард в их время. - Мы там где живет наша мать – улыбнулась она, не отрывая взгляда от сказительницы. Однако, Саре показалось, что тетя Габриель совершенно не узнала их, оно и понятно… Ливию сказительница знать не знает, Сару видела только ребенком, да и кому понравится появление двух не знакомых барышень в ночное время да еще и охваченных пламенем ада, ведь этот дар оставила ей Ивел. Сара немного растерянно вытянула руки вперед. -- Эммм, Габриель мы не желаем тебе зла…- больше в голове Саре ничего не пришло, кроме этой нелепой фразы.

Габриель: Напоследок сказанные слова Зены, вызвали на устах Габриель добрую улыбку. Она была рада, что сыграла немало важную роль в жизни королевы воинов и помогла ей измениться в лучшую сторону. Как знать, быть может без наивного и болтливого барда, разрушительница наций была бы еще жива. Сейчас ее практически не было в Зене, но иногда Арес и другие не самые добрые личности пытались воскресить злую сторону королевы воинов, и использовать ее в своих корыстных целях. Вот только Зена была сильна не только на мечах, но и своей непобедимой силой духа. Ее сломить не так-то просто, а если всё же удается найти уязвимое место и сделать из Зены безжалостную убийцу, на горизонте всегда появляется бард и попытается этому помешает. Всякий раз Габриель удавалось достучаться до сердца королевы воинов и поставить ее на правильный путь. Вот и сейчас, очередное приключение закончилось победой двух верных подруг. Однако сказительница вспомнила тот день, когда Габриель и Зена сидели возле реки, и королева воинов показала на ровную и спокойную реку, сказав, что когда-то она была такой же. Затем воительница кинула в воду камень и неровные круги пошли по зеркальной глади реки, а Зена сказала, что такой она стала теперь. Габриель тогда попыталась ей возразить, предположив, что если немного подождать, то река вновь станет ровной и спокойной, но Зена мудро заметила, что камень-то теперь останется внутри. Река вновь станет спокойной и ровной, но она уже изменилась и никогда не будет прежней. И именно этот камень все злодеи пытаются достать в Зене. Но, как и прежде, им это не удается. Габриель с мягкой улыбкой проводила королеву воинов до дверей, а когда та ушла к Гераклу, тяжело вздохнула, словно у нее самой на сердце был тяжелый камень. «Не уже ли это было наше последнее приключение?» - с легкой тоской подумала бард и подошла к окну. На улицах Серенеи было уже темно, однако до сих доносился звук веселой музыки и смех местных жителей. Они праздновали победу и спасение, а Габриель оставалось лишь грустить в одиночестве. Она смотрела в окно и думала о своей дальнейшей жизни без Зены. Бард так глубоко ушла в свои размышления, что даже не заметила легкого порыва ветра, что внезапно появился в комнате и потрепал светлые волосы. «Пора ложиться спать» - подумала сказительница, и тут услышала посторонний голос в комнате, где кроме нее самой никого не должно быть. - Кто здесь? Микаэлла, где мы? - Мы там, где живет наша мать Габриель едва не подпрыгнула от неожиданности и испуга. С широко распахнутыми глазами она обернулась, пытаясь найти тех, кто нарушил ее одиночество. Голоса принадлежали женщинам, нет, даже скорее молодым девушкам. Причем один из них, тот что воительница услышала первым, был пропитан властью и уверенностью, второй же был утешающим, спокойным и мягким. А кто такая Микаэлла? Их в комнате двое? Габриель прищурила глаза, пытаясь в полумраке разглядеть стройные фигуры, и у нее это получилось. Шаг и из тени появились две молодые девушки, заставляя барда на уровне инстинкта самосохранения сделать шаг назад и упереться спиной в стекло. Сказительница растерянно переводила взгляд с одной незнакомки на другую и не могла понять, что им нужно, и как они очутились здесь. Не уже ли Габриель настолько ушла в себя, что даже не расслышала, как открылась дверь, и как заскрипели половицы при шагах этих дев. -Кто вы такие? Бард постаралась придать своему голосу, как можно больше уверенности и храбрости. Получилось плохо, плюс ко всему она начисто проигнорировала вопрос той девушки, что заговорила первой. «Как странно…» - подумала сказительница, продолжая с жадностью осматривать незнакомок. Она готова была поклясться, что видит их обеих впервые, ведь память на лица у Габриель была отличная. Однако в девушках было что-то такое до боли знакомое, как будто она видела эти глаза или эти скулы ранее. Это заставляло сердце барда ускоренно биться в груди. Присмотревшись, сказительница поняла, что девушки, скорее всего сестры, у них обоих невероятно красивые и пронзительные голубые глаза, плавный овал лица и ярко выраженные скулы. «Как у Зены» - пронеслась внезапная мысль, которой Габи почему-то не предала должного внимания. Внезапно вторая девушка, та, что показалась барду более мягкой и спокойной, протянула к ней руки и сказала, что не желает зла, при этом назвав сказительницу по имени. -Откуда вы знаете мое имя? И что вам нужно от меня? Очередные нелепые вопросы слетели с уст светловолосой девушки, что уже начинала побаиваться сложившейся ситуации. А не позвать ли ей Зену? Нет, пока рано, не зачем дергать королеву воинов по пустякам. Она сейчас с Гераклом, так что пусть насладятся друг другом, пока есть возможность. Кто знает, может это просто девушки Серенеи, которые решили поблагодарить Габриель лично, хотя заходить без стука явно не очень прилично.

Зена: Геракл, как всегда был тактичен, и сказал, что «все в прошлом», на что губы королевы воинов дрогнули в легкой улыбке. Ей было приятно, что герой относится к ней все с той же мягкостью, и не винит за все грехи. Зене была важно, что она может ему доверять не только как другу, но и как близкому человеку. Однако в голове по прежнему появлялись различные мысли относительно мирной жизни, вот только озвучивать она их пока не собиралась, а может и вовсе похоронит их у себя в сознании. - Тем более завтра нам предстоит дорога домой В глазах королевы воинов было абсолютное спокойствие, ей казалось, что мир во круг них замер в ожидании чего-то. - Дааа –тихо и в то же время немного протяжно сказала она. К сожалению спокойствие в ее душе длилось не долго, едва она открыла рот, чтобы продолжить разговор, как внутри все резко сжалось. Предчувствие опасности, или нечто подобное. Воительница повернулась в сторону дверей, но там никого не было, однако она определенно что-то слышала. - Может Габриель грахочет чем… - пронеслось в голове, но тут же эти мысли покинули ее голову, как за стенкой послышались голоса. Зена быстро метнулась к двери и осторожно приоткрыла ее стараясь не напугать не званных гостей, которые сейчас разговаривали с Габриель. И вот одна из них протянула руку к барду. В комнате стоял мрак, а потому не известно, что хотела это девушка, вдруг у нее в руках нож… Медлить воительница не стала и запустила шакрам, оружие ударилось о стену, затем спинку стула и пролетело между Габриель и рукой незнакомки, отбивая у той всякое желание тянуться дальше. - Не знаю, кто вы и зачем здесь, но клянусь троните ее и я…. – воительница немного опешила когда вгляделась в фигуры , что стояли между ней и Габриель. Довольно молодые особы, но у врага лица бывают разные. Она поймала шакрам, но оружие доставать не стала. Прищурив глаза Зена внимательно посмотрела в порядке ли Габриель , и только убедившись, что подруга цела добавила. – Вам кажется, задали вопрос, и советую ответить на него честно … похоже муза кончилась... =\

Геракл: Тихая, спокойная атмосфера, улыбка любимой женщины, свой собственный дом, что может быть лучше этого? Нет, ничего. Геракл, всегда мечтал иметь семью, однажды у него была жена и дети, но Гера отняла их у него, и с тех пор он странствовал по земле, без дома, без семьи, но в его душе так и осталось то желание домашнего уюта, он больше всего на свете хотел иметь семью. Но после смерти жены и детей, Геракл закрыл своё сердце для других женщин, он больше не любил, пока в его жизни не появилась Зена. Она была той, кто пробудила в нём теплые чувства вновь и заставила его сердце биться сильнее. Она та, которая смогла влюбить его в себя, заставить чувствам вновь проснуться. И Геракл полюбил королеву воинов, но после их небольшого приключения, она оставила его и отправилась своей дорогой, исправлять грехи прошлого. Геракл, конечно предложил помощь, но Зена отказалась. После этого судьба еще не один раз сводила их вместе, и теперь, у них есть дочь, а в ближайшем будущем Геракл вновь обретёт семью. Но он не видел тех сомнений, что терзали Зену, по этому поводу. Да, конечно, он и сам много думал на этот счёт, ведь тоже спустя столько лет остепениться, как бы долго Геракл этого не желал, ему будет трудно привыкнуть к обычной жизни. Но он готов, ведь он этого хотел. Раньше, конечно, он иногда просто изнывал от скуки, но он был счастлив и сейчас, он бы всё отдал, что бы вернуться в то время, поэтому ни о чем не станет жалеть. Теперь его мечта осуществиться, он будет иметь семью, будет рядом со своей дочерью, а приключения, хватит приключений и подвигов, однажды, стоит пожить и для себя. Новая жизнь начнётся уже утром. Но Геракл действительно наверняка не знал, какие сомнения терзают Зену, конечно он догадывался, что, вероятней всего, ей будет сложно остепениться, но они обо всём поговорили и готовы были пойти на это вместе. Зена улыбнулась, она готова была произнести что-то еще, но в соседней комнате послышались голоса, не достаточно громкие, но явно там была какая-то возня, и шёл разговор, деревянные стены не так уж держали звук в себе. Геракл нахмурился, посмотрел на Зену, которая уже обернулась и всего через мгновение скрылась за порогом. Держа руки на поясе прежде, правой рукой, Геракл потёр лоб, качнул головой с досадой, и отправился вслед за королевой воинов. В комнате оказалась не одна Габриель, но еще и две девушки. Одна из них была его дочерью, а вторая… Геракл так и застыл в немом удивлении, не узнать Ливию он не мог. Геракл заметил легкое движение руки Зены в сторону шакрама. - Зена, стой! – сказал Геракл, но он был у порога, а королева воинов уже в комнате, поэтому остановить её он не смог. Хорошо, что воительница отправила шакрам в полёт, лишь как предостережение, было бы не очень хорошо, если бы Зена отрубила руку своей дочери. Геракл решил больше времени не тратить уверенным шагом вошёл в комнату. Тем временем, уже Габриель потребовала ответа от девушек, Зена также напомнила им о своей нетерпеливости. Геракл подошёл к ней, посмотрел на Зену, скрестив руки на груди, и сказал. – Не спеши применять оружие. Это друзья. Вначале Геракл хотел назвать обеих девушек друзьями, но как-то насчёт Ливии он не был уверен. Геракл отлично помнил, как попросил свою дочь увести Ливию подальше от Рима и постараться облагоразумить, может, у Сары это вышло. Да, Геракл всё помнил, он помнил своё путешествие в будущее. Если бы он был человеком, возможно, по возвращению обратно всё стёрлось с его памяти, но он был полубогом, поэтому прекрасно помнил, что происходило тогда. И не забыл, что перед ним стоит его дочь и хладнокровная чемпионка Рима. Правда, как бы не старался Геракл, но скрыть радость в глазах он не смог, на его лице появилась улыбка, как только он встретился взглядами с дочерью, Геракл вопросительно и с непониманием на неё глянул. - Микаэла? – переспросил он, затем слегка отрицательно качнул головой, нахмурившись, и взмахнул рукой. – Но что ты здесь делаешь? Да, возможно, не лучшее приветствие отца дочери, но он, как никто другой знал, что все эти путешествия не к добру. Геракл не стал спрашивать, как она сюда попала, поскольку силу своей дочери, ему уже удалось узнать. То есть, это она сюда переместилась, но почему вместе с Ливией? В голове было столько вопросов. Еще одну секунду, и Гераклу уже не нужны были ответы на его вопросы, он сделал несколько шагов и заключил дочь в крепкие отцовские объятия. - Как же я рад тебя видеть!

Livia: Глаза начали привыкать к свету, и Ливия вскоре перестала нелепо щуриться. Она не ошиблась и в комнате находилась женщина среднего роста с короткими волосами. Дочь Рима, не знала ждать ли от нее опасности, ведь весь последний день их преследовали одни неудачи и рассчитывать сейчас на радушный прием после телепортации не приходилось. Микаэлла с небольшим замешательством, но все, же ответила на вопрос Чемпионки. - Мы там где живет наша мать Она, что живет в таверне? Подумала Ливия, но вслух этого предположения не высказала. Все-таки оно было довольно абсурдно, да и сердце подсказывало, что неясный ответ Сары скоро обретет смысл. Так и произошло, дочь королевы воинов с магическими способностями приблизилась к фигуре женщины и миролюбиво протянула к ней руку. -- Эммм, Габриель мы не желаем тебе зла… Даже в темноте римская воительница почувствовала непонимающий, испытывающий и в чем то недоверчивый взгляд девушки, которую Мика назвала Габриэль. В ответ на дружелюбие Сары раздались вопросы, вполне понятные для такой ситуации. Сама Ливия весьма удивилась, если бы в ее императорских покоях возникли две непонятные девушки с твердыми намерениями отыскать мать, и она понимала недоверие светловолосой незнакомки. Неожиданно в тишине и полумраке раздался грозный голос и, где-то рядом просвистело оружие, издав железный протяжный звук после удара о стены комнаты. В душе у Дочери Рима неожиданно все перевернулось, голос показался мягким и очень знакомым. Но всякий шанс на то, что они, наконец, встретили Королеву воинов, был весьма невелик и Ливия скинула нагрянувшее волнение, резкое недомогание и частый стук пламенного сердце на обычную усталость. – Вам кажется, задали вопрос, и советую ответить на него честно … До боли знакомый глосс послышался второй раз. Нет, второй раз уже сомнений не может быть, эта девушка, вошедшая в комнату, имеет прямое отношение к Зене и судьбе самой Евы. Не успела Ливия решить, что именно ей ответить, как в комнату, по-видимому, вошел еще один человек, теперь уже мужчина. - Зена, стой! Не спеши применять оружие. Это друзья. Зена!?Сама Зена перед ней? Даже теперь Ливия с трудом могла поверить, что встретила свою настоящую мать. Женщину, подарившую ей жизнь и давшую невероятную силу воительницы в наследство. Конечно, настоящая Ева по-другому представляла их встречу. Не в пропахшем алкоголем кабаке и не в полутемной комнате с множеством народу вокруг. Да и дружелюбием Королева воинов к ним явно не располагала. Но даже через полумрак она видела гордую осанку Зены, ее глаза и тонкую воинственную фигуру. Мужчина, вошедший вслед за мамой Сары и Ливии, подошел совсем вплотную к Микаэлле и с любовью заключил ее в крепкие объятия. Чемпионка, наблюдавшая за всем в стороне, не могла связать и слова, она не понимала всего происходящего, но меж тем и пыталась выдавить из себя хоть слово. - Если ты действительно Зена, та, о которой слагают легенды в преддвериях Рима. Та, которая родила на свет будущую гибель богов. Сможешь ли ты признать во мне свою дочь? Наконец, сказала Ливия довольно тихо, но даже ее голос показался ей громом среди ясного неба. Пока Габриэль и Зена сохраняли молчание, а Сара и Геракл приветствовали друг друга по-семейному, Дочь Рима чувствовала себя отчужденно и не верила в то, что Зена поверит в их родство. Ей самой история показалась сначала нелепой и ненастоящей. Но пока шанс все еще есть. Ну же мама, мы пришли к тебе.

Сара: Конечно, сказительница была подозрительна и тут же задала верный вопрос, который был вполне ожидаем, однако, не успела Сара протянуть руку вперед, как в комнате раздался легкий свист. В нескольких сантиметрах от руки девушки пролетел шакрам. Сара словно завороженная смотрела за легендарным оружием матери , ведь в действии она его увидела только сейчас, а о силе шакрама знала с детства. В груди все застучало, вот вот она повернется и посмотрит в родные глаза, вот вот обнимет ее и испытает родное тепло. Мельком девушка посмотрела на Ливию, что заметно напряглась. Следом же прозвучал и голос королевы воинов, который ясно давал понять, все ждут ответа на вопрос Габриель. В этот момент она услышала еще один, не менее родной голос отца. - Зена, стой! Не спеши применять оружие. Это друзья. Сара медленно повернулась в сторону матери и отца, и в этот момент на ее лице появилась совершенно глупая , но вместе с тем довольная улыбка. Они вместе, живы , молоды и счастливы, что может быть лучше? Отец уверил Зену в том, что Сара и Ливия им не враги, однако по лицу самой воительницы было трудно сказать, что она поверила в это. Хорошо лишь одно, за оружие она не схватилась, а значит, самоконтроль из-за гормонов не потерян. Отец улыбнулся дочери, а глаза Сара так и горели в полумраке комнаты. - Микаэла? Но что ты здесь делаешь? Девушка на секунду перевела взгляд на сестру, что явно нервничала, затем мельком взглянула в глаза матери, и кажется собиралась ответить, но отец не смог сдержать чувств и подошел , чтобы обнять дочь. - Как же я рад тебя видеть! Эти слова были приятны девушке, а теплые руки отца, что так нежно обнимали ее, заставили ее прикрыть глаза на несколько секунд в легком блаженстве. Девушка не стала тратить время, и пока отец был рядом, решила, что нужно ответить на вопрос Габриель, ведь она и мать ждали объяснений. Но и здесь Саре пришлось выдержать паузу, поскольку Ливия, собравшись с силами, решила взять слово. - Если ты действительно Зена, та, о которой слагают легенды в преддвериях Рима. Та, которая родила на свет будущую гибель богов. Сможешь ли ты признать во мне свою дочь? Глаза дочери героев слегка округлились, в сердце зашлось. Нет, ее мать конечно, не зверь, но убедить Зену в чем-либо всегда было трудным, это еще запомнилось ей с детства. Оставалось лишь ждать реакции королевы воинов на столь прямой, и утвердительный вопрос от Ливии, которая, по всей видимости, уже стала принимать тот факт, что именно она и есть Ева, девушка которую бояться боги олимпа. Сара посмотрела в глаза отца, после чего не отходя от него решила таки добавить несколько слов. - Мы пришли из будущего, из времени, где ни тебя, ни Габриель уже нет в живых, от туда, где мир погружен во власть войны, от туда, где у нас нет матери…. нет тебя Зена… Мы пришли за помощью к той, что подарила нам жизнь. Голос девушки немного дрожал, ведь она столько времени искала ее тело в своем времени, хотела еще раз взглянуть в глаза легенде, дотронуться до нее, а тут Зена жива, она стоит всего в паре метров от них.



полная версия страницы