Форум » Архив форума » Леса Эпира » Ответить

Леса Эпира

Арес: В лесах растут сосны, буки, дубы, а в горных районах — балканские сосны. Здесь водятся волки, серны, рыси, кабаны, выдры, а озера являются местом обитания тысяч водоплавающих птиц. Локации : Опушка леса Светлая по большей части солнечная опушка, на которой можно отлично провести денек, валяясь в зеленой траве, словно в пуху. Ручей в лесу Небольшой, но очень живой ручей с множеством мелких камешков и прозрачной, прохладной водой. Ручей , является продолжением водопада, что находиться довольно далеко от своего младшего брата. Вода пригодна для питья, но плавать здесь не получится, слишком мелко и холодно. Водопад Названия у него нет, потому что он является в большей степени диким. Среднего размера водопад, красивый и холодный. Купаться можно, но только если вы действительно очень закаленный человек. Заброшенная хижина Перекошенное деревянное строение впрятанное в глубине леса. Крыша поросла мхом, двери выглядят настолько прогнившими, что кажется стоит до них дотронуться и они превратяться в труху. Внутри сыро и темно. Лесные тропы Разные бывают, по большей степени ухабистые и извилистые, некоторые из них больше стоптаны, некоторые вообще заросли травой. Очередность постов : Гаира, Немезида, Тара, Антоний, Массовка (Эмилий), Ваента

Ответов - 101, стр: 1 2 3 4 All

Зена: ================НПС ГАИРА================= После того, как свадьба преемницы Гаиры прошла, амазонка решила вернуться обратно в свои земли, к своему народу. Немезида согласилась отправится в путь вместе с королевой северных земель, но по воле судьбы ей необходимо было вернуться на Олимп, хотя она обещала вернуться. Конь северной амазонки был натренирован к длительным перемещениям и поэтому лишь спустя двое суток в пути, Гаира решила остановиться возле ручья, чтобы самой отдохнуть, да и коня попоить, свежей проточной водой. И вот амазонка спешилась с коня, взяв его под узды. Остановившись возле большого камня, она дала возможность коню отдохнуть и утолить жажду, да и сама разместилась на солнышке погреться. В северных землях хоть и есть солнце, но оно не греет. Изумрудные глаза северной королевы обратились к небу. Перистые облака плавно двигались на юг, слабый ветерок нежно ласкал светлые волосы Гаиры. Рука плавно легла на живот, а губы растянулись в блаженной улыбке. - Вария… – тихо произнесла она имя будущей дочери. Время шло не заметно, погода была располагающей к отдыху, но путь на север был слишком далек и каждая минутка на счету. Королева осмотрелась, а после набрав свежей воды в бурдюк, вновь села на коня, убедившись, что тот отдохнул, для дальнейшего путешествия. - Вперед! Домой! – сказала она погладив коня по гриве. Далее легким галопом Гаира и ее конь отправились далее по лесным тропам все ближе к дому.

Tara: Стояло раннее утро. Воздух казался абсолютно прозрачным, пахло грибами, дождем и еще чем-то странным, но приятным. Солнце давно выглянуло из-за горизонта и щедро освещало всё вокруг своими теплыми лучами. Листва с каплями росы переливалась разными красками, цветы распустились с новой силой и наполнили воздух прекрасным свежим ароматом. Птицы, обрадовавшись долгожданному утру и свежести, весело щебетали на ветках. Всё радовалось новому дню, кроме одной женщины. Тара всегда была «совой», ей бы поспать чуток подольше, да лечь спать попозже, вот только это совершенно не гармонировало с ее графиком, да и вообще с жизнью амазонки. Черный, словно вороное крыло, жеребец неспешно ступал по мягкой мокрой траве, укачивая свою всадницу. Воительница отчаянно пыталась не задремать, но, увы, продолжала клевать носом, еще не выпущенная из цепких объятий Морфея. Этот хитрый дядька часто соблазнял девушку интересными снами, умудряясь украсть из ее жизни часик другой. Внезапно Тор резко кивнул головой и довольно громко фыркнул. Темноволосая девушка тут же вздрогнула, словно ее спящую окатили холодной водой. Быстро оглядевшись, она не обнаружила ни каких бандитов, разбойников или воинов. Все было тихо и спокойно, природа только пробуждалась. Недоверчиво посмотрев на своего спутника, амазонка хмыкнула и пожала плечами, решив, что Тор увидел какого-нибудь кролика. При упоминании столь вкусного животного желудок недовольно буркнул, напоминая хозяйке, что в него не поступало ничего со вчерашнего вечера. Удивленно изогнув бровь, Тара тяжело вздохнула, прикидывая, чем бы ей перекусить. Вроде у нее в сумке еще оставался кусочек сыра и хлеба. Окончательно обленившись, девушка, не слезая с лошади, достала из дорожной сумки остатки ужина и медленно начала их уплетать. К сожалению, надолго растянуть удовольствие не удалось, поэтому слегка закрепившись, амазонка сделала пару глотков из фляги. И тут она обнаружила, что вода у нее кончилась, и неплохо было бы пополнить свои запасы. Потянув левой рукой поводья, воительница сменила траекторию движения сонливого животного. Тор не довольно фыркнул, но всё же подчинился. Через некоторое время пути, Тара услышала громкий шепот ручья, а еще через пару минут могла воочию увидеть водоток. Однако ни он привлек пристальное внимание амазонки. На дереве, давно позеленевшем от времени, сидела молодая женщина. Она позволила солнечному свету коснуться своего лица, а игривому ветру потрепать непокорные локоны. Совсем рядом стояла лошадь, чередуя пощипывание травы и питье пресной воды. Тара стояла достаточно далеко, пышные кустарники, да раскидистые ветки деревьев скрывали ее от глаз женщины, словно оберегая и пряча. Прищурив глаза, амазонка наблюдала за этой незнакомкой. По стилю одежды она вроде бы не походила на обычную селянку, которая пришла набрать воды. Скорее же ее доспехи относили к группе воинов. Но некоторые элементы одежды говорили Таре, что она с холодных земель. Ну что ж, теперь она знала, что молодая женщин явно не местная и видимо хорошо управляется с мечом. Нынче это не редкость. Куда не плюнь, повсюду воины и воительницы. Всё еще не решаясь выйти из своего укрытия, Тара вдруг увидела, как женщина заботливо коснулась своего живота и что-то проговорила. Такое поведение явно свидетельствовало о беременности. Ведь согласитесь, не будете же вы любя поглаживать свой животик и разговаривать с ним, когда вас мучает изжога. Судя по всем у, срок был не большой, так как яркой округлости не наблюдалось, но может всему виной расстояние или доспехи? Незнакомка, не подозревавшая о слежке, набрала в бурдюк воды и оседлала лошадь. Проговорив что-то связанное с домом, она погладила лошадь по шеи и та легким галопом поскакала вперед. Тара дождалась, пока женщина исчезнет из поля зрения, и только тогда позволила себе спуститься к ручью. Пока она набирала воду, а Тор жадно пил, амазонка раздумывала, стоил ли составить компанию той незнакомке. Далеко она уехать не могла, но вопрос стоял в том, закончится ли это знакомство миром или Тара перепугает несчастную женщину? В конце концов, попытка не пытка, а путешествовать в одиночку ей уже осточертело, ну конечно, жеребец не в счет. С ним и поговорить то толком нельзя, хотя Тор всё понимает. Окончательно решившись, Тара спрятала флягу в сумку, запрыгнула в седло и пришпорила коня. Очень скоро она догнала незнакомую женщину, но дабы ту ненароком не напугать, приближалась к ней тихо и осторожно. -Опасно в таком положении путешествовать одной. Негромко проговорила амазонка, слегка удерживая жеребца от быстрого шага и не перегоняя незнакомку.

Зена: =========НПС ГАИРА=============== Дорога казалась, такой легкой и чистой, ветер легко раздувал белокурые волосы королевы севера, а солнце приятно грело лицо. Амазонка некоторое время просто неслась вперед. Ей жутко хотелось вернуться в свое племя, убедиться лишний раз, что с ними все в порядке, ведь несмотря на то, что за себя она оставила вполне умную и смелую амазонку, чувства беспокойства не покидало женщину. Возможно это было связанно с тем, что она вскоре должна стать матерью, а может и потому, что на ее земли всегда находился какой-нибудь претендент, который желал найти амброзию на землях северных амазонок. Еще некоторые время женщина передвигалась галопом, но вскоре почувствовав тяжелое дыхание своего коня, перешла на шаг. Гаира подняла изумрудные глаза к небу, над головой летали птицы, что-то напевая себе под нос. Но мысли амазонки были обращены к своей покровительнице и подруге Артемиды. - Артемида, где же ты? – мысленно спрашивала она ожидая ответа, но кроме тишины и легкого топанья копыт, амазонка ничего не услышала. Гаира слегка прищурила глаза, но продолжала идти вперед. Она еще на берегу реки почувствовала нечто не ладное, но между тем не опасное, а скорее чье-то детское любопытство. Хотя она могла ошибаться. Нынче люди в этих землях заметно отличаются от северных народов. Королева севера сжала поводья в руке, чтобы конь не дергался. И вот у непосредственной близости с Гаирой появилась девушка. На вид около 23, довольно приятная девушка, скорее всего воительница. Она поравнялась с конем королевы и заботливо произнесла. -Опасно в таком положении путешествовать одной. Глаза женщины слегка сверкнули, но не от ярости и злости, скорее это было негодование. - Не уж то стало заметно? – учитывая, как искусно она скрывала свое положение, какая-то незнакомая ей девушка смогла так быстро узнать об этом. Амазонка стала прокручивать в голове события, которые происходили несколько минут назад. И вспомнила то странное ощущение на берегу речи. - Любопытство юности – тихо ответила та, спокойным тоном, а после повернула голову на незнакомку и как-то сухо улыбнулась. Гаира была скупа на эмоции к незнакомым ей людям, но 6-ое чувство подсказывало ей, что эта девушка ей не враг. – Не красиво следить из тени…. – далее добавила она. Но не как укор, а как некий совет. Был бы на месте незнакомки кто-нибудь другой, сейчас бы северная воительница отмывала свой меч от свежей крови. - Жизнь вообще опасная штука – в конце добавила она, слегка, улыбнувшись. Чем-то эта девушка напоминала Гаире ее саму.

Tara: Ну что ж, стоит сделать себе комплимент, она не напугала незнакомку, а значит не такая уж она и страшная. Более того, судя по тому, как спокойно она отнеслась к незваной гостье, женщина, что носила под сердцем ребенка, явно заметила Тару раньше или же почувствовала ее присутствие. В любом случае, спокойствие странницы амазонке понравилась. Однако поравнявшись рядом с ней, воительница заметила, как сверкнули ее мудрые, не по годам, глаза. Видимо что-то ей все же не понравилось, но она промолчала на этот счет. Хотя нет, не промолчала. Сначала, сказала какую-то незначительную фразу, которая скорее являлась мыслями вслух, а потом произнесла, что не красиво следить из тени. Тара, нисколько не смущаясь своей вульгарности, звонко рассмеялась, на секунду прищуривая глаза. -А с чего ты вообще решила, что я за тобой следила? Не много ли чести? Игриво спросила амазонка, поглядывая то на дорогу, что вилась между деревьев, то на странную незнакомку. Она была холодна, но, тем не менее, Тара еще не теряла надежду расколоть этот лед. Хотя надо признаться, желание путешествовать дальше с этой особой немного поубавилось. Встретившись очередной раз со взглядом пронзительных глаз, воительница безразлично пожала плечами. -Ты так говоришь, словно купалась голая у ручья! Я просто не хотела тревожить твое уединение, вот и всё. Как-то слишком самоуверенно и высокомерно проговорила девушка. Ее слегка зацепили слова незнакомки, она вела себя так, словно ставила себя намного выше самой Тары. А таких людей, которые страдают излишней самовлюбленностью, амазонка не любила. Воительница уже хотела было ударить жеребца по бокам, дабы вырваться вперед и оставить женщину со своими мыслями, раз она так желает одиночества. Но та внезапно решила ответить на самую первую фразу девушки, что путешествовать в таком положении одной опасно. Странница как-то безразлично ответила, что жизнь вообще опасная штука. -И что? Значит нужно глупо рисковать не только своей жизнью, но и жизнью ребенка? Хотя знаешь, это не мое дело… Отмахнулась Тара, продолжая удерживать поводья, борясь с огромным желанием не помчаться вперед. Не смотря на то, что незнакомка была холодна в общении, она всё же была в интересном положении. Конечно, судя по одежде, она являлась воительницей, но всё же в данный момент она одна, а если нападет шайка головорезов, что частые гости в этих лесах, то не справится, какой бы опытной и сильной не была. Однако, судя по всему, странницу не очень устраивает присутствие Тары. Тяжело вздохнув, амазонка посмотрела на свою спутницу и проговорила: -Куда направляешься, если не секрет?

Зена: ===============НПС ГАИРА=============== -А с чего ты вообще решила, что я за тобой следила? Не много ли чести? Гаира лишь промолчала, в чем-то девушка была, права. Возможно она просто проезжала мимо. А следующая ее фраза заставила женщину улыбнуться. -Ты так говоришь, словно купалась голая у ручья! Я просто не хотела тревожить твое уединение, вот и всё. С юмором у этой особы явно все было в порядке. Северная королева несколько секунд смотрела на девушку пытаясь понять, кто она такая, и чем живет. Следующая фраза юной воительницы была немного дерзкой по отношению к Гаире, но так восприняла ее на редкость спокойно. Словно понимала, почему незнакомка так переживает за жизнь ребенка. -И что? Значит нужно глупо рисковать не только своей жизнью, но и жизнью ребенка? Хотя знаешь, это не мое дело… - Хм…- Гаира только сейчас задумалась о том, что в здешних лесах на нее действительно могут напасть. Это у себя на родине, ее знаю в лицо и просто побояться нападать, а тут люди другие, другие нравы. Амазонка глубоко вздохнула и посмотрела на девушку. Холодный взгляд стал более теплым, но не менее взрослым, чем был пару минут назад. -Куда направляешься, если не секрет? Женщина, слегка поджав губы посмотрела в даль, а затем перевела взгляд на юную особу. Хотя по виду Гаира выглядела ничуть не старше незнакомки. - Домой – тихо ответила та, и добродушно улыбнулась. Словно поняла свою ошибку, но возможно и эта девушка поймет почему Гаира столь холодно ответила ей, когда узнает ту получше. Северные нравы всегда отличались большим безразличием и высокомерием к незнакомцам, у амазонки это было несколько выражено. Возможно тем самым она ограждала себя от не нужного общения, или же это отголоски ее прошлого, кто знает. Тем не менее, девушка идущая рядом с конем королевы, была очень даже мила. Гаира перекинула повод из двух рук в одну, и задумалась. Ведь в тот самый момент, когда она хотела услышать ответ Артемиды, появилась эта особа. Возможно сама Богиня послала ее сюда? Как-то незаметно для самой себя северянка расплылась в улыбке и в очередной раз посмотрела на девушку. - Ты прости, если обидела тебя, видят боги я не хотела…. – тихо произнесла она.– Эти леса чужды мне, как и народ. – теплый взгляд очередной раз коснулся незнакомой для Гаиры девушки, а краешек губы дрогнул в улыбке. После чего женщина одним прыжком слезла с коня, дабы закрапить по туже седло, что расшаталось со временим.

Немезида: Немезида вернулась на Олимп. Конечно же, это произошло не сразу, так как ей нужно было дождаться Геракла, чтобы отдать ему Сару. Встреча произошла довольно быстро, хотя также быстро она и закончилась. Немезида была рада видеть героя, но как и всегда бывает, после объятий, она его покинула, даже не поговорив. Может это и было ошибкой, может, нет, в любом случае Немезида привыкла к таким встречам, поэтому особо об этом никогда не думала, хоть порою и старалась не скучать по Гераклу. Сейчас она вернулась на Олимп и ждала своего нового задания, но его почему-то все не было. Неужели долгожданный отдых настиг и богиню? Наконец-то она отдохнет от этих убийств, а если быть точнее то от этих убийц, которые не дают ей ни минуты покоя. Любая работа всегда напрягает, даже если занимаешься ею уже не первый год. Расхаживая по Олимпу, богиня вспомнила о своей недавней знакомой Гаире, которой обещала вернуться. Как ни крути, а свободного времени хоть отбавляй, так что свое обещание выполнить оказалось довольно просто. Улыбнувшись, Немезида подхватила свой лук и колчан со стрелами, которые мирно лежали в углу и чтобы не терять времени даром, девушка направилась быстрым шагом к окну, не сбавляя темп. Находясь уже практически у окна, Немезида подняла руки вверх, моментально преобразилась в белую голубку и покинула Олимп. Размахивая крыльями, Немезида летела, пытаясь найти Гаиру. Это не было так сложно, так как голубка уже чувствовала, где находиться ее знакомая. В считанные секунды Немезида начала опускаться. Как оказалось, богиня находилась в лесу Эпира, в котором видимо и была Гаира, судя по предчувствиям богини возмездия. Вернувшись в обличие девушки, Немезида «приземлилась» на дороге, но все еще оставалась невидимой. Пока она не замечала Гаиру, поэтому и не было смысла становиться для любого, кто мог бы быть в этом лесу, видимой. Немезида поправила свои волосы, которые были в слегка беспорядочном состоянии, поправила одежду, лук, колчан, в общем, привела себя в нормальный человеческий вид, после чего стала оглядываться по сторонам, чтобы возможно увидеть свою недавнюю знакомую. К сожалению, в поле зрения Гаиры не наблюдалось, но спустя пару секунд богиня услышала голоса, которые отчетливо были слышны неподалеку. Один из голосов точно принадлежал Гаире, а второй был совершенно незнаком, но что он был женским, Немезида не сомневалась. Повернув голову в правую сторону, Немезида увидела знакомое очертание. Это была Гаира, и вершительница правосудия уверенным шагом направилась к ней. Подходя все ближе, Немезида заметила, что девушки были на лошадях, хотя Гаира уже слезла со своего коня и что-то делала с седлом. Богиня не стала останавливаться и подошла уже довольно близко: - Здравствуй, Гаира, - улыбнувшись, девушка обняла свою подругу. - Вернулась, как только смогла, прости, не смогла раньше, - сказав эти слова, Немезида обернулась в другую сторону и заметила девушку, которая видимо была знакома Гаире, но поняв, что богиня видима только для Гаиры, Немезида моментально стала видимой, чтобы также познакомиться и с этой наездницей. По виду она была очень похожа на амазонку, а может и просто на воительницу, в общем, пока что ничего точно сказать было нельзя, да и на данный момент Немезиде хотелось узнать как дела у Гаиры, а уж потом может быть познакомиться с этой девушкой. - Ммм, как ты себя чувствуешь?, - слегка посмеявшись, обратилась Немезида к Гаире. Конечно же, смех был добрый, богиня знала, что Гаира находиться в положении, это было заметно еще во время первой встречи, а теперь уже это стало еще понятней, хоть и не сильно заметно, ведь срок у Гаиры был еще не такой уж и большой. Обняв амазонку еще раз, Немезида заключила: - Как же я рада снова тебя видеть

Tara: Ну что ж, похоже, ее новая знакомая наконец-то сменила гнев на милость и впустила в свое личное пространство еще одного человека. Пока Тара шуточно возмущалась, женщина казалась «принюхивалась», пытаясь разглядеть, враг перед ней, или все же друг. Когда же на лице беременной появилась первая улыбка, амазонка поняла, что лед треснул. От этой новости сердце девушки заинтригованно забилось в груди. Видимо странница ранее не задумывалась, что на нее спокойно могут напасть, по крайне мере это было заметно по эмоциям, что проскользнули по лицу, когда Тара привела пример вполне логичной и реальной ситуации про разбойников. Незнакомка как-то тяжело вздохнула и взглянула на амазонку, ничего не отвечая. Воительница и не ждала ответа, понимая как ей наверно тяжело путешествовать в одиночестве на такие большие расстояния, да еще и будучи беременной. Это смелый поступок, только если он не граничит с глупостью. Внезапно Тара захотела спросить, а где же отец ребенка, но вовремя закрыла рот. Это не ее дело, история может быть мало приятной. Может ее просто обрюхатили и бросили. Или же наоборот, любящий муж погиб в бою. Интерес распалялся всё сильнее, но вежливость крепко удерживала амазонку от необдуманных поступков. Странница ответила, что держит путь домой, тогда воительница не сдержалась и спросила: -А где твой дом? Далеко отсюда? Тару немного раздражало, что беременная смотрит на нее так, словно она прожила целую вечность, а рядом с ней какая-то соплячка, которая сует свой нос в чужие дела. Воительница тщательно пыталась сдерживать себя, но каждый раз получая подобный взгляд, едва сдерживалась, чтобы не сверкнуть глазами. Наконец, незнакомка полностью расслабилась и начала смотреть на Тару уже более добродушно. На ее губах стала чаще появляться красивая улыбка, что, несомненно, ей шла. Некоторое время странницы ехали молча, пока в голову беременной не пришла какая-то мысль, от которой она улыбнулась и как-то подозрительно посмотрела на амазонку. С ее губ сорвались извинения, обоснованные тем, что здешние леса и люди ей чужды. Тара удивленно изогнула бровь, взглянув на свою спутницу, и пожала плечами: -Леса… Люди… С одной стороны, они почти все одинаковые, но каждый хранит в себе отличие. Странница еще раз бросила теплый взгляд в сторону Тары и едва заметно улыбнулась. Амазонка же задумалась, из каких краев может быть эта женщина. Воительница еще раньше заметила некоторые элементы севера в ее одеждах, но север слишком велик, чтобы отгадать откуда именно. В любом случае, видимо дорога ей предстояла не близкая. Незнакомка остановила лошадь и спрыгнула с седла. Сразу не заметив этого, Тара немного проехала вперед, а потом натянула поводья и оглянулась. Заметив, что беременная пытается подтянуть седло, амазонка развернула черного жеребца и подошла к ней ближе. Воительница перекинула ногу через Тора и спрыгнула на землю. -Давай помогу. Проговорила Тара, и, не дожидаясь ответа, принялась подтягивать ремни. Внезапно незнакомка счастливо заулыбалась, а затем и вовсе немного отошла от собственной лошади. Воительница слегка настороженно, отчего бровки ее сошлись на переносице, наблюдала за странными манипуляциями новой знакомой. Молодая женщина ни с того ни с сего начала обниматься с воздухом и приветствовать его. Брови Тары от удивления тут же взлетели вверх. Продолжая подтягивать седло, правда, уже в одиночку, девушка подумала, что беременная женщина сошла с ума. Хотя кто знает, может подобное состояние с ней давно, ведь Тара совершенно не знала эту женщину. Но оказалось, что всё совершенно не так. Секунду спустя, словно из воздуха, прямо перед амазонкой появилась красивая высокая девушка. Тара остолбенела. Ее зеленые глаза широко распахнулись от удивления, а губы приоткрылись. Несколько секунд, она сверлила появившуюся пустым взглядом, а затем взглянула на солнце: «Может, я перегрелась?» И всё же это были не галлюцинации. Девушка в одежде, сшитой золотыми нитями, была более чем реальной. Она взглянула на Тару и вновь начала щебетать с беременной. Похоже, они были знакомы и давно, раз знала об интересном положении странницы. Амазонка не спешила вмешиваться в разговор, будучи еще не до конца уверенной, что перед ней не галлюцинация. Она внимательно осмотрела появившуюся, и отметила, что она довольно привлекательна. Темные волосы, карие глаза, правильные черты лица и постоянная улыбка на губах, все это располагало. Одежда же была явно очень дорогой, но ничего подобного Тара не видела на рынках. При незнакомке был лук, тонкой работы, и колчан со стрелами. Данное оружие тоже было необычным, позолоченным и сверкало в лучах солнца. Женщины явно договорились встретиться и подруга беременной, похоже, опоздала. В любом случае, теперь новая знакомая Тары не будет путешествовать в одиночку, а значит, миссия амазонки становится не действительной. Дабы привлечь к себе внимание, казалось сильно увлеченных друг другом, женщин, воительница немного фальшиво кашлянула. -Кхем…Я, пожалуй, поеду. Улыбнувшись, Тара развернулась и быстрыми шагами достигла черного жеребца. Запрыгнуть в седло не составило большого труда, поэтому уже очень скоро, воительница смотрела на двух женщин сверху вниз. Еще раз, улыбнувшись беременной и вежливо кивнув ее подруги, амазонка подняла руку вверх в прощании. -Счастливого пути.

Зена: ==============НПС ГАИРА=============== Несколько минут в пути и вопрос от незнакомки касательно дома Гаиры. Та посмотрела в сторону девушки. -А где твой дом? Далеко отсюда? - Далеко от сюда, несколько дней в пути … - горько вздохнула та. Девушка так же поразмышляла на тему людей и лесов, что улыбнуло северянку. Чем-то эта девушка напоминала ей ее саму, такая же открытая и немного любопытная, жаждущая приключений душа. Но несмотря на молодую внешность, королева севера была уже довольно взрослой дамочкой. Которое пережила множество различных сражений и повидала многое на своем пути, ведь ей было 24 когда Королева воинов только появилась на этом свете. А когда женщина стала подтягивать седло, незнакомка предложила свою помощь. Гаира хотела было отказаться, но тут знакомый голос раздался из-за спины. - Здравствуй, Гаира. Амазонка медленно повернулась в сторону голоса, и невольная улыбка появилась на ее лице. Это была Немезида. Она вернулась, как и обещала. - Вернулась, как только смогла, прости, не смогла раньше. - Не страшно! Главное, что нашла возможность посетить меня – так же обняла богиню королева севера. - Ммм, как ты себя чувствуешь? Немезида задала вопрос, касательно положения Гаиры, так хотела было занервничать, как вспомнила о том, что незнакомая ей девушка уже в курсе интересного положения амазонки, поэтому она улыбнулась. - Ну, как видишь отлично!– мельком взглянув на свой живот ответила та. Далее Гаира ощутила на себе странный взгляд девушки, что продолжала заниматься ее седлом, и только после этого Немезида стала видимой и для нее. И на том спасибо. Наконец, закончив с седлом северянки девушки, привлекла внимание богини и самой Гаиры и сообщила о том, что покидает их. От чего амазонка прищурила глаза и внимательно посмотрела на незнакомку. -Кхем…Я, пожалуй, поеду. Счастливого пути. Северная королева была скупа на эмоции, но что-то подсказывало ей, что эта девушка не спроста появилась на ее пути. - Постой! А как же приключения?! – спросила она, словно задавая вопрос молодой себе.

Немезида: Немезида никогда не связывала себя общением со смертными, для нее это были другие люди, с которыми нет смысла терять время. По крайней мере, так было раньше, но видимо с каждой встречей с такими хорошими людьми, как Гаира, богиня меняла свои принципы. Это уже можно было назвать некой привязанностью, а может даже и дружбой. Может, именно поэтому Немезида сдержала свое обещание, данное Гаире, и вернулась? Вполне возможно. По крайней мере, сейчас девушка была безумно рада, что не нарушила слово. Обнявшись с Гаирой, Немезиде так и хотелось расспросить, как поживает Королева Севера, что она делала во время отсутствия богини, ну, и, на самом ли деле все хорошо в ее положении. Но все же, эти вопросы как-то сами по себе ушли на второй план, и внимание Немезиды привлекла девушка, которая была сейчас с Гаирой. Когда богиня возмездия стала видимой, незнакомка удивленно обратила на это внимание, широко смотрела, да и рот умудрилась слегка приоткрыть от удивления. Хотя, это нисколько не смущало Немезиду, такие эмоции она всегда вызывала у тех, кого карала, их реакции были даже мощнее, но эта девушка не была жертвой возмездия, поэтому и бояться ей не стоило, да и вряд ли она боялась, это всего лишь удивление, с кем не бывает. Гаира и ее знакомая были чем-то схожи, нет, не по внешности, тут они были совершенно разные, их просто что-то объединяло. Возможно внешний вид той, что стояла около лошади, был как у амазонки. А ведь так оно и есть, именно это и делало ее, в неком роде схожей с Гаирой. Ну, а если так смотреть, девушка была довольно привлекательна, минуту-две Немезида смотрела на нее, изучала. Может это и было странным, но хотелось уже протянуть руку и познакомиться, но богиня не решалась этого сделать. - Ну, как видишь отлично!, - произнесла Гаира, отвечая на недавний вопрос Немезиды. Но девушка до того отвлеклась, что забыла уже о чем спрашивала, хотя незнакомка и не настолько привлекала внимание, просто это была новая странница, встретившаяся с Немезидой, вот и была так наделена взглядами вершительницы правосудия: - А...?, - еле оторвала взгляд от девушки. - Да-да, я очень рада, - быстро улыбнулась богиня, слегка прищурившись и вернув себе серьезный, но все же добродушный вид. Немезида уже хотела вновь продолжить разговор с Гаирой и предложить обеим девушкам идти туда, куда они направлялись, чтобы не тратить время, стоя на одном месте, но незнакомка привлекла к себе внимание, когда решила покинуть Немезиду и Гаиру. Королева Севера сразу же вспомнила про приключения. А девушка села в седло и, наверное, уже собиралась уехать, пожелав счастливого пути Немезиде и Гаире, но богиню такой вариант не устроил, как бы грубо это не звучало. Она решила пойти на встречу первой и познакомиться. Скрестив руки на груди, девушка посмотрела на наездницу: - Было бы не вежливо уезжать, даже не познакомившись со мной, я бы хотела узнать такую особу, как ты, - Немезида развела руками. - Может все же останешься? Все равно я думаю, что тебе некуда спешить, раз ты составляла компанию Гаире, - слегка прищурившись закончила вершительница правосудия.

Tara: Тара действительно собиралась уехать. Ее здесь абсолютно ничего не держало. Имени новой знакомой она не знала, да и общение длилось не больше пятнадцати минут. Так что особой печали от расставания девушка не чувствовала. Ну а уж ее подругу она тем более не знала, хотя интерес к этой особе возник. Амазонка начала думать, что перед ней богиня. Ведь смертные не могут возникать из воздуха. Это подвластно лишь богам. Да и одежда на рыночную далеко не тянет, не говоря уже об оружии. Однако до сегодняшнего дня Тара не видела собственными глазами богов, да и они были довольно стеснительными, раз представали так редко. Но раз у беременной женщины такая божественная подруга, то и беспокоиться за нее не стоит. Воительница не сможет защитить ее так, как это сможет сделать настоящая богиня. Тара до сих пор ловила себя на том, что перебирает в голове имена богов и сравнивает их описание с этой. На Афродиту явно не тянет, для Деметры слишком легкомысленна, для Геры слишком молода и добра, возможно, есть что-то общее с Артемидой, хотя тоже не то… Сравнение были поверхностными, по видавшим статуям, да по знаниям, черпанным из легенд и свитков. Так что опять же, кто перед ней предстала сказать сложно. Но т.к. амазонка не собиралась испытывать на себе кару богини и умирать в это чудное утро тоже, поэтому хотела поскорее убраться отсюда. Нет, она не боялась богиню, в честном бою еще не известно кто выиграет. Но ведь боги никогда не были честными, правда? Вспомнить того же Аполлона, который содрал кожу с нечастного смертного, который посмел сыграть лучше него на флейте. Это было несправедливо. Много воительница знала легенд о несправедливости богов, поэтому сильно их не любила. Она не приносила им жертвы, не ходила в храмы и не почитала, считая, что каждый строит свою судьбу и боги тут совершенно не причем. Если им не перейти дорогу. Вот и сейчас, амазонка совершенно не хотела создавать конфликтных ситуаций. А зная свой характер, то они вполне вероятны. Внезапно Тара почувствовала на себе очень пристальный взгляд. Такие ощущения ей не нравились, поэтому она незамедлительно посмотрела, сначала на северянку, а потом на богиню. Оказалась, что именно последняя пристально изучала воительницу. Тара попыталась встретиться с ней взглядом и показать всем своим видом, что она не статуя, чтоб вот так нахально ее рассматривать. Но богиня так увлеклась, что казалось, не замечает вокруг себя нечего. На помощь амазонке пришла, пусть и не специально, беременная женщина. Она как раз вовремя ответила на вопрос богини и тем самым привела ее в чувство. Тара вздохнула с облегчение, когда перестала чувствовать на себе этот пронзительный взгляд. Она уже развернула коня и даже ударила пятками по его бокам, отчего Тор сделал пару шагов вперед. Как вдруг амазонка услышала голос беременной странницы. Она просила остановиться и внезапно задала довольно странный вопрос, в котором спрашивалось, а как же приключения? Тара натянула поводья, заставляя жеребца остановиться, и повернула голову в сторону северянки. На лице воительницы отразилось удивление и легкая нахмуренность. А беременная женщина как всегда была скупа на эмоции и даже не улыбнулась, задавая вопрос, поэтому амазонка даже не поняла, шутит она или серьезно. -Приключения? Звучит интригующе и очень соблазнительно… Улыбнулась Тара, раздумывая над тем, как это она догадалась, что именно приключений ищет на свою пятую точку амазонка. Наверно глупо блуждать по Греции в поисках проблем, но такой уж была Тара. Ей никогда не сиделось на месте и хотелось прожить бурную жизнь во всех красках. Риск, опасность… Ходить на лезвие ножа, быть на волоске от смерти… Это всегда будоражит и наполняет твою кровь адреналином. «А почему бы и нет?» - спросила себя мысленно воительница. Делать ей все равно нечего, определенно цели на данный период времени она не имеет, так почему бы не отправиться на север, туда, где ей еще не посчастливилось побывать. Новые земли, новые люди, новые законы. Все это до жути интересно и увлекательно. Тара улыбнулась северянке и уже готовы была ответить, как внезапно амазонку привлекла богиня, которая своевольна встала в властную позу. Сложив руки на груди, как будто воительница ей что-то должна была, богиня посмотрела на Тару и сказала, что было бы не вежливо уезжать даже, не познакомившись с ней. Амазонка иронично изогнула бровь и удивленно усмехнулась, ей было дико слышать такое безумное самолюбие. Как будто перед ней пуп земли возник и обязательно нужно познакомиться. Тара постаралась утихомирить свои всплески гнева, подумав, что перед ней все же богиня, хотя ни какой чести от знакомства с ней амазонка испытывать не будет. Богиня тут же добавила, что ей бы хотелось узнать такую особу, как Тара. Слово «особу» воительница выделал ярче всех слов. Ей показалось, или здесь зарылся какой-то двусмысленный намек? Богиня развела руки в стороны и выказала надежду на то, что Тара все же останется, ведь судя по всему спешить ей было не куда. Прямо в яблочко, однако амазонка не собиралась так быстро раскрывать свои карты. Но и юлить тоже. В конце концов, ей тут предлагают приключения, которых она так жаждала, и знакомство с богиней, а она тут еще выкобенивается. Развернув Тора, Тара гордо вздернула подбородок и заявила: -Останусь, если вы обе прекратите меня учить уму разуму. Я всё-таки не маленький ребенок, а одна из вас даже не старше меня. Взгляд коснулся беременной женщины, явно намекая на ее возраст. Сказав свои «условия» Тара искренне улыбнулась и спрыгнула с коня. Не отпуская поводья, амазонка подошла к женщинам и протянула руку: -Тара.

Зена: =================НПС ГАИРА================ Гаира ответила на вопрос Немезиды, но кажется сам ответ амазонки уже не очень интересовал. Молодая девушка привлекла ее внимание. Северянка сначала и не поняла, чем вызван столь яркий интерес богини к этой девушке, но внезапно поймала себя на мысли, что эта девушка интересна и самой Гаире. Слегка нахмурившись королева севера молча наблюдала за тем, как Немез буравит взглядом молодую особу. - Хм… - подумала та. Дальше Гаире уже пришлось остановить девушку, дабы та не уехала. Почему ? Ну причина была очевидной, она ей напоминала саму себя. Да Гаира была скупа на эмоции, но лишь с теми, кто для нее чужой. Вопрос Гаиры о приключениях заставил незнакомку задуматься, а сама амазонка слегка прищурила глаза, словно заранее знала, что ответит та. И вот долгожданный ответ. -Приключения? Звучит интригующе и очень соблазнительно… Вот оно! Прямо в точку! Гаира и не сомневалась, что юную наездницу безусловно заинтересуют приключения, ведь не смотря на довольно юную внешность самой королевы, ей было уже далеко за тридцать, к тому же она еще помнила себя в возрасте этой девушке. Ведь именно тогда к ней явилась Артемида, и именно с 20 лет началась ее новая жизнь. Жизнь полная ответственности, жизнь, которая открывала новые возможности королеве, и молодость была одним из даром покровительницы амазонок. Вспоминая об Артемиде, Гаира невольно шмыгнул носом с досадой, но после вернулась в реальность, как только незнакомка развернула коня и вернулась к ним, заинтересованная приключениями. -Останусь, если вы обе прекратите меня учить уму разуму. Я всё-таки не маленький ребенок, а одна из вас даже не старше меня. На слова девушки, Гаира лишь мило улыбнулась. Она понимала, что ее внешность вводит людей в заблуждение, но и кричать о своей принадлежности, силе и прочих интересных моментах ее личности она не любила. Поэтому приняв слова воительницы на заметку, она слегка кивнула головой. Теперь придется сдерживать свои материнские эмоции в отношении этой девушки. Наконец, незнакомка представилась, протянув руку. -Тара. Королева севера не секунду задумалась, но все еще не могла привыкнуть к тому, что касание смертных ей уже не причиняют прежней боли. И как только она вспомнила об этом, тут же серьезное лицо амазонки, сменилось на, более дружелюбное и миловидное. Гаира улыбнулась и протянула руку в ответ. - Гаира…. – скромно представилась та. Опять же кричать о том, что она королева ей совершенно не хотелось. После того, как оно представилась сама, она перевела взгляд на свою подругу, и представила ее. - А это, Немезида– богиня возмездия и правосудия – глаза амазонки слегка сверкнули, но очень по-доброму. После чего она подошла к своему коню. - Что ж, коль мы теперь знакомы, думаю можно продолжить наш путь – одним прыжком, она ловко заскочила на коня. Казалось бы для женщины в ее положении, это не возможно. Гаира в очередной раз улыбнулась обеим своим спутницам, после чего, сжала в руке поводья. – На перегонки?! ЙА! – ударив лошадь по бокам, она не стала дожиться ответа девушек и рванула вперед. Ветер трепал волосы королевы, и не смотря на это она была счастлива, возможно потому, что в компании Тары, которая не относится к ней, как к королеве и Немезиде, которая стала для нее подругой она чувствовала себя, согласно возрасту на который выглядит. Да и потом, давненько она не давала, волю своим чувствам. Когда-то надо начинать, учитывая, что как только она вернется в племя звание королевы, заставит девушку держаться себя согласно званию.

Немезида: И все же эта девушка не так проста. По ее поведению видно, что она никому не даст играть с собой. Не ее методы, судя по ее виду, да и по проявленному, может и в глубине души характеру, она любит опасности, возможно, любит жестокость, кровь и многое другое. Немезида это четко увидела, да и любой бы обратил на это внимания, не зря же одно слово «приключения» заставили воительницу остановиться. А уж ее реакция на слова Немезиды также показывали то, что она все же в какой-то степени и неуважительная, а с другой стороны ей в принципе и не за что было уважать богиню возмездия. Сама же Немезида всегда считала, что не все боги вообще достойны какой-либо почести, за одно звание «Бог» хвалить слишком глупо, нужно иметь какие-либо заслуги. Порою и смертные могут быть почитаемы за свои дела, так что возможно реакция незнакомки была и правильная, но от этого она не потеряла интерес в глазах Немезиды. Что-то в ней было такое, а вот что, еще хотелось узнать. Услышав про приключения и, видимо, поразмыслив над этим предложением, девушка решила остаться, но выдвинула свои условия, что немного поразило богиню и сопроводилось поднятием бровей. -Останусь, если вы обе прекратите меня учить уму разуму. Я всё-таки не маленький ребенок, а одна из вас даже не старше меня. Немезида повернулась в сторону Гаиры, а та в свою очередь кивнула незнакомке, что показалось странным для Немезиды. Да уж... по ходу дела богиня стала старшей среди этих двух амазонок, но что ж поделать, не в первой. Девушка спрыгнула с коня, но не отпускала поводья. Все же, она, наконец, назвала свое имя - Тара. Немезида улыбнулась и уже хотела представиться сама, но Гаира сделала это раньше нее. Королева Севера не только сама назвала свое имя, но и Немезиду познакомила с Тарой, даже назвала богиней чего являлась вершительница правосудия. Держа руки на груди, Немезида решила все же поменять позу и теперь уж протянуть руку в ответ Таре. - Что ж, меня представили, так что могу сказать одно, приятно познакомиться, Тара, - улыбнулась богиня и посмотрела на новую знакомую. Не прошло и нескольких минут, как Гаира выдвинула предложение о продолжении пути, конечно, это было неплохо, да только метод слегка не обрадовал Немезиду. Во-первых, богиня возмездия поразилась как беременная Гаира с такой легкостью, да еще и запрыгнула на коня, а во-вторых - это предложение продолжить путь наперегонки... У Немезиды не было лошади, да она в принципе и никогда на ней не ездила, может когда-то такое и было, но чаще всего девушка перемещалась в образе белой голубки. Небеса были куда ближе земли для Немезида, а тут такое... Нет, она умела ездить, но это будет для нее слишком непривычно. Гаира уже успела начать «гонку», а Немезида и Тара еще даже не преступили. Обернувшись в сторону амазонки, богиня поняла, что вряд ли та будет медлить, поэтому, чтобы не отставать от своих спутниц, вершительница правосудия слегка применила силу. Щелкнув пальцами, недалеко от нее появился конь, сероватой окраски. Богиня сразу подошла к нему, села в седло и, взяв в руки поводья, слегка скривилась. - Да, не ожидала я такого приключения..., - произнесла девушка. Ей просто не хотелось ехать на коне, куда проще было бы полететь на своих крыльях, но выделяться с другой стороны тоже было бы невежливо, да и глупо в какой-то степени. Поэтому Немезида крепче сжала в руке поводья, а затем слегка приударила коня в бока, от чего тот сразу ринулся в путь. Спустя несколько секунд, Немезида все же нагнала Гаиру, при этом улыбнулась ей, когда поравнялась с ней.

Tara: Тара внимательно следила за сменой эмоций на лице обоих женщин, пока представлялась и ставила условия их дальнейшего путешествия. Наверно плохо начинать знакомство с условий, но что поделаешь, Тара такая, какая есть. Она не терпит, когда на нее смотрят с высока или разговаривают, как с ребенком. Это кажется ужасно унизительным, хотя сама девушка не раз поучала младших амазонок в своем племени. Но она многое пережила в жизни, многого добилась. И фальшивое самомнение, что стало ей маской, наверно погубит Тару. Внутри она неуверенная в себе девушка, которую обделили лаской, но зато перелили чашу с горем, однако всё это амазонка будет скрывать, потому что сильная, не смотря не на что. Ей не нужна жалость или советы, она справится сама, предпочитая, учится на собственных ошибках. Когда амазонка сказала, что идея приключения очень соблазнительна, на лице беременной женщины растеклась некая радость. Словно она спорила сама с собой и выиграла, видимо она чувствовала, что такая девушка, как Тара непременно должна согласиться на такое предложение. В эту секунду в голову воительницы пришла мысль, что всё это может быть ловушкой. Но какой? Что ей может сделать беременная женщина и богиня? Нет, не так… Зачем им ловить Тару в ловушку? Они ее совершенно не знают, мало того, амазонку вообще мало кто знает, кроме амазонок, да и им вроде она ничего плохого не сделала. Странница, что носила под сердце ребенка, согласилась на условие, мило улыбнувшись и кивнув. Ну и после того, как Тара назвала свое имя, представилась и она. Ее звали Гаира. Нужно ли говорить, что сама амазонка в этот раз не уследила за своей реакцией, но очень надеялась, что беременная не обратила на это особое внимание. Дело в том, что воительнице показалось знакомо это имя, она определенно где-то его уже слышала. Но где? Слегка нахмурившись, Тара изучала лицо Гаиры, которая в эту секунду слегка растерянно смотрела на протянутую руку амазонки. «Что это с ней? Брезгует?» - подумала девушка, как вдруг складки на лице беременной разгладились, на губах заиграла улыбка и Гаира дружелюбно пожала ей руку. Слегка пожав плечами, воительница тоже улыбнулась и кивнула, тем самым говоря, что тоже рада знакомству. Затем Гаира представила Таре свою подругу, ту, что так заинтересовалась самой амазонкой. Когда она назвала ее имя и так сказать род деятельности, воительнице показалось, что она не сможет поднять свою челюсть с земли. Взгляд ее проникновенных глаз остановился на Немезиде и не верил увиденному. Перед ней действительно стояла самая настоящая богиня, теперь Тара это знала точно. Вот только она не все имена перебрала, чтобы отгадать, что это та самая Немезида, что следит за справедливостью и карает тех, кто нарушает законы. Богиня возмездия стояла в прежней самодовольной позе и явно с удовлетворением смотрела на реакцию Тары. Амазонка тут же усмехнулась и расслабилась, словно перед ней была не богиня, а обычная смертная девчонка. Немезида улыбнулась и протянула руку, чтобы закрепить знакомство. Амазонка без сомнений пожала ладонь богини и кивнула: -А мне вдвойне приятнее, не каждый день знакомишься с богами. Проговорила Тара и подмигнула, а затем слегка рассмеялась. Это не была зацепка, а скорее тонкая шутка. Воительница очень надеялась, что Немезида поймет, ведь им еще долго придется путешествовать вместе и придется привыкать друг к другу. Почему-то амазонка не сомневалась, что сможет найти общий язык с Гаирой, а вот насчет Немезиды спорный вопрос. Она богиня и ей свойственна самовлюбленность, а этого Тара не любила. Она не позволит даже богини смотреть на нее свысока. Она не та глупышка, которая поклоняется богам и верит в их любовь к смертным. Боги эгоистичны, может Немезида исключение? Что ж, посмотрим. Гаира предложила продолжить путь. Тара посмотрела на нее и слегка изогнула бровь, наблюдая за тем, как беременная женщина, совершенно не заботясь о своем положении, с легкостью запрыгивает на лошадь, словно ей пятнадцать лет. Осуждающе покачав головой, амазонка уперла руки в бога и вновь взглянула на Гаиру, словно спрашивая зелеными глазами, что она задумала. Ответ пришел в следующую секунду. Гаира предложила ехать наперегонки, и тут же не дожидаясь ответа, дала команду лошади бежать вперед. Глаза Тары слегка расширились. «Точно сумасшедшая!» - возмущенно подумала девушка, замечая, как на губах расползается загадочная улыбка. И тут же сделав пару быстрых шагов, запрыгнула в седло. Тор от столь неожиданной выходки затанцевал на месте и не довольно зафырчал. Взявшись за поводья, Тара взглянула на Немезиду, которой явно идея покататься не сильно пришлась по вкусу. Богиня наколдовала себе симпатичного жеребца, села в седло и, скривив носик, начала бурчать, что не ожидала такого приключения. Амазонка, уже захваченная азартом, звонко рассмеялась и проговорила: - Да ладно тебе, Немезида. Лучше покажи нам, на что ты способна. «Или только на крылышках умеешь летать?» - дразня, подумала Тара. Подмигнув богине, воительница ударила пятками в бока черного, как ночь, жеребца и тот сорвался с места. Всадница гнала его всё быстрее и быстрее, а Немезида ловила остатки ее звонкого и счастливого смеха. Да, вот что значит свобода, мчишься на полной скорости вперед, чувствуешь, как под тобой жеребец всё сильнее и сильнее рвется вперед, потому, что он так же любит скорость, как и ты. Ветер развивает твои волосы, а чувство свободы заполняет всю твою душу, и ты понимаешь, что счастлива… Таре удалось нагнать Гаиру. Прижимаясь грудью к шеи Тора, амазонка повернула голову и посмотрела на беременную женщину, которая была очень даже не плохой наездницей. Но Тара тоже не промах. Сильнее подгоняя жеребца, воительнице удалось вырваться вперед. Чувство приближающейся победы дурманило разум и заставляло улыбаться. Амазонка оглянулась и увидела, что Немезида поравнялась с Гаирой. -Вы обе будете глотать пыль из-под копыт моей лошади! Смеясь, крикнула Тара и вновь с силой ударила в бока жеребца. Тот, уже весь взмыленный, еще быстрее побежал вперед. «Интересно, где у нас финиш?» - смеясь подумала воительница, делая глубокий вздох.

Массовка: Тара, Немезида, Гаира В дали появились всадники, их было трое, мужчина криво улыбнулся и посмотрев куда-то в сторону поднял руку вверх. Это означало лишь одно…. Зеленый свет для атаки. По мере приближения лошадей, стало понятно, что это три женщины, но сути дела это не меняло. Стоило одной из них войти в зону, которой владели данные разбойники, а именно племя ЦхэРои, славящиеся своей кровожадностью к людям. Они почитали лишь животных и природу, но не человеческую расу. Даже не смотря на то, что сами были людьми. И вот первая жертва уже на пути к ним, за ним и еще двое. ЦхеРои дождались, пока все три всадника будут на их территории и после того, стали окружать их. Сначала необходимо сбить их с коней, что с успехом проделали соплеменники, перетянувшись прямо перед копытами несущихся лошадей упругие лианы. Первая слетела с коня, а пока дама пребывала в полете, вторые две были так же сброшены с коней. Вся троица весело парила в воздухе, постепенно приближаясь к центу облавы. Дикари медленно стали образовывать круг, в который вот вот опустятся их жертвы. Вооруженные до зубов, кровожадные людоеды приготовились начать атаку, и следовало бы заметить, что численностью они заметно выигрывали. Целой племя и всего лишь три женщины, это было весьма впечатляющее. А пока все племя ждало приземления трех своих жертв. =========================================================== ранее Афины Антоний и генерал Эмилий и Антоний были уже несколько дней в пути, и лес Эпира уже не первый на их пути. Неторопливыми шагом мужчины ехали верхом на лошадях, который от дальней дороги тяжело дышали. Вода заканчивалась , а останавливаться нельзя. Эмилий что-то напевал себе под нос, стараясь бороться с недугом, что мучил его уже несколько дней. А спустя некоторое время они заметили ручей, возле которого и устроили привал. Именно здесь мужчины заполнили свои бурдюки водой , и дали возможность лошадям отдышаться. Генерал посмотрел на своего напарника и легко улыбнулся, закручивая крышку бурдюка. - Думаю не стоит задерживаться здесь, нам нельзя стоять на месте, солдаты Брута идут по нашему следу – заметил тот, а после закрутив крышку запрыгнул на коня. – Поехали?

Антоний: Если они и рассчитывали, что предпринятые меры предосторожности помогут им избежать неприятностей, то совершенно напрасно. Покинуть город незамеченными им не удалось, а короткая и яростная стычка у безымянной речушки, где они в первый раз остановились передохнуть и напоить лошадей, наглядно продемонстрировала, что их преследователи настроены серьезно. Последующие дни слились в одну серую полосу. Они как сумасшедшие гнали лошадей, петляли, путали следы, пытаясь избавиться от погони, но каждый раз, когда Антонию казалось, что им это, наконец, удалось, Эмилий всего одним-двумя вескими доводами разбивал эту иллюзию. И, что было гораздо хуже, он всегда оказывался прав. Оторваться от преследователей оказалось не так-то просто… Их лошади пока держались, но этот бешеный темп давался им нелегко. И им все чаще и чаще приходилось позволять лошадям перейти на шаг, а то они и вовсе спешивались и вели их на поводу, стараясь останавливаться как можно меньше и лишь по необходимости. Вот и сейчас, они остановились пополнить запасы воды и дать лошадям хоть немного передохнуть. Если они их загонят, то сами станут легкой добычей; пешком от всадников далеко не уйти. Короткая, слишком короткая передышка, но задерживаться опасно, Антоний понимал это не хуже Эмилия. - Я знаю, - лаконично отозвался он, отвязывая от ветки дерева поводья своего коня. Поставил ногу в стремя и одним легким движением взлетел в седло, сжал коленями бока коня, посылая его вперед по узкой тропе. - В путь!

Зена: ================= НПС ГАИРА =============== Гаира неслась впереди всех, и вот с ней поравнялась Тара, у которой в глазах был явный азарт. Женщина легко улыбнулась девушке, которая искусно пришпорила коня и помчалась вперед. Следом за Тарой, не отставала и Немезида, которая к удивлению скакала ни чуть не хуже них. Когда обе женщины немного отстали от Тары, Гаира подмигнула своей подруге, и ударив коня по бокам резко понеслась вперед. Едва Гаира поравнялась с Тарой, как почувствовала, что ноги коня стали заплетаться, ждать , не было времени, она оттолкнулась руками от седла и полетела вперед, пара вращений во круг себя и королева севера приземлилась на ноги. При чем приземление было очень четким и довольно уверенным. Гаира осмотрелась вокруг , стоя на одном месте. Ситуация была прямо сказать не из лучших. Такое количество людоедов она еще не встречала. Вооруженные до зубов, мерзкие люди, которые не знаю правил приличия. Королева севера брезгливо фыркнула, что-то себе под нос. А пока она оставалась неподвижной, ожидая, своих спутниц, которые таким же чудным образом были сбиты с коней. Гаира была на удивление спокойна, даже то, что этих дикаре в несколько раз больше, она была уверенна, что им удастся выбраться невредимыми, из этой передряги. А точнее, что они смогут защитить Тару. Ведь из них лишь эта девушка была смертной. Гаира благодаря дарам Артемиды, способно на некоторые чудеса, которые использует в крайних случаях. Вот и сейчас она надеялась расправится с неприятелем привычным для нее способом.

Немезида: И все же скачки - не самое любимое занятие для Немезиды, в этом она убедилась на все сто процентов. Как-никак, а богине, которая большую часть времени перемещается с помощью крыльев, такая альтернатива была не по душе. Но девушка согласилась с предложением, дабы не обидеть Гаиру, поэтому сейчас, когда Немезида была на коне, она лишь делала вид, что получает удовольствие от этой скачки. Хотя, нагнав Гаиру, а после, увидев, как Тара обгоняет обеих наездниц, в глазах Немезиды разыгрался азарт. Она не любила проигрывать, пусть даже в таких "играх". Она богиня, а для нее это означало, что именно она должна быть победителем. Но в голове внезапно промелькнула мысль, что так думать, тоже не следует. В своем подсознании вершительница правосудия считала себя такой же, как и все люди, она не ставила себя выше кого-то, ей не нравилось это делать. А чаще всего такими эгоистами были другие олимпийцы, Немезида же такой вовсе не была. Сейчас ей даже нравится порою проводить время со смертными, люди, не все конечно, но большая их часть, не настолько плохи, с ними можно дружить, их можно любить, в этом Немезида убедилась не один раз. Так что не стоит себя так высоко ставить. Вернувшись из своих мыслей, Немезида обратила внимание, что Гаира также как и Тара начинает ее обгонять. Что ж, пускай. Богиня возмездия не стала останавливаться и так как это гонка, решила не упускать шанса на победу. Девушка слегка приударила своего коня и тот помчался быстрее, благодаря этому Немезида не так сильно отставала от Тары и Гаиры. С каждым дуновением ветра, вершительнице правосудия начинало нравиться то, что она сейчас делает. Это действительно было весело. По всему лесу был слышен только топот копыт и веселые выкрики трех женщин, рассекающих воздух на своих конях. - И все же в этом состязании я не настолько сильна, простите, - с улыбкой прокричала вперед Немезида Гаире и Таре, так как поняла, что проигрывает. Почти нагнав своих знакомых, богиня внезапно почувствовала что-то не ладное. Из-за ощущений Немезида не стала останавливаться, но ее конь явно слегка сбавил скорость, от чего Немезида отстала от Тары и Гаиры, но на много. Взгляд богини переключился с веселого на серьезный, она ощущала присутствие зла, злых людей, которые были рядом. Но где же они? Вершительница правосудия пока что их не видела, но спустя пару минут она поняла, что ее опасения были не напрасны. Посмотрев вперед, девушка заметила, как какая-то толпа, довольно неплохо вооруженных, стоит и будто поджидает трех наездниц. В считанные секунды Тара и Гаира были сбиты с коней, но девушки не упали, а скорее приземлились на землю. Следующей "на вылет" была Немезида. Она не стала ждать, пока ее конь тоже потеряет равновесие и уронит ее с седла, богиня слегка подпрыгнула и приняла образ белой голубки и, пролетев до места, где стояла Гаира, Немезида вновь стала девушкой. - Ты в порядке?, - посмотрев на свою подругу, тихонько спросила вершительница правосудия. С таким же взглядом, который показывал вопрос, богиня посмотрела и на Тару. Затем взгляд Немезиды вновь поменялся. Брови нахмурились, а глаза наполнились огнем. Девушка оглядел почти каждого из смертных, которые наслали на свою голову возмездие. Хоть преимущество с первого взгляда было у этой толпы, на самом же деле она было у Гаиры, Тары и Немезиды. По крайней мере, сама Немезида в победе не сомневалась. Недавние раздумья о плохих и хороших людях стали заметны. Теперь же перед девушками предстали и представители зла, которых Немезида до ужаса не любила. Еще бы, за что их любить? Не за что. Поэтому она их и наказывала, а в этой ситуации она даже не собиралась отступать от этой привычки или точнее сказать принципа. Но в голове возник лишь один вопрос, что эти ненормальные забыли в лесу и чего им нужно от наездниц, которые весело проводили время, никого не трогая и не вторгаясь на чужую территорию. Немезида без промедления задала этот вопрос, как и обычно это делает в ситуациях, когда вершит правосудие. Сначала узнает зачем, а уж потом стреляет. - Что вам от нас нужно?, - злобно произнесла вершительница правосудия, не меняя мимики на лице. Девушка заметила, что противники не слишком настроены на разговоры, а в их руках было даже доказательство этого. Поэтому Немезида тоже не стала медлить и достала из за плеч свое оружие. Дотянувшись до стрелы, натянув тетиву и нацелившись на одного головореза, но мысленно держа на прицеле остальных, девушка ждала объяснений от этих жалких смертных, которые в считанные секунды лишатся своих мерзких жизней.

Tara: Тара неслась вперед, ветер запутался у нее в волосах, и чувство свободы полностью заполняло грудь. Казалось, она только и ждала этого момента. Вырваться из оков спокойствия и нестись вперед, гадая, что же ждет впереди за очередным поворотом. Она любила скорость, любила ветер, любила свободу. В этом была ее сущность. А уж когда она с кем-то мчалась наперегонки, счастья не было конца. Адреналин заставляет кровь буквально бурлить, чувство опасности и риска разукрашивают твою серую жизнь яркими красками радуги, а желание победить прибавляет сил для рвения вперед. Амазонка давно обогнала Гаиру и Немезиду, и последний раз, когда она оборачивалась, девушки только-только поравнялись. Воительница решила еще раз взглянуть на ситуацию. Какого же было ее удивление, когда она увидела приближающуюся к ней Гаиру. Глаза Тары на секунду расширились от шока, а затем девушка вновь прижалась к шее жеребца и пуще прежнего погнала его вперед. Северянка была отличной наездницей, а это делало ее сильным соперником. Амазонка не могла не удивляться тому, как эта женщина безответственно относится к собственному положению. Поберегла бы хотя бы ребенка, но видимо, горбатого только могила исправит. Да и не Тариного это ума дело. Хочет угробить себя – пускай. Вот только чувство беспокойства и тревоги никак не хотели покидать воительницу. Хватило одного взгляда, брошенного на Немезиду, чтобы понять, что данная прогулка ей особого удовольствия не приносит. Это и понятно, она богиня, куда ей до человеческих развлечений? Тор уже начинал выдыхаться, и это волновало девушку, ведь из-за его усталости она могла проиграть, а это не позволительно. Слишком сильно ущемит ее гордость. У жеребца итак уже пена шла из-за рта, а тело взмылилось, но он продолжал рваться вперед по первым ударам пяток хозяйки. Но как бы сильно не старалась Тара, Гаире удалось ее нагнать. Девушки поравнялись и переглянулись. На их устах красовались самодовольные улыбки, а в глазах горел самый настоящий азарт. Внезапно лошадь северянки начала странно себя вести, словно ее ноги путались в чем-то. Амазонка посмотрела вперед и увидела протянутую поперек лиану, от чего в груди всё сжалось от волнения. Воительница погладила Тора по шее и что-то шепнула. Жеребец сделал прыжок перед лианой и должен был ее перепрыгнуть, но растение было натянуто слишком туго и высоко. Лошадь зацепилась копытами и с диким ржанием начала падать. Тара понимала, что если сейчас ничего не предпримет, то может сломать себе шею, и это в лучшем случае. В последний момент амазонке удалось выпрыгнуть из седла. В воздухе она успела сгруппироваться и приземлилась точно на ноги. Сердце быстро билось в груди, а его стук отдавался громом в ушах. Девушка обернулась, чтобы узнать участь своей лошади. Слава богам, всё обошлось. Тор упал на землю, но удачно, ничего себе не переломав. Только пара царапин, но они заживут. Недовольный жеребец фыркнул и помчался куда-то в заросли. Амазонка не переживала за него, зная, что он вернется к ней по первому свисту. Вот только когда она увидела, кто именно натянул лиану, ее сердце екнуло. «Лишь бы они не поймали Тора» - с волнением подумала девушка. И тут воительница вспомнила о своих спутницах. О Немезиде Тара волновалась меньше всего, она же богиня, а значит, бессмертна, ее нельзя убить. А вот Гаира смертная, да к тому же еще и беременная. Не прошло и секунды, как амазонка увидела рядом с собой северянку, целую и невредимую. -Ты цела? С тревогой спросила Тара, касаясь рукой плеча Гаиры. Беременная женщина была на удивления спокойна, словно им ничего не угрожало. Ее лицо было серьезным, а глаза угрожающе блестели. Убедившись, что с северянкой все хорошо, амазонка начала было ее уговаривать скрыться куда-нибудь. Она беременна, ей нельзя воевать, не уже ли она этого не понимает? Но упрямый взгляд ясно сказал Таре, что Гаира и с места не сдвинется. Эх, знала бы воительница, что лучше беспокоится о себе, а не об этих двух женщинах. Ведь из них троих, только Тара могла погибнуть в этом бою. Но ей еще не открыли все тайны, поэтому она и переживала. Воительница отвлеклась от северянки и посмотрела на Немезиду, которая всё еще мчалась на лошади. К «финишу» она пришла последней, и это позволило ей издалека оценить ситуацию. Не дожидаясь, пока ее лошадь остановят, Немезида превратилась в белую голубку и полетела к девушкам. Тара приоткрыла губы от увиденного, не каждый день видишь такие чудеса. Она с замиранием сердца следила за каждым взмахом крыльев. Когда Немезида подлетела ближе, у самой земли она приняла образ человека, чем вновь заставила амазонку испытать шок. Богиня спросила всё ли в порядке и только тогда Тара пришла в себя. Амазонка уверенно кивнула и еще раз посмотрела на Немезиду. -Не плохие фокусы… Едва заметная улыбка означала одобрение. Жаль, что смертные тоже не могут летать. Но зато амазонка собственными глазами видела, как богиня превращается в голубку, пролетает приличное расстояние, и снова становится человеком. Чудеса, да и только. Поверит ли ей кто-нибудь, если вдруг Тара решит поделиться своими впечатлениями от увиденного? Наврядли. Ну и пусть. Немезида поменялась в лице, как только отвела свой взволнованный взгляд от Гаиры и Тары. Теперь ее пылающие гневом глаза смотрели на дикарей, что потихоньку начинали окружать трех девушек. Амазонка тоже повернула голову и теперь могла их разглядеть. Боги, их тут было не меньше двадцати человек и все, судя по всему, были настроены агрессивно. Кто они, воительница не знала, но аксессуары их одежды, состоящие из человеческих костей и зубов, говорили о том, что они либо людоеды, либо просто дикие убийцы. Их поведение напомнило Таре ее племя. Любого кто вторгался на их территорию – убивали. Исключением были те, кто знали знак мира, но таких было очень мало. Поэтому лес, в котором жило ее племя, был запретным для людей, и они туда не совались. Немезида заговорила первой, со злостью и неким недовольством, она спросила, что этим людям нужно от нее. Тара про себя подумала, что с трудом этих животных можно назвать людьми. Сначала стояла гробовая тишина, а дикари, услышав голос богини, начали нахмуренно переглядываться. В их толпе послышались голоса, но слова были не понятны, словно они говорили на неизвестном грекам языке. -Что-то мне подсказывает, что они не понимают нашего языка.… И если я правильно поняла, мы вторглись на их территорию. Негромко проговорила амазонка, так чтобы ее слышали только Немезида и Гаира. Внезапно дикари схватились за оружие, а им у них считались разнообразные дубинки, пращи, шесты и т.п. У немногих были самодельные луки и ножи. Увидев, как толпа начала вооружаться, Тара поспешила вытащить свой меч из ножен, что были у нее за спиной. Немезида вооружилась божественным луком и натянула тетиву, готовая в любую секунду пустить стрелу. Воительница внимательным взглядом прищуренных глаз рассматривала врагов, секунда, и вот кто-то дунул в рог, словно объявляя атаку. Дикари с криками кинулись на девушек, и пока было время, воительница успела посмотреть, кто именно дунул в рог. Он был одет приличнее остальных. Нет, конечно, он тоже был дикарем, и на нем тоже были украшения из человеческих костей и зубов, но шкура льва, накинутая на плечи, явно указывала на его превосходство. Больше времени на осмотр не было, противника приблизились слишком близко. Амазонка бочком придвинулась к Гаире и встала к ней спиной. Спина к спине, так учили амазонок воевать, чтобы враг не мог подобраться с тыла, особенно когда их так много. Немезида стояла где-то рядом. Началась битва. Воительница встала в боевую стойку, фиксируя остриё меча на уровне шеи противника. Резкий выпад вперед и колющий удар остриём меча вперёд, стал последним в жизни дикаря. Он схватился за шею, из которой начала брызгать кровь, и стал медленно оседать. Амазонка толкнула его ногой, дабы он уже свалился и не мешал ей. Затем она приняла верхнюю боевую стойку, удерживая меч двумя руками над головой. Секунда и она нанесла рубящий удар сверху вниз в голову противника. Еще один дикарь был обезврежен. Тара подпустила к себе еще двух дикарей. Одного она атаковала восходяще-диагональным рубящим ударом. А второго зеркальным рубящим ударом вверх по диагонали, от левого бедра до правого плеча дикаря. Продолжая сражаться, амазонка внезапно спросила: -Немезида, объясни мне глупой…почему мы деремся с ними, когда ты можешь спокойно уничтожить их всех разом своей божественной силой??? – Девушка слегка отвлеклась, обращаясь к богине с подобным вопросом, и тем сам не успела увернуться от удара. – Черт! Вскрикнула она, схватившись за левое плечо, из которого тут же начала маленьким ручейком течь кровь. Переборов резкую боль, Тара нанесла смертельный удар мечом своему обидчику. Рана начала немного ныть и тем самым отвлекала амазонку от боя, но воительница старалась сфокусироваться на противниках. Внезапно ей на глаза попался тот самый дикарь в львиной шкуре и идея пришла сама собой. Сама воительница не сможет подобраться к нему близко, но ей и другой способ. -Немезида! Целься в того дикаря в львиной шкуре. Он отдает приказы остальным и, скорее всего, является вожаком. Если мы его убьем, остальные превратятся в неуправляемое стадо и мы сможем победить. «А может они даже отступят…» - пронеслось в голове девушки. Она просто надеялась, что управление в этом племени дикарей такое же, как и у амазонок. Если убьют королеву, то всё войско становится беззащитным.

Зена: =============НПС ГАИРА=========== Показавшиеся на горизонте лошади Тары и Немезиды, говорил, о том, что обе девушки успешно приземлились. Так оно и было, Немезида, превратилась в белую голубку, а Тара ловко, сгруппировавшись, приземлилась подле Гаиры. Обе дамы поинтересовались состоянием северное королевы, на что та, одобрительно кивнула, давая понять, что она в полном порядке. Гаира так же заметила, что Немезида была не в лучшем расположении духа, по отношению к этим дикарям, оно и верно, ведь они собирались их убить судя по всему. И натянув стрелу богиня задала им лишь один вопрос. - Что вам от нас нужно? Но в ответ раздался лишь скрежет зубов противника, и некое грозное рычание. Тара же отметила чудесное превращение Немезиды в голубку и обратно в человека. Не каждый день увидишь такое. -Что-то мне подсказывает, что они не понимают нашего языка.… И если я правильно поняла, мы вторглись на их территорию. Произнесла свои догадки Тара, и она была права, эти дикари не знают человеческого языка, более того, по их лицам можно было с уверенностью сказать, что эти трое уже не первые их жертвы, ведь на каждом из соплеменников дикарей висели амулеты и обереги из костей животных и людей, что уже было жутко. Гаира с отвращением скривила рот на бок. После чего и началось самое интересное. Медленно сужая круг, «звери» стали нападать не отвечая на вопросы. Гаира развернула свой жезл ( пику) и встала в боевую позу ожидая нападения, и готовая отражать удары, как почувствовала за своей спиной тепло тела Тары, на что, слегка улыбнулась девушке. Бой начался. Первый удар королевы севера получили самые смелый из дикаре, те, кто успел подобраться к королеве не несколько метров больше чем остальные, раскрутив оружие в руках, она нанесла удар первому по челюсти, второму в живот, после чего острие жезла( копья) прошло словно нож по маслу, о горлу противника. И вот очередные жертвы стояли перед королевой. Конечно, для них жертвой была она, но, что может быть хуже разъяренной кошки? … Северянка смело отбрасывала противника в стороны, не подпуская к себе ближе чем на метр, в этом было преимущество ее оружии. Именно поэтому Гаира предпочитала мечу, свой жезл. -Немезида, объясни мне глупой…почему мы деремся с ними, когда ты можешь спокойно уничтожить их всех разом своей божественной силой??? Раздался голос Тары, после чего, девушку ранили. – Черт! Гаира повернула голову на крик девушки, чтобы убедиться, в целости той. Ранено было плечо, не самое приятное ранение для воина, учитывая, что Тара дралась мечом, который во время боя стоило менять из руки в руку, что обеспечивало более частые и изворотливые удары. Королева переживала за девушку, она не могла допустить, чтобы ту ранили. В момент когда Гаира смотрела на Тару, одному из врагов удалось чиркнуть своим мечом по ноге той, после чего северянка, размахнулась жезлом и оставила ему смертельную рану на голове. - Будь осторожнее! – сказала она Таре. Все девушка была моложе Гаиры, поэтому та и переживала за нее. -Немезида! Целься в того дикаря в львиной шкуре. Он отдает приказы остальным и, скорее всего, является вожаком. Если мы его убьем, остальные превратятся в неуправляемое стадо и мы сможем победить. Гаира отбросив очередного «зверя», покосилась в сторону где по всей видимости стоял главарь, о котором говорила Тара. В этот момент, она заметила, как с другой стороны к амазонке подбираются двое шакалов, со странным оружием в руках, они выглядели несколько иначе, чем все остальные, и потому вызвали особое внимание у северное королевы. Она заметила, как те вот вот нанесут удар, ухватившись за возможность, пока Тара сообщала Немезиде о главаре. За спиной юной амазонки раздался воинственный и страшный рык, после чего, над головой Тары пролетела, черная пантера, которая передними лапами приземлилась на противника раздирая ему лицо острыми, как лезвие когтями. - Не получается у меня быть обычной! – буркнула про себя кошка, бросаясь на очередного врага. Впиваясь зубами в горло, она упивалась его кровью, и получала удовольствие от того, что тот умирал страдая. Черная пантера продолжала защищать территорию во круг Тары, ссылая на то, что девушка все таки ранена и, что Немезида поможет им справится со всем этим….

Немезида: Все девушки приземлились удачно. Переспросив друг друга о состоянии, каждая из них убедилась, что другая в полном порядке. Теперь же стоило перейти к самому интересному, если это можно так назвать. Тара, Немезида и Гаира стояли перед своими противниками, и так как вершительница правосудия бросила первый камень в эту гробовую, но слегка рычащую тишину, ответа стоило ждать именно от дикарей, нежели от девушек. Но ответа естественно не было, ведь, то ли эти ужасные люди, вооруженные до зубов и украшенные тем же инвентарем, не понимали, то ли не хотели понимать. Хотя, скорее всего первое. Тут уже можно было заметить, что возник языковой барьер. Но, несмотря на это, разговора бы все равно не вышло. У этих дикарей было лишь одно на уме, судя по их виду – убить. Они может даже были людоедами. От одной такой мысли становилось тошно. Богиня осматривала каждого, все также держа на прицеле, пока не услышала голос Тары. -Что-то мне подсказывает, что они не понимают нашего языка.… И если я правильно поняла, мы вторглись на их территорию. Девушка лишь слегка повернула голову к амазонке, чтобы не терять из вида своих противников. Но как только те решили начать атаковать, Немезида обернулась в их сторону полностью, а на восклицание Тары лишь мягко и с улыбкой ответила: - Не знаю на счет территории, но пообщаться с этими «прекрасными» мужчинами мы точно не сможем. И в ту же секунду начался бой. Еще одна своеобразная альтернатива для Немезиды. «Мне сегодня определенно везет», - подумала про себя вершительница правосудия. Да, день ее точно удался, то скачки, то бой, кто знает, может, будет еще что-нибудь интересное... На самом же деле Немезида не любила сражаться, в этом она была не столь сильна. Хоть ее оружием и был лук, которым она владела в совершенстве, все же в таких боях она участвовала очень редко. Но что поделать, выбирать ведь не приходится. Выйдя из своих раздумий на счет этой ситуации, богиня решила обратиться к бою. Тара и Гаира решили сражаться рядом, ну, тут это было понятно, амазонки, у них свои правила в боях. От этого можно было даже выиграть, что девушки ведут бой сообща, нежели по разным сторонам. Немезида же была от них не так уж и далеко, но и близко тоже не стояла. Первые два дикаря, которые неслись на девушку, заставили ее в ту же секунду пустить стрелу. Как и всегда это бывает, Немезида стреляла метко, попадая сначала одному головорезу в сердце, затем второму. Стрелы вершительницы правосудия были действительно убийственными, особенно когда она попадала точно в цель. Ни один бы из дикарей не выжил, и именно так оно было сейчас. Те, в которых вершительница правосудия попала, упали сразу же и больше не двигались, лишь замерли на земле в одном положении, держа стрелу на своей груди. Пусть для них это будет своеобразный подарок от богини, который она им оставила на память. Внезапно Немезида услышала голос Тары. Девушка была недовольна тем, что богиня не может расправиться со всеми одной своей силой. -Немезида, объясни мне глупой…почему мы деремся с ними, когда ты можешь спокойно уничтожить их всех разом своей божественной силой??? Девушка обернулась к амазонке и как только хотела ей ответить, заметила, что Тару ранили. Немезида сразу же задалась идеей, чтобы спросить, в порядке ли Тара, но сейчас было не время, вершительница правосудия лишь быстро ответила: - Это не входит в мои полномочия, я убиваю другими способами, прости. А ведь действительно Немезида не могла просто развести руками и сотворить, к примеру, какой-нибудь огненный шар или что-нибудь в этом роде. У нее не было таких сил. Она могла лишь метко стрелять, перевоплощаться в другого человека и управлять им как хочет, летать и делать еще что-нибудь «божественное», но не такое уж и грандиозное. Так что девушка никак не могла уничтожить всех противников как говориться - одним махом. Придется делать все это старыми методами: кулаками, оружием и внимательностью. Вот только про последнее Немезида забыла, она отвлеклась, и в этот же момент ее за руку схватил один дикарь, а второй уже хотел просто нанести удар своим ножом. Богиня пыталась отбиться, но пока что она до второго плохо дотягивалась, а хватка у первого была достаточно сильна. Но девушка решила все же действовать по-другому. Она подпустила к себе того, что хотел ее уже вот-вот ранить, и как только он подошел и размахнулся, Немезида ударила ее правой ногой по лицу, своеобразным образом стоя на одной ноге и показав шпагат. Дикарь сразу же отошел назад, держась за лицо, но это его не остановило, хотя такое действие дало возможность Немезиде выбраться из рук дикаря, который ее все еще держал. Возможно, повезло, что тот отвлекся на своего дружка и ослабил хватку, Немезида сразу поняла это и когда головорез, которого вершительница правосудия ударила несколько секунд назад, побежал на богиню вновь, она лишь пригнулась и удар пришелся не ей. Теперь же богиня была свободна, но рядом находился все еще тот дикарь, которого одним ударом вырубить не удалось, девушка сразу же не стала медлить и прицелилась, при этом в ту же секунду выпустив в противника стрелу. Теперь же опасности рядом не наблюдалось, а точнее рядом с Немезидой. Тот, что ее держал ранее лежал на земле мертвым, второй последовал его примеру. Но вновь девушка услышала голос Тары. -Немезида! Целься в того дикаря в львиной шкуре. Он отдает приказы остальным и, скорее всего, является вожаком. Если мы его убьем, остальные превратятся в неуправляемое стадо и мы сможем победить. Богиня не стала даже искать взглядом этого главаря, она просто моментально обернулась и выстрелила. Для этого Немезиде не нужно было даже видеть противника, она это и так знала, где он находится. Поэтому стрела вновь попала в цель, девушка попала прямо в голову, решив, что в сердце стрелять не так уж и действенно, учитывая сколько вещей у дикаря на груди. Все остальные же его приспешники почему-то сразу же обратили на это внимание, естественно, был убит их главарь, но только это по ходу не ослабило противника, а наоборот, заставило взъерошиться еще больше. Теперь же дикари рычали еще громче и нападали с еще большей силой. Один из них, наверное, решил отомстить Немезиде и кинул в нее свой нож, который угодил девушке в руку, от чего она слегка вздрогнула. Богиня не заметила этого меткого «выстрела» в ее сторону и теперь же просто посмотрела на свою руку, да, она почувствовала боль, ведь в человеческом обличии она была уязвима. Кровь начала капать, но все же эта рана заживет, не смертельно. А вот для дикаря этот выпад был решающим, превозмогая боль, а точнее стараясь не обращать на нее внимания, Немезида выстрелила в своего недоброжелателя и вновь попала в цель. Богиня стала оглядываться, Тара была рядом, а вот Гаиру девушка не увидела, но спустя секунду услышала и поняла, что амазонка не смогла долго находиться в своем человеческом обличии и приняла облик пантеры, что позволило ей убивать с еще большей жестокостью. На этом «поле битвы» уже было много крови, но видимо это еще не конец, дикари будто не хотели уходить, но и девушки не собирались сдаваться.

Массовка: Эмилий в очередной раз кивнул в ответ своему напарнику головой, после чего ударил лошадь по бокам и двинулся вперед. Скакали они не долго, но вдалеке слышались звуки боя. Мужчина слегка приостановил коня и посмотрел на Антония. - Похоже там идет сражение, могу предложить тебе обойти его, или же размять кости – слегка размяв шею тот вновь посмотрела вперед – Думаю нам стоит немного поразвлечься – улыбнулся тот и сжав поводья в руке, вновь двинулся вперед. С каждым приближением к месту, где была схватка, звуки боя становились все громче. И вот мужчина уже увидел несколько фигур, точнее всего лишь две, которые отважно боролись с толпой дикарей, а подъехав еще ближе, понял, что это и вовсе две девушки. Определенно надо помочь, он посмотрел на Антония и достав свой меч, ринулся в бой. На скаку ему удалось обезглавить троих дикарей, после уже пришлось соскочить, дабы эти твари не убили коня. Эмилий уверенно размахивал мечом пробираясь в самый центр сражения. Он и не заметил, как его самого постепенно стали окружать эти варвары. Отвратительные на вид создания, человеческого типа. Взъерошенные волосы, ехидная улыбка оголяющая черные , как смоль зубы, и эти украшения. Все создавало облик полной отрешенности от цивилизованного мира. Дикарям было не свойственны стратегии боя, логика и прочие аспекты ведения боя, что создавало некие проблемы. Ведь у каждого противника есть свой так называемый план и стратегия, а тут? Они хаотично набрасывались со всех сторон, словно стая диких волков, необузданных и глупых. Многие из них уже лежали трупами, окропляя эту землю свежей и еще теплой кровью, даже это не останавливало противника. Эмилий отразив очередной удар, замахнулся в очередной раз мечом, который пролетел немного выше головы врага, ибо тот успел пригнуться, и слегка задеть генерала своим топориком. Рана была не глубокая, поэтому мужчина не обратил особого внимания на эту царапину. Ведь следующий его удар ногой, отбросил противника, прямо на меч его же соплеменника. Глазами генерал нашел Антония и убедился, что с ним все в порядке, после чего стал пробираться к девушкам поближе дабы помочь справится с нападающими дикарями, среди которых было весьма опасное животное. Черная кошка не вызывала ничего кроме страха, ведь животные не предсказуемы, и предугадать ее следующее действие была невозможным. Но и Эмилий не знал, что перед ним оборотень и , что всего лишь за пару минут до их появления это была вполне реальная женщина. Мужчина искоса глянул на животное после чего аккуратно прошел мимо нее, прямо к девушкам. - Думаю вам помощь не помешает! – улыбнулся он.

Антоний: Выбранная ими тропинка отчаянно петляла, и Антоний уже подумывал махнуть на нее рукой и пробираться на восток, по солнцу, благо, окружавший их лес был не слишком густым. Но вскоре тропа расширилась, позволяя их лошадям скакать бок о бок. А еще через какое-то время до них донесся отдаленный шум боя. Сердце радостно екнуло и тут же затрепетало с удвоенной силой, жесткая улыбка скользнула по губам. Антоний привстал в стременах, прищурился, надеясь разглядеть алые плащи и знакомые штандарты. Но деревья надежно застилали взор, скрывая происходящее от его глаз. И все же, вопреки рассудку и здравому смыслу, он надеялся, что все-таки нашел то, что искал, вот так, легко и быстро, просто вернувшись в Фессалию… Машинально кивнув Эмилию, он пришпорил коня, посылая его в галоп. Несколько минут, и они были на месте. Антоний скользнул взглядом по поляне, оценивая положение, и выругался, разочарованно и зло. Не было здесь никаких легионов. Была лишь толпа дикарей, яростно атакующая небольшой островок сопротивления. Приглядевшись, Антоний понял, что всей этой толпе противостоят всего лишь две женщины. Они держались стойко, но не нужно было быть гением стратегии и тактики, чтобы предсказать, чем все закончится при таком численном превосходстве противника. Он ошибся; обманувшись шумом битвы, он принял желаемое за действительное… Это не его война. Пожалуй, самым разумным было повернуться и уйти, воспользовавшись тем, что дикарям, увлеченным происходящим, пока не до них. Если повезет, им удастся миновать их земли незамеченными, но у их преследователей такого шанса уже не будет. Вряд ли девушки продержатся так долго. О погоне можно будет забыть... Он повернулся, было, к Эмилию, чтобы высказать свои соображения вслух, но не успел. В напарнике неожиданно взыграло благородство, и он, обнажив клинок, ринулся на помощь незнакомкам. Антоний скрипнул зубами, и мгновением позже последовал его примеру. Он мог бросить на произвол судьбы женщин, которых видел в первый и скорее всего последний раз в жизни, но не человека, пожертвовавшего всем ради него. Круговерть боя подхватила его, меч стал естественным продолжением руки, брызнувшая в лицо чужая кровь пьянила и кружила голову как неразбавленное вино. Он не знал, сколько времени ему понадобилось, чтобы следом за Эмилием прорубиться к незнакомкам. Время исчезло, растаяло, потеряло значение… Осталась только чистая, незамутненная ярость и необходимость убивать, чтобы не быть убитым…

Tara: Все было как в тумане. Голова шла кругом от огромного количества врага, а пыль от боя поднималась всё выше и выше, заставляя глаза не только слезиться, но и терять из виду противника. Тара участвовала в подобных потасовках, но только в войске амазонок. Воительницы всегда налетали как ураган, сначала пугали своим количеством, а затем и качеством ведения боя. Сейчас амазонка чувствовала себя жертвой, на которую налетел рой подобных ей. Конечно, сравнивать глупо. Амазонки были умны и были превосходными воинами, так же они использовали логику, заранее подготовленные планы и стратегии. А эти дикари слушались лишь приказа своего вожака. Собственно так было и у амазонок, королева главная, но отличными воинами этих мужчин назвать было тяжело. Они словно неуправляемое стадо. Если бы их было не так много, то три женщины справились бы с ними без труда. Но их было слишком много, и в животе всё сжималась от предугадывания итога боя. Тара вспомнила, как Немезида сказала, что не знает на счет территории, но пообщаться с этими «прекрасными» мужчинами им точно не удастся. Амазонка тогда брезгливо фыркнула на эту шутку. Просто для нее мужчины были глупыми и жалкими трутнями. Она никогда не воспринимала их за людей, так уж ей привили в племени. Тара всегда полагалась только на себя, была независимой и сильной, и никогда в жизни не станет полагаться и слушать мужчину. Немезида и Гаира явно были другого мнения. Богиня возмездия полноценная и красивая женщина, да и законы на Олимпе не запрещают связь с мужчинами. Гаира хоть и имела на одежде украшения, напоминающие амазонские, но ее округлый живот говорил сам за себя. Нет, конечно, амазонки вступали с мужчинами в связь, но лишь в определенный период времени и только для размножения. После четырнадцати дней любви и страсти женщины убивали своих любовников, а их тела скидывали в реку. Забеременевшие амазонки на девять месяцев уходили на покой, не бились в схватках и не делали тяжелую работу. Когда приходило время рожать, матери приходили в храм Артемиды и производили на свет прекрасных младенцев. Детей принимали бабки, которые не показывали ребенка матери. Они выходили из прохладного зала и… Дальше лишь две дороги. Тропа направо вела к реке, куда скидывали завернутых в покрывало мальчиков. Налево же вела дорога в дом кормилиц, где маленьких девочек вскармливали молоком козы. И только через три года, амазонки могли узнать, было суждено им родить дочь или сына. Если женщине приносили пустой щит, который она отдала для колыбели, значит, у нее родился мальчик. Если же подходила маленькая девочка, значит, отныне женщина становилась матерью и следила за своим ребенком. Качнув головой, Тара постаралась выйти из глубоких воспоминаний. Она коснулась своей раны на плече и увидела встревоженные взгляды Немезиды и Гаиры. Богиня возмездия тут же отвернулась, так как ее отвлечение могло стоить жизни им всем. Однако через секунду амазонка услышала голос Немезиды, который сообщил, что в ее полномочия не входит божественная сила, и она предпочитает убивать другими способами. Глаза воительницы чуть не выкатились из орбит. -Что значит не входит??? Надеюсь, ты шутишь!!! Она была удивлена, ведь Немезида богиня, а получается не все боги такие сильные, как их описывают. И действительно, прокрутив все легенды и истории, которые она слышала о богини возмездия, нигде не говорилось о том, что она использует что-то кроме своего лука и стрел. Коснувшись ладонью лба и прикрыв на долю секунды глаза, амазонка взмолилась: «О, всемогущая Артемида, дай мне силы…» От ироничных мыслей, Тару вывел голос Гаиры. Она едва заметно вскрикнула, скорее от неожиданности, чем от боли, и тут же отскочила в сторону. Амазонка даже не успела понять, что произошло, как Гаира ударила обидчика своим жезлом и его череп хрустнул. Дикарь уже мертвый повалился на землю. А северянка попросила Тару быть осторожной. Воительница вздохнула и кивнула, замечая на ноге Гаиры царапину. «Отлично, просто великолепно!» - раздраженно думала девушка, беспокоясь о состоянии подруги. Тут же что-то сообразив, Тара попросила Немезиду выстрелить в главаря и богиня не заставила себя ждать. Вожак этих дикарей был повержен, вот только его «детки» продолжали атаковать, да еще с большим энтузиазмом, а точнее злостью. -Похоже, я ошиблась… Тихо себе под нос прошептала девушка. Ну откуда ей было знать, что в этом племени все по-другому? Обычно, когда убиваешь главного, остальные как мухи мрут, или делают ноги. А эти видимо отличались своими законами. Внезапно Тара увидела, как Немезида смотрит на свою руку, из которой течет кровь. «Боги, она смертна!!!» - пронеслось в голове. Теперь два странных чувства смешались в амазонке. Тревога за Немезиду и недоверие к ней. Почему-то теперь, вера в то, что она богиня пошатнулась. Кто знает, может она обычная фокусница, а Тара ей, как наивный ребенок, поверила. В любом случае, рассуждать на эту тему, не было времени. Немезида уже давным-давно пришла в себя и раздавала смертельные стрелы направо и налево. Амазонка тоже уже было хотела завершить начатое, как вдруг прямо над ее головой пролетело что-то очень черное. Тара резко присела и блокировала возможный удар в голову. Но его не последовало, лишь дикий рев привлек внимание воительницы. Амазонка вскочила на ноги и увидела огромную черную пантеру, раздирающую на части двух мужчин, которые чуть не убили Тару. Резко осмотревшись, девушка не обнаружила Гаиры. Нет, она не подумала, что ее убили, так как тела не было. Северянка словно просто испарилась. Но приглядевшись к дикой кошке, воительница заметила округлый живот и глаза… Это были глаза Гаиры! -Черт возьми!!! Кто вы такие??? Вскрикнула Тара, широко раскрывая глаза от удивления. Она совершенно потерялась. Немезида была богиней, но только слабой и смертной. Гаира оказалась хищной пантерой. Куда она вообще попала? В дурдом! Может это ей снится? Заметив укоризненный взгляд северянки, а точнее кошки, Тара слегка приподняла руки вверх и воскликнула: -Помню, помню… Быть осторожной! Я поняла. Фыркнула девушка, чувствуя, что к ней относятся, как ребенку. Наверно, обоснованно. Что-то Тара сегодня какая-то растерянная, видимо слишком много сюрпризов для такого короткого времени. «Ладно, Тара, соберись!» - дав себе установку, амазонка крепко схватилась за меч и налетела на одного из дикарей. Атака, удар, защита, блок и снова удар. Словно почувствовав запах крови, который кружил голову, амазонка превратилась в безпощадную хищницу. Даже рана на плече перестала беспокоить. Скорее это из-за выплеска адреналина. Сейчас мало что волновало, кроме убийства. Начался танец смерти. Тара нанесла сверху вниз рубящий удар по голове, и противник с расшибленным черепом оказался на земле. Второму дикарю достался вертикальный секущий удар по лицу, и он присоединился к другу. Третьему горизонтальный рубящий удар по туловищу примерно на уровне груди. Четвертому наклонный секущий удар по корпусу. В общем, амазонка вошла во вкус. И только ржание лошади смогло привести ее в чувство. Откинув ногой очередного дикаря, Тара посмотрела в сторону и заметила несущегося на коне мужчину. Он размахивал своим мечом и оставлял за собой дорогу из трупов. Затем незнакомец соскочил с коня и начал прорубать себе дорогу к девушкам. У амазонки не было много времени, чтобы его разглядеть. Она продолжала обороняться и убивать. -Это еще кто такой? Ваш знакомый? Не отвлекаясь от боя, спросила воительница у Немезиды, так как Гаира даже при большом желании не смогла бы ответить, будучи в облике пантеры. Тара так же заметила второго всадника. Его стальное лицо и сведенные на переносице брови говорили толи о серьезности, толи о нежелании помогать. Хотя амазонка и не желала помощи мужчин. Но не будет же она их прогонять, тем более, что это могли оказаться друзья богини или северянки. Но судя по всему, с какой опаской первый незнакомец смотрел на пантеру, они явно были не знакомы. Мужчина уже пробрался к девушкам и предложил свою помощь. Тара, отражая очередной удар, уверенно сказала: -Мы и сами справимся! Конечно, она блефовала. Но принимать помощь от мужчин, было уж слишком. Лучше умереть в бою, чем принять руку помощи от трутня. Заметив, как хладнокровно друг незнакомца убивает дикарей, Тара усмехнулась. -Похоже, желание помочь было не обоюдным.

Зена: Время шло , а бой продолжался, хотя сейчас можно было сказать, что компания северянки и вновь присоединившиеся к ним двое мужчин по всей видимости римляне, перебили некоторую часть дикарей. Не смотря на то, что картина в целом не изменилась, а именно численный перевес был все еще на стороне врага, внезапное пополнение боевых рядов девушек, все же давало некие шансы на выживание, и даже то, что это были мужчины, не смутило королеву севера. Гаира продолжала бороться с врагом теперь уже в облике черной пантеры. Перевоплощение давало амазонке намного больше сил и возможностей, чем облик человека. Она становилась быстрее, еще более грациозней и сильнее. Немезида никак не отреагировала на перевоплощение северянки, ибо уже не раз наблюдала это чудо, а вот Тара явно была удивленна. С одной стороны ее можно было понять…ни каждый день воочию может наблюдать за такими метаморфозами. Дикари продолжали атаку кошка старательно контролировала ситуацию возле себя, периодически поглядывая в сторону Тары. За нее сейчас амазонка переживала больше всего. Прошло еще несколько минут после того, как Гаира превратилась в пантеру, и за эти несколько минут им удалось отбить немалое количества врагов и оттеснить их назад. Сейчас надо было наступать, чтобы выжить, обороняться уже было бесполезно. По всей поляне раздался воинственный рык кошки, после чего она выгнула спину и уставилась изумрудными глазами в самую гущу дикарей. Резкий старт и вот она уже несется в самое скопление врага. Прыжок, и острые когти вонзились в грудь самого здорового из всех, удар лапой второму, и бросок с захватом на третьего. Гаира надеялась, что ее спутницы не будут стоять в стороне, да и вновь пришедшие мужчины тоже не струсят. Атака была единственным способом выжить.

Немезида: Вроде бы все было под контролем, хотя сейчас это было сказано образно. Естественно битва с этими дикарями или вообще с кем-либо не входила в планы Немезиды, Гаиры и Тары. Противник был довольно силен и слишком беспощаден, а от одного вида такого существа хотелось либо убежать, либо треснуть так, чтобы мало не показалось, да только этого мало. Этих головорезов убить мало, но даже это было очень сложно. Враг то и дело совершал всякие глупые и на первый взгляд нелепые маневры, но с каждым выпадом производил ужасные и пугающие рычания и тому подобное. Немезида не боялась, в принципе она ничего никогда не боялась, сейчас ей было просто противно. Эти люди, если судить по ним, ведь все же руки, ноги, голова и все, что присуще человеку у них есть, вызывали отвращение в глазах вершительницы правосудия. И некую ненависть, так как эти дикари напали на простых девушек. Точнее не таких уж и простых, одна была богиня, другие две амазонки, одна из которых даже имела дар перевоплощаться в пантеру. Богиня боролась с противником, как и ее знакомые, но не могла до сих пор понять, за что она борется, точнее не она, а эти дикари. За что они напали на девушек? Что они сделали этим дикарям, каким образом перешли дорогу? Хотя, этим существам вовсе не важно, кого и когда убивать, они увидели тех, кто «шевелится» и видимо, решили проявить себя. Да только не на тех напали, девушки довольно неплохо стали отражать атаки и уже уничтожили половину нападающих. Не без царапин, конечно, но все же справлялись. В ногах чувствовалась усталость, в действиях присутствовало напряжение. С каждым выстрелом Немезида старалась убивать все быстрее. Может, вначале она стреляла в ноги, руки, другие части тела, чтобы просто остановить противника, ведь она надеялась, что это отпугнет дикарей, и те сбегут, сверкая пятками, опасаясь за свою жизнь. Но после того как надежды не оправдались, девушка стала стрелять в самое сердце, а порою даже и в голову, чтобы убить, убить наверняка. Во время всей этой схватки богиню успели ранить. А из-за того, что она крепче держала лук и натягивала тетиву, она чувствовала боль, и эти ощущения были не самыми лучшими, несмотря на то, что Немезида старалась не обращать внимания, чтобы не отвлечься и не навлечь на себя очередной удар. Но эта рана не осталась без внимания не только вершительницы правосудия. Пока дикари отвлеклись на пантеру, которая возникла перед ними, Немезида в очередной раз обернулась в сторону Тары, чтобы посмотреть как она, в порядке ли. Но в ответ увидела удивленный взгляд девушки, пристальный взгляд и даже недоумевающий. Видимо амазонку поразил тот факт, что Немезиду смогли ранить, и была кровь, хотя по сути богов ведь ранить невозможно. Но Немезида была другой, нельзя сказать, что она была особенной, нет. Такая же, как и остальные боги, которая имеет свою силу, но только слабым местом девушки был ее человеческий облик, пребывая в котором могли произойти такие инциденты. И такие раны заживали медленнее, нежели у других жителей Олимпа, чьи раны исчезают в считанные секунды. Посмотрев на Тару, Немезида сделала своеобразный секундный перерыв, чтобы размять руку, которая затекла. Девушка раздвинула пальцы, а затем сжала руку в кулак и проделала так еще раз, после чего все пришло в норму, но только рана оставалась, хотя кровь текла уже не так сильно. Немезида улыбнулась Таре, а затем перевела взгляд на Гаиру, которая уже буквально «разрывала» противника на куски. Пантера стала теперь следующим удивлением для Тары, ведь такое она видела первый раз, судя по взгляду. А если быть откровенной, то и сама Немезида была вначале шокирована, когда впервые увидела превращение Гаиры. Да только особого аханья она не испытывала. Смысл удивляться девушке, которая сама постоянно превращается в птицу? Конечно, никакого. -Черт возьми!!! Кто вы такие??? Удивленно выкрикнула Тара и продолжила бой. Немезида слегка улыбнулась, поджав губы, но не знала, что ответить, то есть как объяснить все, что произошло на глазах амазонки, чтобы не напугать ее или не сказать так, чтобы девушка сочла своих новых знакомых сумасшедшими. - Ну, зверинец на выезд, не пугайся, потом все объясним. И девушка вновь продолжила бой, начиная вновь стрелять в противника, только перед первым выстрелом слегка сморщилась от того, что рана вновь дала о себе знать. Но ведь ради того, чтобы остаться в живых, нужно все преодолеть, и Немезида не стала отступать от этого принципа. В лесу было настолько тихо, точнее тихо со стороны жителей леса, видимо вся живность, которая была, просто разбежалась в разные стороны. Раздавался только яростный рык, женские выкрики и удары, более ничего, все, как и в обычном бою. Но вдруг до ушей донесся еще один звук - топот копыт, но Немезида пока не успела обратить внимание, кто приближался, так как отвлечься сейчас было слишком черева-то. Спустя пару секунд девушка все же обернулась на миг и смогла заметить двух мужчин, которые мчались на конях и даже уничтожали противника. «Хм... в нашем полку прибыло... Кто же это?», - подумала про себя богиня. Вначале Немезида подумала, что, может, это знакомые Тары или Гаиры, да только в голове возникла мысль, что этого и быть не может. Амазонки всегда были против мужчин, ну, может Гаира уже и поменяла свои принципы, но вот Тара вряд ли, хотя кто знает. Все размышления развеял вопрос Тары о том, кто это, а значит, она тоже не знала этих мужчин. А после того, когда один из них предложил свою помощь, амазонка и вовсе отклонила предложение, да только видимо для новоприбывших этот, заданный ими же вопрос, был риторический, и даже если девушки отказывают, мужчины им все равно помогут. Немезиде в принципе было все равно, противник силен, и помощь была какраз очень кстати, но вдруг эти смертные тоже будут врагами, которые лишь хотят сначала помочь, а потом стать такими же противниками, которые могут обидеть? В любом случае пока что это было непонятно. Немезида находилась практически рядом с Тарой, а Гаира боролась не так далеко от девушек. Оба мужчины тоже приняли участие в бою. Но вдруг, богиня возмездия увидела, что на Тару бежит очередной дикарь, а она занята другим, и Немезида слегка испугалась за девушку, так как вероятность того, что Тара не сможет отразить атаку быстро, была очень большой. - Тара, осторожней!, - выкрикнула девушка амазонке, после чего вершительница правосудия не стала медлить и выстрелила ровно в сердце противнику, от чего тот пошатнулся и начал отходить назад, держась за стрелу, после чего он упал на землю. Четкое попадание, дикарь мертв. Но после этого Немезида получила удар по голове, от чего упала на землю с легким выкриком, а ее лук выскочил из ее рук и лежал неподалеку. На мгновение могло показаться, что девушка потеряла сознание, но это было не так, она моментально «очнулась», но не без боли. Немезида дотронулась рукой до головы, после чего подняла свой взгляд на дикаря, что был над ней и уже замахивался, чтобы видимо, как он думал, завершить начатое - убить девушку. Немезида хоть и богиня, но еще одного удара получить не хотела, она перевернулась и стала отползать назад, но, не сводя глаз с нападающего. Руками девушка нащупала лук, но выстрелить так быстро она бы не успела, а дикарь уже направлял свой удар на практически беззащитную девушку. - Нееет, - вскрикнула девушка, скрестив руки близко перед собой, держа лук в правой руке и прижимая ноги ближе к своему телу.

Антоний: Любой кавалерист знает, что в бою всадник и конь превращаются в единое существо, этакое подобие кентавра, с единое волей, желаниями и стремлениями. И беда если этого не происходит. Если конь не чувствует наездника, не разделяет его стремления, не повинуется без команд, то… Шансов выжить у них немного. Антоний знал это и не без оснований полагал, что может справиться с любой лошадью. До сих пор так оно и было. Но, до сих пор он, как правило, имел дело с боевыми конями, специально выращенными для римских легионов, агрессивными и бесстрашными. А конь, которого раздобыл для него Эмилий, был явно не привычен к подобному, и Антонию приходилось тратить больше сил и внимания на то, чтобы заставить повиноваться это упрямое животное, чем на окружавших его со всех сторон дикарей. Что, разумеется, не могло остаться безнаказанным; пропущенный удар подобравшегося к нему слишком близко противника оказался достаточно силен, чтобы выбить его из седла. Впрочем, на этом везение дикаря и закончилось; совершенно потерявший от страха голову конь вскинулся на дыбы, замолотил копытами в воздухе и не то намеренно, не то чисто случайно раскроил череп оказавшемуся слишком близко дикарю. И умчался куда-то. Антоний проводил коня неприязненным взглядом и вполголоса выругался по-галльски. Но в следующий момент пришлось отбиваться от очередного дикаря, и времени на сожаления уже не осталось. Противник нападал хаотично и бестолково, одновременно атакуя со всех сторон, и никакой системы в их маневрах Антоний не видел. В их атаках не было слаженности профессиональной армии, только дикая, первобытная звериная ярость… И к счастью. То, что им до сих пор удавалось от них отбиваться, можно было объяснить лишь невероятным везением и не менее невероятной бестолковостью противника, оказавшегося неспособным воспользоваться даже чудовищным численным преимуществом. Машинально продолжая отбивать и наносить удары, Антоний скользнул взглядом вокруг, пытаясь оценить положение. Эмилий пока держался, как и девушки, которым напарник невесть почему так рвался помочь. Неподалеку от них огромная черная пантера, которую он не заметил раньше, методично рвала в клочья дикарей, которым явно не хватало ума держаться от нее подальше. Похоже, пантера оказалась там совсем не случайно; Антоний и раньше видел животных, специально натасканных для боя, но пантера не походила ни на одно из них. Огромная кошка сражалась так, словно ее действиями руководил человеческий разум. А может быть, он лишь принимал желаемое за действительное… Как бы то ни было, беснующийся конь отнес его слишком далеко от случайных союзников. Сражаться и дальше в одиночку было бы не слишком разумно, нужно было пробиваться к «своим». Так он и поступил, и вскоре уже сражался с ними плечом к плечу. Положение было безнадежным, но останавливаться было нельзя. Слишком поздно. Как и тогда, в Фарсале, они должны или победить, или умереть, но в тот раз ему было в кого верить… Антоний качнул головой и, отбив очередной выпад очередного дикаря, выбросил эти мысли из головы, отчетливо осознавая, что они ему не помогут. Помочь им сейчас могло только чудо… И когда он краем глаза заметил, как одна из девушек, лучница, вдруг упала на землю, то он, не раздумывая ни секунды, бросился ей на помощь, как пришел бы на помощь любому из своих солдат, твердо зная, что и любой из них сделает тоже самое и для него. Уже опускающийся клинок дикаря встретился с его собственным мечом, от силы удара загудели руки, но ему отдалось его отбить, а следующий выпад достиг незащищенного горла неудачливого противника. - Ты ранена? – обернувшись к девушке и протянув ей руку, чтобы помочь ей встать, спросил он. - Нет? Тогда вставай и дерись, гарпии тебя забери, пока нас всех здесь не поубивали.

Tara: Схватка продолжалась, и казалось, ей не будет конца. Битва начинала утомлять Тару и уже не приносила того эффекта, что превращал девушку в хищницу. Почему-то амазонке, казалось, что они проигрывают, не смотря на то, что врагов пало уже предостаточно, а сами воительницы получили лишь пару не сильных ранений. Так же смущали новоприбывшие. Мужчинам нельзя доверять, этому учили законы амазонок. Никто не ответил на вопрос Тары, но судя по растерянному выражению лица Немезиды, Гаира и богиня этих двоих не знали. Час от часу не легче. Если эти двое сейчас покажут какой-то фокус, амазонка точно психанет и свалит отсюда. Она чувствовала себя какой-то слабой и неполноценной рядом с северянкой и олимпийкой. Немезида была богиней, однако слаба как человек, и все же у нее было больше преимуществ, чем у обычного смертного. Гаира, казалось, мудра не по годам, теперь еще выяснилось, что у нее есть способность перевоплощаться в пантеру. А что может Тара? Ничего. Она обычный человек с обычными способностями. Ее даже не отличало от своих спутниц то, что она была амазонкой, ведь Гаира тоже принадлежала к племени женщин-воительниц. Все происходящее вокруг напоминало полный бред. Тара жила себе спокойной жизнью, так нет же, надо было вляпаться. И теперь, ей особых трудов стоит доказать себе, что она не сошла с ума. А может это все просто сон? Разве в обычной повседневной жизни могло все так перевернуться за один миг? Она дерется плечом к плечу с богиней Олимпа, а с другого бока северная амазонка превращается в пантеру. Уже пахнем сумасшествием, так нет же, богам или кому-то там, пришло в голову дополнить картину римлянами. Просто шикарно. Нет слов. Понять мысли Гаиры Тара не могла, но зато пока еще способна была понимать Немезиду. Богиня все воспринимала спокойно и даже умудрялась пошутить, назвав себя и северянку зверинцем. Но заметив серьезный взгляд Тары пообещала объяснить всё позже. «Ну, уж постарайтесь объяснить!» - раздраженно подумала воительница, продолжая отбивать атаки дикарей. Она так увлеклась битвой, что совершенно не заметила, как сзади к ней подобрался один из противников. Он хотел атаковать сзади, но не успел. Немезида взволнованно вскрикнула, заставив амазонку отвлечься и оглянуться назад. За это воительница получила не плохой удар в челюсть. Несмотря на невыносимую боль, что пронзила голову, зубы вроде были на месте. Тара распахнула глаза и поняла, что уже лежит на земле. Дикарь уже занес оружие для удара, как вдруг его сердце пронзила стрела богини. Противник схватился за место ранения и начал оседать. Амазонка хотела встать, но на нее напал еще один дикарь. Девушка повалила его на землю, а затем перевернулась и оказалась сверху. Несколько сильных ударов заставили мужчину отключиться. Тара вскочила на ноги и заметила, что теперь Немезида в опасности. Она лежала на земле, пыталась прикрыться руками от удара и кричала. Воительница, что было сил, бросилась к ней, по дороге отталкивая неизвестно откуда возникавших врагов. Но ее опередили, тот странный незнакомец, что ранее держался от них в стороне, остановил клинок дикаря своим мечом, а в следующую секунду противник уже валялся на земле с перерезанным горлом. Тара как раз подлетела к Немезиде, когда мужчина подавал ей руку и спрашивал, не ранена ли она. Амазонка не расслышала, что ответила богиня возмездия, так как следующая фраза римляна ее разозлила. Воительница оказалась рядом с Немезидой, и оттолкнув руку мужчины, помогла богине встать. А затем огонь зеленых глаз обратился на незнакомца, что, словно, приказывал богине возмездия встать и драться. -Раскрой глаза, она ранена! Рявкнула амазонка, не давая и слова сказать богине, хотя прекрасно знала, что та тоже может быть острой на язык. Немезида и вправду была ранена. И если бы римлянен был более внимательным, то мог заметить кровь на ее руке. А ведь богиня была лучницей, а значит с раненной рукой ей было тяжело стрелять. -Командовать будешь в Риме, а не здесь. Не забывай, что ты не среди своих солдат, а среди женщин. Снова колкие слова в адрес незнакомца, словно амазонка пыталась его поставить на место. А собственно так и было. Она никогда не ладила с мужчинами и не собиралась, а позволять какому-то новоприбывшему командовать тут, она не позволит. Они хотят помочь им? Что ж, пускай, но пусть не думают, что теперь девушки будут им чем-то обязаны. Просверлив хорошую, но к сожалению, невидимую дырку между глаз римлянину, Тара перевела взгляд на Немезиду. Ее зеленые глаза смягчились, но воительница так ничего ей и не сказала. Оставив их разбираться между собой, амазонка кинулась в самое «пекло», а точнее в эпицентр драки, туда, где уже вовсю сражалась Гаира. Тара разбежалась и сделала высокое сальто, таким образом, она перелетела через головы дикарей и приземлилась точно на ноги рядом с черной пантерой. Только сейчас амазонка поняла, что чего-то не хватает. Меча. «Черт!» - выругалась девушка, взглядом быстро пробегаясь по земле в поисках своего оружия. К сожалению, она так и не успела его обнаружить, когда пришлось драться в рукопашную. Противников было слишком много, поэтому для начала нужно было расчистить «площадку». Двое дикарей находились прямо перед Тарой, третий слева от нее. В голове тут же произошел быстрый расчет, и амазонка приступила к действиям. Сделав шаг вперед, она ударила одного из нападавших ногой в пах. Затем, повернувшись лицом ко второму врагу, левым предплечьем отбила его удар, и ударила его сбоку в челюсть своим правым локтем. Подбегающий третий дикарь получил удар с ноги в солнечное сплетение. Не успела Тара вновь войти во вкус битвы, как число противников начало редеть. Присмотревшись, амазонка поняла, что они уходят. -Они отступают… Как-то растерянно и отрешенно проговорила воительница, делая подножку одному из дикарей. Вскоре, амазонке не кого даже было атаковать, так как враги начали быстро покидать поле боя. Тара замерла и просто смотрела, как они уходят. Это было даже как-то странно. Трудно было поверить, что дикари поняли, что, не смотря на то, что их число лидирует, противники им попались очень даже стойкие. Возможно, смерть вожака и постоянные проигрыши навели их на мысль, что мудрее все же будет отступить. Тара тяжело вздохнула и подошла к лежащему на земле мечу. Она подняла его и отправила за спину в ножны, после чего посмотрела на Немезиду и Гаиру.

Массовка: Битва была жаркой, с каждой минутой дикарям становилось понятно, что дух этих воинов сломить не так просто, как им показалось на первый взгляд. Более того, в этой троице все была необычно. Три девушки, но необычайно сильные, одна меткая лучница, сразившая главаря, вторая юная и умелая воительница, которая смогла отразить натиск многих дикарей, третья некий оборотень способный рвать свою жертву на части в обличии животного. Кроме того к ним на помощь подоспели двое здоровых мужиков, которые по всей видимости были весьма искусными воинами. Но у дикарей были свои кодексы и свои принципы, по которым они и продолжали атаку пока те оборонялись. Как только пантера прыгнула в самый эпицентр, к ней стали подтягивать все остальные воительницы и воины, что , безусловно удивило врага. Поняв, что смысла в этом бое, нет и они не сдадутся, ну а трупы им не нужны были, вся толпа стала отступать, при чем так же быстро, как и появились. Дикари бежали в лес туда, от куда и появились. Их еще долгое время никто не встретит на этом пяточке земли, которую окропила кровь их собратьев. Но память о схватке будет еще долго напоминать им о таком громком провале. ---------------------------- Эмилий еще несколько секунд смотрел вслед убегающим дикарям, после чего вытер кровь с губы. - Демонические отродья! – фыркнул он, убирая меч в ножны. За все время боя он успел заметить, что девушки со столько симпатичным лицом и отличным телом явно не по нраву эти двое. Из этого мол следовать лишь один вывод, либо она вдова, либо брошенка, либо амазонка. Третий вариант больше всего подходил под описание молодой воительницы. К тому же, некогда ему приходилось иметь дело с племенами амазонок. Трудный , тяжелый нрав и горделивые взгляды на мужчин. Ну, что ж это их выбор, их жизнь и судить за это он не имеет право. Эмилий медленно прихрамывая на одну ногу подошел к Антония. - Ты как? – спросил он у друга, мельком оглядывая его, нет ли у Марка серьезных ран.

Vaientaa: Ручей издавал тихое и приятное шуршание, Ваента попробовала воду на вкус: приятная вкусная, холодная вода. Напившись, она наполнила водой небольшую кожаную фляжку. А потом не удержалась, сняла ботинки и зашла в воду. Сразу же тело покрылось мурашками а ноги стало покалывать мелкими горячими иглами. Но она была рада этому маленькому островку свежести в этом слишком ярком лесу. Ей вспомнилась холодная вода родного моря, то время, когда отец учил её плавать. Это было уже так давно. Где-то в другой жизни, наверно. А сейчас она здесь одна, и даже не знает толком, куда идти. Только не назад в город. Там ей уже приклеили ярлык то ли помощницы, то ли рабыни. Погружённая в свои мысли, девушка со вздохом выбралась из ручья, обулась, взяла вещи и пошла. С одного из соседних деревьев спрыгнул бельчонок, догнал хозяйку и забрался на плечо. Ваента не думала, куда идти, она просто шла тонкими извилистыми тропами. Лес стоял, словно замерший в ожидании чего-то, только тихо шептались верхушки деревьев. Вдруг девушке показалось, что её кто-то окликнул, она замерла и прислушалась. Через какое-то время звук повторился. Это был несомненно человеческий голос, но шёл он издалека и точно предназначался не ей. Ваенту охватило любопытство и она заметно ускорила шаг, стараясь оставаться тихой. Бельчонок забеспокоился, но девушка щёлкнула языком, и тот мгновенно затих, сидел и только внимательно смотрел по сторонам. Постепенно звуков, а точнее криков, становилось больше, к ним добавилась какая-то возня и суета. А потом за деревьями замаячил просвет и открытая местность. и там шёл бой. Самый настоящий. Как только стало видно людей, Ваента инстинктивно припала к толстому стволу большого раскидистого дерева. Дрались какие-то странные дикари против не менее странной компании. Они... прекрасны!! Две девушки, двое мужчин и (!!!) пантера! Воистину прекрасен человек, рядом с которым сражается такой великолепный зверь. Сам. Пантере точно никто не успевает дать команду и.. и она даже нападает по разному и, кажется трезво оценивает ситуацию. Ну... не знаю.. нужно быть таким искусным дрессировщиком. А лучница.. вся такая собранная и стройная, превосходно! Вторая девушка, кажется, самая эмоциональная. Вот она наслаждается убийством дикаря.. вот ей уже наскучило и она окидывает взглядом остальных. Ха, вот она что-то недовольно кричит мужчине. а он держится величественно и даже грациозно делает выпады мечом. А когда дикое племя начало отступать? Их будто сдуло. А главный у них вообще был? Нда.. Воины, кажется, сами не поняли, что произошло и почему противники отступают. Ваента замерев, наблюдала за происходящим. Она видела, что все целы, только лучницу ранили. Люди стали опускать оружие и переглядываться. Ваента засмотрелась в ту сторону, куда убежали дикари. Вдруг они так же резко выскочат обратно, ведь живых их осталось ещё много. Но нет, не выбегали. Почему-то тело резко оцепенело и в горле застыл сухой ком. Девушка перевела взгляд. Люди непринуждённо обменивались фразами, подходили друг к другу.. а в на неё через толщу веток и листьев смотрели огромные кошачьи глаза. Прекрасный зверь, наклонил морду и тяжело дышал. и оставалось только надеяться, что этот напряжённый взгляд предназначался не ей..

Зена: На вопрос Тары о том, кто они такие поспешила отметить Немезида. - Ну, зверинец на выезд, не пугайся, потом все объясним. От этой фразы, кошка невольно улыбнулась, а про себя отметила тонкий юмор богини. Между тем бой продолжался, Гаира знала, что убить ее подругу не так уж и просто, но доля беспокойства все же закралась, когда она услышала голос Немезиды. - Нееет! Кошка резко обернулась пытаясь разглядеть богиню, но тщетно, ее словно и след простыл. Единственное о чем оставалось надеяться, что ей удалось отбиться от настырных дикарей. Вдалеке Гаира так же заметила, как один из мужчин уверенно пробирается в толпу, по всей видимости туда, где амазонка потеряла из виду свою подругу. В этот момент пантера получила весьма серьезный удар, но благо обошлось без раны. - Синяк останется – буркнула она про себя, ответив обидчику резким ударом когтей. После таких ран врят ли можно выжить… Из виду Гаира старалась не терять и Тары, ведь она единственная из их троицы, кто был самым уязвимым для врага, но эта девочка на удивление была сильным и умелым воином, это давало пантере уверенность, в том, что эта амазонка сможет выжить в схватке. Очередной удар врага, и ответ кошки, теперь уже не было времени жалеть их и думать, что до этих тупоголовых дикарей дойдет…ими бой уже проигран. Стоило об этом поразмыслить, как рядом появилась Тара, еще несколько минут ожесточенного боя, и враг повержен. Кошка тяжело дыша наблюдала, как быстро дикари бежали прочь. Это одновременно радовало и настораживало, ведь это могла быть некая уловка, поэтому сразу радоваться победе она не стала. Прищурив свои большие изумрудные глаза Гаира оглядела территорию. Зрение у кошек, как известно намного лучше чем у смертных и по сему, внимание кошки привлек некий силуэт застывший возле ствола одного из деревьев. Гаира посмотрела на своих спутниц, после чего легкой поступью направилась туда, от куда за ними наблюдали. Кошка незаметно и очень тихо оказалась позади девочки, на плече которой красовалась маленькая белочка. Дыхание дикой кошки, ребенок мог ощущать уже сейчас, ведь амазонка стояла в нескольких сантиметрах от незнакомки.

Немезида: В глазах девушки появились паника и легкий страх. Она не знала, что делать и чего ждать от дикаря, который вот-вот был готов ее ударить. Рука этого существа вознеслась над его головой, и уже было видно, что если он ударит Немезиду, она почувствует неимоверную боль, но, несмотря на это в любом случае не умрет. Хотя, даже такое утешение не могло позволить этому дикарю выполнить свой план. В голове богини пронеслась мимолетная мысль, которая несла за собой уже слишком сильную ненависть к этому дикарю. Девушка уже практически представила себя лежащей на земле и страдающей от боли, но через какое-то время встающей и несущей возмездие своему обидчику. Немезида уже заранее была намерена либо избить этого дикаря ногами, руками, в общем применить все свое умение в боевом искусстве, а затем в буквальном смысле расстрелять это существо, не жалея стрел совершенно. Вершительница правосудия хоть и обдумала свои дальнейшие действия, но от сложившейся ситуации все равно стала сжиматься в комок, чтобы возможно попытаться увернуться или сделать что-то подобное, но надежда начала угасать, когда знаменательный момент удара был уже близок, и девушка поняла, что не успела бы ничего сделать. Немезида закрыла глаза и ждала, когда же испытает боль, но почему-то этого не произошло. «Хм... ну давай же, надоело ждать, бей! Бей! Потом же умрешь самой ужасной и мучительной смертью!», - думала про себя богиня, чтобы уже поскорее получить удар, поскорее испытать боль и поскорее отомстить обидчику. Но удара вновь не было, и спустя секунду девушка услышала мужской голос, но отнюдь не дикаря. Немезида открыла глаза и увидела перед собой одного из тех мужчин, что присоединились к битве буквально несколько минут назад. Он ловко расправился с противником, после чего подошел к Немезиде и протянул руку, при этом спросив ранена ли она. Мужчина зацепил ее за ту руку, что была в крови и вполне возможно, что римлянин не понял, что дотронулся до ее раны. Скорей всего он посчитал, что это кровь одного из дикарей, которого он уже успел убить и обмарать свои руки кровью этих существ. В ту же секунду мужчина ответил сам на свой вопрос, решив, что богиня в порядке, что ран у нее нет, и он буквально приказал девушке продолжить бой. «Да кем ты себя возомнил? Я лучше тебя знаю, как и когда мне начать вновь сражаться!», - сгустив брови, посмотрела на мужчину Немезида. Она уже было хотела сказать, чтобы смертный не приказывал ей, что она ранена, хоть и не столь сильно, но все же. Хотя с другой стороны благодарность за свое спасение она как бы тоже испытывала и решила промолчать. Римлянин уже хотел поднять девушку с земли, ведь он протягивал руку и вновь почти ухватился за больную руку девушки, которую та так и не успела убрать, но в этот момент появилась Тара и оттолкнула мужчину, при этом смерив его не очень-то и доброжелательным взглядом. Амазонка ухватилась за другую руку Немезиды и помогла ей встать, с приятным взглядом. А в адрес смертного, что спас богиню, Тара осыпала свой гнев, как показалось вершительнице правосудия. И так было ясно, что раз Тара амазонка, то испытывать какую-то симпатию к мужчине, к любому, она естественно не будет, сейчас Немезида в этом убедилась. Несмотря на это, богиня была благодарна Таре за то, что та подоспела к ней в ту же секунду. Амазонка оказалась на месте довольно быстро, что слегка поразило Немезиду, ведь никакими скоростными способностями Тара не обладала, тогда как же она успела практически «долететь» к Немезиде и протянуть руку помощи? В ту же секунду в голове вершительницы правосудия промелькнула мысль, что воительница вполне могла также спешить на выучку к богине, но из-за римлянина она оказалась второй. Несмотря на это, Немезида не могла держать зла на мужчину, который спас ей жизнь, но с другой стороны она была недовольна тем, что римлянин так просто взял борозды правления и начал командовать. Кивнув Таре и показав тем самым и свою благодарность, и одобрение того, что Немезиду можно оставить, богиня лишь проводила взглядом амазонку, которая вновь ринулась в бой. Богиня тоже не стала засматриваться на всех и отразила атаку, которую хотел совершить очередной дикарь. Ударив противника ногой по лицу, дикарь перевернулся и упал на землю, так как девушка ударила довольно сильно, но не настолько, чтобы убить это существо. Немезида и не собиралась вырубить и отправить в Тартар его таким образом, да она бы и не смогла, ей достаточно было повалить того на землю, после чего достать из своего колчана стрелу и выстрелить обидчику в самое сердце. Так девушка сделала и сейчас. Дикарь мертв. Немезида стала оглядываться, чтобы отразить атаку или выстрелить в другого противника, но на удивление девушки эти грязные мужчины стали просто-напросто убегать в лес. Тара также подтвердила это, выкрикнув, что противник отступает. - Наконец-то все закончилось, - с грустным и уставшим взглядом произнесла девушка, завела лук и колчан со стрелами за спину, после чего просто посмотрела на свою правую руку, из которой все еще текли слабые струйки крови. Так как Немезида постоянно напрягала руку, когда стреляла, кровь не могла перестать течь, но само собой она стала течь не так сильно, как тогда, когда девушка только получила эту рану. Богиня перевела взгляд сначала на Тару, затем на Гаиру, надеясь, что те в порядке. После чего Немезида посмотрела на незнакомых мужчин, что также вели бой на стороне девушек. Немезида слегка удивилась, когда один из мужчин спросил своего товарища как тот, в порядке ли. Брови девушки резко поднялись, а глаза приобрели широкий взгляд. «Вместо того, чтобы поинтересоваться, как себя чувствуем мы, вы стоите и просто проверяете свои раны?! Неужели смертные бывают такими странными???», - задала себе вопрос Немезида. Она никогда не видела такого, чтобы мужчина, а точнее мужчины, в первую очередь заботились о себе, нежели о девушках, которых могли ранить, а ведь раны действительно были. В этой схватке ни одна девушка не оказалась без царапин. Немезида не стала стоять и ждать, пока эти незнакомцы закончат свои проверки. Она подошла к мужчинам и скрестила руки на груди, при этом старалась не сильно задевать свою раненую руку. - Простите, что прерываю столь милую идиллию, но кто вы такие??, - взгляд богини был наполнен огнем, не сильным, но все же. Ей нужно было знать, что эти смертные забыли в этом месте. Может, они и появились, так как услышали женские выкрики и звуки боя, но все же, кто эти люди узнать стоило. Девушка лишь на миг посмотрела на своего недавнего спасителя, но не стала сильно заострять на нем внимание, так как от того приказа, который мужчина посмел дать богине, Немезида совершенно потеряла к нему всякий интерес, которого не испытывала и ранее. Ответ же она также ждала от его товарища, но вот кто ответит, это уже дело этих смертных, тут Немезиде было все равно. Но в ту же секунду, богиня почувствовала чье-то присутствие и отнюдь не тех, кто находился и сражался здесь сейчас. Нет, ощущение было другое, более незнакомое, чем прежде. Прищурившись, Немезида будто стала чуять, что в этом месте кто-то следит за всеми присутствующими. Видимо Гаира тоже это заметила и решила разведать, кто это. Вершительница правосудия не стала этому препятствовать. Она подошла ближе к Таре и уже забыла про вопрос, который задавала мужчинам несколько ранее, ведь сейчас Немезиду больше волновал новоприбывший и таящийся человек, нежели те, кого богиня уже успела повидать, пусть даже в бою и мимолетом. Наклонив голову и посмотрев в сторону того места, откуда доносилось человеческое тепло, Немезида стала наблюдать за происходящим и ждать Гаиру, когда пантера выйдет и покажет всем того, а может даже и ту, что же за ними следит и думает, что окажется незаметной.

Антоний: Спасенная девушка не произнесла ни слова, лишь наградила его пламенным взором. Впрочем, огонь в ее глазах остался незамеченным – в пылу схватки Антонию было как-то не до таких мелочей. А вот амазонка, подоспевшая на помощь своей подруге мгновением позже, оказалась куда более красноречивой. -Раскрой глаза, она ранена! Командовать будешь в Риме, а не здесь. Не забывай, что ты не среди своих солдат, а среди женщин. И это вместо элементарной благодарности? Ну не наглость ли? Можно подумать, он им что-то должен! Да если бы не сумасбродная выходка Эмилия, он бы вообще проехал мимо, предоставив девушкам заботиться о себе самостоятельно, что, судя по тону амазонки, и было их желанием. Правильно говорят, ни одно доброе дело не остается безнаказанным… - Для начала сбавь тон, девочка, - отозвался он, проигнорировав возмущенный взгляд амазонки. - Так разговаривать будешь со своим мужем, если найдется дурак, что захочет с тобой связаться. И совет на будущее, бесплатный – если хочешь, чтобы к тебе относились как к женщине, то научись сперва вести себя как женщина, а не как дикая кошка. Смотреть достигли ли его слова цели, он не стал; еще несколько дикарей, внезапно оказавшиеся в опасной близости от них, вынудили его переключить внимание на себя. Так что ответ амазонки, если даже таковой и последовал, Антоний пропустил мимо ушей. А пару мгновений спустя краем глаза заметил, как она и вовсе сделала сальто, ринувшись в самый эпицентр боя. Тем временем вторая амазонка, раненая или не очень, поднялась на ноги и, подняв с земли свой лук, продолжила стрелять. Антоний не видел, что именно преломило ход казавшегося обреченным на поражение боя. Просто в какой-то момент дикари вдруг начали отступать, поспешно покидая поле битвы, и что бы не послужило тому причиной, он был этому только рад. - Фортуна, я в долгу перед тобой, - тихо прошептал он, потом оглянулся, ища взглядом Эмилия. Тот оказался неожиданно близко; заметно припадая на одну ногу, он шел в его сторону. - Ты как? – подходя к нему, спросил Эмилий. - Жить буду, - ухмыльнулся Антоний. И, перейдя на латынь, очень тихо и уже совершенно другим, серьезным тоном, столь резко контрастировавшим с его улыбкой, добавил: - Друг мой, ты знаешь, что нам с тобой предстоит совершить, но поверь мне, мы никогда не достигнем цели, если будем вмешиваться в каждую стычку на своем пути. Это, конечно, было очень благородно, но я очень прошу тебя впредь, прежде чем вот так сломя голову нестись кому-то на помощь, для начала хотя бы убедись, что это действительно кому-то нужно. Посмотри фактам в глаза – это наше вмешательство было необдуманным, глупым и совершенно напрасным; если ты этого еще не заметил, нам с тобой здесь никто не рад. Где-то совсем рядом хрустнула ветка под неосторожной ногой, и Антоний обернулся на звук, машинально коснувшись рукояти спрятанного было в ножны меча. Впрочем, увидев, что это всего лишь одна из сражавшихся с ними бок о бок женщин, та самая, которой он спас жизнь, убрал руку с оружия. - Простите, что прерываю столь милую идиллию, но кто вы такие? - Мирные путники, - уже по-гречески ответил он, прекрасно осознавая, насколько нелепо это звучит в устах человека, руки которого покрыты своей и чужой кровью, и даже не пытаясь придать этим словам хоть видимость правдоподобия. – Вам просто повезло, что мы оказались неподалеку. Эти дикари совсем обнаглели, когда последний раз я был в этих краях, они не позволяли себе ничего подобного. Это, кстати, было правдой, когда несколько лет назад они шли маршем к Фарсалу, дикари из своих деревушек и носу не казали. Эти трусы не посмели напасть на римские легионы, а им было тогда не до них. Их ждал Помпей со своей армией, и Цезарь не счел нужным отвлекаться по мелочам, тем более, что дикари не представляли собой серьезной угрозы для римлян. Может быть и зря… Впрочем, не похоже чтобы его ответ кого-то интересовал. Лучница, даже не дослушав его до конца, вдруг повернулась к ним спиной и направилась к своей подруге, словно бы прислушиваясь к чему-то, слышимому только ей, и это что-то явно интересовало ее куда больше. Антоний покачал головой, демонстративно вздохнул, потом перевел взгляд на Эмилия. На его лице буквально было написано «вот видишь, я же тебе говорил…» - Ладно, к Гадесу все это, - вслух произнес он. – Давай убираться отсюда. Нужно только найти наших лошадей. Надеюсь, эти скоты, - тут он кивнул в сторону леса, где скрылись дикари, - их не забрали, иначе мы с тобой далеко не уйдем.

Tara: Бой был окончен. Противник побежден, а те, кто остались в живых кинулись в бегство. Что ж, дезертирство иногда тоже выход. Только низкий и отчаянный. Амазонки никогда не сбегали с поля боя, для них было честью умереть за свое племя в бою. Конечно, сегодня Тара билась не за своих сестер, а просто защищала себя, но даже сегодня она прекрасно осознавала, что могла погибнуть. Количество дикарей было огромным и ей с трудом верилось, что три женщины одержали победу. Не удивительно, что воительница не приняла во внимание римлян. Лично она считала, что девушки и без них справились бы. Но такое мнение скорее было из-за гордости и принадлежности к феминисткам. Она просто не воспринимала мужчин за людей. Так ее воспитали, такую политику ей внушили, и она была согласна с ней. Но не все были такими амазонками, как Тара. Были и такие, как Гаира, которые вполне адекватно воспринимали мужчин. Однако Тара по натуре своей была очень вспыльчивой и эмоциональной личностью. Может это и погубит ее, но пока еще никому не удалось устранить из нее этот дефект. Воительница прекрасно слышала слова римлянина, обращенные в ее сторону, однако тогда она уже стремилась на помощь к пантере и делала сальто в воздухе, поэтому ответить мужчине было достаточно проблематично. Однако, не стоит думать, что она забыла о словах незнакомца. О нет, она их очень хорошо помнила. И ждала момента, когда окажется рядом, чтобы продолжить столь «милую» беседу. Всё равно последнее слово будет за ней. Меч уже давно оказался в ножнах за спиной, а сама Тара смотрела на Немезиду и Гаиру, пытаясь убедиться, что с ними все в порядке. Тяжело вздохнув и убрав мешающуюся прядь волос, воительница бросила злобный взгляд в сторону римлян, что уже стояли вдвоем и о чем-то разговаривали. Гордо вздернув подбородок, девушка направилась к ним. В ее походке чувствовалась сила и власть, она была необычной женщиной и уж точно не девочкой, как назвал ее незнакомец. Амазонка уже почти подошла к ним, как внезапно, словно из-под земли, появилась Немезида. Сначала Тара решила, что это ее божественные штучки, а потом поняла, что просто слишком устала и внимательность была ни к черту. Богиня справедливости возмущенно спросила мужчин, кто они такие. Воительница остановилась в пару шагов от этой компании, дабы не мешать, и перевела взгляд на мужчин, ожидая ответа. Тот наглец, что посмел оскорбить амазонку, ответил, что они просто мирные путники. Тара иронично усмехнулась и сложила руки на груди. Вся ее поза говорила о том, что она не доверяет незнакомцам. А уж когда римлянин сказал, что девушкам просто повезло, что они оказались рядом, амазонка громко и издевательски расхохоталась над этим наивным заявлением. Она даже не стала дослушивать окончания фразы, так как не могла справиться со смехом. -О, да, куда ж мы без вас! Фыркнула амазонка, прекращая смеяться, но ироничная улыбка продолжала играть на губах. Немезида начала вести себя как-то странно, словно учуяла что-то или почувствовала опасность. Однако Тара так увлеклась пререканием с римлянином, что совершенно не обратила внимания на богиню, которая, кстати говоря, отошла от мужчин и приблизилась к амазонке. Девушка даже не посмотрела на Немезиду, а тут же двинулась к наглецу. Встав перед ним, Тара уперла руки в бок и иронично изогнула бровь: -Так как ты меня там назвал? Девочка? Брови опустились на прежнее место, а вот в зеленых глазах заблестел опасный огонь, который предостерегал, что он может не просто обжечь, а спалить замертво. Второй римлянин слегка напрягся, готовый, видимо, защищать своего друга или хозяина. Уж не знала Тара, кем эти двое друг другу приходятся. В любом случае, на второго римлянина амазонке была плевать, все ее внимание было обращено на наглеца, что посмел ее оскорбить. -Это лучше ты сбавь свой тон, мальчик. И послушай меня! Во-первых, я тебе не девочка! Во-вторых, я лучше буду вечность гореть в Тартаре, чем выйду замуж за подобного тебе! – На повышенном голосе говорила амазонка, едва сдерживаясь, чтобы при этом не тыкать пальцем ему в грудь. - Что же касается моего поведения… Вести себя как женщина? Это что же, мне тебе ноги обмыть в тазу надо или раскланяться от чести лицезреть тебя? А может мне не стоит носить меч? Ах да, мне надо было упасть на землю, биться в конвульсиях и орать от страха. Так ведут себя ваши женщины? Ну, так вот, тут женщины другие. И да, у нас с тобой, похоже, разные понятия о женщинах. Фыркнула девушка и выдохнула. Говорить, всё на одном дыхании было тяжело, но злость и ярость была сильна. Хотя сильной агрессии амазонка не показывала. Высказав всё, что она думает, Тара смерила незнакомца взглядом полным огня и сделала пару шагов в сторону Немезиды. Воительницу сейчас слегка трясло от адреналина, что всё еще кипел в крови. Безумно хотелось вытащить свой меч и лишить этого римлянина языка, но сегодня она будет милосердна по отношению к нему. Хотя бы потому, что он вступился за них, да и Немезида, наверно, получила бы не плохой удар, не появись вовремя он. Но гордость не позволяла Таре сказать ему спасибо за вмешательство в бой и спасение олимпийки. Амазонка, что с нее взять? - Ладно, к Гадесу все это. Давай убираться отсюда. Услышав данную фразу из уст наглеца, чьего имени девушка так и не знала, Тара не поворачиваясь, фыркнула: -Отличная идея. Затем, она все же обратила свое внимание на Немезиду, которая продолжала принюхиваться к чему-то. -Что случилось? Взволнованно спросила амазонка, взглянув на богиню справедливости. И тут же оглядевшись, не обнаружила Гаиру или черную пантеру. Волнение новой волной раскатилось в груди, и Тара спросила, не скрывая своих чувств: -А где Гаира? Взгляд Тары заскользил по небольшому лесу, в поисках не хватавшей воительницы, как вдруг амазонка отчетливо увидела черную кошку, которая недобро блестела своими зелеными глазами. Девушка проследила за взглядом пантеры и заметила прижимавшуюся к стволу дерева детскую фигурку. Таре стала жалко ребенка, ведь Гаира была явно настроена не на дружеский разговор. Но влезать в это дело, амазонка не желала. Рана на левом плече дала о себе знать неприятной болью, и девушка, взглянув на нее, коснулась раны пальцами. С собой у нее не было ничего, чем можно было бы перевязать порез, однако может в дорожных сумках, что увез с собой Тор, что-то найдется. Но ведь рядом богиня… Тара взглянула на Немезиду и хотела попросить, чтобы та ее исцелила. Но взгляд упал на раненую руку богини, и амазонка поняла, что похоже исцелять данная олимпийка не может. -Как твоя рука? Заботливо спросила воительница.

Массовка: Пока Эмилий подхрамывал к компании, он слышал обрывки фраз сказанных девушками. Безусловно, они были не рады мужчинам, но ему это мало волновало, он сделал то, что посчитал нужным на данный момент. И вот когда он до хромал до места и задал свой вопрос о состоянии Антония тот ответил «жить буду», значит он в порядке, это было важно для генерала. Ведь впереди у них долгая дорога, которая не сулила ничего хорошего для них обоих. Тут Антоний перешел на латынь и стал говорить о безрассудстве поступка генерала. - Друг мой, ты знаешь, что нам с тобой предстоит совершить, но поверь мне, мы никогда не достигнем цели, если будем вмешиваться в каждую стычку на своем пути. Это, конечно, было очень благородно, но я очень прошу тебя впредь, прежде чем вот так сломя голову нестись кому-то на помощь, для начала хотя бы убедись, что это действительно кому-то нужно. Посмотри фактам в глаза – это наше вмешательство было необдуманным, глупым и совершенно напрасным; если ты этого еще не заметил, нам с тобой здесь никто не рад. Эмилий молча, выслушал его, а затем на его лице появилась едва заметная улыбка, которая сопровождалась хитрым блеском в глазах. Римлянину пришлось ответить тем же языком, на котором говорил его друг. - Боюсь, вынужден тебя огорчить, ведь я намеренно вмешался в бой. – не торопясь говорит тот – Прости я должен был предупредить тебя, но времени было слишком мало – мужчина потер рукой лоб, тем самым смахивая с него капельки пота, что до сих пор украшали его лицо после тяжелого боя – Среди них есть один, кто будет нам рад, поверь мне - закончил свою фразу он. Эмилий словно искал кого-то глазами до тех пор, пока не услышал голос одной из девушек. Она была явна не довольна фразами его товарища, но сейчас не было времени для пререканий. -Так как ты меня там назвал? Девочка? Генерал удивленно приподнял обе брови, после посмотрел на Антония и спросил на той же латыни. - Ты назвал амазонку девочкой? Ну ты брат даешь! Она тебе такой дерзости не простит. Дальше девушка продолжила свою пламенную речь, касательно Антония, Эмилий же пока, молча, слушал, о чем она говорит. - Это лучше ты сбавь свой тон, мальчик. И послушай меня! Во-первых, я тебе не девочка! Во-вторых, я лучше буду вечность гореть в Тартаре, чем выйду замуж за подобного тебе! Что же касается моего поведения… Вести себя как женщина? Это что же, мне тебе ноги обмыть в тазу надо или раскланяться от чести лицезреть тебя? А может мне не стоит носить меч? Ах да, мне надо было упасть на землю, биться в конвульсиях и орать от страха. Так ведут себя ваши женщины? Ну, так вот, тут женщины другие. И да, у нас с тобой, похоже, разные понятия о женщинах. От таких слов тело могло покрыться мурашками, но Эмилий понимал, что если Антоний начнет отвечать этой девушке, беды не миновать, либо они наговорят множество глупостей друг другу, либо достанут мечи, что уже было слишком. - Эм, простите мне мое вмешательство, но думаю, нам не стоит тратить последние силы на споры и ругать, которая не принесет ничего хорошего никому из нас. – спокойный тон генерала, в разрез с раздраженностью амазонки. Неплохой ход, чтобы сгладить конфликт. Но настрой этой амазонки был весьма решителен, и сейчас она подтвердила фразу Антония про тартар. -Отличная идея. Эмилий хмуро посмотрел на своего товарища. Тот хотел было ответить, но амазонка задала весьма мудрый и своевременный вопрос. -А где Гаира? Вот оно, значит генерал не ошибся и эта черная пантера действительно королева северных земель. На лице вновь, появилась легкая улыбка, а взгляд внимательно посмотрел на друга, словно прося его подождать немного. - Я спасал ее – на латыни шепнул Эмилий своему другу.

Vaientaa: Ваента утопала в изумрудных глазах пантеры, кажется они гипнотизировали и куда-то вели. Чтобы как-то перевести дух и успокоиться Ваента закрыла глаза. Вот она слышит тихий шелест ветра в листве, быстрое дыхание бельчонка, небольшую перебранку на опушке. Медленно открыв глаза, она оценила ситуацию - всё хорошо, всё как было.. кроме зелёных глаз дикой кошки. почти в тот же миг она почувствовала за спиной размеренное тёплое дыхание. поворачиваться или нет? она хочет убить или всё же нет? сомнений не было, это точно пантера, та, прекрасная большая чёрная. Сама пришла, нашла, и хорошо, если она сегодня обедала, а то мало ли.. Маленький Тотта тоже заметил опасность. он был приручен в тревожный момент не срываться с места, не бежать на утёк. Он знал, что самая надёжная защита - это его любимая хозяйка. Вот только она не двигалась, и в маленькой голове пушистохвостого метались два стремления - убежать или остаться на месте. Он стал покусывать хозяйку за шею будто пытаясь разбудить её, он делал так, иногда, когда ночью ему вдруг становилось страшно от излишних звуков или чьего-то присутствия. Ваента шумно выдохнула. Хотела было дотронуться до ножа, но передумала. Вряд ли он её спасёт от кошки, которая только что положила немало народу, предки упаси злить её. Не придумав ничего лучше Ваента всё таки обернулась. Медленно, спокойно. Это и правда была пантера, та самая. Немного помятая, где-то в крови.. наверно не своей. Съест? ну и пускай ест, от лапы такого зверя не стыдно отправиться к праотцам, а не съест - так тем лучше. Ваента смотрела на кошку спокойно, без боязни уже, выпрямила плечи, ждала. Она точно не сделает первый шаг к ней, и тем более не побежит. Стоит выждать чтобы понять, что на уме у этого несомненно умного зверя. Тотта обрадованный, что хозяйка не спит, тоже успокоился, сидя под волосами. Ваента была так рада, что она нашла живых людей в этом лесу, тем более таких.. сильных, стойких. Так бы хотелось послушать их и их истории, научиться чему-нибудь, но она не ожидала, что даже не успев выйти к ним, ей на голову свалится ещё одно испытание. Страх совсем ушёл.. и теперь Ваента просто любовалась красотой чёрного зверя и его пылающих зелёных глаз.

Зена: ---------------------- НПС ГАИРА ---------------------------- Гаира и не собиралась пугать ребенка, она лишь завидев потенциальную опасность, решила убедиться в том, что у дерева нет врага. Кошка внимательно смотрела на девочку, что по всей видимости боялась обернуться к ней. В ее волосах тихо сидел рыжий бельчонок. Как правило, такие животные с плохими людьми не водятся, а чтобы их приручить требуется не мало терпения, любви и заботы, следовательно, эта девочка ни как не подходит под описания врага, тем более, что она еще так юна. И вот, видимо пересилив свой страх, ребенок повернулся лицом к кошке. Пантера смотрела в глаза девочки, словно в книгу…. после чего сделала один шаг вперед и головой потерлась о руку девочки, тем самым давая понять ей, что не тронет ни ее ни ее зверька. Легкое мурчание, глухим звуком раздавалось из груди зверя. Осторожно Гаира дотронулась лапой до руки девочки, затем присела рядом. Поведения животного, но между тем чрезмерно умного могло заставить задуматься, а не нимфы ли это издеваются над ребенком, но как правило такие мысли реже всего приходят в головы смертных путников, особенно когда рядом сидит дикий и опасный зверь. Спустя несколько секунд животное и вовсе легко, взглядом прося девочку сесть ей на спину. Пара недоверчивых и между тем заинтересованных взглядов ребенка и девочка уже на спине у пантеры. Гаира медленно поднялась на лапы и пошла в сторону своих спутников. Девочка немного не уверенно держалась за шею животного, пока те не настигли нужной точки. После чего пантера вновь присела, чтобы дать ребенку сойти с нее. А когда ребенок слез, Гаира посмотрела на своих спутниц, и убедившись, что обе они живы и относительно целы, обратила свой взор на мужчин. Слегка прищурив глаза, она внимательно всматривалась в генерала, что по всей видимости пытался помирить Тару и Антония. Несколько воспоминания из прошлого и имя данного человека всплыло в голове северной королевы. Она сделала пару шагов назад, и спустя пару секунд на месте кошки уже стояла высокая женщина, облаченная в меха. Женщина посмотрела на Тару и слегка улыбнулась ей. Сейчас не время было объяснятся за метаморфозы, происходящие с ней. Подойдя поближе ее рука плавно легка на плечо девочки, а легкая улыбка в очередной раз доказывала ребенку, что бояться здесь не кого. - Думаю она потерялась…. – предположила женщина. Далее переведя взгляд не генерала - Эмилий – на удивление тепло сказала королева, еле заметно склонив голову вперед. Далее на лице появилась добродушная улыбка – Не думала, что когда-нибудь встречу тебя, да еще и в такой обстановке…. Гаира действительно была удивленна видеть генерала пред собой, об этом можно было судить по слегка изменившемуся лицу женщины. Конечно, сейчас Тара могла осуждать ее за такое поведение по отношению к мужчинам, но у королевы свои принципы общения с мужским полом, тем более, что генерал некогда спас ей жизнь на свой страх и риск. Нельзя забывать тех, кому ты обязан,… поэтому Гаира была столь благосклонна к мужчинам. Как королева она относилась к ним совершенно нейтрально, но как женщина уважала тех, кто был достоин этого.

Немезида: С одной стороны то, что мужчины вмешались в бой и помогли, показывало, что они настоящие не только воины, но и благородные люди, которые в любой момент могут прийти на помощь женщине и защитить ее. Да только Немезиде не очень понравилась эта компания римлян и видимо не только ей. Богиня не была ненавистницей мужчин, Немезида не была, к примеру, той же амазонкой, у которых откуда-то возник такой принцип и смысл жизни без мужского пола. Хотя, не все были такими, взять ту же Гаиру, которая носила под сердцем ребенка. По северянке не скажешь, что она верна этому правилу «против мужчин». В любом случае, Немезида никогда не вмешивалась в жизни других людей, тем более амазонок, ей это было ни к чему, да и интереса никакого к жизни женщин-воительниц у олимпийки не было. Судя по словесной перепалке, что возникла между Тарой и римлянином, путешествие окажется действительно интересным, особенно если всем будет по пути. С каждым словом между этими двумя возникала настоящая ненависть, по амазонке это было отчетливо видно, нежели по мужчине. Хотя, кто знает, может он таит это в себе? Пару минут назад римляне говорили на своем языке, Немезида слышала их шептания, но разбирать их слова не собиралась. Да и откуда ей известен их язык, он ей вовсе не нужен, и смысла понимать его не было. Но стоит заметить, что вниманием олимпийки эти мужчины все же завладели. Нельзя сказать, что она влюбилась в кого-то или стала испытывать симпатию, нет, это глупо и звучит как бред сумасшедшего, любить этих людей не хотелось, просто своим поведением они сами заставляли обращать на них больше внимание. Но сейчас Немезиду привлекло что-то другое. Она услышала какой-то шорох. А когда Гаира зашла за дерево, богиня просто стояла и ждала, пока пантера выйдет оттуда с той, что следила за всей компанией. Только интересно для чего? Пока все ждали, Немезида обратила внимание на Тару, которая, видимо, не сразу поняла, в чем дело и решила спросить, что случилось. Богиня спокойно посмотрела на девушку, слегка улыбнулась и посмотрела в сторону, откуда недавно доносился странный звук, что привлек внимание и Немезиды, и Гаиры. - Сейчас узнаем. Посмотрев вновь в сторону Тары и обратив внимание на рану амазонки, богиня стала волноваться. Исцелять, как другие боги, Немезида действительно не умела, но вполне возможно, что какую-то часть силы на заживление раны девушки олимпийка вполне бы смогла потратить. Правда раньше вершительница правосудия этого не делала. Она умела обрабатывать раны, промывать и делать другие вещи, но как смертная, то есть так, как это может делать простой человек, а лечить как богиня... Немезида еще никогда не сталкивалась с таким. Но все в жизни бывает в первый раз. Аккуратно дотронувшись до руки Тары, где была рана на плече, девушка осмотрела ее и старалась не касаться, чтобы вдруг не занести какой-либо заразы. - Не обращай внимания, моя рука заживет скоро, а вот твоя... Ее нужно будет как можно быстрее обработать. Будь у меня способность лечить, твоя рука уже была бы здоровой, но..., - Немезида слегка опустила голову, словно чувствуя свою вину перед Тарой, а потом посмотрела на амазонку и продолжила. -... но я ранее никогда не лечила, я и со смертными-то редко бывала... моя жизнь в основном проходит на Олимпе, а на земле я лишь караю людей, которым лечение уже и вовсе не светит. Немезида старалась говорить тихо, чтобы не привлекать всеобщее внимание. Девушка отпустила руку Тары, как только заметила, что Гаира вышла из за дерева с какой-то незнакомой девочкой на спине. Олимпийка взглядом изучила ребенка, после чего заметила, что девчушка была не одна, а со зверьком - маленьким бельчонком, что сидел в ее волосах. Эта картина выглядела довольно мило. Опустив ребенка на землю, Гаира вновь преобразилась в человека. Перед ними опять-таки стояла женщина, а не пантера. Северянка предположила, что девочка потерялась, да и Немезиде сначала тоже так показалось, ведь обычно дети не разгуливают в лесу в одиночку. Но в любом случае оставлять девчушку одну не было смысла, да и это было бы не по принципу Немезиды. Она бы и сама в жизни не оставила своего сына где-нибудь на земле, где тот мог заблудиться. Поэтому олимпийка добродушно посмотрела на новую «спутницу» и улыбнулась ей: - Ты откуда и как сюда попала?, - задала вопрос богиня, все также наблюдая за действиями девочки. - Не бойся, вреда тебе я не причиню, я просто спрашиваю. Кто знает, может эта девочка испугалась бы всех присутствующих, ведь мало того, что на глазах у нее пантера стала девушкой, перед ней теперь стояли люди, у которых были руки в крови, раны и ссадины, в ножнах были мечи, а у Немезиды были лук и стрелы. Вдруг ребенок подумает, что ей захотят навредить, это было действительно возможно, поэтому Немезида слегка одернула свой лук и колчан, чтобы оружие больше спряталось за спину и смотрела на девочку. Но вдруг, внимание олимпийки привлек голос Гаиры, которая обратилась к одному из мужчин и назвала его Эмилием, при этом с улыбкой. - Вы знакомы?!, - удивленно задала вопрос Немезида, повернув голову в сторону римлянина и северянки. Но ответа на него она в принципе не сильно ждала, ведь сейчас каждый был занят своим общением.

Антоний: Адреналиновое опьянение боем, захлестнувшее его разум, постепенно проходило, сменяясь усталостью и апатией. Внезапно закололо под ребрами, стало трудно дышать. Антоний машинально коснулся пульсирующего болью бока, поморщился, заметив, что у него начинают дрожать руки. Похоже, четыре относительно мирных года, прошедшие с их победы и триумфа, не пошли ему на пользу. Он слишком давно не дрался всерьез и непозволительно расслабился, и это плохо, очень плохо, ведь в предстоящей войне с сенатом ему понадобятся все его силы и воля, до последнее капли. Он должен быть сильным; ни один римский легионер не пойдет за слабым, не способным выдерживать тяготы солдатской жизни, полководцем. «Соберись...» – мысленно приказал он самому себе, потом заставил себя улыбнуться Эмилию. Если его улыбка со стороны и выглядела вымученной, то с этим Антоний уже ничего поделать не мог. - Тогда это меняет дело, - ответил он. – Твоя подружка, да? Надеюсь, она того стоит. Позакомь нас, ладно? Ты уж извини мне мое любопытство, но мне хотелось бы знать, ради кого мы тут едва не сложили головы. По всей видимости, Эмилий говорил о ком-то третьем, и хотя за все это время Антоний не видел поблизости никого кроме двух воительниц, не слишком обрадованных их вмешательством и, кстати говоря, куда-то запропастившейся черной пантеры, но он вполне доверял другу и был готов поверить, что что-то могло ускользнуть от его глаз. Последовав примеру Эмилия, он тоже оглянулся, но пейзаж не слишком изменился за эти минуты; та же поляна, тот же лес, те же тела погибших дикарей и те же случайные союзницы, одна из которых, сверкая глазами и разве что не искрясь от возмущения, направлялась прямо к ним. Ей-то какого цербера от них надо? По правде говоря, Антоний уже почти забыл об их кратком обмене любезностями; чего только не наговоришь в горячке боя. К тому же он никогда не отличался особой злопамятностью, легко вспыхивая по малейшему поводу, он всегда так же легко и быстро остывал, и если бы амазонке не взбрело в голову продолжить разговор в том же тоне... Но ей взбрело, а Марк Антоний не привык молча сносить оскорбления. - Да я скорее женюсь на волчице, чем посмотрю в сторону кого-то вроде тебя, - резко ответил он. – Мне плевать кто ты и что ты. И твое мнение меня тоже не интересует. Держись от меня подальше. У нас не принято убивать женщин даже когда они этого заслуживают, но клянусь камнем Юпитера, еще пара высказываний в том же духе, и я забуду этот принцип. Укоризненный взгляд Эмилия, его взывающие к здравому смыслу слова, а еще больше – мягкий спокойный тон, подействовали на него отрезвляюще. Антоний досадливо дернул плечом и отвел глаза, но извиняться не стал. Тем временем на поляне появились новые действующие лица – черная пантера и девочка. Пантеру он видел уже раньше, мельком, в бою, девочку – нет. А потом вдруг произошло невиданное – силуэт изящной дикой кошки вдруг растаял, грациозное животное исчезло как дым, а невесть откуда появилась высокая светловолосая женщина, вероятно, она-то и была той самой Гаирой, имя которой за последние минуты прозвучало не один раз.

Tara: Тара собственно и не ждала, что этот наглый римлянин умно промолчит. Видимо он был так же не сдержан, как и сама амазонка. Еще чуть-чуть и они обязательно сцепятся, а это ничем хорошим не кончится. И пускай, незнакомец считал, что он без лишних усилий сможет убить ее, воительница считала по-другому. И даже сейчас она не собиралась замолкать, особенно услышав угрозы мужчины. Тара звонко рассмеялась, закидывая голову назад, отчего ее темные волосы водопадом разлетелись по спине. Она пропустила мимо ушей все его слова, и насчет волчицы, и насчет того, что ему плевать кто она, и насчет того, что ее мнение его не интересует. Она, собственно, поддерживала такую же позицию в сторону римлянина. Однако Тару рассмешила именно угроза, кинутая в ее адрес. -Не стоит затыкать мне рот, это просто бесполезно. И угрожать мне тоже не стоит, ведь ты точно не знаешь, кто выйдет живым из этого поединка. А пока нехваткой сдержанности, из нас двоих, страдаешь именно ты. Фыркнула амазонка в сторону рассвирепевшего римлянина, который казалось еще чуть-чуть и схватится за меч. Она не следила за ним во время боя, однако успела уяснить, что он хороший воин. Впрочем, это совсем не пугало воительницу. Даже, наоборот, будоражило, ведь бой обещался быть захватывающим. Но вместе с этим, амазонка не лезла на рожон, только и в тряпочку молчать не собиралась. Так что исход этого словесного поединка зависел только от римлянина. Хватит ли ему ума промолчать или же он будет продолжать спорить с женщиной, у которой от природы заложена болтливость? От словесной перепалки амазонку отвлекла Немезида, которая осторожно взяла девушку за руку и принялась осматривать рану. Воительница инстинктивно вздрогнула, она не привыкла, что кто-то проявляет заботу к ней. Обычно Тара сама о себе заботилась, сама себя защищала, в общем, была себе единственным другом и советником. А тут о ней волнуется не просто человек, а сама богиня. Олимпийка подтвердила мысли Тары о том, что она не может лечить смертных. Она создана, чтобы карать, а не исцелять. Амазонка понимающе улыбнулась и мягко высвободила свою руку из нежных пальцев Немезиды. -Всё в порядке, я и посерьезней раны переживала. Так, что это можно считать простой царапиной. Но всё равно спасибо. Добродушно пролепетала Тара. Постепенно она начинала забывать, что рядом с ней стоит богиня Олимпа. Немезида была простой и, тем не менее, очень, интересной особой. Она общалась со смертными так, словно была одной из них. И это подкупало. С каждой минутой амазонка всё лучше и лучше относилась к богине, начиная к ней привязываться. Общение с Немезидой закончилось, когда из леса вышла изящная черная пантера с какой-то девочкой на спине. Приглядевшись, Тара поняла, что «всадница» уже давным-давно не ребенок. Ей было около 18-19 лет, однако ее хрупкое телосложение и слегка наивное лицо вводило в замешательство. Все с любопытством наблюдали за действиями пантеры, которая медленно присела и позволила юной особе слезть с нее. После этого дикая кошка сделала пару шагов назад и превратилась в прекрасную девушку. Брови Тары удивленно взлетели вверх, однако более никаких признаков шока она не показала. Да и постепенно, амазонка начинала привыкать к этим своеобразным фокусам. Гаира улыбнулась воительнице после чего подошла к девочке с бельчонком и, положив ей ладонь на плечо, сделала заключение, что она потерялась. Амазонка перевела пустой взгляд с Гаиры на юную особу и пробурчала себе под нос, так чтобы никто не слышал: -Думаю, она в состоянии сама найти дорогу домой. Тара сама не могла понять, откуда у нее такая агрессия на весь окружающий мир. Наверно, схватка с дикарями и перепалка с римлянином выбила ее из колеи. «Надо бы успокоится, а то того и гляди всех перекусаешь» - сама себе мысленно сказала зеленоглазая девушка. Амазонка сложила руки на груди и с равнодушием начала наблюдать, как Немезида, словно наседка, начинает порхать вокруг юной особы, спрашивая у той, откуда она и как сюда попала. А затем еще зачем-то добавила, чтобы та не боялась, хотя сама воительница не заметила на лице у девушки с бельчонком хоть какой-нибудь признак страха. «Интересно, ей самой хоть нравится, что с ней обращаются, как с ребенком?» - удивлялась в мыслях Тара. Однако в следующую минуту интерес амазонки переключился на Гаиру, которая, судя по всему, знала этих римлянин. Одного из них северянка назвала по имени, а потом и вовсе добродушно улыбнулась. По следующей фразе стало ясно, что это не первая их встреча. И теперь было понятно, почему эти мужчины влезли в бой. Они защищали свою старую знакомую. Гаира наверняка почувствовала на себе неприятный взгляд Тары, в котором читалось искреннее осуждение. Однако амазонка ничего не сказала, ведь это не ее дело. У нее свои принципы, у Гаиры свои. Может быть, когда-нибудь девушка и изменит свое мнение о мужчинах, но это наврядли. Стоило Таре кинуть мимолетный взгляд на римлянина, с которым она спорила, она еще сильнее убедилась в своих суждениях. Не желая больше вмешиваться в эти дела, амазонка коснулась двумя пальцами губ и громко свистнула. Через пару минут послышался топот копыт и вскоре показался черный, как вороное крыло, жеребец. Он подошел к своей хозяйке и остановился. Воительница отвернулась от своих спутников и начала рыться в дорожной сумке, в поисках чистой материи. Она очень надеялась, что Гаире не придет в голову мысль позвать с собой мужчин. Иначе Таре придется попрощаться с этой компанией и пойти своей дорогой. Ее особо здесь ничего не держало, она шла туда, куда подталкивал ее ветер. Северянка предложила путешествие вместе, амазонка не отказалась. Однако если появится какая-либо помеха, Тара спокойно может уйти. Конечно, не хотелось прощаться с Немезидой и Гаирой, вот только нежелание путешествовать именно с этими мужчинами пересиливало. Воительница вытащила из сумки чистую ткань и, выудив нож из сапога, разрезала ее на ровные полосы. После этого Тара достала флягу с водой и промыла рану, и только вслед за этим стала перевязывать плечо. Но осуществлять перевязку одной рукой было достаточно проблематично, а попросить кого-то о помощи не позволяла гордость. Да и все были заняты своими делами. Гаира общалась со своим старым другом Эмилием, Немезида узнавала информацию у незнакомки, так что приходилось действовать в одиночку. Взяв в зубы мешающуюся ленту, второй рукой амазонка пыталась замотать плечо.

Массовка: Ситуация на поляне была не самой живописной. Об этом говорили не только трупы дикарей, и лужи крови под ними, но и напряженные отношения Антония с девушкой амазонкой. Она явно была готова разорвать Марка на части, даже скорее всего мысленно уже распотрошила его труп, но сейчас все внимание генерала было приковано лишь к одной особе, которая к его удивлению не забыла имени римского генерала, да и выказала ему должный знак уважения. Эмилий тоже не скупился на почтение, и приклонил слегка голову, приложив руку к груди. Гаира и прежде восхищала его, и за эти годы не утратила своей грациозности и красоты. Легкая улыбка скользнула по лицу мужчины, после чего он мельком взглянул на друга. – Не думала, что когда-нибудь встречу тебя, да еще и в такой обстановке…. Генерал даже немного вслух хмыкнул, а затем ответил. - Видимо только в таких ситуациях мы и можем встретиться. – улыбнулся он и сделала несколько шагов к женщине, хотя по виду она едва тянула на 25. Эмилий развернулся к другу. – Антоний, позволь представить тебе, Гаира – королева северных амазонок, и по совместительству моя давняя знакомая – он перевел взгляд на Антония в надежде, что мужчина не будет против, если генерал представит его – А это Антоний, мой верный друг и товарищ. Мужчина решил не добавлять никаких римских званий к имени Марка, ведь если он захочет то сам сможет добавить хвостик, к тому, что уже сказал Эмилий, да и потом Гаиру никогда не интересовали звания. Возможно потому, что они для нее ровным счетом ничего не значили. Тем временем юная амазонка позвала своего жеребца, а после приняла за свою рану. Другая же дама, стала проявлять внимание к девушке, что привела Гаира. Возможно она и впрямь потерялась в этом лесу, с другой стороны ее взгляд был вполне себе уверенный. Тут можно было бы долго гадать, каким образом это юное создание оказалось среди густых зарослей леса. Ну, а чтобы не терять и без того драгоценное время королевы, да и самих мужчин Эмилий продолжил. - Твоя команда королева не очень то нам рада, оно и понятно, амазонки своенравный народ – слегка улыбнулся он – Мы лишь хотели помочь. [center]ВАЕНТА[/center]

Vaientaa: Подумать только, пантера выходила на диалог! Потёрлась об руку и заурчала, как самый обыкновенный большой кот. Ваента и думать о таком не могла, это же... восхитительно!! .. хоть и странно. Потом пантера знаками показывала приглашения сесть на неё. Отказывать зверю девушка бы не стала а уж такое предложение вообще встретила на ура, единственное, что её смущало, так это неестественная адекватность большой кошки. Тем не менее она села. Было непривычно и неудобно сидеть боком - мешал длинный подол рубахи. Но не смотря на это она была безумно горда и удивлена одновременно. Пантера вывезла её к людям и поставила на землю. Ваента тут же достала из пол волос бельчонка, потому чувствовала, что он на грани шока, от такой близости дикого зверя, он вёл себя тихо, но дрожал и сжимался так, будто хочет стать размером с муравья. Ваента не стала его успокаивать, она просто крепко взяла его в руки и прижала к сердцу. Тут краем глаза она заметила, что только что привезшая её пантера неизвестно как превратилась в человека. Она даже бельчонка чуть из рук не выпустила, какого было её удивление. Так значит это всё... был человек? Ну я так не играаю- разочаровано подумала девушка. Она даже немного отстранилась, когда новоиспечённый человек, а точнее - красивая женщина , подошла к ней. Но та все равно положила руку девушке на плечо. Думаю она потерялась…. ну.. типа того мысленно ответила странница. Тут к ней обратилась лучница, хотевшая узнать кто это и откуда. Ваента только открыла рот, чтоб ответить как есть, как лучница добавила Не бойся, вреда тебе я не причиню, я просто спрашиваю. Девушку это даже растрогало. Такое милое зрелище - группа людей, среди трупов и сами в крови, а так пытаются показать ей, что они мирные и вполне добрые. Та эмоциональная воительница, стоящая чуть дальше недовольно фыркнула и развернулась. Видимо она тоже только что подумала о том же. Позже она стала нервно разбираться со своей раной. У меня нет дома и я люблю гулять - в полуулыбке сказала девушка, отвечая лучнице, а потом указала взглядом на ту, что пыталась себя перевязать. " Кажется, кому-то нужна твоя помощь " Тем временем завязался разговор, между мужчинами и женщиной-пантерой. И вот уже Ваента запомнила их имена, она разглядывала красивые меха Гаиры, любовалась качеством выделки и аккуратностью работы.. и тут сознание зациклилось на одном из произнесённых только что слов: "Амазонки" Бельчонок напереживавшись и наконец-то успокоившись, мягко и тихо уснул на руках у хозяйки, вытянувшись всем тельцем и уткнув нос в складки одежды. Ваента стала тихонько поглаживать его и вполголоса неожиданно для себя сказала. Возьмите меня с собой.. Она не обращалась к кому-то конкретно, просто стояла и упёрлась взглядом в одного из мёртвых дикарей, она даже не поняла толком, что сказала это вслух, а не произнесла мысленно. Здесь было интересно. Так значит амазонки - ещё раз сказала себе она.

Зена: ----------------------- НПС ГАИРА--------------------------- Многие были удивленны знакомством Гаиры и этого римского человека, однако, удивление довольно быстро пропало, ибо объяснятся со своими спутницами времени не было. Они и так задержались в пути и сейчас Гаиру раздирало непреодолимое чувство тревоги за свой народ. Как правило, ее интуиция не подводила северянку, и сейчас излишнее волнение за свои земли было несколько, не обоснованно, хотя и возможно. Северянке не приходило никаких ведений, никаких знаков, которые обычно говорили ей о происходящем дома. Особенно когда она находиться в дали, от своих земель. На вопрос Немезиды о знакомстве Гаира легко кивнула головой в знак согласия. Едва королева приняла человеческий облик, как удивление на лицах некоторых из присутствующих было явно выраженным, хотя и старательно скрытой. Таре явно не понравилась новая знакомая, но Гаира просто не могла оставить эту девушку в лесу одну. Ведь по глазам можно многое сказать и не безопасно гулять по таким лесам в одиночестве. Она слишком молода, для того, чтобы умереть без славно. На бурчание Тары, северянка никак не отреагировала, она понимала, что после такого боя внутри все кипит и справится с агрессией которую выпускал все это время, довольно трудно, по сему Гаира постаралась не обращать особого внимания на раздражительность девушки…. пройдет … А поскольку Немезида проявила интерес к незнакомке, у королевы было время поздороваться со своим старым знакомым и поблагодарить за помощь. Конечно, такой жест мог возмутить южную воительницу, но у Гаиры были свои правила и принципы. Законы амазонок действуют только на их территории, в чужих местах стоит быть немного сдержаннее, ведь никогда не знаешь кто стоит перед тобой и что у него на уме. Да и потом, королева уже не мало времени живет на земле ( не без помощи Артемиды конечно) и успела понять, что не каждый мужчина враг, а уж тем более если он некогда спас тебе жизнь едва не погибнув от рук своих же солдат. - Видимо только в таких ситуациях мы и можем встретиться. На эти слова северянке оставалось лишь легко усмехнуться, ведь в этом он был прав. Это их не первая встреча и они вновь на поле боя. - Парадокс – тихо сказала она. А после подойдя ближе к мужчинам Эмилий представил королеву своему другу. - Антоний, позволь представить тебе, Гаира – королева северных амазонок, и по совместительству моя давняя знакомая. Гаира не ожидала, что генерал назовет ее титул и звание, но по всей видимости, этот Антоний был его хорошим другом, которому он доверял, и поэтому решил представить женщину по всем правилам. Сначала королева просто смотрела на нового знакомого, словно изучая его своими изумрудными глазами, а после немного улыбнулась и добавила. - Спасибо, что помогли нам, боюсь эти дикари могли изрядно потрепать нас…. Дальше слово вновь взял Эмилий, сообщив о том, что девушки, путешествующие с королевой не рады их появлению. - Твоя команда королева не очень то нам рада, оно и понятно, амазонки своенравный народ. Мы лишь хотели помочь. На слова генерала, северянка немного улыбнулась, а затем посмотрела в сторону своих спутниц. Тара подозвала лошадь и стала заниматься своей раной, Немезида, как показалось Гаире, мило беседовала с девушкой из леса. Атмосфера на поляне была весьма интересной, и вместе с тем спокойной. - Ты прав мой друг, амазонки народ своенравный, но ты прекрасно знаешь, что и они бывают слабыми…. к сожалению все мы смертны…. - тяжелым вздохом сопровождались фразы королевы. Возможно Гаире хотелось бы, чтобы ее благодарность сгладила ощущения от самой приятного общения с представительницей южных земель. Но и вместе с тем она понимала, что Тара молода и импульсивна, и нельзя карать ее за то, что она позволила чувствам быть выше собственного разума. Ведь если бы эти двое не вмешались в бой, вся троица могла просто погибнуть…. Королева в очередной раз посмотрела на Эмилий и Антония, а потом вновь на Тару. - Простите еще раз, мы действительно благодарны за помощь… - искренне сказала она дотронувшись рукой до генерала, а после направилась к Таре. Гаира присела рядом с девушкой, и принялась помогать Таре с рукой. Раздраженная амазонка отчаянно пыталась перетянуть рану куском ткани, но северянка знала, что самой с этим справится сложно, поэтому Гаира осторожно помогла девушке. - Тара…не стоит так явно выражать свою неприязнь к этим людям… я понимаю, что своей помощью они оскорбили нас, но лучше быть оскорбленной, нежели мертвой… - королева говорила, тихо и спокойна. – Ты отличный воин, спасибо тебе, что помогла нам выиграть этот бой. – улыбнулась она , смотря в глаза девушке. [center]НЕМЕЗИДА[/center]

Немезида: Так как появилась новая персона, хотелось узнать, кто она, что, откуда, в общем Немезиде все же это было интересно. Девочка, а точнее девушка, которая просто выглядела молодо, оглядывала всю компанию. Но когда она ответила, что у нее нет дома, и она любит гулять, это ничуть не удивило богиню возмездия. В любом случае эта девушка могла быть простой путешественницей, иначе бы она не забрела в лес и не стала бы следить за людьми. Так что все было в пределах нормы. Несмотря на то, что Немезида стояла рядом с «новенькой», то, что Гаира нашла среди римских мужчин своего знакомого, слегка смутило олимпийку. Продолжать путешествие девушки изначально планировали втроем, а не с каждым новоприбывшим к ним в компанию. Теперь же казалось, что эти двое также пойдут с Немезидой, Гаирой и Тарой. Немезиде сначала этого не хотелось, хоть она и не показывала этого, но подумав хорошенько на эту тему, олимпийка поняла, что на самом деле ей все равно. Эти смертные ей ничего плохого не сделали, они пришли на помощь, пусть один из них и показал себя не с лучшей стороны, но ненавидеть этих людей Немезида не видела смысла, а записывать их в свой список жертв, которые в мгновение ока погибнут от ее стрел правосудия - тем более. Так что девушка совершенно равнодушно реагировала на всякие выпады одного из римлян, точнее на его взгляды и другое, одно лишь богине тяжело было оставлять без внимания. Конечно, Тара вполне могла завести мужчину, чтобы он питал к ней ненависть, все могло быть, она ведь амазонка, но как казалось Немезиде, он в любом случае должен уступить ей и никак не отвечать. Таре же в свою очередь стоило также не обращать внимания на римлянина. Зачем лишние споры и конфликты? Ведь судя по всему, у всех будет одна дорога. Пока Немезида отвлекалась, Гаира подошла к Таре и помогла с раной. Олимпийка сначала хотела тоже быть в качестве добровольца на помощь, но не все же ей заботиться об амазонке, к тому же возможно у самих амазонок есть свои методы лечения, более быстрые, чем может предложить олимпийка. Будь у Немезиды способность провести рукой и заживить тем самым рану, конечно же, уже ни у кого не было бы и малой ссадины, но, увы, сего дара у вершительницы правосудия не наблюдалось, а может она его просто никогда его не использовала. Кто знает... Заметив, что Гаира начинает что-то шептать Таре, Немезида подумала, что северянка пытается успокоить Тару, может, чтобы та реагировала более спокойно, может еще что-то. В любом случае этот разговор мало интересовал олимпийку, да тут еще она услышала то, что заставило ее резко повернуться в сторону недавней новенькой, что так быстро оказалась в их компании. Возьмите меня с собой.. Брови вершительницы правосудия резко взмылись вверх. - Ты хочешь пойти с нами?!, - задала вопрос Немезида. Конечно же, от такой реакции, олимпийка просто переформулировала вопрос незнакомки. «Неужели ты сможешь отправиться с нами? Я сомневаюсь, что ты умеешь сражаться, особенно если мы опять попадем в такую заварушку, как несколько ранее», - во время этой мысли, лицо Немезиды слегка поменялось. Она не то, что бы скривилась, скорее, немножко сморщилась, и могло показаться, будто олимпийка посчитала эту затею самой глупой, хотя, это так и было на самом деле. Уж в этом случае, Немезида не хотела, чтобы незнакомка шла с ними, итак народу хватает. Богиня обернулась в сторону всех, а потом вновь перевела взгляд на девушку и просто пожала плечами. Пусть решают другие, брать эту особу с собой или нет. Но тут по ходу каждый занимался своим делом, амазонки ранами, римляне своими разговорами, Немезида даже начинала чувствовать себя одинокой, и почему-то именно в этот момент ей уже хотелось взмахнуть руками и взмыть в небо, чтобы уже выбраться из всего происходящего в этом месте. Но с одной стороны, оставлять Гаиру не хотелось, пусть даже если ее и могли защитить, с другой же стороны, Тара также уже не была чужой, так что оставлять ее тоже не было смысла. Видимо придется остаться... [center]Антоний[/center]

Антоний: Несносная амазонка просто-напросто рассмеялась ему в лицо, осознано или нет провоцируя его на новую вспышку ярости. И будь она мужчиной, Антоний бы не сдержался. Его не остановил бы ни взгляд Эмилия, ни здравый смысл, тихо нашептывающий, что они выбрали не лучшее время и место, чтобы выяснять отношения, ведь дикари, их общий враг и противник, могут еще и вернуться, и что любые раздоры перед лицом опасности лишь ослабляют их, делая их всех более уязвимыми, и что если этот милый диалог дойдет до серьезной стычки, он рискует подставить друга, а это сейчас и вовсе было бы излишним… Но все это в тот миг не имело никакого значения. Просто Антоний, не смотря на страстное желание проучить нахальную девчонку, не собирался всерьез драться с женщиной. Он не начнет эту драку. Не начнет. Ему понадобились все жалкие остатки выдержки, чтобы сдержать рвущийся с языка ответ и заставить себя сосредоточиться на происходящем, благо и его «противницу» отвлекла ее подруга-лучница. Его догадка оказалась верна – пантера, превратившаяся в красивую молодую женщину, носящую под сердцем дитя, действительно оказалась той самой Гаирой. Последовав примеру Эмилия, Антоний слегка склонил голову в приветствие, улыбнулся. - Рад знакомству, - уже совершенно другим, спокойным тоном сказал он. – Друзья моего друга – мои друзья. Конечно, принимать это всерьез не стоило, его слова были лишь данью вежливости, не более того, и, похоже, королева северных амазонок, так назвал ее Эмилий, что бы это не значило, все правильно поняла. Поблагодарив их за помощь, она направилась к Таре. Антоний лишь проводил ее долгим задумчивым взглядом, потом вопросительно посмотрел на Эмилия, словно бы спрашивая «Ну и что теперь?».

Tara: Зажимая в зубах своеобразный "бинт", Тара покосилась в сторону римлянина. Ему все-таки хватило ума промолчать. Однако тот взгляд, коим он ее наградил, говорил красноречивей всяких слов. Ну и пускай смотрит, главное, что молчит и лишний раз не нарывается на грубость. Амазонке всегда было, что сказать. Она постоянно оставляла последнее слово за собой, а уж как колко она умела отвечать... Многие могли бы позавидовать. Именно по этой причине, воительница не со всеми находила общий язык. Ну что тут поделаешь, если она не всегда умела держать язык за зубами? Окружающим оставалось только смириться. Вскоре, интерес к римлянину пропал, собственно, как и его внимание к ней. Это немного разряжало обстановку. Однако не меняло положения. Тара продолжала в одиночку перевязывать свою рану. Поначалу не получалось и она еще сильнее раздражалась, но пока на людей не кидалась, разве что, бросала не совсем добрые взгляды. Немезида продолжала о чем-то разговаривать с незнакомкой, а Гаира мило общалась с римлянами. Почему-то северянка и мужчины заинтересовали Тару больше, поэтому воительница навострила ушки, активно стараясь сделать вид, что очень занята перевязкой. Римляне выказывали особое уважение Гаире, это было видно по искренним поклонам и мягкому голосу. Даже тот наглец вел себя с беременной женщиной очень почтительно. Однако мысленное рассуждение об отношении мужчин к северянке тут же испарилось, стоило лишь одному из них представить Гаиру другому. Тара чуть не подавилась тряпкой, что зажимала в зубах. Причем в прямом смысле этого слова. Оказывается, Гаира была не просто амазонкой, как догадывалась девушка, а была царицей. Так вот почему ее имя показалось южанке знакомым, она была королевой северных племен. Брюнетка никогда там не бывала, но царицы знают друг друга в лицо, поэтому предводительница племени Тары иногда упоминала имена других королев. Взгляд зеленых глаз тут же переместился на северянку, и некоторое время удивленно сверлил ей спину. Однако затем, девушка вновь сосредоточила свое внимание на ране. «Могла бы, и сказать» - не довольно подумала воительница, оттягивая ткань. У нее просто в голове не укладывалось, что Гаира ее обманула. Конечно, это не совсем обман, но всё равно, Тара считала, что если что-то умалчивать или недоговаривать, это тоже считается ложью. Получается, что формально северянка ее обманула. Вот только шок не позволял проснуться злости. Видимо это и останавливало девушку от решительных действий. Как только амазонка смогла придти в себя от удивления, она вновь прислушалась к разговору. Эмилий представил Гаиру своему другу, а затем и друга северянке. Теперь Тара знала имя своего наглеца. Антоний. Брюнетка повторила его пару раз мысленно, словно пытаясь запомнить или распробовать на вкус. Антоний и Эмилий, вот как звали мужчин, что вступили в схватку с дикарями, защищая толи всех, толи только Гаиру. Тара подняла взгляд зеленых глаз и посмотрела на северянку. Ей почему-то показалось, что теперь настала ее очередь представить своих спутниц мужчинам. Однако сама царица, похоже, думала по-другому. Она не только ни познакомила Немезиду и Тару со своими спасителями, но и даже, кажется, забыла о богине и амазонке. И почему-то именно в этот момент брюнетка почувствовала свою ненужность здесь. Снова захотелось податься порыву, вскочить на коня и просто умчаться подальше отсюда. Наверно, так было бы проще. Вот только убежав от проблем, не решишь их. Эмилий вполне логично заметил, что команда Гаиры не очень рада мужчинам, Тара едва сдержалась, чтобы не подтвердить сей факт. Да, она была амазонкой и имела своенравный нрав. Да, она была упрямой и колкой на язык. И да, она гордилась тем, что она такая! По крайне мере, не такая же, как все. Это выделяет из толпы и слегка подкупает. Когда Эмилий сказал, что они всего лишь хотели помочь, Гаира поблагодарила за помощь и ответила, что амазонки не только своенравный народ, но и слабый. От такого заявления Тара чуть не задохнулась от возмущения. Нет, это ж надо такую чушь сказать!!! Брюнетке хватило сил взять свою волю в кулак и не возразить северной королеве, однако в мыслях она всё же подумала: «Как будто ты сама не являешься королевой, Гаира! И с каких это пор, ты ставишь себя выше остальных?» Тара с ужасом начала замечать в северянке не самые приятные черты. Гаира всем своим поведением пыталась показать, что она старше всех, умнее и мудрее. Такое отношение к людям раздражало. Тара ненавидела, когда кто-то ставил себя выше остальных, даже если на самом деле таковым является. Надо выказывать элементарное уважение к людям, а не тыкать их носом в грязь. Ведь Гаира сейчас, по сути, назвала Тару слабой. От новой волны злости, амазонка туго потянула ткань, отчего петля на плече причинила невыносимую боль. Но эта боль заставила девушку переключиться с гнева на внимание к ране. «Как же неприятно чувствовать себя яблоком раздора!» - раздраженно думала воительница, слушая разговор. А именно таковой ее сделал и Эмилий, и Гаира. А может, так было на самом деле? Не может же быть, чтобы все окружающие ошибались? Меньшинство подчиняется большинству, так было всегда. Получается, что Тара на самом деле стала неким расколом в этой большой компании. Что ж, она всегда может уйти. Одно слово и ее уже нет, тем более что сдерживается она от этого поступка уже из последних сил. Гаира посмотрела на южанку, словно внезапно прочла ее мысли, а затем еще раз поблагодарив римлян за помощь, направилась к амазонке. Брюнетка сделала вид, что ничего не слышала, а нахмуренность вполне можно было свалить на усердность работы, которая, кстати, так и не получалась. Северянка присела рядом и принялась помогать Таре. Поначалу воительница делала слабые попытки отказаться от помощи, но потом сдалась. Да и сама царица начала разговор. Сперва Гаира попросила не выражать так отчетливо свою неприязнь к римлянам. Амазонка ничего не ответила, лишь как-то двусмысленно хмыкнула, продолжая работать руками. Однако затем, северянка сказала такую глупость, от которой Тара выплюнула ткань из-за рта и уставилась на Гаиру. -Я понимаю, что своей помощью они оскорбили нас, но лучше быть оскорбленной, нежели мертвой… -Не знаю, как в твоем племени, Гаира, но в моем, помощь в битве не является оскорблением. Мы сцепились с Антонием не из-за их вмешательства, а из-за Немезиды... Хотя, это уже не важно. Довольно спокойно проговорила амазонка, вновь переключая свое внимание на рану. Ей хотелось рвать и метать, однако, когда северянка оказалась рядом вся злость куда-то испарилась. Конечно, очень многое хотелось сказать Гаире, о многом спросить, но почему-то именно сейчас язык не поворачивался. Да и мысли вернулись к недавней стычке с римлянином. Только сейчас, Тара поняла, что накинулась на Антония из-за глупости. Все началось с того, что он прикрикнул на Немезиду и чуть не схватил ее за больную руку, а брюнетка выступила в роли спасительницы и защитницы. «Дура» - ругнулась на себя девушка, - «И надо было тебе туда лезть?» В любом случае, что сделано, то уже не исправишь. Извиняться перед Антонием она не собиралась, хоть и понимала, что налетела на него из-за пустяка. Пускай всё валит на горячий нрав амазонок. На том и закончим. Взгляд зеленых глаз вновь вернулся на Гаиру, когда та сказала, что Тара отличный воин, а затем поблагодарила за помощь в бою. Некоторое время девушки смотрели друг другу в глаза, воительнице очень хотелось припомнить северянки ее слова, по поводу слабости Тары, но она смолчала. Чужого мнения уже о себе не изменишь. Да и не к чему. Тара такая, какая она есть. Импульсивная, резкая и неуправляемая. Амазонка тяжело вздохнула и отвела в сторону глаза, проговорив при этом: -Могла бы, и представить нас, хотя бы из вежливости. О да, она ворчала, как самая настоящая бабка. Но ее слова не могли вызвать гнев или злость, скорее умиленную улыбку на лице Гаиры. Она была слишком мудра, чтобы обижаться на такие глупости. Вскоре, не без помощи северянки, южанка смогла опустить руки. Ее рана была туго перевязана и больше не приносила чувства дискомфорта. Тара убрала все подручные средства в дорожную сумку на боку у лошади и перевела взгляд на "веселую" компанию. Внимание незамедлительно обратилось к Немезиде и незнакомке из леса. Кажется, несколько минут назад это юное создание с бельчонком обрело дар речи и сообщило олимпийки, что у нее нет дома, и она любит гулять. Что ж, достаточно милое заявление. Но через несколько минут, девушка, похоже, даже неожиданно для себя, попросила взять ее с собой. Пару секунд все просто молча смотрели на незнакомку, видимо не в силах ответить. Брови Тары удивленно взлетели вверх. Интересно, кто будет отвечать за жизнь этой девушки? Конечно, она выглядела совершеннолетней, но всё же какой-то незащищенной и беззащитной, хотя зубки не плохие проглядываются. Только всё равно отсутствие оружие ясно говорило о том, что при первом же бое, она станет обузой или еще страшней, жертвой. Ну, теперь, по крайне мере, было понятно, почему она не идет домой. У нее его просто нет, да и взбрела ей в голову мысль попутешествовать. И с кем? С двумя неадекватными мужчинами и тремя не вполне здоровыми на голову женщинами. Мда, умеет же она выбирать. Немезида озадаченно обернулась и как-то растерянно посмотрела на Тару с Гаирой, а затем пожала плечами. Северянка тоже молчала, видимо не могла найти подходящих слов. Тогда на «арену цирка» решила выступить брюнетка, в коей раз мысленно себя проклиная, что лезет туда, куда не следует. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Мягко проговорила амазонка, а затем, хитро улыбнувшись, перевела взгляд на Гаиру. Нет, она ее не подставляла под ответ перед девушкой, она сама требовала у царицы ответа. А именно, едут ли они прежней женской компанией или решают разбавить ее двумя мужчинами? Но пока королева северных земель размышляла, южанка вновь обратила свой взор на девушку с бельчонком. -Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть?

Массовка: Гаира поблагодарила мужчин за помощь, что безусловно было приятно. Не каждый день бросаешься в горячую схватку не имея армии. Эмилий добродушно улыбнулся. - Ты прав мой друг, амазонки народ своенравный, но ты прекрасно знаешь, что и они бывают слабыми…. к сожалению все мы смертны…. Генерал немного повел бровью, в неком удивлении. В словах королевы было одновременно много мудрого и в то же время противоречивого. Признать собственную слабость было храбрым и вместе с тем слышать нечто подобное от королевы амазонок было странно. Хотя за столько лет, Эмилий научился понимать Гаиру, даже не смотря на то, что судьба всегда сводила их в схватках. Генерал поджал губы, а затем ответил. - Только храбрые амазонки могли так долго бороться с многотысячным противником, у которого практически нет слабых мест – мужчина перевел взгляд на друга, который так же почтил королеву, как и сам генерал. Далее Гаира извинилась и направилась к той, что была настроена к ним совсем не благосклонно. Что ж это ее выбор, и никто ее не винит за это. Как только королева отошла в сторону Эмилий посмотрел на Антония, их взгляды встретились. Не трудно было догадаться о чем думает его друг, тем более, что его взгляд так и кричал « что дальше?». - Думаю, наша цель осталась прежней, нам надо продолжить следовать намеченному маршруту. Более мужчин ничего не держало, осталось лишь сгладить неприятный осадок от ссоры и попрощаться с дамами. Но негоже уходить даже не представившись. Эмилий посмотрел в сторону Гаиры которая разговаривала с амазонкой. А когда их разговор закончился юная воительница вступила в диалог второй не менее симпатичной девушки, что все это время общалась с вновь появившейся юной особой. Некий пояснительный вопрос требующий подтверждение догадок девушки услышали и мужчины, которые направились к дамам, для того, чтобы попрощаться. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Но генерал не стал отвечать за королеву, это было бы не уважительно с его стороны. Поэтому стоя немного в стороне они стали дожидаться удобного момента. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Так и запишем, никому нет до меня дела. Они не могут даже друг с другом разобраться, чего и говорить о человеке проходившем мимо по каким бы то ни было причинам. Кажется в сражении им было комфортней, чем здесь и сейчас. Когда доходит до того, что оружие не может оставить последнего слова, так вобще слова пропадают. Единственно кто не потерял это изящество и спокойствие, так это Гаира и Эмилий. Мужчина вообще держится достойно. А Гаира, кажется, чувствует некоторую неловкость за своих спутниц. Жаль конечно, что это не одна компания - в бою им не было равных. Теперь это всё нервные и несобранные люди. Лучница возбуждена и, кажется, сбита с толку, и видимо когда говорит - думает совсем о других вещах, другой амазонке вообще своё Я милее всех - что может быть и правильно, а мужчина эмм.. Антоний, да.. тоже уже показал не сдерживаемую гордость, что ж не мне их судить Ваента задумалась, и опомнилась, когда уже вслух попросила взять её с собой. Она подняла глаза, в опаске и надежде - может её сё таки никто не услышать, может и правда она сказала это мысленно?. Но нет, ошарашенная лучница переспросила даже. а значит просьба не осталась в мире мыслей.. Ты хочешь пойти с нами?! Ваента бросила косой, но спокойный взгляд на лучницу, промолчав, считая, что уже ответила на этот вопрос. Та, по всей видимости, была возмущена и недовольна. Будто Ваента сказала что-то совсем страшное. в этот момент эта прекрасная девушка показалась такой беспомощной, она оглядывалась на спутниц, мило морщилась, будто не могла уместить в своей голове всех тех мыслей, что она хотела сказать. Но потом она выдохнула, может пытаясь успокоиться, и похоже не собиралась говорить что-то ещё. Неужели это так странно.. что же они такие нервные. Другие девушки, как оказалось, тоже слышали её фразу. Они как раз завершали бинтовать рану недовольной молодой амазонки, и тихо говорили о чём-то. А тут темноволосая даже попыталась ответить и сдержать свой пыл одновременно -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? слишком вежливо. Хитрая. Что ж Гаира, ты всегда говоришь здесь последнее слово? на тебя сваливают всю ответственность остальные? Кажется даже спрашивая у меня эта девушка тоже ничего не ждёт в ответ... от меня. Что я здесь делаю? Ваента как и в случае с лучницей бросила косой взгляд и промолчала. однако амазонка окончила фразу, обращаясь уже точно к ней. -Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть? Ваента нахмурила брови, небрежно брошенная фраза девушки даже задела её. Но она постаралась успокоить себя. Закрыться. Не стать уязвимой. Жить вообще не безопасно... всегда и везде. И если никто не хочет иметь со мной дело - то зачем меня привела сюда эта дикая кошка. Без любых объяснений вы у меня спрашиваете ответов. И не говоря своего имени, требуете моё. Отвечу - оно есть. но я не назову его тому, кому я не доверяю, кто не доверяет мне, кто не доверяет тем, кто возможно спас жизнь его или его товарищей. Посему каждый из вас может звать меня Валла. Да, вы были мне интересны. Каждый из вас. Скажите мне да или нет. И я спокойно продолжу свой путь - с вами или без вас. Простите мне мою дерзость и столь длинную речь Закончила Ваента и сделала лёгкий кивок в сторону амазонок, и ещё один в сторону мужчин. Она назвалась мужским именем, ведь наверняка никто из них не знает имён финских племён. Она просто высказала всё, что ей хотелось сказать, стараясь быть максимально честной. Хоть бы уже они разобрались между собой. так стало бы гораздо понятнее и спокойнее вокруг. А я пока подожду. надеюсь не говорить больше таких длинных монологов.

Зена: [center]---------------------- НПС ГАИРА------------------- [/center] Антоний ответил, что рад знакомству, хотя каждый из стоящих здесь понимал, что это лишь дань званиям. Хотя Гаира могла ошибаться, как раньше она ошибалась по поводу мужчин и их честности. Эмилий сумел сделать то, что не давалось ни одному мужчине, который встречался королеве севера. Он научил ее верить противоположному полу, так же как и себе. Конечно, не безосновательно у королевы были свои принципы доверия, которое не так уж и просто было заслужить. Но по лице Гаиры было сложно понять ее мысли, а уж тем более доверяет ли тебе эта женщина. Пусть лицом и телом ей было не больше 25, но глубокий и мудрый взгляд парой заставлял задуматься. Амазонка подошла к сестре в надежде помочь ей с раной, она никак не хотела обидеть или оскорбить юную воительницу, это была просто помощь, ведь Гаира сама очень редко отказывалась от помощи, если действительно нуждалась в ней. Королева севера всегда была холодна к близким ей людям, старалась держать дистанцию, но если в беде ее сестры она не будет стоять в стороне, просто наблюдая за тем, как их убивают, как морально, так и физически. Излишнее спокойствие, уверенность в себе и нередкой холодный и бесчувственный взгляд, решения которые принимала королева могли вызывать у окружающих различные мысли и эмоции. Но как правило, это мало интересовала Гаиру. Безусловно, она иногда бывает не права, и где-то излишне настойчива, но такова она. Слишком много ей пришлось пережить и пожалуй единственный кто ее по-настоящему понимал, так это Немезида. То ли потому, что сама была Богиней, и многие смертные думали о ней так же, то ли потому, что они нашли поддержку и понимание друг в друге. -Не знаю, как в твоем племени, Гаира, но в моем, помощь в битве не является оскорблением. Мы сцепились с Антонием не из-за их вмешательства, а из-за Немезиды... Хотя, это уже не важно. Спокойный тон Тары мог говорить лишь о том, что девушка отчаянно пытается справится со своими чувствами, и у нее это выходит не плохо. На слова амазонки Гаира легко вздохнула, а после практически шепотом ответила. - Тара…на севере несколько другие законы, думаю ты сама знаешь об этом, и для меня, как и для моих сестер принять помощь от мужчин всегда было неким оскорблением, ведь тем самым они считают нас беспомощными. С другой стороны…возможно это сейчас будет выглядеть глупо, но я считаю, что иногда этим правилом ( не принимать помощь от мужчин) можно поступиться, если их помощь может спасти несколько жизней дорогих нам людей. И у всего есть конец, амазонки сильный и своенравный народ, но они тоже иногда бывают слабыми и нуждающимися в помощи людьми. – поджав губы она продолжила- то же я сказала Эмилию, ведь очень важно понимать, что без их помощи мы все могли бы погибнуть – она улыбнулась. В тоне королевы не было никаких ноток высокомерия или нравоучения она просто сказала, что думала по этому поводу и только. Ей хотелось, чтобы Тара успокоилась и перестала злиться. -Могла бы, и представить нас, хотя бы из вежливости. Гаира широко улыбнулась, а ведь действительно, она совершенно забыла о правилах приличия. Похоже ее интересное положение влияло на нее сильнее, чем она думала. Королева стала немного рассеянной. Когда же Тара и Гаира закончили заниматься раной южанки, девушки поднялись на ноги и обратили свое внимание на других участников диалога. Неожиданно для всех приведенная Гаирой девушка попросила взять ее с собой. Тара, как и все остальные были немного удивленны такой просьбой, но на лице северянки лишь слегка дрогнула улыбка. Она не просто так привела эту девочку в их компанию. В ней было, что-то, что заставила Гаиру привести ее сюда, более того, королева намеревалась предложить девушке пойти с ними, но раз она сама изъявила такое желание, значит, северянка не ошиблась в своем выборе. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть? Когда Тара закончила, Гаира внимательно посмотрела на всех стоящих рядом. К тому моменту Эмилий и Антоний тоже подошли, чем образовали некий круг. Забавное зрелище, но вполне реальное. И тут неожиданно для всех стала говорить незнакомка. Ее речь была довольно, длительной, но содержание было понятным и объяснимым, пока девушка говорила Гаира словно заворожена смотрела на нее. Материнский инстинкт? ….. Сложно было объяснить такое поведение кошки, да она и сама толком не могла сообразить, что с ней такое. И лишь когда девушка закончила, Гаира наконец взяла слово. В словах незнакомки прозвучала фраза о доверии и в этом она была права, здесь половина не знакома между собой и это только нагнетает обстановку. Что ж пора это исправить. Гаира посмотрела в первую очередь на Тару, решив ответить на ее предположение, на счет того, разные ли у них с мужчинами пути. - Безусловно – улыбнулась она мельком бросив взгляд в сторону Антония и Эмилия. Далее последовал ответ на вопрос Ваенты, а точнее дать пояснение ее словам. Переведя, взгляд на Ваенту Гаира продолжила. – Ты права, самое время представиться, да и познакомить вас с теми кто помог нам справиться с врагом. Итак Гаира начала с себя – Меня зовут Гаира, это Тара, Немезида, Эмилий и Антоний. Ну вот теперь вроде, как все знали друг друга по именам и странных недомолвок между ними теперь не будет, даже не смотря на то, что пути этой компании совершенно различны. - Валла, я думаю мы с радостью возьмем тебя с собой – добродушно сказала Гаира, посмотрев на своих спутниц. После королева подняла глаза в небо, странно, но в душе закралось легкое чувство беспокойства, которое и раньше посещало женщину, но сейчас это было, как ей показалось немного не обоснованным. День уже стал переходить в вечер, кровавая схватка отняла много сил и времени. Солнце тоже постепенно стало уходить за горизонт, близилась ночь, и следовало найти место для ночлега, ведь быть в пути им еще как сутки, а это не мало. [center]НЕМЕЗИДА[/center]

Немезида: Немезида находилась в тупиковой ситуации, ей все начинало надоедать. Эти смертные были до того непонятными, со всеми своими показательными выступлениями, взглядами, разговорами, включая разные шептания, боги… как это начинало надоедать. Конечно, Немезида никогда не думала о смертных плохо, более того, никогда не ставила себя выше них, всегда старалась быть с ними наравне, но сейчас уже как-то даже хотелось изменить своим принципам и улететь. Помахать всем ручкой и скрыться в облаках. А что было делать? Смотреть, как практически каждый смотрит на другого, как на врага и буквально через секунду, если будет сказано еще одно слово, вцепиться в горло или возьмется за меч? Зачем это все? Олимпийке это совершенно не нужно, более того, этого уже начинало надоедать по-настоящему. Но в принципе, у Немезиды возникала мысль о том, что именно она в какой-то степени и стала яблоком раздора между Тарой и одним из римлян. Но, тем не менее, извиняться перед кем-то богиня не собиралась, ведь ничего страшного как такового она не сделала, у амазонки и так бы не сложилось ничего с этими мужчинами, вряд ли бы она стала с ними общаться, она была не такой. А теперь в этом и вовсе никто не сомневался. А тут еще и новенькая выдала сюрприз, задав вопрос, который заставил всех задуматься о сказанном. Немезида сразу же пожала плечами, показывая то, что отвечать не будет, по крайней мере, первой точно. Тара же решила взять борозды правления в свои руки. Заданный вопрос, наводящий, заставил Немезиду слегка нахмуриться. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Богиня тоже перевела взгляд на Гаиру, потому что ответ уже заинтересовал и саму олимпийку. А после того, как Тара продолжила и сказала, что присоединение к компании не очень хорошая идея, успокоило Немезиду. Олимпийка не особо хотела брать эту незнакомку с собой, а с другой стороны оставить ее тоже было опасно для жизни девушки, ведь вдруг она наткнется на остаток тех дикарей, от которых ранее отбивалась троица женщин и двое мужчин. Если они остались с царапинами и довольно не плохими, что уж говорить об этой девушке с бельчонком, которая вряд ли сможет противостоять противнику в одиночку. Так что, как бы не хотелось, скорей всего придется взять ее с собой, но Немезида не спешила брать слово, она хотела выслушать другие точки зрения. Только получилось так, что сама незнакомка прервала все размышления и решила высказать свое мнение. Ее речь была довольно-таки содержательной, не состоящей из одного слова или предложения, видимо она действительно хотела заверить каждого в том, что не так проста, как кажется. Некоторые ее фразы показались олимпийке даже в какой-то степени осудительными. В этот момент Немезида просто скрестила руки на груди и выставила правую ногу вперед, при этом даже надула губки, но взгляд богини все равно оставался немного равнодушным. Девушка назвала свое имя - Валла. Странное имя, по крайней мере, для девушки. Когда незнакомка сказала его, Немезида слегка прищурилась и смотрела на эту Валлу, будто пыталась считать с нее всю информацию, понять, не врет ли она. Именно в этот момент Немезида поняла, что незнакомка действительно не так проста как кажется. Что-то в ней было не так, она была какая-то слишком таинственная. В результате этого разговора, все оказались в неком круге, который сами и образовали. Гаира решила представить незнакомке, да и вообще любому, кто еще не знал кого-то, каждого из присутствующих, и когда северянка назвала имя олимпийки, Немезида улыбнулась натянутой улыбкой, при этом на секунду закрыла глаза и поджала губы. Руки все также находились в скрещенном положении. Гаира будто с радостью приняла Валлу в компанию, а мужчины видимо в эту компанию не войдут, судя по словам амазонки. Ну, вроде переживать никто не станет. - Да, думаю, ничего, если ты пойдешь с нами, а то мало ли, кто нападет, а ты одна, не дело, - улыбнулась Немезида Валле и после подмигнула Гаире. Становилось немного прохладно, но богиня это в принципе не особо чувствовала, лишь легкое дуновение ветра заставляло понять, что наступал вечер, да и темнеть начинало довольно быстро, стоило найти ночлег. Лес хоть и казался опасным, но все же вариантом было не так уж и много, идти ночью по лесу в поисках выхода из него - было бы глупым занятием. - Ну так что..., - уперев руки в бока, богиня выпрямилась и сделала глубокий вдох, так сказать вдохнула полной грудью. - Может... будем искать ночлег, а то темнеет? [center]Антоний[/center]

Антоний: Антоний лишь машинально кивнул, когда Эмилий подтвердил, что эта неожиданная встреча никак не влияет на их собственные планы, но в его глазах отчетливо отразилось облегчение. Он надеялся, что Эмилий скажет именно это, но не был уверен; непредсказуемость друга оказалась не слишком приятным сюрпризом и несколько поколебала его уверенность в том, что он контролирует ситуацию. К тому же, достаточно было одного взгляда на Эмилия и Гаиру, чтобы понять – их что-то связывает, и это что-то важнее любых сиюминутных интересов и привязанностей. Взаимное уважение, да, оно читалось в каждом слове и жесте, и искренность, и еще что-то неуловимое, чему он никак не мог подобать названия, проскальзывало в их глазах, когда они смотрели друг на друга... Тем временем события на поляне разворачивались своим чередом. Девочка, которую привела Гаира, и на которую он поначалу даже не обратил внимания, вдруг изъявила желание присоединиться к ним, на что последовал вполне резонный вопрос несносной амазонки, кого же именно она имеет в виду. Антоний слабо улыбнулся. Девчонку привела Гаира, следовательно, говорить тут не о чем, ответ и так очевиден. Какими бы мотивами ни руководствовалась королева амазонок, спасая Валлу, теперь она под ее защитой и покровительством, и если ее спутниц это не устраивает – то это уже только их проблемы. Но, все же, невольно заинтересовавшись происходящим, они с Эмилием тоже подошли поближе, чем и воспользовалась Гаира, представив всех друг другу. Несносную амазонку звали Тара, а ее подружка-лучница носила грозное имя Немезида. Странно, вроде бы греки не называют детей именами богов, как-то это не принято… От дальнейших размышлений на эту тему Антония отвлек голос самой Немезиды, заставив и его сосредоточиться на более насущных проблемах. Тем более, что она была права – день действительно клонился к вечеру. Они все задержались здесь слишком долго, что было совсем небезопасно. Ведь дикари еще могут и вернуться. Это их земля. И покинуть их владения до наступления темноты они ни при каком раскладе уже не успевают… - Гаира, я думаю, нам стоит объединиться, - мгновение поколебавшись, сказал он и тут же поспешно добавил, дабы исключить любое возможное недопонимание: - Только на эту ночь. Так будет безопаснее для всех нас. Если дикари снова нападут – вместе наши шансы отбиться будут значительно выше, чем поодиночке. А завтра утром разойдемся каждый своим путем. Антоний прекрасно понимал, что Тара с Немезидой скорее всего встретят его предложение в штыки (да и сам отнюдь не горел желанием терпеть их общество дольше, чем это будет необходимо), и поэтому обращался только к Гаире, безошибочно выделив королеву амазонок не только как самую здравомыслящую из всех присутствующих, но и как негласного лидера. И оказался прав. Энтузиазма его предложение не встретило, да он этого и не ждал, но здравый смысл все-таки победил, и после недолгих препирательств и сборов (понадобилось время, чтобы найти разбежавшихся лошадей) они покинули превратившуюся в самое настоящее поле битвы поляну. А ночь застала их в нескольких милях к северу, недалеко от узкой мелкой речушки, где они и разбили лагерь. Они по-прежнему были слишком близко к территориям дикарей, но, наученные горьким опытом, те вроде бы не стремились повторить попытку. По крайней мере пока не стремились…

Tara: Слова Гаиры не вызвали в Таре бурю эмоций. Но всё же пришлось согласиться, что в чем-то она права. Конечно, согласиться мысленно, а не на словах. В действительности амазонка лишь сдержанно кивнула на слова подруги, продолжая упорно сжимать губы, словно боясь, что с них слетят не самые лесные слова. Она находилась в довольно забавной компании и не считала здесь кого-то лидером. Однако почему-то все прислушивались к словам Гаиры. Все, кроме Тары. Она всегда жила собственной жизнью и на все имела свою точку зрения. Правда, не всегда ее огласовывала. Сегодня ее сила воли дала трещину, и девушка сорвалась несколько раз. Однако именно сейчас, она была намерена взять себя в руки. Амазонка пряталась в свою невидимую броню, в надежде, что так ей будет легче. Порой она оборонялась колкими словами, а иногда и смертоносным мечом. И даже сейчас она находилась в своей броне, словно боялась, что «противники» смогут найти в ней прокол и сделают больно. Хотя внешность и то, как себя вела воительница, говорило обратное. Со стороны она была уверенной женщиной, сильной и непокорной. Как же обстояли дела на самом деле? Ответ на этот вопрос, спутники девушки наврядли получат. В данный момент, взгляд Тары был прикован к новоприбывшей девушке, которая оказалась очень даже не немой. Хотя сама амазонка уже желала, чтобы эта красавица проглотила свой язык. На фразу Тары она ответила долгим и пафосным ответом. Брови амазонки с каждым словом иронично изгибались и взлетали вверх. Ей показалось или новоиспеченная Валла сказала, что воительница не кому не доверяет? Впрочем, так оно и было, поэтому слова молодой девушки Тара опровергать не стала. Лишь когда та замолчала, амазонка усмехнулась над филовствованием юной девы. Ну что ж, раз уж тут негласно выбрали лидером Гаиру, пусть она и решает, что делать с этим очарованием. Вопрос был задан, северянке оставалось лишь дать ответ. Взгляды всех присутствующих стремительно обратились на беременную женщину. Все ждали вердикта. Эта ситуация даже позабавила Тару, поэтому девушка даже не стала скрывать своей усмешки. Когда Гаира ответила амазонке, что, безусловно, у мужчин другая дорога, брюнетка даже как-то облегченно вздохнула и улыбнулась. Эту маленькую битву она точно выиграла, и это не могло не радовать. В следующую секунду северянка приняла дружеский совет Тары и начала представлять своих спутниц мужчинам и юной незнакомке. Когда прозвучало имя амазонки, девушка сдержанно кивнула окружающим, чтобы не вводить их в заблуждение по поводу обладательницы столь редкого имени. Вот только после этого Гаира сказала Валле, что они с радостью возьмут ее с собой. Не знаю, как обстояло дело с этой самой радостью у северянки и богини, а вот Тара ее как-то не особо чувствовала. Амазонка лишь фыркнула и с иронией закатила глаза, однако спорить не стала. Она итак уже много лишнего тут наговорила. Да и что ей от этой Валлы? Ответственность за нее взяла Гаира, да и, судя по их любви к философии, им всегда будет о чем поговорить. Воительница вставила ногу в стремы и ловко запрыгнула в седло своего единственного верного друга. Тор фыркнул и начал пританцовывать на месте, а амазонка с любопытством посмотрела на Немезиду, которая предложила искать ночлег. Идея была отличной. Тара очень ярко чувствовала свой нервоз и усталость, ей был необходим сон. Однако что-то подсказывало, что в этом лесу она не сомкнет глаз. Хотя, брюнетка могла и ошибаться. Кивнув в знак согласия, воительница сделала вид, что набрала в рот воды. Так по крайне мере было безопаснее для всех. Внезапно наглый римлянин, что носил имя Антоний, обратился к Гаире с предложением объединиться. Надо было видеть, как изменилось лицо Тары. Но она даже ничего не успела сказать, как мужчина поспешил добавить, что это всего лишь на одну ночь для всеобщей безопасности. Амазонке хотелось сказать, что она ничего не боится и если что, справится и без их помощи, но увидев на лицах остальных согласие, вновь промолчала. «Да, что ж за день –то такой!!!» - возмущалась она в мыслях, украдкой посматривая зелеными глазами на Антония. – «Точно мазохист! И не боится же, что я ему ночью горло могу случайно перерезать» -Ладно, вы тут решайте, а я поеду вперед. Спокойно сказала Тара и тут же развернула коня, да ударила пятками его по бокам. Жеребец недовольно фыркнул, но помчался вперед. Некоторое время амазонка находилось в полном одиночестве, и была возможность все обдумать. Однако очень скоро к ней присоединилась вся веселая компания, состоящая из трех девушек и двух мужчин. Хорошо, что хоть количество женского пола росло, а не мужского, а то бы Тара точно повесилась. Путники ехали в полном молчании, лишь иногда перекидываясь ничего не значащими фразами. Сначала брюнетка ехала впереди этого строя, но потом, сославшись, что ей нужно вычистить подкову коня, отстала и оказалась в хвосте. Воительница чувствовала себя уютней, когда на нее не обращали внимание и вообще забывали о ее существовании. Так было проще. Брюнетка не была любительницей поболтать по душам, особенно с малознакомыми людьми. Да и вообще, она больше предпочитала одиночество, и то только потому, что оно уже давно стало ее спутником по жизни. Придержав жеребца, Тара сбавила ход и стала наслаждаться красотами природы. Вскоре ее друзья остановились, и амазонке пришлось их догнать. Осмотрев место их ночлега, девушка осталась довольной. «Деревья расположены так, что нас не будет видно. А плотные кроны деревьев меньше будут пропускать дым от костра. Наше обнаружение будет практически невозможным» Брюнетка слезла с лошади и достала из дорожных сумок несколько теплых покрывал. Раскладывая их на земле, Тара вдруг произнесла: -Схожу за хворостом, может быть, и к ужину что-нибудь поймаю. Амазонка не обращалась ни к кому лично, скорее ко всем сразу. Предупреждала, куда уходит и чтобы о ней не волновались. Хотя кому здесь есть до нее дело? Усмехнувшись собственным мыслям, Тара привязала коня неподалеку и отправилась вглубь леса. Плутая по тропинкам, она вышла к маленькой речушке и напилась чистой воды. Некоторое время она сидела на камне и просто слушала песню воды. Какое-то спокойствие и умиротворение поселилось в душе. Уходить совершенно не хотелось, но ее ждали в «лагере». Тара встала и отправилась собирать хворост. Практически всё собрав, амазонка услышала тихий шорох. Воительница медленно и тихо достала из сапога метательный нож, опустив до этого хворост на землю. Затем она притаилась, и только после того, как показалось что-то серое, амазонка метнула оружие. Тара думала, что попала в цель, по крайне мере, она очень редко промахивалась, однако в ту же секунду из кустов выпрыгнул серый кролик и пустился бежать. Недолго думая, брюнетка быстро выхватила второй нож из сапога и метнула его в животное. Далеко кролик не убежал. Улыбнувшись собственной удачи, Тара подошла к несчастному животному и вытащила из него нож. Девушка засунула оружие обратно в сапог, а кролика взяла за задние лапки и отправилась за вторым ножом. Какого же было ее удивление, когда в кустах она обнаружила еще одного кролика, убитого ее же ножом. Оказывается, в первый раз она не промахнулась. Просто зайцев оказалось двое. Пожав плечами, Тара взяла и второе животное. В конце концов, компания у них большая и одного кролика, скорее всего, не хватило бы. Амазонка спрятала оружие и, взяв две тушки, отправилась обратно в лагерь. Воительница очень хорошо ориентировалась в лесах, даже не знакомых, поэтому очень скоро была на месте. Оглядев всех своих спутников, Тара скинула на землю хворост и стала искать камни, из которых можно будет добыть искру. Камни нашлись достаточно быстро, поэтому уже через пару минут друзья могли расположиться возле костра и грется. Ночная прохлада покрывала кожу амазонки мурашками, а тело заставляла дрожать. Однако воительница тщательно скрывала, что ей холодно. Она села не подалеку от всех и принялась с помощью ножа снимать мех с одного из кроликов: -У кого-нибудь есть желание приготовить ужин? Спокойно, но как-то отчужденно спросила девушка и подняла взгляд зеленых глаз на своих спутников. Она поймала ужин, но готовить его как-то не сильно хотелось. Да и повариха из Тары была никудышная. Кролик рисковал подгореть и стать жестким, поэтому чтобы не похвастаться своими «чудесными» способности в кулинарии, брюнетки решила свалить готовку на кого-нибудь другого. [center]Массовка (Эмилий)[/center]

Зена: [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Ваента была сама в шоке от сказанного собой.как, кажется и все остальные. Ей показалось, что сейчас все дружно расхохочутся над её серьёзностью и нарочито грандиозными фразами. Что поделать - её греческий был далёк от совершенства, и когда она говорит больше пары слов за раз, похоже, что она штудирует Сократа. Ваента понадеялась, что они не заметили другого говора, сама она была довольна произношением, и радовалась, что пока понимала всё, что говорили вокруг, благо речи были не сложны. Удивлённые люди вокруг молчали, только Гаира неспешно взяла слово. Размеренно, спокойно представила всех. Ваента запомнила, интересные имена, столь разные, будто компания собралась со всех концов света. Потом королева сказала, что с радостью возьмёт с собой её, Валлу. Ах да, меня же теперь так зовут. А что - я сразу сказала, что настоящего своего имени я не назову. Ваента испытала глубочайшее облегчение. Да, её возьмут.Всё. Остальные даже, кажется, тоже успокоились больше. Она сделала твёрдый затяжной кивок в сторону главной амазонки, выражая искреннюю благодарность. Да, думаю, ничего, если ты пойдешь с нами, а то мало ли, кто нападет, а ты одна, не дело, Вдруг ожила лучница и даже улыбнулась. вВаента скрывая улыбку опустила голову и помотала ей. Нет, они упорно хотят скормить меня дикарям. Да они бы даже не услышали меня в лесу одну, и не знали бы, что я там есть. Не первый же день я брожу по лесу. Уже пара недель, наверно будет. Однако финка промолчала , ведь Немезида явно не хотела показать ничего обидного. Просто её здесь плохо знают, точнее не знают вообще. Что же, бывает. Над поляной стали собираться птицы, падальщики тянули за собой сумерки и прохладу. Свежий ветер привычно запутался в волосах и разбудил бельчонка. Здорово, если Тотта сейчас тоже вспоминает родные края. Если белки умеют вспоминать. Да конечно умеют. Народ засобирался на ночлег.Да, вовремя. Тара ускакала вперёд, Остальные тоже начали заниматься лошадьми. Ваента отстранёно с лёгкой улыбкой смотрела на них и хотелось ей развести руками. Она представила, как забавно она бежит за всадниками в ночь... Нет, она бы добежала, нашла бы следы.Жаль только , что это было бы гораздо медленнее копыт. Внезапно девушка увидела перед собой протянутую руку. Гаира, улыбаясь одними глазами, смотрела с высоты. Ваента не знала, каким образом ей удастся оказаться на лошади тоже, но одно движение королевы и вот девушка сидела передней, как невеста, которую украли из дома вместе со всеми небольшими пожитками.Вчетвером на одной лошади! Вот это поездка! жаль она длилась не очень долго. Место нашли как-то сразу. Тара что-то сказала и скрылась в кустах. Ну... может приспичило.. бывает. Народ стал опять суетиться вокруг лошадей. Ваента поблагодарила Гаиру и отошла в сторону. Прохлада вызывала в ней некоторую эйфорию, вспыхивало ощущение свободы и отчуждённости. Северянка отпустила бельчонка, и он с готовностью забрался на ближайшее дерево и стал неразличим в ветвях.Хозяйка, запрокинув голову, смотрела ему вслед и мелодично посвистала в вдогонку. Она поняла, что снова задумалась и отвлеклась. Как раз вернулась Тара и уже почти развела костёр. Потом она, снимая шкурки с кроликов, принесённых ею, предложила кому-нибудь заняться готовкой. Кажется она очень устала. Финка поняла, что вокруг неё уставшие воины. Без разницы кто они - мужчины или женщины. Все утомились и телом и духом. А ещё они, наверно, хотят есть. Ваента глянула по сторонам, отошла несколько шагов и сорвала пучок крупных листьев с земли, не спеша отправилась к костру, где молодая амазонка умело стащила шкурку уже со второго грызуна. Ваента взяла тушку. Вроде никто не был против, кажется некоторые даже облегчённо вздохнули. Девушка взяла вторую тушку и отправилась к воде. Тут она выпотрошила и разделала кроликов - они были разной величины - один жирный, а второй гораздо меньше, и нужно было определить, как разделить мясо между всеми. Девушка решила, что кроликом поменьше она накормит мужчин, а большого разделит между женским населением. Немного подумав, она отрезала кусочек для себя немного меньше, чем остальным, а тот что остался побольше надумала отдать Гаире, всё таки ей нужно было есть на двоих. Около самой воды Ваента руками вырыла ямку, наплескала туда воды, помыла мясо, выплескала воду на землю - не хватало чтобы весть о свежем мясе спустилась вниз по течению.Потом прорыла ямку ещё чуть глубже и вытащила несколько комков глины. Прямо тут на берегу сорвала ещё немного пряных трав, натёрла ими мясо, завернула мясо в листьях и обваляла в глине. У кого-то из путников обнаружился небольшой котелок и его вежливо предложили Валле. Она с радостью придумала, куда его применить. принесла глиняные комки и положила их в угли с краю костра, запоминая где какой. А на самом костре сделала отвар из некоторых трав и яблок. Смотрелось очень мило, как она колдует над костром, бегает к воде и обратно, добавляет какие-то корешки. Кажется все собирались это есть, что девушку очень порадовало. Значит всё таки доверяют. Может они проще воспримут её присутствие, если будут знать, что "Валла" не так бесполезна, как кажется. Хотя бы может накормить. Тем более, что должно получиться вкусно - пряно и сочно От костра разрумянились щёки, она достала палочкой глиняные свёртки, обтёрла об траву и в подоле разнесла всем. Сама уселась неподалёку, поняла что уже почти совсем темно. ну, кто первый? [center] Гаира[/center]

Зена: Так народ сорри, но писать много пока нет времени совсем.... --------------------- НПС ГАИРА------------------------ Вся компания двинулась с поляны, искать более удачное место для ночлега. Удивительным было и то, что Эмилий и его друг Антоний пошли с ними. Тара вроде немного успокоилась, что не могла не радовать. Южанка отправилась за ужином, Гаира тем временем спустилась с коня, и помогла Валле. После новая знакомая отошла немного в сторону, возможно девушке нужно немного времени, чтобы привыкнуть к таким переменам. Тара вернулась довольно, быстро в отличным ужином, правда с готовкой были некие проблемы, хотя Валла решила помочь ей, оно и лучше, ведь сама Гаира была ужасным поваром, и сварганить, что-либо съедобное было просто не в ее власти, куда проще принять облик кошки и съесть мясо сырым. Однако, о таких подробностях никто не знал. Гаира улыбнулась Эмилию и Антонию, после перевела взгляд на Немезиду и подошла к подруге. Присев рядом королева добродушно взглянула богини в глаза, и заботливо спросила. - Ну как ты? – безусловно, она переживала за Немезиду, ведь она успела стать северянке подругой, с которой можно было просто поговорить. Кроме того в бою ее ранили, что тоже заставляло королеву переживать. Гаира еще некоторое время ожидала ответа Немезиды, а потом добавила. - Я понимаю, что их появления ( речь пошла о мужчинах в их компании) не радует вас с Тарой, но вы должны меня понять, Эмилий не просто мой знакомый, он спас мне жизнь…. Такое признание было весьма откровенным, поэтому королева говорила так тихо, чтобы слышать ее могла лишь Немезида. Гаира знала, что может доверять ей. Между тем мужчины сидели неподалеку, и разожги второй костер. [center]Немезида[/center]

Немезида: Идею о ночлеге поддержали все. Несмотря на то, что Немезида - богиня, и сон как таковой ей не сильно нужен, она была бы непрочь отдохнуть. Видимо, у нее полусмертная какая-то сущность, если олимпийка так часто может быть «похожа на человека». Мужчины поддержали идею, но также уточнили условия, что объединение произойдет всего на одну ночь. Немезида пожала плечами, ведь она в принципе была и не против. К тому же все эти колкости, которые могли наблюдаться ранее, уже прошли. Олимпийка уже просто-напросто стала забывать о личной неприязни к этим римлянам. Этот детский сад пора было заканчивать, взрослые люди как-никак, а ведут себя как не знай кто, обижаются друг на друга и злятся из-за какого-то пустяка. Тара решила опередить всех и оправиться вперед. Если ей так удобно, то почему бы и нет? В такой «кучке» уже как-то действительно возникает мысль об уединении. Придя на место, каждый стал выбирать себе дело. Немезида пока что стояла в стороне и наблюдала за всем происходящим. Все же девушка не так много умела, она была даже не уверена в своих кулинарных способностях, но признаваться бы в этом было стыдно, так как любой женщине присуще готовить. Но ведь это никогда не входило в планы олимпийки. Немезида умело управлялась с луком, нежели с какой-то кастрюлей, которая вот-вот выпадет у нее из рук. Богам все эти человеческие тонкости ни к чему. Но как и упоминалось ранее, девушка не призналась в этом никому, так как слегка испугалась, что ее засмеют. Может не все присутствующие, но большая часть так точно, а этого Немезиде уж точно не хотелось. Хотя кто знает, может она и умеет готовить, просто не пробовала раньше. Но девушка решила слиться с компанией, просто чтобы быть рядом, ведь были и те, кто пока ничего не делал, а лишь ждали ужин. Тара отправилась за хворостом, после чего вернулась с добычей, которая и являлась ужином для всех. «Ловко», - подумала про себя Немезида, когда заметила вернувшуюся амазонку. Олимпийка присела на камень, который оказался у нее на глазах. Оперевшись на руки, девушка наблюдала за происходящим. Новая знакомая, видимо, решила продолжить цепочку по подготовке к обустройству и ужину. Хотя сейчас, скорее второе. Валла быстро стала обрабатывать добычу амазонки. Немезида же сидела и просто стала наблюдать за костром, который горел уже довольно неплохо. Олимпийка даже и не заметила, как рядом с ней присела Гаира, но как только девушка почувствовала человеческое тепло, она обернулась и посмотрела в сторону подруги. - Ну как ты? Вершительница правосудия вздохнула, поджала губы, после чего просто улыбнулась: - Да так, вроде нормально, - ответила девушка. Немезида действительно была в порядке, за исключением одной маленькой детали. Олимпийка немного приподняла правую руку и посмотрела на свою недавнюю рану, заметив, что та почти зажила, но, тем не менее, рука еще не была до конца в порядке. Только вершительница правосудия не хотела грузить этим Гаиру, сейчас и других дел хватает, а рана без проблем заживет сама. - Я понимаю, что их появления (речь пошла о мужчинах в их компании) не радует вас с Тарой, но вы должны меня понять, Эмилий не просто мой знакомый, он спас мне жизнь…. Гаира стала говорить тихо, и Немезида смотрела на нее таким взглядом, будто они с амазонкой решали важнейшую задачу, хотя, может так оно и было. Когда Гаира договорила, олимпийка посмотрела вперед, затем опустила голову, после чего с улыбкой посмотрела на северянку. - Ты знаешь... мне в принципе не важно, будут ли они с нами в этом путешествии или нет. Мне, правда, все равно. Я не отношусь к ним негативно, а то инцидент я уже и забыла. Да и раз для тебя это так важно, я тем более не имею право что-то портить, да мне это и не надо, - Немезида посмотрела Гаире прямо в глаза и улыбнулась настолько искренне, что глаза олимпийки загорелись самым настоящим позитивом. - Ты то как?, - девушка посмотрела сначала на живот северянки, а затем вновь на амазонку. Еда уже была готова, так как Немезида услышала вопрос Валлы о том, кто первый захочет попробовать сегодняшний ужин. Новая знакомая разнесла всем все, что приготовила и уже было интересно это попробовать. [center]Антоний[/center]

Антоний: Место, выбранное для ночлега, было почти идеальным. Небольшая поляна была окружена стоявшими вокруг деревьями так плотно, что их кроны смыкались над головой, а судя по тихому журчанию, доносящемуся откуда-то со стороны, где-то совсем неподалеку был источник – речка или родник. Когда они остановились, Антоний спешился, небрежно бросил седельные сумки на землю и расседлал коня. Измученное животное благодарно ткнулось носом в его плечо, и он машинально потрепал его по шее. - Надо бы отвести лошадей к воде, - вполголоса заметил он, скорее размышляя вслух, чем обращаясь к кому-то конкретно. Эмилий согласно кивнул, и вскоре они уже были у ручья. Спустились чуть вниз по течению, напоили лошадей, вычистили их, насколько это было возможно. Антоний работал молча, сосредоточенно. Кони амазонок, непривычные к чужим рукам, подчинялись неохотно, но, последовав примеру их собственных лошадей, особых проблем не доставляли. Закончив и вернувшись в лагерь, они обнаружили, что на поляне уже горит огонь, а над ним хлопотали Валла и Тара, а рядом о чем-то тихо шептались Гаира и Немезида. Непохоже, чтобы кто-то здесь нуждался в их помощи, так что они устроились чуть в стороне. Эмилий развел небольшой костер, что было весьма кстати – до лета было еще далеко, и хотя днем уже было тепло, ночи все еще были холодными. Придвинувшись поближе к огню и украдкой наблюдая за происходящим, Антоний внезапно осознал, насколько он вымотан. С момента их бегства из Афин прошла почти неделя, и за все это время это была их первая настоящая передышка – до сих пор они не позволяли себе останавливаться больше чем два-три часа. Интересно, где сейчас их преследователи? Антоний надеялся, что они наконец-то отстали и потеряли их след, но как знать… В конце концов, он решил, что беспокоиться об этом бессмысленно. Если повезет – то «помогут» дикари и больше они их никогда не увидят, а если нет… Что ж, значит, так тому и быть. Тем временем Валла вытащила из костра какие-то свертки и начала разносить всем присутствующим. - Спасибо, милая, - коротко поблагодарил он, принимая из ее рук горячий сверток и принялся осторожно отколупывать кончиком ножа закаменевшую в огне глину. [center]Тара[/center]

Tara: Вернувшись с ночной охоты, Тара вдруг поняла, что ее сон, как рукой сняло. Она чувствовала усталость, но спать не хотелось, особенно в такой компании, в которой безопаснее не смыкать глаз. Она продолжала снимать шкуру с тушки несчастного кролика, осматривая лица своих друзей и недругов. Судя по молчанию Немезиды и Гаиры, девушки не сильно желали на время становиться кухарками. Антоний и Эмилий - мужчины, им как бы по статусу не положено заниматься готовкой. Но, в конце концов, они тут не на курорте, могли бы и проявить инициативу. Однако мужчины быстро слиняли, под предлогом отвести лошадей к ручью. И судя по времени, которое они там провели, римляне решили перестраховаться и помыть лошадей, дабы подольше не возвращаться в «лагерь». Тара тяжело вздохнула, понимая, что готовить, похоже, придется ей. Ну что ж, раз все изволили рискнуть своими жизнями, амазонка может попытаться что-нибудь сварганить. Однако не успела она приступить к разделки кроликов, как к ней подошла Валла и забрала тушки. Брови воительницы взлетели вверх, но так же стремительно опустились вниз. «Хочет готовить – пускай. Хоть какая-то от нее будет польза» - ворчливо подумала девушка. Она уже давно успокоилась и не злилась, однако от скверного настроения было сложно избавиться. Плюс ко всему, все здесь держались парами – Антоний и Эмилий, Гаира и Немезида, лишь Тара и Валла были какими-то отшельницами. А так как отношения у них не заладились с самого начала, воительница оставалась в стороне. Одиночка, как всегда. Удивительно, как можно быть среди людей и одновременно с этим быть одной. Тоже самое Тара чувствовала и когда находилась у амазонок, видимо, поэтому и ушла из племени. Когда руки освободились, а Валла полностью утонула в процессе готовки, брюнетка перевела свой взгляд на Немезиду и Гаиру. Девушки о чем-то шушукались, им было о чем поговорить. Они же знакомы давно, а Тару знают короткое время. Видимо поэтому решили не приглашать ее в свой маленький круг. Эмилий и Антоний тоже отделились от основного состава, разожгли неподалеку костер и о чем-то разговаривали. Мирная, тихая ночь, однако амазонка уже поняла, что она будет мучительно долгой. Наконец, с реки вернулась Валла и Тара принялась наблюдать за ней. Это по крайне мере было достаточно интересным и забавным, и отвлекало от пессимистичных мыслей. Молодая девушка колдовала у костра, используя котелок, глину и мясо в «приправе». Амазонку больше заботило то, чем именно эта юная леди обтерла мясо и что за корешки кидает в котелок. Не отравит ли? Однако начинавшего бурчать желудка это не волновало, поэтому рискнуть жизнью вполне можно было. Когда странное «блюдо» было готово, хозяйственная Валла раздала всем по свертку. -Спасибо. Сухо поблагодарила Тара девушку и даже выдавила из себя нечто на подобии улыбки. Дождавшись пока мясо слегка подстынет, амазонка развернула сверток и принялась есть. На удивление, кролик получился не только мягким, но и сочным, а так же пряным и жирным. В общем, воительница довольно быстро съела свою порцию и готова была вслед за этим проглотить свои пальчики. -Еще раз спасибо, Валла. Получилось очень вкусно. Уже более мягко и искренне проговорила брюнетка. Взгляд ее глаз потеплел, похоже, путь к сердцу лежит через желудок не только у мужчин, но и у женщин. Воительница подняла глаза к небу. Уже потемнело и, судя по всему время было позднее. Звезды бриллиантовой крошкой рассыпались вокруг яркого солнечного месяца. Птицы в лесу стихли, лишь сверчки нарушали прохладную тишину. Тара встала со своего места и, потерев ладони об юбку, предложила: -Думаю, ночью стоит дежурить. Так будет безопаснее. Если никто не против, я подежурю первой. Похоже, никто не имел ничего против, даже наоборот, идея дежурства ночью была превосходной. Не услышав не каких претензий, амазонка сдержанно кивнула и покинула лобное место. Она прошлась немного вперед, чтобы скрыться за деревьями и только после этого остановилась. Тара слышала потрескивание костра и легкие отголоски разговоров. Сейчас она чувствовала себя спокойно. Прижавшись спиной к дереву, амазонка стала осматриваться и прислушиваться на предметы опасности. Пока всё было тихо, и со временем воительница заскучала. Она достала метательный нож из сапога и начала крутить его в руках, как бы играясь. Однако даже это развлечение не развеяло скуку. Поэтому очень скоро глаза Тары начали слипаться, а с зевками и подавно было сложно бороться. Отодвинув ветку, амазонка тайком посмотрела на «лагерь», дабы убедится, что с мужчинами и женщинами всё в порядке. Кажется, даже никто не спал. Тяжело вздохнув, воительница оттолкнулась от дерева и, не спеша пошла вглубь леса, надеясь, что небольшая прогулка развеет сон. Тара не знала, долго ли она плутала в лесу, не уходя далеко от лагеря, на тот случай, чтобы придти на помощь свои друзьям в случае опасности, как в один «прекрасный» момент почувствовала жгучий «укол» в ногу, а затем шипение. От неожиданности брюнетка припала к дереву и угрожающе выставила вперед нож, однако поблизости никого не было. Взглянув на свою ногу, амазонка увидела две ровные дырочки из коих потихоньку начала сочиться кровь. Взгляд зеленых глаз тут же отыскал длинную змею около полтора метра в длину. Окраска ее была черная или темно-коричневая, и вроде бы были поперечные золотистые полосы. Хотя, Тара могла и ошибаться, так как змея поспешила удалиться, а вот сама девушка начала сползать по стволу дерева вниз. Если амазонка не ошибалась (а она достаточно плохо успела в темноте разглядеть змею), то ее укусила никто иная как Тигровая змея. «Только этого не хватало!» - мысленно заныла брюнетка. – «Везет, как утопленнику» Если дикарку укусила Тигровая змея, то жить ей осталось считанные минуты. Тара судорожно начала осматриваться в поисках каких-нибудь лечебных трав, хотя в медицине она разбиралась плохо. Откинув эту бредовую идею, воительница поднесла лезвия ножа к ранке и сморщила носик. Лишь сделав небольшой надрез, она убрала руку, поняв, что сама себя порезать не сможет… Да и толку? Как она извлечет яд? Если бы змея укусила в руку, тут было бы проще, а вот до ноги не дотянешься. Скорее всего, Тара случайно наступила на змею и та, естественно, атаковала. Вот такой вот парадокс. Лоб брюнетки начал покрываться испариной, что означало, что яд начал действовать. Амазонка не знала, что предпринять, поэтому лишь печально усмехнулась и коснулась затылком дерева. «Жаль, что Немезида не умеет излечивать раны…» [center] Эмилий [/center]

Массовка: После того, как мужчины и Гаира со своими подругами пришли на место ночевки, римляне решили удалиться у ручью, дабы напоить уставших и загнанных лошадей. Вместе со своим другом генерал «искупал» свою лошадь, а после вернулся в лагерь. Присаживаться к костру амазонок было не правильным, особенно если тебя не пригласили… Поэтому не долго думаю мужчина развел еще один костер по близости. Девушки находились в поле зрения римлян и в то же время были немного в стороне от них. Тара, так звали юную воительницу, чьей храбрости мог позавидовать каждый, отправилась на охоту за ужином, и вскоре после ее возвращения к амазонке присоединилась девушка, которую отыскала Гаира в лесу. Они обе , что-то колдовали возле костра, и вот долгожданный ужин готов. Получив свою порцию, Эмилий добродушно улыбнулся. - Спасибо вам, за ужин дамы – сказал он принимаясь за еду. Кролик был великолепный, мужчина был так голоден, что смолотил свою порцию за несколько секунд. А насытившись машинально провел рукой по животу и откинулся назад. В животе раздалось легкое благодарное урчание. В целом день оказался весьма не плохим, встреча с Гаирой, горячая схватка и сытный ужин. Да такие приключения останутся в их памяти надолго. Через некоторое время Тара сказала о том, что неплохо бы установить дежурство, мысль хорошая, но едва как Эмилий открыл свой рот, дабы предложить заступить на пост первым, как амазонка сама изъявила желание, что ж , возражать не было смысла. Как только Тара удалилась, генерал посмотрел на своего друга. - Думаю, что следующим должен быть кто-то из нас – легко улыбнулся он. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Ура, все и правда начали есть. И ура, получилось и правда неплохо. Ваента чуть ли не последней решилась попробовать собственную стряпню. Кажется, народу даже понравилось. Ну хотя бы, хоть чем-то я могу украсить своё присутствие Давно ей не приходилось готовить таким способом, но, видимо это перешло в рефлекс, который в нужный момент даёт о себе знать. Ваента была, прямо сказать, довольна. Время, вроде как шло ко сну, Воины решили дежурить. Трезвая мысль Первой ушла молодая амазонка, которая, кстати сказать, поблагодарила за ужин даже дважды. Казалось, она даже успокоилась или отвлеклась от своих мыслей и ушла дежурить спокойной размеренной походкой. Ваента ушла мыть котелок и с тихой улыбкой наблюдала, как силуэт Тары скрывается за деревьями. А не такая ты и вредная, когда спокойная. Хотя может просто... одинокая Подумав про одиночество, Ваента поёжилась, ей стало немного грустно. Она вернулась к костру и стала устраиваться спать. Ей не было холодно. Здешние прохладные ночи не могли сравниться с родными снегами, нисколько. Финка села под дерево, прислонясь спиной к огромным корням, они вздымались то тут, то там, образуя причудливые переплетённые узоры. Накрылась своей шерстяной накидкой, задумчивым взглядом обнаружила костёр. Огонь, такой же как и везде, такой одинаковый, что здесь, что дома. С ним рядом так уютно и так спокойно. Он греет. Для полного счастья не хватало только маленького мягкого тепла в руках. Ваента улыбнулась костру и окинула взглядом собравшихся. Всё спокойно. Болотного цвета глаза северной странницы поднялись к тёмному небу, пробежались по листьям и узловатым веткам. Она уже скучала по своему маленькому другу. Над привалом зазвучал тихий, но долгий свист. Тишина. Секунда, две, пять. И вот он маленькой серой тенью соскользнул с дерева в тёплые руки хозяйки. Набегался? Тихо тихо и ласково спросила Ваента у бельчонка. Посмотрела на него несколько секунд, заговорщицки подмигнула и спрятала под накидку. Теперь ей стало тепло и в душе. Вот он, самый любящий, который всегда приходит на зов, который ничего не требует, который веселит и может выслушать, маленький и совсем не человек, но кто может быть человечнее? Ваента не хотела спать, но приятные мысли, горячая еда и ещё люди, люди, которых она не видела уже пару недель, которые так запросто взяли её куда-то с собой - это всё так успокаивало. Перед глазами танцевал огонь и мысли уносились далеко далеко в небо и к звёздам. Не в силах поднять тяжёлые веки девушка сонно обещала себе, что выспится быстро и проснётся ещё до рассвета, в последний момент перед сном она успокаивала себя, что не одна здесь и хотя бы поэтому за ночь её никто не должен съесть. Бельчонок тихо шебуршал коготками по одежде, а позже тоже задремал своим чутким и неспокойным беличьим сном.

Зена: ------------------------НПС ГАИРА------------------ Получив положительный ответ Немезиды на свой вопрос, женщина мягко улыбнулась. В глубине души она понимала, что богиня не станет казаться слабой даже перед ней, ведь сама амазонка поступила бы так же. - Ты знаешь... мне в принципе не важно, будут ли они с нами в этом путешествии или нет. Мне, правда, все равно. Я не отношусь к ним негативно, а то инцидент я уже и забыла. Да и раз для тебя это так важно, я тем более не имею право что-то портить, да мне это и не надо…ты то как? Изумрудные глаза Гаиры сверкнули в легком лунном свете. - Приятно слышать … Немезида меньше всего мне бы хотелось доставлять вам с Тарой неудобства, но в жизни каждого есть люди, которые так или иначе повлияли на твою судьбу … - легка улыбка вновь появилась на лице северянки – раньше мне доводилось общаться только с Артемидой, которая стала для меня подругой, и тогда я не могла даже представить себе, что буду болтать с ее сестрой, и понимать, что Немезида стала мне так же дорога, как и моя наставница. – Гаира позволила себе коснуться рукой до богини, и ободряющей подмигнуть ей. Далее следовало ответить на вопрос. - Со мной все в порядке, малышка не дает забыть о ней, настоящая амазонка – немного смеясь добавила она. Далее северянка перевела взгляд на Тару, которая предложила весьма здравую идею, касательно дежурства. -Думаю, ночью стоит дежурить. Так будет безопаснее. Если никто не против, я подежурю первой. Гаира молча посмотрела на южную амазонки и про себя в очередной раз отметила самостоятельность и храбрость этой юной ( для нее ) особы. Тара собралась довольно быстро и единственное, что удалось сказать Гаире это: - будь осторожна… Тем временем мужчины доедали свою трапезу, а Валла устроившись, у костра по всей видимости решила отойти ко сну. Для нее тоже был трудный день, кроме того, всегда трудно влиться в столь большую компанию, за короткое время. Королева севера вновь посмотрела на Немезиду. - Извини, я сейчас… - далее ее путь продолжился до костра за которым сидели Эмилий и его друг Антоний. Женщина не стала присаживаться рядом, сейчас ей хотелось поговорить с Эмилием один на один. И это был скорее дружеский разговор двоих людей, поэтому она вежливо решила попросить Антония не обижаться. - Я украду у вас друга на пару минут – улыбнулась она. Эмилий не заставил себя ждать и поднявшись на ноги направился вместе с королевой в глубь леса. Их разговор состоял из воспоминаний прошлого, а так же из рассказов, что происходило с каждым из них до сегодняшнего дня. [center]Немезида[/center]

Зена: [center]Антоний[/center]

Антоний: Кролик получился превосходным; маленькая чужестранка умудрилась сотворить настоящее чудо, похоже, пустив в дело все, что оказалось под рукой. Антоний не видел, что именно использовала Валла в качестве приправ, но пряный вкус и терпкий аромат почему-то казались смутно знакомыми, и ему понадобилось несколько долгих минут, чтобы понять почему. Травы, росшие у ручья. Он приметил их, когда они с Эмилием возвращались в лагерь, даже сорвал несколько травинок на ходу, машинально растер между пальцами, чтобы убедиться, что это именно то, что он думает… Забавно, но ему никогда бы не пришло в голову, что их можно использовать как приправу. У них другое назначение… Антоний смерил долгим задумчивым взглядом Валлу, уже начавшую устраиваться на ночлег, потом отвернулся и выбросил эти мысли из головы. Девочка просто использовала то, что оказалось под рукой, вот и все. Тем временем Тара заметила, что ночью им стоит дежурить по очереди, и тут же вызвалась быть первой, а Эмилий сказал, что следующее дежурство стоит взять кому-то из них. Антоний и сам подумывал о чем-то подобном, поэтому согласно кивнул в ответ. - Тогда следующим буду я, - вполголоса произнес он. Возражений не было, и последующие дежурства распределились легко и быстро между всеми присутствующими. А вскоре Гаира подошла к ним и, мило улыбнувшись, отвела его друга в сторону. Несомненно, им было о чем поговорить… Антоний проводил их взглядом, потом завернулся в плащ и вытянулся возле костра. И почти моментально заснул – сказались усталость и солдатская привычка использовать для отдыха любую подвернувшуюся возможность. Когда настанет его очередь дежурить его, несомненно, разбудят. Но этого не произошло. Он проснулся сам словно от какого-то внутреннего толчка. Приподнялся на локте, огляделся. Неподалеку тихонько посапывала Валла, но кроме них двоих в лагере никого не было. Ни Тара, ни Эмилий с Гаирой еще не вернулись, а судя по тому, что ни один из костров не успел догореть до конца – времени прошло не так уж много… Эмилий и Гаира, конечно, могут говорить хоть до рассвета, искать их Антоний и не собирался, но амазонку, наверное, пора уже сменить. Странно, что она сама до сих пор не вернулась… Антоний потер глаза тыльной стороной ладони, качнул головой, прогоняя остатки сна, и решительно поднялся на ноги. Застегнул отложенный, было, в сторону пояс с оружием и направился в лес, в ту сторону, куда ушла амазонка. Он понятия не имел, где будет искать Тару, ничего кроме как пройтись вокруг лагеря, постепенно увеличивая радиус обхода, ему не пришло в голову. Единственное, на что он надеялся, это что Таре хватило ума не забредать слишком далеко. Он наткнулся на нее на третьем круге, когда уже начал беспокоиться всерьез. Девушка сидела под деревом, прислонившись затылком к стволу. Она там что, заснула что ли? Облегчение тут же сменилось раздражением, но даже оно не смогло полностью заглушить его тревогу… - Эй, ты что здесь делаешь? Неужели мое общество тебе настолько неприятно, что ты предпочитаешь бродить в темноте, вместо того чтобы вернуться в лагерь? – не без иронии поинтересовался он, подходя к Таре. Вблизи стала заметна бледность девушки, ее покрытый испариной лоб и побелевшие пальцы, напряженно сжимающие нож. - Что случилось? – уже гораздо мягче спросил он. – Тебе нехорошо? [center]Тара[/center]

Tara: Тара сидела на холодной земле и судорожно пыталась придумать, как ей спасти свою жизнь. К сожалению, гениальных идей не появлялось. Мысли, словно неуправляемый рой, метались и жужжали в голове. Вот только толку от этого было мало. Взгляд зеленых глаз вновь медленно скользнул по укусу, две аккуратные ранки постепенно начали темнеть по краям, а кровь приобретала какой-то не совсем нормальный оттенок. Тара чувствовала, что медленно, но верно слабеет и теряет силы. Но как это остановить или что нужно предпринять, она не знала. Была, конечно, одна мысль. Просто закричать. Она не так далеко ушла от «лагеря» и ее бы услышали, но амазонке было как-то даже стыдно просить о помощи. Тара уже который раз за день показывают свою беспомощность. То ее ранили в бою, то змея укусила… Определенно не самый удачный день. И может быть, воительница бы признала свою слабость, если бы в их маленьком «лагере» не было мужчин. Уж больно не хотелось показывать им, что все ее слова по поводу независимости и храбрости ничем не являются. Что она просто обыкновенная, слабая женщина. Внезапно Тара услышала отдаленный шорох и резко обернулась, выглядывая из-за дерева. Внимательный взгляд зеленых глаз пытался отыскать любой источник звука. «Не хватало мне еще одной змеи!» - недовольно размышляла брюнетка, хотя она отлично понимала, что никакой змеи больше не будет. Тут скорее дикий и жутко голодный зверь, который пришел на запах крови. Ладонь вновь уверенно сжала рукоятку ножа, вот только былая сила куда-то ушла. Тара с неким разочарованием осознала, что хватка уже совершенно не та. А значит, метнуть нож она врядли сможет, а уж попасть в цель тем более. Шорох стих, и амазонка перестала мотать головой, позволяя себе на некоторое время расслабиться. Она прижала затылок в стволу дерева и прикрыла глаза. Ей показалось, что на пару минут она провалилась в темноту. Может, она потеряла сознание, а может, просто уснула. В любом случае, очень скоро воительница вновь широко распахнула зеленый глаза, как только очередной шорох коснулся ее ушей. Это напоминало картинку из страшной байки, которые любят рассказывать амазонки перед сном, сидя у костра. Вот только Тара никогда в них не верила, а сейчас, словно, стала героиней одной из таких историй. Ей было сложно признаться даже самой себе, но сейчас брюнетка испытывал панический страх. Она совершенно не хотела умирать, а тем более такой глупой смертью. Однако ее опасения были напрасны. Или нет? Через пару минут к тому месту, где сидела Тара вышла знакомая фигура. По началу амазонка могла лишь различить темный человеческий силуэт, и без труда определить, что это мужчина. А потом, когда фигура приблизилась, воительница облегченно вздохнула. Это был Антоний. «Уж лучше б дикий зверь, чем ты!» - мысленно возмутилась брюнетка, но на самом деле, она безумно была рада, что именно он ее нашел первым, а не какой-нибудь волк или тигр. Уж те бы точно не стали с ней церемониться. Антоний явно был раздражен, что было вполне нормально, так как римлянин закипал, как вода в казанке, стоило бы Таре замаячить на горизонте. - Эй, ты что здесь делаешь? Неужели мое общество тебе настолько неприятно, что ты предпочитаешь бродить в темноте, вместо того чтобы вернуться в лагерь? Девушка невольно, но возмущенно закатила глаза и тяжело вздохнула. «Боги, не уже ли он всегда думает только о себе?» - думала воительница на его фразу про его же общество. Нет, ей вовсе не претило его общество, более того, она начинала скучать по их маленьким перепалкам. Но признаваться Тара в этом не собиралась. Более того, в данный момент, она решила нагло соврать. Ни к чему ему знать, что она оказалась настолько никудышной амазонкой, что наступила на змею и сейчас тихо мирно готовится к смерти. Переведя на Антония ироничный и скептический взгляд, брюнетка как можно бодро проговорила: -Я дежурю, разве не заметно? Или мне полночи провести стоя на ногах? – Как всегда в своей манере, фыркнула красавица, мотнув головой, чтобы волосы упали на щеки и скрыли их бледность. - Твое общество мне безразлично, так что сильно не обольщайся. «Ну почему? Почему меня не могла найти Гаира или Немезида? Почему именно ты?» - чуть ли не плача в мыслях возмущалась девушка. Ей совершенно не хотелось упасть в глазах этого мужчины. Хотелось и дальше поддерживать свою точку зрения, что она высказала ему при их первом «милом» разговоре. А сейчас придется просить… нет-нет, не просить, а принимать (!) его помощь. Внезапно Антоний уже более мягким и даже взволнованным голосом спросил у Тары, что случилось, а потом поинтересовался, хорошо ли она себя чувствует. Амазонка сквозь силу усмехнулась и подняла взгляд зеленых глаз на него, отчего волосы вновь разлетелись, и ее бледность при свете луны стала отчетлива видна. -Все хорошо, ничего не случилось… - ответила тем же мягким и спокойным голосом Тара, хотя на нее это было не похоже. Однако сейчас ей хотелось обмануть Антония, сделать так, чтобы он поверил ей и ушел. – Прошло мало времени, я подежурю еще. А ты иди, поспи… «Да, что это со мной?» - удивлялась сама себе брюнетка. С каких это пор она так мягко и спокойно разговаривает с мужчинами? С каких пор она вообще с ними разговаривает? Тара нахмурила брови и мотнула головой, прогоняя странные мысли. Свалив всё на то, что у нее уже начался предсмертный бред, амазонка подняла голову и посмотрела на римлянина. Ей приходилось смотреть на него снизу вверх, так как она сидела, а он стоял, но почему-то было жутко не приятно чувствовать его превосходство над ней. Когда мужчина уже было собрался уходить (или девушке просто это показалось), Тара поняла, что сглупила. Она не хотела умирать, но одновременно с этим не собиралась принимать помощь того, с кем она ругалась, как кошка с собакой. Однако всё же решила выбрать меньшее из зол, а точнее то, что безопаснее для жизни. -Подожди… - окликнула Антония Тара и тут же слегка замешкалась. – Да, мне не хорошо. Амазонка слегка приподнялась, как бы удобнее пытаясь сесть. На самом деле, она пыталась справиться с дискомфортом, который возник в душе, стоило ей лишь осмелиться говорить о своей проблеме. Но ведь другого выхода не было! Тем не менее, Тара опустила голову и больше не смотрела в глаза Антонию. -Меня укусила змея… И если я правильно поняла в темноте, это была Тигровая змея. Очень опасная и… смертельно ядовитая. [center]Эмилий( Ваента)[/center]

Антоний: с разрешения администрации вне очереди -Я дежурю, разве не заметно? Или мне полночи провести стоя на ногах? Антоний хотел, было, сказать, что нет, незаметно, но вместо этого лишь пожал плечами, пропустив мимо ушей и иронию Тары, и ее заявление, что его общество ей безразлично. У него не был ни сил, ни желания затевать еще один раунд словесного поединка, а именно к этому привело бы любое резкое или способное показаться амазонке резким слово. Глупости все это… Им с Тарой нечего делить, тем более что завтра они разойдутся каждый своим путем и, скорее всего, больше никогда не встретятся. И почему-то от этой мысли стало немного грустно… А в следующий миг девушка улыбнулась и уже совсем другим, куда более мягким тоном, столь резко контрастирующим с ее прежними, столь вызывающими манерами, сказала: -Все хорошо, ничего не случилось… Прошло мало времени, я подежурю еще. А ты иди, поспи… Антоний машинально кивнул, но не двинулся с места. Он и сам не понимал, что именно удерживает его, не позволяя повернуться и уйти. Непривычно мягкий голос Тары настораживал, а еще больше его настораживал ее вид - эта ее неестественная бледность. Хотя, быть может, это всего лишь лунный свет выбелил так ее лицо, сделав амазонку похожей на тень, выпорхнувшую из царства Аида… В любом случае, девушка ясно дала ему понять, что не нуждается в его обществе, и Антоний не считал себя в праве навязываться. Хочет дежурить дальше – что ж, кто он такой, чтобы спорить? Раз таково желание Тары, то ему, наверное, действительно лучше уйти. Он шагнул, было, в сторону, собираясь так и поступить, но тут амазонка остановила его: -Подожди… Да, мне не хорошо. Меня укусила змея… И если я правильно поняла в темноте, это была Тигровая змея. Очень опасная и… смертельно ядовитая. Проклятье, женщина, и ты все это время молчала? Не доверяла что ли? Хотя… С какой это стати ей ему доверять? Антоний невнятно выругался, затем несколькими быстрыми шагами пересек разделявшее их расстояние. - Дай, посмотрю, - сказал он, подойдя вплотную к Таре и окинув девушку цепким взглядом, и почти сразу увидел кровь на ее ноге, не замеченную ранее. Присел рядом на корточки, уперевшись коленом в землю, и, не дожидаясь разрешения, коснулся ее голени, кончиками пальцев осторожно исследуя повреждение. - И как давно это произошло? – спросил он, уже зная ответ. Судя по отеку, никак не меньше пятнадцати-двадцати минут, а это значит, что пытаться отсасывать яд бессмысленно. Это нужно было делать сразу, в первые же минуты, а теперь слишком поздно. Яд уже в ее крови, отсюда и эта ее бледность, и тихий голос. Да ей просто трудно дышать! И если он ничего не сделает, то она просто-напросто умрет у него на руках, а у него нет необходимых антидотов, только… Только корень цикламена, который Эмилий невесть из каких соображений (отравить что-ли кого собирается?) бросил в одну из седельных сумок, да таволга и бессмертник, растущие у ручья. Лучше, конечно, чем совсем ничего, но против яда тигровой змеи, да еще почти полчаса спустя… Этого может оказаться недостаточно. Впрочем, выбирать не приходится, а значит, нужно использовать то, что есть, и молиться всем богам, чтобы они пожалели эту глупую девчонку… - Тара, - вполголоса позвал он, впервые за все время их недолгого, но столь бурного знакомства, назвав амазонку по имени, - мы должны вернуться в лагерь. Нельзя медлить, на счету сейчас каждая минута. Я знаю, как поступают в таких случаях, меня научили этому на востоке, в Сирии, там полно змей и куда более опасных, чем местные, но здесь, в темноте, я ничего не могу сделать. Помоги мне и позволь мне помочь тебе.

Tara: Атоний постоянно молчал, пока Тара безустанно говорила. Лишь иногда он пожимал плечами и кивал головой. Чтобы это означало? Как бы амазонке хотелось знать, но, увы, читать мысли она не умела. Римлянин сдавал позиции, не отвечал воительнице колкими словами или иронией, как это постоянно делала она. А может, этим он только выигрывал? Нужно было иметь много мудрости и сдержанности, чтобы промолчать, когда Тара огрызается. Но в один момент она перестала это делать. И видимо это слегка насторожило Антония, но он все же решил уйти. Амазонка его остановила, понимая, что он единственный и, возможно, последний ее шанс. Ниточка к жизни. Тара призналась, что ее укусила ядовитая змея. Конечно же, римлянин не стал уходить, вместо этого он невнятно выругался и быстрыми шагами преодолел короткое расстояние. Воительница слегка нахмурилась на его ругательства, не понимая, что они означают, но больше ее удивило то, что они ее нисколько не раздражают. Обычно она всегда готова дать колкий ответ, а тут ей даже как-то польстило что ли… Хотя, может он выругнулся потому, что теперь ему придется с ней возиться, а особого желания нет? Все подобные мысли испарились, когда мужчина практически вплотную подошел к Таре и окинул ее оценивающим взглядом. Почему-то под этим взглядом амазонка почувствовала себя слегка неуютно и смущенно, однако постаралась скрыть сей факт. Да и бледность ей в этом помогла. Антоний присел на корточки и без какого-либо разрешения коснулся ее голени. Тара вздрогнула… Она не привыкла к чужим прикосновениям, особенно когда ее касается мужчина. Такого вообще никогда не было. Но стоило признать, что руки у него были теплые и, не смотря на то, что он хорошо орудует мечом, ладони были нежными. Антоний пальцами осторожно исследовал ее ногу на повреждения, а амазонка, как завороженная, следила за этим процессом и концентрировалась на своих ощущениях. Ей не было больно, наоборот, кожа вокруг раны онемела, и девушка практически ничего не чувствовала. С профессионализмом лекаря Антоний спросил, как давно это все произошло, причем тон был такой, словно он итак знает ответ на свой вопрос. Тара все же решила ответить: -Около получаса назад, я думаю… Голос ее был тихим и едва слышимым, хотя самой воительнице, казалось, что она говорит вполне нормально. Однако она не могла не признать, что чувствует себя странно. Ее кидает в жар, а потом резко становится холодно… Причем последнее пугало больше всего. Ведь брюнетка отлично знала, что если ты чувствуешь холод, значит, смерть близка. Она не раз слышала от умирающих амазонок, что им холодно. И вот теперь оказалась на их месте. Внезапно у Тары закружилась голова и она откинулась назад, пытаясь, справится с темнотой, что тянула ее в неизвестную бездну. Ей с трудом удалось не упасть в обморок, стало трудно дышать. Словно на грудь ей положили тяжелый камень, и каждый вдох давался с трудом. Сквозь необъятный туман, в который ее засасывало, Тара услышала свое имя. Это Антоний обратился к ней, и девушка усмехнулась, подумав, как необычно приятно звучит ее имя из его уст. А может ей так кажется, потому что она уже бредит? В любом случае, Тара переборола себя и открыла глаза. Взгляд ее был слегка потерянный, но она все же смогла сконцентрировать его на римлянине. Антоний пытался донести до амазонки то, что им нужно вернуться в лагерь, что нельзя тянуть и дорога каждая минута. Он пытался успокоить воительницу, говоря, что знает, как поступают в таких ситуациях. На востоке в Сирии, где обитает множество змей намного опаснее тех, что обитают в Греции, Антония научили справляться с ядом. Но в темноте он не сможет ей помочь. Тара смотрела растерянными и туманными глазами на мужчину, не зная, что ему на все это ответить. Она лишь улыбнулась, пытаясь его успокоить. Как странно ощущать, что он волнуется за нее. А ведь это было на самом деле так. Какой бы не была Тара слепой, но она видела и ощущала его тревогу. -Помоги мне и позволь мне помочь тебе. Тихая, но многозначительная фраза слетела с губ Антония. Амазонка почувствовала, как внутри у нее что-то сильно сжалось. Он просил ее доверится ему… Это было тяжело. Она никогда не верила мужчинам и не собиралась этого делать. Ей было страшно. Тара совершенно не знала Антония, а те короткие моменты их знакомства были не самыми теплыми и нежными. Так что доверять ему у нее не было поводов. Да даже если бы были, Тара не просто гречанка, она амазонка. Брюнетка внимательно посмотрела в глаза Антония и закусила губу в размышлении. Она молчала, пока не решаясь что-либо ответить. А время шло. Антоний прав, каждая минута могла быть на счету, и нужно было что-то делать. Внезапно в голове прозвучал до боли знакомый и мудрый голос Гаиры:«- Тара…на севере несколько другие законы, думаю, ты сама знаешь об этом, и для меня, как и для моих сестер принять помощь от мужчин всегда было неким оскорблением, ведь тем самым они считают нас беспомощными. С другой стороны,…возможно, это сейчас будет выглядеть глупо, но я считаю, что иногда этим правилом можно поступиться, если их помощь может спасти несколько жизней дорогих нам людей. И у всего есть конец, амазонки сильный и своенравный народ, но они тоже иногда бывают слабыми и нуждающимися в помощи людьми» Тара мысленно фыркнула, как она не любила, когда кто-то был прав. А Гаира тогда была действительно права. Принять помощь от мужчины это некое своеобразное оскорбление для амазонки, ведь именно эти женщины стремились к независимости и самостоятельности. Но стоит ли быть настолько гордой, чтобы пожертвовать собственной жизнью ради идеалов амазонок? Конечно, если Тара доверится сейчас Антонию, она не спасет миллионы жизней, но возможно она спасет себя… Парадокс, вот и она стала слабой и беспомощной. Это все боги пытаются ее проучить и доказать, что слова Гаиры очень мудры и Таре нужно было прислушаться к ним. Не отрывая взгляда от Антония, воительница тяжело вздохнула: -Хорошо… - тихо проговорила амазонка, словно, боясь, что кто-то еще услышит ее согласие. Однако тут же, пока мужчина не успел приступить к действиям, брюнетка остановила его жестом руки и очень серьезно посмотрела ему в глаза. - Но у меня есть два условия. Первое – ты сделаешь это безвозмездно. Я никогда ничего тебе не буду должна. И второе… ты забудешь это, как сон. Ничего не было, ты будешь хранить это, как страшную тайну до конца своих дней. И только посмей кому-нибудь проболтаться… Иначе, мне придется тебя убить! Последнюю фразу она проговорила, уже улыбаясь, как бы подшучивая над ним, что она его убьет. На самом деле, ей было достаточно неловко просить Антония об этих двух условиях, но только так она могла принять его помощь. Она не будет ходить у него в должниках, а он никогда и никому не расскажет о том, как несносная амазонка попала в беду и оказалась совершенно беспомощной. Тяжело вздохнув, Тара обхватила Антония за шею. Это далось ей с огромным трудом. Но душевные муки ни что по сравнению с физическим. Когда римлянин помогал ей встать, амазонка почувствовала адскую боль в районе укуса. Мало того, у нее жутко закружилась голова, и потемнело в глазах, так что если бы ее не поддерживал Антоний, она бы точно рухнула обратно. Немного подождав, пока звездочки в глазах рассеются, они вместе с мужчиной сделали попытки двинуться в сторону лагеря. Однако каждый шаг давался Таре с ужасным трудом. Нога жутко болела, и амазонка едва сдерживала слезы боли. Антоний понял, что такими темпами они лет через двадцать только доберутся до лагеря, поэтому ловко взял брюнетку на руки и быстрыми шагами двинулся к месту их всеобщей «остановки». Описанные мною действия Антония обговорены с игроком. [center]Антоний или Эмилий[/center]

Массовка: Эмилий вместе с Гаирой продолжали гулять по лесу, беседую на различные темы. Их путь привел к небольшому озеру, возле которого они остановились, любуясь красотой этих мест. Последний рассказ Гаиры о своей жизни вызвал немного грустную улыбку на его лице. Ни каждый раз слышишь от своего друга, что ему придется покинуть этот мир, будучи под явным покровительством богини. Он считал это некой глупостью, но спорить с королевой амазонок, это все равно, что броситься под табун испуганных лошадей. Поэтому он решил поддержать свою подругу. Рука мужчины неловко коснулась плеча женщины, а взгляд устремился в эти яркий изумрудного цвета глаза, в которых запросто можно утонуть. - Гаира до встречи с тобой, я считал амазонок глупыми и слабыми, но после той встречи понял, что вы сильный и храбрый народ, который борется за свои права и за место под солнцем. Я не знаком с другими предводительницами вашего «вида», но уверен они так же заботятся о своем племени, как ты о своем. – вновь улыбнулся он. Внутри, стало, как-то тепло, что настораживало самого генерала, конечно, женщины всегда привлекали его, но вот Гаира, к ней он старался относится как положено, по статусу и званию, посему столь трепетные чувства по отношению к королеве могли навредить их дружбе. Рука Эмилия медленно опустилась вниз и более не касалась бравой амазонки. - Я все же надеюсь, что ты найдешь способ и останешься в нашем мире немного дольше – ободряюще улыбнулся он. Вся неловкость ситуации, создала небольшое напряжение между ними, и только сама амазонка могла повлиять на ситуацию. Конечно, мужчина сдерживал порывы нежности, которые внезапно возникали по отношению к Гаире, но разум все же преобладал в данной ситуации. [center]Антоний, Ваента[/center]

Vaientaa: Сны постепенно наполнялись жуткой неразберихой, Ваента во сне хмурилась, но тут бельчонок беспокоился, он не спал уже давно, но из под накидки не вылезал, а тут стал выкарабкиваться оттуда. Ваента в полудрёме шептала ему что-то успокаивающее и снова закрывала глаза. Закрыв глаза Ваента начала думать, и может поэтому сон начал отступать. Она открыла глаза и осмотрелась, почему-то сразу она никого не увидела, но не удивилась, ей могло быть их просто не видно. Она села, выпустила бельчонка, помотала головой, чтоб стряхнуть с себя остатки сна. Финка снова посмотрела по сторонам, но и в этот раз никого не увидела. Вообще никого! Нет, кто-то из них мог находиться на дежурстве, Ваента не поняла, сколько именно она спала, и не слышала, кто должен быть дежурным в следующий раз. Ну не все же. Flock oli mennyt metsästys? ('Стая ушла на охоту?') - прошипела девушка, хмурясь. Какие забавы нашли воинов было неизвестно, и Ваента удивлялась - если бы всем угрожала опасность, её бы либо предупредили, либо уже съели или убили, а если всё хорошо, то где все? Вещи все были на месте и кони неподалёку. Ну по крайней мере врятли они отправились дальше так... налегке - коварно улыбнулась северянка. Ей так захотелось сделать что-то мерзкое к тому моменту, как кто-нибудь вернётся. Она переборола это желание, решив подождать ещё. Достав нож из ножен у пояса, она отодрала от дерева тонкую ветку и села ближе к костру, подобрав ноги под себя. Девушка сидела и строгала ветку ножом, делая конец острым. Движения её были резки и сосредоточенны, сама она вся собралась, наклонила голову, и выглядела дико, чуть ли не по звериному. Нет, леса она не боялась, он-то её как всегда просто настораживал, потому что был большим и незнакомым. Её расстраивало то, что люди, которые вроде как взяли её с собой, вроде бы пообещали защиту, ну как минимум на эту ночь - все они куда-то делись даже не сказав. Расправившись с веткой, Ваента выкинула её в сторону, встала и прошлась несколько раз в стороны. поразмыслив, она отошла от костра, скрылась в темноте, переплетающейся с нижними ветками деревьев, нож она убирать не стала. Она подкинула его, нож поднялся на полметра и, вращаясь, опустился прямо в ладонь владелице, она снова крепко сжала его. Да, воины многого о ней не знают. Финка ещё удостоверилась, что не зря не назвала своего настоящего имени. Недалеко послышались какие-то шорохи и Ваента прильнула к стволу большого дерева, стала почти неотличимой от него, в руках девушка всё так же сжимала нож - на всякий случай, и была готова к атаке, если потребуется.

Антоний: Яд действовал быстро, слишком быстро. Его попытку достучаться до разума девушки можно было смело списывать со счета; судя по затуманенному взгляду Тары, она была уже не в состояние воспринимать смысл сказанного. Но нет, это впечатление оказалось обманчивым – длинные ресницы дрогнули, и в следующий миг, когда Тара посмотрела ему прямо в глаза, ее взгляд был вполне осознанным. Амазонке пока удавалось балансировать на грани, сохраняя ясность сознания. Она даже ему условия ставит… Боги, да за кого она его принимает? Нет, он, конечно, знал, что римлян в этих краях особо не жалуют, да и он сам невольно подлил масла в огонь… Да, наверное, он это заслужил. Не смотря на серьезность ситуации, Антоний невольно улыбнулся в ответ. - Конечно, - так же тихо ответил он. – Твоя «страшная тайна» станет пеплом на моем погребальном костре. А теперь давай выбираться отсюда. Сказать оказалось проще, чем сделать. К его удивлению, Таре хватило сил чтобы, пусть и с его помощью, но почти самостоятельно подняться на ноги. Она даже попыталась идти, но буквально через несколько вымученных шагов, Антоний мягко, но решительно пресек эти ее попытки – поднял на руки, прижал к себе и зашагал в сторону лагеря. На поляне по-прежнему весело потрескивал огонь, но никого не было. Даже мирно спавшая, когда он уходил, Валла куда-то запропастилась. Проклятье! - Немезида, Валла, куда вы все подевались?– позвал он, подходя к костру и опустив Тару прямо на землю. – Мне нужна ваша помощь! Оглядываться, чтобы посмотреть, услышал его кто-то или нет, он не стал. Вместо этого как мог удобно усадил Тару, осторожно коснулся ее лба кончиками пальцев. Кожа девушки была прохладной и влажной. При свете костра ее пострадавшая нога выглядела даже хуже, чем он ожидал; неестественно алая кровь продолжала сочиться из ранки, а отек вокруг уже начал принимать лиловый оттенок. Проглотив очередное ругательство, он поставил на огонь котелок, плеснул в него воды из чьей-то фляги, валявшейся неподалеку, потом буквально вложил флягу в руки Таре. - Попей, даже если не хочется. Твоему организму в ближайшие часы потребуется много воды. Нужный сверток с корнем нашелся сразу, но пока вода не закипела, толку от него было немного. Антоний бросил тревожный взгляд на Тару. Оставлять ее одну, даже ненадолго, не хотелось, но если в ближайшие пару минут никто не вернется, ему придется это сделать, ведь нужные травы растут у ручья. [center]Гаира/Немезида[/center]

Зена: Гаира и Эмилий уже далеко ушли от лагеря, но это нисколько не пугало женщину, ведь будучи на половину зверем, ей не составит труда найти дорогу обратно, но сейчас не об этом. Парочка шла, медленными не торопливыми шагами и беседовала на различные темы, Гаира же поделилась с Эмилием грядущими в ее жизни событиями. Она, конечно не сама стала вводить его в курс дела, просто весь их разговор плавно перетек в эту, не очень приятную для обоих тему. И если сама амазонка давно смирилась с этим, то Эмилий был шокирован сей новостью. Его рука медленно легла на плечо северянки, от чего та слегка вздрогнула. Инстинкт говорит ей сломать руку, этому наглецу, а воспитание и осознание того, что это ее верный друг просто не позволило сделать это. Хотя…могли быть и другие причины столь легкой дрожи. Слова мужчины о силе амазонок, заставили Гаиру улыбнуться, Эмилий знал, как поддержать друга. - Спасибо – тихо ответила она и посмотрела на римлянина, глаза которого смотрели в ее. Не ловкая пауза повисшая в воздухе и ощущение тепла, где-то внизу живота, настораживали амазонку, прежде она испытывала подобное лишь раз и то по отношению к отцу своего ребенка. Рука Эмилия немного неловко опустилась вниз. - Все зависит от того, когда меня призовет Артемида, друг мой…. – поджав губы, сказала она. И впрямь было немного не ловко, но женщина решила взять ситуацию в свои руки. - Эмилий…ты хороший человек, из всех ранее встречавшихся мне римлян ты самый воспитанный и интеллигентный, такие качества могут подкупить многих…-выдержав некую паузу она продолжила – Я благодарна судьбе за то, что в тот роковой для меня день, ты оказался рядом. – мужчина слегка смутился – И если я не ошибаюсь , я так и не смогла отблагодарить тебя… Не торопясь Гаира сделала один шаг к нему, после чего ее губы, нежно коснулись немного, щетинистой щеки генерала. - Нужно возвращаться в лагерь, и постараться отдохнуть перед завтрашним днем. Оба направились в сторону лагеря. Спустя несколько минут, среди густых веток деревьев можно было наблюдать их костер. Однако, в тени одного дерева Гаира заметила, некое шевеление. Бросив пронзительный взгляд в сторону, она разглядела прижавшуюся к стволу дерева Валлу. - Хм… Подойдя с сзади, так, чтобы девушка их не заметила, Гаира шепотом спросила ту. - Ждешь смены караула? …. [center]Немезида[/center]

Немезида: И вновь каждый определил для себя функции. Тара ушла дежурить, Гаира и ее знакомый Эмилий тоже куда-то пошли. Остались только Валла и Антоний, с которыми Немезиде сейчас не особо хотелось вести какие-то разговоры. Точнее, ей просто не хотелось беспокоить этих людей, ведь смертные устают, да и ночью наступает время для сна. Сама же олимпийка спать совершенно не хотела. Да, возможно она и могла испытывать что-то, похожее на усталость, но это было всего лишь маленькое переутомление после боя. Да и усталость эта прошла также быстро, как и появилась. Сидя на камне, Немезида наблюдала за костром, после чего обратила внимание, что Валла и Антоний уже готовятся ко сну. Богиня решила, что не будет сидеть на месте, а также, как и некоторые пойдет и прогуляется, только в другую сторону, нежели Тара, Эмилий или Гаира. Тихонько приподнявшись, вершительница правосудия еще раз окинула взглядом Антония и Валлу, после чего направилась в сторону леса. Медленно идя, Немезида была в каких-то размышлениях, было похоже, что она витает в облаках, хотя на самом деле, ее мысли ничего не занимало. Лишь один раз она вспомнила слова, которые сказала Гаира. Амазонка говорила, что ей меньше всего хотелось бы доставлять неудобства Таре и самой Немезиде, но больше всего в памяти отпечатались слова о том, что вершительница правосудия стала не просто знакомой для Гаиры, она стала ей дорога не меньше, чем Артемида. Вспомнив это, Немезида улыбнулась слегка вздохнув. Это было приятно. Дружба всегда вызывала радость в глазах олимпийки, ведь таких людей у нее было не так много. У жителей Олимпа в принципе друзей-то редко наблюдалось, скорей только семья и не более того. Сделав еще буквально шаг, Немезида почувствовала легкое дуновение ветра. Из-за этого волосы немного стали прикрывать лицо. Олимпийка убрала прядь, после чего вспомнила о своей руке, которая недавно была ранена. В темноте хоть и было плохо видно, но из-за того, что луна достаточно ярко освещала это место, Немезида разглядела, что рука теперь полностью здорова, рана зажила и теперь все в порядке. Девушка стала поворачивать руку, смотря то на ладонь, то обратно, словно искала у себя еще какие-либо ранения, но таковых не было, и это радовало. Остановившись, вершительница правосудия просто прислушалась к тому, что можно было услышать в лесу. Было невероятно тихо, лишь изредка слышалось легкое шуршание листьев, птицы уже мирно спали, поэтому их не слыхать. Немезида задумалась о том, что все же рада знакомству с каждым из тех, кто сейчас был лагере, ну или почти был. Все равно эти люди достаточно добры, благородны и очень дружелюбны. В такую компанию не каждый день можно попасть, и девушка была рада, что однажды не отказалась помочь Гаире и пойти вместе с ней. Но каждую минуту, Немезида переживала за подругу, сейчас олимпийка была словно защитой для северянки. Не хотелось оставлять амазонку ни на секунду, ведь мало ли что может случиться. Римлянам богиня, конечно, могла доверять, ведь Гаира знает их не первый день, особенно Эмилия, но все равно. Как говорится - доверяй, но проверяй. И вдруг до ушей Немезиды донесся знакомый голос. Это был Антоний, который выкрикнул имя олимпийки и Валлы, при этом слышалось, что ему нужна помощь. В ту же секунду в голове богини Олимпа пронеслись самые ужасные мысли. А вдруг на лагерь вновь напали дикари? Вдруг все настолько плохо, что все ранены и уже лежат, ожидая смерти? «Да что со мной такое??», - девушка тряхнула головой и быстрым шагом направилась в сторону лагеря. Вершительница правосудия поняла, что все ее мысли были глупыми, ведь если бы дикари напали, она бы обязательно это услышала, у Немезиды такое ощущение опасности было хорошо развито. Вернувшись в лагерь, девушка сразу обратила внимание, что Антоний сидит и чем-то занимается, непонятно чем. И зачем тогда он звал на помощь? Было не ясно. Но подойдя еще ближе, олимпийка обратила внимание, что на земле лежит Тара, а нога ее находится в крови, при этом уже не красной, а какой-го темного цвета. Глаза Немезиды расширились, сердце забилось чаще, и девушка не думая подошла и упала на колени перед амазонкой, взяв ту за руку. - Тара, Тара..., - богиня перевела взгляд на Антония с таким переживательным, что могло показаться, что слезы сейчас просто автоматически польются из глаз. - Что произошло? Не зная почему, но девушке показалось, что всему виной была перепалка Тары и Антония несколько ранее, и внезапно в голову влетела мысль, что именно он мог причинить ей боль, ранив. Немезида мимолетом посмотрела на рану, затем дотронулась рукой до лба амазонки. Та была холодной, но одновременно и горячей. - Что ты наделал? , - не поворачиваясь в сторону мужчины, проговорила олимпийка, уже слегка нахмурившись. Она была уверена, что это он ранил Тару, несмотря на то, что та тоже не промах, но вдруг неловко оступилась или что-то в этом роде, что последовала за собой удар со стороны римлянина. Да и неважно уже как. Вершительница правосудия даже не думала о другой причине, ее мысли заняла только эта. - Тара, очнись, - словно умоляла Немезида. Целительными свойствами Немезида не обладала, хотя... Она ведь просто могла никогда не пользоваться этим даром, вдруг она на сомом деле умеет исцелять? Все боги вроде как имеют такую способность, чем хуже вершительница правосудия? Ничем. Просто сейчас Немезида до того растерялась, она испытывала ужасное волнение, и в то же время ненависть к римлянину, ведь уверенность в том, что во всем виноват именно он - еще не исчезла. [center]Антоний[/center]

Tara: Когда Антоний решительно взял ее на руки, у Тары не было сил даже на сопротивление. Будь она в более здравом состоянии и уме, амазонка, конечно же, начала бы сопротивляться и плеваться ядовитыми словами. Но сейчас она бездействовала и даже готова была благодарить его за оказанную помощь, ведь тащить ее на себе было наверно тяжело. Чтобы не соскользнуть и не упасть, воительница обняла римлянина за шею и положила голову ему на плечо. Мужчина в свою очередь тоже крепко прижал девушку к себе, отчего та почувствовала приятное тепло, исходящее от его тела. Практически в тут же секунду зеленоглазая красавица отключилась, но последней её мыслей было то, что достаточно приятно находится в его руках или даже объятиях. Тара была рада, что Антоний дал ей слово, что никому не расскажет об этом случае. И пускай его слова были в мягкой шуточной форме, сопровождаемые милой улыбкой, амазонка почему-то поверила ему с полной уверенностью. Хотя, это не в ее правилах. Сколько времени она провела без сознания, Тара не знала, но очнулась она от громкого зова Антония, который звал Немезиду и Валлу. Когда длинные ресницы амазонки дрогнули, и глаза медленно приоткрылись, темноволосая девушка обнаружила, что они пришли. В ту же секунду Антоний посадил ее на землю прямо возле костра. Тара даже не смогла усидеть, тут же упав полностью на землю. На секунду она прикрыла глаза, а потом, прогоняя навязчивую темноту, вновь распахнула их. Возле костра никого не было. Гаира, Эмилий, Валла и Немезида куда-то ушли. «Может, с ними что-то случилось?» - взволнованно подумала Тара, замечая, как Антоний вновь приближается к ней. Мужчина помог амазонке вновь принять сидячее положение, а затем осторожно коснулся пальцами ее лба. Воительница с ужасом осознала, что силуэт римлянина расплывается, а ведь он так близко. Тара тут же отвела глаза, но, почувствовав, жуткую тошноту прикрыла их вовсе. Антоний начал крутится возле костра, ставя на него котелок и наполняя его водой. Позже он вновь подошел к амазонке и вручил ей в руки флягу с водой, заставляя пить, даже если ей этого не хочется. Аргументировал он это тем, что организму Тары в ближайшее время понадобиться много жидкости. Воительнице на самом деле было плевать, что ее организму там требуется, она жутко хотела пить, поэтому тут же припала к открытой фляге и жадно начала глотать воду. К сожалению, напилась она достаточно быстро, но встретившись с хмурым взглядом Антония, начала заставлять себя пить воду вновь. Когда Тара почувствовала, что если сделает хотя бы еще один глоток, ее вывернет наизнанку, она отложила флягу в сторону. Брюнетка посмотрела на римлянина, они все еще были одни, а взгляд мужчины был настолько взволнованным, что амазонка сама начала за себя переживать. -Всё в порядке, мне уже лучше. С мягкой улыбкой соврала воительница, пытаясь хоть немного успокоить Антония. Ей совершенно не хотелось, чтобы он волновался за нее, переживал и пытался спасти. Может, ей и вовсе уже не помочь. Тара прикрыла глаза, вновь проваливаясь в эту жуткую темноту, которая так и пыталась обхватить ее своими цепкими лапами. Там было очень холодно, тело дрожало непроизвольно… Дыхание постепенно стало слабым. Сквозь эту темноту, амазонка почувствовала нежное прикосновение к руке, а затем дивный голос, который звал ее… Воительница хотела ответить, но голос и губы не слушались ее. Вокруг была только темнота. Больше Тара ничего не слышала. [center]Антоний или Эмилий[/center] Я думаю, есть смысл подправить очередность и поставить Антония либо после меня, либо после Эмилия, так как Немезиде нечего будет писать в своем посте, так как основном она обращается к Антонию, а ответа не получит.

Антоний: Судя по тому, с какой жадностью Тара пила из предложенной фляги, в его наставлениях она не нуждалась; тело амазонки само знало, что ему нужно в первую очередь. Что ж, по крайней мере, обезвоживание он предотвратил вовремя. Осталась малость – помочь ее организму справиться с ядом, но это проще сказать, чем сделать. Антоний с тревогой посмотрел на Тару, разумеется, ни на грош не поверив, что ей действительно стало лучше (с чего бы это? водой столь сильный яд из организма не вывести…), потом оглянулся. Если кто и слышал его зов, то не очень-то торопился на помощь. И чего это всем не спится? На приключения потянуло? Такое впечатление, что только он один считает, что бродить ночью здесь, так близко от поселений дикарей, – не самое умное занятие… Тем временем вода в котелке начал закипать. Антоний осторожно развернул цикламен и, стараясь не прикасаться к корню руками, начал мелко крошить его прямо в воду. За этим занятием его и застала Немезида. Девушка тут же бросилась к Таре, потом, заметив, что амазонка не в состояние отвечать на ее вопросы, переключилась на него: - Что ты наделал? Обвинение было настолько нелепым, что Антоний даже как-то растерялся в первый момент. - Ничего, - как мог спокойно ответил он. – Я ничего ей не сделал, наоборот, я пытаюсь помочь. Не тормоши ее, так ты ничего не добьешься. Просто побудь с ней, мне сейчас нужно отойти, и я бы очень не хотел оставлять ее одну в таком состояние. Антоний хотел, было, попросить Немезиду приглядеть и за варевом на костре, но потом передумал. За несколько минут ничего не случится, а больше ему и не потребуется. Он и правда вернулся очень быстро, буквально через пару минут с пучком поблескивающих от капелек воды трав. Бросил быстрый взгляд на девушек, убеждаясь, что ничего не изменилось, потом – на кипящий котелок на костре. Перемешал булькающую жидкость лезвием своего ножа, добавил несколько листьев из тех, что принес с собой. Разложил на выступающих из земли корнях деревьев длинную полосу ткани, судя по неровному краю – недавно оторванную от какого-то предмета одежды, сверху – часть принесенных трав, потом осторожно снял с огня котелок и, стараясь не дышать (ни к чему лишний раз вдыхать горечь цикламена), выплеснул сверху кипящий настой. А еще пару минут спустя, когда к приготовленная повязка остыла достаточно, чтобы к ней можно было прикоснуться, не рискуя обжечься, осторожно наложил ее на раненную ногу Тары. - Где-то часа через два нужно будет сменить повязку. Эти травы вытянут яд из ее крови, - пояснил он Немезиде, уверенным тоном человека, не только знающего, что он делает, но и не сомневающегося в результате. И мысленно добавил: «По крайней мере я на это надеюсь…» [center]Эмилий, Ваента[/center] да, очередность действительно стоит подправить, так будет целесообразней

Vaientaa: Ещё надеялась на Эмилия, но как видно.. Ваента услышала своё имя, верней это было не её имя, но девушка уже начала к нему привыкать. Неожиданно сзади снова послышался голос, Ваента, разворачиваясь рывком, всё ещё крепко сжимала нож. - Ждешь смены караула? …. Взгляд Гаиры блистал зелёным, Ваента зло поморщилась и буравила взглядом воительницу ещё долгие секунды. Именно Она убрала нож и не собиралась говорить ничего больше. Девушка развернулась и тихим шагом направилась к кострам. Остановившись на краю света она попыталась понять в чём дело. Все резко вернулись - и Антоний, и Немезида, и Тара. Финка хищно ухмыльнулась, продолжая стоять тихо, изучая обстановку. Кажется никто её не заметил. Антоний крутился у костра, а Немезида стояла над лежащей амазонкой. Сначала Ваента не увидела в этом ничего особенного, но потом поняла, что амазонке плохо. Подойдя чуть ближе Финка поняла в чём дело, но она не ринулась к людям, она пыталась понять - что же делает Антоний, что пытается наколдовать?. Оказалось повязку. Когда он приложил смоченную тряпку к ноге Тары, Ваента решила выйти. Надеюсь ты знаешь, что делаешь Ничего не говоря, девушка подошла к месту своего ночлега и взяла свою шерстяную накидку, которая валялась на земле. Аккуратно ступая подошла к спутникам и, всё так же ничего не говоря, накрыла раненую амазонку. На севере тоже встречалось много змей, дома бы Ваента вызвалась попробовать вылечить девушку и рассчитывала бы на успех, но здесь росли другие травы и деревья, поэтому было довольно трудно представить, из чего можно делать отвары. Ваента подумала секунду, в этот момент лицо её ничего не выражало - не удивления,не переживания, не растерянности, неспешно, она отцепила с цепочки на груди маленький обережек и вложила в руку Таре. Это маленькая металлическая плоская фигурка оленя, олени всегда почитались у финнов. Амазонки похожи на оленей, они такие же гордые и быстрые. Это дорогая вещь для Ваенты, и она надеялась вернуть её потом, но пока раненой девушке она, наверно важнее. Ваента последние два года надеялась, что северные боги не забыли её. Девушка, не обращая ни на кого внимания, села рядом с Тарой, взяла в свои руки её ладонь, в которой лежал оберег. Девушка не знала, поможет ли это как-то, но в своих богов следовало верить. Прикрыв глаза, она стала шептать. Häivytä pois myrkky, avaan silmäni. Brave soturit odottavat taisteluun. Ole nuolia nopeammin, rohkeampia tuuli on voimakkaampi kuin peto Nähdään uusi aurinko Ulos myrkky, tuo kirkkautta silmän Kuuma veri tulee takaisin sydämeen Hanki vahvempi kätesi, ajatuksiasi selvästi palata Heavenly Vanhin Ukko ja hallitsija myrskyjen Ilmarinen teiltä apua. Исчезай яд, открывай глаза. Смелого воина ждут битвы. Быть тебе быстрее стрелы, смелее ветра, сильнее зверя Смотреть тебе на новое солнце Уходи яд, верни яркость глаз Кровь горячая вернись в сердце Окрепнуть руке твоей, мыслям твоим в ясность вернуться Небесный старец Укко и властитель гроз Ильмаринен прошу вашей помощи.

Зена: ---------------НПС ГАИРА-------------- - Именно Так ответила Валла на вопрос королевы севера, и после своего ответа девушка, направилась в сторону костра. Гаира и Эмилий лишь молча, переглянулись, после так же направились в сторону костра. И по его достижению, внутри северянки все сжалось. Перед глазами раскрылась весьма впечатляющая картина. Немезида, Антоний и Валла склонились над телом Тары. С амазонкой явно, что-то случилось. Эмилий решил не создавать толпы, и присел немного в стороне. Девушке нужен покой, так думал он. Вместе с тем северянка, поспешила узнать, что случилось с Тарой. - Что произошло? – тихо спросила она глядя на окружающих. Валла, уже, что-то шептала, над телом амазонки, да и вопрос больше был адресован Немезиде и Антонию.

Немезида: Немезида невероятно сильно стала переживать за Тару, когда увидела Антония. Из головы до сих пор не могла выйти мысль, что он виновен во всем, что сейчас происходит, что именно он навредил Таре, а это его объяснение, где римлянин говорил, что наоборот помогает - лишь отговорка. В таких ситуациях часто начинают приходить на ум всякие мысли, которые по-настоящему глупо звучат, но, тем не менее, они ведь на чем-то основаны. Олимпийка очень удивилась, когда Антоний стал ей, как бы так мягко выразиться, приказывать. Немезида не привыкла слышать от смертных какие-либо указания, пусть даже они и были во благо. - Я тебя не тормошу!, - сидя около Тары, богиня обернулась к римлянину. - Я все равно до сих пор сомневаюсь, что ты не имеешь к этому никакого отношения! Девушка провела рукой по лицу амазонки. «Хоть бы с тобой все было в порядке», - подумала олимпийка, а сердце ее стало биться чаще от того же волнения. Спустя пару секунд, Немезида стала чувствовать какой-то странный запах и, обернувшись, богиня увидела, как Антоний варит отвар, по крайней мере, можно было предположить, что он занимается именно этим. Немезида вновь обернулась к Таре и убрала прядь волос с лица девушки, что упали на ее лицо. Амазонка все еще не приходила в себя и от этого становилось еще более страшно. Проявлять свои способности Немезида еще не спешила, хоть и хотела, но ведь кто знает, поможет ли это или нет. Девушка посмотрела на рану Тары, когда Антоний начал уже подходить, держа в руках какую-то тряпицу. Олимпийка попыталась его остановить, вытянув руку вперед и преграждая путь к ране Тары: - Стой, ты уверен, что это поможет?, - но потом вершительница правосудия подумала, что сейчас действительно «все средства хороши» и хуже уже быть не может. Хотя, нет, может, но такой вариант олимпийка исключила сразу же, не желая даже думать о смерти. - Где-то часа через два нужно будет сменить повязку. Эти травы вытянут яд из ее крови - Почему так долго, от чего не раньше?, - задала вопрос Немезида, серьезно оглядывая римлянина. Не дождавшись ответа, Немезида обратила внимание на Валлу, которая только что подошла и укрыла Тару какой-то накидкой. Богиня решила слегка отодвинуться, когда девушка стала что-то делать и говорить своеобразное то ли заклинание, то ли еще что-то, причем на другом языке. Перед этим она вложила в руку Тары своеобразную фигурку, Немезида не успела рассмотреть, что это было, да и сейчас это мало волновало. Поднявшись и отойдя на шаг, олимпийка стала наблюдать за действиями Валлы. «Может она лекарь?», - подумала про себя Немезида, надеясь на эту мысль. Теперь же олимпийка услышала какой-то шелест, это была Гаира, которая тоже решила вернуться. - Что произошло? Немезида обернулась в сторону северянки, после чего с переживательным взглядом на нее посмотрела: - Я не знаю, он принес ее, на ноге какой-то странный укус, похожий на змеиный, да, кажется, ее действительно укусила змея..., - после последней фразы, лицо олимпийки стало задумчивым. В это же мгновение, Немезида начала отбрасывать мысль о том, что в этом состоянии Тары виноват Антоний, что скорей всего он ее даже спас, а не подтолкнул ее на смерть.

Антоний: Антоний лишь фыркнул в ответ на заявление Немезиды, что она, якобы, сомневается в его непричастности к тому, что произошло. Если бы он не был столь сосредоточен на том, что делал, - а этого требовала элементарная осторожность, отравиться парами цикламена удовольствие ниже среднего, - то не преминул бы сказать что-нибудь едкое в ответ. Что, наверняка, спровоцировало бы новый виток дурацких подозрений и обвинений… Но если подобные высказывания он еще мог позволить себе пропускать мимо ушей, то попытку помешать ему, игнорировать уже было сложнее. - Стой, ты уверен, что это поможет? - Проклятье, женщина, если ты считаешь, что разбираешься во врачевание лучше меня – то сделай хоть что-нибудь сама, а если нет – то хотя бы не мешай мне! – раздраженно отозвался он и, не дожидаясь ответа, отмахнулся нетерпеливым жестом, вынуждая Немезиду убрать руку. Наложил повязку на ногу Тары, довольно туго замотал. Амазонка была без сознания и никак не отреагировала ни на его манипуляции, ни на их с Немезидой спор. И только после этого Антоний перевел взгляд на Немезиду и все-таки ответил и на ее второй вопрос: - Активированный цикламен начинает терять свои целебные свойства примерно через два-два с половиной часа. Он эффективен против яда большинства змей, обитающих в эти краях. Но ни один, даже самый сильный антидот не может гарантировать результата. Сейчас многое зависит от нее самой, - тут он кивнул в сторону Тары, - от ее силы, ее воли к жизни. И от реакции ее организма на цикламен, ведь порой противоядие не только не приносит пользы, но и вредит больше чем любой яд, но об этом, пожалуй, не стоит упоминать вслух. Если повезет, то все обойдется… Пока он объяснял, надо отметить уже куда более спокойным ровным голосом, в лагерь вернулись Валла и Гаира с Эмилием. Девочка-северянка тут же подошла к Таре, укрыла своей накидкой – Антоний мысленно одобрил этот ее жест, - и, вложив какой-то маленький продолговатый предмет в ее ладонь, что-то тихо зашептала. Антоний не разобрал, что именно, язык, на котором говорила Валла, был ему не знаком, но судя по интонациям и странному, непривычно-завораживающему ритму, это наверняка был какой-то северный заговор… От шепота Валы его отвлек голос Гаиры, вполне закономерно пожелавшей узнать, что же произошло. - Я не знаю, он принес ее, на ноге какой-то странный укус, похожий на змеиный, да, кажется, ее действительно укусила змея... – на мгновение опередив его, сказала Немезида. - Так и было, - лаконично подтвердил он. – Тара долго не возвращалась, и меня это обеспокоило, я ведь должен был сменить ее. Я отправился ее искать и нашел. Ее действительно укусила змея. Я немного разбираюсь в этом, и сделал все, что можно было сделать. Теперь остается только ждать… [center]Эмилий[/center]

Массовка: Эмилий не стал задавать лишних вопросов, ведь ситуация уже и так стала понятной. Укусы змей по своей различности и угрозе абсолютно разные, но генерал был уверен в том, что Антоний знает, что делает. Мужчина подошел к другу и положил руку, ему на плечо, слегка сжав его. Он пытался немного приободрить друга, который не смотря на то, что Тара являлась амазонкой и на их стычку не отказал ей в помощи, не бросил ее, и уж тем более не стал включать своеобразного «буку». Между тем Валла, что-то нашептывала, а Эмилий невольно следил за тем, как шевелились. Он даже замер на несколько секунд. Он уже где-то слышал этот язык, осталось только вспомнить где именно, ведь некоторые слова из сказанного девушкой он понимал. Однако, уловить общий смысл сказанного ему так и не удалось. Мужчина отметил про себя некоторые моменты, касательно Валлы, после чего немного отошел назад. Таре нужен воздух, ни к чему было толпиться возле нее, тем более, что Антоний уже сделал все самое необходимое, для спасения амазонки. Генерал уселся чуть вдали от всех, и задумчиво уставился на костер, пытаясь вспомнить от куда он знает язык это дикарки. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Она давно так длинно не говорила на своём языке и теперь, проговорив своеобразную молитву, отодвинулась от Тары и ушла в свои мысли. Имена богов напомнили Ваенте то, как вспоминали эти имена каждый день, каждый месяц, каждую зиму. Как просили люди тепла и то, чтоб хватило еды, а охотникам сопутствовала удача. Наклонив голову, девушка упиралась взглядом в траву перед собой, потом она перевела взгляд на цепочки у её груди, дома бы наряд сказал окружающим, что перед ними за человек. Все бы знали, что она уже не ребёнок, и значит - её даже можно сватать, такие цепочки позволено носить только девушкам, прошедшим своеобразный ритуал зрелости, испытание зимой, морем, охотой и рыбалкой. Но здесь, что здесь? Здесь все считали финку ребёнком, который ничего не умеет, а более всего - постоять за себя. Финке эти мысли не нравились, но она держала их при себе, как и всегда. Странно было видеть гордую амазонку беззащитно лежащей на земле, но, может благодаря этому в лагере потеплели взгляды - все теперь переживали за Тару и думали о ней. Не было времени на пустые ссоры, тем более, что сама амазонка была чаще всего их зачинщиком. Ваента не собиралась ничего предпринимать, она ещё помнила, как её оставили спящую одну, поэтому теперь твёрдо убедила себя, что больше не будет спать. Тем более, что рассвет был уже не за горами. Вокруг всё ещё было темно, но небо высоко-высоко над горизонтом стало светлеть. Девушка окинула взглядом окружающих - как же они были чужды ей: две амазонки, два солдата, взгляд одного из мужчин заставил девушку обернуться к нему ещё раз, это был Эмилий. Изучаешь меня, воин? с диковатым прищуром Ваента смотрела ему прямо в глаза. Что он мог о ней думать? Да что угодно! Новоиспечённая Валла недовольно поёжилась, а потом предпочла снова приглядеться к Таре. Та лежала неподвижно, перестала постанывать и, наверное, бредить, дыхание её стало ровным и тихим, как шелест прибрежных волн. Неужели полегчало? Уснула, наверно.. nukkua... mutta herää ('Спи, но просыпайся') -тихо мурлыкнула девушка, получше укрывая амазонку, пусть они и не были дружны, Ваента хотела только лучшего для неё. После северянка бесшумно встала и отошла от раненой, стараясь не потревожить её хрупкий сон. Взглянув ещё раз в медленно светлеющую высь, она пробежала взглядом по верхушкам деревьев, скоро нужно было звать бельчонка, если сам не прибежит, хватит уже, нагулялся. Подойдя к Антонию, как к главному из мужчин, Ваента подняла к нему болотного цвета глаза , негромко прошелестев: Вы уверены, что покинете нас на рассвете? И словно ненароком медленно проверила взглядом Тару. А потом девушку увлекла другая мысль и она обернулась к беременной женщине, так же негромко спросив: Гаира... а можно узнать, куда мы вообще идём?

Зена: --------------------------- НПС ГАИРА------------------------ Постепенно стало светать, хотя лучей солнца еще не было видно. Обстановка в лагере была спокойной и между тем, не определенной. Королева переживала за Тару, как за собственную дочь, с неподдельным интересом, женщина наблюдала за тем, как подымается грудь девушки от вдоха, и выдоха. Гаира ждала, пока та прейдет в себя, но пока этого не случалось. Немезида и Антоний находились непосредственно рядом с Тарой, Валла тоже поначалу сидела рядышком, а после какого-то легкого ритуала на неизвестном языке, девушка заботливо накрыла амазонку. Уголки губ, северянки немного дернулись. Ей было приятно видеть, что эта юная особо проявила заботу, по отношению к участнику их путешествия. Далее Валла задала вопрос мужчинам, а после и самой королеве северных амазонок. - Гаира... а можно узнать, куда мы вообще идём? Женщина повернула голову в сторону девушки. Она сталась быть как можно мягче, хотя внутри все бурлило от беспокойства. - Конечно, мы идем туда, где на горах лежит снег, где дуют холодные ветра, где каждый может слиться с природой – она слегка улыбнулась – мы едем в земли северных амазонок… Гаира еще не закончила свою речь, но в ближайших кустах послышался шорох, который врят ли можно было не заметить. Амазонка едва успела повернуть голову в сторону того самого места, как из кустов выскочила Эмарис с мечом в руках. Она довольно ловко оградила собой королеву от всех, кто находился рядом с ней. Глаза девушки блестели. - Уходите королева! Я задержу их! – звонко говорила та, стоя в позе атаке. Вот вот и она готова была кинуться на этих людей, ради безопасности Гаиры, однако сама северянка пребывала в шоке. - Эмарис…. - Ни говорите ни слова! Я помогу вам выбраться от сюда… Женщина выдохнула и демонстративно закатила глаза, после чего легко покачала головой. - Эмарис прекрати кидаться на людей, и сделай звук потише – раздался голос королевы из-за спины той, следом она сделала пару шагов и теперь уже стояла между Эмарис и своими спутниками – Здесь нет моих врагов, эти люди мои друзья, и перестань размахивать мечом без повода… - нравоучительный тон, северянки быстро привел Эмарис в себя, и та покорно опустила меч, но взглядом все еще контролировала всех находившихся рядом с Гаирой. - Что ты тут делаешь? – наконец спросила амазонка. - Простите королева…- собравшись с духом Эмарис продолжила – у меня не приятные вести – из сумки она достала кинжал и протянула его Гаире – это я вытащила из тела нашей сестры, ее убили несколько дней назад в нашем лесу. Королева взяла в руки кинжал, в ее глазах нельзя было прочесть ее мысли, хотя сердце стало биться несколько сильнее прежнего. - Римский нож? ! – возмутилась женщина и перевела взгляд на Антония и Эмилий в ожидании, что они могут пролить свет на эту темную историю. [center]Немезида\ Тара[/center]

Немезида: Наконец-то появилась настоящая надежда на то, что Тара выживет, и рана уже не будет ее беспокоить. Страх за амазонку постепенно начал исчезать, не до конца, но все же сердце Немезиды стало уже биться более спокойно, нежели несколько минут ранее, когда оно билось невероятно сильно. Как только Валла начала что-то тихонько шептать, видимо, по-настоящему заниматься исцелением, Немезида стала замечать, как лицо Тары хоть и не быстро, но все же начинает терять свою бледность и приобретало легкий розоватый цвет. «Неужели помогает??», - поражалась про себя богиня, наблюдая за каждым действием этой целительницы. Олимпийка стояла рядом с Гаирой, когда Антоний также решил подойти. Видимо, мужчина слышал все, что говорила Немезида, когда объясняла северянке, что произошло с Тарой и решил вставить свое слово. Радовало, что он согласился со всеми словами богини, да и, несмотря на это, еще решил более подробно описать произошедшее. Дослушав до конца, Немезида не выдержала и улыбнулась, а про себя подумала: «Ну прямо-таки герой, награды негде взять...» Через какое-то время, Валла закончила свое лечение, значит, Тара скоро придет в себя. Это радовало. Подтверждения всем этим надеждам пока что не было, но Немезида все равно уже была уверена, что амазонка выжила и оттолкнула смерть куда подальше. Валла подошла к Гаире и обратилась к амазонке, спрашивая, куда вообще будет прокладываться дальнейший путь. Но перед этим уточнила у Антония, покинут ли они компанию на рассвете. - И вправду, вы говорили, что на рассвете вас с нами уже не будет, намерены сдержать свое обещание?, - улыбнулась Немезида, словно уже отвечала за мужчин, что да, конечно, выполнят. Но тут уже Немезида не стала дожидаться ответа, она вновь обернулась к Гаире, когда та сказала, что путь лежит к землям северных амазонок. Олимпийка не очень хотела двигаться в этот путь, с амазонками Немезида никогда не связывалась, они ей были не интересны, да и жертвами в списке не являлись, так что смысл идти туда, где тебя не ждут и где ты совершенно не нужна? Ну, ради Гаиры все же придется пойти, мало ли... Мужчины уйдут, наверное, уйдут... Значит, защитить беременную амазонку нужно любыми путями, если кто-нибудь вновь захочет напасть. Внезапно, олимпийка услышала шорох и в ту же секунду, обернувшись, девушка увидела какую-то воительницу, которая смахивала на амазонку. Она выскочила из-за кустов и встала перед Гаирой, выставив перед собой меч и выкрикивая, чтобы королева уходила, а сама эта особа задержит всех присутствующих. Немезида даже сообразить не успела, как сама автоматически достала лук, стрелу и в ту же секунду она уже стояла напротив новоприбывшей и целилась прямо ей в сердце. - Отойди от нее!, - все действия и слова вылетали сами с собой. Немезида даже предположить не могла, что и она, и эта незнакомка на самом деле защищают одного и того же человека. Благо, Гаира взяла борозды правления в свои руки и утихомирила свою, как теперь стало ясно знакомую. Иначе, вполне возможно, что Немезида выстрелила бы в амазонку, чтобы спасти Гаиру, непонятно от чего. Ну, ничего, в таких ситуациях и сообразить особо-то не успеешь, кто враг, кто друг, поэтому богиня действовала просто по привычке. Как только незнакомка, которую звали Эмарис, стала опускать свое оружие, Немезида решила тоже начать убирать свой лук, но она лишь опустила его, ведь кто знает, может опасность еще подстерегает компанию. Держа лук и стрелу на уровне бедер, Немезида оглядывала «новенькую». Довольно привлекательная особа, сильна, раз может так ловко держать меч, но одета как амазонка, так что ничего особенного. Она стала протягивать какой-то предмет Гаире и как только северянка разглядела его, она выкрикнула только одно. - Римский нож? ! Вершительница правосудия посерьезнела, когда узнала, что этим ножом была убита амазонка из племени Гаиры. Как и королева, Немезида сразу же обернулась в сторону римских мужчин. «Как знала, что им не стоит верить до конца...», -подумала про себя Немезида и стала яростно смотреть на Антония и Эмилия. [center]Тара[/center] Зен, установи правильную очередность, ну ни капли не понятно, кто и когда пишет...

Tara: Тара провалилась в темноту и всеми силами пыталась с ней бороться. Такой битвы у нее никогда не было, но амазонка намеривалась поставить свой личный рекорд и победить не побеждаемое. Почему в темноте всегда так страшно? Ты вроде осознаешь, что вокруг все тоже самое, что и при свете, но почему-то отсутствие этого самого света делает тебя слепым котенком, рождает кошмары и чудовищ, которые придумал твой собственный страх. Тара понимала, что если она прекратит бороться, то исчезнет навсегда… Сделав шаг во тьму, ты уже никогда не сможешь вернуться. А она хотела вернуться, хотела снова увидеть свет и ощутить его приятное тепло на коже. Она просто хотела жить… Чьи-то цепкие руки обхватывали запястье и тянули в непроглядную мглу. Амазонка сопротивлялась и кричала, пыталась бороться, но стоило ей лишь попытаться схватить руку тени, как та растворялась в ее пальцах. Она убегала и спотыкалась обо что-то твердое… Падала и снова упрямо вставала, тут же принималась бежать. Казалось, это длилось бесконечно. Замкнутый круг, который не разорвать. Перед глазами прямо во тьме возникали два огромных глаза с вертикальными и узкими зрачками. Появлялся тонкий, раздвоенный язык, а уши отчетливо слышали шипение. А потом этот образ исчезал, просто растворялся, как дым. Силы кончились, больше не хотелось бороться. Тара упала на колени и согнулась от собственной безвыходности. Хрупкие плечи содрогнулись от рыдания, щеки стали влажными от слез. Тишина… Такая громкая и звонкая, хочется разорвать ее криком, но нет сил. Воительница готова была сдаться, уйти за зовущей тьмой и просто перестать дышать. Однако внезапно она услышала голос… приятный женский голос, такой нежный и ласкающий слух… Он что-то шептал, однако Тара ничего не понимала, слова ей были не знакомы. Но почему-то амазонка отчетливо чувствовала в них защиту и силу, словно это было спасательным кругом, рукой протянутой в беде… Девушка медленно подняла голову и стала осматриваться в поисках той, что шептала эти слова… Ее не было, был лишь голос. Но и он вскоре затих. Рана на ноге защипала, и брюнетка тут же перевела растерянный взгляд на нее. Две маленькие дырочки, оставленные змеей, засветились алым цветом и прямо на глазах стали затягиваться. Тара осторожно провела пальцами по тому месту, где секунду назад была смертельная рана, сейчас же мягкие подушечки чувствовали ровный бархат кожи. Яркий луч света разорвал тьму, заставляя ту с визгом уползать в доступные углы. Амазонка зажмурилась, ослепленная яркой вспышкой, и прикрыла лицо тыльной стороной ладони. Свет становился больше, заполняя собой необъятное пространство. И наконец, он победил. Тьма полностью исчезла… Длинные ресницы дрогнули, и Тара медленно приоткрыла глаза. Поначалу все расплылось и превратилось в разноцветную массу красок. А потом все же резкость преобладала и постепенно амазонка начала различать предметы. Кажется, был рассвет. Новорожденное солнце заливало своим красноватым светом землю, пробуждая природу. Догорал костер, потрескивая уже совершенно сгоревшими поленьями. И слышались тихие голоса друзей. Да, теперь Тара со смелостью могла сказать, что у нее есть друзья. Они не оставили девушку в беде, а наоборот, протянули ей руку помощи. Правда, сейчас никто не обращал внимания на амазонку, все щебетали о каком-то римском ноже. Воительница не предала этому большое значение, не хотелось о чем-то думать. Тара слегка пошевелилась, так как тело ужасно затекло в одной позе, и тут же обнаружила, что ее пальцы что-то сжимают. Девушка поднесла руку к лицу и слегка хмурясь, разжала ладонь, придерживая пальцами не известный предмет. Покрутив его перед глазами, воительница поняла, что это маленькая плоская фигурка оленя, вот только откуда она у нее? Взгляд амазонки скользнул по Немезиде, которая прытко вытащила лук и стрелу и уже на кого-то направляла. В голове у Тары всё путалось и соображала она плохо. Сморщив носик, девушка коснулась того места, где у нее должна была быть рана. Но вместо этого она наткнулась на какую-то перевязку. Изогнув брови, амазонка оценила скорость друзей на помощь. Еще девушку удивило то, что ее кто-то накрыл шалью, заботливо пытаясь уберечь от холода. С одной стороны, очень льстило, что с Тарой обращались как с ребенком и делали все возможное, чтобы она выжила, но с другой стороны, сама амазонка ужасно стыдилась того, что оказалась такой слабой и безпомощной. -Простите, можно мне глоток воды… Охрипшим голосом и почти шепотом проговорила девушка. Она приподнялась на локтях и облизнула пересохшие губы, в горле у нее совсем было сухо и жутко хотелось пить. Тара все еще чувствовала слабость в теле, но в тоже время ощущала, как с каждой минутой к ней возвращаются силы. Обведя взглядом компанию, воительница заметила незнакомую ей девушку. Рыжие волосы, круглые глаза, маленький носик и тонкие губы. На лицо она была симпатична и даже мила. Телосложение женственное и хрупкое, однако, одежда и меч в руках говорили о ее принадлежности, если не к амазонкам, то к воительницам точно. Странно, что Немезида наводит на нее стрелу, а незнакомка защищает собой Гаиру. «Что вообще происходит? Черт, кажется, я пропустила много интересного!» - с улыбкой подумала зеленоглазая красавица, продолжая взглядом изучать незнакомку. – «Пора возвращаться в прежнею колею» Найдя более менее удобное положение, Тара внимательно посмотрела ни девушку и спросила у всех. -Кто это? [center]Антоний[/center]

Антоний: Удивительно, насколько по разному может прозвучать один и тот же вопрос! И Валла, и Немезида по сути спрашивали его об одном и том же, но если в тоне Валлы отчетливо прозвучала тревога за Тару и робкий, хоть и справедливый намек на то, что оставлять в таком состояние девушку, нуждающуюся в его помощи, по меньшей мере безответственно, то Немезиде, похоже, просто хотелось от них избавиться. По крайней мере, так это выглядело со стороны. И хотя Тара пока не приходила в себя, Антоний надеялся, что в ближайшее время ее состояние прояснится. Но, как бы то ни было, позволить себе ждать этого слишком долго он не мог. У него не так уж много времени чтобы тратить его впустую. - О да, уверен, - ответил он Валле и, повернувшись к Немезиде, добавил: - Я никогда не нарушаю слово без веских на то причин, а их у меня нет. Вряд ли нам по пути. Тем временем Гаира сообщила, что они направляются в земли северных амазонок. На север. А Фарсал - на востоке, и, значит, их пути неизбежно должны разойтись... Чего и следовало ожидать. - А нам на восток, - задумчиво произнес он. Внезапно ему пришло в голову, что Гаира, будучи королевой амазонок, вполне может знать то, что его интересует. Римские легионы обычно не остаются незамеченными. Интересно, Эмилий уже спрашивал ее об этом или его этой ночью больше занимало прошлое, а не настоящее? Антоний смерил друга внимательным взглядом, словно надеясь прочитать его мысли, но безуспешно. Так и не придя ни к какому выводу, он перевел взгляд на Гаиру и уже хотел было просто спросить, как вдруг из кустов выскочила девушка. Молодая, растрепанная и вооруженная до зубов. Ладонь машинально легла на рукоять меча, но его клинок так и остался в ножнах - не в меру прыткая незнакомка оказалась незнакомкой лишь для него. И для Немезиды, тут же схватившейся за оружие. Но Гаира знала эту амазонку и, похоже, знала хорошо, так что конфликт погас прежде чем девушки успели сцепиться всерьез. Антоний слабо улыбнулся - уж больно забавен был и нравоучительный тон Гаиры, отчитавшей новоприбывшую как непослушное дитя, и выражение лица Эмарис, послушно внимающей ее словам. Но его улыбка быстро погасла, стоило только Эмарис сообщить свои известия. - Римский? – переспросил он, почти одновременно с Немезидой. Яростный взгляд девушки не остался незамеченным, а ее готовность обвинять его во всех смертных грехах, даже не потрудившись разобраться, начинала действовать ему на нервы. - Не надо так на меня смотреть! Несколько дней назад мы оба были в Афинах, и полгорода может это подтвердить. Конечно, насчет полгорода Антоний загнул, но это неожиданное, пусть так и не высказанное вслух обвинение, выбило его из седла, вынудив защищаться. – Можно посмотреть? Он подошел к Гаире, осторожно взял кинжал из ее ладоней. Покрутил в руках, оценивая баланс, провел пальцем по лезвию. Да, кинжал был, определенно, римским, солдатским, и с одинаковым успехом мог принадлежать как простому легионеру, так и высокопоставленному офицеру. У него самого когда-то был похожий – остался в Риме, у Брута, как трофей, символ его нечестной победы. И все же были и отличия. Немного длиннее лезвие, чуть тяжелее рукоять, смутно знакомый символ у основания клинка. Антоний прищурился, пытаясь вспомнить где же он раньше видел этот оружейный знак, но вспомнить не получалось… - Это действительно римское оружие, - неохотно признал он после недолгой паузы. – Но сделано оно было не в Риме. Я не уверен, но, кажется, это испанское клеймо, – тут он бросил многозначительный взгляд на Эмилия и передал ему кинжал рукоятью вперед. - Эмилий, посмотри, я прав? Антоний честно старался держать лицо нейтральным, прекрасно отдавая себе отчет, что радости в такой момент ему не простят. Но он был рад. Потому что кинжал в его руках был железным доказательством присутствия здесь его соотечественников, причем присутствия совсем недавнего. Это не остывший за четыре год след, что он рассчитывал найти в Фарсале, это гораздо лучше. И если он прав насчет происхождения этого клинка… То он должен, обязан принадлежать человеку, служившему в одном из испанских легионов Помпея, профессиональном ядре его армии. И его обязательно нужно найти, ведь он может подсказать ему где искать остальных. Слабый голос Тары, наконец-то пришедшей в себя, заставил его вернуться к реальности. Мало просто найти этого человека, нужно найти его раньше амазонок, но шансов на это немного. Амазонок больше и они намного лучше него самого знают эти места. Он не сможет их опередить, разве что чудом, но рассчитывать на это было бы по меньшей мере опрометчиво. А значит, он должен… - Гаира, нужно найти этого человека. Если он виновен, то ответит за то, что сделал по закону, но прежде… Прежде я должен с ним поговорить. [center]Эмилий[/center]

Массовка: Все было спокойно до тех пор, пока из кустов не выскочила какая-то девушка. Она была очень агрессивно настроена ко всем, ко всем кроме Гаиры, Немезида тут же среагировала на выпад молодой амазонки, которая пыталась защитить свою королеву ( об этом Эмилий узнал позже). И пока девушки не схватились королева севера смогла утихомирить свою младшую сестру. Что ж, это было весьма кстати, учитывая, что вся компания за ночь совершенно не отдохнула. Между тем вновь прибывшая девушка сообщила о том, что на их соплеменницу напали, и судя по доказательствам это были никто иные, как римляне. Гаира задала весьма ожидаемый вопрос, после того, как выяснилось, принадлежность кинжала к Риму. И к кому, как ни к ним с Антонием ей обратиться? Антоний первым решил исследовать оружие, полученное из рук амазонки. - Это действительно римское оружие, но сделано оно было не в Риме. Я не уверен, но, кажется, это испанское клеймо. Эмилий, посмотри, я прав? Генерал подошел к другу, и нехотя опустил глаза на клинок. Он несколько секунд просто молча смотрел на оружие, после чего осторожно взял его в руки. На лицо Эмилий был совершенно спокоен, хотя в глубине души, что-то екнуло. - Эмм – слегла робко, и между тем тихо произнес он – ты конечно, прав в том, что нож с испанским клеймом, однако я знаю хозяина этого оружия. – мужчина поднял глаза на Гаиру, и после еще секундного молчания, он наконец произнес – Хозяин этого оружия я – звучало словно приговор. Девушка, что совершенно не давно присоединилась к их компании тут же приставила меч к горлу генерала. - Ты умрешь за свою дерзость пес!? – рычала та. Но Эмилий и не собирался оправдываться, он лишь решил пояснить ситуацию. - Гаира – начал он, пока королева не достала свой меч, ведь по их закону преступник должен умереть за свое деяние – Это мой нож, но еще несколько недель назад я оставил его в Афинах, в доме из которого мы бежали вместе с Антонием – далее взгляд генерала был адресован Эмилию – Боюсь, что Брут узнал о нашем бегстве и теперь намерен мстить – вновь перевел взгляд в сторону королевы. Мужчина присел на одно колено перед женщиной и протянув ей клинок произнес – Решение за тобой королева, но я не виновен об этом знаю лишь я и Брут, который использовал некогда принадлежавший мне клинок. Но я готов понести наказание, за то, что это оружие принесло горе на твое землю, и если ты позволишь я готов бороться за племя амазонок, с собственным народом, ради твоего прощения. – речь была искренняя и вместе с тем не громкая, дабы не разбудить, раненную Тару. Но девушка очнулась, как раз в тот момент, когда Эмилий закончил свою речь. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Право не такой ответ хотела услышать девушка от римлянина. Ну что ж, очень благородно оставлять беременную, раненую, ребёнка ( как они тут все считают ) и амазонку.Но раз уж дела важнее. Гаира больше порадовала ответом, когда финка услышала про снег, глаза её ярко заблистали. Снег, такой родной. холодный, пушистый и мягкий, как давно она не видела его, как давно не дышала морозной прохладой. А большинство из них.. вообще видели снег. Ну.. в Риме снег,наверное иногда бывает ... Невесть откуда взялась растрёпанная девушка, которая несла какую-то белиберду. Ваента вообще ничего не поняла, но видимо не она одна. Мгновенный лук Немезиды тут же взял девушку на прицел, финка даже в удивлении подняла брови от молниеносной реакции лучницы, она поразилась, как же амазонок хорошо учат. Сама же Ваента просто замерла на месте, дабы никто и тем более та экспрессивная особа, вынырнувшая из леса не зацикливались на ней. Вскоре девушка поняла, что её тут никто, вроде бы, убивать не собирается, что несомненно радовало. Пока народ разбирался - кто они все друг другу, девушка серой тенью прошмыгнула из круга напряжения, и обернулась к компании, когда была уже на полпути к Таре. У статуса ребёнка определённо есть плюсы! Странная, очень странная ситуация возникла, какая-то девушка, какой-то нож, и всё, видимо серьёзно. Однако финка нашла и поводы для веселья - Эмилий вдруг разговорился, не думала она что он может делать с таким азартом, с таким убеждением оправдываться, конечно понятно что не он успел перерезать тут всю округу, а потом мило беседовать с королевой амазонок, которая конечно же ничего не узнает. Бред полнейший. Лежащая амазонка тихо и хрипло попросила воды, Ваента, пряча диковатую улыбку, направилась к ней. Приблизившись к Таре, девушка сделала жест ладонью вперёд, говорящий о том, чтоб она не пыталась подниматься дальше. потому как удивительно, но она пыталась подняться, осматривалась весьма разумным взглядом. Олень бы сам позавидовал такой сильной жизни в этом теле. Недалеко в траве нашлась и фляга с водой, которой поил амазонку ещё Антоний. Девушка передала флягу Таре, а сама опустилась на землю рядом, лицом к весёлой компании, которая кажется не обратила внимание ни на отлучку Валлы, ни на шёпот Тары. Между темноволосая амазонка всё ещё пыталась, видимо, понять, что же творится вокруг. -Кто это? наконец-то спросила она. Валла, конечно, могла бы ответить, то, что думала, но как то говорить, чо вокруг творится байда, в которой она ничего не понимает - не хотелось. Пусть неуместно было сейчас улыбаться, но Ваента не могла ничего с собой поделать, обернувшись к Таре, она просто пожала плечами и отвернулась обратно. Как раз в это момент в ветвях что-то зацокало и бельчонок, со скоростью маленькой рыжей молнии, мчался, перепрыгивая с одного дерева на другое. Ваента даже успела запереживать - он появился так неожиданно, что как бы кто, например Немезида,машинально не стряхнули бы его с ветки быстрой стрелой. Но нет, благополучно описав полукруг по деревьям, а потом спустившись по стволу одного из них,Тотта определил местонахождение хозяйки и побежал к ней. Ваента встретила маленького друга раскрытыми ладонями, подняла его с земли, поводила носом по мягкой шкурке. Финка не амазонка и не римский солдат, поэтому ощущала себя вне конфликта, который назревал неподалёку.

Зена: ---------------------------------------НПС ГАИРА-------------------------------------- Вся поляна отреагировала довольно резко на выходку Эмарис, оно и понятно...Какая-то взъерошенная девушка, выскакивает из кустов и начинает бросаться на всех с оружием. Слава богу у Эмарис хватило ума не спорить с Гаирой, а принять то, что сказала ей королева. Однако сообщение о нападении да еще и с римской стороны, вызвали массу негативных эмоций у северянки, на , что соответственно она отреагировала должным образом. Антоний не стал мешкать, и тут же взял оружие, чтобы осмотреть его, после чего сделал несколько умозаключений, и дабы удостовериться в них, спросил мнение Эмилия. Гаира с нетерпением ждала, пока генерал прояснит ситуацию, и каково было ее удивление, когда мужчина признался, что нож его. Хотя тут же поспешил уточнить некоторые моменты относительно того, что рассказала Эмарис. Да нож был когда-то его, но сейчас он был оружием убийства, одной из сестер Гаиры. Эмилий, как никто был знаком с законами тех земель и потому, приземлившись на колени произнес свои последние слова, от которых и зависела его жизнь. – Решение за тобой королева, но я не виновен об этом знаю лишь я и Брут, который использовал некогда принадлежавший мне клинок. Но я готов понести наказание, за то, что это оружие принесло горе на твое землю, и если ты позволишь я готов бороться за племя амазонок, с собственным народом, ради твоего прощения. Королева не на шутку была зла, но между тем, умом понимала, что Эмарис нашла ее спустя пару-тройку дней, а следовательно Эмилий просто физически не мог бы совершить убийство. Но мужчина был прав в том, что его оружие принесло смерть на земли северянки. На несколько секунд амазонка задумалась. Как раз в тот момент из-за спины раздался голос Тары. - Слава Артемиде она очнулась... - подумала про себя Гаира, повернув голову в сторону девушки. Рядом с Тарой, немного робко сидела Валла, которая по всей видимости была довольна ответом Гаиры на ее вопрос, относительно "куда они идут". По глазам той, было понятно, что девушке интересна данная ситуация, а главное ее исход. Оно и понятно, не каждый день наблюдает такое....Взгляд королевы медленно прошелся от Валлы, к Таре, которой уже подали воды, а затем и на Немезиду. Богиня явно была в напряжении. Не смотря на то, что она опустила свой лук, он все еще находился в ее руках, что говорило о ее готовности пустить стрелу в грудь Эмарис. - Обойдем без убийства - тихо сказала она, но фраза была адресована не только Немезиде, а всем находящимся на поляне. Выдохнув королева вновь посмотрела на Тару. - Я рада, что ты пришла в себя - улыбнулась северянка, после чего посчитала нужным ответить на вопрос, что эта за новенькая девушка стоящая посреди них и выискивающая врагов среди друзей королевы. - Это Эмарис, одна из моих сестер, она не причин вам вреда - перевела взгляд на девушку - Верно? И та робко кивнула головой, нехотя убирая меч за спину. - Ну вот и отлично, теперь к делу - она посмотрела на Эмилия, что так покорно сидел подле ее ног - Встань мой друг, я знаю, что ты бы ни за что не посягнул на жизнь моих сестер, но ты прав в одном, убийца заслуживает наказания... - в глазах горел огонь ярости, адресованной еще пока не известному врагу. - Я готова принять вашу помощь, лишь потому, что этого врага вы знаете лично, с нашими силами и вашими знаниями я смогу отомстить за смерть сестры, и восстановить справедливость - она говорила, как Эмилию так и Антонию. Гаира подошла к Немезиде. - Не знаю отправишься ли ты со мной, мне бы хотелось, но просить об этом не имею права. У тебя ведь и свои дела есть, поэтому, если ты решишь, что тебе пора, просто скажи мне об этом - она улыбнулась уголком губы. [center]Немезида[/center]

Немезида: Девушка улыбалась про себя, когда чувствовала напряжение со стороны Антония. Как-то Немезида стала к нему непонятно относится, он ведь вроде хороший человек, добрый, помог Таре, что тоже немало важно, а богиня все равно воспринимает каждое его слово в штыки, сама не замечая этого. Ну, может и не обидится, не маленький. Все Олимпийцы такие, иногда можно и самой вершительнице правосудия проявить характер, который обычно отталкивает. Реакцию Немезиды на Эмарис заметили все, так как в какой-то степени следили за действиями лучницы, что все еще держала свое оружие в руках. Но Немезида не собиралась стрелять, раз эта девушка как-то связана с Гаирой, то убивать ее, обрекая на мучения - нет смысла. Кстати о мучениях, Тара наконец-то пришла в себя. Олимпийка услышала ее тихий и хриплый голос, который просил воды, а после спрашивал кто это, намекая на Эмарис. Богиня не двинулась с места, лишь слегка обернулась в сторону амазонки, да и все равно к ней уже подошла Валла, так что толпиться около Тары не стоило, тем более она только недавно «вернулась». Пока практически все присутствующие осматривали это римское оружие, что принесла с собою новенькая амазонка, Немезида смотрела на Эмарис, все также изучая ее. Но фраза Гаиры моментально отвлекла богиню от переглядки с Эмарис. - Обойдем без убийства В долю секунды Немезида улыбнулась, но после ее взгляд вновь приобрел серьезное выражение. Как только Эмарис убрала свое оружие, олимпийка решила убрать и свое, но все также с осторожностью Этой амазонке она пока что доверять не собиралась. Повернувшись назад и уже убирая стрелу в колчан, так как лук девушка уже перекинула через плечо, она резко подняла взгляд на Гаиру, что подошла к ней и задала довольно-таки важный и серьезный вопрос. - Не знаю отправишься ли ты со мной, мне бы хотелось, но просить об этом не имею права. У тебя ведь и свои дела есть, поэтому, если ты решишь, что тебе пора, просто скажи мне об этом Все это время олимпийка очень внимательно смотрела на северянку, но как только пришло время отвечать, Немезида замешкалась. Она стояла и изредка отводила взгляд от своей подруги, думая, что бы ответить, ведь все это время богиню терзали сомнения - оставаться или нет. Сейчас пришло время решить это окончательно. Немезида хотела извиниться, сказать действительно прости и улететь, объяснив это своей занятостью, но не смогла. Она почувствовала, что нужна Гаире, и именно сейчас северянка нуждается в ней больше, чем когда-либо: - На самом деле я сначала хотела покинуть тебя и всех остальных, так как такой наземный образ жизни не для меня, я так не привыкла, но..., - девушка замолчала, но потом продолжила. - Одна из твоих сестер убита, а значит, я не могу так просто бросить тебя и оставить в опасности, если такова будет у тебя на пути. И, как ты уже сказала, нужно отомстить и восстановить справедливость, а это по моей части, - закончив, Немезида искренне улыбнулась подруге, после чего подошла ближе и обняла ее. - Я отправлюсь с тобой, - отойдя на шаг и уже держа амазонку за плечи, Немезида просто смотрела на нее. Обернувшись в сторону Тары, Немезида еще больше стала улыбаться, слегка подшучивая над амазонкой: - Ну как там наверху? С возвращением!, - олимпийка говорила добродушно, не желая вызывать у Тары какое-то отвращение к себе. И, несмотря на то, что сейчас вершительница правосудия взвешивала все плюсы и минусы из того, что согласилась отправиться с Гаирой, она все также не показывала виду. [center]Тара[/center]

Tara: В один момент Таре просто напросто показалось, что она очень не вовремя пришла в себя. Практически никто не отреагировал на ее чудесное выздоровление, а точнее возврат из того мира. Сейчас амазонка была слаба, но старалась это скрыть, хоть и не побоялась попросить воды, да спросить, что происходит. Однако практически никто не обратил на нее внимания, лишь все удостоили странными взглядами и вновь заговорили о своих важных делах. Признаться честно, воительницу это слегка зацепило, и она поджала губы. Самолюбие было задето, но может это от того, что Тара не понимала всю серьезность произошедшей ситуации. В любом случае, она решила, что раз ее игнорируют и не обращают на нее внимания, то и она не будет лезть. Не в первой. Однако в этой шумной компании всё же была одна личность, которая не оставила без внимания приход амазонки в чувства, ее просьбу о воде и вопрос о странной рыжеволосой девушке. Валла. С самого начала они с Тарой не сильно сдружились, но что поделаешь, первое впечатление очень часто бывает обманчивым. Вот только друг познается в беде. Валла единственная, кто отреагировала на просьбу воительницы о воде и тут же подала ей флягу, пытаясь скрыть странную улыбку. Брюнетка, конечно, пока не считала малознакомую девушку своей подругой, но уже начала делать выводы. Приняв флягу, амазонка слабо улыбнулась и поблагодарила Валлу. -Спасибо... Слегка хрипловатый и тихий голос говорил о слабости зеленоглазой красавицы, но она была куда сильнее, чем казалось. Припав к фляге, Тара сделала пару небольших глотков, после чего отложила сосуд в сторону. Жажда была утолена, а вот интерес пока нет. И тут Валла пришла на помощь. Конечно, путного ответа она не дала, а лишь пожала плечами, говоря, что не знает, кто это рыжая, но Валла хоть отреагировала на вопрос Тары, в отличие от остальных. Тяжело вздохнув, амазонка перевела взгляд на Гаиру и встретилась с ней взглядом. Северянка улыбчиво сообщила о своей радости по поводу возвращения брюнетки и объяснила, что рыжую красавицу зовут Эмарис и она одна из ее амазонок. Брюнетка кивнула и улыбнулась уголками губ, благодаря за разъяснение, а заодно говоря, что ей приятно познакомиться с еще одной амазонкой. Встречать своих всегда приятно, пускай и из других племен. Тем более что в Эмарис чувствовался тот же огонь, что пылал и в Таре. Дальше брюнетка полностью обратилась в слух, она хотела разобраться в ситуации, понять всё, что пропустила и не собиралась отступать. Из коротких фраз, она поняла, что Эмарис принесла с собой римский нож, которым были убиты сестры Гаиры, т.е. амазонки ее племени. Судя по всему, нож принадлежал Эмилию, и пока Тара была без сознания, он пытался оправдаться. Северянка не стала обвинять римлянина в смерти своих сестер, более того, она решила принять их помощь в поисках убийцы, чтобы наказать и восстановить справедливость. Зеленоглазая амазонка хмурилась, слушая всё это. Впервые, казалось бы, она промолчала. Теперь Тара не была против римлян и того, чтобы они шли вместе с амазонками. Это была ее благодарность за спасение от смерти. Благодарность в виде молчания. Гаира подошла к Немезиде и девушки начали тихо о чем-то говорить. С губ брюнетки вновь сорвался тяжелый вздох, после чего она перевела взгляд на маленькую фигурку оленя, что всё еще держала в руках. Так как Валла была рядом, Тара решила обратиться именно к ней. По крайне мере, она единственная, кто уделяла амазонке хоть какое-то внимание. -Ты не знаешь чье это и как попало ко мне в руки? Осторожно спросила девушка и подняла взор зеленых глаз на Валлу. Краем глаза, Тара увидела как Гаира и Немезида обнялись, и тут же перевела взгляд на них. Богиня справедливости тут же обернулась и амазонка не могла не заметить счастья в ее глазах, что блестела на улыбке ее губ. Вершительница правосудия, шутя, спросила Тару, как там наверху и поздравила с возвращением. Воительница мягко улыбнулась, благодаря ту кивком и добродушно ответила: -Мне кажется, что я была внизу, а не наверху. [center] Антоний[/center]

Антоний: Да, признаться, такого поворота Антоний не ожидал. Искать хозяина этого злосчастного кинжала не понадобилось – им оказался Эмилий, умудрившийся всего несколькими словами погасить его надежду и энтузиазм. То, что он принял было за след, оказалось тупиком. Брут даже из Рима сумел спутать им все карты, и если бы не давняя дружба Эмилия и Гаиры, лишь Мойры знают, чем могла обернуться для генерала эта его исповедь. Реакция молодой амазонки была весьма красноречива… Антоний скрипнул зубами, но все-таки сдержался, не став встревать между Эмилием и Эмарис, хотя первым порывом было именно желание его защитить. Тем более, что сам Эмилий защищаться явно не собирался. Но Антоний видел, что без одобрения Гаиры Эмарис не посмеет тронуть Эмилия, а Гаира этого не одобрит, или он совершенно не разбирается в людях. Так и оказалось. «Обойдемся без убийства» – мягко сказала Гаира, разряжая обстановку и вынуждая и Эмарис, и Немезиду, все еще державшую наготове свой лук, опустить оружие. Антоний бесшумно выдохнул и, обнаружив, что все это время машинально сжимал рукоять пусть так и оставшегося в ножнах меча, заставил себя разжать пальцы. Интересно, он когда-нибудь перестанет чуть что хвататься за оружие? Что-то подсказывало – вряд ли. Дальнейшие слова Гаиры заставили его нахмуриться. Королева амазонок ничуть не сомневалась, что они последуют за ней, а заявление Эмилия о его готовности сражаться с амазонками против собственного народа не оставляли ему выбора. Антоний не мог его бросить. Хотя бы потому, что это с таким же успехом мог быть его собственный клинок… Что, впрочем, отнюдь не означало, что ему нравилась сложившаяся ситуация. Вовсе нет. Антоний предпочел бы сосредоточиться на поисках, что привели его в эти края, вместо того чтобы тратить время на войну с людьми Брута, но выбирать не приходилось. От "хвоста" необходимо избавиться, а сделать это с помощью горящих жаждой мести амазонок будет гораздо проще, чем в одиночку. - Да, мы поможем тебе, - подтвердил он, глядя на королеву амазонок. – У нас с тобой один враг, и он, к сожалению, сейчас в Риме, вне пределов нашей досягаемости. Но клянусь, я добьюсь, чтобы его сбросили с Тарпейской скалы когда вернусь домой, даже если мне придется сделать это собственноручно, - а так оно, скорее всего, и будет. Наивно рассчитывать на римскую Юстицию, она слепа, чем испокон веков и пользуются болтуны вроде Цицерона. – Здесь же, в Греции, лишь его приспешники, исполнители… И они должны умереть. Тем временем Тара окончательно пришла в себя. Краем глаза Антоний заметил, как Валла, пользуясь тем, что никто не обращает на нее внимания мышкой скользнула к амазонке, вложила той в руки флягу с водой. Тара выглядела бледной, но призрак смерти отступил, отпугнутый северным заговором и импровизированным антидотом. Вторая доза цикламена – последнее средство, останется неиспользованным. [center]Эмилий[/center]

Массовка: извините за задержку Эмилий, еще некоторое время молча склонив голову сидел подле земли в ожидании ответа Гаиры. Ведь он, как никто другой знал силу этой особы, и испытать на себе силу черной пантеры ему совершенно не хотелось, более того, эта женщина была для него немного больше чем просто другом, однако он понимал, что не может позволить себе признаться в этом даже самому себе. В тот же момент очнулась Тары, слава богам она жива! У нее хватило сил выбраться из оков Селесты и теперь девушка пойдет на поправку. Валла довольно шустро скакнула к очнувшейся амазонке и ответила на ее просьбу, а именно подала воды. А вот дальше его внимание было полностью адресовано королеве амазонок. Она сказала, что сегодняшний день не стоит омрачать пролитием чье-либо крови и по сему, ее сестра Эмарис, и Немезида, приняли это и несколько расслабились, ну так показалось генералу. Следующие слова Гаиры предназначались Эмилию. - Встань мой друг, я знаю, что ты бы ни за что не посягнул на жизнь моих сестер, но ты прав в одном, убийца заслуживает наказания... Я готова принять вашу помощь, лишь потому, что этого врага вы знаете лично, с нашими силами и вашими знаниями я смогу отомстить за смерть сестры, и восстановить справедливость. Приятно было слышать, что данный инцидент не смог поколебать в ней веру в дружбу и его честность. А согласие королевы принять его помощь, еще больше вселило в Эмилия надежду, на то, что амазонка и впрямь не станет держать зла на него. Мужчина, наконец поднялся на ноги, и пристально взглянул в глаза Гаире. Как ему хотелось обнять ее и извиниться за то, что произошло, но не стоило. Следом за генералом, Антоний высказал и свое согласие помочь северянке в борьбе в их общим врагом. Более того, не смотря на то, что их общие планы с Антонием несколько нарушенны, оттеснить Брута и показать ему кто главный было не лишним, тем более, что его разведка работала, как нельзя лучше, и даже в собственных интересах обоим римлянам стоило пойти в северные земли, хотя бы ради того, чтобы обмануть и поколебать самоуверенность Брута в собственную непобедимость. - Спасибо за доверие - тихо сказал он, сделав несколько шагов в сторону друга, он посмотрел на Тару. Антоний - Думаю тебе стоит подойти к ней - улыбнулся он, шепча на ухо - а я пока соберу сумку. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Бескрайний призрак леса... он был по всюду, а люди в нём казались такими маленькими. Но скоро, совсем скоро, наверное он оденется в белую шкуру. Неужели Ваента скоро увидит снег. Два года без снега, это так много. Снег сопровождал её всю жизнь с самого рождения, ловил, когда она ещё училась ходить, маскировал, когда она училась охотиться, молчаливо утешал, когда она лила слёзы по отцу, пусть детские и не совсем осознанные. Ваента успела вступить во взрослую жизнь на родине, но только уплыв оттуда стала по настоящему взрослой. Новые страны, новые люди, они были такие другие, так не похожи на знакомых ей. В Греции, может благодаря тёплой погоде и урожайности полей, люди больше улыбались, у них было много забав и хмельных праздников, много шума. Совсем не так как у финнов. Финны хоть и были добры, просто не могли позволить себе легкую жизнь. Те люди, что окружали девушку сейчас были больше похожи на них, чем горожане. Они серьёзны, даже слишком. Теперь вот и речь пошла о смерти. Ваенте не понравилась рыжая амазонка, она была слишком громкой и делала много лишних движений, без утайки показывая все свои мысли. Даже Тара такой не была, в начале знакомства она хоть и высыпала много колкостей, но почему-то думалось, что именно так она маскируется под такую, как Эмарис, а на самом деле она совсем другая. Тара пришла в себя, но пока не пыталась производить какие-либо действия, что финку, несомненно, радовало. Не время показушной выносливости. Ваенте казалось, что темноволосой амазонке стыдно, стыдно перед собой, что позволила себе предстать слабой перед кем-то ещё. И не мудрено, дикарка и сама бы ругала себя, если бы ей пришлось валяться без сознания перед не совсем знакомыми людьми. Именно поэтому Ваента не стала спрашивать у Тары - нужно ли ей что-то ещё и как она себя чувствует. Чтобы не напоминать брюнетке о её невыигрышном положении, тем более, что было видно, что самое страшное позади и смерть жестоко побита и не сунется сюда больше в ближайшее время. Ваента благодарила своих северных Богов, ни на секунду не сомневаясь, что это их заслуга, а не её. Она даже не знала - может помогла всецело повязка Антония, но не смела сомневаться в небесном старике Севера. Ваента всё ещё с усмешкой наблюдала за Эмилием, пусть на кону и была его жизнь - так забавно он говорил сейчас, так забавно виновато смотрела на предводительницу новая амазонка, так забавно чему-то досадовал Антоний. -Ты не знаешь чье это и как попало ко мне в руки? Валла удивлённо обернулась - всё ещё бледная Тара подавала всё новые и новые признаки жизни. Девушка подумала, что амазонка заметила, что на её груди на цепочке висит точно такая же маленькая фигурка, только уточки. Талисман, который носили только женщины, для здоровья и плодовитости. Ваента хитро улыбнулась наблюдательности Тары. Незаметно подошла Немезида и заговорила с амазонкой. Дикарка отвлеклась на бельчонка, который при приближении нового человека стремительна прижался к ней, поджав ушки. Девушка почесала друга по пушистой грудке и снова вернулась к воительницам взглядом. Немезида, кстати, обладала неплохим чувством юмора. -Мне кажется, что я была внизу, а не наверху. Ответ Тары заставил финку нахмуриться, она свела брови и понимающе кивнула, а потом ответила на предыдущий вопрос амазонки: Пусть лучше это останется с тобой ещё ненадолго . - сказала она, указывая на руку девушке. Потом Валла встала, понимая, что скоро они пойдут дальше, она надеялась, что Тара сможет удержаться в седле, и так же надеялась, что она сама тоже найдёт способ не отставать от спутников. Девушка машинально посадила бельчонка на плечи и отошла за сумкой, перекинула её через плечо, а затем подошла к Гаире. Недоверчиво поглядывая на новую девушку, Ваента негромко спросила: Отправляемся сейчас?

Зена: -------------------------НПС ГАИРА---------------------- Объятия Немезиды, которая за столько не долгое время стала для амазонки настоящей подруги, были как нельзя кстати, учитывая, что Гаира уже долгое время не видит Артемиду. Конечно, у ее покровительницы скорее всего много дел, но ведь и Немезида не сидит сложа руки, и между тем находиться рядом. Северянка слегка поджала губы, когда теплые руки Немез крепко обняли ее. На душе стало, теплее, а после они улыбнулись друг другу. Богиня посчитала нужным пойти в северные земли вместе с Гаирой, не смотря на то, что еще пару минут назад думала о том, чтобы уйти. - Спасибо - тихо шепнула амазонка. Очнувшаяся Тара так же радовала королеву северных земель на фоне тех мрачных новостей, что принесла с собой Эмарис. Гаира сделала пару шагов в сторону Тары. Она услышала лишь отрывок разговора Валлы и южанки. -Мне кажется, что я была внизу, а не наверху. - Главное, что у тебя хватило сил вернуться к нам - амазонка присела рядышком и посмотрела в глаза девушки - Бороться за жизнь и посмеяться в глаза смерти - женщина ободряюще коснулась рукой плеча девушки и улыбнулась ей. А между тем Антоний и Эмилий высказали свое согласие помочь амазонкам в борьбе с римской армией. Кому как не им знать тактику Брута и его цели. Хотя с целями было все намного сложнее, одно было ясно наверняка разведка уже давно доложила этому мужлану о том, кто такая Гаира, почему генерал и его верный друг и спутник идут с ними и прочие аспекты минувшего дня. Набрав в грудь побольше воздуха, амазонка встала и отошла немного в сторону, чтобы не создавать толпы да и начать собираться в дорогу. Как раз в этот момент к ней подошла Валла. - Отправляемся сейчас? Северянка посмотрела на девушку, а потом поочередно скользнул по всем находившимся в ее компании. - Думаю да, но прежде надо подумать, как помочь Таре прийти в себя - Гаира вновь посмотрела на южанку. - Тара... сможешь усидеть в седле? - заботливо спросила она, хотя в глубине души была уверенна, что девушка ответит положительно, даже если на самом деле она и на ноги то подняться сейчас не сможет. Но Гаира рассчитывала на ее благоразумие....и что Тара будет к себе внимательна.

Немезида: Ответ Тары заставил Немезиду слегка нахмуриться, ведь звучало это немного страшно и слишком серьезно. Но, тем не менее, и радостно, так как амазонка смогла вернуться на землю и остаться в живых, теперь ей ничто не угрожает, она жива и все в порядке, ей становится легче, а это самое главное. Пусть Тара сейчас и слаба, но зато жива, о другом думать уже не стоит. Олимпийка стояла и смотрела на Гаиру, которая подошла к Таре. Но богиня не стала слушать их разговор, да и к тому же Немезида вновь погрузилась в свои мысли. Последнее время она делала это слишком часто, но глупым это занятие не считала, почему бы и не уйти в себя, когда заняться действительно нечем? Сейчас в голове не мелькали сомнения о том, что стоит идти с Гаирой, не было никаких противоречий. На Олимп вернуться Немезида успеет в любой момент, да и пока ее ни Гера, ни Зевс не вызвали на новое задание. Следовательно, олимпийка свободна, как птица в буквальном смысле слова. Кто знает, что может ждать северянку в ее родных землях, если ее сестру так просто убили? Может Гаира будет следующей жертвой? Этого Немезида допустить не могла, поэтому сейчас в ее голове возникало одно слово «ДА!», означающее ответ на вопрос, правильный ли выбор сделала вершительница правосудия. Смотря будто в пустоту, Немезида вновь вернулась на место происходивших сейчас событий, ее глаза вновь приобрели яркий, задорный карий цвет, и она оглядела Тару, Гаиру и уже Валлу, которая подошла к Королеве Севера и спросила об отправлении. Гаира ответила, что скорей всего да, при этом упомянула Тару, которая была еще, наверное, не в силах ехать, а может и нет. Сейчас все зависело от ответа самой амазонки, ведь никто не может судить ее состояние лучше, чем она сама. Все уже начали потихоньку собираться, так как в любом случае отправление уже вскоре совершиться. Немезиде нечего было брать, она ничего с собой, кроме лука и колчана со стрелами не носила. Это оружие было всегда при ней, поэтому волноваться о других безделушках ей никогда не приходилось. Она не была странницей, которая порою может останавливаться на ночлег в лесу или где-нибудь еще, где может понадобиться теплая подстилка или какие-нибудь предметы для готовки. Ни голод, ни усталость никогда не касались девушки, ну, лишь в редких случаях. Хотя это объяснялось лишь ее привычкой быть смертной. Тем не менее, это мало ее беспокоило. - Если хочешь, я могу помочь тебе ехать, - обратилась Немезида к Таре, если та вдруг будет еще не в том состоянии, чтобы ехать в одиночку. [center]Тара[/center]

Tara: Валла не сразу ответила на вопрос Тары, однако когда амазонка заметила на ее шеи странный амулет, закрепленный на темном шнурке, молодая девушка загадочно улыбнулась. Кажется, ее амулет был сделан из того же материала, что и фигурка, которую воительница держала сейчас в руках. Из всего этого последовала догадка, что это именно Валла вложила в ладонь Тары эту вещицу. Странно, брюнетка никогда раньше не видела подобных оберегов. Наверно их делали в другой стране. Амазонка не успела поблагодарить Валлу за заботу, так как заметила нахмуренный взгляд Немезиды. Богиню явно взволновал ответ Тары о том, что она была внизу, а не наверху. Что в этом удивительного? Тара была амазонкой и часто убивала, а каждая отнятая жизнь была ее грехом и сложно представить, что после всего сделанного, она попадет на Елисейские поля. Скорее ей грозит страшный и горячий Тартар. Но, слава богам, амазонка сумела побороть тьму и вернуться, теперь смерть еще долго не будет ее беспокоить. Услышавшая короткий диалог Гаира решила подойти и тоже поддержать Тару. Северянка присела рядом и подбодрила воительницу словами о том, что ей хватило сил вернуться, выиграть битву за жизнь и рассмеется в лицо смерти. Брюнетка смущенно улыбнулась на слова Гаиры, ей было приятно, что королева северных племен понимает ее, хотя и не знает, как сильно Тара боролась за жизнь. -Спасибо за поддержку. С улыбкой поблагодарила амазонка королеву севера, когда последняя одобряюще коснулась ладонью плеча южанки. Воительница тут же поймала на себе нахмуренный и явно взволнованный взгляд Валлы, дикарка даже не успела спросить у девушки, что ее так встревожило, как сама финка указала на оберег в руках Тары и сказала, чтобы амулет оставался пока еще с ней. Амазонка слегка растерянно перевела взгляд с Валлы на маленькую фигурку, а потом снова на девушку, затем искренне и благодарно улыбнулась. -Спасибо тебе, Валла… Этими словами Тара благодарила финку за спасение жизни и за заботу. Пускай они не сильно ладили, но Валла помогла ей в трудную минуту, а это многого стоит. Взгляд амазонки коснулся двух мужчин, которые присутствовали в большой компании женщин. Антоний и Эмилий решили пойти с Гаирой, чтобы помочь ей в битве с тем, кто убил северных амазонок. Странно, орудие убийства, а именно римский нож, принадлежал Эмилию, но убийцей был не он. И Гаира ему верила. Однако Тару удивляло, как быстро римляне согласились воевать против своего же народа. Да, Гаира была им не чужой, но так просто вставать на сторону греков, а тем более амазонок, было крайне странно. Хотя, может у их народа другие правила. Тара-то привыкла только к законам амазонок, а там против своих идти нельзя. Впрочем, сама королева северных племен ничего не подозревала и была не против такого расклада дел. А южанка не собиралась лезть в это дело. Она останется при своих мыслях, ведь это не ее битва. Взгляд зеленых глаз зацепился за то, что мужчины о чем-то шепчутся и явно поглядывают в сторону самой Тары. Девушка нахмурилась, не любила она, когда что-то обсуждали за ее спиной. Обидчиво фыркнув и наградив Эмилия с Антонием предупреждающим взглядом, амазонка перевела взор на Гаиру и Валлу. Дело в том, что именно в этот момент финка спрашивала у северной королевы, отправляются ли они сейчас в путь? В эту секунду, кажется, все взгляды присутствующих обратились на Гаиру. Северянка в свою очередь тоже поочередно скользнула по лицам присутствующих, и только потом ответила положительно. Правда, она еще добавила, что нужно подумать, как помочь Таре придти в себя. Амазонка иронично изогнула бровь, о ней говорили так, словно ее тут и не было вовсе. Гаира, как будто прочитав мысли юной воительницы, тут же обратилась к ней с вопросом, сможет ли Тара усидеть в седле. Может королева северных племен и рассчитывала на благоразумие южанки, вот только не известно было ли оно в ней. -Ну, конечно, смогу! Гаира, что за странные вопросы?! Всплеснув руками, и с очаровательной улыбкой на устах парировала Тара. Она не собиралась больше быть великой мученицей, которая ничего кроме жалости не вызывает. Ну, уж нет, она амазонка, а значит сильная и всё выдержит. Полежала, выспалась, отдохнула и хватит. Пора браться за работу, а точнее садится в седло. Воительница неуверенно покосилась в сторону своего черного жеребца, который был ей не только верным другом, но и способом передвижения. Тор тут же оторвался от своего привычного занятия, щипания травы, и навострил уши, странно посматривая на свою хозяйку. «Придется тебе сдерживать свою прыткость, Тор, я еще слаба» - в мыслях сказала своему питомцу Тара и перевела взгляд на Немезиду, которая любезно предложила свою помощь. -О, нет-нет, спасибо, но я справлюсь сама. Так же любезно, но эмоционально, ответила амазонка, откидывая теплую шаль. Она посмотрела на вязанную вещь и не смогла понять, кому она принадлежит, поэтому просто аккуратно сложила ее и положила на подстилку. Далее Тара сделала несколько попыток встать. Слабость в теле давала о себе знать, да и нога еще ныла. Но немного усилий сделали своё, и брюнетка встала на ноги. У нее тут же закружилась голова, и потемнело в глазах, однако очень кстати близ растущее дерево взяло на себя функцию опоры. «Так, теперь надо собрать все подстилки» - дала себе установку Тара и тяжело вздохнула, так как для здорового человека эта работа была простой, а для нее сейчас каждый наклон грозил головокружением, в лучшем случае, и потерей сознания, в худшем. [center]Антоний[/center]

Антоний: Хрупкие мир и согласие вновь были восстановлены, но напряжение не покидало его. Антоний знал, что поступает правильно; временный союз с амазонками против общего врага в сложившихся обстоятельствах был оптимальным выходом из ситуации, но все же… Почему-то на душе было неспокойно. Пытаясь понять причину своей тревоги, Антоний оглянулся, скользнул взглядом по лицам присутствующих. Почти против воли его взгляд задержался на Таре. Амазонка держалась молодцом, и у него не было, не могло быть причин беспокоиться о ней, ведь он точно знал, что теперь с ней все будет в порядке, ведь кризис миновал, да и какое ему дело до этой несносной девчонки, но… Но почему-то было так трудно, решительно невозможно отвести от нее взгляд… Тихий голос Эмилия, прозвучавший над самом ухом, заставил его вздрогнуть. Антоний поспешно отвернулся, словно человек, которого застали за чем то постыдным, непонимающе посмотрел на друга. И, мгновением позже, когда до него дошел смысл сказанного, смущенно улыбнулся, кивнул Эмилию и… не двинулся с места. Девушки – Немезида, Валла и Гаира, приблизившись к Таре, казалось, целиком и полностью завладели вниманием амазонки, и внезапно он почувствовал себя лишним. Может быть, он и стал их союзником по странному капризу Судеб, но не более того. Он здесь чужак, и не вправе навязываться, и именно это и заставляло его держаться в стороне. Тем временем было решено, что они отправятся в путь как только Тара придет в себя, на что амазонка тут же заявила, что она в полном порядке. Что, конечно, было неправдой, но остальные предпочли поверить (или только сделать вид, что поверили) ей на слово и потихоньку начали собираться. Тара взялась было собирать разбросанные на земле подстилки, но при первом же резком движение невольно схватилась за ближайшее дерево. Вопреки собственным заверениям, она едва держалась на ногах. Антоний и сам не понял, как оказался рядом. Нагнулся, поднял с земли то самое злосчастное одеяло, слегка встряхнул и передал Таре. - Если бы обстоятельства были иными, я бы вообще не советовал тебе вставать ближайшие день-два, - негромко сказал он. - Но сейчас это невозможно, так что постарайся хотя бы не делать резких движений. Ни к чему тебе это сейчас. [center]Эмилий[/center]

Массовка: Эмилий собрал сумки в дорогу, а закрепил седла на лошадях, что стояли неподалеку от их места "стоянки". Мужчина был несколько подавлен и потому, не многословен. Да и лишние слова сейчас были не к чему, однако парой вопросов он успел перекинуться с Эмарис, что пока стояла не при делах. Мужчина спросил при каких обстоятельствах был найден сей клинок, и что происходило в округе, на что девушка недоверчиво и слегка нервозно обрисовала ему ситуацию. Не будь рядом Гаиры, она наверное просто порубала генерала на куски, но поскольку королева находилась в непосредственной близости, и могла слышать о чем спрашивает Эмарис генерал, она сквозь зубы таки дала ответ. Отметив про себя все сказанное амазонкой, Эмилий решил поторопить компанию. Засиживаться времени не было, ведь Брут ждать не будет. - Лошади готовы, мы можем отправляться - тихо произнес он, закрепив суму на седле.

Vaientaa: Не нравилась девушке вся ситуация вокруг, но она была готова идти. Раз уж её зовут в снега, наверняка можно и потерпеть странные обстоятельства и некого Брута, по вине которого мужчины всё таки отказались от обещания исчезнуть на рассвете. Ваента услышала благодарность в свою сторону только серьёзно наклонила голову. Хотелось поскорее начать, а верней продолжить путешествие, и Гаира порадовала тем, что дала отмашку. Все волновались за Тару, и не мудрено, но Валла считала, что лучше оставить переживания при себе и по крайней мере не высказывать, сама она так и делала. - Тара... сможешь усидеть в седле? -Ну, конечно, смогу! Гаира, что за странные вопросы?! - Если хочешь, я могу помочь тебе ехать -О, нет-нет, спасибо, но я справлюсь сама. Ваента и не попыталась спрятать клыкастую улыбку, да, в каком-то смысле она была беспардонна. Дело в том, что разговор амазонок показался ей очень милым. Это как сказать волку - Давай, буду называть тебя щенком?!, а потом ещё добавить - Давай я первый тебя так назову! Да ещё и с таким энтузиазмом. Темноволосая амазонка покачнулась и ухватилась за дерево, северная странница обернулась - никто ли не заметил? Kirrous.. (Прроклятье*)- коротко рыкнула финка. Мужчина уже был рядом с Тарой и тихо указывал ей. Брови Ваенты нахмурились, она взяла свою шаль, перекинула через сумку, бесшумно подошла к римлянину и гречанке, и сверля мужчину глазами, уверенно вытянула у него из рук подстилку. А сделав это, остановилась на месте. Эмилий почти не слышно подал голос своей готовности, и Валла, глядя на Антония, приподнимая бровь, ждала, пока он отправится к товарищу. Она была уверенна, что Тара без предупреждений - знает, что делает, и не кого это не касается. Маленький бельчонок копошился лапками в волосах, что виднелись из под платка, но девушка не отвлекалась на друга. Она нагло стояла напротив нашей странной пары, не отводя глаз и, кажется, даже не моргала.

Зена: ----------------------- НПС ГАИРА------------------ Получив от Тары вполне вразумительный ответ на свой вопрос, амазонка слегка улыбнулась, так как в глубине души была уверенна, что услышит именно эту фразу. Оглядев еще раз место теперь уже бывшего ночлега, королева севера слегка присвистнула подзывая своего коня. Лошади были у всех, кроме Валлы, поэтому нужно было позаботится о том, чтобы девушка не задерживала всю компанию, да и находилась на виду у самой королевы. - Эмарис, ты возьмешь к себе Валлу - сказала амазонка хватаясь рукой за седло. Резкий толчок и вот она уже верхом на своем верном спутнике. Теплы взгляд скользнул по финке. - Не бойся, она отличная наездница - улыбнулась амазонка. После осталось дождаться остальных, Эмилий собрался одним из первых, оно и понятно, ему, как и самой Гаире хотелось закончить со всеми неразберихами на своей земле. Медком Гаира взглянула на Немезиду, словно пытаясь понять, поедет ли та на коне или же полетит, как птица.... Из внимания так же женщина не выпускала и Тару, рядом с которой находился Антоний. - Иногда мужчины бывают такими милыми ... - сказала она сама себе, усмехнувшись про себя. Эмарис забралась на коня, и подъехав к девушке по имени Валла, протянула руку той, чтобы помочь забраться. Между тем взгляд амазонки был немного отрешенный. Наконец, когда все собрались, королева первая начала движение в сторону родных краев. - Надеюсь с холодом все дружны - тихо сказала она и ударила коня по бокам. [center]Немезида [/center]

Немезида: Немезида лишь пожала плечами, когда Тара говорила, что вполне справится и сопровождать ее на коне не стоит. Ну, что ж, дело ее, в любом случае все рядом и в случае чего - придут на выручку. Несмотря на это, олимпийке казалось, что амазонка еще не достаточно сильна, чтобы выдержать такую далекую поездку, но кто знает, может у таких особ талант скрывать свою внутреннюю силу? Немезида выдохнула и уперла руки в бока, наблюдая за всеми. Гаира начала отдавать распоряжения, кто и с кем поедет, хотя, это коснулось лишь Валлы, так как северянка сказала, что девушка поедет с Эмарис. Брови олимпийки внезапно взлетели вверх, так как такого Немезида просто не ожидала, она думала, что все поедут поодиночке, ну да ладно, не суть. Лишь бы никакого дискомфорта ни у кого не было, он сейчас совершенно некстати. Как только вершительница правосудия заметила на себе взгляд Гаиры, она сразу поняла, что Королева Севера пытается взглядом спросить, что будет делать Немезида: полетит или поедет на коне. Олимпийка подмигнула подруге, после чего подняла руки и преобразилась в белую голубку. Сев на ветку, что находилась над Гаирой, которая уже оседлала своего коня, Немезида произнесла: - Ну что ж, всем попутного ветра, - только можно было услышать лишь голос девушки, словно говорил кто-то рядом, ведь голубка лишь сидела на веточке и оглядывала всех, не шевеля клювом. [center]Тара[/center]

Tara: Было решено отправляться в путь и все начали собираться. Тара не хотела оставаться исключением. Она знала, что никто ее тут не оставит, ведь брюнетка давно стала неотъемлемой частью этой команды. Однако сидеть без дела девушка тоже не собиралась. Несмотря на свое дурное состояние, амазонка встала на ноги, и у нее тут же началось головокружение. Слава богам, рядом росло вполне приличное и крепкое дерево, ствол которого стал для Тары опорой. Ей не хотелось, чтобы все считали ее слабой и беспомощной, носились вокруг нее и пытались чем-то угодить. Поэтому зеленоглазая красавица сделала вид, что она в полном порядке. Она привыкла чувствовать себя сильной и быть независимой от кого-либо, поэтому вполне логично, что элементарное чувство заботы было для амазонки странным и непривычным. Когда ослепительные звездочки исчезли, и все вокруг перестало кружить, воительница уже хотела нагнуться за подстилкой, однако ее опередили. Не понятно, откуда рядом с девушкой появился Антоний, отчего сердце Тары по не понятным причинам забилось быстрее. Она тут же попыталась успокоить внутренний ураган разнообразных чувств и эмоций, но получалось как-то плохо. Амазонка с удивлением смотрела на то, как римлянин заботливо поднимает с земли подстилку, отряхивает ее и протягивает девушке. Тут же настроение брюнетки резко поменялось. Вместо приятного трепета в ней начало просыпать недовольство, ведь Антоний, как и все остальные, решил проявить заботу не потому что Тара ему нравилась, а потому что она была не здорова. Хотя… если человек не нравится, то о нем и не заботятся. Разве не так? В любом случае, эта мысль не успела придти воительнице в голову. Девушка уже было открыла рот, чтобы язвительно поблагодарить римлянина, как тот вновь опередил ее и сказал, что если бы обстоятельства были иными, он бы вообще не советовал ей вставать ближайшие день или два, но так как сейчас это невозможно, просил постараться, хотя бы не делать резких движений. У Тары от шока даже рот открылся. Он что сейчас указывал ей, что делать? Амазонка иронично изогнула бровь, посмотрела на него упрямо и с тяжелым вздохом произнесла: -Конечно, лекарь Антоний, непременно. – Воительница уже протянула руки к постилке, как внезапно, подняв взор зеленых глаз на мужчину, произнесла уже другим, более мягким и благодарственным голосом: - Кстати, спасибо… Но я не понимаю, зачем ты всё это делаешь для меня, я ведь… Не успела брюнетка закончить свою речь, как возле парочки появилась Валла с забавным выражением лица. Она нахмурила брови и предупреждающе посмотрела на Антония, словно он имел какую-то угрозу для Тары. Юная девушка выхватила у мужчины подстилку и упрямо стала сверлить его своими красивыми глазами. Поначалу это выглядело забавно, но потом южная амазонка слегка растерялась. Она не понимала, почему Валла пытается ее защитить и почему Антоний пытается проявить заботу? В воздухе ярко почувствовалось напряжения, а темноволосая воительница даже не знала, как исправить положение. К счастью, очень во время послышался голос Эмилия, который оповестил всех, что лошади готовы, и они могут отправляться в путь. Однако на Валлу это не как не подействовало, красавица продолжала упрямо сверлить дырку во лбу Антония. Она лишь изогнула бровь, как бы намекая мужчине, что он уже может идти к своей лошади. Внезапно Тара осознала что едва заметно улыбается глядя на эту картину, но потом, поняв, что Валла скорее всего делает это не потому, что хочет чтобы Антоний отстал от амазонки, а потому, что знает – может быть скандал, слегка поникла. Финка уже не раз видела сварливый характер воительницы и в основном, зеленоглазая дикарка сцеплялась языками с Антонием. Может, Валла хотела этого избежать, а действовала не из добрых побуждений? Подобный ход размышлений прервал голос Гаиры, которая сообщила финке, что она едет с Эмарис. Тара украдкой посмотрела на Валлу, дабы проследить ее реакцию, а северная королева, уже оказавшись верхом, успокоила юную девушку и сказала, что Эмарис отличная наездница. Когда рыжеволосая амазонка подъехала на своей лошади к финке и протянула той руку, Тара быстро и слегка нервно произнесла: -Ну ладно, пора уже двигаться в путь. Эм… Валла, спасибо. Улыбнулась амазонка финке, а затем перевела заинтересованный взгляд на Антония. Но он уже, кажется, был занят своими мыслями и делами. Ну что ж, Антония Тара поблагодарила, Валлу тоже, а теперь и самой пора было садиться в седло. Воительница медленно, не делая резких движений, подошла к своему черному жеребцу и погладила его по шеи. Затем наклонилась и что-то шепнула на ухо, отчего то забавно дернулось. Тор фыркнул, мотнул головой, а затем нехотя опустился на землю, что позволило Таре без труда сесть в седло. Девушка взяла в руки поводья и слегка потянула их на себя, а жеребец встал на ноги. Амазонку пошатнуло, однако она уверенно удержалась в седле. Все были готовы в путь. Внимание воительницы привлекла Гаира, смотрящая на Немезиду вопросительным взглядом. Между этими двумя девушками, словно была какая-то невидимая связь, и они понимали друг друга без слов. Внезапно богиня справедливости игриво подмигнула королеве северных племен, подняла руки и превратилась в белую голубку. Сама Тара уже видела этот фокус, поэтому достаточно привычно к нему отнеслась. А вот Антоний, Валла, Эмилий и Эмарис не знали, что всё это время лучница была не кем иной, как Немезидой. Заметив их шокированные лица, амазонка тихо рассмеялась и проговорила: -Без паники, это Немезида, богиня справедливости. И если вы хорошо себя вели, то вам нечего волноваться. Игривая и довольная улыбка на лице амазонки говорила о том, что настроение у нее поднялось, и было более чем прекрасным. Ну а теперь пора было отправляться в путь. Белая голубка голосом Немезиды пожелала всем попутного ветра и движение началось. Первой тронулась Гаира, следом за ней Тара ударила своего жеребца по бокам и последовала за ней, и дальше по цепочке. Они ехали не спеша, так как состояние амазонки было еще не стабильным. Однако спешить всё же следовало. Воительница мягко качалась в седле и ехала молча, как внезапно Гаира невзначай сказала, что надеяться, что все здесь дружны с холодом. Тара слегка удивилась и неуверенна произнесла: -Эм… ну вообще нет. Надо бы закупится теплыми шкурами по дороге. Амазонка тяжело вздохнула, представляя себе лютый мороз, и как она будет с ним бороться. Но ведь до краев снега надо еще добраться. А путь был не близкий… Девушка обернулась и украдкой посмотрела на Антония, внезапно осознавая, что рада его присутствию. ----->Северные земли [center]Антоний[/center]

Антоний: Судя по выражению лица Тары, он опять сказал что-то не то, хотя, что именно в сказанном было "не то", Антоний решительно не понимал. Но если еще вчера они запросто бы могли сцепиться из-за нескольких неосторожных и неверно истолкованных слов, то прошедшая ночь и столь близкое дыхание смерти все-таки что-то изменили в их отношении друг к другу, смягчив изначальную и вполне взаимную неприязнь, сделав их обоих немножко терпимее… - Конечно, лекарь Антоний, непременно. Нотки иронии в голосе амазонки были вполне различимы, но эта ирония была совсем не злой, и Антоний, пожав плечами, пропустил ее мимо ушей. Тем более, что в следующий миг голос Тары стал мягче. - Кстати, спасибо… Но я не понимаю, зачем ты всё это делаешь для меня, я ведь… Амазонка не договорила, тем самым избавив его от необходимости отвечать на этот вопрос. Да у него и не было ответа, он и сам не очень-то понимал, что заставляет его держаться неподалеку, следить за каждым движением, каждым жестом девушки… И не пытался понять. Только слабо улыбнулся в ответ, и тут какое-то движение внезапно привлекло его внимание. Маленькая северянка хмуро посмотрела на него, словно пытаясь взглядом прожечь в нем дыру, уверенным резким движением забрала из его рук полусложенную подстилку. И замерла на месте, сверля его мрачным взглядом. В исполнение мужчины это могло выглядеть угрожающе, но в исполнение хрупкой девчушки это смотрелось весьма забавно. Она что, пытается так защитить Тару? От него? С чего бы это? Несколько долгих секунд Антоний просто смотрел на Валлу, потом вдруг широко, совсем по-мальчишески улыбнулся и, не говоря больше не слова, шагнул к Эмилию, уже восседавшему на своем коне. Забрал у друга поводья своего коня, легко вскочил в седло. Предстоящие холода, о которых небрежно упомянула Гаира, его особо не беспокоили. Пять зим подряд, проведенные в Галлии, научили его не обращать внимания на подобные мелочи. Хотя, Тара, конечно, была права – теплые вещи не помешают. Они с Эмилием не собирались так далеко уклоняться на север… А вот превращение Немезиды выбило его из колеи; выражение его лица, когда он смотрел на говорящую пичугу, всего секунду назад бывшую женщиной, было вполне красноречиво. Немезида оказалась столь не похожа на римских богов, далеких и недостижимых, что это несколько шокировало его, настолько, что он даже не знал, как реагировать на это превращение, тем более, что тайной сущность богини, была здесь, похоже, только для них с Эмилием. Как бы то ни было, раз уж для остальных присутствие богини, похоже, явление вполне обыденное, то и он постарается сделать вид, что вполне разделяет эту точку зрения. По мере сил. А что ему еще оставалось? [center]Эмилий[/center]

Массовка: Когда же все собрались, компания двинулась в путь. Одно лишь заставило его на секунду приоткрыть рот, затем тут же его закрыть. - Немезида - мысленно повторил он имя богини после того, как Тара пояснила, что произошло. Мужчина явно задумался, почему сама богиня путешествует с девушками амазонками, он совершенно забыл о необычности королевы севера, и поэтому некоторое время пути пребывал в некотором шоке, изредка поднимая глаза к небу, чтобы отследить взглядом порхающую над их головами птицу. Безусловно встречи с богами парой бывают очень волнительными и это не было исключением, вот только мужчина не понимал, почему тогда Немезида не смогла вылечить Тару, и во время схватки на поле с дикарями получила ранения. Все эти мысли немного отвлекали генерала, потому он и ехал самый последний в этой цепочке лошадей. Антоний проявлял заботу к южной амазонке Таре, конечно он ведь кавалер, улыбаясь думал про себя Эмилий. В чувства его привел голос Гаиры, и то фразу он уловил не всю, однако о чем идет речь понял после ответа Тары. И действительно теплые одежды на севере никогда не были лишними. Если бы он знал, что путь их будет лежать так далеко, то прихватил бы парочку военных - меховых накидок, которые позволяли вести бой не стесняя движения. - Что ж похоже придется потратиться - тихо произнес он сам себе. >>северные земли>>



полная версия страницы