Форум » Архив форума » Серенея » Ответить

Серенея

Арес: Город знаменитой своей выставкой Кволуса. Здесь какое-то время хранился камень Кронуса и еще куча всяких интересных штуковин. Серенею окружают густые леса, в которых по приданиям водились мифические Хинды, уничтоженные Зевсом, с одной из них, последней из своего рода как раз и встретился Геракл. В лесах Серенеи находится Храм Ареса Локации : Главная улица города: Ведущая прямо к центральной площади широкая улица, на которой живут самые влиятельные жители – начиная от начальника тюрьмы и заканчивая старостой города. Отличается от остальных улиц тем, что дома тут выглядят куда приличнее , больше и выше домов остальных жителей города. Так же, тут часто можно встретить палатки со всякими маленькими сувенирчиками. Центральная площадь: Круглая площадь, посреди которой расположен большой фонтан, с кульптуры на котором изображают битву титанов с богами. Сие творение принадлежит неизвестному мастеру, но является излюбленным местом отдыха всего города. Также на площади находиться небольшая площадка, для проведение городских собраний и всяческих голосований. Прилегающие улицы: Куда более узкие, чем главная и выглядящие на порядок хуже и мрачнее ее. К центральной площади, чуть расширяются, но все равно на фоне главной улицы выглядят скорее переулками. Жилые зоны: Дома здесь по большей части обветшалые и сильно нуждающиеся в ремонте. Правда, сей факт явно не сказывается на настроении местных жителей – они здесь весьма приветливы, а если толком присмотреться, то даже здесь можно увидеть пару небольших лавок, в которых можно купить цветы, некоторые продукты и домашнюю выпечку. Таверна «Храбрый Гудзон»: Довольна большая таверна для столь маленького городка. Столы тут стоят на большом расстоянии друг от друга, что не может не радовать уставших от людской толпы путешественников или людей, которым просто необходимо обговорить что-либо наедине. Впрочем, последних тут намного больше, нежели «отдыхающих». Так что эта таверна просто рай для авантюристов – заказав свободный столик в углу можно обсудить что угодно – начиная от ограбления какой-нибудь торговой лавки и заканчивая походом в лес Хинд, причем не боясь того, что кто-то обсуждение плана услышит. Кстати, что не может не радовать, цены в таверне весьма приемлемые. Меню таверны: [more]Выпивка: - Большая кружка Эля – 4,5 динара - Средняя кружка Эля – 4 динара - Маленькая кружка Эля – 3 динара - Травяная настойка «Храбрый Гудзон» - 3 динара - Стакан молока – 1,5 динара - Настойка из мяты – 1 динар Закуска: - Жаренный кабан – 4, 5 динара - Свиные ребрышки – 2,5 динара - Жаренная курица – 5 динаров - Похлебка – 4, 5 динара - Бульон – 2,5 динара Выпечка: - Пирожок с капустой (яблоком) – 2 динара - Пирожок с мясом – 2, 5 динара[/more] Торговые ряды: Нельзя сказать, что выбор тут велик – всего несколько лавок, правда все самое необходимое в них можно найти – начиная от продуктов и заканчивая среднего качества мечом. Однако, первым делом, приезжего заинтересует, конечно же, не оружейная и тем более не продуктовая лавкой - сразу броситься в глаза палатка с диковинными сувенирами и безделушками, оформленная ее хозяином в столь яркие цвета, что не заметить ее не возможно. Тюрьма города: Довольно небольшое мрачное здание, в которое попадают лишь самые отъявленные негодяи города – то бишь наглые воры, решившие поживиться в торговых рядах. К счастью, убийц и душегубов в этом маленьком городишке не водиться. Густые леса: На первый взгляд, довольно обычный смешанный лес с избытком колючих кустарников. Но стоит чуть углубиться в него, как становиться не по себе, как будто что-то пытается прогнать оттуда, не дает идти дальше, заставляя испытывать панический страх. Поговаривают, что таким образом боги защитили мифических Хинд, чтобы смертные не смогли раздобыть их кровь, которая способна ослаблять и даже убивать бессмертных. Очередность постов: Габриель, Зена, Геракл, Ливия, Сара

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

Дирси: Эх, Геракл, Геракл. Большой упрямый дядя. О да, если бы Дирси была ребенком, она бы ткнула пальцем ему туда, до чего дотягивается и так бы и сказала: ты большой упрямый дурилка, я же помощь предлагаю. Сейчас Дирси лишь улыбнулась, умиленно глядя на Геракла, она подложила ладошку под щеку, и слегка склонила голову на бок, пытаясь сделать как можно больше насмешливое и жалобное лицо. Геракл, такой всегда уверенный в себе, сильный, с непоколебимым моральным духом, и почему-то постоянно он отказывался от услуг Дирси, словно она потом потребует его в знак благодарности ей, женить Иолая на ней. Хотя, не плохая идея. Так, ну сейчас не об этом. Дирси же ничего не просит взамен, а с открытой душой и доброжелательностью готова помочь. Тем более, если дело касается суда, то лучшего эксперта защитника, им не найти. К тому же за это время Дирси достигла неких успехов в своём так называемом ремесле. А Геракл, что он мог, снова приводить всегда свои праведные доводы, попытался бы давить на моральную совесть людей. Дирси закатила глаза, это же никогда не срабатывает. У таких людей, нет ни совести ничего, им лишь бы закончить работу, а кто будет виновен, не имеет никакого значения. Уж поверьте Дирси то знает это. Пусть еще скажет спасибо Геракл, что Дирси всю дорогу не переставала путнику рассказывать о нём, о великом герое Геракле, у неё уже язык устал болтать о полубоге. Вот сейчас все эти мысли мелькали в голове у принцессы, обиженные веселые, забавные, назойливые. Знакомая Геракла протянула руку, и Дирси её пожала, потрясла, после чего улыбнулась. О да, ей тоже было очень и очень приятно познакомится с Гераклом. Адвокат подмигнула Вулфи, затем хитрыми глазами посмотрела на Геракла. - Ты наконец-то нашел подружку, я рада за тебя. Приподнявшись на цыпочки Дирси обворожительно улыбнувшись, хлопнула герою по плечу и подмигнула, дальше она не стала слушать все: но и нет, от обоих. Она сказала они парочка, значит парочка, остальное Дирси не слышала, улыбнувшись, она развернулась к ним спиной, вдыхая свежий воздух, и еще раз посмотрела по сторонам, а потом резко развернулась, хлопнула в ладоши. - Так, в чем суть проблемы, кого нужно защищать, выкалывайте, и вперед в суд. Должна же я записаться, как защитница вашей подруги. Дирси расплелась в широкой улыбке, наклонилась, взяла свою сумку с вечно выпадающими свитками, хотела уже впихнуть её Гераклу, но вовремя остановилась. Обычно свои свитки она заставляла носить Иолаю – это приносило ей незабываемое удовольствие, а что касается Геракла, то тут нет, абсолютно никакого удовольствия, да и еще чего не рассчитает силу и порвет нечаянно. Дирси шла своей уверенной и забавной походкой впереди героя и его спутницы, и ждала, когда они все-таки начнут рассказ. Времени то в обрез, а прийти туда, Дирси должна была со знанием дела. Должна была быть в курсе всего – что бы её записали, как защитницу это все, что требуется для этого. И последние слова просто вывели из себя Дирси. Принцесса остановилась, и так некоторое время постояла спиной к Вулфи и Гераклу, а затем обернулась, подошла к полубогу и стукнула его свитком в грудь. - Нет, нет, никаких нет я не принимаю, никаких возвращений. Нет, Геракл, молчи. Я пришла помочь, и я это сделаю. Дирси вздернула подбородком, что бы хоть как-то казаться по росту ближе к Гераклу, а затем вдохнула, опустила свою головку и мило улыбнулась. - Так, ну что ж, я вас слушаю.

Массовка: В город вошли несколько мужчин, они были одеты, как обычные крестьяне, ничем ни привлекали к себе внимания. Компания шла по улицам города, оценивая обстановку. А когда они обошли большую часть Серении, то забрели в таверну, где услышали обрывки фраз о том, что некую Габриель забрала дочь старосты и хочет судить. Тут же появилась весьма жизнерадостная девушка и предложила свою помощь, той, компании из которой по всей видимости и была Габриель. После нескольких минут пребывания в таверне и пары выпитых кружек эля, троица тихо ушла прочь, так же незаметно, как и появилась в городе.

Стейн: - Виктория теперь захочет использовать Габриэль против Зены, а может быть просто предложит выдать такого ценного "шпиона" взамен на спасение деревни. И этот суд лишь для того, чтобы узаконить ее действия. Стейн молча взглянул на наёмницу. Несомненно, девушка была права и, если события собирались развиваться именно таким образом, то проблем с прибытием сюда Королевы воинов могло стать лишь больше. Одно дело – личная встреча воительницы с бардом, а совсем другое – вывод последней в качестве откупа. И, не имеет значения, добрая Зена или плохая, такое отношение к её подруге навлечёт на Серению большие проблемы. Эта староста говорит, что из деревни вывели женщин, детей и стариков… Думаю, что не помешало бы и остальным уйти отсюда… Хотя бы на время, чтобы быть уверенными, что ничего не произойдёт. Северянин окинул взглядом значительно опустевшую таверну. – Стейн, мы с Вулфи отправимся на суд, защищать Габриель, но и терять времени мы также не будем. Ты должен будешь вывести всех оставшихся людей с деревни в долину, где находятся все остальные, к их укрытию. Молодой мужчина повернул голову к только что подошедшему герою и, усмехнувшись, кивнул головой. - Конечно. Я как раз думал об этом. Тем более, что это было единственное, что воин сейчас мог сделать, ведь о том, как проводятся суды, тем более Греческие, ему было мало что известно. В его родной деревни суда, как такового, никогда не было; во-первых, потому, что они жили очень мирно, а, во-вторых, потому, что для решения любых вопросов у них были старейшины, которые решали, что делать с провинившимся. Когда Стейн вышел из таверны, он сразу отметил, что народу в поселении значительно поубавилось. Теперь, вместе с уходом людей, в воздухе повисла тишина напряжённого ожидания; кажется, все знали, почему город необходимо покинуть. Но, между тем, всё ещё оставались те, кто сновал по улицам. Взгляд тёмных глаз уцепился за паренька лет семнадцати, направляющегося в переулок жилых домов. Главное, чтобы люди, оставшиеся в опустевшем городе не начали воровать. - Эй! – парень, уже почти скрывшийся из виду, замер на месте и медленно, как-то не очень уверенно, повернулся к Стейну. Однако, после того, как он оглядел северянина, уверенность к нему вернулась. - Что тебе? Мужчина направился к парню: - Ты знаешь, где находится укрытие горожан? Недоверчиво поглядев на него, юноша наконец кивнул: - Да знаю и что с того? - Виктория, ваша староста, просила меня сопроводить оставшихся жителей из деревни… - то, что он говорил не совсем правду, мало смущало воина; в конце концов, это была ложь во благо, - докладывают, что войско скоро может быть здесь и староста хочет сделать его командующему одно предложение. Если же его оно не устроит, то людям будет куда надёжнее оказаться как можно дальше отсюда. Прежнее недоверия на лице парня смешалось с испугом и теперь у него внутри шла борьба за выбор дальнейших действий. - И что ты хочешь от меня? - Я хочу, чтобы ты собрал как можно больше горожан у ворот города, а потом помог мне вести их к месту укрытия. - Но я могу это и сам сделать. Зачем тогда здесь ты? - Потому что воинам придётся остаться в городе, а ты не очень похож на того, кто умеет держать в руках оружие. Я же, - он опустил руку на меч, - могу сделать путь более безопасным. Было заметно, что молодого человека немного задели слова о его непригодности, как воина, однако он был не настолько глуп, чтобы сейчас возмущаться этим. Поэтому он согласно кивнул и направился прочь. По дороге к выходу из города Стейн встретил ещё нескольких людей и так же попросил их собрать горожан. Теперь же, спустя минут десять, перед ним уже стояло около сорока человек. Парень, которого северянин встретил первым и которого, как оказалось, зовут Филипп, подошёл к воину. - Это все, кто остались в городе? - Ну да. Здесь в основном были мужчины, хотя воин отметил и то, что среди толпы были женщины с маленькими детьми на руках. Жителям Серении явно не очень хотелось покидать свои дома. Сейчас все они негромко переговаривались и воздух был заполнен негромким жужжанием голосов. Ещё раз обведя толпу взглядом, Стейн прокашлялся: - Жители Серении. – гул поутих, вопросительные взгляды направились в сторону говорящего, - я понимаю, что многие из вас не довольны тем, что им нужно покидать свои дома, - эти слова сопроводились согласными кивками граждан и вновь начавшимся гулом; чтобы заставить их замолчать, воин повысил голос, - но всё это делается исключительно ради вашего блага. Обстоятельства складываются так, что сегодня ваш город может оказаться уничтоженным. Я вовсе не хочу вас запугать, я лишь показываю вам всю серьёзность ситуации. Возможно, всё будет не так и беда обойдёт Серению, но, если случиться худшее, для всех вас будет безопаснее быть как можно дальше от города. Согласитесь, лучше тратить время на восстановление своих домов, чем на погребение родных и друзей. Стейн замолчал, однако в этот раз гула голосов не последовало, люди были крайне молчаливы. - Отлично. Тогда нам пора отправляться. – понизив голос, северянин обернулся к Филиппу, - ну что ж, показывай путь. До места, выбранного в качестве убежища, оказалось на удивление близко. Однако расположение долины позволяло ей, между тем, оставаться укрытием, более чем безопасным для жителей Серении. Там новоприбывших встретили люди, более ста человек, пришедших раньше и теперь явно удивлённых тем, что появились и оставшиеся в городе. Им воин так же рассказал о том, что может произойти, после чего, пообещав, что когда всё закончится, им сообщат и они смогут вернуться в свои дома (ну, или то, что от них останется; впрочем, про это он промолчал), он направился обратно. Уже в самых воротах Серении он встретил ещё нескольких крестьян, держащихся небольшой кучкой. Столкнувшись с одним из них плечом, Стейн чуть нахмурился и обернулся. - Вам, парни, в ближайшее время стоит держаться подальше от Серении. Ответа от мужчин не последовало, а сам Стейн, в молчании глядевший на них ещё несколько секунд, пошёл своей дорогой. Кем бы они ни были, им действительно стоило держаться подальше от города, потому что, в любом случае, при следующем их появлении здесь у них могли возникнуть большие проблемы. Впрочем, мысли о них покинули голову воина сразу после того, как он вспомнил о грядущем суде. Он не был уверен, начался ли уже суд или нет, поэтому поиски своих новых знакомых решил начать с того места, где они расстались - с таверны. Впрочем, её Стейн так и не достиг; Геракл и Вулфи двигались в противоположном направлении и теперь к ним присоединилась незнакомая северянину (впрочем, ничего удивительного) темноволосая девушка. Несколько ускорив шаг, молодой мужчина наконец поравнялся с компанией. Посмотрев сначала на наёмницу, а потом подняв глаза на героя, он сказал: - Думаю, теперь город практически пуст; я вывел людей, но, учитывая их нежелание покидать свои дома, нельзя оставлять возможности того, что они попытаются вернуться в Серению раньше, чем всё закончится. Если, конечно, будет чему заканчиваться... Теперь северянин поглядел на незнакомую девушку; судя по тому, как она держала, и время от времени смотрела на Геракла, они были знакомы друг с другом, так что не было лишним и ему самому представиться: - Моё имя Стейн, - приветливо качнув головой и улыбнувшись краешком губ, он вновь посмотрел на более знакомых ему мужчину и девушку, - а что с судом? Он ещё не начался?

blackwolfy: Не смотря на слова Геракла о том, что Виктория просто напросто хочет подтолкнуть Вулфи к чему-нибудь незаконному, наемница продолжала обдумывать способ добраться до Габриэль без суда. Нет, скорее всего она конечно же не применит, но наверное в крови у нее было искрать скрытные и обходные пути, чтобы добраться до цели как можно незаметнее. Суд же был скорее представлением на публику, своего рода театром двух актеров - защитника и обвинителя. Ни тем, ни другим Вулфи здесь точно не была, а наблюдать за всем этим со стороны для нее явно было бы невыносимо, потому она и тешила себя мыслями о возможном побеге. -Ну для Афин я слишком мелкая рыбешка, - усмехнулась наемница, хотя сама сомневалась в своих словах, слишком много дел она натворила за свой короткий жизненный срок. Судя по утверждением героя, сложившую ситуацию с Зеной он не считал совсем уж безысходной. Это подавало надежду на то, что этот самый "худший случай" им застать не придется. Но Вулфи все же подозревала, что без осложнений в этом деле не обойдется, учитывая, кто именно стоял за Королевой воинов. Арес наверняка не упустит случай избавится от всех возможностей на возвращение Зены и постарается обрубить все нити, связывающие ее с героическим амплуа, и первой в списке скорее всего была Габриэль. Девушка в очередной раз тяжело вздохнула. Чувство вины и совесть явно были ее ахиллесовой пятой. От этих нерадужных мыслей ее отвлекло появление знакомой Геракла, которая тут же посчитала Вулфи его подружкой. Наемница удивленно посмотрела на Дирси. -Он... Я...Нет, ты что.. Мы просто.. Пф... - сделала она глубокий вдох, затем с легкой усмешкой посмотрела на новую знакомую, - Просто мы вместе помогаем нашему общему другу. И вообще он не в моем вкусе... - промямлила последнее себе под нос девушка ,отводя взгляд в сторону. Ну да, высокий, атлетичный, умный, красивый. Ничуточки не в твоем вкусе, - хмуро подумала она про себя, поняв по разговору, что во вкусе Дирси он точно не был, - Интересно, а кто этот Иолай? Геракл попытался избавится от назойливой девушки, но она явно дала понять, что никуда не денется. И тут же решительно спросила, в чем же заключается собственно говоря дело. Наемница неуверенно посмотрела на Геракла, не зная, кому именно стоит об этом рассказать. -Староста этого города приказала арестовать барда по имени Габриэль из подозрений в шпионаже для армии Зены, рассположенной неподалеку. Правда, буквально за пару минут до этого она с такими же обвинениями пыталась взять под стражу меня, так как нас во-первых связывает весьма неприятный случай в молодости, во-вторых я - наемник, что не может не вызвать подозрений. Геракл считает, что она сделала это, чтобы насолить мне и подтолкнуть на что-либо незаконное, - Вулфи хмыкнула, прокручивая в голове уже двацатый план побега для сказительницы, - В любом случае, нам нужно доказать, что Габриэль никак не связанна с воиском Зены и оказалась здесь из иных побуждений.. - оттаробанила наемница и вопросительно посмотрела на героя, ведь он вполне мог что-то добавить. Во время этого занятного разговора к ним подошел Стейн. Наеница бросила на него рассеянный взгляд, но промолчала, хоть в глубине души понимала, что ей все же стоило бы перед ним извинится за произошедшее в таверне.

Геракл: Время шло, просто бежало, и каждая минута приближала возможную опасность. Было бы не плохо, если бы здесь действительно были шпионы Зены, как о том предполагала Виктория. И они даже есть здесь, в этом не было сомнений, просто скрываются, так как и должны, на то они и шпионы. Еще одно доказательство того, что со стороны Зены было бы крайне неразумно отправлять Габриель в город, в качестве шпионки, зная, что они лучшие подруги, и об этом известно практически всем. Что ж, оставался небольшой вопрос, знает ли Виктория, что здесь, среди них Геракл, или он тоже шпион? Геракл знал, что Дирси ему это дело не уступит, но он и настаивать не станет. Она действительно была профессионалом, хоть чаще всего действовала несколько нестандартно, и практически в каждом деле перед выигрышем была на грани провала. Так что Геракл оставил все попытки отговорить Дирси, к тому же с того момента, как они в последний раз виделись, прошло не мало времени и принцесса могла уже много достичь в сфере адвокатства, что собственно им и предстоит проверить. А сейчас речь вообще зашла о чем-то даже удивительном. Дирси подумала, что Геракл и Вулфи пара, что меду ними что-то есть, хотя видимых на то причин не было, вроде бы как. Они даже нежными взглядами не перекидывались, так чисто деловыми, что бы можно было подумать о том, что между ними есть какие-то взаимоотношения. Но видимо все так думают, раз Геракл с девушкой, значит, она его девушка. А зря, вот взять, к примеру, саму Дирси, они знакомы, но это не значит, что она уже дама его сердца только потому что находится рядом с ним. Геракл же смущенно улыбнулся, и активно стал отрицать то, что сказала Дирси, отрицательно качнув головой. - Нет, мы не пара, просто знакомые, - ответил Геракл своей давней подруге, как в подтверждение слов Вулфи о взаимоотношениях между ними, которые не могут быть. Так как оба равнодушны к друг другу нет, конечно Вулфи очень симпатична и красивая девушка, но тем ни менее они не пара, и даже в мыслях об этом не проскальзывало. Видимо, только Дирси могла прийти в голову подобная мысль. Но несмотря на все отрицания по лицу Дирси было видно, что она им то ли не поверила, то ли ей вообще было наплевать на все их отрицания. Дирси хлопнула Гераклу по плечу, и он, притронувшись к тому, месту, где она хлопнула, наиграно улыбнулся, только что бы девушка переключилась на что-то иное. А затем Геракл лишь вздохнул, почесав затылок, приподнял и опустил брови, ну а затем покорно шел за адвокатом, пока она там что-то говорила впереди. Она попросила, что бы они выложили всю проблему, Геракл вздохнул, снова слегка улыбнувшись, затем развел руками и весьма терпеливо, но с легкой иронией сказал. – Я и не собирался протестовать. Геракл махнул рукой Вулфи в сторону Дирси, и скривился, от легкого раздражения. Поведение Дирси всегда требовало много терпения, а её упертость легко могла вывести из себя даже Геракла, но если раньше он был вроде бы как спокоен, то сейчас, Дирси впервые удалось конкретно его выбить из колеи, своими вопросами, заметками, этим заявлением о том, что Вулфи его подружка. В общем, Геракл боялся, что наговорить принцессе чего-то лишнего, поэтому жестом руки попросил Вулфи начать рассказ, да и по лицу было ясно, а в добавок ко всему, что бы наёмница поняла его наверняка, Геракл еще и кивнул в сторону идущей впереди Дирси. Вулфи рассказал все достаточно коротко и ясно, и за это время Геракл уже успокоился, когда наёмница посмотрела на него вопросительно, Геракл кивнул головой, а затем сказал Дирси. - Ну, думаю, в суть дела ты вникла. Габриель несправедливо и без всяких оснований обвинили, а мотивы этого обвинения самые смутные, - он посмотрел на Вулфи, затем на Дирси. Впрочем, чего он так нетерпеливо к ней относится. Она действительно хотела, а что самое главное была в состоянии помочь, и если признаться, то дело с Гераклом в суде она провела достойно. Ну, а пока между троими шел разговор о предстоящем суде и деле, к ним и Стейн подоспел. Геракл выслушал его нахмурившись. Он конечно понимал, почему люди не желали оставлять свои дома, это их жильё и они боялись за всё своё имущество и не только, здесь они жили проводили свою жизнь, растили детей. Но тем ни менее, лучше на время скрыться, чем вовсе погибнуть. Стейн рассказал о возможной проблеме, которая и заключается в самих жителях, а Геракл положил руку ему на плечо, и сказал: - Спасибо, Стейн, за помощь. Ну, если возникнут проблемы, с этим мы разберемся позже, а сейчас в суд. Геракл взял за одно плечо Стейна, за второе Вулфи, и сказал, что им пора идти, после опустил, и все они отправились к зданию суда. Точнее тому сараю, что в этот раз послужит в качестве суда.

Дирси: Дирси улыбалась, новое дело, новая победа, отличное настроение. Эх, любила принцесса свою жизнь больше всего, также, как и отца, она была невероятно благодарна ему, что он не стал настаивать на том, что бы она вышла замуж за какого-то принца, и таким образом у царя бы появился наследник. Он просто, ой нет, конечно не так просто. Как кажется, но все же что бы не уступить Дирси нужно иметь очень крепкие нервы. Стальные. А если у Геракла они не выдерживают, то что говорить уже о старике отце, который многое повидал на своём веку, и нервишки уже и без того достаточно расшатаны. Он согласился и отпустил Дирси, только если она приведет жениха, за которого выйдет замуж, королевству вед нужен правитель. Дирси согласилась на это. В любом случае всегда можно будет столкнутся с Иолаем, и притащить его с собой за ручку. Иолай, ох, этот мужчина всегда её понимал, может, потому что был таким же. Если Геракла Дирси раздражала, и буквально выводила из себя, лишала его терпения, он пытался любых контактов с ней избегать. Ха-ха, не выйдет, Греция не так велика. Ну а Иолай, наоборот, он понимал её, а самое главное, ему было также весело, как и ей. Ах, Иолай, Иолай и где же он? Дирси и предположить не могла, что он взял и женился, она всегда думала, что он любил её. Что касается Геракла и Вулфи, ох, как они позабавили её своими отрицаниями. Дирси обернулась, глянула сначала на высокого широкоплечего героя, приподняв правую бровь, а после и на Вулфи. «Такие не могут быть не в вкусе» - про себя сказала Дирси, и удивилась тому, что это было сказано про себя, но вслух она сказала вот что. Хлопнув в ладоши. - Ничего, значит, скоро станете парочкой. Дирси счастливо улыбнулась, и пошла дальше, она внимательно слушала все, что говорила Вулфи, не выпуская ни одного слова, ничего не пропуская, и сама все продумывала на ходу, так сказать вникала в суть дела. Дирси резко остановилась и обернулась к герою и его подруге. - Беспочвенное обвинение. Довольно сказала Дирси расплывшись в откровенной улыбке на все тридцать два зуба. - А доказательства есть? Предполагаю, что нет. Считайте, что дело уже закрыто. Дирси повела бровями, подмигнула парочке, и тут к ним присоединился еще один человек. Адвокат с интересом рассмотрела его, и он представился. Его звали Стейном. Красивый мужчина, молодой, с отважными глазами хорошим телосложением. Мечта девушек, что не любят такую крупную рыбку, как Геракл. Дирси непременно его оценила. - А я Дирси. Улыбнулась принцесса, слегка склонив голову со своими небольшими башенками на голове. Волосы у неё были очень длинными, а эти башенки были её любимой прической, мало того, королевской, никто из крестьян подобные прически не носит, и даже не имеет права. - Так, так. Не теряем время! Дирси хлопнула в ладоши, и после того, как Геракл сказал, всем вперед, Дирси согласно кивнула головой, и пошла своей забавной походочкой, вновь обняв свои свитки. Но тут, ей припомнился Стейн. Принцесса подняла свою сумку со свитками с земли, подошла и нагло вручила её Стейну. - Понесешь. Мне просто тяжело. Соврала Дирси нахально и мило улыбнувшись, моргнув глазками, не дала возможность мужчине возразить, Дирси обняла оставшиеся свитки, которые были у неё в руках, и они отправились к суду. Она первая открыла дверь, и вошла, потом поспрашивав у людей, что находились внутри она нашла так называемую судью в лице молодой девушки, возраста такого, как Вулфи. Дирси перекосило, она открыла, скривив рот, и бросила удивленный презренный взгляд на молодушку. Дирси обернулась к Гераклу, и почти шепотом, но открывая губы четко, так, что бы, даже если герой не услышит мог её понять. - И это судья? Спросила Дирси, затем надула щеки, сдула, обернулась, улыбнулась теперь очень даже приветственной и доброжелательной улыбкой. - Добрый день. Меня зовут Дирси, и я представительница защиты. Буду защищать обвиненную. Не дав вставить Виктории ни слова, Дирси позвала к себе Стейна, взяла у него сумку, из сумки достала свитков, штук восемь и все выложила на стол перед девушкой. - Вот документы, рекомендационные письма, все обо мне и о моей работе. Наслаждайтесь. Дирси улыбнулась и сложила ручки на груди. Она повернулась к компании, которая стояла чуть позади, подмигнула им, и вновь посмотрела на Викторию, которая растеряно перебирала эти свитки. Ей же лучше будет, если она не будет их читать, а сразу запишет Дирси, как законную защитницу. Но вот вопрос в том, а законно ли Виктория приняла роль судьи? Нет, и Дирси прекрасно это знала, но пока молчала.

Габриель: Зря Габриель полезла в этот спор. Хотя, даже если бы она знала его исход, она все равно бы заступилась за Вулфи. Дело было даже не в принципе и характере, а в том, что пытались необоснованно арестовать подругу барда. А когда дело касалось близких, сказительница становилось жутко упрямой. Правда порой, из-за своей же упрямости, она и страдала. Сегодня был один из таких случаев. Стоило лишь Габриель высказать свое мнение по поводу ареста Вулфи и обосновать все логически, ее схватили под белые рученьки. Сказительница испытала такой шок, что не сразу и сообразила, что произошло. Самое интересное, что практически все ее друзья поддержали барда, и высказали такое же мнение, однако схваченной оказалась только Габриель. Конечно, она искренне радовалась, что повязали только ее, но не как не могла понять, чем заслужила подобный арест? Ответ очень скоро озвучили в зале таверны. Оказывается Виктория слышала о Габриель и прекрасно знала, что она является лучшей подругой Зены. Конечно, немного задело то, что слухи о самой сказительницы разлетаются быстрее, чем ее свитки. Это было как камень в огород, оскорбления ее творения. Но бард ничего не ответила, лишь слегка оскалилась, пытаясь сдержать бурю эмоций. Виктория сделала предположение, что Габриель работает в банде с Вулфи, но услышав удивленный возглас наемницы, тут же поменяла свое мнение. Теперь она считала, что только сказительница является шпионкой. Виктория знала, что на город должна напасть армия Ареса во главенстве Королевы воинов. А Габриель является лучше подругой Зены и староста Серении посчитала, что именно свою боевую подругу могла послать Королева воинов на разведку. От услышанного, бард даже потеряла дар речи, лишь тихо засмеялась над глупостью и тупостью этой женщины. Зена отнюдь не так глупа, как считала Виктория, если бы воительница послала кого-то на разведку, то это явно была бы не Габ, так как все знают, что она лучшая подруга Зены и добывает ей информацию. Нет, Королева воинов отправила бы кого-то менее заметного и привлекающего внимания. Возможно, она бы даже кого-то подкупила из жителей деревни. Но разве птичий мозг Виктории мог до этого додуматься? По-моему ответ очевиден. Габриель хотела было вырваться из лап стражников, тем более что ей особого труда это бы не доставило, но староста Серенеи сказала, что сопротивление лишь подтвердит ее слова. Обычно, сказительница не реагировала на подобные угрозы, однако сегодня шестое чувство подсказало ей, что стоит подчиниться. Если она начнет устраивать бунт, это затянется надолго, а войска Ареса ждать не будут. Заметив, как Вулфи, Геракл и Стейн слегка поддались вперед, гонимые желанием спасти Габриель, светловолосая девушка остановила их умоляющим взглядом. А затем и стражники перегородили им дорогу. А Виктория, как всегда, в своей пафосной манере предупредила, что если за барда сейчас заступяться, то отправятся в тюрьму следом за ней. Сказительница знала, что не это остановило ее друзей, а немая просьба ее самой. Так действительно было лучше. Оставалось лишь надеется, что суд пройдет быстро и Габриель успеет остановить Зену. Когда стражники вывели девушку вслед за Викторией, до барда дошел смысл сказанных еще в таверне слов. Староста города хотела провести суд завтра, но ведь это невозможно! Сказительница дернулась слегка вперед, но стражники крепко держали ее за руки, поэтому пришлось говорить в спину Виктории: -Послушай, суд это одолжение мне или все же ты пытаешься быть справедливой? Просто, я не понимаю, зачем проводить суд завтра, когда от Серенеи возможно уже ничего не останется. Ты сама прекрасно знаешь, что армия Ареса нападает с рассветом! Или ты планируешь меня обменять на безопасность своей деревни? - выпалила Габриель. Виктория остановилась и бард чуть не впечаталась ей в спину, однако вовремя успела остановиться. Староста медленно обернулась, и некоторое время смотрела на сказительницу внимательным взглядом. Затем щелкнула языком и проговорила: -Вообщем-то, последний вариант не так уж и плох. Обменять тебя на жизни сотни людей… Надеюсь ты не против самопожертвования. Но всё же, я не изверг. У меня свои счеты с Вулфи и тебя они не касаются, так что в твоем случае, ты вполне можешь оправдать себя. Хорошо, будь по твоему, суд состоится сегодня. Только учти, Габриель, тебе же хуже. Мало того, что ты не успеешь подготовить защитную речь, так еще и не успеешь найти себе адвоката. -Эм... ну вообще, я могу и сама быть себе адвокатом, тем более что опыт у меня есть. А насчет речи не переживай, иначе я никогда бы не стала бардом. - Гордо заявила девушка, вздернув подбородок. А Виктория лишь самодовольно хмыкнула. -Ну что ж, посмотрим, как ты выкрутишься. И кстати, быть одновременно обвиняемым и адвокатом ты не имеешь право. После этих слов Габриель слегка растерялась, но ей и придти в себя не дали. Грубые стражники толкнули ее в спину, заставляя идти вперед. А бард терялась в догадках, как сможет себя оправдать. Она была уверена, что Геракл, Вулфи и Стейн обязательно придут на суд, может кто-то из них решиться ее защищать. Хорошо бы, иначе сказительница пропадет. Но кто сможет ее защитить так же хорошо, как она сама? Возможно, Зена смогла бы, ведь никто не знает Габриель так хорошо, как Королева воинов. Но, увы, подруга сейчас далеко и наврядли она бы согласилась защищать в суде барда. Ну, хоть перенос суда Габриель выбила из Виктории, уже хорошо. Вскоре сказительница подняла голову и увидела перед собой небольшое здание, которое больше тянуло на какой-нибудь барак или сарай. -Это и есть здание суда? - удивленно спросила девушка -А тебя что-то смущает? - с вызовом, не оборачиваясь, спросила Виктория. -Нет, скорее просыпается жалость к экономике города. На том "милый" диалог и завершился. Габриель ввели в здание, провели по нескольким залам и лестницам, пока не завели в какой-то подвал и не затолкали в камеру. Одного вида на обстановку хватило, чтобы в барде проснулся бунтарский характер. Она тут же стала стучать кулаками в деревянную дверь и кричать, чтобы ее выпустили. Но, как сказительница и ожидала, никто даже и ухом не повел. Пришлось смириться со своей участью. Успокаивало одно, ей не придется тут ночевать. Девушка прошла по камере, которая состояла из четырех стен без окон и лишь одной двери. Ни койки, ни кувшина с водой, ничего ту не было. Лишь иногда из норы в стене высовывался заинтересованный нос крысы, которую Габриель прогоняла камушками. Она не знала, сколько времени провела здесь. Каждая минута тянулась, словно год и очень скоро счет времени был потерян. Окончательно уморившись, бард прилегла на солому и не заметила, как уснула.

Стейн: очень длинно и чертовски содержательно XD Простите, больше почему-то ничего не придумалось =/ После слов Геракла Стейн согласно кивнул и уже было сделал шаг вперёд, когда Дирси преградила ему путь, сунув в руки немаленькую сумку забитую свитками. - Понесешь. Мне просто тяжело. Северянин сконфуженно посмотрел сначала на сумку, теперь находившуюся в его руках, а затем и на девушку, которой она принадлежала. В конце концов он был не носильщиком, а воином и предпочитал им же и оставаться. Впрочем, не станет же он отказывать девушке, тем более той, которая способна помочь им в решении их серьёзной проблемы. Поэтому, неопределённо хмыкнув, воин перекинул сумку через плечё и последовал за остальными к тому небольшому зданию, что, по-видимому, являлось здесь судом. Первое, о чем мужчина подумал, так это о том, что суд, как внешне, так и изнутри, несколько разочаровывал своим видом. Во всяком случае, он выглядел куда проще и дешевле, чем тот же самый городской фонтан и это несколько удивляло. Почему они не могли вместо установки фонтана отремонтировать это здание? Впрочем, ему не долго пришлось размышлять о городских расходах, поскольку лёгкий жест Дирси отвлек Стейна и он, сняв сумку со свитками с плеча, передал её ожидающей девушке, сразу начавшей извлекать из неё какие-то свёрнутые документы. За этим процессом мужчина наблюдал достаточно заинтересованно, между тем отмечая, сколь уверенно девушка всё это вытворяет. Интересно и часто она такое делает? Наверное «такое» было не самым верным словом, однако, как Стейн не силился подобрать что-нибудь более подходящего, верного определения он так и не нашёл. Поэтому «такое» так и осталось «таким». Но, не смотря на то, что наблюдение за тем, как длинноволосая девушка засыпает старосту аргументами, было забавно, мужчина всё же решил несколько отстраниться от места действия, дабы не оказаться каким-либо образом вовлечённым во всё это. Всё же он не грек и внешность это выдаёт, да и в Серении впервые – кто знает, вдруг этой Виктории вздумается и его записать в число шпионов.

blackwolfy: Извиняюсь за задержку, работа, учеба...совсем закрутилась((( Геракла похоже тоже зацепило предположение о том, что они с Вулфи пара, по крайней мере это заставило его смущенно улыбнуться, причем девушка отметила что улыбка ему весьма к лицу. Наемница тут же поймала себя на той мысли, что снова таращиться на героя и тут же резко отвела взгляд. Собственно, какое ей дело до того, как воспримет слова принцессы сын Зевса. Впрочем, его ответ "мы просто знакомые" похоже не убедил Дирси, так как от следующей фразы Вулфи чуть не закашлялась. Уж очень просто это самое "станете парочкой" прозвучало в устах адвоката. Наемница невольно глянула на Геракла, подумала, что все на свете возможно, но затем вспомнила Зену и тут же как-то резко передумала. Не хватало ей сейчас еще заставить королеву воинов преследовать ее из ревности, впрочем, в данный момент это чувство скорее бы вызвало более тесное общение с богом войны. Кстати, интересно, где его носит... Неужели целый день обрабатывает мозги Зене? - невольно вспомнила теперешнего обладателя ее души наемница. От очередных нерадужных мыслей, Вулфи отвлекла весьма уверенная собой Дирси, которая похоже считала предстоящее дело плевым и не требующим особого подхода. Спорить с принцессой девушка не стала, потому что частично была согласна с ней на счет бессмысленных обвинений и отсутствия доказательств. Ну если только саму наемницу и ее прошлое не считать доказательством. При мысли о прошлом она тут же перевела взгляд на Стейна, к которому весьма резко отнеслась совсем недавно. И похоже теперь ,по дороге в суд, пришло время извиниться. Ради общего дела, - тут же напомнила своей гордости наемница и повернулась к северянину, которому Дирси так ловко всунула свою сумку. -Я хотела извиниться.. - тихо произнесла она, подходя чуть ближе к мужчине, и надеясь, что идущий неподалеку Геракл поймет что к чему и сделает вид, что он этого не слышал, - Я иногда паникую и неправильно оцениваю ситуацию. И иногда перегибаю палку с защитой доверенных мне людей... В общем, еще раз приношу свои извинения за свое поведение.. - сказав это, Вулфи отошла в сторону, показывая что разговор окончен и тут же чуть ли не умоляюще прошептав, проходя мимо Геракла, - Габриэль об этом ни слова.. Наемнице слишком тяжело давалось признание своих ошибок, так что после подобного откровения ей стоило немного побыть наедине с собой. К сожалению, на это времени у них не было, потому что уже через довольно короткий отрезок времени они оказались в сарае, который совсем уж не тянул на здание суда. Впрочем, если Вулфи не изменяла память, в этом городишке судили разве что неудачливых воров. Когда их честная компания прошла через дверной проем, люди, находившиеся в здании замолчали. Наемница тут же поймала на себе взгляд Виктории, смотревшей на девушку с гаденькой полуулыбочкой. Правда, стоило Дирси привлечь внимание на себя, как ухмылка тут же стерлась с лица старосты. Она рассеянно взяла протянутые ей свитки, бегло просмотрела их и затем вновь перевела взгляд на Вулфи. Если бы взгляды могли убивать, наемница наверное уже давно бы оказалась в Тартаре. Затем Виктория отдала документы принцессе, теперь уже осматривая своего как оказалось основного оппонента с ног до головы. Судя по тому, что пренебрежительная усмешка так и не вернулась, она считала Дирси потенциальной угрозой. Похоже, данный ход событий она никак не могла предвидеть. Да и никто не мог.. Гераклу и Вулфи фактически повезло, что принцесса оказалась в Серении. -Значит, это вы выступаете в защите странствующего барда по имени Габриэль? - холодно спросила Виктория, и не дожидаясь и так очевидного ответа, продолжила, - Что ж, я думаю во-первых по всем правилам, обвиняемая должна находится здесь, - она повернула голову в сторону одного из стражников, стоящих у нее за спиной и что-то прошептала, он кивнул головой и тут же покинул зал, Виктория продолжала молча изучать взглядом адвоката сказительницы. *** Стражник не спеша спустился по лестнице, в подвал, где держали заключенную. Вся эта свистопляска с судом весьма позабавила весь город. Многие считали, что Виктория преувеличивает, но никто не собирался оспаривать ее решение. Сказительница была весьма известной личностью и он знал несколько человек, кто знал ее свитки практически наизусть. Но люди были слишком напуганы приближающейся армией Ареса и Зены, а учитывая что блондинка была лучшей подругой королевы воинов, лучшего козла отпущения найти было сложно. Виктория объявила ее шпионкой, заперла в камере, собиралась судить, такого зрелища в Серении не было наверное с тех пор как эту наемницу поймали в доме старосты. К тому же многие жители надеялись, что отдав Габриэль Зене, им удастся задобрить королеву воинов. Никто не хотел терять своих родных и близких, а бард, не смотря на то, что ее поэмы любили, была для серенийцев чужим человеком. Стражник наконец подошел к камере заключенной, открыл ее и посмотрел на сказительницу, которая похоже в таких условиях сумела задремать. -Пора, - громко кашлянув, наигранно мрачно произнес он. *** Виктория выдерживала паузу до тех пор, пока стражник не привел Габриэль, усадив ее на стоящий сбоку от стола Виктории стул. Староста еще раз бегло посмотрела на Дирси, затем обратила все свое внимание на барда. -Габриэль из Потедии, вы обвиняетесь в шпионаже за жителями этой деревни во благо собравшейся за ее стенами армии. Вы признаете, что Зена - ваш компаньон, наставник и подруга возглавляет эту армию, разоряющую один греческий город за другим? [center]ГЕРАКЛ[/center]

Геракл: Как и стоило ожидать, дорога, хоть и не столь длинная, а наоборот очень даже короткая, к тому самому сараю, в котором будет проходить тоже, так называемый судовой процесс, но благодаря Дирси невыносимой. Геракл старался не обращать на болтовню принцессы ровным счетом никакого внимания, но у него не получалось, постоянно хотелось попросить заткнутся, но это было бы весьма грубо, поэтому Геракл терпеливо молчал. Правда, когда Дирси упрямо настояла на том, что они пара, хоть и будущая, Геракл с интересом посмотрел на Вулфи. Девушка, красива, симпатична, интересна, вполне могла бы заинтересовать Геракла, если бы в сердце не хранилось уже чувство к другой женщине, женщине, которая родила ему дочь, с которой он хотел бы быть вместе несмотря ни на что. А преград-то нынче много оказалось, даже слишком много, и для начала этой преградой был Арес, снова искушение, снова огромная армия в руках воительницы и жажда убивать. Все это было печально, а ведь где-то там, в той деревушке. Где Геракл построил дом, их дочь растёт одна, вместе с нянькой, вместо того, что бы жить с отцом и матерью, что больше всего и нужно любому ребенку. Воспоминания о дочери, заставили исчезнуть глупой и некой изучающей улыбки с лица Геракла, и теперь он на Вулфи смотрел не с интересом, подбирая, а возможен ли был бы вариант сказанный Дирси, чисто ради интереса, но нет, здесь был другой, теперь Геракл заметно помрачнел, но опытно скрывал свою грусть, можно со стороны было сказать, что он просто задумался о деле, которое им предстоит, и сейчас стоит какие-либо стратегические планы, ходы и тому подобное. Но на самом деле его сердце резанула невиданная боль, от того, что его дочь вдалеке. Ведь он всегда говорил, что дети должны расти с родителями, в семье, что у них должен был отец. А Геракл чертовски любил свою дочь, но тем ни менее оставил её, потому что семью не построил, а его жизнь, даже несмотря на появление дочери вынуждает отправляться в дальние путешествия на рискованный для жизни дела, и конечно же геройствовать никто не будет на руках с ребенком, подвергая опасности жизнь своего дитя. Как же Геракл корил себя, что вдруг произошло, с его жизнью, все перевернулось верх дном. Когда у него была семья он был дома. Лишь когда к нему приходили с просьбой, отправлялся куда-то, когда дети и жена погибли, его уже ничто на месте не держало, также, как и было до появления его семьи. Так что же происходит, почему он эту семью не в состоянии построить? Геракл задумался о Зене, и все это время смотре на Вулфи, оставалось только надеяться. Что ей не стало неловко под подобным изменчивым взглядом Геракла. В любом случае, Геракл уже давно для себя решил, что после этого похода, он вернется к Саре, и девочка будет расти с отцом и матерью, если получится, если нет… хотя, лучше на будущее не загадывать. Геракл отвел взгляд от Вулфи, жаль, что веселые и шутливые мысли Дирси об так называемой паре перешли в глубокие копания в собственной душе у Геракла. Но он быстро взял себя в руки, вздохнул, и тогда Дирси вручила бедняге Стейну свои сумки, совершенно без всяко стеснения заставив нести мужчину её вещи. Вот такие они принцессы, интересные люди. Геракл еще раз посмотрел на Стейна, ну вроде бы справлялся, помощь ему в этом не нужна. Затем Геракл решил последовать за Дирси, оставаясь впереди, Стейн и Вулфи немного отстали, Геракл же не рисковал начинать разговор с разглагольствующей, об нашем деле и о том, в каком проигрышном варианте находится местная судья. Пусть лучше поговорит об этом, чем снова начнет устраивать допрос по поводу Иолая. Гераклу и самому хотелось бы знать, где его друг, жена Иолая, куда они пропали. Хотя, дело ясное, возможно, решили попутешествовать Грецией вдвоем, что бы им ничто не мешало, Геракл тогда отсутствовал Иолай не смог бы его предупредить. Геракл услышал, как Вулфи решила извиниться перед Стейном за своё поведение в таверне. Да, тогда Геракла застал все это дело в самом разгаре. Разгневанная Вулфи, готова была отрубить парню голову, или оторвать или еще чего с ним сделать, во всяком случае, намерения у неё были не самые доброжелательные. Когда он услышал, что Вулфи извиняется, Геракл улыбнулся краешком губ, и теперь уже настойчиво последовал вперед и поравнялся с Дирси, в очередной раз убедившись в том, что за человек Вулфи, и что он не ошибается в ней. Геракл с опаской посмотрел на идущую рядом Дирси, но его отвлекла Вулфи, она подошла к нему и тихо, что бы никто другой не слышал попросила Геракла молчать о разговоре Вулфи с Стейном, по крайней мере Габриель уж точно не говорить. «Почему, она наоборот бы обрадовалась» - подумал Геракл про себя, а в ответ Вулфи, лишь надежно улыбнулся, и кивнул, давая понять наёмнице, что он не скажет об этом разговоре Габриель ничего. Ну, вот наконец они добрались до этого сарая, вероятно Дирси ожидала большего, увидев Викторию, принцесса тихо, так, что бы не слышала еще раз решила удостовериться, что её глаза не обманывают, точно ли это тот человек, с которым ей придется иметь дело, Геракл лишь пожал плечами и развел руками. - Я тебе шумного дела не обещал, - также наклонившись к Дирси, тихо сказал Геракл. Ну, теперь уже все было в руках принцессы-адвоката, Гераклу оставалось наблюдать за ходом её действий, и если вдруг что не так, обязательно быть на чеку, что бы дело не приняло плохих оборотов. Но почему-то именно сейчас, Геракл был уверен в Дирси, как никогда раньше. До него уже доходили слухи об её репутации и деятельности. Когда дочь царя выложила на стол перед девицей кучу свитков, Геракл скрестил руки на груди, а правую руку поднёс к подбородку, локтём опираясь об левую руку, которая по прежнему лежала на груди. Геракл знал, что улыбку скрыть ему не удастся, но даже сейчас не плохо было бы улыбнутся. Когда Дирси и Виктория коротко побеседовали, Геракл посмотрел на Стейна, затем зашел за спину Вулфи положил ей руки на плечи, что бы хоть как-то расслабить и без того напрягшуюся девушку. – Ну что ж, думаю нам нужно занять свои места. Геракл посмотрел на расставленные кое как кривыми рядами лавы, где уже потихоньку собирались представители высших инстанций деревни: булочник, столяр, кузнец, несколько женщин, похожих на домохозяек. Откровенно говоря, все это Гераклу напоминало цирк и детские шалости девочки, что все здесь просто лишь её развлекают. Но он оставался терпелив. У неё были вооруженные люди, воины. Геракл их не боялся, но разумным будет оставить их целыми, что бы потом они в случае нападения могли достойно защищать деревню. Геракл опустил свои руки с плеч девушки после того, как сказал это, к ним подошел старый человек. Очень пожилой мужчина, тощий, настолько, что тога на нём висела, как мешок, он кое как взобрался на лаву, где стоял стол, сел за этот него, трясущейся рукой взял перо, готовый что-то там шкрябать в пергаменте, а движениями руки он указал Гераклу, Стейну и Вулфи их места. Геракл, взглядом позвав за собой обоих, отправился туда, и сел на эту лаву. О том, что будет дальше, можно было лишь догадываться. [center]ДИРСИ[/center]

Дирси: Cорри за длительную задержку, и за такой ммм... не содержательный пост, учеба убивает всю фантазию... Дирси была уверенна, что это процесс будет самым быстрым в её карьере. Слушание не будут откладывать на завтра, на послезавтра, потому как соприкоснуться с неразрешимыми проблемами, или найдутся еще кое какие улики, которые стоит обсудить. Здесь все было не так, далеко не так. Принцесса, вздохнула: «Никакого удовольствия, раз плюнул и все готово. Только плеваться может каждый, а пробивать свои светлым умом стены могу только я» - замечталась Дирси, на её лице сияла мечтательная улыбка, и глаза горели триумфальностью. Несомненно, Дирси любила себя, очень любила, все-таки это качество есть у каждой принцессы, но она же любила себя не просто так, а за что-то. Она прекрасно видела, что она много достигла, это и позволяло ей восхвалять себя в мыслях, ведь рядом не было человека, который мог бы сказать что-то приятное, похвалить, обнять и просто откровенно улыбнуться. Дирси пришла в себя, когда Виктория уже выдала свою речь, первый вопрос, который она адресовала бедняге Габриель. У Дирси от негодования и удивления брови поползли вверх. Она хлопала глазами, не понимая, что вообще здесь происходит. Хотя, что тут не понимать, обыкновенная непросвещенность провинциального городишки. Дирси закатила глаза, ей просто хотелось расплакаться, то ли от смеху, то ли от того, как печально же все это было. - Так, стоп, стоп, стоп! Сказала Дирси и вышла к центру зала. - Это не пишите. Учтиво попросила об этом писаря Дирси. Она еще раз оглядела всю обстановку в сарае, посмотрела на Викторию. И положила руки на пояс. - Ну, кто так проводит-то судовой процесс, все не так начинается. Для начала должны все встать. Дирси сделала двумя руками движением, показав, что все должны встать, и зал поднялся, писарь также, все присяжные, Геракл, Вулфи Стейн, Габриель, а Виктория сидела. Дирси пришлось отдельно её попросить встать, и строптивая девушка нехотя встала. Да, а что должно быть дальше? Дальше должны были вызвать Габриель, что бы она стала под присягу и поклялась не врать перед лицом Зевса и перед законом. Ну, кто ж так вот сразу в лоб вопрос, без вступлений, без ничего. А поведать присяжным суть дела, кто должен это делать, конечно же судья. О Дирси, может, и получала бы удовольствие от того, что объясняет все не знающим, как и что делается, но Геракл ясно дал понять, что дело срочное, еще раньше, поэтому Дирси упустит эту часть. - Знаете, я пожалуюсь на вас в Афины, пускай пришлют вам, как старосте, учителя, вы обязаны уметь вести суды. Дирси отошла на своё место, и уже постаралась не обращать внимания на это безобразие. Она позвала Габриель, что бы та вышла к ответу, а что делать, никуда не денешься. С такими успехами, судовой процесс закончиться к следующей неделе, если и не к следующему месяцу.

Габриель: Как Габриель умудрилась заснуть в подобном месте, оставалось загадкой. Наверно сумасшедший день дал о себе знать. Да и время в камере тянулось невыносимо долго, поэтому девушка позволила сну свалить ее. По крайне мере время пробежало бы быстрее, чем, если бы бард бодрствовала. Однако даже во сне, мысли сказительницы возвращались к королеве воинов. Ей снились разные исходы данной ситуации, и все они не устраивали Габриель. В каждом варианте кто-то погибал, словно обязательно должна быть жертва… Внезапно очередной сон воительницы был прерван громким кашлем. Блондинка резко приняла сидячее положение и замотала головой в поисках источника звука. Однако белые звездочки, что возникли в глазах от резкого движения, мешали рассмотреть хоть что-нибудь. Через несколько секунд они растворились, и Габриель смогла увидеть высокого стражника, которые еще раз кашлянул в кулак и сказал всего одно слово. Пора. Внутри сказительницы все перевернулось и в груди растеклось не очень приятное чувство волнения. Она хотела, чтобы это всё поскорее закончилось, ведь времени у них нет. Армия Зены может нагрянуть в любую минуту, а Виктория вздумала поиграть в судью. Детский сад. Ей бы плюнуть на все это дело, вот только побег сделает еще хуже. Во-первых, репутация самой сказительницы пошатнется, но это волновало меньше всего. А во-вторых, если бард сбежит, то все действительно подумают, что Зена встала на сторону зла. Никому и дела не будет, что все это мерзкие штучки Ареса. И, наконец, в-третьих, если блондинка сбежит или устроит бунт, то это отнимет больше времени, а значит, погибнут люди. Поэтому пришлось играть роль обвиняемой. Габриель встала на ноги и отряхнула свою одежду от соломы. После этого девушка вздохнула и уверенно кивнула стражнику. Мужчина не стал надевать на барда наручники, а просто взял под руку и повел по многочисленным коридорам этого здания. Всю дорогу сказительница удивлялась, как в таком маленьком помещение смогло поместиться так много лестниц и коридоров. Она, наверное, и сбежать бы отсюда не смогла, заблудилась бы и попала бы опять в руки стражников. Наконец, показалась заветная дверь. Распахнув ее, мужчина ввел Габриель в зал суда, если его, конечно, можно было так назвать. Взгляд сказительницы тут же упал на ее друзей. Вулфи была очень взволнованна, хоть и пыталась скрыть свое беспокойство. Бард взглянула ей в глаза и улыбнулась, показывая, что все в порядке. Затем взгляд сказительницы переместился на Геракла. Он неловко пытался скрыть свою улыбку, вот только что его так рассмешило, девушка не как не могла понять. Однако она была рада, что хоть кто-то сохраняет чувство юмора в такой ситуации. Стейн несколько отстранился от компании «защитников» и держался в стороне. Вид у него, в общем, был достаточно спокойный, и ничто не выдавало его волнения, если таковое, конечно, вообще было. Габриель бы наверно еще долго рассматривала своих друзей и копалась в их чувствах, если бы не стражник, который толкнул ее в спину. Блондинка резко обернулась и наградила его не самым добрым взглядом. «А вначале ты показался мне порядочным человеком!» - мысленно возмутилась бард, но вслух ничего не сказала. Сказительница прошла к указанному месту и села на стул. Она была совсем рядом с этой Викторией, которая делала вид порядочного и очень серьезного судьи. От этой картины Габриель чуть не прыснула смехом, но вовремя сдержалась, лишь на секунду отвернув голову и улыбнувшись. А затем, ее взгляд упал на странную девушку, которая стояла возле Виктории и держала в руках море свитков. Сначала сказительница подумала, что перед ней ее коллега. Но девушка как-то плохо смахивала на барда, хотя, похоже, за словом в карман не полезет. Чем-то она напомнила Габриель ее саму, правда пару лет назад, когда она только-только начала путешествовать с Зеной. Это подкупило блондинку, и она сразу же начала положительно относится к этой девушки с забавной прической на голове. Габриель хотела спросить, кто эта незнакомка, но Виктория ее опередила и начала допрос. -Габриэль из Потедии, вы обвиняетесь в шпионаже за жителями этой деревни во благо собравшейся за ее стенами армии. Вы признаете, что Зена - ваш компаньон, наставник и подруга возглавляет эту армию, разоряющую один греческий город за другим? Брови сказительницы взлетели вверх, как только рот «судьи» открылся. Оказывается, она обвиняется в шпионаже! Курам на смех! Однако возражать не было смысла, бард лишь усмехнулась и покачала головой, не понимая, как Виктория до сих пор является старостой города с такими-то мозгами. Вот только отвечать надо было. А вопрос был задан так, что если сейчас Габ ответит «да», то можно попрощаться со свободой, а если скажет «нет» – то это будет вранье. Но ведь блондинка – бард, а значит, сможет выкрутиться и ответить так, что Виктория сама запутается в своем суде. Девушка несколько секунд продумывала ответ, как внезапно ей на помощь пришла девушка с башенками на голове. Вот тут-то Габриель точно узнала в ней себя. Темноволосая без какого-либо стеснения остановила процесс и начала всех учить, как проводятся суды. Это была маленькая отсрочка для барда, чтобы она смогла продумать свой ответ. Сначала девушка заставила всех встать, даже Викторию она не оставила без внимания. Сказительница с улыбкой на лице наблюдала, как староста, скривив лицо, встает. Затем все сели, а миниатюрная болтушка сказала Виктории, что пожалуется на нее в Афины за неумение проводить суды. Тут уж Габриель не выдержала и тихо рассмеялась. Когда же смертоносный взгляд Виктории коснулся барда, блондинка тут же стала серьезной. «Судья» повторила свой вопрос, а сказительница перевела взгляд на людей, что пришли на заседание. -Нет. Коротко ответила Габриель и мысленно улыбнулась, когда в зале поднялся легкий шум возмущений и переговоров. Она так же заметила удивление на лицах своих друзей, которые явно не совсем понимали, какую игру затеяла сказительница. Бард выдержала паузу ровно столько, чтобы ни Виктория, ни кто-либо другой, не успели продолжить. Когда в зале стихли голоса, бард позволила себе продолжить. -Зена, мой компаньон, наставник и лучшая подруга, борец за добро. Она никогда не позволит себе сделать что-то во вред невинным людям. Она всегда их защищала и приносила в города Греции лишь мир и справедливость. И вы все о ней слышали. Да, у нее не самое чистое прошлое, но разве все мы чисты перед собой? Зена встала на путь добра, она помогает людям и вполне заслужено завоевала свою легендарность. Она давно стерла своими поступками черное прошлое. Вы знаете лишь отважную Королеву воинов, защитницу невинных и борца со злом. Вы уже не помните ту беззащитную и кровожадную убийцу. Потому что ее больше нет. Но на пути героев всегда есть трудности, если бы не они, все бы мы были героями, не так ли? Так и сейчас, Зена столкнулась с трудностью, с которой одной ей не справится. Та Зена, которая возглавляет армию, разоряющую города, не моя подруга… Это совершенно другой человек. Это заблудшая душа, которая нуждается в помощи… Сказав эту длинную, трогающую душу и не менее запутанную речь, Габриель перевела взгляд на Викторию в ожидании очередного выпада, который разобьет все ее слова в пух и прах.

Стейн: плохой пост is плохой пост -Я хотела извиниться.. Я иногда паникую и неправильно оцениваю ситуацию. И иногда перегибаю палку с защитой доверенных мне людей... В общем, еще раз приношу свои извинения за свое поведение.. Стейн слегка усмехнулся, но это была добродушная усмешка. Он прекрасно понимал, что девушке решение извиниться далось с трудом и, что без явного шествия наперекор своей гордости здесь вряд ли могло обойтись. Впрочем, тем дороже и, несомненно, приятнее был для воина такой жест со стороны Вулфи. Но, прежде, чем северянин успел что-либо ей ответить, брюнетка вновь отстранилась, явно жилая закрыть эту тему и более к ней не возвращаться. Что ж, это – её полное право. Запустив руку в волосы, мужчина смотрел на Дирси, всё ещё общающуюся с Викторией. Судя по всему, суд начинался. В помещении начали собираться люди, рассаживающиеся на скамьях, расставленных чуть в глубине здания суда, появился старик, усевшийся за стол, стоящий на небольшом возвышении. Он, судя по всему, являющийся писцом (или кем-то ещё, но то, что он будет писать происходящим было понятно по зажатому в подрагивающих сморщенных руках перу), указал троице на места, которые тем было необходимо занять. Оглянувшись на скамьи и переведя короткий взгляд на Геракла с Вулфи, северянин направился следом за героем, после чего тоже уселся на скамью. Спустя ещё некоторое время, стражники наконец-то вывели Габриэль. Сказительница была посажена на стул, расположенный так, чтобы он был доступен для обозрения всем собравшимся в зале людям. Невольно Стейну вспомнился римский театр. Они располагали место для выступления актёров аналогичным образом. Походят ли их суды на эти театральные постановки? Ряд неуместных ассоциаций пока продолжался. Когда староста деревни задала свой вопрос, северянин чуть нахмурился. Он был построен так, что оба ответа, как «да», так и «нет», по сути, являлись бы проигрышными. Хотя, может быть такими и должны быть вопросы, задаваемые в суде? Как бы то ни было, светловолосая сказительница ответила «нет», но, прежде, чем она успела что-либо добавить, вновь вступила Дирси, сразу опротестовавшая всё происходящее и сообщившая, что суды должны проходить иначе. Что ж, теперь Стейн, кажется, был сбит столку окончательно. Он ощущал некоторое смятение и поэтому, после того, как адвокат потребовала всех встать, он с некоторым сомнением посмотрел на Вулфи и Геракла, поднявшись с места только тогда, когда поднялись эти двое. Всё это действительно несколько странно. Люди сели на свои места, после чего вновь вступил голос Габриэль. Молча, но очень внимательно, мужчина слушал защитные слова в адрес Королевы воинов. Ну что ж, он всё ещё не перестал удивляться тому, сколь сильна привязанность воительницы и барда друг к другу. Но, не смотря на всю искренность, с которой говорила светловолосая девушка, он не был уверен в том, что они действительно подействуют на Виктоию. Староста уже успела проявить себя как холодная и уперто-безразличная натура, так что было бы просто наивно ожидать от неё внезапного откровения и осознания своих ошибок. Она продолжала совершать их весьма размеренно, пусть и подсознательно, но навлекая на себя весьма серьёзные неприятности. Хотя, кто знает, вдруг слова барда как-нибудь подействуют на неё? Ведь речь эта была действительно проникновенной и Стейну показалось, что, если бы до этого он не успел встретиться с Зеной, а узнал бы о ней лишь из этих слов, он бы более чем поверил им.

blackwolfy: Жутко извиняюсь за задержку ответа, просто похоже моя муза решила взять долгосрочный отпуск.. Вулфи Наемница вздрогнула, когда ладони Геракла легли ей на плечи. Она понимала, что этим жестом он хотел успокоить ее, девушка же всеми силами пыталась подавить инстинкт самозащиты выработавшийся к нее с годами и при этом никоим образом не обидеть мужчину, пытающегося ее приободрить. Спас ее как ни странно старик с пером в руке, указавший им места на одной из лавок. Девушка чуть рассеянно улыбнулась своим спутникам, показывая что о ней не стоит беспокоится и поспешила занять свое место. Теперь все внимание ее было обращено на судью, адвоката и конечно подсудимую, которую по приказу Виктории привели в суд, который с каждой секундой походил скорее на балаган, нежели на серьезное заседание. Габриэль послала своим спутникам уверенную улыбку, Вулфи в ответ ей чуть кивнула, явно давая понять, что если что-то пойдет не так, она будет рядом. Виктория Наверное за всю свою жизнь староста Серенеи не паниковала так, как в этот день. Ее хоть и маленький, но все же город, людей, которых она обещала защищать, в любой момент готова была снести с лица Греции армия Ареса. И она знала, что у нее есть только два варианта - остаться в этих стенах, сражаться и проиграть, либо всем жителям покинуть свои дома, свой кров и искать пристанища где-нибудь около Афин, обречь их на нищету и возможно голодную смерть. Третьего варианта она не видела, по крайней мере до тех пор, пока не встретила сказительницу по имени Габриэль. Было конечно же наивно полагать, что Королева воинов вот так вот просто откажется нападать, если Виктория выдаст ей барда. Но какой-то шанс все же имелся. Потому то она и задумала этот суд - она просто тянула время, понимая, что ей ничего не остается кроме как ждать и надеяться на то, что воительница, некогда бывшая героиней всей Греции, обойдет Серенею стороной. Отец, как бы ты поступил на моем месте? - при этих мыслях ее взгляд упал на темноволосую наемницу и гнев казалось закипел в жилах старосты. Нет, все должно было быть не так. Никакой Габриэль, никакого сарая имитирующего зал заседаний, никакого адвоката, разглагольствующего о том что и как ей, старосте, нужно делать. Тюрьма, клетка, Вулфи и кандалы. То, что она заслужила.. Однако Элисса всегда была скользкой натурой и как всегда выкрутилась из ситуации, подставив при этом того, кого она называла другом. Виктория глубоко вздохнула и тут же попыталась сосредоточится на происходящем, а точнее на том, что ей говорила адвокат. Она явно нехотя встала с места, как того требовал обычай. Дальше с каменным и хладнокровным выражением лица выслушала речь о том, что ей стоит прислать учителя из Афин, чтобы научится судить как следует. -Так и быть, я учту ваше замечание, - с явным безразличием во взгляде, ответила она, понимая что если ей не удастся обменять Габриэль на неприкосновенность, то присылать этого самого учителя будет некуда и не к кому. Сама бард весьма неожиданно ответила на заданный ей вопрос. По крайней мере находящиеся в зале начали возмущенно перешептываться друг с другом. Дальнейший монолог барда действительно заставил усомнится Викторию в правоте своих действий. Только вот сходить с дороги на полпути уже было глупо. -Весьма проникновенная речь. Только вот объясните мне, что могло заставить как вы выразились легендарную героиню Греции сойти с праведного пути? И почему присутствующие должны верить в это? Возможно эта самая "героичность" была лишь фазой в жизни Зены. Вы, именно вы Габриэль все время писали про нее эти свитки, которые прославили Королеву воинов на всю Грецию. Но возможно, это было просто прикрытием и Зена собирала армию, копила силы, при этом втираясь в доверие к жителям этой страны, чтобы однажды нанести молниеносный удар. Ведь никто не ждет такого от друга, а тем более героя.. - говоря это, Виктория бросила взгляд в сторону Вулфи, - Впрочем, речь не об этом. Насколько я понимаю, вы утверждаете, что не шпионите здесь ради Зены. Тогда зачем вы здесь? Не хотите ли вы в одиночку остановить целую армию. - при этих словах в зале раздались смешки, лицо же Виктории оставалось беспристрастным. Внезапно из двери сбоку, появился один из городских стражей, совсем еще молодой парень по имени Филипп, он неуверенным взглядом осмотрел окружающих. Это явно не было хорошим знаком. -Думаю, нам следует взять небольшой перерыв, - кивнула она в первую очередь адвокату и обвиняемой давая им возможность обговорить ситуацию, по залу тут же раздался гул. Староста вопросительно посмотрела на солдата. Он глубоко вздохнул и быстрым шагом направился к ее столу, что-то прошептав Виктории на ухо. Глаза девушки слегка расширились от изумления, она резко бросила взгляд на Габриэль, затем что-то спросила у него, он указал в сторону Стейна. Она явно что-то приказала ему и парень, утвердительно кивнув, вышел из зала суда. -Прошу внимания, - тут же постаралась она вернуть былую тишину, затем посмотрела прямиком на Габриэль, ожидая ответа на заданный ранее вопрос.

Геракл: С этого момента Геракл был лишь наблюдателем, и возможно свидетелем, которого вызовут, когда придет время засвидетельствовать невиновность Габриель. Если конечно судья позволит это сделать Дирси, и если Дирси вызовет именно его, хотя она должна была вызывать всевозможных свидетелей, для большей убедительности. Но вообще все происходящее не внушало ничего серьезного. Мелкие забавы, или просто попытки оттянуть неизбежное, силясь своим страхом и переживаниями, действуя необдуманными методами. Геракл не приветствовал действий Виктории, но в то же время понимал её. Она переживает за город, и хочет выдать Габриель с надеждой, что её город оставят в покое. Но у этой самой Виктории был другой выход, она бы могла довериться Гераклу, практически по все Греции, во многих городах его помощи просили даже цари, и он помогал спасал города от ненужных нападений, разрушение и прочего, а молодая девушка либо не верит, что это реально, не верит в Геракла, либо просто до этого не додумалась. Во всяком случае, она выбрала глупый и бессмысленный суд, пустая трата времени. Геракл уже настроил себя на то, что будет довольно-таки даже нечего слушать, но Дирси как всегда разрядила обстановку, кто как не она воспротивится системе проведения данного суда. Она, как опытный адвокат потребовала все, что бы было так, как нужно, в итоге они все встали, потом сели, а затем судовой процесс продолжился. Конечно, как Геракл уже понял, Виктория была мастером в провокационных вопросах, ему также приходилось встречаться с такими людьми, и он отлично понимал состояние Габриель, так как сам сидел тогда на лавке подсудимого, либо вообще стоял прикованный к столбу высотой до его пояс, словно этот столб и цепи могли его сдержать. Однажды этому человеку даже удалось настолько вывести из себя Геракла, что он вскинув эмоционально руками, цепи разорвал, бедный народ в зале перепугался. Но боятся им было нечего, Геракл не стал бы набрасываться на этого клеветателя, а потом и на народ, посмевший выступить против него. Геракл не из тех, кто мстит, или сворачивает шею каждому, кто посмеет его клеветать. Тем более этот человек проиграл судовой процесс, а этого уже было достаточно. Геракл посмотрел на Габриель слегка взволнованно, но это сложно было проглядеть, если посмотреть на него, то наоборот казалось, что он просто уверен в хорошем исходе всего процесса, ни в чем не сомневается, ничего не опасается. Такая уверенность могла напугать и саму судью. Габриель достойно держала ответ, и Геракл слегка кивнул головой, просто это вышло даже неосознанно, он одобрял слова сказительницы. Да и разве у Габриель не найдётся, что ответить? Она бард, слова – это её изюминка, это её талант. Поэтому то, что сказать, что ответить не нуждалось в тщательном обдумывании, казалось бард уже заранее знала, что может сказать, и достаточно верно и в точку. Последовал и следующий вопрос от Виктории, вот теперь равнодушно с абсолютным спокойствием он слушать этого не мог, ведь речь шла о женщине, которую он любит. Геракл резко поднялся. - Бред! - строго и достаточно серьезно сказал Геракл, да так, что весь зал, обсуждавший предположение Виктории испуганно затих. Геракл развел руками серьезно и в неком роде спокойно глянул на Викторию. - Я знал, Зену. Никакой лжи в её подвигах не было, она действительно помогала людям, спасла много жизней, спасла много городов. Все это время она жила лишь тем, что помогала людям, в борьбе со злом. Если вы не верите Габриель, её лучшей подруге, считая её слова и сказания предвзятым отношением к королеве воинов, то поверьте мне. Я знаю Зену довольно давно, мы были с ней… Геракл сделал паузу, короткую, едва заметную, но весьма ощутимую только для него одного. - Хорошими друзьями. Стал бы я вести дружбу с той, что отнимает человеческие жизни, грабит, разрушает и творит зло? – Геракл вопросительно посмотрел пронзительным взглядом в глаза Виктории. Она наверняка уже знала, что он Геракл, и если она не верит Габриель, так как Габриель подруга Зены и действительно могла просто все украшать, или лгать насчет Зены, прикрывая подругу и её злые деяния, который вовсе нет. То Геракл не стал бы этого делать, и он был бы первым, кто выступил против неё, и остановил бы Зену. Поэтому того, что Геракл сказал, разумному человеку должно было быть достаточно, что бы задуматься о неправоте своих предположений. Ответа Виктории Геракл пока не услышал, так как в зал пошел воин, что-то прошептал старосте, Геракл все еще стоял, глядя на девушку, а затем проводил удаляющегося воина, и вернул свой взгляд на неё, когда она потребовала внимания.

Дирси: Соори, ребята, всё вдохновение уходит на 33 -х детишек)))) Дирси была довольна всем, довольна собой, довольна согласием судьи, и довольна тем, что вообще ведет хоть и слабенький, но суд. Она то и дело сияла. Кто бы мог подумать, что даже такое мелкое делишко, могло её вот так вот позабавить. Не было ничего лучше, чем её замечательная работа. Любое дело, хоть и даже самое грязное, но приносило принцессе удовольствие. Она проигрывала лишь в случаях, если её подзащитный действительно виновный, и если открыть секрет, то Дирси специально проигрывала подобные дела, когда на все сто была уверенна в виновности своего подзащитного. Но Дирси за подобные дела бралась очень редко. Они не приносили удовольствия, кто любит проигрывать? Хоть и специально… Дирси облокотилась локтями об стойку, которая предназначалась ей, и пока Виктория задавала вопрос, почти вопрос с рассуждением о Зене, Дирси обреклась и посмотрел на Габриель изучающим взглядом, и мило улыбнулась девушке - Все будет хорошо. Пошептала Дирси блондинке, и подмигнула, после повернулась и подперла ладошками свои щетки слушала со некой скукой на лице сельского старосту. Дирси отрицательно покачала головой, когда Виктория вслух высказала все доводы про Зену. - Протестую! Крикнула Дирси, подняв руку к верху, но вдруг одновременно с ней же в дискуссию вступил и Геракл. Дирси опустила руку, замолчала, она отругает Геракла за его нетерпеливость потом, а сейчас Дирси лишь закатила глаза, и обратила внимание на реакцию судьи, но её отвлекал уже воин, вошедший в зал, и прошептавший ей что-то на ушко. На перерыв Дирси также не отреагировала Но когда все закончилось, она не дала возможность ответить Виктории, и задала достаточно прямой вопрос. - У вас есть точные доказательства того, что бард, по имени Габриель из Потейдии является главной шпионкой Зены, работающей под прикрытием? Дирси сделала паузу, и склонила голову на бок. - Или вы только предполагаете? Дирси посмотрела на Викория не столько вопросительно, сколько ждала от судьи того, чего ожидала, а ровным счетом ничего. Тогда суд можно будет заканчивать, и Габриель будет оправдана.

Габриель: После длинной и искренней речи Габриель, в зале на несколько секунд повисла тишина. Девушка даже подумала, что у нее получилось осуществить задуманное, но возмущенные перешептывания сказали об обратном. Бард не расстроилась, она, собственно, и подозревала, что так легко всё не получится. Жалко было лишь время, которое убегало быстрее, чем песок сквозь пальцы. И этому способствовала Виктория. Не уже ли она не понимала, что всем этим судом делает лишь хуже для себя. Ее было жаль, но больше всего было жаль народ Серении, который непременно погибнет, если Габриель не вырвется из этого «капкана». К счастью, на помощь ей пришла девушка с забавными башенками на голове. Сказительница не знала ее имени, но что-то подсказывало ей, что она друг. В данной ситуации, незнакомка выступала в роли адвоката обвиняемой. Только что, она умело подняла весь зал на ноги, а затем позволила сесть. Казалось бы, Виктория и не подозревает, что судом тут начинает управлять именно эта забавная девушка. Взгляд Габриель скользнул по той, о которой она сейчас думала. Адвокат встретилась взглядом с бардом, улыбнулась ей и сказала, что все будет хорошо. Сказительница мягко улыбнулась в ответ и едва заметно кивнула, хоть и не была так оптимистично настроена, как Дирси. Габриель перевела взгляд на Викторию, в глазах которой можно было без труда разглядеть то, что она уже усомнилась в своей правоте. Однако почему-то староста продолжала гнуть своё, словно, упрямость могла спасти ее народ. Бард иронично закатила глаза и тяжело вздохнула, вслушиваясь в речь Виктории. Как только судья полностью высказалась, Дирси возмущенно начала протестовать, протягивая руку вверх. Одновременно с ней в словесный поединок вступил Геракл. Он так же был недоволен высказываниями Виктории. Полубог назвал все это полным бредом, да так грозно, что весь зал, как и сама староста, в момент притихли. Габриель с улыбкой осмотрела зал и вернула свой взгляд на Геракла. Сын Зевса решил выступить, как свидетель, которого не вызывали. Он начал говорить, что знает Зену, и никакой лжи в ее подвигах никогда не было. Что она действительно помогала людям, спасала человеческие жизни и города. Геракл просил верить ему, и сама Габриель верила ему. Она смотрела на этого мужчину и видела, как он любит ее подругу. Он готов был на все, ради Зены… Но судя по всему, Викторию не впечатлила речь Геракла, точно также как и речь Габриель. Девушка тяжело вздохнула и вопросительно посмотрела на судью, которая уже легкомысленно отвлеклась на молодого стражника, что неуверенно топтался в дверях. Староста объявила небольшой перерыв, совершенно не обращая внимания на недовольный гул в зале суда. Стражник с соглашения Виктории, быстрым шагом подошел к ней и начал что-то шептать на ухо. У Габриель и Дирси было время обговорить будущий ответ, но обе девушки как-то об этом совершенно забыли. Было очень любопытно, что же такого сказал молодой человек и почему они оба косятся на Стейна. Сказительница почувствовала что-то не ладное. Вдруг Стейну угрожает опасность? Его ведь тоже могут обвинить в шпионаже, он-то уж точно виделся с Зеной сегодня, правда никто об этом не знает… Или знает? Бард с ужасом осознала, что свидетелями ее разговора со Стейном был хозяин таверны и несколько посетителей. Габриель взволнованно посмотрела на темноволосого мужчину, она так хотела его предупредить, сказать, чтобы скорее уходил отсюда, но, увы, если она начнет кричать через весь зал, сделает только хуже. Сказительница не успела опомниться, как Виктория уже смотрела на нее и просила у зала тишины. Оказывается, протест Дирси и слова Геракла, она не восприняла и все еще ждала ответа от Габриель. Бард не заставила себя долго ждать. -Вы прекрасно знаете, что армия, которая идет на ваш город, принадлежит Аресу. Более того, он решил оказать вам честь и уничтожить Серению самостоятельно вместе с Зеной и кучкой воинов. Просто ради развлечения. Так Габриель ответила сразу на два вопроса Виктории. Она не считала, что присяжные должны ей верить, но им ведь ничего более не остается. Или староста хочет, чтобы бард поклялась на крови? Что за глупости? Никому Габ не собирается ничего доказывать, это они пусть ей докажут, что она шпионка и обоснуют свои обвинения! «А, кстати, это мысль! Сделать Викторию обвиняемой и пусть докажет мне, что я виновна» - подумала девушка. Но решила это использовать чуть попозже и обернуть ситуацию против самой Виктории. Сейчас стоило что-то ответить на то, что героичность самой Зены, по словам судьи, придумала Габриель и описала в своих свитках. -Ну, если мы собираемся растянуть судебный процесс на неопределенное время, то я вполне могу вызвать множество свидетелей, которые были спасены Зеной, либо их деревни. Или им тоже придется вам что-то доказывать? Однако когда Виктория начала говорить про какое-то прикрытие, Габриель не выдержала и закатила глаза. Она устало вздохнула, чувствуя, что терпение ее скоро закончится. -Вы шутите, да? Прикрытие, которое длилось больше десяти лет, стоит того, чтобы уничтожить один единственный город, который по размерам и домам сравним с деревней! Это бред, Виктория, ты разве сама не понимаешь? И все же судья сумела найти брешь в крепкой броне Габриель. Она спросила, что именно здесь делала бард. А действительно, что? Они просто случайно забрели в этот город с Вулфи, так сказать он оказался на их пути, когда они шли к Зене. Подруги устали и решили перекусить в таверне, потом там появился Стейн и Геракл, ну а дальше все известно. Не уже ли Габриель заподозрили в шпионаже, только потому, что она проходила мимо? В зале все начали ехидно хихикать над положением барда, считая, достаточно смешным, что она собирается в одиночку разгромить всю армию. Сказительница даже не улыбнулась. Она наклонила голову к плечу и самодовольно ответила: -Мы проходили мимо. Серения лежала на нашем пути к Зене. Мы проголодались и решили перекусить в таверне. Это запрещено? А какими способами я буду останавливать армию и саму Зену, не касается ни тебя, Виктория, ни суда. Я же не интересуюсь, как ты собираешься выиграть это дело. Только Габриель замолчала, как, видимо впечатлившаяся Дирси, пошла в атаку. Она сделала то, что хотела сделать бард, а именно спросила, на каких основаниях устроен этот цирк и по каким доказательствам сказительницу объявили в шпионаже. Зал на секунду затих, а Виктория некоторое время думала над ответом. Габ закусила губу, чувствуя, что судья тонет в собственном океане. А так как она сидела рядом со старостой, она слегка наклонилась к ней и негромко проговорила: -Послушай, глупо надеяться на то, что если ты выдашь меня, Зена не уничтожит Серению. Зеной управляет Арес, если даже она откажется от боя, его люди, и он сам уничтожат город! Ты только теряешь время на меня и этот суд. Я не спасу Серению таким способом, но я могу попытаться другим… Ты должна лишь меня отпустить.

Стейн: чёрт, плохой-плохой пост >< Стейн всё ещё не знал, как реагировать на всё происходящее, как действовать. Молча сидя на своём месте, сложив руки на коленях, он слушал слова барда и обвинения старосты, время от времени мельком поглядывая на сидящих рядом с ним Вулфи и Геракла, ведь они, пожалуй, понимали суть всего происходящего несколько лучше, чем сам северянин. - Бред! Он вопросительно поднял глаза на внезапно вставшего героя, явно уставшего терпеть все обвинения Виктории, действительно весьма провокационные и рождающие желания во весь голос протестовать. Вот Геракл и не стерпел. Поднявшись он начал опротестовывать недавние слова старосты Серении, пытаясь раскрыть как ей, так и собравшимся здесь людям, заинтересованно наблюдающим за всем происходящим, глаза на истинную сущность Королевы воинов. Ту сущность, в которой она вовсе не безжалостная убийца и завоеватель, но благородная женщина, теперь идущая по пути добра. Возможно, сам Стейн не был так хорошо знаком с воительницей (да и вообще, лично с ней он был знаком мало, зная её, как и многие, больше по легендам), однако он искренне верил словам героя и, кажется, чувствовал ту искренность, с которой Геракл рассказывает всё это. Между тем, пока мужчина продолжал говорить, северянин успел перевести взгляд с него на Вулфи, обратно на грека и вновь к наёмнице. Наконец, чуть наклонившись в сторону девушки, Стейн озадаченным шёпотом поинтересовался: - Так и должно быть? Не смотря на то, что выступление с места куда больше напоминало молодому мужчине суды в его родном поселении, он вовсе не был уверен, что и здесь дела решаются подобным образом. Так что, лучше было бы уточнить; ведь, если она имели право выступать со своих мест, то, быть может, Стейн бы тоже нашёл что сказать в пользу Зены. Воин не сразу обратил внимание на вошедшего солдата и сделал это только тогда, когда Виктория объявила о небольшом перерыве. Не предав его появлению особого значения, Стейн, между тем, нахмурился, когда взгляд старосты вдруг обратился на него. Сразу стало несколько некомфортно и северянин чуть заёрзал на своём месте, быстро отводя взгляд немного в сторону и теперь наблюдая за удаляющейся спиной молодого солдата. Хм, есть повод для беспокойства? Хотя… В голове северянина мелькнула было ещё одна мысль (кажется, достаточно важная), но он оказался отвлечён от неё сообщением о возобновлении слушанья. Судья было открыла рот, но вместо неё сразу же вступила Габриэль, а затем и Дирси, которой этого небольшого перерыва, судя по всему, вполне хватило, чтобы определиться с вопросом, который, как показалось Стейну, действительно мог поставить под сомнения все прежние доводы Виктории. Северянин надеялся, что последние слова обеих девушек подведут суд к окончанию. Староста теперь практически загонялась в тупик и для неё было бы нужно чудо, чтобы выиграть это дело теперь.

blackwolfy: Очень извиняюсь за столь бредовый пост, но никакого другого способа закончить этот и без того затянувшийся суд мне в голову не пришло((( Виктория - Бред! -Действительно, - шепотом подтвердила про себя староста слова полубога. Она понимала, насколько глупо она сейчас будет выглядеть, отрицая слова сына Зевса и пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку в словах Габриэль. Нет, они конечно были, но их можно было назвать скорее не обвинениями, а придирками. Бард сама только что проговорилась, что они зачем-то все же шли к Зене. И Виктория, глядя на блондинку, уже готова была поверить в то, что они хотели спасти воительницу и ничего более. После того, как солдат сообщил ей о том, что очередной спутник этой компании под шумок вывел ее людей из города, суд потерял для старосты всякий смысл. Неужели они думали, что смогут сделать это незаметно от нее? Что кто-то из ее людей не придет и не доложит о том, что все выполнено согласно приказу? Да, этот парень посоветовал ее людям держаться подальше от города, только вот не могли же все солдаты бросить старосту и оставшихся здесь жителей на произвол судьбы. Девушка тяжело вздохнула, не решаясь, что же ей делать - продолжить начатое ею дело - либо опять бросится в перепалку с Габриэль, ее адвокатом и известным во всей Греции героем, либо признать перед окружающими людьми свою неправоту, тем самым поставив под сомнение свои решения, свой пост. Впрочем, судя по тому, как после тирады барда жители Серенеи стали переглядываться и как-то неуверенно смотреть на Викторию было понятно - либо она наступит своей гордости на горло и попытается замять все, либо старостой ей уже не быть. Впрочем, Зена и Арес вполне могут ей удружить и сделать так, что ей просто негде будет управлять. Взгляд Виктории упал на Вулфи. Она тут же резко посмотрела на Геракла. Что ж, если она не может одержать победу в войне, то возможно она хотя бы выиграет в маленькой личной битве. -Вы сказали, никакой лжи, Геракл. И да, вы не похожи на такого человека. Но скажите мне, глядя в мои глаза, разве я способна дружить с человеком, который впоследствии обманул меня и помог убить моего отца? - несколько человек невольно охнуло, так как загадочная смерть прошлого старосты долгое время обсуждалась в домах этого поселения. После того нелепого случая с окном, Виктория упросила отца отпустить девчушку, влезшую к ней в окно. Да еще и ее наставник неплохо заплатил за это, так что у отца не было никаких возражений. К тому же, Вулфи извинилась перед дочерью старосты. Наставник разрешил молодой наемнице на некоторое время остаться в Серенее у своего друга, трактирщика, пока он решал какие-то свои дела. За это время две девушки по настоящему подружились - слишком уж этот волчонок не был похож на окружавших ее зарвавшихся девчонок. Наемница учила Викторию метать кинжалы, бесшумно передвигаться. Все это казалось весьма забавным нынешней старосте. А затем Вулфи пришлось уехать, правда дочь старосты изредка переписывалась со своей подругой, та рассказывала ей в своих письмах о других городах, о том, что было за пределами Серенеи. Девушки даже пообещали друг другу однажды отправится в совместное путешествие. Если бы только Виктория знала, чему именно учил Вулфи Хаемон. Через три года после их знакомства они снова увиделись, только вот подруга отчего-то была чернее тучи. Вики пыталась ее как-то приободрить и казалось уже под конец дня поднять настроение наемнице удалось. Через пару часов дочь старосты ждала ужасная новость - ее отец выпал из окна, сломав себе шею. Все говорили, что это несчастный случай, только вот виноватый взгляд "подруги" и неизвестно откуда взявшийся ее наставник, говорили Виктории о другом. Вечером же наемники пропали и девушка уже не надеялась встретить Вулфи вплоть до сегодняшнего дня. Отогнав это жуткое воспоминание, староста посмотрела на обвиняемую. -Не ты должна стоять здесь.. - в который раз подумала она, готовясь ответить на выпады Габриэль. -Я никогда не утверждала, что этот план может быть придуман для уничтожения Серенеи. Но она вполне может оказаться одной из многих... - устало заметила Виктория, было видно, что ей наверняка как и всем остальным надоело это дело, - И все-таки, ты сейчас признала, что идешь прямиком к Зене. Только исходя из твоих слов, ты хочешь помочь. И если это действительно правда, то возможно, ты наша последняя надежда на спасение, - она осмотрела окружающих, насколько она теперь знала почти что единственных жителей, оставшихся в деревне, Виктория как-то отрешенно рассмеялась, - Тем более, твои друзья времени не теряли и вывели всех прочь из деревни. Хотелось бы верить, что они отвели их не в лапы врага. - У вас есть точные доказательства того, что бард, по имени Габриель из Потейдии является главной шпионкой Зены, работающей под прикрытием? - Дирси сделала паузу, и склонила голову на бок. - Или вы только предполагаете? -Виктория наконец вспомнила об адвокате и ее словах, что ж, они пришлись сейчас как раз в тему. -Вы действительно правы, я только предполагаю, - бесцветным тоном заметила она, - Что ж, суд вынес решение. Просьба всех встать. Габриэль из Потедии, за неимением достаточного количества доказательств вы признаетесь невиновной, - с этими словами Виктория первой направилась к выходу, бросив барду по дороге, - Наемница всегда останется наемницей.. С этими словами она уже собиралась открыть дверь и выйти прочь от смотрящих ей в спину глаз, как в это импровизированное здание суда ввалился один из солдат. -Они здесь.. - он рухнул замертво, из его спины торчала стрела. Виктория услышала характерный свист и уже почти что почувствовала, как другая стрела вонзается ей в грудь, как кто-то резко потянул ее на землю, подальше от двери. -Отблагодаришь потом, - услышала она до жути ненавистный ей голос. Вулфи Этот судебный процесс все больше и больше походил на балаган. Даже Стейн поинтересовался у нее, все ли так должно проходить. -Судя по всему, да, - пожала плечами девушка, наблюдая как Виктория вот вот готова сломаться под этим давлением. Вулфи судя по обращенным на нее огненным испепеляющим взглядам, понимала теперь что к чему. Староста все-таки винила ее за то, чего она на самом деле не совершала. Хаемон был прав, когда решил уйти из Серенеи в тот день - иначе они оба попали бы за решетку. Впрочем, в непричастности своего наставника девушка была не очень-то уж уверена. Староста же, похоже решила наконец не скрывать свои мотивы и тут же объяснила что к чему. Имен она конечно не говорила, но наемнице показалось это ненужным - те кто надо, скорее всего поняли о ком речь. Что ж, похоже Вулфи еще многое придется объяснять своим спутникам. После этого откровения суд отчего-то пошел на нет, видимо Вики сама устала от всего этого, наемнице же жутко захотелось поговорить с ней один на один, и она пожалела, что не сделала этого намного раньше, возможно годы назад. Стоило Виктории объявить о том, что суд окончен, Вулфи поднялась со своего места и поспешила к старосте. Даже в душе, принадлежащей Аресу, она чувствовала, что стоит объяснится и разъяснить ситуацию, пока не поздно. А поздно могло оказаться совсем скоро, так как стоило Виктории открыть дверь, как в сарай ввалился убитый солдат и это было весьма нехорошим знаком. Наемница теперь стоявшая в нескольких шагах от старосты, быстро сообразила что к чему и оттащила бывшую подругу от двери, стрела вонзилась в столб позади них. В зале тут же началась явная паника. -Отблагодаришь потом, - бросила Вулфи старосте, пинком захлопывая дверь и неуверенно смотря в ту сторону, где только что были ее спутники. Армия похоже без проблем прорвалась через ворота и то, что они все находились в без всяких проблем легковоспламеняющемся сарае не придавало ей оптимизма. За стеной же слышались крики и звуки битвы -похоже оставшиеся солдаты пытались защитить свой деревню. [center]Зена/Арес[/center]

Зена: Время шло, а королева воинов так и оставалась в своей палатке. Не смотря на давление со стороны Ареса. Воительница приняла решение, что необходимо идти до конца, но все же решила оставить за собой путь к отступлению, потому как внутри ее все равно, что-то тормозило. Набравшись сил, Зена вышла из своей палатки, но каково было ее удивление, когда основная часть всей армии куда-то исчезла. Нахмурив брови, и прищурив глаза она осмотрелась…многотысячные следы вели по направлению в город, а значит ее армия уже там… Такой поворот сюжета ее ни чуть не удивил, Арес не любил долго ждать и наверняка отдал приказ от ее лица. Быстрыми шагами воительница направилась к месту, где стояли лошади, накинув на Арго седло, одним движением она запрыгнула на верх. - Но! Между тем армия войны уже вошла в город. Защищавшие его солдаты были изрядно потрепанны, а жители которых не успели увести по каким-то не понятным причинам, стали отличным поводом поторговаться с местными правителями. Прошло всего лишь несколько минут, как мирные жители и солдаты были захвачены, оно и понятно, столь весомый численный перевес. Да и армия была оснащена довольно не плохим оружием. Еще бы ведь сам Арес создал их. Дойдя до здания напоминавшего ветхий сарай, бандиты собрались вокруг, в этот момент, один из заключенных солдат рванул к двери, того самого сарая, но получил «привет» в спине и просто ввалился замертво. Теперь оставалось дождаться пока все остальные выползут на сей праздник. [center]Геракл[/center]

Геракл: Как и ожидал Геракл суд лишь пустая трата времени, почему? Просто потому что все происходило не так, как нужно, не так как обычно – нет. Скорее потому, что Серенее с каждой минутой угрожала все большая опасность, а суд отнимал время и не давал возможности нормально подготовиться к обороне лишь воины остались патрулировать улицы, благо Стейн увёл всех горожан и спрятал, люди находятся в безопасности. Сейчас же шёл суд, здесь было услышано уже достаточно много и всего интересного, да, в некоторые моменты Геракл не смог оставаться равнодушным, и когда доносчик удалился, Геракл все же надеялся, что получит ответ от старосты. И да он получил ответ. Только несколько расплывчатый и уклончивый, этот ответ был похож скорее на перетаскивание стрелки на циферблате часов с одной цифры на другую, нежели на ответ. Геракл, не ставя под сомнение свою личность и то, чем он занимается всецело и уверенно заверил то, что знает Зену. Это была правда, мало того Геракл верил, что сама она ни за что не приняла бы решение вернуться обратно на черную тропу, с которой она начинала, или на которую сошла, по этой тропе она шла достаточно долго, но смогла свернуть на светлую сторону, нельзя было допустить обратного. И сама Зена это прекрасно понимала, но, видимо кому-то, а не сложно было догадаться, кто же именно был этот кто-то, удалось все-таки пробраться как-то к Зене и переметнуть её, что-то разрушить там, внутри, что не давало волю для злости и ненависти. Впрочем, судить о подобном также рано, так как Геракл еще не встретился с самой Зеной, не говорил с ней, а значит, четко делать какие-то выводы о её теперешнем состоянии также было крайне неразумно. Габриель держала достойный ответ перед Викторией, а иначе и быть не могло, она вечная спутница Зены, ближе к ней человека не найдешь, а самое главное, Габриель говорила от чистого сердца и только правду, без всяких преувеличений, либо лжи. И это было похвально, мало кто смог бы так преданно отстаивать друга или подругу, чаще всего люди сдавались, в страхе, что защита друга навлечет на них огромные проблемы, а затем еще больше страшных последствий. Дирси же, как опытный адвокат, выслушав все это, ясное дело оставалось недовольна – это было видно по ней. Видимо, принцессу действительно интересовали серьезные дела. Но она задала вполне толковый вопрос о доказательствах, на что Виктория пока не давала ответа. Но вернемся к тому, что ответила она Гераклу. Геракл внимательно изучал Викторию, а затем, спокойно глядя на девушку, безо всякой злобы, лишь с неким осуждением, что было скрыто в блеске его глаз, он ответил: - А способна ли ты на доверие? Ведь друг – этот тот, кому мы доверяем, и, несмотря на то, что все факты указывают именно на то, что он виновен, можно было бы попробовать просто ему доверять. Потом все эти факты в конечном итоге проверить, что бы удостовериться в том действительно ли ты правильно сделала, что доверилась другу, - ответил Геракл. Да, это уже ушло за рамки суда, и дела, касающегося Зены и Габриель, как её шпионки, а скорее все перешло на личную проблему Виктории. И эти слова, сказанные Гераклом сейчас, были не столько ответом на её вопрос, сколько советом, простым советом с глубоким смыслом и явными намёками на то, что девушка поспешила с выводами в том, что обвинила во всём Вулфи. – Просто попробуй поверить, и увидишь, что тогда все станет на свои места. Геракл не знал, дошёл ли до Виктории смысл его слов. Да и не важно это уже было, судья переключилась на само дело, и когда Дирси потребовала доказательств Виктория сдалась, значит, действительно что-то начала понимать. Теперь можно было бы с облегчением вздохнуть, если бы, как и предполагал Геракл, пока все тут сидят в сарае и занимаются ерундой, не началось нападение на город. Почему-то с самого начала Геракл именно так и думал, что все получится так. Что ж, единственное, чем он оставался довольным, так это тем, что людей всех вывели из Серенеи, оставили лишь воинов, в остальном Геракл поможет. Геракл заметил, как резко рванула Вулфи в сторону, прикрывая Викторию. Она спасла жизнь этой девушке. И это было благородно, Геракл слегка улыбнулся, все-таки есть что-то, что заставляет улыбнуться даже в таких ситуациях, а сам он заметил, как следующая стрела стремительно направляется уже в грудь Стейну. Геракл поймал стрелу прямо у тела мужчины, затем не развернул тонкую вещицу в руках и пустил обратно. Стрела вонзилась в тело одного из входящих в сарай воинов армии Зены, или точнее сказать Ареса. Геракл обернулся, оценил ситуацию, глазами он нашёл Дирси, и пробрался к ней. - Дирси, присмотри за людьми, они должны оставаться здесь, на улицах не безопасней, - сказал Геракл, затем наклонился, подхватил лежавшую на полу, то ли граблю, то ли что, отломал этот железный наконечник, и стал орудовать палкой, как шестом, отбиваясь от нападения противника, и прикрывая принцессу. Геракл взмахнул палкой, выбив из рук воина меч, оружие взлетело вверх, и, кувыркаясь в воздухе, благополучно приземлилось в уже освободившуюся ладонь Геракла. Он несколько раз повернул мечом в руках, что бы оценить, какой меч на тяжесть, и какие лучше наносить удары, а затем принялся отбиваться. Вот он парировал удар одного из воинов, затем ударил того ногой в живот и прикрыл себе спину мечом, иначе бы ему несдобровать. Воин, что стоял спереди получил удар ногой в живот, отлетел к другому концу сарая, сбив с ног еще пятерых. Геракл резко развернулся и ударил рукоятью меча того, кто хотел нанести удар сзади. Мужчина странно перевернулся и приземлился на землю без сознания. С улицы доносились крики воинов, Геракл же пробрался ближе к Вулфи, которая защищала Викторию, по дороге он нашёл глазами Габриель и кивнул девушке, удостоверившись, что с бардом все в порядке и её успели освободить для того, что бы она вела сражение. Геракл подошёл к Вулфи, посмотрел на наёмницу. - Нужно отсюда выбираться, в сарае мы для них лёгкая добыча, - сказал Геракл, и одним ударом снёс противника с ног, затем подошёл двери, толкнул их, но они оказались запертыми, запертыми снаружи, затем послышался резкий запах дыма. Не сложно было догадаться, что сарай подпалили. Надо же, а солдаты даже готовы были пожертвовать своими, и они уже это сделали, хотя для чего – не понятно. Скорее просто ради дурной славы, ведь всех так питает страх, чужой страх и на вкус он сладок, как лучшее вино. Геракл посмотрел на Вулфи и перевёл взгляд на Викторию. – Собери всех людей вместе, мы пробьём выход отсюда и они должны быстро покинуть сарай. Стейн! Геракл позвал мужчину. - Будешь сопровождать людей, я пойду первым, и уберу воинов, но могут появиться еще, ну, ты сам понимаешь. Геракл хлопнул друга по плечу, затем по дороге к месту, где собирался пробивать путь, он посмотрел на Габриель, она также наверняка слышала, о чем Геракл просил Стейна. - Габриель, поможешь ему? – спросил Геракл, и уже не ждал ответа. Он подошел к стене, один удар кулака, второй, третий, и каменная стена запылилась, кирпичи сдвинулись, затем еще несколько подобных ударов, и стена развалилась, мешающие кирпичи, что валялись под ногами, Геракл с размаху пнул ногой, и один из них как раз вылетел на улицу, сбив с ног двоих воинов армии Зены. Геракл вышел первый, и убрал тех воинов, что находились здесь на посту, и наблюдали за тем, как горит сарай, затем он вернулся к пробитому же ним проходу, и велел всем потихоньку выходить. Геракл пробил этот проход сзади сарая, и у оставшихся горожан была возможность бежать незамеченными к лесу, и скрыться там, но стоило оставаться бдительными, во первых, что бы побег нескольких горожан остался незамеченным, а во вторых, не пропустить новую партию воинов, которая может так невзначай появиться из-за угла.

Дирси: Поставила ли в тупик судью Дирси своим вопросом? Кто знает, к тому же сам судебный процесс был не правильным, судья не мог выступать в качестве судьи и в качестве обвиняемого, обвиняемым должен был быть другой человек, а не сам судья, но об этом Дирси решила промолчать, так легче будет загнать её в угол, что и произошло сейчас. Казалось бы суд, судом? Да какой там суд, все, все неправильно. Это раздражало принцессу, но она просто это скрывало, можно было лишь по её лицу слегка скривленному понять, что данный процесс не приносит ей удовольствия, Дирси уже знала, что получит легкую победу, а легкие победы она не любила. Да-да у каждого свои странности. Вспомнить дело с Гераклом, ух, вот там было сложно, ему выдвигали серьезные обвинения, сначала затронули смерть того Казанкиса, что прикидывался Гераклом, а потом перешли на то, какое влияние герой оказывает на людей, и те, стараясь повторить его подвиги, гибли. Тьху, бред какой, зато эти люди хотели помогать. Лучше человек погибнет, помогая кому-то, чем например в какой-то там войне или еще как. И вообще, с каких это пор помощь другим считалось преступлением? Да, дело было тяжелым, но Дирси не признавала, что если бы не Геракл, она бы проиграла, что Геракл сам себя вытащил из, кхм.. из этого болота, а Дирси тока пыталась помочь. Также она слышала о весьма забавном деле, в котором Геракла посадили за решетку за колдовство, за это и судили, обвиняя его в том, что он колдун, и нарочно на людей накликает неприятности, а потом сам якобы героически всех спасает, делая из себя героя. Как до Дирси дошли подобные слухи, она жалела, что не выступила в качестве его защиты тогда, но её охватило такое негодование и да - смех. Это было настолько глупо, что сложно было поверить в то, что подобный процесс вообще на самом деле был. Дирси посмотрела на Викторию и теперь наступила, слегка скривилась, и махнула рукой с ярко зелёным рукавом: - Это не имеет отношения к делу! Возмущенно заявила Дирси, но никто её не послушал, Геракл решил теперь прочитать Виктории морали о дружбе. Дирси сложила ручки на груди с закатила глаза. «Лишняя трата времени, герой» - про себя подумала адвокат и посмотрела на Геракла, как всегда умевшего красиво говорить так, что бы запало в душу и ты действительно стал думать над тем, как же ты поступаешь, и что делаешь. Так, но сейчас не об этом. Суд подходил к концу и завершающим его звеном стало слово Виктории о том, что Габриель оправдана. Дирси довольная кивнула головой, а затем фыркнула. - Никакого удовольствия. Адвокат разочарованно скривилась и даже слегка надулась и пошла к месту, где стояли все её сумки со свитками, она наклонилась, что бы взять свиток, выпавший из сумки и положить их в сумку, как вдруг послышались крики, и началась схватка. Дирси резко выпрямилась, осмотрелась по сторонам, потом быстро схватилась за свою сумку и стала искать место в сарае, где можно было укрыться, по пути она ударила сумкой по голове одного воина, и пошла дальше проделывая такую вот штуку несколько раз, пока не наткнулась на Геракла. Дирси, присмотри за людьми, они должны оставаться здесь, на улицах не безопасней. - Я за людьми? Ты что издеваешься, я не умею руководить толпой! Воскликнула Дирси, но Геракл уже её не слушал, поскакал, как и следует герою туда, где его помощь нудна больше. Дирси закусила губу, и повернулась в сторону метавшегося туда сюда народу, и несколько испуганно на них посмотрела. - Эй, сохраняйте спокойствие, все будет в порядке, никто не пострадает, только будьте спокойны! Вас защитят! Кричала Дирси, затем опустила плечи и вздохнула. - Не действует. Ладно. Дирси засунула два пальца в рот и достаточно громко свистнула, все обратили на неё внимание, вот теперь адвокат была довольна. Она улыбнулась на все свои тридцать два. - Сохраняйте спокойствие, и ни в коем случае не бегите на улицу, там не безопасно, поняли? Дирси приподняла брови, и когда се энергично закивали головой, принцесса довольно хлопнула в ладоши, и улыбнулась, слегка склонив голову на бок, и стала наблюдать за тем, как люди трясутся подобно тонким веточкам ивы в холодные зимние дни. «Как это мило» - подумала Дирси, и тогда уже позабыв про свою сумку она стала пробираться ближе к Гераклу, иногда отбиваясь от воинов совсем не умело и тем. Что у неё было, например кусочком какой-то дощечки, валяющейся под ногами.

Габриель: Суд продолжался, однако в один прекрасный момент Габриель вдруг осознала, что косые взгляды и издевательские смешки направлены не в ее сторону. Теперь они обращены на Викторию. Бард и ее друзья смогли доказать людям, что они невиновны и что весь этот суд – полнейший цирк, который позорит репутацию Серении. Взгляд старосты города померк, и сказительнице стало ее жалко, хотелось плюнуть на все и просто поддержать гордую девушку, но Виктория смогла собраться. Правда теперь она обращалась ни к адвокату и ни к обвиняемой, а к Гераклу, который продолжал стоять и ждать ответа на свою реплику. Виктория спросила у полубога, способна ли она дружить с человеком, который обманул ее и убил ее отца. Габриель затаила дыхания от подобной новости, ведь она прекрасно помнила, как староста, прежде чем сказать это, посмотрела на Вулфи. «Не может быть…» - с ужасом подумала светловолосая девушка, скользнув печальным взглядом по волчице. Да, сказительница знала, что Вулфи наемница и убивала людей за деньги, но сейчас в это было так тяжело поверить. Ведь, судя по всему, волчонок убила отца своей подруги. В зале суда люди тоже были ошарашены подобной новостью, которая, похоже, раньше была неогласована. Геракл же не заставил себя ждать с ответом и спокойным голосом произнес фразу, которая впечатлила всех. Он спросил Викторию, способна ли она на доверие, ведь друг этот тот, кому доверяют, не смотря ни на что. Староста ничего не ответила, и тогда легендарный герой попросил ее просто попробовать поверить. Габриель едва заметно улыбнулась Гераклу и кивнула, соглашаясь с его словами, ведь она всегда следовала этому правилу – доверять Зене, чтобы не произошло. Сказительница посмотрела на Викторию и встретилась взглядом с ее печальными глазами. Было видно, что воспоминания буквально пожирают девушку изнутри. Барду вновь стало жаль старосту, но сказать утешительных слов Габриель не успела. Виктория решила продолжить судебный процесс, или точнее сказать закончить. Сказительница устало слушала ее слова и не вдумывалась в смысл, пока не поняла, что Виктория объявила ее последней надеждой Серении на спасение. Бард посмотрела удивленным взглядом на Викторию, а затем улыбнулась, и блеск радости засиял в ее ясных глазах. На фразу адвоката, староста согласилась с тем, что она всего лишь предполагала. Затем, объявив, что суд принял решение, Виктория попросила всех встать. Жители, присутствующие в здание, медленно встали, чем вызвали легкий шум. Сказительница встала вместе с ними. - Габриэль из Потедии, за неимением достаточного количества доказательств вы признаетесь невиновной. Бард счастливо заулыбалась и взглядом поблагодарила своих друзей за помощь в суде. Так же благодарственный взгляд получила и адвокат, которая, казалось, была единственной в зале, кто расстроился. Она не получила удовольствия от судебного процесса и, надув щеки, отправилась собирать свитки обратно в свою сумку. К Габриель подошел стражник и принялся снимать с нее наручники, пока сама девушка взглядом следила за Викторией, что спешно шла в сторону выхода. Напоследок она кинула сказительнице, что наемница всегда останется наемницей. Эти слова заставили задумать барда, но ненадолго. Габриель верила, что каждый человек может измениться и свернуть с черной тропы на светлую. Она не так хорошо знала Вулфи, но видела, что та рядом с сказительницей быстро меняется в хорошую сторону. Ее душа и сердце открыты, хоть сама наемница в этом не за что не признается. Железные браслеты спали с рук, и Габриель с удовольствием потерла запястья. Она подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на стражника и прошептала ему слова благодарности. В этот момент широкие двери суда распахнулись, со стуком ударяясь о стены, и в зал ввалился один из солдат. Произнеся всего лишь одну фразу, которая заставила сердце Габриель замереть от страха, воин упал замертво. Глаза барда широко распахнулись от ужаса. Пока они тут играли в суд, в Серению ворвались воины Ареса. Они не успели их остановить. Сейчас нужно было спасать оставшихся в городе людей, и первой на глаза сказительницы попалась Виктория. Она стояла возле двери и ее могли убить в любую секунду. Габриель дернулась в ее сторону, но тут же увидела Вулфи, которая схватила старосту за руку и вовремя потянула не себя, спасая от смертоносной стрелы. Еще чуть-чуть и Виктория бы погибла, но подруга, убившая ее отца, спасла девушку от смерти. Как только за стенами здания послышались голоса воинов, лязг мечей и свист стрел в суде началась паника. Люди кричали и бегали по залу, в поисках спасения. Но куда бежать, когда перед выходом их ожидает целая армия Ареса? Габриель даже как-то растерялась. А вот Геракл начал действовать буквально моментально. Отдавая приказы направо и налево, великий герой умудрялся отбиваться от воинов, что сумели просочиться в здание. Он даже спас жизнь Стейну, в грудь которого с характерным свистом летела стрела. Поймав ее буквально на лету, Геракл отправил ее обратно в противника. Габриель вздохнула с облегчением, пока из ее друзей никто не погиб. Надо было начинать действовать и ей. С лязгом вытащив из сапог острые саи, воительница принялась защищать не только себя, но и жителей Серенеи, которые не могли самостоятельно отбится от воинов Ареса. Было приятно вновь почувствовать силу в своих руках и защищать невиновных, наказывая «кукол», за ниточки которых дергал бог войны. Пока Габриель дралась, она заметила, как Геракл пробрался к ее удирающему адвокату, которого как, оказалось, зовут Дирси, и попросил девушку присмотреть за людьми, дабы они оставались здесь и не выходили на улицу, где явно не безопасно. Делая подножку очередному противнику, сказительница услышала, как удивилась Дирси такой просьбе Геракла, но все же решила попробовать, тем более, что герой уже не слышал, как она пыталась донести до него фразу о том, что она не умеет руководить толпой. Затем Габриель краем глаза могла наблюдать, как адвокат делает первую попытку успокоить людей. Первый блин всегда комом. Зато вторая попытка, сопровождаемая громким свистом, увенчалась успехом. Бард вырубила своего противника и проговорила, обращаясь к забавной девушке с башенками на голове: -Молодец! Геракл был где-то рядом с Вулфи, он что-то говорил волчице и старосте, одновременно с этим отбиваясь от надоедливых воинов. Стейна Габриель потеряла из виду, но что-то ей подсказывало, что с ним всё в порядке. Бард продолжала сражаться, когда внезапно почувствовала запах дыма и гари. Она вырубила противника и посмотрела наверх. Солома, из которой была сделана крыша, горела ярким пламенем. «А вот это уже совсем не хорошо» - не на шутку взволновалась девушка. Защищать людей она могла сколько угодно, тем более, что в этом нелегком деле ей помогали Стейн, Вулфи и Геракл, а вот как жителей Серении спасти от огня. Двери были заперты, полубог уже проверил, соответственно все они были в ловушке. Габриель услышала, как Геракл отдает указание Вулфи, чтобы она вместе с Викторией собрали всех людей вместе. Сам же герой попробует пробить выход отсюда. Затем полубог обратился к Стейну и попросил сопровождать людей, защищая их с тылу, так как сам Геракл пойдет первым и будет убирать «преграды» на своем пути. Только Габриель задалась вопросом, а что делать ей, как легендарный герой попросил ее помочь Стейну. Девушка уверенно кивнула в ответ и подошла к Стейну. Убедившись, что с ним все в порядке, сказительница улыбнулась мужчине и тут же начала отбиваться от налетевшей партии воинов. Бард слышала, как Геракл ударяет несколько раз кулаком по стене, как рушаться кирпичи. Вскоре появился небольшой просвет и даже слегка рассеялся дым. Значит, герой справился. Габриель оглянулась и увидела, что выход свободен. Она плохо видела Геракла, но, кажется, он как и обещал, очищал путь к свободе. Сказительница потеряла из виду Вулфи, Викторию и Дирси, но судя по тому, что жители Серении старались без паники покинуть горящее здание, девушки справлялись со своей работой отлично. Сама же бард отбивалась от воинов Ареса вместе с Стейном, прикрывая тыл. С потолка начали падать куски горящего сена и даже балки. Габриель ловко отпрыгивала в сторону, старясь не попасть под одну из них. Все здание утонуло в дыму, было трудно дышать, глаза слезились, а горло жутко чесалось, отчего девушка кашляла. Когда в здании, казалось бы, никого не осталось, бард отыскала в дыму Стейна и, положив ему руку на плечо, проговорила: -Больше никого нет. Давай убираться отсюда. Габриель пропустила Стейна вперед и последовала быстро за ним, так как уже не могла дышать. Однако совсем возле выхода она услышала странный звук. Теперь светловолосая девушка засомневалась в своем утверждении, что тут никого нет. Она решила вернуться, тем более, что Стейн вроде не заметил того, что за его спиной уже не раздаются спешные шаги. А друзья сейчас заняты совершенно другими делами – им нужно проследить, чтобы жители Серении достигли леса, не рискуя своими жизнями, а так же не позволить воинам Ареса отправится за людьми. Габриель прикрыла нос и рот рукавом, пробираясь сквозь клубы ядовитого дыма. Прослезившееся глаза она прищурила, стараясь разглядеть источник звука. Через пару минут она его, наконец-то, разглядела. Это был тот старый писец, который записывал все фразы, прозвучащие в зале суда. Он был очень стар и споткнувшись растерял все свои свитки. Именно этот шум услышала Габриель. Сейчас же писец ползал на четвереньках и пытался собрать свитки, а над ним навис воин с мечом в руках. -Нет! Воскликнула сказительница и тут же метнула сай в сторону воина. Оружие, запущенное с такой силой, резко вошло в грудь противника и тот, схватившись за рукоятку, упал замертво. Старик поправил очки и оглянулся, чтобы посмотреть, что рухнуло позади него. Медлительность пожилого человека раздражала девушку. Она подлетела к нему и схватила его за локоть, пытаясь поднять на ноги. -Скорее, вам нужно уходить отсюда. Быстрей же! -Не кричи на меня! Мне нужно собрать свои свитки, они очень нужны, без них я не сдвинусь с места! -Да зачем вам эти свитки! Не уже ли они настолько ценны, что вы готовы отдать за них свою жизнь? Нервно спросила Габриель, но старик не ответил, лишь грозно посмотрел на девушку и принялся дальше собирать свои свитки. Бард всплеснула руками, ругнулась и, тяжело вздохнув, упала на колени. Она судорожно пыталась собрать дрожащими руками свитки, но воздуха уже совершенно не хватало. Габриель задыхалась. Кинув в специальную сумку писца последний свиток, сказительница вскочила на ноги и, схватив старика за локоть, потащила его к выходу. На удивление старичок оказался проворным. Уже практически у самого выхода, он вырвался и сам, быстрее девушки, выбежал из горящего здания. Вдруг блондинка вспомнила о своем саи и вернулась за ним. Вытащив оружие из мертвого тела, сказительница побежала на выход, практически уже не дыша. Вот только она так и не смогла добежать. Внезапно прямо перед самым ее носом с потолка упала очередная горящая балка и сильно придавила девушку собой. Габриель почувствовала резкую боль в ногах, а затем темнота…

Стейн: Стейн, продолжая сидеть на своём месте, теперь внимательно наблюдал за Викторией. Староста города и судья на этом процессе, девушка, между тем, всё больше начинала сдавать свои позиции. Но это и не удивительно; ведь даже самый упёртый человек, в тех ситуациях, когда правда оказывалась не на его стороне, в итоге заставлял себя открыть глаза на реальное положение дел. Пусть даже это стоило ему чудовищно больших усилий. Когда Геракл закончил говорить, резкий напряжённый взгляд девушки упёрся в героя и она заговорила об обмане и помощи в убийстве отца. Эти слова, судя по взгляду Виктоии и тому, с чего всё это началось в таверне, были связаны с Вулфи и, хотя воину не была известна история между наёмницей и старостой, не трудно было понять, что всё происходящее в этом импровизированном зале суда было связанно именно с этими, последними, словами старосты. Подумать только. Северянин скрестил руки на груди и, чуть наклонившись вперёд, глянул на Вулфи, теперь отгороженную от него Гераклом. Впрочем, мужчина не стал что-либо говорить, просто молча посмотрел на неё, а потом вновь вернул свой взгляд к старосте Серении. Между тем, когда точки над “I”, кажется, наконец оказались расставлены, заседание начало подходить к своему, столь ожидаемому всеми, концу. Виктория объявила о том, что с Габриэль снимаются все обвинения, а сама поспешила направиться к выходу из суда, по-видимому, желая остаться одна после всего произошедшего. Вулфи вскочила на ноги и последовала за ней, а северянин, несколько менее поспешно, поднялся с места и направился к сказительнице, собираясь… впрочем, он не знал, что собирался ей сказать; может поздравить с оправданием её невиновности, между тем, ясной всем или сказать ей что-нибудь ещё (например, что она действительно удивительный бард и он сам оказался тронут всеми её словами). Однако он успел преодолеть лишь пол пути, когда послышался скрип входной двери, а затем грузное падение чего-то на пол зала суда. Стейн только развернулся и увидел, что на полу теперь лежит тело воина с торчащей из спины стрелой, когда люди в зале, до этого почти спокойные и лишь размеренно о чём-то переговаривающие, взорвали относительную тишину совместным приступом паники. Он обернулся на них, но его слуха коснулся характерный звук стрелы, рассекающей воздух; знакомый звук и, как обычно бывает в ситуациях, когда смерть кажется почти настигшей тебя, чудовищно медленный. Но, между тем, не смотря на эту кажущуюся замедленность времени, воин не успел бы ничего сделать и был вынужден следить за тем, как стрела приближается к его груди. Ещё мгновение и она остановилась в нескольких миллиметрах от него, ловко перехваченная Гераклом. Стейн сначала глянул на героя, потом на стрелу, а потом опять вернул взгляд своему спасителю. - Отличный трюк, - усмехнулся он чуть нервно, - спасибо. Дальше он уже не отвлекался на разговоры, так как в помещение начали стекаться солдаты, пробравшиеся в опустевший город. Воин успел выхватить из ножен свой меч как раз вовремя для того, чтобы пресечь удар чужого оружия, грозящего в доли секунды снести северянину голову. Лезвия двух мечей скользнули друг по другу, издавая отвратительный металлический звон, но, прежде, чем они успели разойтись, давая возможность для новой атаки, Стейн резко отклоняясь в сторону, дабы не быть раненым, повернул свой меч, заставляя противника, всё ещё с силой давящего на северянина, сделать шаг вперёд, после чего с его животом встретилась нога мужчины. Удар Стейна оказался достаточно сильным для того, чтобы повалить противника на ноги. Убивать его северянин не стал, однако ударил ногой по голове, чтобы воин не поднялся уже в следующую минуту и не начал бы вновь его атаковать. Через секунду рукоять его меча встретилась с виском другого воина, замахнувшегося и спешащего к северянину. Всё это происходило среди всё ещё паникующих людей. Однако, стоило отдать должное Дирси, они вели себя не столь самоубийственно-безрассудно, как могли бы. По крайней мере, никто ещё не бросился к выходу, встречая там свою собственную смерть и не пострадал от вражеского меча внутри помещения. Двери с грохотом захлопнулись, тем самым прекращая доступ воинов сюда. Однако противник снаружи быстро смекнул, что делать. Запах гари очень скоро достиг ноздрей и северянин поднял глаза к потолку, наблюдая за тем, как его постепенно начинает охватывать огонь, а по помещению растекается едкий дым. Только не это. Из здания надо было немедленно выбираться, но на это и был расчет воинов снаружи. Они наверняка уже обступили входные двери и извлекли свои мечи. Как только люди начнёт выходить, солдаты армии Зены незамедлительно порубят их. Стейн! Воин севера моментально повернулся к Гераклу, готовый его слушать. Будешь сопровождать людей, я пойду первым, и уберу воинов, но могут появиться еще, ну, ты сам понимаешь. Если бы Стейн кому и доверился организовывать людей в подобной ситуации, то именно Гераклу – греческий герой теперь не только по легендам представлялся северянину человеколюбом; Стейн из личного общения понял, каким хорошим человеком он является. Поэтому воин коротко кивнул в знак согласия и быстро развернулся к Габриэль. Девушка мягко ему улыбнулась и мужчина ответил на эту улыбку, правда быстро отвлёкся, так как краем глаза увидел движение. Не трудно было догадаться, что это очередной солдат. Северянин парировал удар, затем ещё один. Мечи скрестились так несколько раз, пока Стейн наконец не заметил мелкую брешь в обороне противника. Тот постоянно перехватывал меч в правой руке, тем самым, волей или не волей, оставляя левую сторону незащищённой. Быстро сориентировавшись и сменив направление своего удара, Стейн прошёлся своим мечом по животу воина и тот незамедлительно рухнул на землю. Оглянувшись на сражающуюся с одним из солдат Габриэль, мужчина рывком приблизился ближе к ней, пресекая удар воина, успевшего подобраться к ней сзади и уже почти готового атаковать девушку, занятую сейчас с другими противниками. Оттолкнув солдата назад, Стейн с силой ударил его, расставившего руки в сторону, кулаком по лицу, выбивая зубы и посылая его лететь на пол. С потолка начало сыпаться горящее сено, а где-то в стороне, кажется, обрушилась и балка. Дым окутал помещение, создавая проблемы в обзоре. Стейн вновь обернулся к светловолосой сказительнице: - Осторожно, потолок начинает осыпаться, - впрочем, Габриэль, и сама заметившая это, ловко маневрировала между любой возможной опасностью. Северянин окинул помещение, теперь почти полностью окутанное густым едким дымом, от которого начинало беспощадно щипать глаза. Не смотря на то, что почти ничего не было видно, северянину показалось, что в помещении, кроме них с Габриэль, уже никого не было. ВО всяком случае никаких панических криков уже не слышалось. На его плечо мягко опустилась небольшая ладошка и, ещё до того как обернуться, зная, что это сказительница, Стейн кивнул на её слова. -Больше никого нет. Давай убираться отсюда. - Давно пора. Северянин быстро направился к выходу, различая свет улицы и стройный ряд людей, выведенных из горящего здания и теперь тихо ведомых Гераклом в леса. Ещё не выйдя из здания, Стейн глянул на Габриэль, следующую за ним. Убедившись, что бард сзади, воин поудобнее перехватил в руке меч и, прибавив шага, поспешил нагнать уходящих. Кажется, их побег оказался незамеченным. Во всяком случае, северянин свято верил в это, пока не заметил, как с боку сарая, выступавшего сегодня в качестве здания суда, показался один из воинов, облачённых в тёмные доспехи. Солдат, на секунду застыв на месте, кажется обдумывал, что делать дальше. В принципе, у него было два варианта: броситься вдогонку и предпринять попытку самостоятельно убить воина в конце процессии, а потом ещё и попытаться перебить как можно больше беглецов или же поспешить к своим и оповестить их о побеге. Но он так и не успел сделать свой выбор, поскольку северянин, в отличие от него не желающий медлить, запустил свой меч на манер копья, пробивая грудной доспех воина. Как ни странно, бросок действительно оказался удачным, солдат упал на землю уже мертвым. - Не хватало только, чтобы за нами пустилась толпа солдат, - произнёс Стейн, оборачиваясь к светловолосому барду. Однако, Габриэль возле него не было. Северянин почти бегом вернулся за своим мечом и рывком выдернул его из тела убитого противника. Он обернулся вокруг своей оси, ещё раз убеждаясь, что не видит сказительницу. Она ведь выходила со мной из здания, верно? Стейн нахмурился. Как раз в это время из стены, прежде проломанной Гераклом, вышел старик, тот самый писец, что присутствовал на процессе и документировал все слова участников дела. Воин, преградив ему путь и практически схватив за грудки, быстро заговорил: - Габриэль, сказительница, которую сегодня судили, она ещё в здании? Старик, не очень-то довольный подобным обращением, отстранился от северянина и ответил: - Да, она была прямо за мной. Вот только после старика из горящего здания, из которого и на улицу валил этот отвратительный едкий дым, никто не вышел. Мужчина быстро засунул меч обратно в ножны. - Идите за остальными, - и уже не оборачиваясь на писца и прикрывая рот и нос рукой, Стейн опять направился внутрь. - Габриэль! Ответа не последовало, лишь где-то впереди, размытым рыжим пятном выделяясь среди густого тумана, на пол упала большая горящая балка. Гарм тебя побери, где она?! Северянин позвал девушку ещё раз, но ответа так и не последовало. Мужчина, щурясь от дыма, заставляющего глаза слезиться, а легкие болезненно сжиматься, двинулся вперёд. Он прошёл к недавно упавшей балке и с ужасом осознал, что под ней, оказавшаяся придавленной грузом, лежит потерявшая сознание сказительница. Благо, под балкой оказались лишь ноги барда и, если она и нанесла урон девушке, то меньший из всех возможных. Но это не отменяло того, что балка горела и, что если её как можно скорее не убрать, огонь коснётся и девушки. Мозг северянина начал быстро работать, однако ничего лучше, чем схватиться за балку руками и перетащить её в сторону он не придумал. Да и других вариантов, собственно не было; ничего подходящего для того, чтобы подложить под неё, образовав свободное пространство, а потом спокойно вытащить барда, поблизости не было, ну, а попросить сказительницу саму отодвинуться в сторону, пока Стейн будет поддерживать горящее дерево в воздухе он не мог потому как Габриэль всё ещё была без сознания. Он взялся за балку первый раз, но быстро отдёрнул руки, от неожиданно горячего дерева. Скривившись от болезненного ощущения, северянин, стиснув зубы вновь схватился за неё, стараясь держать руки подальше от огня, но всё равно чувствуя как горящее дерево обжигает ладони. Балка была тяжёлой, но, благо, северянину не надо было поднимать её высоко. Держа её на достаточном расстоянии для того, чтобы не задевать ног Габриэль, воин чуть сдвинул её в сторону, а затем, последним толчком откинул назад. Она вновь с грохотом упала на пол, а северянин раскашлялся, невольно вдохнув пропитанный дымом воздух. Едкий запах с силой ударил в голову и Стейн пару раз тряхнул ей, после чего опустился на колени перед девушкой и приложил ладонь к пульсирующей жилке на её шее. Пульс был и достаточно сильный, но бард, в любом случае, нуждалась в свежем воздухе и, было бы лучше, чтобы она пришла в сознание именно на улице. Не хватало только, чтобы она ещё больше наглоталась этого дыма. Подхватив девушку на руки и прижав её ближе к себе, северянин поспешно направился к выходу, слыша, как потолок над головой вновь начинает трещать. Когда он уже выбрался на улицу, за его спиной вновь обвалилось несколько балок; ещё пара секунд и крыша с громким треском обрушилась окончательно. Быть может, многие из солдат напавшей армии были не очень умными, однако и они должны были скоро понять, что в сарае уже достаточно давно никого не осталось. И им с Габриэль лучше было последовать примеру остальных, уже скрывшихся из виду людей, и как можно скорее убраться подальше. Уже не оглядываясь, воин быстрыми широкими шагами направился в сторону лесной полосы, туда, куда Геракл собирался вести людей. - Габриэль, прошу, очнись, - между тем, негромко обратился он к девушке у себя на руках, - Сейчас нужно, чтобы ты была в сознании. Он не знал, слышит ли девушка его и отреагирует ли на эти слова, однако он очень на это надеялся. Если Зена была в городе вместе с этими солдатами, то светловолосой сказительнице нужно было встретиться с Королевой воинов. Стейн не сомневался, что и Гераклу удастся пробудить в воительнице голос её светлой стороны, но между тем, воину казалось, что именно Габриэль та, кто сможет вразумить Зену, а значит и спасти Сирению от больших разрушений.

blackwolfy: Вокруг творилась самая настоящая паника, впрочем спутники Вулфи весьма быстро сориентировались что к чему. Однако девушка никак не могла забыть, как Виктория оттолкнула ее от себя, обозвав убийцей. Староста похоже совсем забыла о том хаосе, что творился вокруг, настолько в ее душе клокотал гнев на наемницу. -Я не буду с этим спорить, - ответила брюнетка, тяжело вздохнув, в то время как к ним подошел Геракл и посоветовал заняться горожанами, слава небесам Вики тут же переключилась в режим "старосты" и поспешила на помощь Дирси, которая не смотря на изначальную внутреннюю панику ,смогла утихомирить народ. Вулфи хотела было помочь Гераклу в сражении с врагами, но герой явно дал понять, что она, как и Дирси и Виктория сейчас нужны ему для того, чтобы помочь мирным жителям. Впрочем, нельзя сказать, что наемнице так и не перепало противников. Один довольно крупных размеров воин решил, что справится с хрупкой по сравнению с ним на вид наемницей и тут же пошел в атаку. Девушка, тут же отразила удар его мечом, правда нельзя было сказать, что сделала она это с легкостью. Мужчина явно пытался взять верх силой, причем судя по тому, что он загнал наемницу в дальний угол в противоположной стороне от ее спутников, ему это даже удалось. Вулфи остервенело отражала его удары, пытаясь найти хоть какую - нибудь брешь и хотя бы ранить его. Шанс ей предоставился как ни странно в тот момент, когда противник неслабо пнул ее в колено, девушка тут же резко сделала выпад, бросив один из кинжалов, который был у нее на готове, ему в грудную клетку. Однако судя по всему, этого было не достаточно и лишь разозлило война. Помощь подоспела оттуда, откуда наемница никогда уже не надеялась ее получить - раздался звук глухого удара и мужчина рухнул на землю, тем самым доведя дело до конца - лезвие кинжала воткнулось по самую рукоятку. Теперь перед Вулфи стояла староста, держа в руках меч, явно потерянный одним из солдат. -Думаю, теперь мы квиты, - бросив его в ноги Вулфи, Виктория поспешила за жителями Серенеи в проделанный Гераклом проход, наемница, слегка ошарашенная произошедшим тоже не стала медлить. Обернувшись, она заметила как Стейн расправляется с напавшими на него воинами. Мужчина похоже сам неплохо справлялся, поэтому девушка тут же переключилась на поиск Габриэль. Сказительницы нигде не было. Из здания служившего этому цирковому процессу судом раздался треск, кажется упала одна из балок. Стейн же почему-то рванул внутрь, разминувшись с каким-то старцем. Девушка поспешила на помощь старику, который явно был слегка в шоке от происходящего. Она попыталась ему помочь, но он отшатнулся от нее, бормоча что-то о вечно спешащей куда-то молодежи и надоедливой сказительнице. Вулфи тут же резко рванула к зданию, когда к ее ужасу крыша с треском рухнула. -Стейн! - неуверенно позвала наемница, затем к собственному облегчению увидела, что мужчина выбралсяпримерно в десяти шагах от того места, где стояла она, с Габриэль на руках и явно что-то говорил ей, . -Как она?- почти что налетела на воина Вулфи, обеспокоенно смотря на светловолосую сказительницу, при этом девушка не прекращая осматривалась по сторонам, воины Ареса могли появится откуда угодно, как угодно и в каких угодно количествах.

Зена: Королева воинов продолжала ехать по следам собственной армии. И как быстро бы ей не хотелось гнать лошадь, действия воительницы были не такими решительными, как ее мысли. Хотя именно в них сейчас начался полный сумасброд. На секунду остановившись, она прикрыла глаза. Странные и чуть расплывчатые картинки, прошлого стали медленно наполнять не только голову Зены, но и ее сердце. ---- Их первая встреча с Гераклом, летящий ему в голову шакрам, молодой воительницы, и те голубые, добрые глаза, которые так и кричали «остановись». Вечер, легки треск костра, и их улыбки друг другу…. Поцелуй и ночь, что подарила новое чувство, способное свернуть горы…. Все эти картинки смелись одной, поцелую бравого героя и той белокурой красавицы. --- Невольно рука легла в область сердце, а дыхание сперло в зобу. Глаза все так же были прикрыты, так как вновь пришедшие мысли и события, которые сменялись с молниеносной скоростью в голове Зены. --- Теплая комната, увешенная огромным количеством оружия. Камин, который изредка потрескивал, нарушая тишину, и теплые руки бога. - Ты будешь править миром, который сама сотворишь – раздавался томный голос за спиной, в то время, как теплые руки все так же лежали на ее плечах. – Ты моя королева. В тот момент эти слова, словно мед, убрали из сердце предыдущие ощущения боли. Арес был нежен с ней и аккуратен в словах, оно и понятно, он всегда знал, чем можно подкупить его ненаглядную воительницу. И умело использовал это. Однако, от раза к разу, Зена становилась уверенней в убеждении, что он никогда не оставит своих попыток завладеть ею, а у нее просто нет другого выхода, кроме как остаться и сражаться с ним бок о бок, как единое целое. --- Тряхнув головой прогоняя воспоминания, она открыла глаза. Легко, то подымающаяся то опускающая грудь воительницы, на секунду остановилась, когда перед глазами оказался, напуганный и немного грязный крестьянин, по всей видимости, из Серенеи. Сначала беззащитная жертва обрадовала Зену, но стоило ей заглянуть в глаза, напуганному до смерти незнакомцу, она тут же изменила свой взгляд на ситуацию. - Пошел прочь – резко сказала она, и ударив лошадь по ногам двинулась дальше.

Геракл: Всех вывели на улицу, прочь из горящего сарая. Надо заметить, что всё произошло достаточно сплоченно и быстро, за что спасибо всем остальным, поскольку именно они смогла собрать людей вместе, и пока Геракл пробивал стену, несколько успокоить их, а когда путь был свободен то, они также помогли вывести всех людей на улицу. Почти всех. Геракл был слишком занят тем, что беспокоился за каждого вышедшего человека из амбара, вместе с некоторыми воинами, что были охраной в так называемом зале суда, Геракл отправил этих людей в лес, что бы они забрались как можно дальше и укрылись там на время. Отправлять их в убежище, где прячутся остальные горожане было бы весьма неразумным, так как кто-то мог бы просто выследить их, а затем и привести туда остальной отряд. Хотя, нужно про себя отметить, что на такой вроде бы ничем не приметный городишко, набралась достаточно огромная, и мощная армия, что само по себе уже не давало повода думать о том, что противник достаточно серьезен. Нападать на беззащитные города, в которых толком-то и обороны нет, а в правлении есть лишь староста, юная девушка, было весьма равным поступком, и достойным настоящего воина, могучей армии, под предводительством Зены. Конечно же Геракл сомневался, что сама Зена их вела, он не оставлял надежд на то, что все же долю ненависти Аресу удалось в ней пробудить, вот она и поддалась этому убийственному чувству. Геракл и сам ненавидел, однажды, достаточно давно, когда Гера лишила его семьи. В тот момент он достаточно сильно её ненавидел, но справился со своей ненавистью, хоть сначала пошёл не той дорогой, но сумел с неё свернуть, и встать на правильный путь, что еще больше досаждало великую богиню. Правильно, в жизни любого человека всегда должен быть тот, кто покажет истину и вернет на правильный путь, с которого ненароком сошёл. Геракл посмотрел на Викторию, которая вышла последней из горожан. Он велел ей также отправляться в лес, и проследить за людьми, что были на суде, остальные, благо в полной безопасности. Но станет ли упёртая девушка слушать его, Геракл не знал, он просто сказал, и тут же отошёл, так как не все же вышли. Не было Габриель и Стейна. Геракл крикнул Вулфи. - Вулфи, где Габриель и Стейн? – но ответа от Вулфи уже не требовалось, так как мужчина вынес на руках Габриель, которая была без сознания. Геракл взволнованно подошел к нему. Стейн пытался привести барда в чувства. Геракл же предварительно заглянув в глаза Стейну, якобы спрашивая разрешения, можно ли её забрать, взял девушку к себе на руки, затем отошёл в сторону. Горящий сарай действительно не лучшее место, где можно было бы привести Габриель в себя. Отойдя от Сарая, Геракл присел на корточки и аккуратно опустил Габриель на землю. – Ей нужен свежий воздух. Спокойно заметил он, но помимо трещавших балок, облавливающихся внутри сарая, звука сгорающей соломы, треска большого костра, Геракл услышал то, что собственно услышать и должен был. Обращение Зены, к ним, к Гераклу, Габриель, Стейну и Вулфи и Дирси. Геракл на момент замер, те, кто находились рядом, могла заметить, как напряглась каждая клеточка его тела. Это произошло не из-за страха, в мире не было того, что могло бы его напугать, а скорее просто от того, что он услышал знакомый голос, который не слышал уже достаточно давно, и, к сожалению, сейчас этот голос не вселял надежд на ближайшее и светлое будущее. Геракл посмотрел сначала на Стейна, затем на Вулфи. - Постарайтесь привести её в чувства, - сказал он, затем притронувшись к плечу Стейна, и слегка улыбнувшись мужчине, в знак дружественной поддержки, Геракл снял руку с его плеча и встал. Он выпрямился во весь свой не маленький рост, и уверенной походкой отправился в сторону, у лица горящего сарая, где, скорее всего и расположилась та знаменитая армия Зены, о которой Геракл так наслышан благодаря трепетанию от страха этого небольшого городишки. Геракл вышел навстречу воинам, безоружный, по сути, легкая мишень, он положил руки на пояс, и встал напротив Зены, уверенно взглянув в глаза королевы воинов, Геракл спокойно, но достаточно строго сказал. – Отпусти этих людей. Люди, которых держали воины Зены, явно были не из горожан, видимо торговцы, или приезжие, которым не посчастливилось попасть в Серенею именно сейчас. Но разницы в том не было никакой, их жизнь также дорога, как и жизнь горожан Серенеи, умирать ни за что, они не должны.

Габриель: Мало, что поняла из поста Ареса, поэтому додумываю сама. Постепенно Габриель начала приходить в себя. Она не знала, сколько пробыла в бессознательном состоянии, не знала, что произошло за это время, словом была совершенно потеряна в пространстве. Из-за отравления дымом сказительница чувствовала себя не очень хорошо. Ее слегка подташнивало, была слабость во всем теле, и жутко болела голова, особенно виски и лоб. Нахмурив брови, девушка медленно открыла глаза и тут же начала кашлять, пытаясь выгнать остатки дыма из своих легких. Ей все еще было тяжело дышать, но она уже смогла принять сидячее положение. Взгляд зелено-голубых глаз скользнул по взволнованным лицам друзей. Однако не плохо она умудрилась их напугать. Бард выдавила из себя слабую улыбку, дабы успокоить их. -Со мной все в порядке… кажется. Спасибо, что вытащили из амбара. Габриель помнила, как пыталась выбраться из горящего здания и как сверху начала падать горящая балка. А дальше был провал. Она не знала, кто вернулся и вытащил ее, но в любом случае она была несказанно благодарна. Ведь если бы в панике, про барда забыли, она бы уже стала пеплом в зале суда. Светловолосая девушка посмотрела на свои ноги и тут же провела по ним ладонями, чувствуя, как они гудят. Балка упала именно на них и придавила, об этом говорило несколько царапин и пару синяков. Однако к счастью переломов не было, а значит ничего серьезного. Тяжело вздохнув, Габриель, не без помощи Стейна и Вулфи, все же встала на ноги. У нее тут же закружилась голова, вот только девушка постаралась не выдать своей секундной слабости, а просто, чтобы не упасть, продолжала крепко держаться за друзей. Когда земля перестала вертеться, а белые пятна рассеялись, сказительница огляделась вокруг. -Мы всех успели вывести? Люди в безопасности? Взволнованно спросила Габриель, пристально смотря в сторону леса. Внезапно она услышала какие-то странные звуки. Голоса… Плач… Бард ничего не понимая, оглядывалась по сторонам. Но потом, что-то сообразив, посмотрела на своих друзей. «Стейн, Вулфи, Дирси…Кого-то не хватает…» - думала девушка, перебирая имена в голове и наконец, ее осенило. – «Геракл!» -А где Геракл? С нескрываемым паническим волнением спросила Габриель и тут же не дожидаясь ответа помчалась в сторону отдаленных голосов. Бежать было немного тяжело оттого, что ноги жутко болели. Но бард, стиснув зубы, не жалела их. Она беспокоилась о Геракле и людях, которых, похоже, всё же поймали воины. Обежав горящий амбар, сказительница резко остановилась. От быстрого дыхания грудь, стянутая топом, волнительно поднималась и опускалась. Взгляд светлых глаз впился в высокую и стройную фигуру, в движении которой чувствовалась власть. Блеск стальных глаз был таким знакомым и одновременно с этим далеким. -Зена… Практически одними губами прошептала бард. Но в ее голосе слышались боль, отчаянье и разочарование. Королева воинов сильно изменилась за такой короткий срок. Она снова стала монстром, которому плевать на жизни людей. И свидетельством этому были несчастные местные жители, которых держали в заложниках воины Ареса. Геракл стоял практически напротив Зены и грозным голосом приказывал отпустить людей. На лице темноволосой воительницы, казалось, и мускул не дрогнул. И тут Габриель поняла, что не хватает того самого кукловода, который дергал новоиспеченную куклу за ниточки. А ведь он бы не за что не пропустил очередной сногсшибательный выход своей подопечной на сцену славы. Где же он? Невидим? Сказительница помнила предсказание оракула, и понимала, что только Геракл сможет вернуть прежнюю Зену. Но не могла Габриель просто так стоять в стороне, когда ее лучшая подруга тонула в болоте зла. Бард осторожно начала делать шаги в сторону Зены и Геракла, негромко произнося слова: -Зена, отпусти их… Они могут пострадать, а ты этого не хочешь. Загляни в свою душу… Ты же не такая…

Стейн: Северянин отвернул лицо от сказительницы и закашлялся, теперь, на улице, ощущая на сколько тяжелее в его лёгких ощущается воздух, которым он уже тоже успел порядком надышаться в горевшем, а теперь и вовсе развалившимся за его спиной здании. -Стейн! Мужчина вопросительно повернул взгляд в ту сторону, откуда донёсся голос. Там, в стороне, стояли Вулфи, Геракл и Дирси. Заметив их, Стейн, чуть крепче сжимая Габриэль, направился в их сторону, в то время как они поспешно двинулись к нему. На лицах всех троих читалось беспокойство, которое, мужчина не сомневался, они могли заметить и на его собственном лице. -Как она? - Надеюсь, что в порядке. Она надышалась дыма и ещё эта балка… - северянин посмотрел на ноги девушки, что была у него на руках; там были мелкие ссадины уже начали проступать синяки, однако ничто не свидетельствовало о более серьёзных травмах. Заметив, что грек подошёл ближе к нему, Стейн вопросительно взглянул на него, а затем, поняв, что Геракл хочет забрать у него Габриэль, аккуратно передал сказительницу герою. В его руках, пожалуй, она могла оказаться даже в большей безопасности. Глянув на свои, освободившиеся теперь руки, воин чуть скривился: ладони покраснели и кожа из-за горячего дерева теперь кое-где потрескалась, заставляя ладони немного кровоточить. Зрелище не самое приятное, однако северянин вполне мог его пережить; половину своего детства и юности он провёл с разодранными коленами, локтями, ладонями да и всеми другими возможными частями тела – так, как положено любому деревенскому мальчишке. Впрочем, и сейчас, когда он стал значительно взрослее, всё те же части тела нередко вновь оказывались разодраны. Вскинув голову, воин последовал за Гераклом, отошедшим несколько в сторону и теперь опускающим Габриэль на землю. Стейн опустился на корточки возле них, внимательно глянув на всё ещё не пришедшую в себя светловолосую девушку. - Эй! Те остался в деревне! Если вы не выйдете я всех убью... Все очень просто. Мужчина нахмурился, отрывая взгляд от барда и отводя его в ту сторону, откуда донёсся голос. Зена? Это несомненно был голос Королевы воинов и осознание этого лишь заставило Стейна нахмуриться сильнее. Этот треклятый судебный процесс отнял у них куда боль времени, чем надеялся северянин. И теперь, из-за этого, они е успели найти Зену, прежде, чем что-то случилось. Её голос, звучащий громче, чем треск догорающего сарая, лязг оружия и приглушённый испуганный ропот, предупреждал о том, что она, в случае, если их компания не выйдет к ней, погибнут люди. Стейн лишь понадеялся, что это окажутся не те, кого он вывел из города прежде, отведя их в убежище. Впрочем, на самом деле, он бы предпочёл, чтобы там вообще не было людей. - Постарайтесь привести её в чувства. Стейн ощутил на своём плече тяжёлую руку героя и, подняв на него взгляд, спросил было, что, в таком случае, собирается делать сам герой. Впрочем, ответ был и так очевиден – Геракл собирался направиться на встречу Зены. Воин слабо улыбнулся ему в ответ, чуть кивая головой и, когда грек уже встал и направился прочь, мужчина обернулся к оставшимся здесь девушкам. - Вы знаете, как помочь ей? Я, - он сконфуженно поджал губы, не особенно радостный из-за факта своего незнания, - я имею слабое представление о том, что делать в таких ситуациях. Габриэль наконец-то начала медленно приходить в себя; она ещё не открыла глаз, однако это становилось ясно из-за изменившегося дыхания и чуть сдвинувшихся друг к другу бровей. Воин, не сдержавший облегчённой улыбки, посмотрел на Дирси и Вулфи, надеясь, что они тоже это увидели и ему вовсе не показалось. Потом, когда девушка наконец открыла глаза, северянин, помогая ей присесть, серьезно спросил: - Ты в порядке? Сказительница ответила, что, кажется да, однако воин не мог не отметить, что ей всё ещё не очень хорошо; то, что она не произносила вслух, между тем несколько отражалось на лице девушки. Вместе с Вулфи они помогли Габриэль подняться на ноги и всё ещё поддерживали её, когда девушка уже стояла. -Мы всех успели вывести? Люди в безопасности? - Из зала суда – да. Но… - Стейн перевёл взгляд на наёмницу, не зная, что лучше сказать и надеясь, что девушке удастся подобрать слова, подходящие для описания того, что случилось теперь. -А где Геракл? И, прежде, чем ей что-либо успели ответить, бард сорвалась с места, бросившись туда, куда недавно ушёл герой. Переглянувшись с девушками, северянин извлёк из ножен меч и последовал за светловолосой сказительницей, уже скрывшейся за догорающим сараем.

blackwolfy: Сорри, моя муза так и не вернулась((( Голос Зены, казалось заставил вздрогнуть каждую клеточку тела наемницы. Отчего-то девушка чувствовала ненависть, охватившую ее на долю секунды при словах, которые она услышала с уст Королевы воинов. И это показалось Вулфи несколько странным, но она тут же скинула все просто на шок и усталость. Геракл, которому Стейн в это время передал Габриэль, тоже кажется не так уж был рад слышать воительницу. Он аккуратно положил барда на землю, попросил их привести ее в чувства, а сам явно отправился на переговоры с Зеной. Наемница проводила его задумчивым взглядом. - Вы знаете, как помочь ей? Я имею слабое представление о том, что делать в таких ситуациях. - Вулфи тут кивнула Стейну и переключила все свое внимание на Габриэль. -Будем надеятся, что руки - ноги целы, - наемница склонилась над девушкой, как можно внимательнее осматривая ее. У нее был хороший учитель, который считал, что наемный убийца должен не только уметь убивать, но и лечить. К тому же простейшие знания врачевателя могли в разы ускорить выполнение ее заказов, да и самой наемнице это не раз спасало шкуру. Габриэль наконец медленно открыла глаза и Вулфи чуть отпрянула от нее, давая сказительнице самой осмотреть свои ранения. Судя по всему, та удачно отделалась парочкой царапин и садин. Правда, наемница все еще была неуверенна на счет ног барда, но та тут же героически попыталась встать на них. Брюнетка тут же на пару со Стейном резко подхватила ее под руки. -Я бы не торопилась с резкими движениями, - тихо, но вполне обеспокоенно посоветовала наемница. -А где Геракл? - только вот Габриэль как обычно думала о себе в последнюю очередь, потому что внезапно резко рванула на поиски Геракла. Покачав головой и переглянувшись со Стейном и Дирси, Вулфи рванулась вслед за бардом. Светловолосая сказительница привела их прямо к месту переговоров, наемница посмотрела на Зену и вновь странное чувство ненависти захлеснуло ее. Она вновь отогнала его подальше, подойдя к барду как можно ближе, чтобы в любой момент суметь поддержать ее - раненым ногам сказительницы Вулфи недоверяла. Она снова посмотрела на Королеву воинов.. -Что-то здесь не так, - еле слышно прошептала она, смотря на Зену.



полная версия страницы