Форум » Архив форума » Серенея » Ответить

Серенея

Арес: Город знаменитой своей выставкой Кволуса. Здесь какое-то время хранился камень Кронуса и еще куча всяких интересных штуковин. Серенею окружают густые леса, в которых по приданиям водились мифические Хинды, уничтоженные Зевсом, с одной из них, последней из своего рода как раз и встретился Геракл. В лесах Серенеи находится Храм Ареса Локации : Главная улица города: Ведущая прямо к центральной площади широкая улица, на которой живут самые влиятельные жители – начиная от начальника тюрьмы и заканчивая старостой города. Отличается от остальных улиц тем, что дома тут выглядят куда приличнее , больше и выше домов остальных жителей города. Так же, тут часто можно встретить палатки со всякими маленькими сувенирчиками. Центральная площадь: Круглая площадь, посреди которой расположен большой фонтан, с кульптуры на котором изображают битву титанов с богами. Сие творение принадлежит неизвестному мастеру, но является излюбленным местом отдыха всего города. Также на площади находиться небольшая площадка, для проведение городских собраний и всяческих голосований. Прилегающие улицы: Куда более узкие, чем главная и выглядящие на порядок хуже и мрачнее ее. К центральной площади, чуть расширяются, но все равно на фоне главной улицы выглядят скорее переулками. Жилые зоны: Дома здесь по большей части обветшалые и сильно нуждающиеся в ремонте. Правда, сей факт явно не сказывается на настроении местных жителей – они здесь весьма приветливы, а если толком присмотреться, то даже здесь можно увидеть пару небольших лавок, в которых можно купить цветы, некоторые продукты и домашнюю выпечку. Таверна «Храбрый Гудзон»: Довольна большая таверна для столь маленького городка. Столы тут стоят на большом расстоянии друг от друга, что не может не радовать уставших от людской толпы путешественников или людей, которым просто необходимо обговорить что-либо наедине. Впрочем, последних тут намного больше, нежели «отдыхающих». Так что эта таверна просто рай для авантюристов – заказав свободный столик в углу можно обсудить что угодно – начиная от ограбления какой-нибудь торговой лавки и заканчивая походом в лес Хинд, причем не боясь того, что кто-то обсуждение плана услышит. Кстати, что не может не радовать, цены в таверне весьма приемлемые. Меню таверны: [more]Выпивка: - Большая кружка Эля – 4,5 динара - Средняя кружка Эля – 4 динара - Маленькая кружка Эля – 3 динара - Травяная настойка «Храбрый Гудзон» - 3 динара - Стакан молока – 1,5 динара - Настойка из мяты – 1 динар Закуска: - Жаренный кабан – 4, 5 динара - Свиные ребрышки – 2,5 динара - Жаренная курица – 5 динаров - Похлебка – 4, 5 динара - Бульон – 2,5 динара Выпечка: - Пирожок с капустой (яблоком) – 2 динара - Пирожок с мясом – 2, 5 динара[/more] Торговые ряды: Нельзя сказать, что выбор тут велик – всего несколько лавок, правда все самое необходимое в них можно найти – начиная от продуктов и заканчивая среднего качества мечом. Однако, первым делом, приезжего заинтересует, конечно же, не оружейная и тем более не продуктовая лавкой - сразу броситься в глаза палатка с диковинными сувенирами и безделушками, оформленная ее хозяином в столь яркие цвета, что не заметить ее не возможно. Тюрьма города: Довольно небольшое мрачное здание, в которое попадают лишь самые отъявленные негодяи города – то бишь наглые воры, решившие поживиться в торговых рядах. К счастью, убийц и душегубов в этом маленьком городишке не водиться. Густые леса: На первый взгляд, довольно обычный смешанный лес с избытком колючих кустарников. Но стоит чуть углубиться в него, как становиться не по себе, как будто что-то пытается прогнать оттуда, не дает идти дальше, заставляя испытывать панический страх. Поговаривают, что таким образом боги защитили мифических Хинд, чтобы смертные не смогли раздобыть их кровь, которая способна ослаблять и даже убивать бессмертных. Очередность постов: Габриель, Зена, Геракл, Ливия, Сара

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

Зена: ----------------Арес-------------- Отличная реакция, и вот он герой. Брат никогда не уступал своим принципам даже тогда, когда ситуация казалась без исходной. Но сейчас, перед ним не Арес – бог войны, а его возлюбленная Зена. И как же было приятно наблюдать за тем, как это компания выходили на сцену один за другим. – Отпусти этих людей - Вот оно, просьба, эх Геракл, знал бы ты… - думал про себя Арес, смотря нежными глазами в глаза героя, словно вот вот бросится ему на шею. Брови слегка дрогнули, но так и не построились домиком, зато в глазах появился намек на слезинку. Как это весело. Тут на горизонте появилась и лучшая подруга Габриель. Девушка выглядела немного потрепанно, но ей это было к лицу. -Зена, отпусти их… Они могут пострадать, а ты этого не хочешь. Загляни в свою душу… Ты же не такая… - В душу? Отличная фраза, однако душа твоей ненаглядной Зены принадлежит мне и с этим ничего не поделаешь – думал он про себя не отрывая взгляда от Геракла. Следом за Габриель появились и остальные, в том числе и новая марионетка Ареса – Вулфи. Сейчас он мог бы воспользоваться моментом и перетянуть волчица на свою сторону, но тогда его без труда бы раскрыли, и поэтому он решил продолжить вести игру с главным героем, а именно братцем. И так, глаза на мокром месте, и нежный взгляд, что может быть лучше этого коктеля? Однако, Арес не собирался стоять тут вечно, тем более, что с каждой секундой он чувствовал, как настоящая Зена приближается к городу. Следовало поторопиться. - Ооо Геракл – тонким шепотом протянул Арес(Зена) – Я так скучала….- и тут взгляд стал холодным, выражение лица сменилось на более суровое – по славной битве – теперь уже дерзким тоном произнес он – а еще по веселью и запаху смертиии – словно сумасшедший Арес вытягивал каждое слово, создавая атмосферу напряжения. Его воины все так же стояли позади него готовясь выполнить любой приказ. Жаль только, что в Серенеи не осталось миролюбов, это мясо всегда было лучшим в споре за территорию, но и те торговцы, что он захватил по пути могли стать отличным поводом для торгов. - Я не могу отпустить их, они принадлежать мне, и станут отличным поводом, поторговаться с вами. Не так ли? – после этого, лже Зена прокрутила в руке меч пару раз, затем слыбилась и отдала приказ – Взять их! А теперь надо было, как можно быстрее заменить себя на Зену, пока компания будет веселиться у него было время для того, чтобы поменяться местами с той, кому была отведена главная роль в этом спектакле. Арес все же надеялся, что его старания относительно Зены, не смотря на обман с тем пареньком, что так же выперся на его сцену, был лишь мелким промахом и что в нужный момент Зена покажет себя. Развернувшись он пошел в сторону своих воинов, которые в это время медленно стали двигаться на встречу веселой компании. И пусть сейчас их численность была не велика, главной их задачей было отвлечь героев от силуэта Арес в виде Зены. --------------------------------- Дорога из храма до города, уже закончилась и вот перед Зеной, уже оказались ворота города. Спешившись она отослала Арго в лес, далее путь продолжила пешком. Сделав несколько шагов по пустынному городу, она уже хотела было отправится обратно, как за переулком послышались звуки, по всей видимости боя. Королева воинов была явно не в духе, Арес поступил по меньшей мере дерзко, отдав приказ без ее участия, хотя чему тут было удивляться, бог войны всегда поступал, так , как считал нужным и всегда заботился лишь о себе. Пройдя еще пару улиц, Зена очутилась в самом центре всего происходящего. Ее солдаты, словно голодные псы, смотрели на невинных заложников, готовясь перерезать им горло. Воительница сама не заметила, как оказалась среди рядов собственных солдат, как раз в тот момент, когда Арес в ее обличии просто растворился. Огонь ярости горел в глазах гречанки, вот только понять чем она была вызвана, можно было с трудом. Скорее всего, это все же было влияние Ареса и то, как он грамотно успел обработать Зене мозг, при помощи ее чувств в герою Греции и воспользовавшись ее гормональным сбоем (так сказать). Среди воинов были и друзья королевы воинов, вот только сейчас Зена была словно отрезана от них, и достучаться до сердца воительница казалось не возможным, да и том сумбуре, что творился повсюду мало, что можно было расслышать. Еще несколько шагов и Зена оказалась в самом центре потасовки. Ее воины стали сходиться в своеобразное кольцо, окружая компанию ее друзей. И как только стой поредел разойдясь по сторонам, всем взору открылась настоящая Зена. Женщина медленно осмотрелась, оценивая ситуацию и пытаясь понять, что здесь происходит. [center]Геракл[/center]

Геракл: Геракл внимательно смотрел в глаза Зены, но что он там искал, понимание, прежнего добра, снисходительности, чувства вины? Неясно, но тем ни менее он не отрывал своего взгляда в поисках самой Зены в этой женщине, пока ничего ему об этом не напоминало. Он не видел ту Зену, которую знал, мало того, он знал Зену с обеих сторон, как с хорошей, так и с плохой. Можно даже сказать он знал её всю. Она мать его дочери, его любимая женщина, и сейчас в её взгляде он искал то, что, по сути, видел всегда и достаточно часто, с самого первого дня их встречи, тот самый интересный огонь в глазах, который отображает всю её душу. Сейчас он этого найти не мог, будто Зена обыкновенная оболочка, будто лишена себя. Что ж, тогда можно было сделать вывод, что Арес отлично промыл ей мозги. На все замечания королевы воинов, на все её слова сказанные в ответ, да и был ли это ответом Геракл промолчал, он всё также держал руки на поясе, и ни сказал в ответ, ни слова, глядя на Зену тем же спокойный, но осуждающим взглядом. Сзади появилась Габриель, она попробовала привести подругу в чувства, и вот, что заметил Геракл, со стороны Зены не последовало никакой реакции. Геракл знал, что Зена сильно любит Габриель, и даже в состоянии, когда она омрачена злом, она всегда реагировала на Габриель, там внутри воительницы что-то происходило, а сейчас Зена окинула её безразличным и довольно насмешливым взглядом. Этот взгляд, Геракл, мог поклясться напоминал ему кого-то, правда, кого он не особо вникал. Сейчас это было не важно, а важно было спасти этих людей, что по воле судьбы нечаянно оказались в захваченной Серенеи. Геракл обвел спокойным взглядом всех людей, а затем вновь посмотрел на Зену, что возглавляла свою армию. - Отпусти людей, Зена, они не вещи, что бы торговаться, - вновь строго проговорил Геракл, но как ни странно, он сейчас даже не пробовал пытаться пробиться к разуму Зены, проникновенными словами, и не собирался этого делать. Почему-то ему сердце показывало, что сейчас это будет лишней тратой времени. Хотя наверно, скорее всего всё дело было в том, что сейчас в этой Зене он не узнавал Зены. Вот она собственно стоит перед ним, нет никаких отличий, но что-то в ней было не так. И Геракл это отлично понимал, поэтому даже сейчас не пробовал добраться до её подсознания и все же вернуть на правильный путь. Геракл посмотрел на Габриель, и шепнул подруге. – Мне кажется, это не Зена. Геракл поделился с Габриель тем, что думал, ну а затем последовал приказ взять всех. Геракла, Габриель Стейна и Вулфи стали окружать. Воины Зены сотворили некий круг, в центре которого остались герои. Геракл посмотрел на всех, и велел всем сгруппироваться спина к спине. Таким образом им будет легче отбиваться, если они будут держаться вместе. Да и что им говорить, каждый из них опытный воин и сам прекрасно понимал, что нужно делать. Правда, желание Ареса, уйти незамеченным оправдалось, Геракл не заметил, куда пропала Зена, и это его не столько удивило, сколько подтвердило все его догадки о том, что это была не она. В сердце тут же моментально появилась надежда на то, что все эти слухи, о не настоящей Зене, а как раз про эту, что только что так умело скрылась из виду. Геракл надеялся, что Зена, которую он любит где-то далеко, помогает людям и даже не ведает, что кто-то снова пытается манипулировать её именем, оставляя на ней новые пятна крови. Теперь же стоило избавиться от всех этих воинов, что так наивно полагали, хотя, может и не наивно, что если их больше, то шансы на победы их гораздо велики. Вот только не стоит забывать, что каждый окруженный - опытный, сильный и умелый воин, поэтому с ними не так легко будет справиться. И вот уже первый напал на Геракла, Геракл увернулся от удара мечом, вправо, затем увернулся влево, и пока противник соображал, куда же еще можно махнуть мечом, Геракл ударил того в лицо, и тот отлетел повалив еще двоих своих братьев по оружию. Также Геракл проделал еще с несколькими и спустя некоторое время эти же воины и нарушили круг, в который заточили Геракла, Габриель Стейна и Вулфи, поэтому теперь сражаться было легче. Было больше свободы и необязательно было стоять спина к спине. Герои рассеялись, и вот очередной воин подбегает к Гераклу спереди с мечом в руках замахивается, Геракл перехватил удар, взял того за кисть, параллельно сзади побегает другой воин и прежде чем тот успел что-либо предпринять Геракл ударил того ногой в живот, и воин повалился на спину, не в силах встать. Теперь же настал черёд того человека, что напал спереди и которого Геракл держал за кисть. Сзади этого воина подбегало еще двое. Геракл ударил противника, которого держал за руку в лицо, и тот потерял сознания. После этого, Геракл своей ногой пнул правую ногу мужчины, которого держал в руках, и нога того ударила с силой, которую приложил Геракл, противника надвигающегося одного, затем тоже Геракл проделал и с левой ногой бедняги и так двое было отправлено в полёт из беспечных фантазий за границу их сознания. Они повалились на землю. Геракл отпустил человека, которого держал за руку, и которым манипулировал, и тот мягко упал на землю. И тут же сзади с отважным рыком, прямо на плечи Гераклу, запрыгнул следующий воин, кулаками лупил Геракла по спине и куда еще только не попадал. Геракл несколько раз обернулся кругом, а затем взял этого воина за руки, перебросил через себя, уложил на пол, и ударил кулаком в лицо, также лишив очередного воина армии Зены без сознания. Тогда Геракл развернулся, и увидел, что на него бежали двое, он приготовил руки, и как только те приблизились, он ударил обоих в грудь, и мужчины отлетели к дальнейшему дереву. После Геракл обернулся, перехватил удар следующего воина, затем выбил ногой оружие из его рук. И тогда, когда руки этого человека были свободны. Геракл взял его за две руки, как бы брал отец свою дочурку, что бы покружить маленькое дитя. Правда это был не тот случай, да, Геракл стал кружить этого человека, но при этом, Геракл использовал этого воина, как некую дубину. Он кружился по кругу, держа в руках воина, и тот выбивал всех приближающихся к Гераклу людей. После, когда все благополучно лежали на земле постанывая, Геракл опустил и этого человека, обтрусил руки, посмотрел на Габриель, и куда-то в сторону. Вот тогда он заметил Зену. Настоящую Зену, во взгляде которой мелькало что-то знакомое и действительно родное. Это была она. Строгим и холодным взглядом оглядывая поле битвы, Зена и сама готова пыла принять в этом участие, но как раз перед ней появился Геракл. Он посмотрел серьезно на королеву воинов. Некоторое время, когда их взгляды соприкоснулись, он лишь молчал. в поисках чего-то в ней, чего-то, что на самом деле было её сущностью. И после небольшой тишины, он сказал: - Прекрати это.

Дирси: Дирси последовала совету Геракла, адвокат кое-как попыталась собрать вместе, и надо де, но у неё всё получилось, ну а потом воины уже все взяли в свои руки, а принцесса лишь улыбнулась, довольна своей очередной удачи, а потом миленько пристроилась к рядам этих людей. Правда громкий удар, заставил девушку содрогнуться, и она с широко распахнутыми глазами посмотрела в сторону, откуда донесся один удар, потом следующий, Дирси снова вздрогнула, и увидела, что это Геракл голыми руками пробивает стену. Ей доводилось видеть, как он сражается с людьми, но вот реальной демонстрации его физической силы, Дирси ещё не лицезрела. Но это было удивительно, хоть принцесса и знала, какой он, но все равно то, что он выбил стену голыми руками, было впечатляющим зрелищем. Дирси тихо восхищалась, конечно же не больше, чем Иолаем, но тем ни менее. Когда люди двинулись, Дирси, впечатленная действиями Геракла совершенно позабыла о своей сумочке со свитками, где запечатлена достаточно куча законов, и не только законов, были еще с десяток свитков с её достижениями. Уже, когда Дирси пролезала через эту дыру, она оценила величину выбитого прохода Гераклом, пожала плечами и несколько раз качнула головой, действительно оценивая, что это впечатляет, значит, легенды о его невероятной силе действительная правда. Нет, конечно, Дирси верила этому, что он силён и всё такое, но вот настолько. Словом, пока не последовал пинок в спину, Дирси не пришла бы в себя. Адвокат виновато улыбнулась и ступила через этот искусственно сделанный проход. А дальше, Геракл стал отправлять всех в лес, и надо же, Дирси тоже приписывал к числу тех, кто должен туда убежать. Адвокат упрямо сложила руки на груди, и насупилась подобно малому дитя. - О нет, Геракл, никуда я не пойду, я буду с вами. Видимо Гераклу не было времени пререкаться с Дирси, или уже герой знал, насколько она упряма, поэтому не стал её переубеждать. Дирси мило устроилась у ближайшего дерева, присела, и подставила ладошку под щёчку, наблюдая за тем, как люди вместе с несколькими воинами, что будут их оборонять. Потом Дирси подорвалась с земли так, словно её что-то за задницу укусило. «Свитки!» - воскликнула она про себя, и бросилась прямо в горящий амбар, но оттуда уже Стейн выносил Габриель без сознания, а Дирси про себя отметила, что было бы крайней глупо бежать туда, и попробовать достать сумку со свитками. Всё будет утрачено. Дирси несколько минут, как вкопанная смотрела в амбар, все бесценные для неё бумаги, которые она так любила, которые в путешествиях были её семьёй сгорели, или догорают там. Лицо принцессы стало таким печальным, что любому, кто бы это увидел, захотелось её пожалеть. Но Дирси резко мотнула головой, подняла подбородок. - Так, ну ничего страшного. Оптимистически заявила она, и посмотрела в сторону героев, увидела, как Геракл уже забирает Габриель у Стейна. - А вот это уже пугает. Тихонько заявила Дирси, вмиг посерьёзнев, взволнованный взгляд принцессы скользнул по Габриель, и когда герои уложили девушку аккуратно на землю. Дирси подошла к ним, и печально скривилась. - Бедняжка, сколько ей всего пришлось пережить за последнее время. Сказала Дирси, и тут же с другой стороны амбара послышался громкий женский голос, адвокат аж вздрогнула, и буквально почувствовала напряжение исходящее от Геракла. Дирси удивленно уставилась на него, но ничего не сказала, когда тот отправился навстречу к войску. «[i]На то он и Геракл» - подумала Дирси. Пожав плечами, затем посмотрела на его будущую девушку и Стейна, который так любезно носил её сумки. Потом Габриель пришла в себя, и отправилась вслед за Гераклом, затем остальные также. Дирси лишь махнула рукой. - Не переживайте за меня, я тут подожду. Улыбнулась принцесса, а когда все герои скрылись за углом, улыбка спала с лица Дирси. Она немного постояла в этом укрытие, затем, когда послышались звуки оружия, стоны людей. Дирси стало интересно, что происходит. Она подошла к краю сарая, и выглянула из-за угла. Там сражались Геракл, Габриель, его будущая девушка, как считала Дирси, Вулфи и Стейн. Дирси взволнованно наблюдала за боем глаза её то и дело туда и сюда бегали. А потом Дирси кто-то схватил сзади. Принцесса воскликнула от неожиданности, а потом последовали возмущенные речи. - Эй, отпусти! Да, как ты смеешь. Но воин её не пускал в тащил куда-то. Дирси подумала: «Ну, ничего задам ему жару потом, когда он расслабиться». Принцесса перестала брыкаться и её повели прямо на поле боя, к Гераклу и женщине воительнице, судя по всему именно Зеной она и есть. Дирси виновато улыбнулась Гераклу, когда адвоката преподнесли грозной воительнице, и пожала плечами. - Прости.

Габриель: Это была не Зена. Точнее не та, которую так сильно любила Габриель. Перед ней стоял монстр, без души и сердца. Казалось бы, чувства и эмоции в ней совершенно умерли, что же говорить о доброте и понимании? Актриса, отличная актриса, но только Габриель сможет распознать фальшь, ведь она слишком хорошо знает нынешнюю Грозу Миров. В груди что-то больно сжалось, когда мимика Королевы воинов выражала иронию, издевку и просто смех над всеми теми, кто пытался ей помочь. Зена жаждала веселья и смерти, что впрочем, были для нее взаимосвязаны. «Не уже ли ничего доброго и хорошего внутри нее не осталось?» - с горечью думала сказительница, глядя на то, как темноволосая воительница растягивает слова. В основном она обращалась к Гераклу, но то, что в ее сердце и душе ничего не шевельнулось при виде любимого мужчины и лучшей подруги, очень пугало. Это говорило о том, как сильно Арес обработал Зену. Слишком сложно будет вернуть ее обратно, если это вообще еще реально. Габриель почувствовала, как по ее щеке побежала горячая, обжигающая слеза обиды. Она не могла поверить, что всё потеряно, что прежней Зены больше нет… Женщина, что стояла перед ней, не была ее подругой, не была великой героиней и любимицей народа. Это была какая-то темная сила, поселившаяся в теле Зены. А за спиной воительницы ее тупоголовые марионетки, воины, готовые в любую секунду перерезать горло любому невинному человеку, который ни в чем не виноват. Габриель незаметно для всех стерла горькую слезу и пробежалась взглядом по армии Ареса. Свою любимицу он обеспечил не малым количеством воинов, вот только сама Зена была куда опаснее этих мужчин. Она одна могла уничтожить любой город без чьей-либо помощи… Бард резко повернула голову, услышав шум шагов. Она была настолько напряжена и напугана, что реагировала на каждый шорох. К счастью, это были ее друзья – Стейн и Вулфи. «А где Дирси?» - взволнованно подумала девушка, пытаясь отыскать глазами ту, что так отчаянно защищала ее в суде. Очень скоро сказительница нашла ее взглядом, и Дирси сообщила, что подождет их там. Верное решение, Дирси не умела драться, хотя постоять за себя всегда могла. В любом случае, лучше ей побыть на безопасном расстоянии от этого ужаса, неизвестно, что может придти в голову Зене. Габриель посмотрела на Стейна и Вулфи, и вновь повернулась к Зене, прожигая ее осуждающем взглядом. Северянин стоял рядом с бардом, держа в руках меч и готовый в любой момент защитить девушек и себя. Вулфи подошла ближе, она тоже смотрела на Зену и с каждой секундой сказительница всё сильнее и сильнее ощущала на себе защиту и опеку смелой волчицы. Габриель уже давно перестала бороться с этим, ведь наемнице не доказать, что королева амазонок и подруга королевы воинов отнюдь не слабая девушка, требующаяся в защите. Вулфи едва слышно прошептала, что что-то здесь не так. Светловолосая девушка лишь едва заметно кивнула ей в ответ, соглашаясь, тут и дураку понятно, что что-то не так. Зена совершенно не как не реагировала на слова Габриель, а может даже они рассмешили ее, и она мысленно позволила себе рассмеяться. На просьбу Геракла она все же ответила, но ничем хорошим. Зена отказывалась отпускать людей, более того она считала, что все это приведет к отличному торгу. Габриель сама не осознавала, что в этот момент прищуривает влажные глаза и качает головой, осуждая Зену и не соглашаясь с ее словами. Привел ее в чувство Геракл, который поделился со сказительницей мнением, что это не Зена. Бард нахмуренно и задумчиво посмотрела на полубога. А ведь не он первый так думает, в словах Вулфи тоже это проскальзывало. Тут что-то не так… Это не Зена… Но тогда кто? И если это не Зена, то где настоящая королева воинов? Габриель запуталась и пыталась найти на свои вопросы ответы, когда темноволосая воительница отдала приказ схватить кучку героев. Бард тут же пришла в себя и вышла из оцепенения, она стала пятиться назад, как только армия стала выполнять приказ. Они окружали их, и героям пришлось прижаться спинами друг к другу, так будет проще защищаться, и ты будешь знать, что тебя не атакую сзади. Габриель взглядом отыскала спину лучшей подруги, которая стремительно удалялась и вот-вот должна была скрыться. -Зена! Зена!!! Громко крикнула девушка, не веря своим глазам. «Вернись….» Она бросала ее! Как она могла… и не только ее, но и мужчину, которого любила. И не просто бросала, а отдала приказ схватить их, а это сравнимо со смертью, ведь без боя, ни Габриель, ни Геракл не сдадутся. Зена скрылась из виду, и теперь всё внимание блондинки переключилось на надвигающуюся армию. И начался бой. Воины не заставили себя ждать и начали нападать. Сказительницы шустро вытащила саи из сапог и начала защищаться. Она не убивала противников, а только выводила из строя, делала так, чтобы они теряли сознание и желательно надолго. Мельком блондинка видела, как бок о бок рядом с ней дерутся ее друзья, и сердце волнительно болело за каждого из них. В воздухе появился запах крови, что вечно сопровождал практически любую битву. Габриель подняла взгляд зелено-голубых глаз и увидела Зену. В ней было сложно угадать прежнюю добрую и справедливую воительницу, но в этой определенно чувствовалось что-то родное. Барду казалось, что она сходит с ума. Ведь она смотрит на одну и ту же женщину, а чувствует совершенно разное. В любом случае, Зена заставила сказительницу задуматься. Эта королева воинов оглядывалась так, словно, не понимала, что происходит. Как такое может быть? Ведь пять минут назад она сама отдала приказ! Геракл раскидывал противников только так и даже умудрялся нейтрализовать нескольких врагов своих друзей, однако Габриель была рада, когда он заметил Зену вновь. Полубог не заставил себя долго ждать и быстро направился к ней. Что там происходило дальше, сказительница не знала, она лишь удивленно посмотрела на Дирси, которую несколько воинов повели к Зене под ее пронзительный крик. Габи тяжело вздохнула и ударив одного из противников рукояткой саи, побежала в сторону Дирси. Они как раз дошли до Геракла, на которого девушка с башенками на голове жалобно посмотрела. Блондинка подлетела стремительно и вырубив одного из воинов, что вели Дирси, улыбнулась Гераклу. -Не отвлекайся, я помогу ей. Проговорила сказительница и тут же принялась своеобразно освобождать Дирси из лап грязных мужланов. Когда дело было сделано, бард схватила девушку за руку и потянула прочь от Зены, ведь та сейчас неуправляемая и одно ее движение может стать для Дирси последним. Внезапно у Габриель появилась гениальная идея, а точнее работенка для принцессы. Она тут же возбужденно обернулась к адвокату, но прежде чем сказать хоть слово, убедилась, что Зена с Гераклом далеко, а воины слишком заняты, чтобы греть уши. -Дирси, пока вся армия отвлечена на нас, а Геракл отвлекает Зену, освободи пленников, и пусть они бегут в лес. Только будь осторожна! Габриель взглянула в глаза Дирси, дабы убедится, что та еще не сошла с ума от страха и все прекрасно поняла. Затем блондинка посмотрела в сторону Стейна и Вулфи, которые буквально стояли спиной друг к другу и оборонялись от воинов. Сказительница закусила губу и где-то с минуту переводила взгляд с Зены на своих друзей. Она словно не могла определиться, кому ее помощь нужнее. С горем пополам, девушка выбрала Вулфи и Стейна, ведь за Зеной сейчас присматривает Геракл, значит, всё будет хорошо. А вот северянин и наемница без защиты и присмотра, поэтому бард кинулась именно к ним.

Стейн: Всё окружающее пространство словно находилось в центре грозового облака, ещё не выпустившего ни одной молнии, но оставляющего всех в напряжённом ожидании этого неизбежного момента. Северянин, молча стоящий чуть позади Габриэль и Геракла, поудобнее перехватил меч в руке, тем временем внимательным медленным взглядом исследуя воинов, стоящих за спиной Зены. Их здесь было достаточно много и, учитывая немногочисленность оппозиции Королевы воинов, северянин не сомневался, что сражение сможет оказаться весьма трудным. Он вновь мельком глянул на Габриэль, стараясь понять, всё ли с девушкой в порядке. Но она, кажется, уже достаточно уверенно держалась на ногах, так что, поводов беспокоиться о её физическом (о моральном, как раз таки, беспокоиться стоило) состоянии не было. -Что-то здесь не так. Сначала была фраза Вулфи, заставившая его вскинуть брови и бросить на неё вопросительный взгляд. Затем, шёпот Геракла: – Мне кажется, это не Зена. - Что ты имеешь в виду? – озадаченно, столь же тихо, спросил северянин. Всё же он видел перед ними именно Зену, пусть даже с холодным, практически бесчеловечным взглядом воина, не знающего пощады, но всё же Зену. К сожалению, герою не дали времени на то, чтобы ответить. – Взять их! Что? Действительно изумлённый, северянин теперь непонимающе глянул на Зену. Воительница осталась абсолютно хладнокровной к словам Геракла и Габриэль, а та тень человечности, что, кажется, проступила на её лице на считанные мгновения, оказалась не более, чем маской, сразу бесследно исчезнувшей. Но думать о причинах было не лучшее время; сейчас нужно было вновь начинать сражение за свою жизнь. Воины, по приказу воительницы сорвались со своих мест и теперь, очень слаженно, словно заранее ко всему подготовившись, захватили компанию в кольцо, начавшее стремительно сжиматься, тем самым оставляя всё меньше возможностей для манёвра. Вот только Геракл, которого такой расклад вещей явно не устроил, поступил более решительно, чем солдаты, топчущиеся на месте. Первый, наиболее смелый, попытался атаковать грека, но получил лишь удар по лицу. Зато эта его неудача заставила оживиться и остальных. Уже больше не обращая внимания на героя, Стейн, выкидывая вперёд ногу, сильным ударом по животу откинул в сторону приближающегося противника. Два шага назад, взмах руками и тот повалился на землю, уступая место боя следующему солдату. Поскольку оцепление было порушено, северянин несколько отстранился, освобождая себе больше пространства и не желая, чтобы рядом оказался кто-то из друзей, если он начнёт размахивать мечом; всё же самые большие беды нередко случались из-за какой-то нелепицы. И ему вовсе не хотелось стать причиной беды. Вот только отход в сторону открыл и для противников больше подходов. Теперь вокруг Стейна крутились трое и воину севера то и дело приходилось пригибаться или отскакивать в сторону, отходя от очередного удара. Но молодой человек вовсе не собирался сдаваться на их милость или позволять им и дальше выматывать его всеми этими «плясками» и потому, когда меч одного из воинов опять прошёл мимо, в паре сантиметров от его тела, Стейн крепко схватил руку с мечом и, продолжая тянуть противника на себя, быстрым движением прошёлся мечом по его животу, затем откидывая в сторону потяжелевшее обмякшее тело. Но, между тем, у северянина оставалось ещё два противника и, наконец, один из их мечей задел воина, оставляя на руке кровоточащую полосу и заставляя его стиснуть зубы, поднимая разъярённый взгляд на противника. Тот, в свою очередь, уже размахивался для следующего удара, очень непредусмотрительно оставляя живот незащищённым. Стейн, издав рык, чуть согнул колени и, вытягиваясь всем телом вперёд, всадил меч в тёмный доспех противника. Сталь оружия с достаточной лёгкостью пробила ненадёжную защиту, уходя глубоко внутрь. Вместе с этим правая нога уже направила удар назад, в колено третьему воину, всё ещё целому и невредимому. В отличие от его товарищей. Северянин сделал лишь вдох, когда на него, с боевым кличем, побежал очередной солдат. Северянин сделал широкий шаг назад, внезапно врезаясь во что-то и, лишь спустя мгновения, осознавая, что это Вулфи. Оставалось надеяться, что в пылу битвы она от неожиданности не проткнёт его своим оружием. Но, он всё ещё был жив, наёмница его не атаковала, так что всё было хорошо. Между тем, отпихивая очередного противника, северянин решил остаться несколько ближе к девушке, продолжая обеспечивать ей и себе защищённые тыла; всё же здесь они были необходимы. Быстрый взгляд окинул место сражения. Он увидел Дирси, которая прежде собиралась оставаться в стороне, Габриэль, быстро направляющуюся к ним и Геракла, теперь… стоящего рядом с Зеной. Отмахнувшись от очередного солдата, Стейн поинтересовался у подоспевшей сказительницы: - Он пытается подействовать на неё словами? – слова звучали глухо из-за его тяжёлого дыхания. Он задавал этот вопрос потому, что не был уверен, что после случившегося перед началом сражения, Зена действительно окажется восприимчива к словам. Просто напрямую этого говорить совсем не хотелось.

blackwolfy: Сплошной хаос - наверное только так можно было описать происходящее вокруг. Отдав приказы своим воинам, Зена, которую Вулфи подозревала в том, что она собственно не Зена, пропала из виду. О том, куда она делась и была ли это она, наемнице думать было уже некогда, потому что солдаты, словно голодные псы окружили их, а затем рьяно рванулись на свою добычу. Вулфи тут же выхватила свою катану, двумя руками крепко взяв рукоять. Чувство долга обязывали ее следить за Габриэль, в то время как чувство самосохранение твердило лишь одно - защищать себя. Пока что ей кое-как удавалось второе. Она с завистью бросила взгляд на Геракла, который без особых проблем расшвыривал своих противников. Полубогом наемница к сожалению не была, поэтому ей приходилось полагаться только на свои навыки. Как там говорил учитель - закрыла глаза, вдох выдох и вперед? - попыталась приободрить себя девушка, а затем повторив эти самые обдуманные действия, ринулась в атаку. Наверное, все же нельзя ей называли "волчицей". Она яростно отмахивалась от противников, ускользая от их ударов и чуть ли не пытаясь вгрызться им в горло. Первый из нападавших в этом убедился, когда в его грудь по рукоятку вошла ее катана. -Прости, - прошептала она, прежде чем оттолкнуть его от себя, чтобы иметь возможность отразить следующий удар. Она понимала, что все эти войны - всего лишь пешки в руках Ареса, так же как и Зена, они толком не ведали что творили. И не смотря на свою былую ненависть к людям, отдавшим себя войне, в данный момент наемнице было жаль каждого из них. Только ее противники такого благодушия с ее стороны похоже не оценили. Она пыталась отразить удары, пятясь назад, пока не столкнулась спиной к спине как оказалось со Стейном. Девушка вздохнула то ли удрученно, то ли от облегчения - ведь теперь ей можно было сосредоточиться лишь на тех, кто был спереди. -Давно так не веселилась.. А ты? - не оборачиваясь, спросила она у война, отталкивая от себя одного из солдат Ареса и наотмашь ударяя другого в область горла, - Ненавижу это.. - прорычала она сквозь зубы, готовясь защищаться от следующего нападения. Скрытое убийство было для нее искусством, дуэль была для нее вызовом чести, а это тупое разрубливание врагов - лишь тупым разрубливанием врагов. Это было утомительно, отнимало много сил и внимания, да и к тому же вполне могло закончиться летально. А умирать без души девушка жуть как не хотела. Откуда-то сбоку появилась Габриэль и наемница поблагодарила богов (всех кроме Ареса конечно же), что бард в целости и сохранности. Правда стоило ей отвлечь внимание на сказительницу, как воспользовавшись брешью в защите, один из противников все же смог нанести удар по ее плечу, как раз в то место, куда когда-то попала злосчастная стрела. Вулфи грозно взревела, будто раненый зверь, и умышленно выронив катану, выхватила напоясный кинжал и воткнула его в горло воину, повалив того на землю и тут же через секунду отскочив от него и вновь став спиной к спине к Стейну. До ее слуха долетел обрывок вопроса грека о том, что собирается делать Геракл. Девушка бросила взгляд на героя Греции, тот стоял лицом к лицу с Зеной. И почему-то сейчас наемнице показалось, что с "этой" Зеной им удастся договориться. -Возможно, на этот раз получиться, - прошептала она, продолжая теперь уже с катаной в одной лишь руке отбиваться от нападавших.

Зена: Все происходящие напоминало хаос, все крутились на одном месте, борясь за свою жизнь, и причин этой бойни было трудно разобрать. Зена шла, окидывая площади немного не понимающим взглядом. Но в голове медленно стала вырисовываться картина, участие в которой без сомнения принимал Арес. Ушедшая без приказа армия, да и эта мясорубка, все напоминало ужасный сон, в котором Зена была главной. И в этой суете ее взгляд остановился, на теплом и не смотря на всю ситуацию заботливом взгляде Геракла. - Прекрати это - сказал он, голос, как показалось Зене, был тихим и спокойным. Внутри на секунду все сжалось и застряло комом в горле. Ее голубые глаза так растерянно смотрели в глаза героя, пока все во круг кипело в бою. Где-то отдаленно послышался не менее родной и дорогой голос Габриель. - Зена!Зена! Воительница медленно повернула голову в сторону крика. Она не ошиблась это была Габриель.... Ее подруга отчаянно сражалась с солдатами, пытаясь при этом вернуть сознание Зены в норму. Женщина вновь посмотрела на Геракла, собираясь сделать вздох, чтобы ответить ему. В этот самым момент позади нее, и видимый только для нее появился Арес. Бог войны появился так внезапно, но так вовремя для себя самого, но где-то в подсознании королевы воинов, создавая иллюзию своего присутствия для нее. Он нежно и осторожно положил обе ладони на ее плечи, слегка сжав их. - Посмотри на это дорогая... - начал шептать он ей на ухо - Он выглядит так убедительно сражаясь за этих никчемных крестьян и мир...А стоило тебе умереть, он тут же переметнулся к другой не успев относить траур. Сердце воительницы в очередной раз сжалось, а вместо слов, которые вот вот готовы были вырваться наружу и достичь ушей Геракла, они лишь прикусила нижнюю губу. Арес, как никто знал на какие кнопки надавить, тем более сейчас, как ее состояние столь не стабильно. - А Габриель, называет себя лучшей подругой, а сама даже не попыталась найти тебя.... Зена слегка качнула головой, но бог войны своими цепкими руками, продолжал сжимать плечи королевы воинов. - Сейчас вся власть в твоих руках, возьми меч, покажи свою силу! Отомсти за предательство! - постепенно он разжигал в ней огонь ненависти и боли, который вот вот готов был вырваться наружу. Арес опустил одну руку вниз и взял руку Зены в свою, после чего осторожно вложил в эту руку меч, при этом все выглядело так, словно она сама достает меч и готовится к бою. - Отомсти им за свою боль! - пустив в сердце женщины очередную порцию ненависти и злости, Арес удалился, чтобы понаблюдать из далека, как его брат будет сражаться с той, кого так любит. Королева воинов молча прокрутила в руке меч, после чего сделала выпад в сторону Геракла. На разговоры не было времени, внутри все кипело обидой и желанием отомстить. Герой успешно парировал ее удары, стараясь обороняться и между тем не задеть Зену, но женщина была как никогда настоячива и зла.

Геракл: Тяжело было сейчас смотреть в ледяные глаза своей возлюбленной. Вроде как еще недавно, она была мертва, а теперь жива, одна мысль о том, что она вернулась к жизни, привела Геракла в чувства, заставила вспыхнуть былой радостью, но теперь, глядя в её светлые глаза, он начинал сомневаться в том, не напрасно ли радовался. Королева воинов вернулась, но вернулась какой? Понятное дело, что ей здорово промыл мозги Арес, и, может, даже сейчас этим занимается. Но не было бы ничего, если бы что-то там внутри самой Зены не хотело вернуть её к прежней жизни. Геракл искал в её глазах что-то, что напомнит ему самому о том, кто она есть, заодно поможет найти правильные пути к сознанию королевы воинов. Конечно, в её мысли лезть совсем не хотелось, своей моралью и убеждениями. Но он должен, он должен, как и раньше попробовать вернуть ту Зену, которую любит мир, в которой нуждается Греция. А не ту, которую все возненавидят, как было раньше, будут бояться и проклинать тёмными ночами, моля богов о том, что бы принесли королеве воинов смерть. Гераклу совершенно не хотелось такого исхода, особенно для неё. Женщину, которую он любил. Геракл видел, как она отреагировала на его слова, некоторое время между ними снова возникло молчание, как вдруг где-то сбоку послышались звуки, голос Дирси, вскоре схваченную принцессу подвели к Зене. Видимо вояки хотели отличиться перед своим вождём, вот только королева воинов не обратила на это ровным счётом никакого внимания. Лишь Геракл отвлекся на Дирси, когда она виновато улыбнулась и извинилась перед ним. - Все в порядке, Дирси, - спокойно сказал Геракл, а затем с угрозой посмотрел на воинов, что держали её, и строго сказал. – Отпустите её. Конечно же, просто так, потому что так сказал Геракл, они отпускать Дирси не собирались, Геракл же в ожидании положил руки на пояс, ему не сложно было их обезвредить, даже рядом с Зеной. Но на помощь принцессе подоспела Габриель, отважно сразившись с ними, она не побоялась гнева подруги и увела Дирси, предварительно, пронзительно глянув на Зену. Сейчас, когда Геракл вновь посмотрел на воительницу, её лицо несколько изменилось, она о чем-то задумалась, словно кого-то слушала и делала некие выводы. Геракл слегка нахмурился и посмотрел на Зену, внимательно, вновь в поисках чего-то прежнего, и да, сейчас он видел в ней ту искру добра, что так ощутима, особенно в её взгляде, на мгновение, несколько печальном, можно даже сказать разочарованном в чём-то или ком-то. Геракл даже не знал, что причиной всему – он. Что именно через него Арес нашёл путь к сердцу Зены и накрыл его черным полотном, потихоньку оскверняя душу воительницы. Но все, о чем он ей шептал, что вбивал в мысли было не правдой, и если бы Геракл узнал, чему она поверила, возможно, бы просто улыбнулся ей, как глупому ребёнку, что всё преувеличивает и всё объяснил. Но Геракл не знал, в чём дело, поэтому не все было так просто. Между тем, немое переглядывание, видимо надоело Зене. Её лицо резко сменилось с задумчивого в разъяренное, и она с криком взмахнула мечом, намерена нанести удар Гераклу. Геракл увернулся вправо, и меч прошёл по воздуху, не задев свою мишень. Затем Зена попробовала сделать еще несколько выпадов, и Геракл также уворачивался. Он лишь оборонялся от нападений и ударов королевы воинов, сам он на неё руки не поднимет, и не сделает больно, будь она хоть трижды под властью зла. Почему? Потому что любил, и ему его сердце не позволяло сделать больно женщине, которую он любит, какой бы она не была. Затем Зена еще раз взмахнула мечом, но Геракл уже был в таком положении, что увернуться от удара он бы не смог. Геракл выставил ладони вперёд, и поймал лезвие меча, прижав ладонями, тем самым не давая ему пройти глубже и коснуться его тела. А сам Геракл при этом посмотрел на Зену, вывернул меч так, что она упустила его из рук. - Прекрати, неужели ты этого хочешь? – строго сказал Геракл, глядя, как безоружная Зена готовиться к новому нападению со светящимся азартом в её красивых глазах. – Ты собираешься просто так перечеркнуть всё, что ты сделала во имя добра, этот пройденный путь, который дался тебе с таким трудом. Ты готова от всего этого отказаться, только из-за злобы, что вдруг поселилась у тебя в душе? Подумай, разве этого ты хочешь? Разве к этому стремишься. Загляни в себя, и ты увидишь себя настоящую. Ту Зену, в которой нуждается Греция. Ту Зену, которую я полюбил. Геракл теперь в ожидании смотрел на Зену, ожидая не столь очередного удара, как её реакции на его слова. Затем Геракл взмахнул слегка правой рукой, и отрицательно покачал головой. - Не для этого ты через столько прошла в борьбе со злом, что бы стать на сторону того, что так желаешь остановить. Так останови же сама себя. Геракл вопросительно глянул на неё, в надежде, что его слова не просто пролетели, и ударились об стену, вернувшись обратно, либо просто развеявшись по ветру, а Зена прислушается к ним, и хотя бы поговорит с ним. Даст понять, что с ней происходит. Кто-то говорил, что в этом замешан Арес, возможно, но значит, в его рукаве есть огромный козырь, с помощью которого он дергает Зеной, как марионеткой за ниточки, а её эмоции здорово помогают ему в этом.

Дирси: Дирси чувствовала себя очень и очень виноватой. Здесь все были воины, а она чувствовала себя, так сказать лишним звеном, что только мешает им. Так оно и произошло, она помешала, тем, что её схватили и привели. Принцесса осматривала воительницу, что стояла перед Гераклом и посмотрела на Геракла, но тот успокоил девушку, сказал, что всё в порядке. Вот Дирси всегда поражалась, как можно настолько всегда держать самообладание, почему бы не наорать на неё, не сказать, какая она раззява, всему помешала. Да потому что Геракл был удивителен, Дирси прекрасно понимала, что не все в порядке, но тем ни менее он не стал принимать никаких мер по поводу воспитания принцессы. Сама адвокат после слов Геракла, которые каким-то удивительным образом предали её уверенность, хотела уже выпутаться из цепких пальцев воинов, если бы у неё это вышло, но к ней на помощь подоспела Габриель. Она умело вырубила воинов, и схватила Дирси за руку, увела прочь. Дирси не стала этому противиться. Габриель увела её подальше от общей суматохи, дальше от Зены и Геракла, тогда попросила принцессу освободить остальных людей. Дирси бросила взгляд на заложников, улыбнулась и кивнула головой. - Будет сделано! Сказала Дирси, обернулась, и совершенно бесстрашно с высокоподнятым подбородком, пошла через поле битвы, мимо неё пролетел меч, Дирси пригнулась прикрыв голову, затем она чуть не зацепилась об ногу валяющегося мужчины. Принцесса, аж подскочила от неожиданности, и уже когда цель была практически достигнута, кто-то схватил Дирси за руку. Адвокат обернулась, и это был воин, который уже занёс кулак для удара. - А-а-а. Прерывисто проговорила Дирси, покачав пальчиком перед мужчиной, и пока тот был в замешательстве, принцесса подняла щит, что валялся у неё под ногами, и огрела этим щитом мужчину, один раз, затем с еще большей силой второй раз, и воин потерял сознание. Правда щит для Дирси был тяжелым и ей непроизвольно пришлось сделать еще круг, прежде, чем она смогла его уронить, и прямо на ногу второму воину, что подходил к ней. Девушка приложила ладошку ко рту и пожала плечами, виновато улыбнувшись. - Ой. Но Дирси не чувствовала себя виноватой, хоть она сделала это и не нарочно, но она была довольна собой, мужчина схватился за ногу и пытался унять боль в ноге, тогда Дирси подошла ближе, как-то странно сжала руку в кулак, неумело замахнулась и стукнула того. И когда тот повалился на пол, принцесса, чуть ли не свернулась, пополам схватившись за кулак. Ох, как больно было, она даже приоткрыла рот, скривилась, и помахала рукой, что бы хоть как-то было меньше больно. Наконец-то Дирси добралась к кучке людей, что так и не могли понять, что тут делают. Дирси подбежала к ним. Принялась их развязывать. - Бегите в лес, и ищите укрытия. Не переживайте, Геракл, Габриель и их друзья со всем разберутся. Мило улыбнулась Дирси людям, и еще раз велела им как можно скорее бежать тем, кто освободился.

Габриель: Габриель достаточно быстро оказалась возле Стейна и Вулфи, которые в это время браво оборонялись против воинов Ареса. Бард тут же присоединилась к ним и сама вступила в хватку, ловко отбиваясь своими незаменимыми саями против настырных солдат. Так же она успевала за всем внимательно следить. Когда Вулфи отвлеклась на приход сказительницы, и один из противников этим воспользовался, ранив брюнетку своим мечом, Габриель уже хотела придти подруге на помощь. Однако, как оказалось, помощь и не была нужна. Вулфи с холодной безжалостностью пронзила горло воина небольшим кинжалом. При этой картине глаза барда непроизвольно расширились от ужаса, она и забыла, какой жестокой может быть наемница. Но всё же она была ранена, и сердце сказительницы сжалось от боли. Она посмотрела на Вулфи, которая уже прытко подняла свое оружие и оказалась в «строю», чуть ли не прижимаясь спиной к спине Стейна. Они были неплохой командой и вместе могли свернуть горы. Габриель улыбнулась от этой мысли и подумала: «Главное, чтобы сворачивание этих самых гор было во благо народа» Она видела, что Вулфи встала на путь добра и справедливости, однако пока этот путь тесно переплетался с дорогой насилия и безжалостного убийства. От подобных раздумий, которые, кстати говоря, совершенно не мешали боевым движениям, Габриель отвлек Стейн, неуверенно интересовавшийся разговором между Зеной и Гераклом. Бард на секунду отвлеклась, чтобы посмотреть в сторону двух самых великих людей, которые сейчас почему-то не могут найти общий язык. -Порой слова имеют такую силу, с которой не сравнится ни один меч. Негромко ответила сказительница, продолжая с болью во взгляде смотреть на свою лучшую подругу. Зена сейчас стояла слегка растерянная и не предпринимала не каких действий. Судя по губам Геракла, он пытался достучаться до ее сознания, но хотела ли его понимать Королева воинов? Габриель услышала, как Вулфи прошептала, что возможно на этот раз получится подействовать на Зену разговором, бард едва заметно кивнула, хотя в глубине души, она очень сомневалась, что слова тут помогут. Темноволосая воительница была слишком сильна и если уж Арес сумел одурманить ей разум, тот избавиться от этой дури будет очень сложно. Ведь Зена верила во всю ложь, что вбил ей бог войны, а значит, будет тяжело ее переубедить обратно. Однажды Гераклу это удалось, быть может, и сейчас получится, тем более что силу увеличивает их бессмертная любовь. В ту же секунду все надежды Габриель Зена разбила, крутанув меч в руках и накинувшись на Геракла. Легендарный герой прытко уворачивался от ее ударов, такое не каждому удастся, но ведь он слишком хорошо знает свою любимую, как и ее приемы, а это ему только на руку. -В ней слишком много злости и обиды… Арес хорошо постарался… С грустью в голосе проговорила Габриель, обращаясь к Стейну и Вулфи. Они наверняка понимали, что сейчас чувствует бард. Боль… Подруга слишком изменилась, и это причиняло невыносимую боль. Но сказительница верила, что, в конце концов, всё встанет на свои места. Иначе и не может быть. У легенды не может быть плохого конца. Добро никогда не уступит злу и не даст победить. Может, такие убеждения были глупыми, но в свою очередь, были очень сильными. И Габриель от них не отступится. Очередной солдат Ареса нанес удар, и сказительница пришлось отвлечься на него, чтобы успеть отбить смертоносный меч. Девушка сделала несколько уверенных и четких ударов в грудь воина, а затем подножка сбила его с ног. Бард увидела, как вдалеке Дирси освобождает людей и направляет их в лес. «Умница!» - одобрительно подумала Габриель, улыбнувшись. В тот же момент ее взгляд упал на Зену и улыбка стерлась с лица. Геракл выбил меч из рук воительницы и снова упрямо пытался повлиять на нее с помощью слов. Именно из-за этого ни Королева воинов, что внимательно слушала фразу полубога, ни сам герой Греции не заметили, как один из освобожденных Дирси торговцев схватил с земли меч и с яростью посмотрел в сторону Королевы воинов. Габриель сразу поняла его намерения и тут же поудобнее перехватила сай. Дабы расстояние не стало сильной помехой, девушка пустилась бежать в сторону торговца, быть может, она успеет его остановить прежде, чем он совершит бросок. Но нет, мужчина перевел взгляд с Зены на кинжал и тут же замахнулся. «Нет!» - все внутри кричало от негодования. Она не успеет добежать… И случится нечто не поправимое. Какой бы сейчас Зена не была, Габриель не может позволить ей умереть! Торговец достаточно профессионально для своего ремесла метнул кинжал, и бард, заметив это, повторила движение, но уже со своим сайем. Холодное оружие быстро летело в направлении груди Зены, а перпендикулярно ему, рассекая воздух, летел сай. Сказительница резко остановилась, наблюдая за этим мгновением, и затаила дыхание. И вот, прямо в пару сантиметрах от Зены оружие Габриель сбило кинжал торговца. Оба ножа отлетели в сторону, едва не зацепив Королеву воинов. Темноволосая воительница, явно заметив это, столкнулась с обеспокоенным, но уже облегченным взглядом Габриель. На эту долю секунды, сказительнице показалось, что она увидела настоящую Зену, свою подругу, в сердце которой горит огонь смелости и добра. Но невидимая связь, что так хрупко наладилась между подругами, была разорвана солдатом Ареса, который сильно ударил барда по больным ногам. Девушка упала на землю. Сжав зубы, она пыталась сдержать крик боли, однако стон все же вырвался из груди. Оказавшись на земле, бард тут же распахнула глаза и увидела, как нападавший противник замахнулся на нее мечом и лезвие уже стремительно опускается. В последнюю секунду сказительницы удалось откатиться в сторону, перед тем как лезвие меча вошло в землю.

Стейн: -Давно так не веселилась.. А ты? Тоже не оборачиваясь, несколько запыхавшимся голосом, Стейн отозвался: - Должно быть у нас с тобой несколько разные представления о веселье, - он не знал, прозвучал ли его голос, сейчас не особо способный подстраиваться под желаемые эмоции, как шуточный ответ над столь же шуточный вопрос (во всяком случае, он надеялся, что Вулфи говорит это не всерьёз), однако вряд ли это сейчас было важным. Стейну всегда казалось, что разговоры в бою – о чём бы они не шли – происходят не из-за слов и их содержания, а из-за желания услышать знакомый голос, который будет как напоминание о том, что всё, в принципе, в порядке и что рядом до сих пор есть тот, кто прикрывает тылы. Но так ему только казалось, он не знал мотивов девушки, стоящей за его спиной. А узнать ему не удалось, так как очередной выпад со стороны противника заставил северянина практически рухнуть на землю, уходя из под удара, сила которого явно грозилась снести воину голову. В следующую секунду твёрдая подошва его сапога влетела в колено воина Ареса и тот, чей вскрик сопровождался хрустом сломавшейся коленной чашечки, рухнул на землю. Его северянин трогать больше не стал, так как этот противник, по сути, теперь не представлял особой угрозы. Зато были другие, которых не стоило упускать из виду. -Возможно, на этот раз получиться. -Порой слова имеют такую силу, с которой не сравнится ни один меч. На слова обеих воительниц мужчина разве и смог, что кивнуть головой, так как на слова теперь не хватало дыхания из-за очередной «партии» воинов Ареса. Как из-под земли, честное слово. Раздражённо подумал он, рукоятью меча ударяя подобравшегося особенно близко противника. Не смотря на то, что возле них троих сейчас была приличная толпа воинов, главные события разворачивались явно не здесь. Глаза, получившие кратковременную возможность отвлечься от боя, скользнули в сторону, ловя движение мирных граждан, сейчас приводимых к слаженному движению Дирси, вновь умело заставляющей их, перепуганных и несколько потерянных, держаться вместе. Она молодец. А затем взгляд переместился ещё в сторону и северянин застал тот момент, когда Геракл, прежде отбивающийся от Зены, на которую так и не смогли подействовать слова (теперь он смог понять, о чём до этого столь грустно говорила Габриэль), теперь перехватил меч воительницы и тот, наконец, оказался в его руках, передавая герою инициативу их сражения. Зрение зацепило движение сбоку, заставляя северянина вновь вернуться к делам более насущным, чем наблюдение за двумя героями греческих легенд. Его локоть врезался в грудную клетку воина, оказавшегося сзади после чего меч, крепко сжимаемый в другой руке, вошёл в его живот и спустя мгновения вновь вышел из теперь уже оседающего на землю тела. Скорее бы всё это закончилось, стирая тыльной стороной ладони пот со лба, подумал воин. Это было бестолковое (впрочем, как и большинство других) сражение и пролития всей этой крови можно было бы избежать. Гераклу стоит чётче подбирать слова; чем быстрее он найдёт подход к Зене, тем больше живых людей останется в Серении. Благо, что о мирных гражданах сейчас могла позаботится Дирси. Было бы кому позаботиться об остальных. Стейн уже не считал, со сколькими воинами Ареса он сразился и, тем более, не имел представления, сколько ещё пришлось на долю остальных. Ясно было одно: их было много и трое (так как Геракл был занят несколько другими делами), пусть и умелых воинов, несколько сдавали позиции против такого количества. Словно поблизости врата Вальхаллы раскрылись. Мужчина оказался оттеснен от Вулфи и это его беспокоило; он видел, как девушка получила ранение в руки и, не смотря на то, что он готов был отдать должное её умениям, сейчас ей бы не помешало прикрытие. Хотя бы тылов. Кстати, Габриэль, некогда присоединившейся к ним, теперь тоже не было видно. Разворачиваясь на носках и вновь ударяя мечом о меч приблизившегося противника, северянин заметил сказительницу, явно потерявшую бдительность и, вместо того, чтобы следить за противниками, глядящую на Королеву воинов. Проклятье. Он даже не успел выкрикнуть её имя прежде, чем один из воинов в тёмных доспехах подсёк девушку, ударяя её по ногам. Его порыв броситься на помощь был прерван воинственным, правда больше похожим на звериный, криком очередного воина, бросившегося в его сторону. Разворачиваясь и выставляя меч, северянин, чьё оружие спустя секунды встретилось с оружием грека, крутанулся вокруг своей оси из-за напряжения, пришедшего вместе с атакой. Его второй оборонительный удар оказался не таким удачным, меч прошёл в стороне от отклонившегося воина. Нога скользнула по песку и северянин запоздало понял, что сейчас упадёт на землю. Впрочем, лишь пару мгновений спустя, когда он ощутил, что по правой щеке, ближе к подбородку проходит лезвие вражеского меча, он понял, что это, видимо, было его спасением. Он повалился на землю, рыча сквозь стиснутые зубы и ощущая, как по подбородку из свежего пореза начинает течь кровь. Впрочем, это было не так существенно, как горло, которое чуть не оказалось перерезанным. Мужчина осознавал, что это он вполне может стерпеть и потому, прежде, чем противник нанёс последний удар, к которому он уже подготовился, занося меч, Стейн всадил свой меч ему в живот. Воин выпустил меч и незамедлительно рухнул, причём прямо на северянина, не успевшего сместиться в сторону. Его рубашку сразу насквозь промочила кровь мужчины и воин, поморщившись, обеими руками схватился за тело, сбрасывая его с себя. Ладонь прислонилась к подбородку и, глянув на неё, северянин вновь сморщился, глядя на пальцы, красные, покрытые темной тёплой жидкостью. Габриэль. Он резко подскочил на ноги и бросил взгляд в ту сторону, где он последний раз видел барда. Сейчас между тем местом и ним появилось слишком много других людей, он теперь не мог увидеть сказительницу или нападавшего на неё человека – слишком много людей в чёрных доспехах здесь было. - Габриэль! – он не мог её увидеть, но надеялся на то, что бард хотя бы откликнется. И, что она будет в порядке. Кажется, ему дали минуту покоя, сейчас на Стейна пока не бросилась очередная порция солдат и, воспользовавшись этим, он обернулся на Вулфи, всё ещё сражающуюся с противниками. Он собирался убедиться в том, что бард жива, а затем вернуться к наёмнице. Но сначала дождаться отклика.

blackwolfy: Вулфи частенько приходилось получать ранения, особенно когда она только начала жизнь наемного убийцы. Однако при этом сражаться с таким количеством воинов ей было впервой. Обычно их был один или два, они бежали следом по узким коридорам, как псы, пытаясь найти свою "обессиленную" добычу, в итоге попадали в ее ловушку. Когда же их было больше, девушка старалась избегать стычек. Теперь же всюду была неразбериха, бежать особо было некуда да и к тому же это не было в ее характере - бросать все на полпути. Отступи она сейчас, эта троица воинов, которые явно увидели в ней слабую добычу, тут бы переключились на неподалеку стоящего Стена, которого правда к этому времени оказался на приличном расстоянии от наемницы. Да и Габриэль пропала из ее поля зрения. А это значило только одно - девушка в данный момент осталась одна и ей бы следовало беречь тылы. Наемница размахивала катаной с права налево, не давая нападающим нанести удара. Только вот краем глаза она уже видела, как к ней спешат еще трое. -Это уже не смешно.. - она в отчаянии начала искать глазами хоть какое-нибудь знакомое лицо, но никого кроме ненавистных воинов не видела. Те же, похоже окружили ее со всех сторон, но почему-то нападать не решались. Впрочем, судя по их весьма недобрым ухмылкам, было понятно, что они решили просто поиграться с раненым зверьком, который посмел столь жестоко расправится с некоторыми их товарищами. -Чур только по одному, - она крутанула катану в здоровой руке, пытаясь сосредоточиться на происходящем, а не на жгучей боли в плече и подступающей дрожью. Похоже, самый смелый (ну или самый глупый из них), причем стоящий у нее за спиной, все же последовал этой "просьбе" и напал первым. Девушка тут же со всех сил заехала рукояткой катаны ему по лицу, однако добить не успела, так как от этого действа как будто очнулись остальные. Вулфи, сжав зубы от боли, пыталась отражать их яростные атаки, при этом не имея возможности атаковать самой. Она парировала клинки, пинала тех, кто пытался подойти к ней со спины. Наемница понимала, что долго она так не продержится. Меч противника полоснул ее по бедру, девушка вскликнула и тут же нанесла ответный удар, проткнув этого неудачника и оттолкнув его от себя, ударила наотмашь воина позади, тот упал, схватившись за горло. Что ж, трое против одного. Теперь у нее было больше шансов. Девушка вновь попыталась найти взглядом кого-то из знакомых. Что ж, вот они - Зена сражающаяся с Гераклом. Затем она увидела мужчину, который бежал прямо на Королеву воинов с кинжалом на перевес. Что ж, хоть так думать сейчас было нельзя, но возможно это был выход.. Однако Габриэль тут же оказалась у него на пути, защитив свою подругу. Жаль только, что ей тут же пришлось за это поплатиться. Вулфи забыв обо всем, хотела было рвануться на помощь, как кто-то весьма грубо швырнул ее на землю. Сообразив что к чему и вспомнив где она вообще находиться, девушка резко перекатилась на спину, при этом поняв что сделала она это зря - плечо казалось готово облили кислотой. Она отразила удар клинка, затем резко сделала выпад - воин обмяк, уронив свой меч рядом с ее раненой рукой. Наемница постаралась как можно быстрее принять вертикальное положение, правда ей тут же пришлось пригнуться и пнуть следующего на очереди в колено. Щадить его она тоже не стала. Последнего из нападавших она уже видела слегка размыто, похоже адреналина от этой битвы ей хватила ненадолго. Однако она все же продолжала лениво отражать его удары, при этом бросив обеспокоенный взгляд туда, где должна была быть бард. Рядом с ней, судя по очертаниям был Стен. Сама же Вулфи оказалась припертой к стенке одного из зданий и судя по всему на помощь последнему воину, оставшемуся из той шестерки спешило еще двое его товарищей. -По крайнем мере, не придется прикрывать тылы, - устало подумала наемница, понимая, что еще немного и смысла во всем этом для нее уже не будет.

Зена: Все действия Зены по отношению к Гераклу напоминали некую игру. Он и раньше мог достойно ей противостоять, а сейчас тем более. Несмотря на всю ярость и огонь, который разжег Арес, внутри все же оставалась толика того самого света, который пытался разбудить в ней герой. Отразив очередную атаку, и обезоружив воительницу, Геракл вновь попытался заговорить с ней. - Прекрати, неужели ты этого хочешь? Ты собираешься просто так перечеркнуть всё, что ты сделала во имя добра, этот пройденный путь, который дался тебе с таким трудом. Ты готова от всего этого отказаться, только из-за злобы, что вдруг поселилась у тебя в душе? Подумай, разве этого ты хочешь? Разве к этому стремишься. Загляни в себя, и ты увидишь себя настоящую. Ту Зену, в которой нуждается Греция. Ту Зену, которую я полюбил. Зена на секунду задумалась, однако глаза все так же горели огнем, внутри полыхала ревность и непонимание. Зачем он вернулся раз ему так хорошо было?! Ради людей старается!? Множество вопросов подобного рода, крутились в ее голове. - Не для этого ты через столько прошла в борьбе со злом, что бы стать на сторону того, что так желаешь остановить. Так останови же сама себя. - Не слушай его, ведь Геракл старается спасти невинных, на тебя ему совершенно все равно... - звучало эхом в ее голове - Так же , как и всем кто называл себя друзьями! - нашептывал Арес своей воительнице. Однако, Зена находилась в замешательстве. Все происходящее напоминало некий хаос. Лязг мечей и крики, настоящее поле боя, вот только для Зены сама битва была совершенно не ради победы над крестьянами, это смешно...Сейчас она могла отдаться в руки войны либо в очередной раз доказать Аресу, что он не может завладеть ею. Влияние бога войны было достаточным, чтобы удержать Зену в своих руках и полностью обратить ее, если бы не одно маленькое "НО". Пока воительница искала слова, чтобы ответить Гераклу, один из воинов умудрился швырнуть кинжал в сторону королевы воинов. Тут же в нескольких миллиметрах от нее наперехват пролетело оружие Габриель. Именно этот момент спас жизнь воительнице. Она повернула голову в сторону подруги, и все дальнейшие события происходящие на площади происходили словно в замедленном действии. Вперемешку с событиями на площади перед глазами, вспышками мигали события прошлых дней и самые яркие моменты ее жизни, жизни на пути добра. - Габриель .... - пронеслось у нее в голове. Видя, как бард упала на землю от удара, внутри груди, что-то кольнула. Зена невольно дернула рукой, дабы схватит шакрам и кинуть его в обидчика девушки, но тут рядом с Габриель оказался паренек, тот самые кому она спасла жизнь и тот, кого она отправила за своей подругой. Следом Зена наконец, перевела взгляд на Геракла...он все так же стоял перед воительницей в ожидании ответа на свои вопросы. Очередной комок застрял в горле....голубые глаза королевы воинов смотрели точно в глаза героя. - Нет ... - тихо сказала она, сквозь слегка подсохшие губы. Медленно она повернулась в сторону своей армии, которая продолжала атаку. Зена понимала, что остановить воинов к сожалению не в ее силах, но она может помочь своим друзьям и себе восстановить справедливость. Между тем голос Арес превратился в шепот, которому сама воительница перестала предавать значение. Вновь повернув голову в сторону Геракла. - Прости меня..... - она наклонилась и резким движением схватила меч, и вонзила его в воина, что подбирался к Гераклу сбоку. После чего легкая улыбка на ее лице, ответила на все вопросы. Вернувшееся в норму сознание, позволило воительницы сделать верный выбор. И сейчас воины, что до сих пор старательно продолжали атаку, на удивление собрались в кучу и удивленно уставились на своего командира, который только что, собственными руками убила своего человека. Непонимание читалось в глазах всех противников "добрых самаритян" . - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... - твердо произнесла она. После чего воины стали шушукаться между собой, но атаку прекратили. Приказ есть приказ. Не успела Зена вновь открыть рот, как на сцене появился Арес. Он гордо и между тем немного непонимающе прошелся сквозь толпу, после чего остановился напротив Зены. - Что ты делаешь?! Мы же договорились! Но на это, бог войны получил лишь досадной мотание головой Зены и тишину. - Не уж то, ты думаешь, что Геракл по прежнему любит тебя? А все твои друзья не будут осуждать тебя?! Зена слегка ухмыльнулась. - Не важно любит он меня или нет, а друзья существуют для того, чтобы помогать в трудную ситуацию....К тому же я поняла, что не готова платить столь дорогую цену ради победы над врагом. Арес же улыбался во весь рот, конечно бог войны всегда был в себе уверен, и как обычно имел очередной козырь в рукаве, которым он сейчас и хотел воспользоваться. - Ну, что ж, выбор твой Зена - в руке Ареса появился свиток - Думаю ты знаешь, что это.... Воительница слегка прищурила глаза, дааа, она узнала этот свиток, тот самый который она подписала не так давно, тот , где завещала свою душу Аресу, но лишь в будущей жизни. - Я готова рискнуть - улыбаясь ответила она. Арес посмотрел на брата, с некой искоркой в глазах, затем вновь на Зену. - Это еще не конец - после этих слов, он исчез в голубом сиянии. Армия, а точнее то, что от нее осталось медленно стала расходиться, понимая, что оба командира оставили их. Небольшая пауза повисла в воздухе. Конечно, Зене было, что сказать, но сейчас со словами был явный напряг. Она в очередной раз взглянула на Геракла. Вот он, тот кто смог завоевать ее сердце при помощи добра а не ярости и злости. Отец ее дочери, человек сумевший вернуть сознание, женщине способной окунуться во тьму. Зена слегка приоткрыла рот, однако слова так и не сорвались с губ.

Геракл: После своих слов, Геракл смотрел на Зену, прямо в глаза воительницы, ожидая её ответа. Но она молчала, а взгляд был по-прежнему холодным и яростным, но от Геракла не укрылось то, что Зена задумалась и на самом деле она его выслушала, и возможно, думала над его совами. По крайней мере, ему этого очень хотелось. Геракл смотрел на любимую женщину, чьим сердцем завладела злоба, уверенный в том, что не отступит, пока не вернёт её обратно, ту прежнюю Зену, которую любит мир. Ту Зену, которая нужна их дочери, малышке, что сейчас на попечении у сиделки. Все это время, Геракл видел, как иногда менялось лицо Зены, но тем ни менее его не покидала мысль, что королева воинов кого-то слушает, не его, ведь он сейчас молчал, а кого-то другого, так, как человек может слушать свой внутренний голос. Но ответа не последовало, ничего. Зена молчала, но вдруг в стороне что-то стало происходить, Геракл так увлекся Зеной, что совершенно забыл о друзьях, которые продолжали сражение с воинами из армии Зены. Но метнул кинжал в неё, явно не её подопечный. И Габриель удалось предотвратить убийство, как раз в этот момент что-то изменилось. Что-то изменилось в самой Зене, она словно пришла в себя, глаза её наполнились глубоким смыслом, сожалением, а главное искренним пониманием. Увидев в ней все это, Гераклу хотелось улыбнуться, но пока он сохранял серьезность на лице, только расслабился, не было больше напряжения. Он проследил взглядом за Габриель все ли с ней в порядке, возле светловолосой воительницы оказался Стейн, и тогда Геракл понял, что она в надёжных руках. Во время боя плечо к плечу, Геракл заметил, насколько Стейн умел, и знал, что он сможет защитить не только себя, но и Габриель и Вулфи вместе взятых, теперь Зена. После подобного происшествия, что лучше отрезвило её ум, нежели слова Геракла, они смотрели друг на друга, некоторое время, испытывающее, возможно это даже для обоих было мучительно. Зена не знала, что сказать, а Геракл лишь ждал, но он итак видел, что в ней что-то изменилось, встало на место, что та недостающая часть, вернулась обратно к ней и вплелась воедино. Теперь Зена, такая, как обычно, такая, как всегда. Она вернулась. Впрочем это доказал не только её взгляд но и то, что она в первую очередь прикрыла Геракла. На него сзади хотел напасть воин, но Зена того обезвредила, а если сказать серьезней, то убила. Геракл нахмурился, он знал, что за ним наступают, мог бы просто одной рукой нанести противнику удар, который мало того, что обезоружит его, так и отправит в долгий нокаут, но у Зены другие методы. Немного расслабившись, Геракл кивнул головой, и едва заметно усмехнулся Зене в знак благодарности. Она же решила больше не ждать и остановила бой, приказала воинам отступать. Теперь, казалось бы всё закончено, Геракл оглянулся на друзей, всё ли с ними в порядке, ну и заодно удостовериться, что в армии Зены послушные воины. Геракл одобрительно посмотрел на Зену, и хотел с ней снова поговорить, ведь она просила простить её. Конечно, конечно Геракл простит, мало того, ей даже не стоит просить прощения, он знал, что она не изменилась, что это всё издержки обстоятельств, он знал, что она вернется. Геракл теперь решил проследовать к друзьям, он подошёл к Стейну и Габриель нашёл взглядом Вулфи, и поблагодарил их за помощь, затем улыбнулся подруге королевы воинов. - Ты как? – спросил Геракл, и когда понял, что Габриель совершенно не нравится роль искалеченной девушки, о которой все беспокоятся, он посмотрел на Стейна и в знак благодарности пожал ему руку. – Благодарю тебя. Ты отлично держался, не каждый выстоит против такой армии. Геракл хотел еще что-то сказать, но в буквальном смысле услышал появление бога, да и вспышка света мелькнула у него перед глазами. Он повернул голову в сторону Зены и увидел рядом с ней Ареса, тот что-то ей доказывал, активно говорил. Геракл нахмурился, поджал губы, отпустил руку Стейна и направился в сторону Зены. Геракл направлялся в сторону Зены стремительным шагом, и издалека увидел, как в руках Ареса появился некий свиток, который он с довольной улыбкой показал Зене. Геракл смерил всю картину недовольным взглядом, и уже практически подошёл к брату и Зене, как Арес, с довольной ухмылкой, глянув на Зену, затем на Геракла – исчез. Им представится возможность поговорить, позже, да и Арес явно не был расположен вести беседы с Гераклом, раз так явно и быстро решил покинуть поле боя, но его самоуверенная улыбка, почему-то заставила Геракла обратить внимание на то, что он демонстрировал Зене только что. Геракл же посмотрел на Зену серьезным взглядом, и спросил. - Зена, что за свиток он держал в руках?

Дирси: Дирси была очень рада, что смогла исполнить просьбу Габриель, и людей она освободила очень удачно, только увлеклась тем, что, засмотрелась на то, как они бегут. Несколько умиленно, мечтательно. Эх, а ведь это же она освободила их, конечно же, не без помощи героев, но все-таки пока они там дрались. Она сделала самую практичную часть задания, освободила пленников. А как она к ним пробиралась, да, это же стоило видеть, и да, ей пришлось кое кого ударить, и не одного, что бы добраться до них. Но теперь Дирси, сложив ручки вместе, хмыкнула, и обратила свой взгляд туда, где сражение все еще продолжалось. Принцесса решила отойти подальше, она сделала несколько шагов назад, ближе к широкому дереву. Что бы спрятаться там. Что собственного она и сделала, она присела, у дерева, подложила руку под щеку и надулась. Дело в том, что принцесса вспомнила о том, что оставила все свитки в горящем сарае, обычное дело, что там с ними случилось. Люди были на свободе, теперь не о ком было волноваться. - Эх. Вздохнула Дирси. - Там были все мои достижения. Адвокат на некоторое время задумалась. Что она будет делать дальше? Заново зарабатывать себе репутацию? Конечно, нет, кто заново построит свою жизнь, когда всё уже построено. Ей просто нужно будет отправиться обратно в Афины, что бы Афинский судья написал бумажку о том, что она такая, её там знают, много громких дел она выиграла. И дела с Гераклом входили в этот не маленький списочек. Но что поделаешь, всё утрачено, ей нужно было только одно, бумажечка. Которая подтвердит то, что она адвокат. Девушка выглянула из-за дерева и посмотрела на всё еще горящий сарай, точнее практически догорающий. «Печально. Ну да ладно. Это еще не конец жизни. Дирси, выглянула теперь в другую сторону, как только услышала приказ Зены, что бы воины прекратили. Но взгляду адвоката попалась Габриель и Стейн, что пытался помочь девушке прийти в чувства. Адвокат быстро подскочила на ноги, и помчалась через поле битвы, к Габриель, но Дирси зацепилась об копьё. И упала на землю. Девушка сбила коленку, под своими зелеными колготками, она явно это почувствовала. Но тем ни менее она встала, отряхнулась, посмотрела по сторонам, повсюду были растерянные воины, которые не знали, что им делать, и не успела Дирси обраться до Габриель, как уже обнаружила там Геракла и всех остальных. Дирси немного успокоилась, напряглась, даже. Она растерянными глазами посмотрела на всех, а потом спросила. - Что с ней? Могу я чем-то помочь?

Габриель: Почему вы все пишете, что Стейн подоспел мне на помощь и помог? Такого не написано у него в посте. Он лишь пытался до меня добежать, но дорогу ему перегородили воины. Стейн не видит меня, поэтому и ждет отклика. Габриель перекатилась в сторону и тут же, оказавшись на боку, повернула голову, увидев, как острое лезвие меча вонзается в землю. Глаза белокурой девы округлились от ужаса и некоторое время, она была просто парализована от шока. Странно, раньше ничего подобного с ней не случалось, обычно ее реакция была быстра, как и мысли. Но сейчас волнение за подругу выбило писательницу из колеи. Она даже и не догадывалась, как двое ее верных друзей кинулись ей на помощь, как только Габриель повалилась на землю. Однако ни одному из них не дозволили приблизиться к барду. Стейн и Вулфи с трудом одолели противников, но жестоко за это поплатились новыми ранами. Если бы сказительница это видела и знала, она бы во всем обвинила себя. Вот только сейчас у нее было дело поважнее. Перевернувшись на спину, девушка со всей силы ударила ногой по коленной чашечке противника, что пытался вытащить меч из земли. Воин почувствовал такую адскую боль, что выпустил из ладоней рукоятку и, схватившись за колено, повалился на спину. Габриель тут же вскочила на ноги и, обернувшись, увидела, дерущегося неподалеку Стейна. Он позвал девушку по имени, однако та не успела ответить, так как на нее уже напали. Сказительница яростно отбивалась, при этом взглядом уцепившись за Зену, которая почему-то не спешила спасать свою подругу. Видимо в ней еще не пробудилось чувство любви и дружбы. Было немного обидно, но на это не было времени. Отбившись от напавшего воина, бард снова обернулась и, найдя взглядом Стейна, прокричала ему: -Всё в порядке! Ужас охватил Габриель, когда она увидела Стейна всего в крови. На подбородке у него была рана, из которой сочилась кровь. На руках и ногах тоже были неглубокие порезы, однако больше всего девушку волновало то, что вся рубашка Стейна пропиталась теплой алой жидкостью. Сказительница не догадалась, что возможно кровь и не его, ее тут же охватили страшные мысли. Она всё же нашла в себе силы отвести взгляд, так как нужно было прекратить это бесполезное кровопролитие, но не знала как. Был один и единственный вариант, вот только пока он не работал. Зена всё еще была потеряна. Геракл пытался исправить ситуацию, но узнать, получается ли у него, девушка не могла. Взгляд зелено-голубых глаз наткнулся на Вулфи, отчаянно сражавшуюся с солдатами Ареса. Видимо, она тоже пыталась кинуться на помощь Габи, когда та попала в беду, но воины остановили наемницу. И через пару секунд бард вновь испытала чувство ужаса, когда увидела, как Вулфи схватили за горло и прижали к стене. «Нет, нет!!! Это нужно прекратить!!! Слишком многие погибнут из-за...» - панический взгляд, резко превратившийся в поникший, перевелся на высокую фигуру, в которой и заключался ответ. Конечно, Габриель понимала, что всё, что сейчас происходит это вина Ареса, однако почему-то была злость и на Зену. Видимо потому, что слишком долго приходилось уговаривать ее заглянуть в свое сердце, чтобы понять, кто она на самом деле. Сама сказительница могла погибнуть, а лучшая подруга даже не двинулась в ее сторону. Хотя сама бард уже практически горы свернула ради спасения королевы воинов. Так стоила ли игра свеч? Могли погибнуть невинные жители деревни, могли погибнуть Вулфи, Стейн и Дирси, даже ее собственное сердце могло бы уже не биться... и всё это ради одного человека, который не желал возвращаться. Наверно Габриель просто уже потеряла надежду. Слава богам, ее пока не терял Геракл. Сын Зевса продолжал действовать на Зену, и сказительница молила, чтобы у него всё получилось. Внезапно на барда напали со спины, но почему-то не стали убивать сразу. Может, не было оружия под рукой или еще что, в любом случае, девушку так сильно захватили за шею, что она буквально была парализована. Вцепившись пальцами в руку противника, Габриель пыталась выбраться, но у нее ничего не получалось. Она пыталась хватать воздух губами, но горло было слишком пережато. Лицо девушки покраснело, а взгляд зелено-голубых глаз устремился на женщину, ради которой жила Габи. Зена... Сказительнице, казалось, что она смотрит на подругу в последний раз. Последняя, хрупкая надежда на возвращение Зены рухнула и разбилась, когда воительница, схватив меч, резким движением сделала выпад в сторону Геракла. Но через мгновенье надежда возродилась, как феникс из пепла. Королева воинов пыталась убить не полубога, а солдата, что решил атаковать сына Зевса со спины. «Она вернулась?» - совершенно забыв о кислороде, подумала Габриель, у которой от одной такой мысли, словно появилось второе дыхание. Внезапно всё резко завершилось... Бой, кровопролитие, ненужные смерти и насилие... Взгляды всех присутствующих обратились на предводительницу смертоносной армии. А Зена громким голосом объявила, что бой окончен и если кто-то хочет отправиться следом за другом, то она не против. В ту же секунду Габриель почувствовала, как хватка воина, что держал ее, ослабла, и она смогла свободно сделать глоток воздуха. Улыбка разлилась на ее уставшем и измученно лице, а глаза загорелись неописуемым счастьем. Освобожденная сказительница тут же обернулась, чтобы убедится, что Вулфи отпущена, а Стейна больше не атакуют. Оба воина стояли настороженно, они были удивленны внезапным отступлением и тоже смотрели на Зену. Все были парализованы случившимся. Лишь Геракл, поняв, что его любимая вновь стала прежней, решил проверить друзей. Он подошел к Габриель и, поблагодарив за помощь, улыбнулся и спросил как она. Сказительница растерялась и не сразу поняла, что от нее хочет полубог. А затем улыбнулась в ответ и прошептала охрипшим голосом: -Нет, Геракл, спасибо тебе. Без тебя она бы не вернулась... Ты настоящий лев! Может быть, сын Зевса и не понял, что имела в виду бард под этими словами, главное, что она понимала, о чем говорит. Геракл действительно оказался тем львом, который может остановить другого льва. Казалось, теперь всё будет хорошо, однако пока не наступил занавес, на сцену решил выйти главный актер. Арес появился без опаски, его план был провален и он уже не скрывался. Увидев его, Габриель дернулась в сторону Зены, но ее опередил Геракл, и девушка решила остаться в стороне. Брат с братом, такие разные и совершенно не похожие, смогут договориться лучше, чем, если в это дело влезет сказительница. Девушка не слышала, о чем говорят, бог войны и королева воинов, однако Геракл так и не успел вмешаться. Арес, показав какой-то свиток Зене, исчез. Габи знала, что это за пергамент. Это договор о душе, которая принадлежит Аресу. Блондинка мотнула головой, чувствуя, как сердце сжимается от боли. Арес напоминал не бога войны, а собирателя душ. У него душа Вулфи, в следующей жизни будет и душа Зены. Всё же Арес не остался в проигравших, у него были достаточно сильные и весомые козыри в рукавах. Геракл и Зена теперь стояли друг напротив друга и видимо хотели о чем-то поговорить. Им многое нужно было сказать друг другу, и Габриель не хотела бы им мешать, однако ее душа так и рвалась к подруге. Едва себя сдерживая, бард закусила губу и тут же услышала знакомый голос Дирси. Девушка повернулась и слегка удивленно посмотрела на адвоката, про которого во время всей этой потасовки забыла. Однако сейчас Габи была несказанно рада, что девушка жива и смогла выполнить поручение сказительницы, освободить людей. Блондинка обняла Дирси за плечи и, улыбнувшись, проговорила: -Теперь с ней всё в порядке. Она вернулась... Ты сделала всё, как надо, Дирси. Спасибо тебе... Габриель повернула голову и счастливо улыбнулась Вулфи и Стейну. Она была действительно счастлива. Всё закончилось, всё позади. Этот счастливый момент дорого им стоил, но всё же это того стоило. Сказительница повернула голову и посмотрела на Зену. Ее подруга и отважный борец за добро вернулась! Не совладав со своим порывом, Габриель сорвалась с места и что было сил, побежала к Зене. Она понимала, что сейчас лучше оставить Геракла и воительницу наедине, но ее собственные чувства лились уже через край. Подбежав к королеве воинов, сказительница крепко обняла подругу, сжав ее так, что было сложно дышать, и просто уткнулась носом в ее шелковистые волосы. Габриель на мгновенье прикрыла глаза и по щеке покатилась слеза радости. Она знала, что Зена никогда не любила проявлять свои чувства и демонстрировать их на виду у всех, она всегда доказывала свою любовь поступками, однако сейчас барда даже это не тревожило. Подруга вернулась, и обнимать ее было огромным, неописуемым счастьем...

Стейн: -Всё в порядке! Стейн услышал голос Габриэль, прорывающийся сквозь лязг оружия и крики боли людей, падающих на землю поверженными. Тяжело дыша он обернулся в строну светловолосой сказительницы, пытаясь прогнать размытость происходящего, то и дело накрывающую его глаза. На несколько мгновений их взгляды встретились и северянин кое-как выдавил из себя подобие улыбки, давая понять, что всё в порядке. То беспокойство, что было во взгляде девушки отозвалось в нём самом лёгким всплеском радости, однако он быстро заглушил это чувство, напоминая себе о том, где они все сейчас находятся. В следующую секунду он развернулся, следуя своим взглядом за взглядом Габриэль, теперь наполнившимся абсолютным ужасом. В чём дело? Впрочем, на осознание проблемы ему понадобилось не так много времени. Все вопросы закончились в тот момент, когда мужчина увидел Вулфи, теперь оттеснённую к стене и, судя по всему с трудом сохраняющую не то, что равновесие, но даже сознание. Её оборонительные удары становились более слабыми, проделываемые, словно с неохотой, свойственной уставшему телу. И, даже не смотря на состояние девушки, в её сторону спешила ещё пара воинов. Проклятье, нужно помочь ей. Он хотел обернуться на барда ещё раз, видимо, чтобы дать ей понять, что он отправляется за Вулфи. Вот только обзор оказался перекрыт кем-то, чьего лица воин так и не успел рассмотреть. Удар по правому виску послал его на землю, невольно заставляя вдохнуть порядочное количество сыпучего песка. Закашляв, северянин повернулся на бок, незамедлительно получая болезненный удар по рёбрам, который, между тем, вернул его в чувства, заставляя не разлёживаться на земле, а продолжать борьбу за сохранение себе жизни. Его меч, всё ещё не отпущенный и плотно сжатый в руке, плашмя опустился на вторую ладонь, отгораживая верхнюю часть тела от удара, обещавшего стать решающим. Кажется, не успело пройти и мгновение, прежде, чем лезвие противника обрушилось на его собственный меч, посылая по в миг напрягшимся рукам напряженную судорогу. Стейн шумно выдохнул, стиснул зубы и нервно раздвинул пальцы, стараясь раскрыть ладонь, на которой лежало лезвие, теперь ощутимо врезающееся в кожу и больно разрезающее её. Но, неудавшаяся атака противника, даже не смотря на то, что она оказалась болезненной, дала Стейну время на то, чтобы вернуть инициативу в свои руки. Его нога встретила пах воина, заставляя того согнуться и выронить меч, со скрежетом черкнувший по мечу северянина, а затем упавший ему на грудь, в этот раз не раня, просто ощущаясь лёгким давлением на теле. Руки мужчины, ослабленные недавним, почти невыносимым по ощущениям давлением, безвольно рухнули по бокам от его тела, словно не желая когда-либо ещё вновь двигаться. Однако воин заставил себя приподняться, а потом и совсем встать на ноги, с презрением глядя на мужчину, валяющегося на земле, с поджатыми под себя ногами и руками, обхватившими повреждённое достоинство. Он представлял сейчас собой жалкое зрелище, однако Стейна этот факт, в данный момент не останавливал. Мужчина крутанул меч в руке и сделал шаг к противнику, лежащему на земле. - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... Стейн в удивлении замер на месте, рука, уже начавшая пониматься вверх, вяло опустилась, а взгляд обратился в сторону Королевы воинов, не упуская из виду того, что все вокруг него, в таком же удивлении, замерли на своих местах. Закончен? Мозг словно бы расслабился, и волна адреналина, секунду назад поднимающаяся в нём всё выше и, видимо, готовая опять метнуть мужчину в гущу событий, теперь разбилась о слова Зены. Сразу заныло под рёбрами и закружилась голова, напомнил о себе пощипыванием порез руки, уже обожжённой прежде в том разваливающемся зале суда. Но всё бы могло быть хуже, верно? Рука машинально опустила меч обратно в ножны, а сам воин поплёлся в сторону, откуда донёсся голос и, где, на пол пути к Королеве воинов, стояла сказительница. Ладонь прижалась к виску, пульсирующему лёгкой болью, от которой начинала кружиться голова. Руку смочила тёплая жидкость, кровь всё ещё немного идущая из раны, а северянин, чей взгляд скользнул вниз, раздражённо цокнул языком, замечая, что его рубашка залита большим количеством крови, принадлежащей, по-видимому, тому убитому воину, успевшему недавно на нём поваляться. Впрочем, ему рассеянно подумалось о том, что зашивать её практически не придётся. Штопанная-перештопанная, эта рубашка была ему слишком дорога, чтобы её выкидывать; луче несколько часов потратить на приведение её в божеский вид, чем избавиться от одного из напоминаний о родных землях. За этими мыслями, явно не подходящими для всего происходящего, он не сразу понял, что уже почти поравнялся к Габриэль и теперь оказался почти лицом к лицу с подошедшим Гераклом. Пришлось чуть встряхнуть головой, чтобы вернуться к реальности. – Благодарю тебя. Ты отлично держался, не каждый выстоит против такой армии. Стейн лишь слабо усмехнулся, негромко отвечая: - Будем надеяться, что подобное повторится ещё не скоро. Затем грек опять куда-то направился, мужчина же обернулся к другой говорящей, к Дирси, вновь подоспевшей к ним. Адвокат была жива и, кажется, даже цела и невредима. Во всяком случае, северянин очень на это надеялся, потому как на Габриэль, Вулфи и нём самом ранений хватило бы на добрый десяток человек. Ещё несколько мгновений глядя на то, как бард ободряюще обнимает девушку, Стейн чуть нахмурился, оборачиваясь. Но Вулфи уже тоже была здесь, хотя, как и все прежде сражающиеся, выглядела не лучшим образом. - Ты в порядке? – негромко поинтересовался северянин, с лёгким беспокойством глядя на наёмницу. Внимание привлёк голубоватый всплеск в стороне и, обратив взгляд туда, мужчина увидел бога Войны, теперь говорившего о чём-то с Зеной. Слов их он не слышал но и, признаться честно, сейчас его это мало волновало. Главное из того, что должно было свершиться – свершилась. Об остальном же у них ещё будет время подумать. Солдаты начали расходиться и северянин лишь молча глядел на спины тех, с кем ещё недавно им приходилось сражаться.

blackwolfy: Вулфи уже даже не отбивала удары, а просто пыталась от них уворачиваться. Впрочем это напоминало скорее волка загнанного в ловушку, который вертелся из стороны в сторону, не трогая гончих псов, но и не давая себя покусать. Правда затем он наносил ответный удар. Так и наемница неожиданно собрав все оставшиеся силы накинулась на одного из воинов Ареса, буквально припечатав его катаной и своим весом к земле. Правда больше сделать ей не удалось, так как вражеский сапог уже врезался ей в ребра, раздался свист меча и... - Бой закончен ! Если кто-то хочет отправится в след за другом, милости просим... Клинок застыл прямо у ее горла, воин посмотрел на своего командира, затем на Вулфи, в глазах его горела ненависть к ней, но все же оставив ей на память небольшую царапину на горле и попутно пнув еще раз сапогом, мужчина убрал меч и побрел куда подальше от дикой наемной убийцы. Девушка же, ничего не понимая, пошатываясь встала на ноги, при этом оперевшись о все еще торчащую из трупа неподалеку катану. Она вырвала свой клинок, при этом чуть не упав, но все же постаралась собраться с мыслями и направиться прямо к тому месту, где стояли ее знакомые. Мир плыл перед глазами и единственным, что она хотела в этой жизни было упасть на землю и так и остаться лежать на ней. Но она все же решила оставить это на потом, не пристало портить Габриэль и Гераклу праздник, ведь Зена судя по всему пришла в себя и Арес больше не имел над ней власти. Поэтому она не подавала виду, что еще чуть чуть и свалится с ног и лишь ответила улыбкой в ответ на ободряющую улыбку барда. Стен что-то у нее спросил, но наемница толком и не расслышала из-за бешеного стука собственного сердца, который отдавался у нее в голове. И все же исходя из ситуации, примерный вопрос его был понятен. -В порядке..я в порядке, - хрипло и не очень уж убедительно ответила она, но все же понадеялась на то, что северянин не станет донимать ее расспросами. Внезапно блеснувший синий огонек заставил ее встрепенуться и кажется даже предал ей сил. Она с вызовом посмотрела на бога войны и наверное если бы не ранения, то накинулась бы на него, однако Аресу конечно же не было до нее дела. Она явно видела, что он что-то показывал Зене, только вот знать бы что.. Впрочем, пока что ей наверное все же следовало забыть о боге войны и радоваться тому, что по крайней мере сейчас она жива. -Хоть и в любой момент готова потерять сознание, - усмехнувшись, подумала про себя наемница, лениво опираясь на собственное оружие и явно не горя желанием двигаться в каком-либо направлении.

Зена: Арес исчез в очередной раз оставив за собой козырь, способный в будущем повлиять на Зену. Королева воинов лишь разочарованно мотнула головой, отмечая "Он никогда не изменится"...На секунду повисла глухая тишина, а ее глаза смотрели то в сторону Габриель и ее друзей, и лишь изредка на Геракла, пока он не задал свой вопрос. Женщина молча уставилась на героя Греции. - Зена, что за свиток он держал в руках? Его серьезный взгляд говорил о том, что мужчина хочет услышать правду на конкретно заданный вопрос, вот только ответ пришлось задержать ибо ее отвлекла Габриель, что так быстро оказалась возле воительницы. Теплые и ставшими родными руки девушки, обняли Зену, а затем блондинка зарылась носом в ее волосы. Королева воинов в ответ обняла сказительницу. Зена понимала, что едва не совершила самую большую глупость в своей жизни, а потому крепкие дружеские объятия, заставили ее глаза немного мерцать, точнее слезинки в глазах, что просто не позволили себе скатиться по щекам. Она осторожно коснулась руками лица барда, вытирая большими пальцами слезы с ее глаз. - Прости... - тихо сказала она, после чего слегка улыбнулась, и вновь обняла девушку. Сейчас слова были лишними, эмоции брали свое, а учитывая все сложившиеся обстоятельства, королеве воинов было трудно совладать с собственным я, рвавшимся наружу. Руки крепко обнимали Габриель, а глаза немного растерянно смотрели на Геракла. - Что ему сказать ... - в голове продолжал крутиться вопрос, который герой задал несколько секунд назад. Зена еще какое-то время обдумывала свой ответ. Несколько раз она уводила взгляд, убеждалась в том, что ее друзья целы и невредимы....И только после того, как закончила поголовно рассматривать всех членов "союза спасателей" решилась на короткий но честный ответ. - Договор на мою душу.... - на выдохе произнесла она - Геракл, давай оставим этот разговор на потом, думаю сейчас всем нам, нужно немного отдохнуть и привести мысли в порядок.... - не смотря на то, что воительница по прежнему испытывала самые теплые и нежные чувства к сыну Зевса, в душе все же остался осадок, который говорил ей о том, что сердце данного мужчины уже принадлежит другой женщине, а именно той самой Миднайт с которой довелось познакомиться незадолго до случившегося. Как бы то ни было, Аресу удалось посеять в душе королевы воинов сомнения относительно того, нужна ли она Гераклу сейчас, тем более после того, как она позволила себе заглянуть в самую бездну тьмы. Воительница понимала, что ее ждет разговор с Гераклом в ходе которого все еще может измениться....но сомнения, которые посеял бог войны были вполне оправданными...по крайней мере ей так казалось на тот момент. Неподалеку находились Стейн, Вулфи и до сих пор не знакомая ей девушка, которые так же устали от долгой битвы, и нуждаются в отдыхе, как моральном так и физическом. А отдохнуть здесь можно было в таверне, тем более, что жителям Серении больше ничего не грозило, и город довольно быстро вернулся к жизни. - Здесь в таверне готовят чудные плюшки - с улыбкой произнесла она, игриво потрепав подругу за плечо. Она прекрасно понимала, что напряженная атмосфера требовала небольшой разрядки.

Геракл: Геракл был рад, что все разрешилось, что бессмысленная борьба закончилась. Главное, что никто не пострадал, из невинных людей никто, тех, кто был в заложниках, благодаря Габриель и Дирси, освободили, они посодействовали этому, а остальные были выведены из деревни еще до начала самой битвы. Зена вернулась, огорчало лишь то, что она то туда, то сюда. Добрая, но затем ею завладевает тьма, затем она возвращается обратно – это словно некий замкнутый круг, без начала и конца, но лучше было бы на нём остановиться, найти какую-то точку и стать на ней стабильно, и непреклонно, что бы никто не мог повлиять ни на сознание, ни на миро зрение и самое главное – душу. Некоторое время Геракл смотрел на Зену, спокойно, ожидая её ответа, он заметил некую растерянность во взгляде королевы воинов, она, словно искала, что ему сказать. Ну да, ведь вышло как-то так, что её душа оказалась у Ареса, явное дело, что обмануть Зену ему было бы сложно, но возможно, именно этим обманом он и заполучил душу Зены. Но не стоило сомневаться, Геракл поймёт, обязательно поймёт и выслушает, а главное поможет в любом случае. Его сердце принадлежало только одной женщине, и ею была Зена, не Миднайт, именно Зена. Гераклу до сих пор не было известно, каким образом Аресу удалось прикрыть рассудок воительницы, но вероятней всего вскоре Геракл узнает. Но тогда он был с Миднайт, только ради благодарности ей, ведь если бы не она, его бы дочь умерла. Да, у него были какие-то чувства к нимфе, она, несомненно, нравилась ему, но эти чувства слабее, чем любовь. Притяжение, которое он испытывал к Зене нельзя сравнить ни с какими нравом. Но всё это позже, сейчас, главное, что всё закончилось и гораздо успешно. Геракл и Зена смотрели друг другу в глаза, но это переглядывание прервала Габриель, счастливая подруга королевы воинов крепко обняла её, и Геракл улыбнулся. Дружба – это самое большое, грандиозное и лучшее, что может подарить тебе жизнь. Он не стал мешать подругам, и выпытывать у Зены то, что до сих пор, как неким острием лезвия застряло у него в голове, но самостоятельно он пока не торопился перебирать, какие-либо варианты, если Зена захочет, она расскажет. Хотя чаще всего, Зена не решалась принимать помощь Геракла, отталкивая его, уверенная в том, что она сама справиться. Но в этот раз не стоило, они оба сильны, оба разумны, и если будут действовать сообща, то явно быстрее решат проблему, нежели Зена постарается сделать это в одиночку. Договор на её душу, можно было заметить, как Геракл вмиг посерьезнел в этот момент, достаточно сильно заметно, а внутри всё, словно похолодело. Хоть Зена и не была его женой, но она была матерью его ребёнка, кстати, что тоже на взгляд Геракла, было не правильно. Он должен жениться на ней, он хотел этого, потому что даже то, что сейчас Сара под присмотром нянек его не радовало. У ребёнка должен быть отец и мать. Геракл знал, как тяжело дитю без родителей, прекрасно зная, что они есть, да только заняты вечно другим. Геракл не хотел быть для своих детей, а в данном случае для своей дочери, таким отцом, каким для него был Зевс, вечно в делах, и нет у него времени на собственного ребёнка. Геракл зарекся для себя, давно еще до женитьбы на Деянире, что он не будет таким отцом, и пытался всегда пытался быть подольше дома, но иногда Деянира переубеждала его всё же идти, и отправляться на помощь людям. Но захочет ли Зена такую семью, которую хочет Геракл, вот в чём вопрос. Геракл согласно кивнул, добродушно улыбнулся и сказал: - Да, сейчас это действительно будет лишним, пойдём, - сказал Геракл, и притронулся к локтю своей возлюбленной, слегка увлекая её за собой. Когда они втроём, он, Габриель и Зена подошли к остальным, Геракл еще раз оценил состояние всех. Стейн был ранен, и Вулфи выглядела как-то не важно, Геракл положил руки на пояс, и слегка нахмурился, потому что вопреки тому, что сказала Вулфи, ему показалось, что ей не здоровиться, и не в таком уже она порядке. Геракл подошёл ближе к девушке, и как раз в этот момент, ноги её подкосились, и кажется, пришло то самое время, когда она уже истратила все свои последние силы. Вулфи упала в обморок, но Геракл тут же подхватил её, затем посмотрел на Зену, и остальных. – Боюсь, плюшки нам никто не приготовит, город опустевший, мы вывели всех. Нужно отправить кого-то в лес, что бы вернуть людей обратно в свои дома. А мы пока можем устроиться в местном трактире, думаю, там уж точно постоянных жителей нет. Геракл сделал паузу и пробежался по всем глазами, кого бы отправить за людьми, Стейн был ранен, поэтому его не стоило, Вулфи без сознания у Геракла на руках, поэтому о ней он даже и не думал, Габриель, нет, ей нужно побыть с Зеной, осталась Дирси. Геракл остановил на ней свой взгляд. - Дирси, сообщи людям радостную новость, что их город в целости и сохранности, за исключением амбара, и они могут вернуться домой, - сказал Геракл, а затем отправился в сторону местного трактира, где можно было остановиться, что бы каждый набрался новых сил, и можно было оказать помощь Вулфи и Стейну.

Габриель: Когда ты обнимаешь подругу, которую тебе, казалось бы, ты потеряла навсегда, мир на секунды перестает существовать. Вы обе переноситесь в какую-то другую вселенную, где нет никого кроме вас двоих. Как жаль, что на это неземное чудо дается так мало времени. Габриель отказывалась отпускать Зену из объятий, тем более что та тоже обняла блондинку, но всё же надо было отстранится, иначе бард бы просто удушила свою лучшую подругу. Сказительница несмело приоткрыла глаза и посмотрела на свою бесстрашную и смелую королеву воинов. Ее глаза сверкали от слез, но ни одна из них не посмела скатиться по щекам. Теплые и слегка шершавые руки Зены обхватили лицо Габриель, заботливо стирая пальцами слезы, а губы едва слышно прошептали одно единственное слово… Прости… И вновь крепкие объятия, которые говорят лучше всяких слов. Сказительница прикрыла глаза, зарываясь лицом в темные волосы подруги, и на ушко прошептала ей в ответ, слова полные счастья и упрека. -Больше я никуда тебя не отпущу! Слышишь? Никуда! Никогда… Почувствовав, что Зена слегка напряглась, Габриель догадалась, что ее подруга смотрит на Геракла, который стоял за спиной сказительницы. Нужно было отступать, она итак нагло влезла в их начавшийся разговор и прервала его нахлынувшими эмоциями. Теперь же им нужно поговорить, однако даже мягкое отстранение от Зены не сделало барда менее радостной от того, что всё закончилось и теперь лучшая подруга снова прежняя. Габриель обернулась со счастливой улыбкой на губах, вытирая влажные от слез щеки. Ее лучистый взгляд пробежался по лицам тех, кто бился с ней в бою плечом к плечу, кто помогал ей вернуть Зену. Однако счастье померкло, а улыбка быстро спала с уст, как только реальность вновь окунула девушку с головой. Раны, порезы, кровь… Всё это страшный и неприятный отпечаток от жуткой битвы, которая, к счастью, завершена. Все ранены, никто не остался целым. Радует одно, для этой дружной команды обошлось без жертв. Однако всё равно, сказительница чувствовала, что за каждую царапинку, за каждую ранку и порез отвечает она. Ведь это она созвала всех спасти Зену, они лишь согласились… и пострадали… От ужаса охватившего Габриель отвлекла лучшая подруга игриво сообщив, что в таверне готовят чудные плюшки. Девушка постаралась радостно улыбнуться, но осадок всё равно отразился на ее лице. Геракл ласково коснулся локтя Зены и повлек ближе к остальным. Бард не осталась в стороне и тоже сделала несколько шагов. Внезапно Вульфи стало совсем не хорошо, и она стала оседать. Габи дернулась в ее сторону, но Геракл оказался шустрее и опередил сказительницу, взяв наемницу на руки. Полубог верно заметил, что сейчас город опустевший и никто им плюшки не приготовит. Надо бы сообщить жителям города, что их родное селение спасено и теперь всё будет в порядке. Отправить сообщить хорошую новость, было решено Дирси. Она вывела людей из деревни, ей и приводить, да и сама адвокат, кажется, не была против такого расклада дел. Габриель проводила взглядом удаляющуюся в лес девушку с башенками на голове, а затем последовала за остальными к трактиру. Всю дорогу она держала Зену под руку и посматривала на нее, словно не верила своим глазам, что теперь подруга рядом и никуда не денется. Когда же они оказалась в пустом трактире блондинка тут же захлопотала, пока все рассаживались за столом. Слава богам, Габриель от рождения была шустрой и сообразительной, поэтому очень скоро на столе стоял стакан воды для Вулфи и нюхательная соль. Бард открыла баночку и осторожно поднесла к носу наемницы, дабы та вдохнула и пришла в себя. Когда же волчица открыла глаза, сказительница радостно улыбнулась и провела той по щеке. -Ну как ты? Не волнуйся, скоро Дирси приведет жителей обратно и тебя обязательно осмотрит лекарь. С дрожью в голосе пообещала Габриель. Всё же она волновалась за наемницу. Та ей во всем помогала, защищала ее и успела стать очень близкой подругой. Не хотелось ее терять, да еще и так глупо. Вулфи сильная, она просто обязана выжить и с честью перенести это испытание. Дабы не мешать волчице приходить в себя, Габриель села на лавку рядом со Стейном и тут же повернулась к нему. Парень тоже выглядел плохо, будь на его месте девушка, она бы давно лежала рядом с Вулфи. -Тебе нужна помощь… С искренним волнением проговорила сказительница, осторожно касаясь пальцами виска Стейна. Как только он сморщился от боли, девушка одернула руку, словно ошпарилась кипятком. Закусив губу, она с минуту думала, а потом шустро скрылась на кухне. Вернулась блондинка с горячей водой и чистыми тряпками. Снова усевшись рядом со Стейном, Габи приняла что ни на есть упрямый и уверенный вид. -Не дергайся и не сопротивляйся! Попросила девушка, и, смочив чистую тряпку в воде, стала осторожно промывать его рану на голову.

Стейн: Признаться честно, теперь северянин с трудом уделял внимание происходящему вокруг. Одна рука доверительно покоилась на рукояти меча, опущенного в ножны, вторая слегка прижималась к телу, чуть выше живота, в то время как взгляд был старательно устремлен куда-то в сторону. Только для того, чтобы не расфокусироваться. И, чтобы не зацикливаться на треклятом стуке в голове, начинающимся в самом центре разбитого виска. Он, словно откуда-то издалека, слушал голоса своих спутников и их обсуждение того, что же делать дальше. Итак, Дирси была послана за людьми, чтобы сообщить им об окончании сражения, а они сами теперь направлялись в таверну, чтобы по возможности поесть и обработать раны. От первого Стейн пожалуй отказался бы, в силу того, что даже мысли о еде вызывали ощущение тошноты. Зато обработка ран точно бы не помешала. Момент с их путешествием до таверны оказался потерян в памяти, так что северянин обнаружил себя уже сидящим на скамье и крепко держащимся за неё здоровой рукой, теперь чуть побелевшей от напряжения. -Тебе нужна помощь… Вновь откуда-то издалека, словно бы приглушаемый шумом быстро текущей реки, донёсся чей-то приятный голос. Стейн, попытался ответить, но, до того, как нужные слова успели собраться вместе, раненого виска аккуратно коснулась рука и воин поморщился, тихо выдыхая воздух сквозь сжатые зубы. Однако болезненное прикосновение имело свою пользу: теперь северянина словно втянуло обратно в окружающий мир. Звуки вокруг прояснились, взгляд стал тоже чётче. Впрочем, от ощущения боли этого его не спасло ни капли. Глядя на всё через полу прикрытые глаза, Стейн наконец обернулся к обладательнице приятного голоса и внезапно, с лёгким удивлением понял, что это Габриэль. Он подумал, что будет правильно улыбнуться, однако это ему почему-то не удалось. Так что он просто молча уставился на девушку, которая спустя несколько секунд его стремительно покинула. Неужто я такой страшный? Его смешок обернулся в короткий кашель и, тихо охнув, мужчина посильнее прижал порезанную руку к груди, чувствуя болезненный отклик рёбер. Не хватало только, чтобы этот урод мне что-то сломал. Зена могла бы отдать свой приказ и на несколько секунд позже. Мне бы вполне хватило времени чтобы… -Не дергайся и не сопротивляйся! Стейн с удивлением взглянул на сказительницу, после чего перевёл взгляд на то, что она с собой принесла. Он чуть качнул головой, показывая, что он не согласен. - Нет, не надо, - его голос звучал спокойно и совсем негромко, - тебе тоже нужна помощь. Твои ноги, их нужно осмотреть. Со мной ничего серьёзного и это вполне может, - он выдохнул, с каким-то удивительным облегчением, когда мокрая тряпка коснулась виска, - подождать, - закончил он расслабившимся голосом. Рана на голове продолжала напомнить о себе, однако под заботливой обработкой Габриэль и тёплой водой на мягкой ткани, чувство боли притуплялось, замещаясь чем-то успокаивающим. Северянин невольно прикрыл глаза и, слегка усмехнувшись, в этот раз удачно, негромко спросил: - И что же, ты совмещаешь деятельность барда с лекарским мастерством?

blackwolfy: Она находилась в приятной и успокаивающей темноте, лишь издалека чувствовала звуки и чьи-то голоса. Но затем в ноздри ударил резкий запах нюхательной соли, кто-то как-будто рванул ее на свет и девушка наконец медленно открыла глаза. Вместе с сознанием вернулась боль в ранах и ломота во всем теле, но она плотно сжала челюсть, не давая этим неприятным чувствам взять верх над собой. Не хватало еще напугать этой мелочью Габриэль, сидящую рядом. Бард в свою очередь сказала о том, что скоро Вулфи осмотрит лекарь и спросила все ли в порядке. -В порядке, - прохрипела в ответ наемница, желая больше всего на свете сейчас стакана воды, который как не зря кстати оказался рядом, за что она тут же поблагодарила сказительницу. Когда бард отошла к Стейну, девушка наконец толком смогла осмотреть себя. Раны были относительно мелкие, но их было довольно много, да и раненое плечо жутко ныло. Девушка вздохнула, видимо эту ее руку прокляли сами судьбы, раз ей вечно не везло на ранения. В Аднесе это была стрела, теперь вот меч. Как бы ей вообще не отрубили невезучую конечность. Она притронулась к ране, поморщилась и решила все-таки дождаться наконец лекаря и просто воспользоваться тишиной, чтобы кое как отдохнуть и собраться с мыслями. Зена вернулась в прежнее состояние, Габриэль была относительно в порядке, не считая ранений полученных в битве и во время обвала потолка. А значит, наемница сделала свое дело и могла идти дальше. Она бросила беглый взгляд на барда, которая перевязывала раны Стейна. Вулфи уже успела привязаться к блондинке, хоть их совместное путешествие было ей поначалу в новинку, но быть рядом с кем-то и иметь возможность перекинутся парой слов - куда лучше, нежели путешествовать в гордом одиночестве. Когда-то у нее был такой спутник, но к сожалению их радикально разное отношение к жизни развело их и теперь она даже имени его старалась не вспоминать. А у Габриэль теперь вновь была Зена и наемнице ничего не оставалось делать, как после приведения себя в более менее нормальный порядок покинуть их честную компанию и начать поиски Ареса. -Но пока что, мне просто стоит отдохнуть, - вздохнула она, закрыв глаза, очень уж ей снова хотелось погрузиться в эту успокаивающую темноту, хоть и не надолго.

Зена: – Боюсь, плюшки нам никто не приготовит, город опустевший, мы вывели всех. Нужно отправить кого-то в лес, что бы вернуть людей обратно в свои дома. А мы пока можем устроиться в местном трактире, думаю, там уж точно постоянных жителей нет. Королева воинов изначально хоть и пришла в себя, остатки тумана все же еще бродили по ее сознанию, однако, стоило ей в очередной раз услышать голос Геракла, который говорил о жителях города, как улыбка тут же спала с ее лица, а взгляд стал серьезным и полностью ясным. К сожалению не всем удалось отделаться легкими ушибами и ссадинами , поэтому и радоваться особо было не чему. Дирси послали за жителями Серении, и девушка охотно согласилась вернуть их в теперь уже безопасный город. А вот Вулфи и Стейну, по всей видимости досталось больше всех. Наблюдение врача и спокойный отдых вот, то, что было необходимо всем участникам данного события. Когда компания переместилась в таверну, и хотя она была пуста, здесь все же оставался запах горожан. Несмотря на то, что Габриель тут же принялась ухаживать за раненными , друзьям все же стоило подняться наверх, потому, как и Стейну и Вулфи необходим был отдых. Поднявшись наверх, они заняли несколько комнат в одной из которых и разместили Вулфи и Стейна, за ними нужно было проследить и поухаживать, а в данной ситуации Зена чувствовала себя самой обязанной, потому и хотела помочь раненым. Но Габриель решила взять роль лекаря на себя, у барда всегда получилось лечить не только физические, но и духовные раны. Поэтому королеве воинов оставалось лишь наблюдать, как ее подруга бережно помогает друзьям. Вскоре в таверне появился местный лекарь, а за ним и все остальные. Дирси отлично и довольно быстро справилась со своим заданием. Вот только принцесса не вернулась вместе с жителями, а передала через них записку, в которой указала, что отправится на поиски Иолая, и пожелала всем удачи. Лекарь осмотрел раны Стейна и Вулфи, а после небольших манипуляций с лекарственными травами и пузырьками, дал обоим выпить настойку, что по мнению врача, вернет силы и поможет быстрому заживлению ран. Все это время Зена находилась в одной комнате с друзьями. Она облокотилась на подоконник внимательно наблюдая за действиями лекаря, которые иногда посматривал и на королеву воинов. Конечно, ее физическая форма всем своим видом говорила о том, что вскоре эта женщина должна стать матерью, но ведь это не дает право так на нее глазеть...! Даже если ты врач. Впрочем переборов в себе некое раздражение воительница успокоилась и тихо сказала. - Со мной все хорошо, вы лучше им помогите... После этих слов Зена молча вышла из комнаты и спустилась вниз. В таверне постепенно стал пребывать народ, кто-то боролся со стрессом распитием эля, другие просто пришли развеяться. Женщина села за самый дальний столик в углу, и облокотившись локтями о крышку стола, подперла подбородок руками, задумчиво уставившись в пустоту. На душе было так жутко, что хотелось провалиться сквозь землю. Как она могла так легко поддаться Аресу? Как не заметила, что исчез самоконтроль? И почему ему в очередной раз удалось так грамотно использовать ее чувства себе во благо?! Медленным жестом она переместила одну руку на лоб, а второй стала бездумно водить по столу. В этот момент ей поставили стакан с чистой водой. Голубые глаза королевы воинов грустно посмотрели на воду, а старик, что принес ее пожелал женщине всего самого наилучшего. - Что я наделала ... - только этот вопрос комом в горле стоял у нее. Оно и понятно, от ее руки едва не погиб целый город, а трактирщик приносит ей стакан воды и наилучшими пожеланиями. Разве это правильно ...? В любом случае Зена сейчас старалась разобраться во всем случившемся и понять в какой момент она потеряла контроль над ситуацией.

Геракл: Трактир находился не далеко от места пребывания героев, поэтому идти долго не пришлось. Когда Геракл обнаружил вывеску, он тут же вошёл внутрь, и долго не мешкаясь поднялся по ступеням наверх, толкнул ногой первую попавшуюся дверь, и занёс Вулфи в довольно просторную комнату, в которой могли без всяких проблем поместиться все участники компании. Геракл аккуратно положил Вулфи на кровать, и отошёл, дав полную свободу действий для Габриель. Здесь, скорее всего все владели медициной, потому что каждый воин должен знать, как излечить себя и боевого товарища, если того ранили в бою. Просто Габриель была инициативнее, и она бросилась помогать раненным Вулфи и Стейну первая, а Геракл и Зена решили ей не мешать. Зена стояла у окна, Геракл же стал у противоположной стены, оперся об неё спиной, скрестив руки на груди, и тихо и безмолвно смотрел то на то, как Габриель помогает друзьям, то в пол размышляя над тем, о чем ему с Зеной придется поговорить чуть погодя. Никуда не денешь то, что он видел, часть того, что услышал. Геракл украдкой посмотрел на королеву воинов, она была также задумчива, а её взгляд ясно говорил о раскаянии. И вот снова, словно некий замкнутый круг, человек, который открыт к добру, но иногда сходит с этого пути, вынужден снова осознавать то, что натворил. Но пока, очередное перевоплощение Зены, не принесло столько потерь, что бы начинать уже искренне ненавидеть себя. Стейн и Вулфи были ранены, и да, это было не хорошо, но, по крайней мере, люди целы, никто не пострадал, и всё в порядке. В этот раз Зена одумалась быстро, да и всему виной Арес, что как всегда умело нашептал воительнице на ухо что-то, что заставило вскипеть в её душе ненависти и гневу, пустым чувствам, что лишь убивают, но никак не дают жизнь. Однажды, он использовал отца Зены для этой цели, принял его образ, нашептывал ей гнев, и злость, таким образом хотел вернуть свою великую завоевательницу, в этот раз, что Арес использовал для того, что бы пробить броню в твердых моральных доспехах Зены, Геракл не знал. Геракл перевёл взгляд на Стейна, когда Габриель закончила с Вулфи, она стала заботливо обрабатывать раны Стейна. Геракл улыбнулся тому, как юный воин пытался сопротивляться, хотя Габриель предупредила этого не делать. - Стейн, лучше послушайся, и покорно предоставь себя умелым рукам Габриель, - с улыбкой заметил Геракл, затем посмотрел на Вулфи, взглядом спрашивая, всё ли с ней в порядке, но похоже, наёмница чувствовала себя уже лучше, и тут же сказала, что она в порядке. Геракл улыбнулся девушке, и перевёл свой взгляд на Зену. Его взгляд был нежным, хоть он слегка и нахмурился. Геракл скучал за ней. В какой-то момент он потерял женщину, которую любил, она умерла, оставив его на руках с маленькой дочерью, тяжело было осознавать всю тяжесть очередной потери и вот, исходя их слухов, он пошёл на поиски вновь ожившей любви. И теперь она здесь. Хоть Геракл и встретил Зену не в своём рассудке, хотя откровенно говоря, сначала он вообще встретил не Зену, лишь потом, но это не мешало её любить, даже в такие минуты. Геракл посмотрел прямо в её красивые светлые глаза, хоть она на него не смотрела, и отвлекся лишь тогда, когда снаружи послышался шум. Народ Серенеи вернулся по домам, обратно, люди ликовали и не скрывали своих эмоций, мало того, что все они остались целы, так еще и их дома были такими же, какими они их и оставили, город был в порядке. Для жителей Серенеи, что ожидали худшего, всё это было чудом. Дирси прислала сюда лекарей, когда один из них пришёл осматривать Вулфи и Стейна, от Геракла не скрылось то, как он поглядывал на Зену, Геракл нахмурился и отпрянул от стены. Но Зена заверила, что с ней всё в порядке, а лекарь не стал настаивать. Немного проследив за тем, что происходит королева воинов, оставила обитателей комнаты и покинула её. Геракл безмолвно проследил за ней взглядом, тогда подошёл к Габриель, коснулся плеча девушки. - Всё в порядке? – осторожно спросил он, и когда бард подтвердила это, Геракл сказал. – Я выйду, скоро вернусь. Геракл направился к выходу из комнаты вслед за Зеной, пройдя по коридору, он спустился по ступеням вниз, в трактир, где уже, как бы это не удивительно было, люди собирались вместе, что бы снять напряжение кружечкой эля. Геракл сверху, стоял на третьей от верха ступеньке, осмотрел зал, и за столиком заметил одинокую Зену, тогда Геракл спустился вниз по ступеням, на него тут же обратили внимания и подносили стаканы в верх, мол пьют за здоровье одного из спасителей, Геракл слабо смущенно улыбнулся и поднял руки вверх отказываясь от похвал и благодарностей, когда ему предложили выпить с ними, Геракл деликатно отказался. И тогда он подошёл к Зене. - Не против, я присяду? – спросил он, и не стал ждать ответа, присел напротив королевы воинов. В этот момент она могла вполне сказать, что хочет побыть одна. Некоторое время Геракл внимательно смотрел на неё, затем протянул свою руку через стол и накрыл своей ладонью руку Зены, а сам при этом смотрел прямо в глаза воительницы, добрым и любящим взглядом. – Ты как, в порядке? Спросил Геракл и улыбнулся, ему приятно было снова прикоснутся к ней, почувствовать её, что она жива, она действительно здесь, перед ним, и он спустился не для того, что бы её осуждать, упрекать, либо начать разузнавать, как в этом замешан Арес, и что вообще произошло. Он спустился, что бы подбодрить её, ведь он знал, точнее, понимал, как сложно сейчас Зене, всегда сложно осознавать, что ты натворил. Даже если сделал это не намеренно.

Габриель: Было такое чувство, что Стейн потерялся. Нет, он находился рядом со своими новыми друзьями, которых проверил в бою и теперь, наверняка, не сомневался в их преданности. Однако его взгляд был каким-то растерянным, казалось, он не замечает ничего вокруг, а ноги сами ведут его куда-то. Пришел в себя юноша лишь тогда, когда боль отдалась в виске при прикосновении Габриель. Стейн тут же вернулся в реальный мир и поначалу сопротивлялся искреннему желанию барда помочь. Однако он явно был раньше не знаком с этой девушкой, и не знал, что если она что-то решила, то ее не переубедить. Будь то спасение мира или просто помощь ближнему. Увидев, как Габриель тянется уголком намоченной ткани к его виску, мужчина тут же начал сопротивляться. Он говорил совсем тихо, однако его слова вызвали на лице светловолосой девушки лишь слабую и понимающую улыбку. Стейн считал, что в первую очередь нужно помочь самой сказительнице, ведь ее ноги хорошо пострадали и теперь отдавались пульсирующей болью. А его раны, как считал сам воитель, могут и подождать. Однако, как говорилось ранее, если уж Габриель что-то решила, то спорить бесполезно. Несмотря на слова Стейна, она всё же начала осторожно промывать его рану на виске и как только процесс пошел, мужчина сдался, почувствовав, как начала уходить его боль. Бард улыбнулась, украдкой взглянув на прекрасное лицо Стейна. Щеки были чумазыми, кровь смешалась с грязью, но даже сейчас он вызывал у девушки легкий трепет, который ей чудом удавалось скрыть. Геракл с улыбкой посоветовал воителю предоставить себя умелым рукам Габриель. Сказительница тут же повернула голову и с улыбкой посмотрела на полубога, а затем поблагодарила за помощь кивком. Стейн прикрыл глаза, полностью отдаваясь в заботливые руки Габриель, а сама сказительница пыталась сосредоточиться на его ране, однако изредка, но всё-таки поглядывала на лицо воителя. - И что же, ты совмещаешь деятельность барда с лекарским мастерством? Руки барда на секунду замерли, а ее взгляд зелено-голубых глаз осторожно коснулся лица мужчины. Он усмехнулся, однако в голосе не было иронии. Или ей показалось? В любом случае, она решила сосредоточиться на ране и вопросе. Пальцы вновь принялись за привычную работу, а в голове уже созрел ответ, который тут же плавно сорвался с губ. -Я еще до встречи с Зеной увлекалась лекарством, но тогда у меня были кривые руки и к больным меня не допускали. – Девушка мелодично рассмеялась, вспоминая, как пугались знахари из деревни, стоило сказительницы лишь приблизиться к лазарету. Подобные разговоры разряжали обстановку, да и сама Габриель любила поболтать, поэтому продолжила, сделав маленькую паузу. – Но начав путешествовать с Зеной, я всё же научилась кое-каким навыкам. Всё приходит с опытом. Не раз мы с Зеной выходили из схваток с ранами, поэтому приходилось «зализывать» их самостоятельно. Очень часто я помогала простым крестьянам, которые пострадали от воинов, а бывало, что приходилось спасать и самих воинов. В общем, жизнь с Зеной многому меня научила, в том числе и лекарству. Так, что не волнуйся, на тот свет я тебя не отпущу. На последней фразе Габриель встретилась взглядом со Стейном и мягко улыбнулась ему. Через несколько секунд она перевела смущенный взгляд на его рану, однако ее порозовевшие щеки так и желали выдать девушку с потрохами. Сказительница повернула голову, и посмотрела на мирно спящую на кровати Вулфи. Наемница очень вымоталась за этот день, да и ее раны отнимали много сил. Габриель хотела помочь и ей и Стейну, но разорваться не могла. Поэтому решила пока сосредоточить своё внимание на воителе, так как не хотелось беспокоить Вулфи. Она сама пару минуть назад сказала, что ей нужно отдохнуть. Тяжело вздохнув, Габриель окунула теперь уже алую тряпку в воду и посмотрела на висок мужчины. Рану она промыла, теперь дело оставалось за перевязкой, но пожалуй лучше подождать лекаря. Вдруг у него есть специальные мази, которые ускорят заживление раны. Габриель выжала тряпку и взяла раненную руку Стейна, принявшись теперь обмывать ее. В комнате повисло легкое напряжение и девушка решила его разрядить. Она обратилась к воителю и сказала то, что давно желала сказать. -Стейн, я хочу поблагодарить тебя за несказанную помощь. Мы бы без тебя не справились и ты это знаешь. Я очень рада, что ты оказался в нужный час в нужном месте и надеюсь, что не жалеешь о знакомстве со мной. Ты очень смелый и храбрый. – Проговорив эту искреннюю и трогательную речь, светловолосая девушка вновь перевела взгляд на лицо Стейна и с улыбкой спросила. – А где ты так хорошо научился владеть мечом? «Расскажи о себе, я ведь ничего о тебе не знаю…» - мысленно попросила сказительница, протирая его руку и постепенно убирая с нее застывшую кровь. Она заметила, что хоть рана на руке и не глубокая, но зашить ее стоит. Шрам останется и будет всегда напоминать о сегодняшнем дне. Впрочем, даже если бы не было этой раны, Стейн всё равно бы запомнил это приключение. По крайне мере так думала Габриель. Вскоре внизу таверны послышался шум, что оповестило всех о том, что Дирси привела местных жителей обратно в Серенею. Жизнь в городе тут же забилась ключом, и уже через пару минут в комнате появился лекарь. Сначала он осмотрел Вулфи, стараясь не будить ее, а позже перевел свое внимание на Стейна. Знахарь попросил Габриель отойти и она нехотя, забрав воду и тряпки, отошла от молодого воителя. Теперь он был в умелых руках и помощь барда не требовалась. На секунду девушка почувствовала себя неловко и не знала, куда себя деть. Однако сев рядом со спящей Вулфи, она принялась наблюдать за работой лекаря, что в этот момент придирчиво осматривал раны Стейна. Габриель скользнула взглядом по комнате и обнаружила, что Зена ушла. В ее душе тут же поселилось беспокойство за подругу, и дело было не в том, что королева воинов может снова натворить нехороших дел, а в том, что сейчас темноволосая воительница очень озабоченна происходящем и во всем винит себя. Зене нужен был кто-то, кто поддержит ее, выслушает и даст совет. И обычно в такие минуты рядом была Габриель, однако сейчас ее что-то останавливало. Словно, она понимала, что Зена должна сама разобраться в себе и сделать для себя выводы. Однако оставлять ее одну всё равно не хотелось. Только Габриель хотела подняться на ноги и пойти вниз за подругой, как внезапно почувствовала легкую тяжесть на плече и подняла взгляд наверх. Рядом с ней стоял обеспокоенный Геракл. Он спросил всё ли в порядке, на что сказительница слабо улыбнулась и кивнула. Физически она была в порядке, не считая легких царапин и жутко ноющих ног, а вот в душе творилось черт знает что. Но зачем ей делится этим с Гераклом? Зачем понапрасну волновать его? -Я в порядке… Проговорила она, опуская взгляд вниз. Полубог сказал, что выйдет и скоро вернется. Бард кивнула и проводила его взглядом. Она нисколько не сомневалась, что он направился к Зене. Что ж, видимо, пришло время им поговорить. Да и от мысли, что с подругой будет легендарный герой Греции, на сердце становилось спокойнее, потому что Габи знала, что Геракл скорее отдаст свою жизнь, чем позволит кому-то причинить Зене боль. Бард тяжело вздохнула и посмотрела на Вулфи. Она выглядела такой спокойной и уязвленной, что вызвала нежную улыбку на губах девушки. Наемница в этот момент почему-то напомнила сказительнице ее сестру Лилу. Проведя ласково ладонью по щеке Вулфи, Габриель не стала ее больше беспокоить и потерла гудящии ноги. После чего медленно подошла к лекарю и Стейну и, улыбнувшись, предложила свою помощь. -Может, я смогу чем-то помощь… В такие минуты еще одна пара рук лишней не бывает…

Зена: >>Внизу таверны Геракл Королева воинов была полностью погружена в свои мысли, из которых ее вывел мягкий и до боли знакомый голос. - Не против, я присяду? Не дожидаясь ответа Зены, мужчина отодвинул слегка стул и присел за стол. Да собственно и ответ был очевиден, разве она скажет ему "нет"? ... Не смотря на то, что в голове Зены было слишком много для того, чтобы ее взгляд был одновременно загруженным и пустым. Не часто людям доводилось видеть столь разбитое выражение лица воительницы, да собственно вообще никому. Она редко позволяла себе расслабиться и показать истинные эмоции, но на этой земле были двое, кому она могла полностью доверять, люди перед которыми она могла показать, что является обычным человеком с эмоциями и переживаниями. Этими людьми были Габриель и Геракл. Габриель для Зены была больше чем подруга, эта девушка смогла стать для воительницы смыслом жизни, совестью ... которая в нужный момент могла помочь советом или направить по нужной дороге, Геракл же был мужчиной которому удалось пробить брешь в броневом корабле, и заставить войти любви в холодное сердце, он был мужчиной к которому она испытывала самые светлые чувства, тем перед кем она могла казаться слабой иногда. И один из этих моментов был сейчас. По всему телу пробежала легкая дрожь, когда руку Зены накрыла теплая ладонь Геракла. Он заботливо и так нежно посмотрел ей в глаза, что женщина едва не поверила в то, что он до сих пор ее любит. Да, Аресу удалось поколебать ее веру в настоящие чувства, да и та девушка никак не могла выйти из головы королевы воинов. Как глупо получилось...Арес просто сыграл на ее ревности, простом человеческом чувстве. Вот только, как ему это удалось? Не уж то Зена стала такой ведомой? Или же ее любовь к Гераклу была тем самым сокровищем, к которому притронулась рука сомнения? В любом случае он был сейчас рядом, а значит она ему не безразлична. – Ты как, в порядке? С легкой улыбкой спросил мужчина. Зена пару секунд молча смотрела в его глаза, после чего слегка мотнув головой ответила на вопрос. - Не знаю.... Мне трудно понять где находиться правда, а где ложь - потерев висок свободной рукой тихо сказала она, а затем опустила взгляд на руку героя, что до сих пор накрывала ее. Уголок губы слегка дрогнул, но улыбки на лице так и не появилось, лишь нотки грусти и сожаления мелькали в ее голубых глазах. - Геракл, я знаю тебе пришлось не легко... и... - слова путались в голове, и нужного выражения она так и не нашла. С одной стороны она хотела сказать, что не имеет права винить его в том, что он позволил себе полюбить другую ( так вещал ей Арес) , а с другой ей было обидно, что герой так быстро "попрощался" с ней. - Прости я не должна была.... - очередная нелепая фраза сорвалась с губ женщины.

Геракл: Внизу трактира Зена Геракл видел, что Зена чем-то обеспокоена, он приблизительно догадывался чем, но тем ни менее многого он не знал. Наблюдать за тем, как любимую терзают всякие мысли, также не хотелось, поэтому он спустился вниз и присел к ней за столик с целью поговорить. И нет, он не станет выпытывать у неё о договоре с Аресом, как так вышло, почему, какие причины, если она пожелает, она сама расскажет, но он постарается ей помочь, подбодрить, улыбнутся открытой улыбкой, потому как для того и нужен любящий человек. А Геракл любил Зену, и не мог оставаться в стороне, когда с королевой воинов что-то происходит, даже если это и моральные терзания. В особенности, Геракл просто не мог наблюдать за тем, как Зена сама себя изводит мрачными мыслями и при этом оставаться равнодушным. Её взгляд, её глаза говорили о многом, сколько всего сейчас терзает её, словно раздирает изнутри, и, глядя на свою возлюбленную, Геракл это видел. Он накрыл своей рукой её руку, что бы снова почувствовать то родное тепло, что исходит от женщины, которую он любит, которая подарила ей замечательную дочь, и даже сейчас у Геракла было тысяча вопросов, но он не задаст ни одного, все равно в его голове уже потихоньку находились ответы. Он понимал людей, может, потому что чувствовал, сопереживал, а тем более самому родного ему человеку. Зена появилась в его жизни так внезапно, и неожиданно. Она смогла разбудить его сердце, заставить его вновь полюбить, а не только скорбить об утраченной семье, и эта любовь была сильной, хоть чаще всего была любовью на расстоянии. Он еще раз посмотрев в её прозрачные синие глаза, видел, как она посмотрела на его руку, что покоилась поверх её, что бы дать королеве воинов какое-то тепло и поддержку, но Геракл почувствовал, что Зене стало от этого, возможно неловко, и чуть погодя он убрал руку, слабо и едва заметно улыбнувшись. Он сложил свои руки на столешнице и продолжал наблюдать за королевой воинов. Между ними возникло некое молчание, но всего на мгновение, а дальше Зена заговорила. Каждое её слово Геракл улавливал, как нить тонкой и легкой музыки, ему был приятен её голос, такой обычный, добрый и нежный, в такие обыкновенные моменты, в моменты разговора. И сейчас, она кажется, была неуверенна в том, что хочет сказать. - Тебе не за что просить прощения – мягко улыбнулся Геракл, теперь снова протянул руку, и теперь уже, крепко сжал ладонь Зены в своей руке, с нежностью глядя ей в глаза. – Всё что было, то прошло. Ты не сделала ничего плохого, всё в порядке, город цел, никто не убит. Ты не должна сейчас мучить себя этим. Мир помнит, и знает, кто ты есть на самом деле. Великая королева воинов. Зена, спасительница людей и защитница слабых. Геракл еще раз улыбнулся, опустил взгляд на столешницу, а затем вновь посмотрел на неё, но тем ни менее ему показалось, что её глаза снова сияют неуверенностью. Он смотрел на неё долго и пристально, и в его голове возник образ, как они втроём, он, Зена и их маленькая дочь Сара, гуляют у своего небольшого дома, Зена была прекрасна, и вместе они были счастливы. Геракл вышел из своих мечтаний. - Помнишь нашу первую встречу? – вдруг неожиданно спросил Геракл и загадочно улыбнулся. – Ты тогда сидела также как сейчас, за столом, напротив меня, а рядом со мной был Иолай. Уже тогда я полюбил тебя, но не понимал этого. Но потом, когда всё выяснилось, и ты открылась мне… Геракл сделал паузу, и теперь уже достаточно серьезно заглянул в глаза воительницы. - Ты разбудила моё сердце, и оно стало жить, - Геракл отпустил руку Зены, и теперь вновь посмотрел на столешницу, он оставил свои руки лежать на ней, но продолжал несколько странновато перебирать пальцами, так он всегда делал сидя за столом, видимо, привычка. Но чуть погодя, Геракл резко поднял голову и уже серьезно посмотрел на воительницу. – Скажи, что тебя тревожит, может, я смогу помочь.

Зена: Внизу трактира Геракл - Тебе не за что просить прощения Эти слова в очередной раз говорили лишь о том, что Геракл готов прощать ей ее проступки, промахи. Его теплые руки сжимали ладонь женщина , а сердце в это время билось с очевидной отдачей в грудь. Королева воинов молча смотрела на их руки, после чего подняла глаза на Геракла. – Всё что было, то прошло. Ты не сделала ничего плохого, всё в порядке, город цел, никто не убит. Ты не должна сейчас мучить себя этим. Мир помнит, и знает, кто ты есть на самом деле. Великая королева воинов. Зена, спасительница людей и защитница слабых. В этом он был прав, людям удалось избежать страшной участи многих селений, деревень и городов, в те времена когда воительница была охвачена гневом. А ведь они могли погибнуть, ну по крайней мере большая часть и вся эта кровь была бы на руках Зены, а не Ареса, который как обычно припас очередной козырь в рукаве и изчез полный надежд. Хотя сейчас Зена искренне верила, что еще долго не увидит лица бога воины, и уж тем более не почувствует его присутствия рядом. Слова Геракла заставили женщину слегка улыбнуться. - Помнишь нашу первую встречу? Ты тогда сидела также как сейчас, за столом, напротив меня, а рядом со мной был Иолай. Уже тогда я полюбил тебя, но не понимал этого. Но потом, когда всё выяснилось, и ты открылась мне…Ты разбудила моё сердце, и оно стало жить На вопрос героя, воительница робки кивнула головой, а дальше просто молча слушала, что он говорит. Воспоминания и впрямь были далекие. - С тех пор прошло не мало лет - улыбнулась она - Мир изменился и мы вместе с ним, но я рада той нашей встречи, ведь именно она подарила нам будущее которое у нас есть .... или было ... - немного одернула себе Зена, ведь она до сих пор думала, что Геракл и эта девушка вместе, хотя один лишь взгляд героя убеждал ее в обратном. - Скажи, что тебя тревожит, может, я смогу помочь. Выдержав небольшую паузу, воительница все же решила выяснить ситуацию, которая грузом давила на грудь. - Геракл... я понимаю, что не в праве задавать тебе подобного рода вопросы, особенно после того, что случилось ... - в данном случае она имела ввиду и свою смерть и воскрешение и весьма заметное изменение в ее физическом облике. Круглый живот и постоянные перемены настроения, могли навести героя на весьма очевидные вопросы, когда ? и кто ? Но коль уж она решилась на этот разговор, надо продолжать - я пойму если ты и Миднайт... - говорить было немного трудно и дыхание постоянно сбивалось от небольшого волнения. Ведь сейчас она либо лишний раз убедиться в том, что Геракл все же проявил чувства к этой девушке, или наоборот успокоить свою душу, тем , что герой все так же любит ее.

Геракл: Внизу трактира Зена Будущее есть было. Эти слова, они несут в себе огромную разницу, потому что несут собою противоположный характер, и сложно было не заметить, как резко одно сменилось другим. То, что есть, и то, что было. Как известно, того, что было не воротишь, потому что оно прошло, это что-то, что осталось в прошлом, а сейчас совершенно иное. А ведь речь шла об отношениях Геракла и Зены. И Зена не договаривала. Она пыталась говорить, но ей было сложно. Гераклу редко доводилось видеть королеву воинов именно в таком состоянии. Обычная боевая готовность, непроницаемость, сильная броня, маска спокойствия, теперь не было всего этого, и он видел, как она переживает, и как ей трудно говорить о том, что её так волнует. И когда он услышал Миднайт, он понял, правда, откуда Зена знает о нимфе, ведь Геракл об этом никогда не говорил. Но с другой стороны не сложно было догадаться. Он отвёл взгляд в сторону и откинулся на спинку стула, пытаясь понять, а что связано с Миднайт. Да, они жили вместе, она приглядывала за Сарой, но Геракл с ней не спал, и у него не было никаких отношений с нимфой, только дружеские. Да, вместе с Зеной они через столько прошли, многое пережили, он любил эту женщину, но с ней связано столько всего неожиданного. И чаще всего они вдали друг от друга, а это очень сложно, и разные сплетни порождают разные слухи. Видимо, до Зены донесли, что Геракл во время её смерти был с другой женщиной. А ведь все, что он хотел – это нормальную семью, домик в тихом и спокойном месте, его малышка и мать для ребёнка. А дитя не должно расти без отца, так и без матери не должно, без матери в первую очередь, а Миднайт предложила помочь Гераклу в воспитании Сары, и он согласился. Он лишь хотел, что бы его дочь жила в нормальной атмосфере, что бы у него была семья, и он всегда был рядом с ней. Сейчас же всё изменилось, Миднайт вдруг резко исчезла, но Геракл её не винил, Сару он оставил на сиделку, а сам пошёл вслед за Зеной, с надеждой, что это не слухи, и она действительно жива. Они сейчас, сидят здесь, в трактире, а их дочь где-то там одна совершенно с другим человеком, так не должно быть. Геракл нахмурился, и вновь прислонился к столешнице, положив на неё руки. - Зена, я хотел, что бы у нашей дочери была мать, - просто сказал он. – Между мной и Миднайт ничего не было. Она предложила помочь, и я согласился, так как наша дочь должна жить в полной семье, а не так как сейчас. С ней рядом нет ни тебя, ни меня. Геракл сделал паузу и серьезно посмотрел на Зену, он еще и раньше заметил, что её живот слегка округлился, и это могло говорить лишь об одном, так как после смерти не толстеют, но он не задавал вопросов, и ничего не говорил по этому поводу, лишь еще раз взглянул на воительницу. - Нашей дочери нужен дом, нужна семья, мать, отец. Дом у нас есть, я построил его, и сейчас там малышка Сара с сиделкой. Зена, нашей девочке нужна семья, и ты сейчас отлично понимаешь, к чему я веду. Геракл не признавался Зене в любви, это уже было, он говорил это взглядом и раньше говорил, она должна была это видеть и знать, теперь он заговорил о самом главном, потому что считал, что им не следует терять время просиживаясь в этом городе, когда у них уже есть дочь, где-то там и она одна, без родителей. Геракл хотел семью, настоящую, нормальную семью. Хотя прекрасно понимал, что врятли его мечты осуществятся. - Тебя беспокоили мои отношения с Миднайт? Мы с ней просто друзья.



полная версия страницы