Форум » Архив форума » Серенея » Ответить

Серенея

Арес: Город знаменитой своей выставкой Кволуса. Здесь какое-то время хранился камень Кронуса и еще куча всяких интересных штуковин. Серенею окружают густые леса, в которых по приданиям водились мифические Хинды, уничтоженные Зевсом, с одной из них, последней из своего рода как раз и встретился Геракл. В лесах Серенеи находится Храм Ареса Локации : Главная улица города: Ведущая прямо к центральной площади широкая улица, на которой живут самые влиятельные жители – начиная от начальника тюрьмы и заканчивая старостой города. Отличается от остальных улиц тем, что дома тут выглядят куда приличнее , больше и выше домов остальных жителей города. Так же, тут часто можно встретить палатки со всякими маленькими сувенирчиками. Центральная площадь: Круглая площадь, посреди которой расположен большой фонтан, с кульптуры на котором изображают битву титанов с богами. Сие творение принадлежит неизвестному мастеру, но является излюбленным местом отдыха всего города. Также на площади находиться небольшая площадка, для проведение городских собраний и всяческих голосований. Прилегающие улицы: Куда более узкие, чем главная и выглядящие на порядок хуже и мрачнее ее. К центральной площади, чуть расширяются, но все равно на фоне главной улицы выглядят скорее переулками. Жилые зоны: Дома здесь по большей части обветшалые и сильно нуждающиеся в ремонте. Правда, сей факт явно не сказывается на настроении местных жителей – они здесь весьма приветливы, а если толком присмотреться, то даже здесь можно увидеть пару небольших лавок, в которых можно купить цветы, некоторые продукты и домашнюю выпечку. Таверна «Храбрый Гудзон»: Довольна большая таверна для столь маленького городка. Столы тут стоят на большом расстоянии друг от друга, что не может не радовать уставших от людской толпы путешественников или людей, которым просто необходимо обговорить что-либо наедине. Впрочем, последних тут намного больше, нежели «отдыхающих». Так что эта таверна просто рай для авантюристов – заказав свободный столик в углу можно обсудить что угодно – начиная от ограбления какой-нибудь торговой лавки и заканчивая походом в лес Хинд, причем не боясь того, что кто-то обсуждение плана услышит. Кстати, что не может не радовать, цены в таверне весьма приемлемые. Меню таверны: [more]Выпивка: - Большая кружка Эля – 4,5 динара - Средняя кружка Эля – 4 динара - Маленькая кружка Эля – 3 динара - Травяная настойка «Храбрый Гудзон» - 3 динара - Стакан молока – 1,5 динара - Настойка из мяты – 1 динар Закуска: - Жаренный кабан – 4, 5 динара - Свиные ребрышки – 2,5 динара - Жаренная курица – 5 динаров - Похлебка – 4, 5 динара - Бульон – 2,5 динара Выпечка: - Пирожок с капустой (яблоком) – 2 динара - Пирожок с мясом – 2, 5 динара[/more] Торговые ряды: Нельзя сказать, что выбор тут велик – всего несколько лавок, правда все самое необходимое в них можно найти – начиная от продуктов и заканчивая среднего качества мечом. Однако, первым делом, приезжего заинтересует, конечно же, не оружейная и тем более не продуктовая лавкой - сразу броситься в глаза палатка с диковинными сувенирами и безделушками, оформленная ее хозяином в столь яркие цвета, что не заметить ее не возможно. Тюрьма города: Довольно небольшое мрачное здание, в которое попадают лишь самые отъявленные негодяи города – то бишь наглые воры, решившие поживиться в торговых рядах. К счастью, убийц и душегубов в этом маленьком городишке не водиться. Густые леса: На первый взгляд, довольно обычный смешанный лес с избытком колючих кустарников. Но стоит чуть углубиться в него, как становиться не по себе, как будто что-то пытается прогнать оттуда, не дает идти дальше, заставляя испытывать панический страх. Поговаривают, что таким образом боги защитили мифических Хинд, чтобы смертные не смогли раздобыть их кровь, которая способна ослаблять и даже убивать бессмертных. Очередность постов: Габриель, Зена, Геракл, Ливия, Сара

Ответов - 126, стр: 1 2 3 4 5 All

Стейн: - Стейн, лучше послушайся, и покорно предоставь себя умелым рукам Габриель. Северянин только и смог, что слегка улыбнуться Гераклу, да не поворачивая головы, чтобы не мешать ей в обработке его раны, посмотреть на Габриэль, при этом улыбнувшись немного шире. Он без сомнения уже был готов почти полностью отдаться в распоряжение девушки. Вся их компания теперь расположилась в не очень большой комнатке на втором этаже, очень подходящей для того, чтобы дать Вулфи возможность отдохнуть, и, между тем, дать лекарю пространство для его осмотра остальных; небольшое окно, пропускающее достаточно света, две одноместные кровати и стол со скамьёй – почти по-солдатски, только самое необходимое. Мужчина ощутил, как после его вопроса руки сказительницы замерли и понадеялся, что это не является плохим знаком и, что его вопрос каким-либо образом не задел девушку. Но он не спросил, всё ли в порядке, поскольку уже несколько секунд спустя Габриэль вернулась к обработке его раны, а её мягкий и приятный голос начал свой рассказ о том, как она научилась ухаживать за ранами. -Я еще до встречи с Зеной увлекалась лекарством, но тогда у меня были кривые руки и к больным меня не допускали. – бард рассмеялась, а северянин, глядя на неё, весело хмыкнул, глядя на то, как эти воспоминания зажигают в светлых глазах девушки озорной огонёк. Он не сомневался, что прежняя Габриэль достаточно сильно отличалась от той девушки, рядом с которой он сидел сейчас. Он бы был не прочь узнать о том, какой она была тогда. Впрочем, это желание не отменяло того, что Стейн начинал чувствовать что-то именно к той девушке, которую он узнавал сейчас. И это было немного странно; он не привык к тому, чтобы симпатия и столь сильная, пробуждалась к кому-то так неожиданно быстро. Не раз это были медленные шаги по направлению друг к другу, когда на пробуждение чувства уходила не одна неделя, куда чаще это были порывы, после себя не оставлявшие очень много, но вот такого – чего-то среднего и между тем абсолютно не похожего – он прежде не ощущал и, кажется, не встречал. Ему показалось, что сейчас вся его сущность просто повторяет ощущения его самого, когда ему было ещё пятнадцать лет – неуверенного и не готового делать первые шаги из-за сомнения в том, что они окажутся верными. - …Так, что не волнуйся, на тот свет я тебя не отпущу. Воин улыбнулся, когда их взгляды встретились: - Спасибо. Затем её взгляд вновь опустился, а на щеках появился лёгкий румянец. Подумать только, но это заставило и его самого чуть смутиться. Хотя, краснеть он не стал, лишь мысленно выругал себя. Действительно как мальчишка. И что со мной происходит? Но искать для этого подходящего имени он не стал, посчитав, что ни к чему хорошему это не приведёт. Они некоторое время сидели молча, Габриэль смотрела на Вулфи, сейчас спящую на одной из кроватей (оно и к лучшему, девушке стоило набираться сил после сражения, ведь ей оно действительно дорогого стоило), а Стейн аккуратно коснулся здоровой рукой раны на голове, уже заботливо обработанной сказительницей, но всё ещё побаливающей. Он почувствовал на раненой руке прикосновение и опустил взгляд, наблюдая за тем, как Габриэль, вновь взяв в руки тряпицу, теперь занялась обработкой пореза на ладони. -Стейн, я хочу поблагодарить тебя за несказанную помощь. Мы бы без тебя не справились и ты это знаешь. Я очень рада, что ты оказался в нужный час в нужном месте и надеюсь, что не жалеешь о знакомстве со мной. Ты очень смелый и храбрый. Он не знал, что именно на это ответить. Вернее, в голову пришло многое, но определиться с тем, что именно произнести вслух, он так и не мог. Поэтому он просто слегка сжал небольшую ладошку барда в своей и улыбнулся. После этого слова сами вырвались: - Думаю, что знакомство с тобой – одна из немногих вещей, о которой я никогда не буду жалеть. Он оказался несколько удивлён тем, что произнёс именно их. Впрочем, он не хотел брать их назад. Он чуть опустил голову и снизу вверх взглянул на девушку, легко улыбаясь и словно бы несколько виновато. – А где ты так хорошо научился владеть мечом? - Ну… - мужчина чуть заёрзал на месте, а потом опустил взгляд на колени, задумчиво сощурив глаза, - в моих родных землях считается, что каждый мужчина (и женщина, если, конечно, она того желает) должен уметь управляться с оружием. Мечи, ножи и луки; на Севере много лесов, большинство поселений строилось в их вырубленных частях, вблизи от лесных обитателей. И, чтобы защититься от нападения волчьей стаи или медведя, отцы и деды с ранних лет учат своих сыновей тому, чему когда-то научились от своих отцов, - Стейн улыбнулся, вспоминая то, как отец показывал ему, как правильно держать меч и то, как он, мальчишкой, пытался удерживать над головой оружие, тогда бывшее ему почти до шеи. – А потом это стало необходимым для того, чтобы защищаться от более опасного и умного врага. Войска Рима на удивление легко достигли наших границ. – Нахмурившись, северянин поджал губы и серьёзно произнёс, - так что, это была жизненная необходимость. На улице послышались приглушённые голоса, затем и снизу таверны послышался шум. - Что ж, похоже Дирси вернула горожан, - это была отличная возможность отвлечься от прошлой темы разговора, так что Стейн не постеснялся воспользоваться случаем. – Надеюсь, что потеря того сарая не окажется для них большой трагедией, - он усмехнулся и внимательно посмотрел в светло-зелёные глаза девушки, - Я уже говорил это, но спасибо. За всё, - он слегка улыбнулся, ещё некоторое время глядя ей в глаза и отвлекшись только тогда, когда заскрипели ступени и в комнате появился лекарь. После осмотра Вулфи, он подошёл к ним и попросил Габриэль отойти, теперь беря всю остальную заботу на себя. Теперь он осматривал его раны, а Стейн лишь спокойно ожидал, когда этот придирчивый осмотр закончится и мужчина оставит его в покое. Всё же он предпочитал несколько иную компанию. - Как я вижу, большинство твоих ран уже обработано. - Да, - северянин согласно кивнул, - мне уже помогли. Лекарь, поворачивая голову воина, ещё раз взглянул на порез на подбородке, затем на тот, что был на ладони, после чего залез в свою сумку и извлёк из неё маленькую темную склянку. - Эта мазь должна помочь с заживлением. У неё очень резкий запах, но придётся потерпеть. Северянин усмехнулся: - Спасибо за наставление, но я не маленький, так что, думаю, что-что, а запах я выдержать смогу. -Как знаешь; моё дело предупредить. В любом случае, - он ещё раз посмотрел на ладонь воина, - эту рану нужно зашить, в противном случае, туда попадёт какая-нибудь зараза и единственным выходом будет отрезание. Стейн чуть вскинул брови, но промолчал. - Хорошо, что ты не воспринимаешь это, как шутку, потому как я более чем серьёзен, - он достал из сумки иглу и нить. -Может, я смогу чем-то помощь… В такие минуты еще одна пара рук лишней не бывает… Стейн перевёл взгляд на подошедшую Габриэль, улыбнувшись ей. - Мне кажется, всё в порядке. Лекарь же, лишь взглянув на сказительницу через плечо, отозвался: - Да, нужна чистая влажная ткань. Смочи её этим, - он забрал из рук Стейна склянку, которую недавно сам же ему и вручил, - после того, как я зашью порез, его надо будет как следует протереть, а потом и перевязать. Думаю, с этим ты вполне справишься. А мне потом нужно будет ещё раз осмотреть вашу подругу. Когда она придёт в себя. - затем он наконец полностью обернулся к барду, оглядев её с ног до головы, - и тебя тоже. Может царапины на ногах и мелкие, но ими тоже следует заняться.

blackwolfy: Вулфи находилась в состоянии полудремы. Она чувствовала присутствие людей вокруг, но желания, да и сил реагировать на их действия у нее не было. Она лишь слегка приоткрыла глаза, давая пришедшему лекарю понять, что она все еще в сознании и если понадобится как-то подвинуться, она это сделает. Но ему похоже хватило примерного осмотра, чтобы понять всю серьезность ее ран. Мужчина покачал головой, явно решив перейти к осмотру Стена и дав некоторое время наемнице, чтобы как-то собраться с силами и перейти в более сознательное состояние. Вулфи закрыла глаза, благодарная лекарю за несколько минут спокойствия. От на прикосновения Габриэль лишь слегка улыбнулась уголками губ. Плечо ныло, не давая ей полностью уйти в спасательные объятия Морфея. Впрочем, там ее в последнее время ждал один и тот же кошмар, так что возможно все это было и к лучшему. Тем более, что ее все равно разбудили бы для осмотра. Она чуть приоткрыла глаза, наконец более менее осмотревшись вокруг. К сожалению, вместе с полным пробуждением она начинала чувствовать накатывающую волну боли. Попыталась сесть, от чего тут же сжала зубы, чтобы не дать повода для беспокойства. Впрочем, лекарь тут же посмотрел на нее весьма не двусмысленно. -Лежите спокойно, иначе сделаете только хуже, - заметил он, медленно зашивая порез Стейна. Вулфи лишь что-то неразборчиво пробормотала и уставилась взглядом в потолок. Потом бросила беглый взгляд на занятого Стейном лекаря и здоровой рукой тут же ощупала свое ранение, подвигала пальцами раненной руки. Затем, вздохнув с облегчением, принялась ждать. От внимания лекаря ее действия все же не ушли, но он промолчал, видимо понимая, что для людей ее профессии остаться без руки было равно смерти. А Вулфи вообще очень часто везло на ранение именно этой конечности. Осмотрев Стейна, лекарь наконец подошел к наемнице. Она тут же постаралась сесть, правда стоило ей это весьма больших усилий. Лекарь тут же принялся осматривать ее плечо. Промыл рану какой-то смесью трав, от которой рана еще плюс ко всему и защипала. Наконец, экзекуция наконец была окончена и рана перевязана. -Спасибо, - тихо прошептала Ву, вновь аккуратно ложась на спину, все что она хотела сейчас - это вновь обрести тот покой, что она чувствовала некоторое время назад. Только вот его уже было не вернуть. Мысль о том, что ей придется некоторое время лечить полученные раны, вместо того, чтобы искать Ареса, не давала ей покоя. Девушка вздохнула, проводив взглядом лекаря, который явно был настроен осмотреть Габриэль. -Как вы? А где Зена и Геракл? - наконец тихим голосом спросила она воина и барда.

Зена: Внизу трактира Геракл - Зена, я хотел, что бы у нашей дочери была мать. Между мной и Миднайт ничего не было. Она предложила помочь, и я согласился, так как наша дочь должна жить в полной семье, а не так как сейчас. С ней рядом нет ни тебя, ни меня. От слов Геракла на душе стало немного легче, ведь слова о том, что девочке нужна мать и отец были истиной. Дальше герой пояснил, что между ним и той светловолосой девушкой с необычными глазами ничего не было. Но ведь она ясно видела картинку показанную Аресом, да и те пьяницы которые говорили о свадьбе. Нет, конечно вариант того, что бог войны все просчитал так четко и подослал тех людей имели место быть. Но не стоит забывать, что и сама Зена позволяла себе увлекаться кем-то помимо Геракла. Ведь они редко были вместе, и герой так же как и она мог увлечься кем-то. Просто воительница никак не могла понять, почему она поддалась таким эмоциям как глупая женская ревность и позволила запустить АРесу свои черные руки в ее душу.... - И это моя вина - тихо сказала она на секунду отведя взгляд в сторону. - Нашей дочери нужен дом, нужна семья, мать, отец. Дом у нас есть, я построил его, и сейчас там малышка Сара с сиделкой. Зена, нашей девочке нужна семья, и ты сейчас отлично понимаешь, к чему я веду. В таверне становилось тихо, народ постепенно расходился по домам, время было слишком много и небо уже полностью потемнело. Зена вновь увела взгляд в сторону, а вместе с ним и голову, оперев подбородок на ладонь руки. Сейчас в глазах женщины можно было заметить мелкий блеск, сопровождающийся некой болью в глазах. - Тебя беспокоили мои отношения с Миднайт? Мы с ней просто друзья. Очередные слова Геракла о том, что они с Миднайт просто друзья словна небольшая капелька бальзама на израненное и больной сердце королевы воинов. Конечно, Зена всегда была сильной, она могла искусно скрыть любые эмоции и выдать за реальность то, что было ложью, и в это верили окружающие. Но сейчас....сейчас все ее эмоции были в таком хаотическом беспорядке, душа болела, в голове полный хаос. Они сидели за столиком вдвоем, сейчас не было ни Габриель ни кого-то еще, кто мог бы увидеть разбитое состояние воительницы. Ведь Зена просто не могла позволить себе те эмоции которые так часто возникали. Она должна оставаться сильной, не только ради окружающих и их веры в нее, но и ради близких людей, которые привыкли видеть рядом с собой женщину, готовую свернуть горы. Правда сейчас от той Зены практически ничего не осталось. - Геракл ... -вновь продолжила она, не поворачивая головы на героя - Я позволила себе поддаться эмоциям, позволила себе верить в слова которые говорил Арес... прости , что усомнилась в тебе - голос звучал немного прерывисто и тихо, воительница едва сдерживала свои эмоции - Ты прав, нашей дочери нужны оба родителя. Однажды я совершила ошибку, за которую буду винить себя всю жизнь, но больше наступать на те же вилы, я не буду.... Хуже всего то, что я думала будто спасаю своего сына от такой как я, но сейчас понимаю, что даже отдав его в добрые руки не смогла уберечь от того зла, которое ходит за мной по следу... - и тут прозрачная слезинка все же скатилась с щеки женщины - Дети всегда будут становится мишенью для наших врагов, и это меня пугает... я потеряла сына, которому было всего 10.. и не готова потерять ни Сару, не своего будущего ребенка.... - она медленно повернула голову и посмотрела в глаза Геракла, медленно вытирая предательские слезы с щек. - Мы должны позаботится о Саре...

Геракл: Сложно быть героем, а особенно при таком способе жизни заводить семью, какие-либо отношения. Семьи у Геракла не было, так как хоть и при большой любви к Зене, но он все же оставался не женат, и так и не женился на ней, несмотря на то, что у них уже даже был ребёнок. Всему причиной жизненные обстоятельства, жизни этих двоих людей постоянно их разбрасывали по разным уголкам Греции в помощь людям, а в последнее время, им приходилось часто противостоять своим врагам, что желают искренне загубить их жизнь. Поэтому не было семьи, потому что они постоянно находились вдали друг от друга – это первое, а второе, ни один из них не сидел дома. Этого так не хотелось Гераклу, продолжать жить в том же духе. Он всегда мечтал о семье, даже после того, как её утратил, хоть он и хранил память о них, но тем ни менее он хотел бы снова почувствовать какого это после тяжелого дня вернуться на родной порог дома, что бы его встретила дочь, и любящая жена. Но все это казалось заоблачным и слишком нереальным, по крайней мере, для Зены. Раньше было так, кто-то приходил к дому Геракла и просил его о помощи, тогда и то с большим трудом он покидал жену и детей и шёл помогать людям, а Деянира оставалась на хозяйстве. Сейчас так не будет, Зена не из тех женщин, что может нянчить ребёнка дома, готовя вкусный ужин, пока её муж совершает подвиги, и помогает людям. Она такая же, она также не представляет свою жизнь без странствий и приключений, и хоть им обоим хочется все же остепениться, но они понимают, что это невероятно, об этом остаётся только мечтать, ибо они никогда не смогут отказать нуждающемуся в помощи. Геракл смотрел на Зену, сейчас она была открыта перед ним, не было той холодной, казалось бы бесчувственной воительницы, которую привыкли в ней видеть все. Они просто её не знали, не видели близко, не видели её изнутри, её душу, саму её сущность. Её также терзают переживания, волнение, она не железная воительница, она, прежде всего – человек. И Геракл видел её сейчас, такую, какая она есть, не непротивную воительницу, в светлых глазах которой нет слёз, нет он прежде всего видел человека, чувственную женщину, жалеющую о своих грехах, и искренне и сильно любящую. Она заговорила и Геракл внимательно посмотрел на неё, слегка нахмурившись. Не от того, что он был чем-то не доволен, либо что-то заставляло его быть серьезным. Нет, его взгляд был обычен, и не строг, просто это была привычка Геракла, он всегда слегка хмурился, когда внимательно слушал кого-то и сейчас он слушал Зену. Она лишь изредка смотрела ему в глаза, но он понимал, просто Зена не привыкла показывать себя такой. Но ведь Геракл видел её с самого начала, такой, какая она есть. Он слегка поджал губы в легкой улыбке, и когда Зена договорила, Геракл встал со своей лавки, обошёл стол, и присел возле Зены, тогда бережно обнял королеву воинов за плечо, слегка прижав к себе: - Не беспокойся, я не допущу, что бы с Сарой что-то случилось, - сказал Геракл, улыбнувшись, а тогда посмотрел на живот воительницы, она была беременна. Да, но вроде бы после рождения Сары у него с Зеной не было отношений. Но Геракл не стал задавать вопросы по поводу того, кто отец этого ребёнка, несмотря на то, что это в нём вызывало не простое любопытство. Тогда он с позволения Зены коснулся её живота. – И малыша также не позволим обидеть. Геракл убрал руку с живота Зены и посмотрел перед собой, все также обнимая Зену, за её плечо, и прижимая к себе, как нечто драгоценное. - Ни Сара, ни малыш, что живёт в тебе, не погибнут, я не позволю этому случится, всё будет в порядке. Ты никого не потеряешь, верь мне. Это были не пустые обещания, которые давал Геракл, что бы успокоить Зену. Она и сама способна была постоять за себя, защитить своих детей, но Геракл знал, что не позволит кому-либо еще совать руки к их детям, либо пытаться их убить, либо сделать еще что достаточно не хорошее. Он будет рядом, что бы заботиться о них, и что бы с ними ничего не произошло. - Вместе, мы сможем их защитить, - Геракл улыбнулся, тогда слегка погладил ладонью нежную щеку воительницы, глядя ей в глаза.

Габриель: Знаю, это ужасно(((( Габриель стояла и обдумывала в голове странные вещи. Она никогда об этом не задумывалась раньше, однако сейчас мысли о Стейне не покидали ее разум. Только теперь она стала обращать внимание на то, что он достаточно добр и мягок к ней. Хотя, он ко всем относился с особым дружелюбием, бард всё же заметила, что в ее сторону идет больше теплоты. Или ей просто хотелось так думать? Каждый раз, когда ее руки замирали, прекращая на несколько секунд промывать его раны, Стейн вздрагивал, словно боялся, что обидел ее тем или иным вопросом. Хотя Габриель нисколько не обижали его вопросы, даже наоборот, они ей нравились. Сказительница всегда любила рассказывать о себе и о своей прошлой жизни. Это возрождало приятные воспоминания в ее душе, что грели сердце. Правда вместе с воспоминаниями рождалась и тоска по дому, близким и родным, которых она оставила ради приключений. И всё же бард понимала, что не сможет вернуться в прежнюю жизнь, как бы ей этого не хотелось. Ее место рядом с Зеной, она должна помогать невинным и бороться со злом, чтобы хоть как-то сделать этот мир чище и светлее. Они вместе с Зеной крепко удерживают чашу весов, чтобы зло не перевесило, и не нарушился баланс мира. И что-то подсказывало Габриель, что Стейн был таким же, как и она. Когда-то давным-давно…. В прошлом. Возможно, если бы встретилась деревенская девушка по имени Габриель и работящий юноша из большой семьи по имени Стейн, то они нашли бы много общего, и у них было бы нескончаемое количество тем для разговора. Впрочем, им и сейчас есть о чем поговорить, они изменились, но их сердца и души остались прежними. Габриель вернулась к своим мыслям о Стейне. Она заметила, что чаще всего рядом с ней он был не уверен в себе, словно его одолевали какие-то сомнения. Но в тоже время, он героически бросился спасать ее из загоревшего сарая. Он единственный, кто не растерялся в тот момент и рискнул собственной жизнью, чтобы светловолосая девушка не сгорела. Габи была уверена, что Зена, Геракл и Вулфи непременно поступили бы так же, но в тот роковой момент они были заняты. И кто знает, чем бы кончилась эта история, если бы не Стейн. Он никогда не краснел в присутствии барда, что вполне могло сказать, что никакой симпатии он к ней не испытывает, но с другой стороны периодически он смущался, когда например краснела сама сказительница. А тот момент, когда Габриель искренне поблагодарила его за помощь и восхитилась его отвагой, он тогда слегка сжал руку девушки и как-то по-особому произнес, что знакомство с ней – одна из не многих вещей, о которых он никогда не будет жалеть. Вот вроде бы фраза вполне дружелюбная, однако, этот его жест рукой и такой мягкий, искренний тон заставили Габриель подумать, что он испытывает к ней нечто большее, чем просто дружбу. Но опять же, в очередной раз бард одернула себя, считая, что это все вымыслы ее глупого воображения. Она так давно не испытывала этого прекрасного чувства окрыленности, которое так и требовало ее мягкое и доброе сердце. Видимо поэтому ей повсюду грезится симпатия Стейна. Габриель подняла взгляд зеленовато-голубых глаз на северянина, когда он сказал, что всё в порядке. Сказительница лишь хотела помочь, но, похоже, ее руки так и остались лишними. По крайне мере так считал Стейн. Однако лекарь поспешил перечеркнуть все его слова. Он повернулся к девушке и строго на нее посмотрел, а затем сказал, что нужна чистая влажная ткань. Бард тут же метнулась к тазу с водой, в котором плавали окровавленный тряпки, и поспешила взять его в руки. Надо было сменить воду и взять чистые ткани, поэтому Габриель медленно, дабы не расплескать алую жидкость, двинулась в сторону двери. По дороге к двери она слушала указания лекаря, который науськивал ее, что после того, как он зашьет порез, надо будет протереть раны и перевязать их. Сказительница согласна кивнула, на мгновенье, поворачивая голову на старика, а тот в свое время сказал, что потом осмотрит Вулфи, когда та придет в себя. И вновь Габриель кивнула соглашаясь. Сейчас она напоминала немую рабыню, которая во всем слушалась своего хозяина. Однако стоило лекарю сказать, что он собирается осмотреть и ее, девушка тут же отчаянно замотала головой и виновато улыбнулась. -Нет – нет, со мной всё в порядке и вы правильно сказали, это всего лишь царапины. Вы лучше помогите им, а мои раны заживут, как на собаке. И после этих слов, белокурая воительница толкнула дверь бедром и скрылась в коридоре. Она, в принципе понимала, что спорить с лекарем бесполезно. Если уж он сказал, что осмотрит ее, то тут уж не отмажешься. Ну, по крайне мере, она сделала попытку. В коридоре Габриель встретила служанку, которая с радостью кинулась помогать сказительнице. Она не только показала ей ванную комнату на втором этаже, но и достала откуда-то чистые тряпки и бинты. Бард была ей несказанно благодарна, ведь в одиночку она еще долго бы блуждала по таверне с тазом воды в поисках чистых тряпок. Когда Габриель вошла в комнату, она заметила, как Вулфи пыталась принять сидячее положение и какую боль это ей причиняло. Заметил это и лекарь, который тут же отвлекся от процесса зашивания и строго попросил наемницу лежать спокойно, иначе она сделает себе только хуже. -Вот-вот, Вулфи, уж полежала бы полчаса спокойно. Сейчас тебе необходим отдых, а лишние движения заживлению ран не идут на пользу. С улыбкой проговорила Габриель, но при этом тоном профессионального лекаря. Заметив на себе нахмуренный взгляд настоящего врача, девушка смутилась и опустила глаза, чувствуя, как краска стыда заливает ее щеки. Сказительница поставила таз с водой на табуретку, что стояла рядом со Стейном и принялась ждать, когда лекарь закончит накладывать швы. Со стороны это смотрелось так ужасно, Габи, казалось, что северянин испытывает жуткую боль. Но это требовалось для выздоровления, поэтому останавливать знахаря бард не стала. Она лишь отвернулась, чтобы не видеть самого процесса, так как от этой картины к горлу подступала тошнота. Взгляд тут же коснулся Вулфи, которая ощупывала свою руку и морщилась от боли. С этой стороны зрелище тоже было таким, что причиняло боль и без того ноющему сердцу. Габриель вновь задумалась о том, что во всех этих ранах виновата она…. Но лекарь во время ее одернул и подтолкнул к Стейну, чем избавил от самобичевания. Сам лекарь, как и обещал, отправился осматривать Вулфи. Габриель смочила чистую тряпку и выжала ее, после чего неуверенно подошла к Стейну. Смущенно улыбнувшись, девушка, коснулась прохладной тканью раны на руке и начала промывать, стараясь, чтобы ее движения и прикосновения были как можно мягче и приносили минимум боли. Бард полностью сосредоточилась на работе, не рискуя поднять взгляд зеленоватых глаз, но она чувствовала, как Стейн с улыбкой за ней наблюдает. В связи со своей неопытностью, Габриель делала всё медленно, но правильно и аккуратно. Лекарь закончил осмотр и промывку ран Вулфи намного раньше, чем сказительница. Он даже успел сделать перевязку наемнице, когда бард только бралась за бинты. Внезапно волчица спросила, как они себя со Стейном чувствую, а заодно решила узнать, куда подевались Геракл и Зена. Габи посильнее затянула бинт и повернула голову к Вулфи, в то время как ее руки делали привычную работу. -Я в полном порядке, кажется, мне повезло намного больше вас. Спокойно проговорила бард и покосилась на лекаря, который в этот момент осуждающе на нее посмотрел и фальшиво кашлянул, призывая к тому, что у него не так уж и много времени. Сказительница в свое время ответила ему упрямым взглядом, который говорил сам за себя – она не позволит подойти к себе, пока не закончит со Стейном. Его здоровье для нее важнее, чем свое собственное. Габриель вновь перевела взгляд на северянина, начиная перевязку его головы. -Хотя, лучше бы пострадала я, чем вы… Этого не должно было произойти с вами… Грустно и тихо проговорила девушка, столкнувшись взглядом с взором Стейна. Она видела, что он хочет ее переубедить, поэтому лишь улыбнулась и покачала головой. Бард решила перевести тему, а заодно ответить на вопрос Вулфи. -Зена и Геракл внизу, думаю, им, наконец-то, удалось поговорить… Тяжелый вздох и вот Габриель завязала забавный бантик на голове Стейна. Оглядев свою работу она бесстыже отвела в сторону глаза и тихонько рассмеялась. Северянин выглядел очень забавно с полностью перевязанной головой и смешным бантиком на боку. Даже лекарь не удержался и усмехнулся, глядя на бедного воина. Сказительница кинула тряпку в таз и подошла к лекарю. -Я, правда, не вижу в этом необходимости… Проговорила девушка, но лекарь наградил ее таким взглядом, что белокурая амазонка поспешила прикусить язычок. Старик посадил ее на скамью и принялся осматривать ее ноги, в то время как сама сказительница переводила взгляд с Вулфи на Стейна и обратно. Лекарь достал из своего чемоданчика какую-то мазь и принялся мазать им ноги Габриель. Раны тут же так защипали, что девушка вздрогнула и резко втянула воздух через зубы, и получилось легкое шипение. Лекарь нахмуренно на нее посмотрел и сказал, продолжая втирать мазь в кожу: -Риска заражения нет, у вас ничего серьезного. -Вот видите, я же говорила! Победно воскликнула Габриель, а лекарь нажал на синяк, отчего девушка ойкнула и вновь притихла. Всё же нельзя ругаться, перечить или пререкаться с врачами, у них в руках ваше здоровье. Закончив, старик встал в полный рост, закрыл свой чемоданчик и молча двинулся к двери. Казалось, он уйдет, так ничего и не сказав, однако коснувшись дверной ручки, лекарь внезапно обернулась и посмотрел на каждого из героев. -Спасибо за спасение нашего города... Жители Серении никогда не забудут вашего благородного поступка. Я уверен, при должном уходе, вы вскоре поправитесь. Большего я для вас сделать не могу, хотя хотел бы... Прощайте. После этих трогательных слов, старик открыл дверь и молча вышел.

Стейн: >___< В то время как лекарь осматривал его раненую руку, ладонью невредимой руки северянин упирался в скамью, внимательно, не между тем без особого интереса наблюдая за тем, как работает мужчина. Между тем, ничуть не смущаясь, лекарь начал отдавать Габриэль приказы к действиям, так что сказительница, согласно кивнув на требование принести бинты, покинула комнату. Стейн проводил её быстрым взглядом, оборвавшимся в тот момент, когда игла проткнула грубую кожу ладони. Сморщившись и стиснув зубы, он негромко зашипел, поднимая взгляд на лекаря: - А предупредить нельзя было? - Ну, мне показалось, что ты был немного занят, дружок. Воин лишь хмыкнул и опять опустил взгляд, наблюдая за тем, как мужчина напротив выполняет свою работу. В стороне чуть заскрипело дерево койки и северянин заметил, как Вулфи медленно, с явным напряжением попыталась сесть, после чего получила замечание от лекаря, сказавшего, что так ей будет только хуже. И Стейну показалось, что мужчина прав – в конце-концов, это было его работой, он должен был на глаз определять серьёзность ранений. Молодой мужчина зажмурился, когда был сделан финальный стяжёк, а затем завязан узел. Да уж, процесс этот действительно оказался болезненным, но, между тем, терпимым. Ладно, как бы оно ни было, надеюсь, что этого не придется повторять ещё достаточный промежуток времени. Наконец закончив с ним, мужчина как и собирался, отправился проверять Вулфи и оставляя Габриэль перевязывать обработанные раны северянина. Он улыбнулся ей, когда она подошла к нему и улыбка стала лишь шире, после того как смутившись, сказительница опустила взгляд. Наблюдая за тем, как она старательно избегает встречи с ним взглядами и медленно и невероятно аккуратно обрабатывает зашитый порез, он не мог не подумать о том, что всё это очень… мило. Он не очень-то и любил это слово, оно казалось ему не просто слишком женским, однако и подходящим в основном для деревенских девочек лет четырнадцати. Но, между тем, сейчас ничего более лучшего для объяснения всего этого он придумать не мог. Да и, тем более, кто услышит его мысли и выяснит, что он позволяет себе подобное ребячество? Верно, никто, а значит он имеет на это право. На некоторое время комната погрузилась в молчание, прервавшееся через некоторое время негромким вопросом Вулфи. Он перевёл взгляд на наёмницу, однако с ответом на вопросы его опередила Габриэль. -Хотя, лучше бы пострадала я, чем вы… Этого не должно было произойти с вами… Он серьёзно взглянул в светлые глаза барда: - В том, что случилось, нет твоей вины. И потому нет смысла желать себе подобной участи. Впрочем, продолжать мужчина не стал, потому как её слабая улыбка показала, что девушка предпочитает сменить тему. Это она, собственно, и сделала. -Зена и Геракл внизу, думаю, им, наконец-то, удалось поговорить… - Мне вот просто интересно: у них двоих какая-то общая история? Если честно, не знал, что они близки. Но, судя по случившемуся сегодня, всё именно так. Габриэль закончила с перевязью и, отойдя на шаг в сторону, отвела от него взгляд, негромко рассмеявшись. Усмехнулся и лекарь, теперь заставив северянина почувствовать, что что-то здесь не ладно. Стейн, подозрительно сощурился, между тем чуть усмехаясь. Здоровая ладонь медленно опустилась на голову, а пальцы нащупали бантик, завязанный бардом. - Полагаю, ты очень довольна своим поступком, - продолжая усмехаться, произнёс он, - жаль, что с таким вот «головным убором» местной детворе о случившемся не порассказывать; они с большим удовольствием будут смеяться надо мной, чем воспринимать рассказ. Северянин усмехнулся, убирая руку с головы и медленно поднимаясь на ноги, проверяя на сколько уверенно он может стоять. В принципе, всё было достаточно хорошо, да и от прежнего головокружения почти ничего не осталось. -Спасибо за спасение нашего города... Жители Серении никогда не забудут вашего благородного поступка. Я уверен, при должном уходе, вы вскоре поправитесь. Большего я для вас сделать не могу, хотя хотел бы... Прощайте. Стейн молча, со слабой улыбкой кивнул и, после того как лекарь удалился, произнёс: - Хорошо всё то, что хорошо заканчивается. И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками.

Зена: Геракл Весь их диалог с Гераклом, лишь в очередной раз убеждал женщину, что он по прежнему любит ее, и от этого на сердце становилось теплее. Его взгляд, его прикосновения, его голос действовали на Зену, как анестетик, сильное обезболивающее средство, способное уничтожить очаги пожара в ее душе, боль, что не давала свободно дышать... Женщина слегка улыбнулась, когда Геракл в очередной раз уверил ее в том, что с их дочерью ничего не случиться, и что он защитит и будущего ребенка, ребенка который по поверью нес смерть олимпийским богам. И с каждым днем Зена понимала, что близится тот день, когда бессмертные начнут охоту за ней, и ее ребенком. Королева воинов улыбнулась и когда рука Геракла коснулась ее щеки, она словно котенок легко повела головой, слегка прикрыв глаза. - Геракл, не знаю дошли ли до тебя слухи или нет, но судьбы предсказали смерть олимпийским богам от этого ребенка, готов ли ты рискнуть? Ведь в тебе течет божественная кровь, твой отец Зевс, и я боюсь он не допустит рождения малыша, дабы уберечь свою бессмертную семью и власть богов... Сейчас следовало, все выяснить до конца, разобраться в том, что случилось, в том, что случится, и наконец определить будут ли герои вместе. Ведь каждый из них по своему знаменит и в каждом нуждается народ. Конечно и Зена и Геракл понимали, что им придется принести жертву, вот только будут ли это невинные люди, которым каждый день нужна помощь, либо их собственная жизнь и семья о которой каждый из них мечтал. Без сомнения сын Зевса выберет семью и детей, но мир без Геракла будет другим, а значит выбор предстояло сделать Зене, женщине которая так давно не знала дома, а уж тем более быта. Королева воинов была одной из тех женщин в списке талантов которой не было места готовке и ведению хозяйства, зато в остальном она была показательным героем. Она еще раз сделала глубокий вдох и перевела взгляд голубых глаз на Геракла в ожидании его ответа, но добавила еще несколько слов. - Этот ребенок не был дан мужчиной... и у него есть свое предназначение, вопрос лишь в том, как к нему относится...

Геракл: Как ни старался Геракл разрядить Зену, уверить её в том, что всё будет в порядке, она поддавалась его уговорам лишь частично. Оставалось то, что королеву воинов все же безоговорочно беспокоило, и Геракл чувствовал это, её напряжение при каждом его прикосновении, и мысли королевы воинов, что блуждали где-то вдали, постоянно находя ту одну вещь, что её беспокоит. Но Геракл будет рядом, он будет рядом настолько, насколько Зена его подпустит к себе, по крайней мере, в такое время, в такие моменты её жизни. Но в тоже время вместе с этим, Геракл чувствовал, как Зена начинает успокаиваться, и от этого ему самому становилось легче. Сидя рядом с ней, он хотел сделать так, что бы её ничего не беспокоило, что бы она меньше думала о плохом, и, по крайней мере, хотя бы на мгновение улыбнулась, ведь видеть улыбку на лице любимой – это высшее счастье, особенно после всего, что произошло. Геракл понимал, что помимо того, что сложно было осознать свои поступки и действия, оставить это в прошлом и забыть, как страшный сон, еще сложнее не думать, о грядущем. Геракл понимал это, только потому, что и сам переживал сложные моменты в жизни. Еще в юности судьба подбросила ему испытание, когда он нечаянно убил невинного мальчишку. Это оставило сильный отпечаток на самом Геракле, и научило его дальше жить, не совершая подобных ошибок, а ведь в тот раз, он просто не рассчитал силу, с которой ударил парня, что просто присоединился к плохой компании. Геракл помнит до сих пор, как на самом деле тяжело искупать вину, а в первую очередь, перед самим собой. По крайней мере, эти мысли, Геракл надеялся, что оставили Зену, теперь его возлюбленная беспокоилась о своих детях. Это было вполне понятное беспокойство, их дочь, маленькая Сара, невероятная девочка, что обладает скопом могущества и великолепных сил всегда будет мишенью для тех, кто хотел бы использовать её в своих целях. Так уже было, и так, возможно будет, даже в некой мере предполагаемо, но Геракл этого не позволит. Больше никто не поспеет ею воспользоваться, либо подобраться ближе, что бы испортить девочку. Но Геракл знал, как бы враги не пробовали это сделать, она вырастет хорошим человеком, главное, что бы родители были рядом. В частности он этого хотел. Дальше Зена заговорила о другом своём ребенке, о том, которому еще предстоит родиться. И Геракл опустил взгляд на её живот, слегка отпустил Зену, и тогда внимательно слушая, посмотрел в её светлые глаза. Когда воительница закончила, Геракл задумался и слегка нахмурился. То, что она ему рассказала, было для него новым, но нельзя сказать, что бы он долго размышлял, или сомневался, тут же брови, что сошлись на переносице, вернулись на место, и Геракл успокаивающе улыбнулся, приобнял Зену. - Судьбы…, - Геракл сделал паузу. – Они умеют искусно плести нити, но нужно помнить, что в первую очередь человек сам строит свою судьбу. Не важно, что ей там предначертано судьбою, никто не может сказать точно, как все случиться и что произойдёт. Геракл положил руку на живот Зены, и тогда посмотрел на неё внимательно, и со всей любовью и нежностью, на которую был способен. - Я не дам богам добраться до ребёнка, обещаю. Также Зена рассказала, что ребёнок не был дан мужчиной, и Геракл задумался, как это вообще возможно? Но тем ни менее он постарался сохранить как можно более спокойный вид, и невозмутимый, правда Геракл был сбит с толку, а его мимолётная улыбка, и вопрос, что читался на лице, говорил о том, что он слегка сбит с толку. Зена недоговорила, видимо, увидела реакцию Геракла, и он вопросительно на неё посмотрел, качнул головой, что бы Зена продолжала, и в итоге переспросил: - Как к нему относится?

blackwolfy: Сорри, за такой дурацкий маленький пост.. Просто траблы небольшие с учебой, так что муза моя совсем в отпуске((( Услышав ответ на свой вопрос, девушка облегченно вздохнула. Она и так знала, что жертв не было, но мало ли что могло произойти в то время, как она была в беспамятстве. Арес мог вернуться, снова набедокурить.. Ну или появилось бы очередное вселенское зло в лице той же Ивел, как это было в Аднесе. Вулфи невольно ухмыльнулась своим мыслям - рядом с Габриэль и Зеной некогда было скучать. Только вот ей из всей их компании всегда не везло. Она бросила взгляд на Стейна, которому досталось не меньше, затем на барда, которую теперь осматривал лекарь. Эх, я бы сейчас чего-нибудь перекусила, - вместе с полным сознанием вернулся и аппетит, девушка попыталась кое-как встать, но ее рука, плечо и почему-то спина явно были против. Наемница устало закрыла глаза. Больше всего на свете она ненавидела вот такие вот положения дел - лежать на месте, даже если на восстановление сил уйдет несколько часов, было невыносимо. Впрочем, судя по боли, ей потребуются как минимум сутки. Нет, конечно она могла с героическим лицом сейчас "вскочить" на ноги и почти ровно пошатываясь, отправится на поиски новых приключений, но здравый смысл и еще не совсем утраченный инстинкт самосохранения явно был против. Благодарность лекаря отвлекла ее от этих мыслей. Она лишь слегка улыбнулась - возможно, этот образ жизни ей понравится куда больше предыдущего - раньше ее благодарили звоном монет, фактически окропленных кровью. - Хорошо всё то, что хорошо заканчивается. И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками. -Ну да, нашли "льва", который спас Зену. Да и сами вроде живы, - Вулфи закрыла глаза на секунду, делая вздох - девушке явно не нравилось положение, в котором она сейчас была, - Так что у нас два выбора - либо отпраздновать все это как следует, либо найти себе очередное опасное героическое занятие. Ну, чтобы не скучно было. - ухмыльнулась она и даже попыталась теперь уже действительно вскочить на ноги, но лишь чуть дернулась и тут же ей напомнили, почему она собственно говоря лежит, - Ну а можно конечно устроить себе отдых и проспать целый день. Но лично меня последний вариант не устраивает. Так что, как на счет отпраздновать? - наемница с хитрой ухмылкой посмотрела на Стейна и Габриэль.

Габриель: Дверь за лекарем закрылась, и Стейн, Габриель, Вулфи остались наедине. Северянин очень мудро заметил, что всё хорошо, что хорошо кончается. Габриель улыбнулась и кивнула, ей не верилось, что всё закончилось. Да и ее приключениям с Зеной уж точно еще не пришел конец. Хотя, это как посмотреть. Сейчас королева воинов сидит внизу с Гераклом, и они разговаривают. Никто не знает, к чему приведет эта беседа, но что-то подсказывало барду, что и у этой истории будет счастливый конец. Зена беременна, скоро у нее будет ребенок, Геракл любит ее и не за что не оставит одну. Может пора уже ей завести семью? Так сказать уйти на пенсию и жить счастливо с любимым? «Надеюсь, она сделает правильный выбор» - подумала девушка и закусила нижнюю губу. – «А как же я? Наверно вернусь домой… или продолжу начатое нами дело. Посмотрим, как сложится жизнь» -И, на мой взгляд, вспоминая случившемся, мы и в правду оказались счастливчиками. Габи выскользнула из раздумий, очередной раз улыбнувшись северянину. Он был прав, им крупно повезло, они отделались мелкими ранами и ушибами, а ведь могли и погибнуть. Сама сказительница уже привыкла к такому образу жизни и уже не могла по-другому. Казалось, на протяжении всей жизни Фортуна улыбалась ей. Они с Зеной постоянно выживали в сложных ситуациях, когда, казалось бы, это совершенно невозможно. А вот страх за тех, кого ты защищаешь или кто бьется с тобой плечом к плечу, так и не исчезал. -Ну да, нашли "льва", который спас Зену. Да и сами вроде живы. Подхватила Вулфи, чем привлекла внимание барда к себе. А ведь действительно, Геракл оказался тем самым львом, которого предсказывал оракул. Она и забыла уже о предсказаниях в Дельфах. Кажется, всё это происходило так давно. Хорошо, что Геракл вовремя появился здесь, а то даже страшно представить, что произошло бы. Габриель мотнула головой, пытаясь выкинуть из головы печальные мысли. Она старалась скрыть свое состояние от Стейна и Вулфи, незачем им знать, что барда что-то беспокоит. - Так что у нас два выбора - либо отпраздновать все это как следует, либо найти себе очередное опасное героическое занятие. Ну, чтобы не скучно было. Ну а можно конечно устроить себе отдых и проспать целый день. Но лично меня последний вариант не устраивает. Так что, как на счет отпраздновать? А вот на эту фразу, Габи искренне улыбнулась, даже усмехнулась, переводя игривый взгляд с Вулфи на воина севера. -Ну, Стейн-то у нас готов к танцам, - весело заметила белокурая, коснувшись взором забавного бантика, который сама же и сделала из бинтов. – Держу пари, все девушки будут твоими! – Заговорщицким голосом продолжила сказительница, теперь переводя взгляд на Вулфи. – Ну а ты, товарищ инвалид, куда собралась? Ты даже встать не можешь, зато готова бежать праздновать! Ладно, поднимайся, старушка, пойдем, тряхнем костями! Звонка рассмеялась Габриель, подавая руку Вулфи, чтобы она смогла встать. Да уж, три калеки идут праздновать свою победу. Ну, Серения, держись!

Зена: Геракл Говоря о судьбах Геракл был прав, да и Зена всегда верила в то, что человек сам творец своей судьбы и своего счастья, но к сожалению боги весьма своеобразные натуры. И дело не в их вере судьбе , а в том, что жизнь одного ребенка ничто по сравнению с возможностью потерять власть и вечность... Герой уверил женщину в том, что он не даст ее малютку в обиду, чем вызвал легкую улыбку в ее глазах. - Как к нему относится? Королева воинов слегка поджала губы. Вопрос был деликатным, ей конечно, хотелось бы, чтобы Геракл принял этого ребенка, как своего, но просить об этом она не хотела. Мужчина и так делает для нее слишком много. Она осторожно положила свою ладонь по верх руки Геракла. - Я не в праве просить тебя об этом... - тихо произнесла она - но мне бы хотелось, чтобы малыш чувствовал себя нужным в нашей семье... - этими словами Зена решила дать и себе и Гераклу шанс на нормальное будущее. Конечно , для нее это будет не просто, но ради собственных детей она готова была попробовать, тем более, что герой сказал о доме, который он построил. Единственно с чем королева воинов не могла расстаться так это Габриель. Девушка была частью самой Зены, и покинуть ее ради семьи было бы просто не красиво, ведь в свое время сказительница оставила свою семью ради Зены. - Я надеюсь в нашем доме найдется место и для Габриель тоже... она для меня не просто подруга...ты ведь знаешь...

blackwolfy: Ну а ты, товарищ инвалид, куда собралась? Ты даже встать не можешь, зато готова бежать праздновать! Ладно, поднимайся, старушка, пойдем, тряхнем костями! -Не могу встать? Габриэль, поверь мне - если я захочу повеселится, никакая сила меня не остановит. Да и тем более, ведь такой повод, - девушка уверенно взяла протянутую ей руку и встала на ноги, слегка поморщившись от боли, да, сегодняшнее "тряхнем костями" ей еще аукнется, -Так ,только медленно, не торопясь, - она невольно оперлась о плечо барда, давая своему телу привыкнуть к новым, не столь приятным "ошущениям", наконец, кое как абстрагировавшись от ноющей боли, девушка весело улыбнулась, - Да, да, Серенея запомнит этот день надолго. Она уверенно, теперь уже без поддержки, пошаркала к двери, разве что иногда ее вело чуть в сторону, но со временем девушка привыкла и к этому. Пройдя по коридору, и остановившись около перил на лестнице (видимо чтобы сделать себе передышку) она посмотрела вниз на посетителей таверны, среди которых сразу же узнала Геракла и Зену. Решив, что героя и воительницу пока что отвлекать от разговора не стоит, она посмотрела на Габриэль и Стейна, затем медленно спустилась по лестнице и уселась за ближайший из свободных столиков. -Думаю, прежде чем устраивать танцы было бы неплохо чего-нибудь выпить, - заметила наемница, подзывая к себе мальчика, который разносил еду.

Геракл: Геракл знал, и понимал, как боги относятся к пророчеству, как могут к нему отнестись, и соответственно, Зевс будет первым, кто пожелает воспрепятствовать рождению малыша. Не было никогда такого, что бы Геракл позволил умереть ни в чем не повинному новорожденному ребёнку, лишь из-за какого-то пророчества. Возможно, оно было правдиво. Да, пророчества имели место сбываться, и Геракл это как никто другой знал, например, испытав четко всё на своей шкуре, когда был в Скандинавии. Пророчество гласило о том, что пришёл конец скандинавским богам, и практически уже исполнилось, но Геракл всё повернул вспять, и спас богов. Также и в этот раз, плевать на пророчества, всё может измениться, к тому времени, всё зависит от самих людей, неизвестно насколько от богов, но явно, что от малыша, который растёт внутри королевы воинов. Зена накрыла руку Геракла своей ладонью, улыбнувшись. Геракл положил вторую руку сверху, и успокаивающе улыбнулся, тогда проговорил: - Тебе не нужно просить меня об этом, - ответил Геракл, тогда отпустил руки Зены, и положил их на столешницу, перебирая пальцами. Он задумался, всего лишь на короткое мгновение и не о том, что ему будет сложно любить неизвестно чьего дитя, посланное кем-то королеве воинов. Нет, наоборот, Геракл сильно любил детей, не имело значения, либо это его собственный ребёнок, либо соседский. Он будет одинаково любить, этого малыша, также как Сару, и никогда не вспомнит о том, что это дитя не его. Что бы там не говорила Зена, она не должна была его даже просить об этом, для Геракла, всегда её малыш, будет нужным и любимым, только потому, что он сам любит её. Геракл осторожно положил руку на живот Зены. – Конечно, этот малыш будет желанным и нужным в нашей семье, я не позволю ему чувствовать себя обделенным. Улыбнулся Геракл, тогда убрав руку, осторожно прикоснулся к щеке возлюбленной, и приблизился к ней, слегка поцеловав её. - И Габриель тоже может жить с нами, - улыбнулся Геракл, хоть и его слова прозвучали не так, как обычно, а с немного другой интонацией, но ради чувств и желаний Зены он готов пойти на всё. К тому же он действительно понимал, что они близкие и неразлучные друзья. Тут же Геракл вспомнил об Иолае, он ведь женился, и собирался вместе с Анастасией дом построить, по соседству с Гераклом, а пока они жили все вместе. Но где-то его друг пропал, и не было слышно о нём. Хотелось бы думать, что вместе со своей женой он отправился в свадебное путешествие, но Геракл всё равно переживал за друга, хотя понимал, что тот способен о себе позаботиться. Однажды этому научила Геракла Немезида. Чуть что, Геракл моментально бросался Иолаю на выручку, пытаясь спасти его и тем самым, не давая возможность другу самостоятельно победить своих врагов. Иногда это Иолая цепляло, ущемляло его гордость, а Геракл об этом даже не догадывался, ведь он не знал, что переживание и опека за другом могли вызвать в Иолае такие чувства. Но однажды ему на это показала Немезида, и Геракл понял, что она была права. Поэтому теперь, запомнив советы девушки, что пробудила в нём первые чувства любви, а теперь была хорошей подругой, Геракл не бросался стремглав на выручку другу. Но тем ни менее, параллельно с этим, в нём зародилась вера в силы Иолая, и Геракл стал понимать, что его друг сможет со всем справится, а если нет, тогда Геракл поможет, если Иолай об этом попросит. Геракл вновь посмотрел на Зену и улыбнулся. – И все мы будем дружной семьёй. Сказав это, Геракл обнял Зену, склонив её к своему плечу, а сам почувствовал, что счастье, к которому они вместе так долго шли уже близко. И вдруг Геракл услышал знакомый женский голос. Вулфи звала разносчика, что подавал еду и выпивку. Геракл обернулся, посмотрел на друзей, тогда на Зену, встал из-за стола и протянул руку Зене. - Пойдём, присоединимся к ним.

Габриель: Геракл Зена Даже не думайте))) Я не буду с вами жить))) ишь, нашли бесплатную няньку)))) Вулфи самоуверенно заявила, что если захочет повеселиться, ее ничто не остановит, а уж тем более поврежденное тело. Габриель лишь рассмеялась на это заявление, настроение у нее повысилось до предела. А собственно чего грустить? Они вернули Зену, победили, спасли город, а Арес опять остался с носом и отправился восвояси. Конечно, немного неприятно, что практически все они пострадали от этой схватки, но, в конце концов, героические дела требуют жертв. Бард подала руку Вулфи и та уверенно приняла помощь, однако стоило ей начать подниматься, как она забавно заойкала и попросила, не торопится, а делать все медленно. Сказительница не сдержалась и вновь рассмеялась, с удовольствием давая наемнице воспользоваться своим плечом. Привыкая к ноющей боли, волчица весело улыбнулась и сказала, что Серенея надолго их запомнит. -О да, особенно когда ты будешь пытаться покорить танцпол! Так же весело заметила светловолосая девушка. Габриель с улыбкой наблюдала, как Вулфи поковыляла к двери, при этом иногда ее заносило в стороны. «Ох, плохая это идея» - подумала бард, но уже отказаться от веселого вечера не могла. Она обернулась на Стейна и кивком головы позвола его. Вскоре все трое миновали коридор и спускались по лестнице. Взгляду невольно попался столик, за которым беседовали Геракл и Зена. Судя по их лицам, разговор у них был очень серьезным. А значит, что вмешиваться не стоит. Встретившись взглядом с королевой воинов, сказительница нежно улыбнулась ей и махнула рукой. Вулфи и Стейн уже уселись за свободный столик, и Габриель поспешила к ним присоединиться. -Эй, а как же танцы? Смеясь, спросила девушка, посматривая то на контуженного, на голову Стейна, то на инвалида в лице наемницы. Невозможно не улыбнуться, сама она наверно со стороны тоже выглядела не вполне здорово. На вопрос Вулфи ответила, что сначала надо бы что-то выпить. -Хитришь, хочешь анестезию принять. Засмеялась блондинка. Вообще, она очень редко пила, как-то не доводилось, да и на разум это плохо влияет. Но с другой стороны, почему бы не расслабиться? Главное не увлекаться вином, а то спутники долго будут ее ловить по Серении. Мало ли у нее спьяну проснется героизм и она, держа в руках саи, пойдет сражаться с невидимым противником? С кем не бывает? К столику подошел мальчик и готов был принять заказ. Габриель заказала себе кубок вина и виноград.

Зена: Габриель а куда тебе деваться то?)))))))))))))))))))0 Зена была благодарна Гераклу за поддержку, и доброту, что он всегда проявлял по отношению к ней. Он вел себя так, словно ничего не случилось, и нежно прикасаясь в очередной раз доказывал, что она любима. Странно ведь Зена никогда не чувствовала себя обделенной этим чувством, но лишь рядом с Гераклом ощущения мира в душе полностью заполняло пространство внутри. В ответ на его легкий поцелуй и улыбку, она тоже улыбнулась. Хватит распускать сопли, так думала королева воинов. И наконец, собравшись с силами и мыслями, легкая улыбка расплылась в широкую, а глаза сверкнули легким огоньком счастья. Ведь сейчас она действительно была счастлива. И довольно кстати вниз спустились их друзья, сначала со ступенек немного не уверенно, как показалось Зене спустилась Вулфи и уселась за свободный стол, решив не мешать, а следом за ней и Габриель со Стейном. Но разговор между Гераклом и Зеной уже закончен, а по сему, женщина на предложение героя подойти к своим друзьям ответила легким кивком, и подала руку мужчине. - Конечно - тихо сказала она и последовала за Гераклом к столику, за которым уселись их друзья. Рука королевы воинов осторожно коснулась плеча барда, а легкая улыбка говорила о том, что женщина рада, что все закончилось. - Не возражаете ? - немного игриво спросила она, присаживаясь за стол к друзьям.

blackwolfy: -Эй, а как же танцы? -Ну, если только ты меня пригласишь, - подмигнула барду наемница, как можно удобнее устраиваясь на лавочке, чтобы сильно не беспокоить поврежденные конечности. Впрочем, она либо уже привыкла к боли, либо действительно ей стало намного легче от того, что все это осталось позади, но чувствовала Вулфи себя уже намного лучше. По поводу анестезии она лишь ухмыльнулась и заказала самую большую кружку эля. Не то, чтобы она хотела действительно напиться, просто у нее был повод. Да, да, конечно.. - с сарказмом заметила она про себя, отчего-то думая о том, что вскоре ей вновь придется отправится в путешествие на поиски своей души, девушка посмотрела на Габриэль, не зная, сказать о своей скором уходе сейчас или пока не портить праздничное настроение сказительницы. -Знаешь, а ведь мне.. - Не возражаете ? - внезапно перед ними возникла Зена, не дав наемнице закончить свое предложение. -Конечно нет, - улыбнулась ей девушка, даже не зная, радоваться ей подобному спасению или нет, к счастью ее сомнения развеяла кружка эля, чудом появившаяся прямо у нее перед носом. Девушка сделала глоток, затем посмотрел на всех сидящих за столом. И то ли алкоголь придал ей смелости, то ли это было просто порывом, но девушка медленно встала из-за стола, немного неуверенно посмотрев на окружающих ее героев. -А знаете, у меня есть тост. Встреча с вами, со всеми вами, - она бросила взгляд на Стейна, с которым у них как-то сразу не заладилось, - изменила мою жизнь. И мне хотелось бы, чтобы не смотря на козни всех бессмертных и смертных вы продолжали делать это - менять людей к лучшему, - девушка подняла кружку в знак подтверждения своих слов, сделала пару глотков и вновь уселась на свое место, а затем уже куда менее пафосно выпалила, - Ах, да, и боюсь мне вскоре придется вас покинуть. Ву понимала, что делает все в спешке и что ее состояние не совсем позвляет ей свободно путешествовать по стране, но какой-то внутренний голос подсказывал наемнице, что нужно быть в ближайшее время девушке определенно нужно быть в другом месте, если она хочет найти Ареса и получить свою душу обратно.

Геракл: Как хорошо, когда всё хорошо заканчивается. Наконец-то с этим делом, вокруг которого было столько шуму, переживания, столько эмоций, бури и наоборот некого затишья, можно даже сказать мелкой войны, всё затихло, они со всем справились, как и всегда. Пришёл счастливый конец, и это приключение было завершено, но поставят ли герои на этом точку? Явное дело, что нет, за пределами Серенеи их ждёт что-то новое, ведь мир на месте не стоит, каждый раз, где-то что-то действительно происходит, и, что каждого из нас ждёт дальше, никто не может предугадать, даже судьбы, часто может произойти всё не так, как они это предусмотрели. Геракл пригласил Зену присоединиться к их друзьям, королева воинов согласилась и спешно отправилась к ним. Геракл же задержался на месте, засмотревшись на нескольких человек у выхода, что бранились, не хотелось бы, что бы здесь вдруг началась драка, не важно из-за чего, в любом случае драка – это досадная вещь. Но ничего не произошло, собеседники лишь переглянулись косыми взглядами и разошлись по сторонам. Один вышел из трактира, другой сел за стол обратно к своей компании. Вскоре Геракл присоединился к друзьям, что уже вели активную беседу. Вулфи и Габриель готовы были танцевать. Геракл подошёл к девушкам и Стейну, до этого момента единственному мужчине в их компании, улыбнулся, развел руками. - О чем беседуете? – спросил Геракл с задорной улыбкой, и ему удалось, широко расставив руки обнять рядом стоящую Габриель и Зену, прижав обеих девушек к себе. Все же всегда было приятно расслабиться в дружеской компании после тяжелых дней, вот только здесь еще не хватало Иолая, как ни крути, но с ним бы было в тысячу крат веселей, он еще тот шутник, хоть иногда его шутки бывают довольно странными, но Иолай всегда был душой любой компании. Но где-то действительно его друг долго пропадал, и Геракл всё чаще об этом задумывался, отвлекшись от своих мыслей, он улыбнулся друзьям, и как раз в этот момент Вулфи проговорила, что вскоре ей придется их покинуть. Геракл отпустил Зену и Габриель, и положил руки на пояс, с мягкой улыбкой глядя на сидящую воительницу. Так оно и должно быть, хоть они и отличная команда, но многие из них разойдутся в разные стороны, и для каждого из людей, что собрались в Серенее вместе, в жизни такие события – не новость. Всегда на пути странников встречался кто-то, с кем приходилось провести некоторое время, и потом приходилось расставаться. Такова жизнь тех, кто не сидит на одном месте, кто пребывает в вечных поисках чего-то, либо смыслом жизни видит лишь странствия. - Куда отправишься? – спросил Геракл ненавязчиво, это не значило, что он требовал ответа, или ему действительно необходимо было это знать, он просто поинтересовался, взглянув на Зену, Габриель и Стейна. Да, конечно, все же никто из всех здесь присутствующих не ожидал, что придется так скоро расставаться, но время действительно не стоит на месте, и кто знает, может Вулфи ждут какие-либо дела. Геракл протянул руку к столу, взял кувшин с вином, налил в свободные стаканы вина, себе лишь немного, поскольку он не пил. После Геракл взял стакан, посмотрел на Вулфи, затем на всех, и проговорил. – Выпьем за отважную воительницу, что готова рискнуть своей жизнью ради других, за ту, у которой большое, доброе и верное сердце. За Вулфи! Геракл поднял стакан и предложил всем выпить за воительницу. Да, она была наёмницей, да, когда нужно было, она убивала людей, и может, она еще сама себе не отдавала отчёта в том, что все же она хороший человек. Геракл в людях не ошибается, такое случается очень редко, и как раз Вулфи не из тех редких случаев. В ней он был уверен до конца, а всё остальное лишь мелочи, и в итоге, спустя некоторое время, девушка и сама поймёт, какой широкой душой обладает, или обладала… Гераклу не было известно, что её душа принадлежит Аресу. Но ведь даже без души, она способна на такие поступки, а значит Вулфи из тех людей, на которых можно положиться, и которая протянет руку помощи. После того, как все отпили вина, и Геракл в том числе, он еще раз посмотрел на воительницу, и проговорил. - Ты всегда можешь рассчитывать на нашу помощь, - Геракл говорил серьезно, с дружеской улыбкой на лице. Если Вулфи понадобится помощь, ей стоит только обратиться к нему, и он в любом случае поможет, да и не только он, но и все, кто здесь находился.

Габриель: Стейн, Вулфи и Габриель уже сидели за столом в отличном расположении духа. Хотелось праздника, хоть раз в жизни. Сказительница давно уже не веселилась, а тут ей выпал отличный шанс развеяться перед следующим захватывающим приключением. Положив ногу на ногу под столом, и покачивая носочком, бард сложила руки на столешнице и игриво посмотрела на наемницу. Вулфи заказала себе самую большую кружку эля и тут же встретила удивленный, но в тоже время веселый взгляд Габриель. -Деточка, а ты не лопнешь? Хихикнула блондинка и перевела взгляд на Стейна. Северянин самый последний сделал заказ, но чем именно он хотел наполнить свой желудок, сказительница так и не услышала. Зазвучала прекрасная музыка, состоящая из струнной лиры и духовной флейты. В центр таверны вышла какая-то девушка, видимо выполняющая тут роль танцовщицы. Танцевала она не плохо, да и публика подбадривала ее ритмичными аплодисментами. Вскоре и сама Габи присоединилась к ним, весело улыбаясь и хлопая в ладоши. Однако, переведя взгляд на Вулфи, девушка перестала улыбаться и хлопать. Что-то во взгляде наемницы было грустное и даже слегка озабоченное, словно она хотела о чем-то сказать, но не решалась. Бард наклонилась слегка вперед, и уже хотела было спросить у Вулфи, в чем дело, как та ее опередила и начала свою речь. Вот только до дрожи знакомый голос перебил ее. Подняв вверх взгляд зеленовато-голубых глаз, Габриель увидела подошедшую к их столику Зену, которая в ту же секунду положила свою руку на плечо барда. Приятное тепло растеклось по всему телу, а на губах сама собой расцвела нежная улыбка. По виду королевы воинов было понятно, что разговор между ней и Гераклом закончен, и, кажется, очень благополучно. Такому исходу девушка была безумно рада. Возле дальнего столика Габриель заметила Геракла, который следил за тем, что бы в таверне не произошло драки и когда два ворчуна разошлись в разные стороны, полубог направился к столику своих друзей. «Так не привычно… мы сейчас все вместе будем просто отдыхать, а обычно судьба сводит нас всех вместе только в страшном бою. Ну что ж, посмотрим, кто из нас лучше всех может веселиться!» - игриво подумала про себя блондинка и согласно кивнула на вопрос Зены. Конечно, никто не возражал! Такого и быть не может, королеве воинов незачем было спрашивать разрешения, чтобы присоединится к собственным друзьям. Габриель слегка привстала, чтобы помочь Зене сесть, как внезапно чья-то могучая рука крепко ее обняла и прижала к мужской груди. Девушка тут же звонко рассмеялась, ни капельки не сопротивляясь, ведь она узнала приятный голос Геракла и его дружеский нрав. Полубог игриво поинтересовался, о чем они беседуют, на что уже освобожденная сказительница ответила: -Мы ждали тебя, чтобы начать теплую беседу. Присаживайся! Проговорила вежливо бард и жестом руки пригласила сына Зевса сесть за стол. Когда все оказались в сидячем положении, а мальчик таверны разнес каждому его заказ, Вулфи внезапно даже для себя встала. Взгляды всех обратились на нее, однако наемница ни капельки не растерялась. Приподнимая кружку эля, она начала говорить красивый тост, смысл, которого был в том, чтобы все они продолжали изменять людей в лучшую сторону, как когда изменили саму Вулфи. Габриель улыбнулась, жаль, у нее сейчас не было под рукой свитка и пера. Она бы обязательно записала слова наемницы, чтобы перечитывать их и иногда цитировать. Отпив немного вина, бард повернула голову и на секунду увлеклась пламенным танцем девушки, однако данное развлечение сразу отошло на второй план, когда Вулфи сказала, что в скором времени ей придется уйти. Лицо Габриель тут же поменялось. Теперь в ее глазах проскользнула искренняя грусть. В глубине души она понимала, что рано или поздно наемница покинет их, однако бард не думала, что это наступит так быстро. -Но, Ву!!! – поспешила капризно возразить Габриель и стрельнула взглядом в сторону Зены, но так и не нашла там поддержки. Поджав губы, девушка тут же начала искать причины, чтобы наемница подольше оставалась с ними. – Ты не можешь… Сейчас тебе нужен отдых и покой, ты слишком слаба! Ляпнула первое, что пришло в голову, но отчасти это было отличным шансом удержать наемницу подле себя. Она слишком плохо себя чувствовала, да и лекарь не советовал ей быть прыткой в первое время после той битвы, так что не куда Габи ее не отпустит. Однако ей было всё же интересно, куда Вулфи так торопится. Не уж то ей надоела компания легендарных героев Греции в лице Зены и Геракла, ну и парочки воинов в виде Габриель и Стейна. Наврядли. Тут было что-то другое. Геракл поинтересовался у наемницы, куда она собирается отправиться, однако волчица не успела ответить. Полубог разлил по чашкам вино и произнес тост: за Вулфи! Все, кто сидели за столом широко заулыбались, стукнулись деревянными кружками и с удовольствием выпили за эту храбрую воительницу. Стоило Габриель поставить кружку, как музыка в зале заиграла громче. Тут уж девушка не удержалась. Она схватила наемницу за кисть руки и потащила танцевать. -Эй, Геракл! Не присоединишься к нам? А то боюсь Вулфи потребуется страховка! Весело рассмеялась сказительница, увлекая наемницу за собой, и маня полубога присоединиться.

Зена: буду подвисать...так что если можете пропускайте мою очередь .. не обижусь) По-скольку Стейн пропал, временно выводим его из сюжетки. После того, как компания воссоединилась за одним столом, Вулфи сообщила о том, что ей придется уйти. Что ж ее можно было понять, поэтому на вопросительный взгляд Габриель относительно ухода Вулфи, Зена лишь поджала нижнюю губу, и слегка улыбнулась. Они не в праве задерживать наемницу, если та изъявила желание покинуть их. Далее последовал тост, в котором все приняли участие, и только у королевы воинов в кружке было молоко. Дааа, не привычно для воительницы, но все же. Обстановка была достаточно спокойной, люди этого города и так пережили слишком много за несколько дней, поэтому сейчас веяло некой умиротворенностью, несмотря на некоторых людей, что смогли привлечь внимание Геракла, но и те мирно разошлись по сторонам. Женщина смотрела на то, как Габриель веселиться и в глубине души радовалась за подругу. Ее улыбка всегда согревала сердце Зены, да и Геракл был рядом и все недомолвки испарились в воздухе. Они приняли решение попробовать жить вместе, но никто из них не знал, чем это может закончиться. Зена наблюдала за всем происходящим молча....она прибывала в своих мыслях, которыми не хотелось делиться и потому, на лице женщины иногда появлялась улыбка, а иногда спокойствие в глазах. Между тем Стейн сидел задумчивый и теребил остатки вина в своем бокале, изредка он поглядывал в сторону Вулфи и Габриель, парой на Зену и Геракла, легко улыбаясь. - Задумался? - спросила Зена, делаю очередной глоток молока. Мужчина тут же перевел взгляд на собеседницу. - Боюсь , что мне как и Вулфи придется покинуть вас на время - с грустью сообщил тот. - Мне бы хотелось пойти с вами и дальше, но у меня есть одно дело, которое требует завершения. Зена слегка прищурила глаза. - Может мы сможем помочь? - спросила она при этом на секунду взглянув на Геракла, рассчитывая, что он поддержит ее предложение, ведь Стейн стал им верным товарищем. Но мужчина твердо ответ нет, ссылая на то, что дело слишком личное. - Обещаю, как закончу я обязательно разыщу вас - после этих слов он посмотрел на Габриель. Возможно это , что-то значило, а может и нет, но об этом знал лишь сам Стейн. Зена еще пару секунд молчала, после чего ответила. - Что ж... наши компания редеет , но я надеюсь на скорую встречу - она улыбнулась. Стейн так же ответил улыбкой, но выжидать окончание веселья не стал. Видно его действительно, что-то торопило. Мужчина встал из-за стола, подошел к Зене пожал ей руку и повернулся к Гераклу, проделав тот же жест рукой. - Был рад познакомится с тобой, и буду рад дальнейшим встречам!

blackwolfy: Сорри, за такой бред, просто как-то надо уже как-то переводить ее в другой квест.. Тост Вулфи восприняли весьма воодушевленно, а Геракл и вовсе предложил выпить в честь самой наемницы. Девушку этот факт явно смутил. Эти люди, которых она вполне могла позволить себе назвать своими друзьями, не знали ведь всей правды о ней. И в этот момент ей хотелось рассказать обо всем - и о ее сделке с Аресом, и о кошмарах, преследующих ее каждую ночь. Но наемница промолчала. Она скоро уйдет и эти проблемы останутся с ней. Нечего ими грузить остальных. Габриэль идея со скорым уходом Вулфи пришлась не по душе. Этого девушка и боялась. Она понимала, что уже приросла душой, хоть теперь уже не принадлежащей ей, к барду и с каждым прошедшим часом уйти ей будет сложнее. Но она не принадлежала их компании. Зена и Габриэль были героинями, они спасали жизни, боролись с коварством богов. Сама наемница просто жила и пыталась бороться за собственное существование, а теперь и за собственную душу. Поток мыслей прервало заявление Стейна, который похоже тоже решил покинуть их честную компанию. Ву попрощалась с парнем, невольно подумав, а не стоит ли ей тихо последовать за ним, только вот бард утащила ее из-за стола, прямо на танцевальную площадку. Наемница некоторое время растерянно смотрела на окружающих, а затем забыв обо всем, присоединилась к общему празднеству. Конечно, двигалась она осторожно, дабы не будить уже казалось бы успокоившуюся боль во всем своем теле. Девушка посмотрела на барда, та тоже похоже во всю отдалась музыке. -Габриэль, если когда-нибудь в будущем ты встретишь меня и я буду звать себя Элиссой - знай, это буду не я, - внезапно призналась Ву, подойдя чуть ближе к барду, чтобы та могла расслышать ее. С этими словами, наемница как будто растворилась среди танцующих, стоило Габриэль и Гераклу отвлечь свое внимание от нее. Ву быстро оказалась в комнате, такой прыти не ожидала даже она, собрала свои вещи и не раздумывая и игнорируя боль во всем теле, вылезла через окно. Благо на всякий случай под ним стоял воз с сеном. Игнорируя взгляды редких прохожих, она накинула капюшон и исчезла в неизвестном направлении. Она почему-то боялась прощального разговора, боялась, что расскажет все на чистоту. Как всегда, бежим от заботы, волчонок.. . ----->Храм Ареса

Геракл: Рано или поздно всё должно было достигнуть своего конца, логического завершения, так и сейчас. Не долго осталось пировать, вместе наслаждаться минутами, когда можно было просто отдохнуть и порадоваться жизни в тесной и дружной компании, поскольку не так часто это удавалось, особенно после столь тяжелых будней. Но не только какое-то чувства показывало, что вскоре кто-то их покинет, но также и здравый смысл, вот уже Вулфи несколько напряглась и опечалилась – явный показатель того, что наёмница собиралась уходить. Габриель этого не хотела принимать, она попросила подругу остаться, потом в итоге в шутливой форме заявила, что никуда не пустит её. Геракл лишь скрестив руки на груди, и опершись об стену, наблюдал за тем, как подруга Зены после тоста потянула Вулфи танцевать. На лице Геракла заиграла лёгкая улыбка, и вместе с этим между Зеной и Стейном завязался легкий разговор, Геракл тут же переключил на них своё внимание, и, отпустив руки, подошёл к столу. Зена предложила Стейну помощь, а так как Геракл слышал ход их разговора, он также присоединился и подтвердил слова возлюбленной уверенным кивком головы и поспешил заверить. - Мы всегда готовы тебе помочь, каким бы ни было твоё дело, - сказал Геракл, но Стейн все равно отказался от помощи, ему нужно было идти. Так было всегда, даже в самых обыкновенных компаниях в самый разгар празднования кто-то первый уходил, за ними один за другим. Стейн поднялся, пожал руку Зене, затем Гераклу. Геракл также крепко пожал руку новому другу, и поджав при этом губы, в благодарной улыбке кивнул. Стейн посмотрел в сторону Габриель, а Геракл проследил за взглядом юноши, затем сказал. – Может, попрощаешься с ней? Но Стейн был твёрдо намерен исчезнуть, как можно скорее, поэтому он ничего не ответил Гераклу, лишь попрощался, и скрылся среди толпы. Геракл же облокотился локтями об край стола и посмотрел на Зену, конечно расставание не нагнало на него печали, как уже говорилось, Геракл привык к подобному в жизни, поэтому такие моменты воспринимал, как что-то совершенно обычное. Он улыбнулся Зене, показывая на Габриель и Вулфи, а затем сказал: - Ну, теперь вернемся домой? Сара нас уже заждалась, - Геракл глянул на Зену, которая была несколько задумчивая, но он не собирался лезть ей в душу. Либо копаться в ней, он понимал, что есть те вещи, которые человек должен перенести самостоятельно, либо то, что он до конца своей жизни будет держать в себе. Но вдруг Геракл услышал задорный голос Габриель, она позвала его присоединиться. Геракл поднялся с лавки, развел руками и пожал плечами. – Ну, вам и без меня там весело. Думаю, я буду только мешать. Попробовал отшутиться он, но не вышло, какая-то девушка, увлеченная танцем, крепко схватила его за руку и потянула в самый центр веселья, где были Габриель и Вулфи, и вместе с остальными Гераклу пришлось танцевать. Он конечно на первых порах попробовал выбраться из круга, но когда под танец менялись парами, и Гераклу досталась другая пара, он уже действительно сбежать не смог, что не скажешь о Вулфи. Как раз на этом элементе танца, когда партнёры менялись, Вулфи и воспользовалась моментом, что бы скрыться. Геракл сразу заметил её молниеносное и быстрое движение по направлению к ступеням и уже потом, как её фигура мелькнула на последней из них. «Удачи тебе» - мысленно пожелал Геракл Вулфи, и когда подошла очередь Габриель быть его парой, он взял и вывел девушку из круга танца, не грубо конечно же. - Она ушла, - только и сказал Геракл светловолосой сказительнице.

Габриель: Время прощаться приближалась с немыслимой скоростью. И Габриель как не странно отлично это осознавала. Вот только верить отказывалась. Она всегда была дружелюбной девушкой и быстро привязывалась к людям. А тут, проведя столько времени со Стейном и Вулфи, она уже просто не представляла свою жизнь без них. Определенно сказительница будет скучать, и вспоминать их чаще, чем следовало бы. Ей бы выдержку Зены, которая в глубине души тоже болезненно переносит потерю людей, но ее внутренняя сила помогает ей справиться с тоской. А вот Габриель так этому и не научилась. И пока, она всеми силами пыталась оттянуть момент расставания. Бард, весело смеясь, потащила Вулфи на танцевальную площадку, чтобы та хотя бы на время отложила свой уход. Но сказительница не знала, что убежав танцевать, она пропустит момент, когда Стейн молчаливо исчезнет из ее жизни. Габриель так увлеклась танцами, что ничего не замечала. Она видела лишь счастливые лица вокруг себя, слышала заводной ритм музыки, хлопанье в ладоши и топот ног. Танцы были забавными и смешными, ведь здесь не было профессионалов, да и никто не оценивал, люди просто веселились и отдыхали. Габриель позвала Геракла присоединиться к ним, но герой как всегда решил шутливо отказаться. Однако одна из местных дев всё-таки увлекла его на танцевальную площадку, где полубога уже поджидали Вулфи и сказительница. Геракл первое время пытался убежать, но танцующие окружили его и просто не выпускали из круга. Бард звонко рассмеялась и крикнула сквозь громкую музыку: -Эй, Геракл, я слышала, ты выиграл конкурс танцев в Кротоне, покажи, что ты умеешь! Габриель сейчас была по-настоящему счастлива. Она веселилась и отдыхала, такое редко бывает. Обычно за одними приключениями тут же следуют другие, без перерыва и передышки. А тут ей выдался момент, жаль, что Зена никогда себе подобного не позволяет. В один момент, бард взглянула на Вулфи, та была очень грустной, не смотря на то, что полностью отдалась энергичному танцу. И внезапно наемница предупредила сказительницу, что если она когда-нибудь встретит волчицу и та представится ей Элиссой, чтобы Габ знала, что это будет не Вулфи. Девушка ничего не поняла и нахмуренно посмотрела на подругу. -У тебя, что, есть сестра-близнец? Спросила амазонка первое, что пришло ей в голову. Но ее слова утонули в грохоте музыки, которая вновь заглотила Габриель в мир танцев с головой. Так девушка не заметила, как Вулфи покинула их, решив не тратить время на слезные прощания. А жаль, барду было, что сказать на прощанье наемнице. Наконец в сумасшедшем танце Габриель сошлась в паре с Гераклом, она весело рассмеялась и уже готова была продолжить, но внезапно герой ненавязчиво вывел ее из круга танцующих. Девушка даже не успела спросить, что случилось, как Геракл сказал всего два слова, которые моментально испортили настроение сказительницы. Она ушла. Вулфи ушла и даже не попрощалась. Как она могла… Габриель обвела зал взглядом и убедилась в том, что наемницы нет. Печально кивнув Гераклу, девушка медленно двинулась к столику. Сев на стул она тут же взялась за кружку с вином и сделала три больших глотка. После чего поставила ту на стол и еще раз огляделась. Кажется, еще кого-то не хватало… -А где Стейн? Растерянно спросила бард, но уже знала ответ. Тоже ушел… А вот тут действительно стало обидно. Между девушкой и северянином пробежала какая-то искра, что-то сблизило их, и Габриель надеялась, что хоть он останется ненадолго с ней. Но, видимо, Стейн этого не хотел. Сказительница отвернула голову и стала наблюдать за танцующими. Взгляд у нее был печальным, глаза на мокром месте, но она всеми силами пыталась держаться. Еще одна закалка для ее мягкосердечного характера. Когда же она научится прощаться и отпускать людей, как Геракл и Зена? Они давно приняли разлуки, как должное, ведь в их жизни по другому нельзя. А Габриель? Сколько лет она путешествует с Зеной и всё не как этому не научится. Наверно ей и не судьба. -Ну, что, куда дальше? Внезапно спросила Габриель, поворачиваясь к друзьям. Проще будет забыть обиду на Вулфи и Стейна во время приключений. Она уже достаточно отдохнула и готова была двинуться в путь, ведь здесь им уже делать нечего. В Серении всё спокойно, и нет места героям.

Зена: - Ну, теперь вернемся домой? Сара нас уже заждалась На слова Геракла, Зена улыбнулась и молчаливо кивнула головой в знак согласия. После чего мужчину утянули на танцпол , где сейчас находилась Габриель и Вулфи, однако спустя пару секунд волчица исчезла из виду королевы воинов, на что воительница лишь слабо вздохнула, мысленно пожелав удачи той в ее странствиях. Зена смотрела на подругу в глазах которой было счастье, маленькие звездочки в глазах, говорили о том, что ей хорошо, но в один прекрасный момент, улыбка с ее лица исчезла, а звезды превратились в едва заметные слезинки, что скопились на краю глаз, но так и не вышли за их границы. Королева воинов понимала от, чего ее подруга так погрустнела, ведь Габриель всегда привязывалась к людям, и с трудом могла пережить расставание с ними, особенно когда эти люди стали дороги ей, а тут они покидают даже не попрощавшись. Зена не могла смотреть на то, как родной человек едва сдерживает горькие слезы. А когда глаза подруги встретились взглядом с Зеной, женщина встала из-за стола и подошла к ней. Королева воинов, легко улыбнулась, после чего нежно коснулась тыльной стороной руки, щеки Габриель. - Мы обязательно еще встретим их - тихо сказала она, после чего прижала Габриель к себе. А взгляд обратила к Гераклу. Да, Зена сейчас была не многословна, но она никогда не отличалась излишней разговорчивостью...Это был удел Габриель. Талант который не раз помогал им в их путешествиях. - Думаю нам стоит переночевать здесь, а утром отправится..... домой - последнее слово было сказано с особой теплотой в голосе.

Геракл: Конечно, Геракл ситал, что Вулфи и Стейн поступили не правильно. Да, расставаться всегда было сложно, несмотря ни на какие обстоятельства. Это просто нужно было пережить и продолжать свой путь дальше в надежде на то, что однажды дороги их вновь сведут вместе. Но Стейн, решил так скоро оставить их всех, а главное Габриель, что уже в некоторой степени привязалась к юноше, а возможно, даже между ними и промелькнули некие чувства. Определенно он должен был попрощаться с ней, также, как и Вулфи. Та тоже поспешила незаметно скрыться, пока Габриель затанцевалась. А было ведь так, что они наоборот сделали легче лишь себе, только себе, ушли не попрощавшись. Так будет лучше для них, но Габриель, наверняка она чувствовала себя брошенной. Да, у неё была Зена, но и к этим людям светловолосая бард успела привязаться и она действительно заслуживала на то, что бы они с ней хотя бы попрощались. Геракл видел, как исчезла её счастливая улыбка после того, как он сказал эти два слова, о том, что Вулфи ушла. Затем подруга Зены заметила, что и Стейна нет, тогда уже совсем загрустила. Но не стоит их винить, у них не было выбора, и Стейн и Вулфи думали, что так будет лучше для всех – неожиданное и незаметное расставание. Геракл переглянулся с Зеной, когда та стала успокаивать свою подругу, а сам обвёл взглядом зал, где люди развлекались. Тогда чуть погодя Габриель спросила, куда дальше. Зена предложила заночевать здесь, а потом отправится домой, Гераклу эта идея очень понравилась. Он кивнул головой, и сказал: - Да, давайте отдохнём здесь перед дорогой, - Геракл взял свою чашу и допил оставшееся вино. Нет, он выпил немного, и от такой дозы его не развезло, и он даже не чувствовал действие алкоголя. Этого было слишком мало, что бы он уже опьянел, так что Геракл был в здравом уме. После того, как Зена и Габриель отправились наверх, Геракл подошёл к стойке, рассчитался с трактирщиком, за комнаты, выпивку ми еду, но тот вернул Гераклу все деньги, и сказал, что им всё бесплатно, как в благодарность всей Серенеи, за то, что они спасли их от нападения войска. Геракл улыбнулся, все же оставил монеты на стойке, и отправился наверх, постучав в комнату, он открыл дверь, заглянул, затем вошёл, и, прикрыв за собой дверь, сказал. – Ну, вы располагайтесь здесь. Если что я буду в соседней комнате, напротив. Геракл посмотрел на Зену, задержав на королеве воинов свой взгляд, тогда мимолётно посмотрел на Габриель, улыбнулся подруге Зены, и закрыл за собой дверь, отправившись в свою комнату. Здесь было чисто и убрано, не богатая обстановка, всего одна кровать у стены, недалеко от кровати стояла небольшая тумбочка, здесь не было шкафа, но у противоположной стены стоял плетёный из лозы стул. Геракл посмотрел на этот стул и улыбнулся. «Нужно запомнить, что бы я на него не садился», - действительно, ведь если Геракл сядет на этот стул, то он его не удержит, и Геракл просто сломает его, чего бы очень не хотелось. Он присел на кровать, упершись взглядом в пол, и задумался, о чём известно только ему. Но на самом деле он видел, ту дружбу и единство, что было между Зеной и Габриель, и ему знакомы такие чувства. Он и Иолай – два лучших друга, что всегда вместе, ну или в больших случаях. Но сейчас Иолая рядом не было. Геракл резко поднялся с кровати, подошёл к окну, и, опершись плечом об стену, он скрестил руки на груди, и глядя сверху на мелькающие фигуры внизу, Геракл задумался о том, где сейчас находиться Иолай, всё ли с ним в порядке. Что самое противное, так это то, что его терзала тревога, словно какое-то шестое чувство подсказывало, что все же стоит броситься на поиски Иолая. Так почему он этого не делает? Геракл посерьезнел и заметно помрачнел, мысли о том, где сейчас пребывал его друг, волновали неспокойную душу Геракла, и сейчас почему-то даже вера в силы Иолая не очень спасала Геракла от волнения.

Габриель: Было такое чувство, что все боятся прощаться с Габриель. Словно, она съест их или убьет на месте. Глупо как-то. И не справедливо. Конечно, может она начала бы упрашивать их остаться еще на какое-то время, но всегда же можно сказать твердое "нет". Однако, Стейн и Вулфи оказались слишком мягкосердечными, чтобы отказать надоедливому барду, поэтому решили просто убежать, ничего не сказав. Либо, расставание со сказительницей принесло бы им такую же утрату, как и ей самой. Об этом думать можно бесконечно, тем самым причиняя себе только ненужную боль, поэтому Габриель постаралась выкинуть Вулфи и Стейна из головы. В конце концов, если судьба распорядится так, чтобы они встретились, все прежние обиды будут забыты. Бард подняла глаза на Зену и встретилась с ней взглядом. Внезапно, королева воинов, гонимая непонятным желанием, встала из-за стола, подошла к девушке и ласково провела рукой по ее щеке, сказав при этом, что они обязательно их еще встретят. Габриель слабо улыбнулась на это и кивнула, слегка отстраняясь от руки Зены. Ей было приятно прикосновение подруги, и то, что она пытается утешить сказительницу, вот только обращаться с ней, как с ребенком не нужно. Она справится с этим сама. Но Зена посчитала, что ее добродушная подруга слишком расстроилась, поэтому после своих слов тут же заключила Габриель в объятия. Бард этого не ожидала, поэтому встретила объятия подруги слегка удивленно, но все же приобняла Зену и легонько похлопала ее по спине. -Я в порядке, спасибо. Уже на словах сказительница решила дать понять, что она справится с этим бременем. В конце концов, только с помощью боли, мы закаляемся, становимся сильнее и чуть не доверчивей. Тут же Зена ответила на ранее заданный Габриель вопрос о том, куда они отправятся дальше. Темноволосая воительница предложила заночевать в Серении, а утром отправится домой. Гераклу эта идея очень понравилась, и он не скрывал своих эмоций, что зеркально отразились на лице. Полубог согласился переночевать здесь. Габриель удивленно переводила взгляд с сына Зевса на королеву воинов. Она явно что-то упустила, так как не совсем понимала, куда это домой? Но судя по всему, теперь у них был свой дом. Точнее, дом Геракла и Зены, Габриель была там явно лишней. И всё же радость за подругу тут же мелодией заиграла в сердце барда. Значит, разговор двух героев прошел хорошо, и они решили попробовать создать полноценную, нормальную семью. Это было просто замечательно! Ведь Зена и Геракл безумно любили друг друга, у них была прекрасная маленькая дочка и вскоре на свет появится еще один ребенок. Они определенно уже должны жить вместе и остепенится. О подвигах придется забыть, хоть это будет и тяжело в первое время. Однако любовь поможет им пережить такую потерю. Габриель пока не стала говорить Зене, что ей не место в их доме. Как гость, да, но как постоянный жилец - нет. Они же не шведская семья, да и, в конце концов, Гераклу и Зене надо будет бывать вдвоем для вполне логичных вещей, а тут Габриель будет хвостиком за ними бегать. Нет, так дела не пойдут. Но лучше сказительница поговорит на эту тему с подругой, когда они останутся вдвоем. Если вообще останутся. Как оказалось, вдвоем верные подруги остались достаточно быстро. Выпив вино и молоко, Зена и Габриель отправились наверх, где их уже поджидали снятые комнаты. Зайдя в одну из них, бард подошла к Королеве воинов: -Я так понимаю, ваш разговор с Гераклом кончился тем, что у вас появился общий дом? С улыбкой спросила девушка и положила ладонь на округлый живот подруги. Малыш внутри Зены тут же отреагировал на знакомое прикосновение и толкнул маму ножкой. Почувствовав легкий толчок, Габриель расплылась в счастливой улыбке. Однако подняв взор на подругу, бард убрала руку и поджала губы. -Зена, знаешь, я думаю, что я буду... Начала было Габриель, но в дверь внезапно постучались. Никто не сомневался, что это Геракл и, конечно же, для него все двери в Греции были открыты, в том числе и эта. Полубог зашел в комнату и сказал, что он будет в соседней комнате, девушка улыбнулась ему, когда его взгляд невзначай коснулся ее. Затем Геракл вышел, но Габриель помнила, как пристально он смотрел на свою любимую. Повернувшись к подруге, бард решила отложить разговор на потом, а сейчас предложила ей побыть с Гераклом. -Иди к нему, он безумно любит тебя и скучает. А я переночую тут. Улыбнулась сказительница. Она отдала право этой ночи полубогу, хоть сама безумно соскучилась по Зене. Но тут уж надо видеть границы. Дружба дружбой, а любовь любовью.

Зена: В ответ Зене, Габриель уверила подругу, что с той все в порядке. Что ж, Габриель сильно изменилась за это время. Если раньше она была простой деревенской девчонкой, которая воспринимала некоторые вещи, излишне эмоционально, сейчас - это состоявшееся личность, способная справляться со своими эмоциями, и это безусловно радовало воительницу. Геракл положительно воспринял предложение Зены о том, чтобы провести ночь в таверне, а по утру отправится в путь. Мужчина оплатил две комнаты, в которые и поднялись друзья. Когда Зена и Габриель вошли в одну из комнат, бард задала вопрос подруге. -Я так понимаю, ваш разговор с Гераклом кончился тем, что у вас появился общий дом? Зена стояла возле окна и повернулась когда, сказительница заговорила. Поджав на секунду губы, но тут же подруга коснулась живота воительницы, на что малыш тут же среагировал. - Ты ему определенно нравишься - немного иронично сказала она, глядя в глаза подруги. Но надо было ответить и на вопрос заданный ранее. - Геракл сказал, что построил дом .... Мы решили попробовать жить вместе , Саре нужны мама и папа... - тихо говорила она. Но в глубине души, Зена не знала сможет ли справится с собой и забыть жизнь которой жила столько лет. -Зена, знаешь, я думаю, что я буду... Габриель хотела, что-то сказать, но тут в комнату вошел Геракл, который сказал, что будет в соседней комнате. -Иди к нему, он безумно любит тебя и скучает. А я переночую тут. Даже в минуты когда Габриель хочется побыть вдвоем с подругой, она жертвует собой ради счастья Зены. Королева воинов ценила Габриель не только за то, что она была ей верной подругой, сказительница была для Зены дорогим и по настоящему близким человеком, ради которого она готова пожертвовать своей жизнь, как и Габриель ради нее. За это время Зена успела соскучиться за бардом, ей хотелось провести с ней время, поговорить, ведь Габриель всегда находила нужные слова для воительницы. - Габриель ты лучшее, что случилось в моей жизни, если бы не ты, я не знаю кем бы я стала...- королева воинов вновь обняла подругу, после чего улыбнулась и вышла из комнаты. Некоторое время Зена провела в коридоре, и только спустя время подошла к комнате, где находился Геракл. Женщина подняла руку, чтобы постучать в дверь, но от легкого сквозняка, что гулял по коридору она отворилась сама. - Прости, я хотела постучать, но сквозняк решил, открыть дверь - она слегка улыбнулась - Можно ? - тихим голосом спросила она делая шаг в комнату.

Геракл: Геракл всё это время пребывал в своих мыслях, он стоял у окна, скрестив руки на груди, с задумчивым лицом вглядывался в улицу, на которую спускалась ночная темень. Да, уже практически видно ничего не было, но это даже было к лучшему, ничего Геракла не отвлекало от размышлений. Но он все же надеялся, что с Иолаем всё в порядке. Через столько всего они прошли вместе, и Геракл верил, что нет на свете такой силы, которая способна остановить Иолая, он всегда найдёт выход, как выбраться, хотя бы взять, к примеру, его старые охотничьи штучки, что всегда так забавляли Геракла, и иногда действительно выручали обоих. В этот момент Геракл усмехнулся, предавшись воспоминаниям о том, как иногда Иолаю приходилось выкручиваться, когда этот самый старый охотничий трюк не срабатывал. Подул легкий ветер, Геракл еще раз улыбнулся, и медленным шагом направился к кровати, он встал над ней, посмотрел на чисто застеленную кровать, поправил латы на левой руке, и тогда присел на край кровати. А после чего прилёг. Спать ему не хотелось, и не только из-за того, что в голове витало достаточное количество мыслей, просто, после всех этих событий, он всё равно не чувствовал усталости, хотя произошло много всего. Заложив правую руку за голову, Геракл смотрел в потолок, и думал о том, что наконец-то всё закончилось, и скоро они все вместе отправятся домой. Как обрадуется Сара, когда увидит свою настоящую маму, ведь она так часто говорила о Зене. Всё это было впереди, тихая и спокойная жизнь. Но разве это было реально, да, для Зены и Геракла наверняка будет очень сложно перечеркнуть всю свою героическую жизнь, но Геракл готов пожертвовать этим ради семьи, ведь он всегда так хотел иметь семью, иметь свой дом, жену, детей. Спустя мгновение Геракл услышал тихие шаги, а затем голос Зены. Она сказала, что хотела постучать, но ветер сам открыл дверь. Геракл сначала приподнялся на локтях, посмотрел на королеву воинов, затем он быстро встал с постели, и взгляд его был несколько взволнованным. - Что-то произошло? – обеспокоенно спросил Геракл у Зены, ведь он говорил, что будет рядом, если вдруг, что произойдёт, хотя, вроде наоборот всё указывало на то, что ничего не произошло, везде тихо и спокойно, а значит порядок.

Зена: Зена вошла в комнату, осторожно прикрыв за собой дверь. Геракл же сначала приподнялся на локтях, а затем и вовсе встал с кровати. Следом последовал вопрос немного взволнованный. - Что-то произошло? Зена легко улыбнулась. - Нет - тихо ответила она - По-моему на сегодня приключений достаточно - так же улыбаясь ответила она. - Я зашла пожелать спокойной ночи - смотря в глаза герою сказала воительница. Хотя истинный мотив своего визита она предпочла скрыть в себе. Ночь уже совсем охватила город, а легкий прохладный ветерок , разгуливал по внутреннему дворику таверны, именно туда выходили окна комнат. И лишь ветки деревьев говорили выдавали гуляющий во дворе ветер. - Геракл ... - не дождавшись ответа продолжила воительница - Я хотела извиниться, ведь если бы не моя ревность, Аресу не удалось овладеть моим рассудком. Мне стыдно признаваться в этом, но от правды не уйдешь. Прости....еще раз...

Геракл: Геракл не ожидал, что Зена появится, что бы хотя бы пожелать ему спокойной ночи. С ним-то она говорила, Геракл думал, что королева воинов захочет всё обсудить и со своей подругой. Но спустя некоторое время она пришла сюда, к нему. Тихо отворила дверь и улыбнувшись успокоила Геракла, сказав, что всё в порядке. Он улыбнулся ей в ответ и пригласил войти, тогда прошёл мимо Зены и плотно прикрыл за ней дверь. Затем повернулся, и глядя на Зену положил руки на пояс. - Мы уже это обсудили, - мягко улыбнувшись, сказал Геракл, он опустил руки и подошёл к Зене, нежно прикоснувшись к её щеке. – Всё в прошлом. Геракл опустил руку, и посмотрел в красивые голубые глаза Зены. Он задумался о том, что она сказала, ревность, Арес. Действительно, не стоит возвращаться к прошлому, когда на кону есть более важные вещи, как например тот договор с Аресом на душу Зены, о котором Геракл не стал так конкретно расспрашивать. Но и мусолить прошлое также не стоило, тем более он ни в чём не винил Зену. Ревность конечно страшное чувство, но Гераклу также было известно, как отлично умеет его брат играть на чувствах человека, а Зена была эмоциональна, в некотором смысле и в некоторых ситуациях, он просто этим воспользовался. - Тем более завтра нам предстоит дорога домой, - улыбнулся Геракл.

Livia: ранее Когда Сара и Ливия переносились, словно теплые огоньки забегали по телу, едва касаясь кожи, они оставляли приятное ощущение легкости. Но сейчас девушку грело вовсе не волшебство сестры, а трудно различимая радость на душе. Вскоре она увидит матерь своими глазами, настоящую хоть и в далеком уже прошлом. Возможно, сможет разглядеть в Зене саму себя, найти ответы на многие вопросы, что задавала каждый день нерадивым учителям и самому Актавиану. Уже совсем скоро… Довольно внезапно перемещение дочерей Королевы воинов закончилось. Величественные горы, окружавшие девушек, исчезли, снега не было вокруг и в помине, разве только ледяная пещера и слова Мики о том, что она и есть гибель богов, словно мираж не выходили из сознания. Горный воздух еще остался в легких, а вокруг уже находились стены обычной комнаты. Дочь Рима не поняла, куда именно их перенесла Сара, но задавать вопросы не спешила. Чемпионка внимательно осмотрелась, при этом, не отпуская руки сестры. После ослепительного солнца, в комнате было не привычно темно. Девушка смогла рассмотреть лишь очертания предметов. Откуда-то снизу слышались голоса, тяжелые шаги и смех. Пахло пряностями, едой и элем, обычными блюдами в таверне. Ливия вовсе не проголодалась, даже наоборот, утолив голод в злосчастном заведении, где на них напали разбойники, молодая римская воительница почувствовала, что еще очень долго не захочет есть, а пряный запах теперь вызывал лишь стойкое отвращение. Неужели мы опять в том же проклятом месте? Наконец, отпустив руку Сары, Дочь Рима сделала шаг вперед и, услышав шорох совсем рядом, поняла, что в комнате они находятся явно не одни. Силуэт, едва различимый, но явно женский был в нескольких шагах от девушек. - Кто здесь? Микаэлла, где мы? – наконец решилась спросить Ливия.



полная версия страницы