Форум » Архив форума » Леса Эпира » Ответить

Леса Эпира

Арес: В лесах растут сосны, буки, дубы, а в горных районах — балканские сосны. Здесь водятся волки, серны, рыси, кабаны, выдры, а озера являются местом обитания тысяч водоплавающих птиц. Локации : Опушка леса Светлая по большей части солнечная опушка, на которой можно отлично провести денек, валяясь в зеленой траве, словно в пуху. Ручей в лесу Небольшой, но очень живой ручей с множеством мелких камешков и прозрачной, прохладной водой. Ручей , является продолжением водопада, что находиться довольно далеко от своего младшего брата. Вода пригодна для питья, но плавать здесь не получится, слишком мелко и холодно. Водопад Названия у него нет, потому что он является в большей степени диким. Среднего размера водопад, красивый и холодный. Купаться можно, но только если вы действительно очень закаленный человек. Заброшенная хижина Перекошенное деревянное строение впрятанное в глубине леса. Крыша поросла мхом, двери выглядят настолько прогнившими, что кажется стоит до них дотронуться и они превратяться в труху. Внутри сыро и темно. Лесные тропы Разные бывают, по большей степени ухабистые и извилистые, некоторые из них больше стоптаны, некоторые вообще заросли травой. Очередность постов : Гаира, Немезида, Тара, Антоний, Массовка (Эмилий), Ваента

Ответов - 101, стр: 1 2 3 4 All

Немезида: В глазах девушки появились паника и легкий страх. Она не знала, что делать и чего ждать от дикаря, который вот-вот был готов ее ударить. Рука этого существа вознеслась над его головой, и уже было видно, что если он ударит Немезиду, она почувствует неимоверную боль, но, несмотря на это в любом случае не умрет. Хотя, даже такое утешение не могло позволить этому дикарю выполнить свой план. В голове богини пронеслась мимолетная мысль, которая несла за собой уже слишком сильную ненависть к этому дикарю. Девушка уже практически представила себя лежащей на земле и страдающей от боли, но через какое-то время встающей и несущей возмездие своему обидчику. Немезида уже заранее была намерена либо избить этого дикаря ногами, руками, в общем применить все свое умение в боевом искусстве, а затем в буквальном смысле расстрелять это существо, не жалея стрел совершенно. Вершительница правосудия хоть и обдумала свои дальнейшие действия, но от сложившейся ситуации все равно стала сжиматься в комок, чтобы возможно попытаться увернуться или сделать что-то подобное, но надежда начала угасать, когда знаменательный момент удара был уже близок, и девушка поняла, что не успела бы ничего сделать. Немезида закрыла глаза и ждала, когда же испытает боль, но почему-то этого не произошло. «Хм... ну давай же, надоело ждать, бей! Бей! Потом же умрешь самой ужасной и мучительной смертью!», - думала про себя богиня, чтобы уже поскорее получить удар, поскорее испытать боль и поскорее отомстить обидчику. Но удара вновь не было, и спустя секунду девушка услышала мужской голос, но отнюдь не дикаря. Немезида открыла глаза и увидела перед собой одного из тех мужчин, что присоединились к битве буквально несколько минут назад. Он ловко расправился с противником, после чего подошел к Немезиде и протянул руку, при этом спросив ранена ли она. Мужчина зацепил ее за ту руку, что была в крови и вполне возможно, что римлянин не понял, что дотронулся до ее раны. Скорей всего он посчитал, что это кровь одного из дикарей, которого он уже успел убить и обмарать свои руки кровью этих существ. В ту же секунду мужчина ответил сам на свой вопрос, решив, что богиня в порядке, что ран у нее нет, и он буквально приказал девушке продолжить бой. «Да кем ты себя возомнил? Я лучше тебя знаю, как и когда мне начать вновь сражаться!», - сгустив брови, посмотрела на мужчину Немезида. Она уже было хотела сказать, чтобы смертный не приказывал ей, что она ранена, хоть и не столь сильно, но все же. Хотя с другой стороны благодарность за свое спасение она как бы тоже испытывала и решила промолчать. Римлянин уже хотел поднять девушку с земли, ведь он протягивал руку и вновь почти ухватился за больную руку девушки, которую та так и не успела убрать, но в этот момент появилась Тара и оттолкнула мужчину, при этом смерив его не очень-то и доброжелательным взглядом. Амазонка ухватилась за другую руку Немезиды и помогла ей встать, с приятным взглядом. А в адрес смертного, что спас богиню, Тара осыпала свой гнев, как показалось вершительнице правосудия. И так было ясно, что раз Тара амазонка, то испытывать какую-то симпатию к мужчине, к любому, она естественно не будет, сейчас Немезида в этом убедилась. Несмотря на это, богиня была благодарна Таре за то, что та подоспела к ней в ту же секунду. Амазонка оказалась на месте довольно быстро, что слегка поразило Немезиду, ведь никакими скоростными способностями Тара не обладала, тогда как же она успела практически «долететь» к Немезиде и протянуть руку помощи? В ту же секунду в голове вершительницы правосудия промелькнула мысль, что воительница вполне могла также спешить на выучку к богине, но из-за римлянина она оказалась второй. Несмотря на это, Немезида не могла держать зла на мужчину, который спас ей жизнь, но с другой стороны она была недовольна тем, что римлянин так просто взял борозды правления и начал командовать. Кивнув Таре и показав тем самым и свою благодарность, и одобрение того, что Немезиду можно оставить, богиня лишь проводила взглядом амазонку, которая вновь ринулась в бой. Богиня тоже не стала засматриваться на всех и отразила атаку, которую хотел совершить очередной дикарь. Ударив противника ногой по лицу, дикарь перевернулся и упал на землю, так как девушка ударила довольно сильно, но не настолько, чтобы убить это существо. Немезида и не собиралась вырубить и отправить в Тартар его таким образом, да она бы и не смогла, ей достаточно было повалить того на землю, после чего достать из своего колчана стрелу и выстрелить обидчику в самое сердце. Так девушка сделала и сейчас. Дикарь мертв. Немезида стала оглядываться, чтобы отразить атаку или выстрелить в другого противника, но на удивление девушки эти грязные мужчины стали просто-напросто убегать в лес. Тара также подтвердила это, выкрикнув, что противник отступает. - Наконец-то все закончилось, - с грустным и уставшим взглядом произнесла девушка, завела лук и колчан со стрелами за спину, после чего просто посмотрела на свою правую руку, из которой все еще текли слабые струйки крови. Так как Немезида постоянно напрягала руку, когда стреляла, кровь не могла перестать течь, но само собой она стала течь не так сильно, как тогда, когда девушка только получила эту рану. Богиня перевела взгляд сначала на Тару, затем на Гаиру, надеясь, что те в порядке. После чего Немезида посмотрела на незнакомых мужчин, что также вели бой на стороне девушек. Немезида слегка удивилась, когда один из мужчин спросил своего товарища как тот, в порядке ли. Брови девушки резко поднялись, а глаза приобрели широкий взгляд. «Вместо того, чтобы поинтересоваться, как себя чувствуем мы, вы стоите и просто проверяете свои раны?! Неужели смертные бывают такими странными???», - задала себе вопрос Немезида. Она никогда не видела такого, чтобы мужчина, а точнее мужчины, в первую очередь заботились о себе, нежели о девушках, которых могли ранить, а ведь раны действительно были. В этой схватке ни одна девушка не оказалась без царапин. Немезида не стала стоять и ждать, пока эти незнакомцы закончат свои проверки. Она подошла к мужчинам и скрестила руки на груди, при этом старалась не сильно задевать свою раненую руку. - Простите, что прерываю столь милую идиллию, но кто вы такие??, - взгляд богини был наполнен огнем, не сильным, но все же. Ей нужно было знать, что эти смертные забыли в этом месте. Может, они и появились, так как услышали женские выкрики и звуки боя, но все же, кто эти люди узнать стоило. Девушка лишь на миг посмотрела на своего недавнего спасителя, но не стала сильно заострять на нем внимание, так как от того приказа, который мужчина посмел дать богине, Немезида совершенно потеряла к нему всякий интерес, которого не испытывала и ранее. Ответ же она также ждала от его товарища, но вот кто ответит, это уже дело этих смертных, тут Немезиде было все равно. Но в ту же секунду, богиня почувствовала чье-то присутствие и отнюдь не тех, кто находился и сражался здесь сейчас. Нет, ощущение было другое, более незнакомое, чем прежде. Прищурившись, Немезида будто стала чуять, что в этом месте кто-то следит за всеми присутствующими. Видимо Гаира тоже это заметила и решила разведать, кто это. Вершительница правосудия не стала этому препятствовать. Она подошла ближе к Таре и уже забыла про вопрос, который задавала мужчинам несколько ранее, ведь сейчас Немезиду больше волновал новоприбывший и таящийся человек, нежели те, кого богиня уже успела повидать, пусть даже в бою и мимолетом. Наклонив голову и посмотрев в сторону того места, откуда доносилось человеческое тепло, Немезида стала наблюдать за происходящим и ждать Гаиру, когда пантера выйдет и покажет всем того, а может даже и ту, что же за ними следит и думает, что окажется незаметной.

Антоний: Спасенная девушка не произнесла ни слова, лишь наградила его пламенным взором. Впрочем, огонь в ее глазах остался незамеченным – в пылу схватки Антонию было как-то не до таких мелочей. А вот амазонка, подоспевшая на помощь своей подруге мгновением позже, оказалась куда более красноречивой. -Раскрой глаза, она ранена! Командовать будешь в Риме, а не здесь. Не забывай, что ты не среди своих солдат, а среди женщин. И это вместо элементарной благодарности? Ну не наглость ли? Можно подумать, он им что-то должен! Да если бы не сумасбродная выходка Эмилия, он бы вообще проехал мимо, предоставив девушкам заботиться о себе самостоятельно, что, судя по тону амазонки, и было их желанием. Правильно говорят, ни одно доброе дело не остается безнаказанным… - Для начала сбавь тон, девочка, - отозвался он, проигнорировав возмущенный взгляд амазонки. - Так разговаривать будешь со своим мужем, если найдется дурак, что захочет с тобой связаться. И совет на будущее, бесплатный – если хочешь, чтобы к тебе относились как к женщине, то научись сперва вести себя как женщина, а не как дикая кошка. Смотреть достигли ли его слова цели, он не стал; еще несколько дикарей, внезапно оказавшиеся в опасной близости от них, вынудили его переключить внимание на себя. Так что ответ амазонки, если даже таковой и последовал, Антоний пропустил мимо ушей. А пару мгновений спустя краем глаза заметил, как она и вовсе сделала сальто, ринувшись в самый эпицентр боя. Тем временем вторая амазонка, раненая или не очень, поднялась на ноги и, подняв с земли свой лук, продолжила стрелять. Антоний не видел, что именно преломило ход казавшегося обреченным на поражение боя. Просто в какой-то момент дикари вдруг начали отступать, поспешно покидая поле битвы, и что бы не послужило тому причиной, он был этому только рад. - Фортуна, я в долгу перед тобой, - тихо прошептал он, потом оглянулся, ища взглядом Эмилия. Тот оказался неожиданно близко; заметно припадая на одну ногу, он шел в его сторону. - Ты как? – подходя к нему, спросил Эмилий. - Жить буду, - ухмыльнулся Антоний. И, перейдя на латынь, очень тихо и уже совершенно другим, серьезным тоном, столь резко контрастировавшим с его улыбкой, добавил: - Друг мой, ты знаешь, что нам с тобой предстоит совершить, но поверь мне, мы никогда не достигнем цели, если будем вмешиваться в каждую стычку на своем пути. Это, конечно, было очень благородно, но я очень прошу тебя впредь, прежде чем вот так сломя голову нестись кому-то на помощь, для начала хотя бы убедись, что это действительно кому-то нужно. Посмотри фактам в глаза – это наше вмешательство было необдуманным, глупым и совершенно напрасным; если ты этого еще не заметил, нам с тобой здесь никто не рад. Где-то совсем рядом хрустнула ветка под неосторожной ногой, и Антоний обернулся на звук, машинально коснувшись рукояти спрятанного было в ножны меча. Впрочем, увидев, что это всего лишь одна из сражавшихся с ними бок о бок женщин, та самая, которой он спас жизнь, убрал руку с оружия. - Простите, что прерываю столь милую идиллию, но кто вы такие? - Мирные путники, - уже по-гречески ответил он, прекрасно осознавая, насколько нелепо это звучит в устах человека, руки которого покрыты своей и чужой кровью, и даже не пытаясь придать этим словам хоть видимость правдоподобия. – Вам просто повезло, что мы оказались неподалеку. Эти дикари совсем обнаглели, когда последний раз я был в этих краях, они не позволяли себе ничего подобного. Это, кстати, было правдой, когда несколько лет назад они шли маршем к Фарсалу, дикари из своих деревушек и носу не казали. Эти трусы не посмели напасть на римские легионы, а им было тогда не до них. Их ждал Помпей со своей армией, и Цезарь не счел нужным отвлекаться по мелочам, тем более, что дикари не представляли собой серьезной угрозы для римлян. Может быть и зря… Впрочем, не похоже чтобы его ответ кого-то интересовал. Лучница, даже не дослушав его до конца, вдруг повернулась к ним спиной и направилась к своей подруге, словно бы прислушиваясь к чему-то, слышимому только ей, и это что-то явно интересовало ее куда больше. Антоний покачал головой, демонстративно вздохнул, потом перевел взгляд на Эмилия. На его лице буквально было написано «вот видишь, я же тебе говорил…» - Ладно, к Гадесу все это, - вслух произнес он. – Давай убираться отсюда. Нужно только найти наших лошадей. Надеюсь, эти скоты, - тут он кивнул в сторону леса, где скрылись дикари, - их не забрали, иначе мы с тобой далеко не уйдем.

Tara: Бой был окончен. Противник побежден, а те, кто остались в живых кинулись в бегство. Что ж, дезертирство иногда тоже выход. Только низкий и отчаянный. Амазонки никогда не сбегали с поля боя, для них было честью умереть за свое племя в бою. Конечно, сегодня Тара билась не за своих сестер, а просто защищала себя, но даже сегодня она прекрасно осознавала, что могла погибнуть. Количество дикарей было огромным и ей с трудом верилось, что три женщины одержали победу. Не удивительно, что воительница не приняла во внимание римлян. Лично она считала, что девушки и без них справились бы. Но такое мнение скорее было из-за гордости и принадлежности к феминисткам. Она просто не воспринимала мужчин за людей. Так ее воспитали, такую политику ей внушили, и она была согласна с ней. Но не все были такими амазонками, как Тара. Были и такие, как Гаира, которые вполне адекватно воспринимали мужчин. Однако Тара по натуре своей была очень вспыльчивой и эмоциональной личностью. Может это и погубит ее, но пока еще никому не удалось устранить из нее этот дефект. Воительница прекрасно слышала слова римлянина, обращенные в ее сторону, однако тогда она уже стремилась на помощь к пантере и делала сальто в воздухе, поэтому ответить мужчине было достаточно проблематично. Однако, не стоит думать, что она забыла о словах незнакомца. О нет, она их очень хорошо помнила. И ждала момента, когда окажется рядом, чтобы продолжить столь «милую» беседу. Всё равно последнее слово будет за ней. Меч уже давно оказался в ножнах за спиной, а сама Тара смотрела на Немезиду и Гаиру, пытаясь убедиться, что с ними все в порядке. Тяжело вздохнув и убрав мешающуюся прядь волос, воительница бросила злобный взгляд в сторону римлян, что уже стояли вдвоем и о чем-то разговаривали. Гордо вздернув подбородок, девушка направилась к ним. В ее походке чувствовалась сила и власть, она была необычной женщиной и уж точно не девочкой, как назвал ее незнакомец. Амазонка уже почти подошла к ним, как внезапно, словно из-под земли, появилась Немезида. Сначала Тара решила, что это ее божественные штучки, а потом поняла, что просто слишком устала и внимательность была ни к черту. Богиня справедливости возмущенно спросила мужчин, кто они такие. Воительница остановилась в пару шагов от этой компании, дабы не мешать, и перевела взгляд на мужчин, ожидая ответа. Тот наглец, что посмел оскорбить амазонку, ответил, что они просто мирные путники. Тара иронично усмехнулась и сложила руки на груди. Вся ее поза говорила о том, что она не доверяет незнакомцам. А уж когда римлянин сказал, что девушкам просто повезло, что они оказались рядом, амазонка громко и издевательски расхохоталась над этим наивным заявлением. Она даже не стала дослушивать окончания фразы, так как не могла справиться со смехом. -О, да, куда ж мы без вас! Фыркнула амазонка, прекращая смеяться, но ироничная улыбка продолжала играть на губах. Немезида начала вести себя как-то странно, словно учуяла что-то или почувствовала опасность. Однако Тара так увлеклась пререканием с римлянином, что совершенно не обратила внимания на богиню, которая, кстати говоря, отошла от мужчин и приблизилась к амазонке. Девушка даже не посмотрела на Немезиду, а тут же двинулась к наглецу. Встав перед ним, Тара уперла руки в бок и иронично изогнула бровь: -Так как ты меня там назвал? Девочка? Брови опустились на прежнее место, а вот в зеленых глазах заблестел опасный огонь, который предостерегал, что он может не просто обжечь, а спалить замертво. Второй римлянин слегка напрягся, готовый, видимо, защищать своего друга или хозяина. Уж не знала Тара, кем эти двое друг другу приходятся. В любом случае, на второго римлянина амазонке была плевать, все ее внимание было обращено на наглеца, что посмел ее оскорбить. -Это лучше ты сбавь свой тон, мальчик. И послушай меня! Во-первых, я тебе не девочка! Во-вторых, я лучше буду вечность гореть в Тартаре, чем выйду замуж за подобного тебе! – На повышенном голосе говорила амазонка, едва сдерживаясь, чтобы при этом не тыкать пальцем ему в грудь. - Что же касается моего поведения… Вести себя как женщина? Это что же, мне тебе ноги обмыть в тазу надо или раскланяться от чести лицезреть тебя? А может мне не стоит носить меч? Ах да, мне надо было упасть на землю, биться в конвульсиях и орать от страха. Так ведут себя ваши женщины? Ну, так вот, тут женщины другие. И да, у нас с тобой, похоже, разные понятия о женщинах. Фыркнула девушка и выдохнула. Говорить, всё на одном дыхании было тяжело, но злость и ярость была сильна. Хотя сильной агрессии амазонка не показывала. Высказав всё, что она думает, Тара смерила незнакомца взглядом полным огня и сделала пару шагов в сторону Немезиды. Воительницу сейчас слегка трясло от адреналина, что всё еще кипел в крови. Безумно хотелось вытащить свой меч и лишить этого римлянина языка, но сегодня она будет милосердна по отношению к нему. Хотя бы потому, что он вступился за них, да и Немезида, наверно, получила бы не плохой удар, не появись вовремя он. Но гордость не позволяла Таре сказать ему спасибо за вмешательство в бой и спасение олимпийки. Амазонка, что с нее взять? - Ладно, к Гадесу все это. Давай убираться отсюда. Услышав данную фразу из уст наглеца, чьего имени девушка так и не знала, Тара не поворачиваясь, фыркнула: -Отличная идея. Затем, она все же обратила свое внимание на Немезиду, которая продолжала принюхиваться к чему-то. -Что случилось? Взволнованно спросила амазонка, взглянув на богиню справедливости. И тут же оглядевшись, не обнаружила Гаиру или черную пантеру. Волнение новой волной раскатилось в груди, и Тара спросила, не скрывая своих чувств: -А где Гаира? Взгляд Тары заскользил по небольшому лесу, в поисках не хватавшей воительницы, как вдруг амазонка отчетливо увидела черную кошку, которая недобро блестела своими зелеными глазами. Девушка проследила за взглядом пантеры и заметила прижимавшуюся к стволу дерева детскую фигурку. Таре стала жалко ребенка, ведь Гаира была явно настроена не на дружеский разговор. Но влезать в это дело, амазонка не желала. Рана на левом плече дала о себе знать неприятной болью, и девушка, взглянув на нее, коснулась раны пальцами. С собой у нее не было ничего, чем можно было бы перевязать порез, однако может в дорожных сумках, что увез с собой Тор, что-то найдется. Но ведь рядом богиня… Тара взглянула на Немезиду и хотела попросить, чтобы та ее исцелила. Но взгляд упал на раненую руку богини, и амазонка поняла, что похоже исцелять данная олимпийка не может. -Как твоя рука? Заботливо спросила воительница.

Массовка: Пока Эмилий подхрамывал к компании, он слышал обрывки фраз сказанных девушками. Безусловно, они были не рады мужчинам, но ему это мало волновало, он сделал то, что посчитал нужным на данный момент. И вот когда он до хромал до места и задал свой вопрос о состоянии Антония тот ответил «жить буду», значит он в порядке, это было важно для генерала. Ведь впереди у них долгая дорога, которая не сулила ничего хорошего для них обоих. Тут Антоний перешел на латынь и стал говорить о безрассудстве поступка генерала. - Друг мой, ты знаешь, что нам с тобой предстоит совершить, но поверь мне, мы никогда не достигнем цели, если будем вмешиваться в каждую стычку на своем пути. Это, конечно, было очень благородно, но я очень прошу тебя впредь, прежде чем вот так сломя голову нестись кому-то на помощь, для начала хотя бы убедись, что это действительно кому-то нужно. Посмотри фактам в глаза – это наше вмешательство было необдуманным, глупым и совершенно напрасным; если ты этого еще не заметил, нам с тобой здесь никто не рад. Эмилий молча, выслушал его, а затем на его лице появилась едва заметная улыбка, которая сопровождалась хитрым блеском в глазах. Римлянину пришлось ответить тем же языком, на котором говорил его друг. - Боюсь, вынужден тебя огорчить, ведь я намеренно вмешался в бой. – не торопясь говорит тот – Прости я должен был предупредить тебя, но времени было слишком мало – мужчина потер рукой лоб, тем самым смахивая с него капельки пота, что до сих пор украшали его лицо после тяжелого боя – Среди них есть один, кто будет нам рад, поверь мне - закончил свою фразу он. Эмилий словно искал кого-то глазами до тех пор, пока не услышал голос одной из девушек. Она была явна не довольна фразами его товарища, но сейчас не было времени для пререканий. -Так как ты меня там назвал? Девочка? Генерал удивленно приподнял обе брови, после посмотрел на Антония и спросил на той же латыни. - Ты назвал амазонку девочкой? Ну ты брат даешь! Она тебе такой дерзости не простит. Дальше девушка продолжила свою пламенную речь, касательно Антония, Эмилий же пока, молча, слушал, о чем она говорит. - Это лучше ты сбавь свой тон, мальчик. И послушай меня! Во-первых, я тебе не девочка! Во-вторых, я лучше буду вечность гореть в Тартаре, чем выйду замуж за подобного тебе! Что же касается моего поведения… Вести себя как женщина? Это что же, мне тебе ноги обмыть в тазу надо или раскланяться от чести лицезреть тебя? А может мне не стоит носить меч? Ах да, мне надо было упасть на землю, биться в конвульсиях и орать от страха. Так ведут себя ваши женщины? Ну, так вот, тут женщины другие. И да, у нас с тобой, похоже, разные понятия о женщинах. От таких слов тело могло покрыться мурашками, но Эмилий понимал, что если Антоний начнет отвечать этой девушке, беды не миновать, либо они наговорят множество глупостей друг другу, либо достанут мечи, что уже было слишком. - Эм, простите мне мое вмешательство, но думаю, нам не стоит тратить последние силы на споры и ругать, которая не принесет ничего хорошего никому из нас. – спокойный тон генерала, в разрез с раздраженностью амазонки. Неплохой ход, чтобы сгладить конфликт. Но настрой этой амазонки был весьма решителен, и сейчас она подтвердила фразу Антония про тартар. -Отличная идея. Эмилий хмуро посмотрел на своего товарища. Тот хотел было ответить, но амазонка задала весьма мудрый и своевременный вопрос. -А где Гаира? Вот оно, значит генерал не ошибся и эта черная пантера действительно королева северных земель. На лице вновь, появилась легкая улыбка, а взгляд внимательно посмотрел на друга, словно прося его подождать немного. - Я спасал ее – на латыни шепнул Эмилий своему другу.

Vaientaa: Ваента утопала в изумрудных глазах пантеры, кажется они гипнотизировали и куда-то вели. Чтобы как-то перевести дух и успокоиться Ваента закрыла глаза. Вот она слышит тихий шелест ветра в листве, быстрое дыхание бельчонка, небольшую перебранку на опушке. Медленно открыв глаза, она оценила ситуацию - всё хорошо, всё как было.. кроме зелёных глаз дикой кошки. почти в тот же миг она почувствовала за спиной размеренное тёплое дыхание. поворачиваться или нет? она хочет убить или всё же нет? сомнений не было, это точно пантера, та, прекрасная большая чёрная. Сама пришла, нашла, и хорошо, если она сегодня обедала, а то мало ли.. Маленький Тотта тоже заметил опасность. он был приручен в тревожный момент не срываться с места, не бежать на утёк. Он знал, что самая надёжная защита - это его любимая хозяйка. Вот только она не двигалась, и в маленькой голове пушистохвостого метались два стремления - убежать или остаться на месте. Он стал покусывать хозяйку за шею будто пытаясь разбудить её, он делал так, иногда, когда ночью ему вдруг становилось страшно от излишних звуков или чьего-то присутствия. Ваента шумно выдохнула. Хотела было дотронуться до ножа, но передумала. Вряд ли он её спасёт от кошки, которая только что положила немало народу, предки упаси злить её. Не придумав ничего лучше Ваента всё таки обернулась. Медленно, спокойно. Это и правда была пантера, та самая. Немного помятая, где-то в крови.. наверно не своей. Съест? ну и пускай ест, от лапы такого зверя не стыдно отправиться к праотцам, а не съест - так тем лучше. Ваента смотрела на кошку спокойно, без боязни уже, выпрямила плечи, ждала. Она точно не сделает первый шаг к ней, и тем более не побежит. Стоит выждать чтобы понять, что на уме у этого несомненно умного зверя. Тотта обрадованный, что хозяйка не спит, тоже успокоился, сидя под волосами. Ваента была так рада, что она нашла живых людей в этом лесу, тем более таких.. сильных, стойких. Так бы хотелось послушать их и их истории, научиться чему-нибудь, но она не ожидала, что даже не успев выйти к ним, ей на голову свалится ещё одно испытание. Страх совсем ушёл.. и теперь Ваента просто любовалась красотой чёрного зверя и его пылающих зелёных глаз.

Зена: ---------------------- НПС ГАИРА ---------------------------- Гаира и не собиралась пугать ребенка, она лишь завидев потенциальную опасность, решила убедиться в том, что у дерева нет врага. Кошка внимательно смотрела на девочку, что по всей видимости боялась обернуться к ней. В ее волосах тихо сидел рыжий бельчонок. Как правило, такие животные с плохими людьми не водятся, а чтобы их приручить требуется не мало терпения, любви и заботы, следовательно, эта девочка ни как не подходит под описания врага, тем более, что она еще так юна. И вот, видимо пересилив свой страх, ребенок повернулся лицом к кошке. Пантера смотрела в глаза девочки, словно в книгу…. после чего сделала один шаг вперед и головой потерлась о руку девочки, тем самым давая понять ей, что не тронет ни ее ни ее зверька. Легкое мурчание, глухим звуком раздавалось из груди зверя. Осторожно Гаира дотронулась лапой до руки девочки, затем присела рядом. Поведения животного, но между тем чрезмерно умного могло заставить задуматься, а не нимфы ли это издеваются над ребенком, но как правило такие мысли реже всего приходят в головы смертных путников, особенно когда рядом сидит дикий и опасный зверь. Спустя несколько секунд животное и вовсе легко, взглядом прося девочку сесть ей на спину. Пара недоверчивых и между тем заинтересованных взглядов ребенка и девочка уже на спине у пантеры. Гаира медленно поднялась на лапы и пошла в сторону своих спутников. Девочка немного не уверенно держалась за шею животного, пока те не настигли нужной точки. После чего пантера вновь присела, чтобы дать ребенку сойти с нее. А когда ребенок слез, Гаира посмотрела на своих спутниц, и убедившись, что обе они живы и относительно целы, обратила свой взор на мужчин. Слегка прищурив глаза, она внимательно всматривалась в генерала, что по всей видимости пытался помирить Тару и Антония. Несколько воспоминания из прошлого и имя данного человека всплыло в голове северной королевы. Она сделала пару шагов назад, и спустя пару секунд на месте кошки уже стояла высокая женщина, облаченная в меха. Женщина посмотрела на Тару и слегка улыбнулась ей. Сейчас не время было объяснятся за метаморфозы, происходящие с ней. Подойдя поближе ее рука плавно легка на плечо девочки, а легкая улыбка в очередной раз доказывала ребенку, что бояться здесь не кого. - Думаю она потерялась…. – предположила женщина. Далее переведя взгляд не генерала - Эмилий – на удивление тепло сказала королева, еле заметно склонив голову вперед. Далее на лице появилась добродушная улыбка – Не думала, что когда-нибудь встречу тебя, да еще и в такой обстановке…. Гаира действительно была удивленна видеть генерала пред собой, об этом можно было судить по слегка изменившемуся лицу женщины. Конечно, сейчас Тара могла осуждать ее за такое поведение по отношению к мужчинам, но у королевы свои принципы общения с мужским полом, тем более, что генерал некогда спас ей жизнь на свой страх и риск. Нельзя забывать тех, кому ты обязан,… поэтому Гаира была столь благосклонна к мужчинам. Как королева она относилась к ним совершенно нейтрально, но как женщина уважала тех, кто был достоин этого.

Немезида: С одной стороны то, что мужчины вмешались в бой и помогли, показывало, что они настоящие не только воины, но и благородные люди, которые в любой момент могут прийти на помощь женщине и защитить ее. Да только Немезиде не очень понравилась эта компания римлян и видимо не только ей. Богиня не была ненавистницей мужчин, Немезида не была, к примеру, той же амазонкой, у которых откуда-то возник такой принцип и смысл жизни без мужского пола. Хотя, не все были такими, взять ту же Гаиру, которая носила под сердцем ребенка. По северянке не скажешь, что она верна этому правилу «против мужчин». В любом случае, Немезида никогда не вмешивалась в жизни других людей, тем более амазонок, ей это было ни к чему, да и интереса никакого к жизни женщин-воительниц у олимпийки не было. Судя по словесной перепалке, что возникла между Тарой и римлянином, путешествие окажется действительно интересным, особенно если всем будет по пути. С каждым словом между этими двумя возникала настоящая ненависть, по амазонке это было отчетливо видно, нежели по мужчине. Хотя, кто знает, может он таит это в себе? Пару минут назад римляне говорили на своем языке, Немезида слышала их шептания, но разбирать их слова не собиралась. Да и откуда ей известен их язык, он ей вовсе не нужен, и смысла понимать его не было. Но стоит заметить, что вниманием олимпийки эти мужчины все же завладели. Нельзя сказать, что она влюбилась в кого-то или стала испытывать симпатию, нет, это глупо и звучит как бред сумасшедшего, любить этих людей не хотелось, просто своим поведением они сами заставляли обращать на них больше внимание. Но сейчас Немезиду привлекло что-то другое. Она услышала какой-то шорох. А когда Гаира зашла за дерево, богиня просто стояла и ждала, пока пантера выйдет оттуда с той, что следила за всей компанией. Только интересно для чего? Пока все ждали, Немезида обратила внимание на Тару, которая, видимо, не сразу поняла, в чем дело и решила спросить, что случилось. Богиня спокойно посмотрела на девушку, слегка улыбнулась и посмотрела в сторону, откуда недавно доносился странный звук, что привлек внимание и Немезиды, и Гаиры. - Сейчас узнаем. Посмотрев вновь в сторону Тары и обратив внимание на рану амазонки, богиня стала волноваться. Исцелять, как другие боги, Немезида действительно не умела, но вполне возможно, что какую-то часть силы на заживление раны девушки олимпийка вполне бы смогла потратить. Правда раньше вершительница правосудия этого не делала. Она умела обрабатывать раны, промывать и делать другие вещи, но как смертная, то есть так, как это может делать простой человек, а лечить как богиня... Немезида еще никогда не сталкивалась с таким. Но все в жизни бывает в первый раз. Аккуратно дотронувшись до руки Тары, где была рана на плече, девушка осмотрела ее и старалась не касаться, чтобы вдруг не занести какой-либо заразы. - Не обращай внимания, моя рука заживет скоро, а вот твоя... Ее нужно будет как можно быстрее обработать. Будь у меня способность лечить, твоя рука уже была бы здоровой, но..., - Немезида слегка опустила голову, словно чувствуя свою вину перед Тарой, а потом посмотрела на амазонку и продолжила. -... но я ранее никогда не лечила, я и со смертными-то редко бывала... моя жизнь в основном проходит на Олимпе, а на земле я лишь караю людей, которым лечение уже и вовсе не светит. Немезида старалась говорить тихо, чтобы не привлекать всеобщее внимание. Девушка отпустила руку Тары, как только заметила, что Гаира вышла из за дерева с какой-то незнакомой девочкой на спине. Олимпийка взглядом изучила ребенка, после чего заметила, что девчушка была не одна, а со зверьком - маленьким бельчонком, что сидел в ее волосах. Эта картина выглядела довольно мило. Опустив ребенка на землю, Гаира вновь преобразилась в человека. Перед ними опять-таки стояла женщина, а не пантера. Северянка предположила, что девочка потерялась, да и Немезиде сначала тоже так показалось, ведь обычно дети не разгуливают в лесу в одиночку. Но в любом случае оставлять девчушку одну не было смысла, да и это было бы не по принципу Немезиды. Она бы и сама в жизни не оставила своего сына где-нибудь на земле, где тот мог заблудиться. Поэтому олимпийка добродушно посмотрела на новую «спутницу» и улыбнулась ей: - Ты откуда и как сюда попала?, - задала вопрос богиня, все также наблюдая за действиями девочки. - Не бойся, вреда тебе я не причиню, я просто спрашиваю. Кто знает, может эта девочка испугалась бы всех присутствующих, ведь мало того, что на глазах у нее пантера стала девушкой, перед ней теперь стояли люди, у которых были руки в крови, раны и ссадины, в ножнах были мечи, а у Немезиды были лук и стрелы. Вдруг ребенок подумает, что ей захотят навредить, это было действительно возможно, поэтому Немезида слегка одернула свой лук и колчан, чтобы оружие больше спряталось за спину и смотрела на девочку. Но вдруг, внимание олимпийки привлек голос Гаиры, которая обратилась к одному из мужчин и назвала его Эмилием, при этом с улыбкой. - Вы знакомы?!, - удивленно задала вопрос Немезида, повернув голову в сторону римлянина и северянки. Но ответа на него она в принципе не сильно ждала, ведь сейчас каждый был занят своим общением.

Антоний: Адреналиновое опьянение боем, захлестнувшее его разум, постепенно проходило, сменяясь усталостью и апатией. Внезапно закололо под ребрами, стало трудно дышать. Антоний машинально коснулся пульсирующего болью бока, поморщился, заметив, что у него начинают дрожать руки. Похоже, четыре относительно мирных года, прошедшие с их победы и триумфа, не пошли ему на пользу. Он слишком давно не дрался всерьез и непозволительно расслабился, и это плохо, очень плохо, ведь в предстоящей войне с сенатом ему понадобятся все его силы и воля, до последнее капли. Он должен быть сильным; ни один римский легионер не пойдет за слабым, не способным выдерживать тяготы солдатской жизни, полководцем. «Соберись...» – мысленно приказал он самому себе, потом заставил себя улыбнуться Эмилию. Если его улыбка со стороны и выглядела вымученной, то с этим Антоний уже ничего поделать не мог. - Тогда это меняет дело, - ответил он. – Твоя подружка, да? Надеюсь, она того стоит. Позакомь нас, ладно? Ты уж извини мне мое любопытство, но мне хотелось бы знать, ради кого мы тут едва не сложили головы. По всей видимости, Эмилий говорил о ком-то третьем, и хотя за все это время Антоний не видел поблизости никого кроме двух воительниц, не слишком обрадованных их вмешательством и, кстати говоря, куда-то запропастившейся черной пантеры, но он вполне доверял другу и был готов поверить, что что-то могло ускользнуть от его глаз. Последовав примеру Эмилия, он тоже оглянулся, но пейзаж не слишком изменился за эти минуты; та же поляна, тот же лес, те же тела погибших дикарей и те же случайные союзницы, одна из которых, сверкая глазами и разве что не искрясь от возмущения, направлялась прямо к ним. Ей-то какого цербера от них надо? По правде говоря, Антоний уже почти забыл об их кратком обмене любезностями; чего только не наговоришь в горячке боя. К тому же он никогда не отличался особой злопамятностью, легко вспыхивая по малейшему поводу, он всегда так же легко и быстро остывал, и если бы амазонке не взбрело в голову продолжить разговор в том же тоне... Но ей взбрело, а Марк Антоний не привык молча сносить оскорбления. - Да я скорее женюсь на волчице, чем посмотрю в сторону кого-то вроде тебя, - резко ответил он. – Мне плевать кто ты и что ты. И твое мнение меня тоже не интересует. Держись от меня подальше. У нас не принято убивать женщин даже когда они этого заслуживают, но клянусь камнем Юпитера, еще пара высказываний в том же духе, и я забуду этот принцип. Укоризненный взгляд Эмилия, его взывающие к здравому смыслу слова, а еще больше – мягкий спокойный тон, подействовали на него отрезвляюще. Антоний досадливо дернул плечом и отвел глаза, но извиняться не стал. Тем временем на поляне появились новые действующие лица – черная пантера и девочка. Пантеру он видел уже раньше, мельком, в бою, девочку – нет. А потом вдруг произошло невиданное – силуэт изящной дикой кошки вдруг растаял, грациозное животное исчезло как дым, а невесть откуда появилась высокая светловолосая женщина, вероятно, она-то и была той самой Гаирой, имя которой за последние минуты прозвучало не один раз.

Tara: Тара собственно и не ждала, что этот наглый римлянин умно промолчит. Видимо он был так же не сдержан, как и сама амазонка. Еще чуть-чуть и они обязательно сцепятся, а это ничем хорошим не кончится. И пускай, незнакомец считал, что он без лишних усилий сможет убить ее, воительница считала по-другому. И даже сейчас она не собиралась замолкать, особенно услышав угрозы мужчины. Тара звонко рассмеялась, закидывая голову назад, отчего ее темные волосы водопадом разлетелись по спине. Она пропустила мимо ушей все его слова, и насчет волчицы, и насчет того, что ему плевать кто она, и насчет того, что ее мнение его не интересует. Она, собственно, поддерживала такую же позицию в сторону римлянина. Однако Тару рассмешила именно угроза, кинутая в ее адрес. -Не стоит затыкать мне рот, это просто бесполезно. И угрожать мне тоже не стоит, ведь ты точно не знаешь, кто выйдет живым из этого поединка. А пока нехваткой сдержанности, из нас двоих, страдаешь именно ты. Фыркнула амазонка в сторону рассвирепевшего римлянина, который казалось еще чуть-чуть и схватится за меч. Она не следила за ним во время боя, однако успела уяснить, что он хороший воин. Впрочем, это совсем не пугало воительницу. Даже, наоборот, будоражило, ведь бой обещался быть захватывающим. Но вместе с этим, амазонка не лезла на рожон, только и в тряпочку молчать не собиралась. Так что исход этого словесного поединка зависел только от римлянина. Хватит ли ему ума промолчать или же он будет продолжать спорить с женщиной, у которой от природы заложена болтливость? От словесной перепалки амазонку отвлекла Немезида, которая осторожно взяла девушку за руку и принялась осматривать рану. Воительница инстинктивно вздрогнула, она не привыкла, что кто-то проявляет заботу к ней. Обычно Тара сама о себе заботилась, сама себя защищала, в общем, была себе единственным другом и советником. А тут о ней волнуется не просто человек, а сама богиня. Олимпийка подтвердила мысли Тары о том, что она не может лечить смертных. Она создана, чтобы карать, а не исцелять. Амазонка понимающе улыбнулась и мягко высвободила свою руку из нежных пальцев Немезиды. -Всё в порядке, я и посерьезней раны переживала. Так, что это можно считать простой царапиной. Но всё равно спасибо. Добродушно пролепетала Тара. Постепенно она начинала забывать, что рядом с ней стоит богиня Олимпа. Немезида была простой и, тем не менее, очень, интересной особой. Она общалась со смертными так, словно была одной из них. И это подкупало. С каждой минутой амазонка всё лучше и лучше относилась к богине, начиная к ней привязываться. Общение с Немезидой закончилось, когда из леса вышла изящная черная пантера с какой-то девочкой на спине. Приглядевшись, Тара поняла, что «всадница» уже давным-давно не ребенок. Ей было около 18-19 лет, однако ее хрупкое телосложение и слегка наивное лицо вводило в замешательство. Все с любопытством наблюдали за действиями пантеры, которая медленно присела и позволила юной особе слезть с нее. После этого дикая кошка сделала пару шагов назад и превратилась в прекрасную девушку. Брови Тары удивленно взлетели вверх, однако более никаких признаков шока она не показала. Да и постепенно, амазонка начинала привыкать к этим своеобразным фокусам. Гаира улыбнулась воительнице после чего подошла к девочке с бельчонком и, положив ей ладонь на плечо, сделала заключение, что она потерялась. Амазонка перевела пустой взгляд с Гаиры на юную особу и пробурчала себе под нос, так чтобы никто не слышал: -Думаю, она в состоянии сама найти дорогу домой. Тара сама не могла понять, откуда у нее такая агрессия на весь окружающий мир. Наверно, схватка с дикарями и перепалка с римлянином выбила ее из колеи. «Надо бы успокоится, а то того и гляди всех перекусаешь» - сама себе мысленно сказала зеленоглазая девушка. Амазонка сложила руки на груди и с равнодушием начала наблюдать, как Немезида, словно наседка, начинает порхать вокруг юной особы, спрашивая у той, откуда она и как сюда попала. А затем еще зачем-то добавила, чтобы та не боялась, хотя сама воительница не заметила на лице у девушки с бельчонком хоть какой-нибудь признак страха. «Интересно, ей самой хоть нравится, что с ней обращаются, как с ребенком?» - удивлялась в мыслях Тара. Однако в следующую минуту интерес амазонки переключился на Гаиру, которая, судя по всему, знала этих римлянин. Одного из них северянка назвала по имени, а потом и вовсе добродушно улыбнулась. По следующей фразе стало ясно, что это не первая их встреча. И теперь было понятно, почему эти мужчины влезли в бой. Они защищали свою старую знакомую. Гаира наверняка почувствовала на себе неприятный взгляд Тары, в котором читалось искреннее осуждение. Однако амазонка ничего не сказала, ведь это не ее дело. У нее свои принципы, у Гаиры свои. Может быть, когда-нибудь девушка и изменит свое мнение о мужчинах, но это наврядли. Стоило Таре кинуть мимолетный взгляд на римлянина, с которым она спорила, она еще сильнее убедилась в своих суждениях. Не желая больше вмешиваться в эти дела, амазонка коснулась двумя пальцами губ и громко свистнула. Через пару минут послышался топот копыт и вскоре показался черный, как вороное крыло, жеребец. Он подошел к своей хозяйке и остановился. Воительница отвернулась от своих спутников и начала рыться в дорожной сумке, в поисках чистой материи. Она очень надеялась, что Гаире не придет в голову мысль позвать с собой мужчин. Иначе Таре придется попрощаться с этой компанией и пойти своей дорогой. Ее особо здесь ничего не держало, она шла туда, куда подталкивал ее ветер. Северянка предложила путешествие вместе, амазонка не отказалась. Однако если появится какая-либо помеха, Тара спокойно может уйти. Конечно, не хотелось прощаться с Немезидой и Гаирой, вот только нежелание путешествовать именно с этими мужчинами пересиливало. Воительница вытащила из сумки чистую ткань и, выудив нож из сапога, разрезала ее на ровные полосы. После этого Тара достала флягу с водой и промыла рану, и только вслед за этим стала перевязывать плечо. Но осуществлять перевязку одной рукой было достаточно проблематично, а попросить кого-то о помощи не позволяла гордость. Да и все были заняты своими делами. Гаира общалась со своим старым другом Эмилием, Немезида узнавала информацию у незнакомки, так что приходилось действовать в одиночку. Взяв в зубы мешающуюся ленту, второй рукой амазонка пыталась замотать плечо.

Массовка: Ситуация на поляне была не самой живописной. Об этом говорили не только трупы дикарей, и лужи крови под ними, но и напряженные отношения Антония с девушкой амазонкой. Она явно была готова разорвать Марка на части, даже скорее всего мысленно уже распотрошила его труп, но сейчас все внимание генерала было приковано лишь к одной особе, которая к его удивлению не забыла имени римского генерала, да и выказала ему должный знак уважения. Эмилий тоже не скупился на почтение, и приклонил слегка голову, приложив руку к груди. Гаира и прежде восхищала его, и за эти годы не утратила своей грациозности и красоты. Легкая улыбка скользнула по лицу мужчины, после чего он мельком взглянул на друга. – Не думала, что когда-нибудь встречу тебя, да еще и в такой обстановке…. Генерал даже немного вслух хмыкнул, а затем ответил. - Видимо только в таких ситуациях мы и можем встретиться. – улыбнулся он и сделала несколько шагов к женщине, хотя по виду она едва тянула на 25. Эмилий развернулся к другу. – Антоний, позволь представить тебе, Гаира – королева северных амазонок, и по совместительству моя давняя знакомая – он перевел взгляд на Антония в надежде, что мужчина не будет против, если генерал представит его – А это Антоний, мой верный друг и товарищ. Мужчина решил не добавлять никаких римских званий к имени Марка, ведь если он захочет то сам сможет добавить хвостик, к тому, что уже сказал Эмилий, да и потом Гаиру никогда не интересовали звания. Возможно потому, что они для нее ровным счетом ничего не значили. Тем временем юная амазонка позвала своего жеребца, а после приняла за свою рану. Другая же дама, стала проявлять внимание к девушке, что привела Гаира. Возможно она и впрямь потерялась в этом лесу, с другой стороны ее взгляд был вполне себе уверенный. Тут можно было бы долго гадать, каким образом это юное создание оказалось среди густых зарослей леса. Ну, а чтобы не терять и без того драгоценное время королевы, да и самих мужчин Эмилий продолжил. - Твоя команда королева не очень то нам рада, оно и понятно, амазонки своенравный народ – слегка улыбнулся он – Мы лишь хотели помочь. [center]ВАЕНТА[/center]

Vaientaa: Подумать только, пантера выходила на диалог! Потёрлась об руку и заурчала, как самый обыкновенный большой кот. Ваента и думать о таком не могла, это же... восхитительно!! .. хоть и странно. Потом пантера знаками показывала приглашения сесть на неё. Отказывать зверю девушка бы не стала а уж такое предложение вообще встретила на ура, единственное, что её смущало, так это неестественная адекватность большой кошки. Тем не менее она села. Было непривычно и неудобно сидеть боком - мешал длинный подол рубахи. Но не смотря на это она была безумно горда и удивлена одновременно. Пантера вывезла её к людям и поставила на землю. Ваента тут же достала из пол волос бельчонка, потому чувствовала, что он на грани шока, от такой близости дикого зверя, он вёл себя тихо, но дрожал и сжимался так, будто хочет стать размером с муравья. Ваента не стала его успокаивать, она просто крепко взяла его в руки и прижала к сердцу. Тут краем глаза она заметила, что только что привезшая её пантера неизвестно как превратилась в человека. Она даже бельчонка чуть из рук не выпустила, какого было её удивление. Так значит это всё... был человек? Ну я так не играаю- разочаровано подумала девушка. Она даже немного отстранилась, когда новоиспечённый человек, а точнее - красивая женщина , подошла к ней. Но та все равно положила руку девушке на плечо. Думаю она потерялась…. ну.. типа того мысленно ответила странница. Тут к ней обратилась лучница, хотевшая узнать кто это и откуда. Ваента только открыла рот, чтоб ответить как есть, как лучница добавила Не бойся, вреда тебе я не причиню, я просто спрашиваю. Девушку это даже растрогало. Такое милое зрелище - группа людей, среди трупов и сами в крови, а так пытаются показать ей, что они мирные и вполне добрые. Та эмоциональная воительница, стоящая чуть дальше недовольно фыркнула и развернулась. Видимо она тоже только что подумала о том же. Позже она стала нервно разбираться со своей раной. У меня нет дома и я люблю гулять - в полуулыбке сказала девушка, отвечая лучнице, а потом указала взглядом на ту, что пыталась себя перевязать. " Кажется, кому-то нужна твоя помощь " Тем временем завязался разговор, между мужчинами и женщиной-пантерой. И вот уже Ваента запомнила их имена, она разглядывала красивые меха Гаиры, любовалась качеством выделки и аккуратностью работы.. и тут сознание зациклилось на одном из произнесённых только что слов: "Амазонки" Бельчонок напереживавшись и наконец-то успокоившись, мягко и тихо уснул на руках у хозяйки, вытянувшись всем тельцем и уткнув нос в складки одежды. Ваента стала тихонько поглаживать его и вполголоса неожиданно для себя сказала. Возьмите меня с собой.. Она не обращалась к кому-то конкретно, просто стояла и упёрлась взглядом в одного из мёртвых дикарей, она даже не поняла толком, что сказала это вслух, а не произнесла мысленно. Здесь было интересно. Так значит амазонки - ещё раз сказала себе она.

Зена: ----------------------- НПС ГАИРА--------------------------- Многие были удивленны знакомством Гаиры и этого римского человека, однако, удивление довольно быстро пропало, ибо объяснятся со своими спутницами времени не было. Они и так задержались в пути и сейчас Гаиру раздирало непреодолимое чувство тревоги за свой народ. Как правило, ее интуиция не подводила северянку, и сейчас излишнее волнение за свои земли было несколько, не обоснованно, хотя и возможно. Северянке не приходило никаких ведений, никаких знаков, которые обычно говорили ей о происходящем дома. Особенно когда она находиться в дали, от своих земель. На вопрос Немезиды о знакомстве Гаира легко кивнула головой в знак согласия. Едва королева приняла человеческий облик, как удивление на лицах некоторых из присутствующих было явно выраженным, хотя и старательно скрытой. Таре явно не понравилась новая знакомая, но Гаира просто не могла оставить эту девушку в лесу одну. Ведь по глазам можно многое сказать и не безопасно гулять по таким лесам в одиночестве. Она слишком молода, для того, чтобы умереть без славно. На бурчание Тары, северянка никак не отреагировала, она понимала, что после такого боя внутри все кипит и справится с агрессией которую выпускал все это время, довольно трудно, по сему Гаира постаралась не обращать особого внимания на раздражительность девушки…. пройдет … А поскольку Немезида проявила интерес к незнакомке, у королевы было время поздороваться со своим старым знакомым и поблагодарить за помощь. Конечно, такой жест мог возмутить южную воительницу, но у Гаиры были свои правила и принципы. Законы амазонок действуют только на их территории, в чужих местах стоит быть немного сдержаннее, ведь никогда не знаешь кто стоит перед тобой и что у него на уме. Да и потом, королева уже не мало времени живет на земле ( не без помощи Артемиды конечно) и успела понять, что не каждый мужчина враг, а уж тем более если он некогда спас тебе жизнь едва не погибнув от рук своих же солдат. - Видимо только в таких ситуациях мы и можем встретиться. На эти слова северянке оставалось лишь легко усмехнуться, ведь в этом он был прав. Это их не первая встреча и они вновь на поле боя. - Парадокс – тихо сказала она. А после подойдя ближе к мужчинам Эмилий представил королеву своему другу. - Антоний, позволь представить тебе, Гаира – королева северных амазонок, и по совместительству моя давняя знакомая. Гаира не ожидала, что генерал назовет ее титул и звание, но по всей видимости, этот Антоний был его хорошим другом, которому он доверял, и поэтому решил представить женщину по всем правилам. Сначала королева просто смотрела на нового знакомого, словно изучая его своими изумрудными глазами, а после немного улыбнулась и добавила. - Спасибо, что помогли нам, боюсь эти дикари могли изрядно потрепать нас…. Дальше слово вновь взял Эмилий, сообщив о том, что девушки, путешествующие с королевой не рады их появлению. - Твоя команда королева не очень то нам рада, оно и понятно, амазонки своенравный народ. Мы лишь хотели помочь. На слова генерала, северянка немного улыбнулась, а затем посмотрела в сторону своих спутниц. Тара подозвала лошадь и стала заниматься своей раной, Немезида, как показалось Гаире, мило беседовала с девушкой из леса. Атмосфера на поляне была весьма интересной, и вместе с тем спокойной. - Ты прав мой друг, амазонки народ своенравный, но ты прекрасно знаешь, что и они бывают слабыми…. к сожалению все мы смертны…. - тяжелым вздохом сопровождались фразы королевы. Возможно Гаире хотелось бы, чтобы ее благодарность сгладила ощущения от самой приятного общения с представительницей южных земель. Но и вместе с тем она понимала, что Тара молода и импульсивна, и нельзя карать ее за то, что она позволила чувствам быть выше собственного разума. Ведь если бы эти двое не вмешались в бой, вся троица могла просто погибнуть…. Королева в очередной раз посмотрела на Эмилий и Антония, а потом вновь на Тару. - Простите еще раз, мы действительно благодарны за помощь… - искренне сказала она дотронувшись рукой до генерала, а после направилась к Таре. Гаира присела рядом с девушкой, и принялась помогать Таре с рукой. Раздраженная амазонка отчаянно пыталась перетянуть рану куском ткани, но северянка знала, что самой с этим справится сложно, поэтому Гаира осторожно помогла девушке. - Тара…не стоит так явно выражать свою неприязнь к этим людям… я понимаю, что своей помощью они оскорбили нас, но лучше быть оскорбленной, нежели мертвой… - королева говорила, тихо и спокойна. – Ты отличный воин, спасибо тебе, что помогла нам выиграть этот бой. – улыбнулась она , смотря в глаза девушке. [center]НЕМЕЗИДА[/center]

Немезида: Так как появилась новая персона, хотелось узнать, кто она, что, откуда, в общем Немезиде все же это было интересно. Девочка, а точнее девушка, которая просто выглядела молодо, оглядывала всю компанию. Но когда она ответила, что у нее нет дома, и она любит гулять, это ничуть не удивило богиню возмездия. В любом случае эта девушка могла быть простой путешественницей, иначе бы она не забрела в лес и не стала бы следить за людьми. Так что все было в пределах нормы. Несмотря на то, что Немезида стояла рядом с «новенькой», то, что Гаира нашла среди римских мужчин своего знакомого, слегка смутило олимпийку. Продолжать путешествие девушки изначально планировали втроем, а не с каждым новоприбывшим к ним в компанию. Теперь же казалось, что эти двое также пойдут с Немезидой, Гаирой и Тарой. Немезиде сначала этого не хотелось, хоть она и не показывала этого, но подумав хорошенько на эту тему, олимпийка поняла, что на самом деле ей все равно. Эти смертные ей ничего плохого не сделали, они пришли на помощь, пусть один из них и показал себя не с лучшей стороны, но ненавидеть этих людей Немезида не видела смысла, а записывать их в свой список жертв, которые в мгновение ока погибнут от ее стрел правосудия - тем более. Так что девушка совершенно равнодушно реагировала на всякие выпады одного из римлян, точнее на его взгляды и другое, одно лишь богине тяжело было оставлять без внимания. Конечно, Тара вполне могла завести мужчину, чтобы он питал к ней ненависть, все могло быть, она ведь амазонка, но как казалось Немезиде, он в любом случае должен уступить ей и никак не отвечать. Таре же в свою очередь стоило также не обращать внимания на римлянина. Зачем лишние споры и конфликты? Ведь судя по всему, у всех будет одна дорога. Пока Немезида отвлекалась, Гаира подошла к Таре и помогла с раной. Олимпийка сначала хотела тоже быть в качестве добровольца на помощь, но не все же ей заботиться об амазонке, к тому же возможно у самих амазонок есть свои методы лечения, более быстрые, чем может предложить олимпийка. Будь у Немезиды способность провести рукой и заживить тем самым рану, конечно же, уже ни у кого не было бы и малой ссадины, но, увы, сего дара у вершительницы правосудия не наблюдалось, а может она его просто никогда его не использовала. Кто знает... Заметив, что Гаира начинает что-то шептать Таре, Немезида подумала, что северянка пытается успокоить Тару, может, чтобы та реагировала более спокойно, может еще что-то. В любом случае этот разговор мало интересовал олимпийку, да тут еще она услышала то, что заставило ее резко повернуться в сторону недавней новенькой, что так быстро оказалась в их компании. Возьмите меня с собой.. Брови вершительницы правосудия резко взмылись вверх. - Ты хочешь пойти с нами?!, - задала вопрос Немезида. Конечно же, от такой реакции, олимпийка просто переформулировала вопрос незнакомки. «Неужели ты сможешь отправиться с нами? Я сомневаюсь, что ты умеешь сражаться, особенно если мы опять попадем в такую заварушку, как несколько ранее», - во время этой мысли, лицо Немезиды слегка поменялось. Она не то, что бы скривилась, скорее, немножко сморщилась, и могло показаться, будто олимпийка посчитала эту затею самой глупой, хотя, это так и было на самом деле. Уж в этом случае, Немезида не хотела, чтобы незнакомка шла с ними, итак народу хватает. Богиня обернулась в сторону всех, а потом вновь перевела взгляд на девушку и просто пожала плечами. Пусть решают другие, брать эту особу с собой или нет. Но тут по ходу каждый занимался своим делом, амазонки ранами, римляне своими разговорами, Немезида даже начинала чувствовать себя одинокой, и почему-то именно в этот момент ей уже хотелось взмахнуть руками и взмыть в небо, чтобы уже выбраться из всего происходящего в этом месте. Но с одной стороны, оставлять Гаиру не хотелось, пусть даже если ее и могли защитить, с другой же стороны, Тара также уже не была чужой, так что оставлять ее тоже не было смысла. Видимо придется остаться... [center]Антоний[/center]

Антоний: Несносная амазонка просто-напросто рассмеялась ему в лицо, осознано или нет провоцируя его на новую вспышку ярости. И будь она мужчиной, Антоний бы не сдержался. Его не остановил бы ни взгляд Эмилия, ни здравый смысл, тихо нашептывающий, что они выбрали не лучшее время и место, чтобы выяснять отношения, ведь дикари, их общий враг и противник, могут еще и вернуться, и что любые раздоры перед лицом опасности лишь ослабляют их, делая их всех более уязвимыми, и что если этот милый диалог дойдет до серьезной стычки, он рискует подставить друга, а это сейчас и вовсе было бы излишним… Но все это в тот миг не имело никакого значения. Просто Антоний, не смотря на страстное желание проучить нахальную девчонку, не собирался всерьез драться с женщиной. Он не начнет эту драку. Не начнет. Ему понадобились все жалкие остатки выдержки, чтобы сдержать рвущийся с языка ответ и заставить себя сосредоточиться на происходящем, благо и его «противницу» отвлекла ее подруга-лучница. Его догадка оказалась верна – пантера, превратившаяся в красивую молодую женщину, носящую под сердцем дитя, действительно оказалась той самой Гаирой. Последовав примеру Эмилия, Антоний слегка склонил голову в приветствие, улыбнулся. - Рад знакомству, - уже совершенно другим, спокойным тоном сказал он. – Друзья моего друга – мои друзья. Конечно, принимать это всерьез не стоило, его слова были лишь данью вежливости, не более того, и, похоже, королева северных амазонок, так назвал ее Эмилий, что бы это не значило, все правильно поняла. Поблагодарив их за помощь, она направилась к Таре. Антоний лишь проводил ее долгим задумчивым взглядом, потом вопросительно посмотрел на Эмилия, словно бы спрашивая «Ну и что теперь?».

Tara: Зажимая в зубах своеобразный "бинт", Тара покосилась в сторону римлянина. Ему все-таки хватило ума промолчать. Однако тот взгляд, коим он ее наградил, говорил красноречивей всяких слов. Ну и пускай смотрит, главное, что молчит и лишний раз не нарывается на грубость. Амазонке всегда было, что сказать. Она постоянно оставляла последнее слово за собой, а уж как колко она умела отвечать... Многие могли бы позавидовать. Именно по этой причине, воительница не со всеми находила общий язык. Ну что тут поделаешь, если она не всегда умела держать язык за зубами? Окружающим оставалось только смириться. Вскоре, интерес к римлянину пропал, собственно, как и его внимание к ней. Это немного разряжало обстановку. Однако не меняло положения. Тара продолжала в одиночку перевязывать свою рану. Поначалу не получалось и она еще сильнее раздражалась, но пока на людей не кидалась, разве что, бросала не совсем добрые взгляды. Немезида продолжала о чем-то разговаривать с незнакомкой, а Гаира мило общалась с римлянами. Почему-то северянка и мужчины заинтересовали Тару больше, поэтому воительница навострила ушки, активно стараясь сделать вид, что очень занята перевязкой. Римляне выказывали особое уважение Гаире, это было видно по искренним поклонам и мягкому голосу. Даже тот наглец вел себя с беременной женщиной очень почтительно. Однако мысленное рассуждение об отношении мужчин к северянке тут же испарилось, стоило лишь одному из них представить Гаиру другому. Тара чуть не подавилась тряпкой, что зажимала в зубах. Причем в прямом смысле этого слова. Оказывается, Гаира была не просто амазонкой, как догадывалась девушка, а была царицей. Так вот почему ее имя показалось южанке знакомым, она была королевой северных племен. Брюнетка никогда там не бывала, но царицы знают друг друга в лицо, поэтому предводительница племени Тары иногда упоминала имена других королев. Взгляд зеленых глаз тут же переместился на северянку, и некоторое время удивленно сверлил ей спину. Однако затем, девушка вновь сосредоточила свое внимание на ране. «Могла бы, и сказать» - не довольно подумала воительница, оттягивая ткань. У нее просто в голове не укладывалось, что Гаира ее обманула. Конечно, это не совсем обман, но всё равно, Тара считала, что если что-то умалчивать или недоговаривать, это тоже считается ложью. Получается, что формально северянка ее обманула. Вот только шок не позволял проснуться злости. Видимо это и останавливало девушку от решительных действий. Как только амазонка смогла придти в себя от удивления, она вновь прислушалась к разговору. Эмилий представил Гаиру своему другу, а затем и друга северянке. Теперь Тара знала имя своего наглеца. Антоний. Брюнетка повторила его пару раз мысленно, словно пытаясь запомнить или распробовать на вкус. Антоний и Эмилий, вот как звали мужчин, что вступили в схватку с дикарями, защищая толи всех, толи только Гаиру. Тара подняла взгляд зеленых глаз и посмотрела на северянку. Ей почему-то показалось, что теперь настала ее очередь представить своих спутниц мужчинам. Однако сама царица, похоже, думала по-другому. Она не только ни познакомила Немезиду и Тару со своими спасителями, но и даже, кажется, забыла о богине и амазонке. И почему-то именно в этот момент брюнетка почувствовала свою ненужность здесь. Снова захотелось податься порыву, вскочить на коня и просто умчаться подальше отсюда. Наверно, так было бы проще. Вот только убежав от проблем, не решишь их. Эмилий вполне логично заметил, что команда Гаиры не очень рада мужчинам, Тара едва сдержалась, чтобы не подтвердить сей факт. Да, она была амазонкой и имела своенравный нрав. Да, она была упрямой и колкой на язык. И да, она гордилась тем, что она такая! По крайне мере, не такая же, как все. Это выделяет из толпы и слегка подкупает. Когда Эмилий сказал, что они всего лишь хотели помочь, Гаира поблагодарила за помощь и ответила, что амазонки не только своенравный народ, но и слабый. От такого заявления Тара чуть не задохнулась от возмущения. Нет, это ж надо такую чушь сказать!!! Брюнетке хватило сил взять свою волю в кулак и не возразить северной королеве, однако в мыслях она всё же подумала: «Как будто ты сама не являешься королевой, Гаира! И с каких это пор, ты ставишь себя выше остальных?» Тара с ужасом начала замечать в северянке не самые приятные черты. Гаира всем своим поведением пыталась показать, что она старше всех, умнее и мудрее. Такое отношение к людям раздражало. Тара ненавидела, когда кто-то ставил себя выше остальных, даже если на самом деле таковым является. Надо выказывать элементарное уважение к людям, а не тыкать их носом в грязь. Ведь Гаира сейчас, по сути, назвала Тару слабой. От новой волны злости, амазонка туго потянула ткань, отчего петля на плече причинила невыносимую боль. Но эта боль заставила девушку переключиться с гнева на внимание к ране. «Как же неприятно чувствовать себя яблоком раздора!» - раздраженно думала воительница, слушая разговор. А именно таковой ее сделал и Эмилий, и Гаира. А может, так было на самом деле? Не может же быть, чтобы все окружающие ошибались? Меньшинство подчиняется большинству, так было всегда. Получается, что Тара на самом деле стала неким расколом в этой большой компании. Что ж, она всегда может уйти. Одно слово и ее уже нет, тем более что сдерживается она от этого поступка уже из последних сил. Гаира посмотрела на южанку, словно внезапно прочла ее мысли, а затем еще раз поблагодарив римлян за помощь, направилась к амазонке. Брюнетка сделала вид, что ничего не слышала, а нахмуренность вполне можно было свалить на усердность работы, которая, кстати, так и не получалась. Северянка присела рядом и принялась помогать Таре. Поначалу воительница делала слабые попытки отказаться от помощи, но потом сдалась. Да и сама царица начала разговор. Сперва Гаира попросила не выражать так отчетливо свою неприязнь к римлянам. Амазонка ничего не ответила, лишь как-то двусмысленно хмыкнула, продолжая работать руками. Однако затем, северянка сказала такую глупость, от которой Тара выплюнула ткань из-за рта и уставилась на Гаиру. -Я понимаю, что своей помощью они оскорбили нас, но лучше быть оскорбленной, нежели мертвой… -Не знаю, как в твоем племени, Гаира, но в моем, помощь в битве не является оскорблением. Мы сцепились с Антонием не из-за их вмешательства, а из-за Немезиды... Хотя, это уже не важно. Довольно спокойно проговорила амазонка, вновь переключая свое внимание на рану. Ей хотелось рвать и метать, однако, когда северянка оказалась рядом вся злость куда-то испарилась. Конечно, очень многое хотелось сказать Гаире, о многом спросить, но почему-то именно сейчас язык не поворачивался. Да и мысли вернулись к недавней стычке с римлянином. Только сейчас, Тара поняла, что накинулась на Антония из-за глупости. Все началось с того, что он прикрикнул на Немезиду и чуть не схватил ее за больную руку, а брюнетка выступила в роли спасительницы и защитницы. «Дура» - ругнулась на себя девушка, - «И надо было тебе туда лезть?» В любом случае, что сделано, то уже не исправишь. Извиняться перед Антонием она не собиралась, хоть и понимала, что налетела на него из-за пустяка. Пускай всё валит на горячий нрав амазонок. На том и закончим. Взгляд зеленых глаз вновь вернулся на Гаиру, когда та сказала, что Тара отличный воин, а затем поблагодарила за помощь в бою. Некоторое время девушки смотрели друг другу в глаза, воительнице очень хотелось припомнить северянки ее слова, по поводу слабости Тары, но она смолчала. Чужого мнения уже о себе не изменишь. Да и не к чему. Тара такая, какая она есть. Импульсивная, резкая и неуправляемая. Амазонка тяжело вздохнула и отвела в сторону глаза, проговорив при этом: -Могла бы, и представить нас, хотя бы из вежливости. О да, она ворчала, как самая настоящая бабка. Но ее слова не могли вызвать гнев или злость, скорее умиленную улыбку на лице Гаиры. Она была слишком мудра, чтобы обижаться на такие глупости. Вскоре, не без помощи северянки, южанка смогла опустить руки. Ее рана была туго перевязана и больше не приносила чувства дискомфорта. Тара убрала все подручные средства в дорожную сумку на боку у лошади и перевела взгляд на "веселую" компанию. Внимание незамедлительно обратилось к Немезиде и незнакомке из леса. Кажется, несколько минут назад это юное создание с бельчонком обрело дар речи и сообщило олимпийки, что у нее нет дома, и она любит гулять. Что ж, достаточно милое заявление. Но через несколько минут, девушка, похоже, даже неожиданно для себя, попросила взять ее с собой. Пару секунд все просто молча смотрели на незнакомку, видимо не в силах ответить. Брови Тары удивленно взлетели вверх. Интересно, кто будет отвечать за жизнь этой девушки? Конечно, она выглядела совершеннолетней, но всё же какой-то незащищенной и беззащитной, хотя зубки не плохие проглядываются. Только всё равно отсутствие оружие ясно говорило о том, что при первом же бое, она станет обузой или еще страшней, жертвой. Ну, теперь, по крайне мере, было понятно, почему она не идет домой. У нее его просто нет, да и взбрела ей в голову мысль попутешествовать. И с кем? С двумя неадекватными мужчинами и тремя не вполне здоровыми на голову женщинами. Мда, умеет же она выбирать. Немезида озадаченно обернулась и как-то растерянно посмотрела на Тару с Гаирой, а затем пожала плечами. Северянка тоже молчала, видимо не могла найти подходящих слов. Тогда на «арену цирка» решила выступить брюнетка, в коей раз мысленно себя проклиная, что лезет туда, куда не следует. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Мягко проговорила амазонка, а затем, хитро улыбнувшись, перевела взгляд на Гаиру. Нет, она ее не подставляла под ответ перед девушкой, она сама требовала у царицы ответа. А именно, едут ли они прежней женской компанией или решают разбавить ее двумя мужчинами? Но пока королева северных земель размышляла, южанка вновь обратила свой взор на девушку с бельчонком. -Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть?

Массовка: Гаира поблагодарила мужчин за помощь, что безусловно было приятно. Не каждый день бросаешься в горячую схватку не имея армии. Эмилий добродушно улыбнулся. - Ты прав мой друг, амазонки народ своенравный, но ты прекрасно знаешь, что и они бывают слабыми…. к сожалению все мы смертны…. Генерал немного повел бровью, в неком удивлении. В словах королевы было одновременно много мудрого и в то же время противоречивого. Признать собственную слабость было храбрым и вместе с тем слышать нечто подобное от королевы амазонок было странно. Хотя за столько лет, Эмилий научился понимать Гаиру, даже не смотря на то, что судьба всегда сводила их в схватках. Генерал поджал губы, а затем ответил. - Только храбрые амазонки могли так долго бороться с многотысячным противником, у которого практически нет слабых мест – мужчина перевел взгляд на друга, который так же почтил королеву, как и сам генерал. Далее Гаира извинилась и направилась к той, что была настроена к ним совсем не благосклонно. Что ж это ее выбор, и никто ее не винит за это. Как только королева отошла в сторону Эмилий посмотрел на Антония, их взгляды встретились. Не трудно было догадаться о чем думает его друг, тем более, что его взгляд так и кричал « что дальше?». - Думаю, наша цель осталась прежней, нам надо продолжить следовать намеченному маршруту. Более мужчин ничего не держало, осталось лишь сгладить неприятный осадок от ссоры и попрощаться с дамами. Но негоже уходить даже не представившись. Эмилий посмотрел в сторону Гаиры которая разговаривала с амазонкой. А когда их разговор закончился юная воительница вступила в диалог второй не менее симпатичной девушки, что все это время общалась с вновь появившейся юной особой. Некий пояснительный вопрос требующий подтверждение догадок девушки услышали и мужчины, которые направились к дамам, для того, чтобы попрощаться. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Но генерал не стал отвечать за королеву, это было бы не уважительно с его стороны. Поэтому стоя немного в стороне они стали дожидаться удобного момента. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Так и запишем, никому нет до меня дела. Они не могут даже друг с другом разобраться, чего и говорить о человеке проходившем мимо по каким бы то ни было причинам. Кажется в сражении им было комфортней, чем здесь и сейчас. Когда доходит до того, что оружие не может оставить последнего слова, так вобще слова пропадают. Единственно кто не потерял это изящество и спокойствие, так это Гаира и Эмилий. Мужчина вообще держится достойно. А Гаира, кажется, чувствует некоторую неловкость за своих спутниц. Жаль конечно, что это не одна компания - в бою им не было равных. Теперь это всё нервные и несобранные люди. Лучница возбуждена и, кажется, сбита с толку, и видимо когда говорит - думает совсем о других вещах, другой амазонке вообще своё Я милее всех - что может быть и правильно, а мужчина эмм.. Антоний, да.. тоже уже показал не сдерживаемую гордость, что ж не мне их судить Ваента задумалась, и опомнилась, когда уже вслух попросила взять её с собой. Она подняла глаза, в опаске и надежде - может её сё таки никто не услышать, может и правда она сказала это мысленно?. Но нет, ошарашенная лучница переспросила даже. а значит просьба не осталась в мире мыслей.. Ты хочешь пойти с нами?! Ваента бросила косой, но спокойный взгляд на лучницу, промолчав, считая, что уже ответила на этот вопрос. Та, по всей видимости, была возмущена и недовольна. Будто Ваента сказала что-то совсем страшное. в этот момент эта прекрасная девушка показалась такой беспомощной, она оглядывалась на спутниц, мило морщилась, будто не могла уместить в своей голове всех тех мыслей, что она хотела сказать. Но потом она выдохнула, может пытаясь успокоиться, и похоже не собиралась говорить что-то ещё. Неужели это так странно.. что же они такие нервные. Другие девушки, как оказалось, тоже слышали её фразу. Они как раз завершали бинтовать рану недовольной молодой амазонки, и тихо говорили о чём-то. А тут темноволосая даже попыталась ответить и сдержать свой пыл одновременно -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? слишком вежливо. Хитрая. Что ж Гаира, ты всегда говоришь здесь последнее слово? на тебя сваливают всю ответственность остальные? Кажется даже спрашивая у меня эта девушка тоже ничего не ждёт в ответ... от меня. Что я здесь делаю? Ваента как и в случае с лучницей бросила косой взгляд и промолчала. однако амазонка окончила фразу, обращаясь уже точно к ней. -Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть? Ваента нахмурила брови, небрежно брошенная фраза девушки даже задела её. Но она постаралась успокоить себя. Закрыться. Не стать уязвимой. Жить вообще не безопасно... всегда и везде. И если никто не хочет иметь со мной дело - то зачем меня привела сюда эта дикая кошка. Без любых объяснений вы у меня спрашиваете ответов. И не говоря своего имени, требуете моё. Отвечу - оно есть. но я не назову его тому, кому я не доверяю, кто не доверяет мне, кто не доверяет тем, кто возможно спас жизнь его или его товарищей. Посему каждый из вас может звать меня Валла. Да, вы были мне интересны. Каждый из вас. Скажите мне да или нет. И я спокойно продолжу свой путь - с вами или без вас. Простите мне мою дерзость и столь длинную речь Закончила Ваента и сделала лёгкий кивок в сторону амазонок, и ещё один в сторону мужчин. Она назвалась мужским именем, ведь наверняка никто из них не знает имён финских племён. Она просто высказала всё, что ей хотелось сказать, стараясь быть максимально честной. Хоть бы уже они разобрались между собой. так стало бы гораздо понятнее и спокойнее вокруг. А я пока подожду. надеюсь не говорить больше таких длинных монологов.

Зена: [center]---------------------- НПС ГАИРА------------------- [/center] Антоний ответил, что рад знакомству, хотя каждый из стоящих здесь понимал, что это лишь дань званиям. Хотя Гаира могла ошибаться, как раньше она ошибалась по поводу мужчин и их честности. Эмилий сумел сделать то, что не давалось ни одному мужчине, который встречался королеве севера. Он научил ее верить противоположному полу, так же как и себе. Конечно, не безосновательно у королевы были свои принципы доверия, которое не так уж и просто было заслужить. Но по лице Гаиры было сложно понять ее мысли, а уж тем более доверяет ли тебе эта женщина. Пусть лицом и телом ей было не больше 25, но глубокий и мудрый взгляд парой заставлял задуматься. Амазонка подошла к сестре в надежде помочь ей с раной, она никак не хотела обидеть или оскорбить юную воительницу, это была просто помощь, ведь Гаира сама очень редко отказывалась от помощи, если действительно нуждалась в ней. Королева севера всегда была холодна к близким ей людям, старалась держать дистанцию, но если в беде ее сестры она не будет стоять в стороне, просто наблюдая за тем, как их убивают, как морально, так и физически. Излишнее спокойствие, уверенность в себе и нередкой холодный и бесчувственный взгляд, решения которые принимала королева могли вызывать у окружающих различные мысли и эмоции. Но как правило, это мало интересовала Гаиру. Безусловно, она иногда бывает не права, и где-то излишне настойчива, но такова она. Слишком много ей пришлось пережить и пожалуй единственный кто ее по-настоящему понимал, так это Немезида. То ли потому, что сама была Богиней, и многие смертные думали о ней так же, то ли потому, что они нашли поддержку и понимание друг в друге. -Не знаю, как в твоем племени, Гаира, но в моем, помощь в битве не является оскорблением. Мы сцепились с Антонием не из-за их вмешательства, а из-за Немезиды... Хотя, это уже не важно. Спокойный тон Тары мог говорить лишь о том, что девушка отчаянно пытается справится со своими чувствами, и у нее это выходит не плохо. На слова амазонки Гаира легко вздохнула, а после практически шепотом ответила. - Тара…на севере несколько другие законы, думаю ты сама знаешь об этом, и для меня, как и для моих сестер принять помощь от мужчин всегда было неким оскорблением, ведь тем самым они считают нас беспомощными. С другой стороны…возможно это сейчас будет выглядеть глупо, но я считаю, что иногда этим правилом ( не принимать помощь от мужчин) можно поступиться, если их помощь может спасти несколько жизней дорогих нам людей. И у всего есть конец, амазонки сильный и своенравный народ, но они тоже иногда бывают слабыми и нуждающимися в помощи людьми. – поджав губы она продолжила- то же я сказала Эмилию, ведь очень важно понимать, что без их помощи мы все могли бы погибнуть – она улыбнулась. В тоне королевы не было никаких ноток высокомерия или нравоучения она просто сказала, что думала по этому поводу и только. Ей хотелось, чтобы Тара успокоилась и перестала злиться. -Могла бы, и представить нас, хотя бы из вежливости. Гаира широко улыбнулась, а ведь действительно, она совершенно забыла о правилах приличия. Похоже ее интересное положение влияло на нее сильнее, чем она думала. Королева стала немного рассеянной. Когда же Тара и Гаира закончили заниматься раной южанки, девушки поднялись на ноги и обратили свое внимание на других участников диалога. Неожиданно для всех приведенная Гаирой девушка попросила взять ее с собой. Тара, как и все остальные были немного удивленны такой просьбой, но на лице северянки лишь слегка дрогнула улыбка. Она не просто так привела эту девочку в их компанию. В ней было, что-то, что заставила Гаиру привести ее сюда, более того, королева намеревалась предложить девушке пойти с ними, но раз она сама изъявила такое желание, значит, северянка не ошиблась в своем выборе. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Я не думаю, что это хорошая идея. Как ты уже поняла, находится рядом с нами не совсем безопасно... И кстати, имя у тебя есть? Когда Тара закончила, Гаира внимательно посмотрела на всех стоящих рядом. К тому моменту Эмилий и Антоний тоже подошли, чем образовали некий круг. Забавное зрелище, но вполне реальное. И тут неожиданно для всех стала говорить незнакомка. Ее речь была довольно, длительной, но содержание было понятным и объяснимым, пока девушка говорила Гаира словно заворожена смотрела на нее. Материнский инстинкт? ….. Сложно было объяснить такое поведение кошки, да она и сама толком не могла сообразить, что с ней такое. И лишь когда девушка закончила, Гаира наконец взяла слово. В словах незнакомки прозвучала фраза о доверии и в этом она была права, здесь половина не знакома между собой и это только нагнетает обстановку. Что ж пора это исправить. Гаира посмотрела в первую очередь на Тару, решив ответить на ее предположение, на счет того, разные ли у них с мужчинами пути. - Безусловно – улыбнулась она мельком бросив взгляд в сторону Антония и Эмилия. Далее последовал ответ на вопрос Ваенты, а точнее дать пояснение ее словам. Переведя, взгляд на Ваенту Гаира продолжила. – Ты права, самое время представиться, да и познакомить вас с теми кто помог нам справиться с врагом. Итак Гаира начала с себя – Меня зовут Гаира, это Тара, Немезида, Эмилий и Антоний. Ну вот теперь вроде, как все знали друг друга по именам и странных недомолвок между ними теперь не будет, даже не смотря на то, что пути этой компании совершенно различны. - Валла, я думаю мы с радостью возьмем тебя с собой – добродушно сказала Гаира, посмотрев на своих спутниц. После королева подняла глаза в небо, странно, но в душе закралось легкое чувство беспокойства, которое и раньше посещало женщину, но сейчас это было, как ей показалось немного не обоснованным. День уже стал переходить в вечер, кровавая схватка отняла много сил и времени. Солнце тоже постепенно стало уходить за горизонт, близилась ночь, и следовало найти место для ночлега, ведь быть в пути им еще как сутки, а это не мало. [center]НЕМЕЗИДА[/center]

Немезида: Немезида находилась в тупиковой ситуации, ей все начинало надоедать. Эти смертные были до того непонятными, со всеми своими показательными выступлениями, взглядами, разговорами, включая разные шептания, боги… как это начинало надоедать. Конечно, Немезида никогда не думала о смертных плохо, более того, никогда не ставила себя выше них, всегда старалась быть с ними наравне, но сейчас уже как-то даже хотелось изменить своим принципам и улететь. Помахать всем ручкой и скрыться в облаках. А что было делать? Смотреть, как практически каждый смотрит на другого, как на врага и буквально через секунду, если будет сказано еще одно слово, вцепиться в горло или возьмется за меч? Зачем это все? Олимпийке это совершенно не нужно, более того, этого уже начинало надоедать по-настоящему. Но в принципе, у Немезиды возникала мысль о том, что именно она в какой-то степени и стала яблоком раздора между Тарой и одним из римлян. Но, тем не менее, извиняться перед кем-то богиня не собиралась, ведь ничего страшного как такового она не сделала, у амазонки и так бы не сложилось ничего с этими мужчинами, вряд ли бы она стала с ними общаться, она была не такой. А теперь в этом и вовсе никто не сомневался. А тут еще и новенькая выдала сюрприз, задав вопрос, который заставил всех задуматься о сказанном. Немезида сразу же пожала плечами, показывая то, что отвечать не будет, по крайней мере, первой точно. Тара же решила взять борозды правления в свои руки. Заданный вопрос, наводящий, заставил Немезиду слегка нахмуриться. -Смотря, к кому ты обращаешься. У нас с мужчинами разные дороги…им в одну сторону, нам в другую, не так ли Гаира? Богиня тоже перевела взгляд на Гаиру, потому что ответ уже заинтересовал и саму олимпийку. А после того, как Тара продолжила и сказала, что присоединение к компании не очень хорошая идея, успокоило Немезиду. Олимпийка не особо хотела брать эту незнакомку с собой, а с другой стороны оставить ее тоже было опасно для жизни девушки, ведь вдруг она наткнется на остаток тех дикарей, от которых ранее отбивалась троица женщин и двое мужчин. Если они остались с царапинами и довольно не плохими, что уж говорить об этой девушке с бельчонком, которая вряд ли сможет противостоять противнику в одиночку. Так что, как бы не хотелось, скорей всего придется взять ее с собой, но Немезида не спешила брать слово, она хотела выслушать другие точки зрения. Только получилось так, что сама незнакомка прервала все размышления и решила высказать свое мнение. Ее речь была довольно-таки содержательной, не состоящей из одного слова или предложения, видимо она действительно хотела заверить каждого в том, что не так проста, как кажется. Некоторые ее фразы показались олимпийке даже в какой-то степени осудительными. В этот момент Немезида просто скрестила руки на груди и выставила правую ногу вперед, при этом даже надула губки, но взгляд богини все равно оставался немного равнодушным. Девушка назвала свое имя - Валла. Странное имя, по крайней мере, для девушки. Когда незнакомка сказала его, Немезида слегка прищурилась и смотрела на эту Валлу, будто пыталась считать с нее всю информацию, понять, не врет ли она. Именно в этот момент Немезида поняла, что незнакомка действительно не так проста как кажется. Что-то в ней было не так, она была какая-то слишком таинственная. В результате этого разговора, все оказались в неком круге, который сами и образовали. Гаира решила представить незнакомке, да и вообще любому, кто еще не знал кого-то, каждого из присутствующих, и когда северянка назвала имя олимпийки, Немезида улыбнулась натянутой улыбкой, при этом на секунду закрыла глаза и поджала губы. Руки все также находились в скрещенном положении. Гаира будто с радостью приняла Валлу в компанию, а мужчины видимо в эту компанию не войдут, судя по словам амазонки. Ну, вроде переживать никто не станет. - Да, думаю, ничего, если ты пойдешь с нами, а то мало ли, кто нападет, а ты одна, не дело, - улыбнулась Немезида Валле и после подмигнула Гаире. Становилось немного прохладно, но богиня это в принципе не особо чувствовала, лишь легкое дуновение ветра заставляло понять, что наступал вечер, да и темнеть начинало довольно быстро, стоило найти ночлег. Лес хоть и казался опасным, но все же вариантом было не так уж и много, идти ночью по лесу в поисках выхода из него - было бы глупым занятием. - Ну так что..., - уперев руки в бока, богиня выпрямилась и сделала глубокий вдох, так сказать вдохнула полной грудью. - Может... будем искать ночлег, а то темнеет? [center]Антоний[/center]

Антоний: Антоний лишь машинально кивнул, когда Эмилий подтвердил, что эта неожиданная встреча никак не влияет на их собственные планы, но в его глазах отчетливо отразилось облегчение. Он надеялся, что Эмилий скажет именно это, но не был уверен; непредсказуемость друга оказалась не слишком приятным сюрпризом и несколько поколебала его уверенность в том, что он контролирует ситуацию. К тому же, достаточно было одного взгляда на Эмилия и Гаиру, чтобы понять – их что-то связывает, и это что-то важнее любых сиюминутных интересов и привязанностей. Взаимное уважение, да, оно читалось в каждом слове и жесте, и искренность, и еще что-то неуловимое, чему он никак не мог подобать названия, проскальзывало в их глазах, когда они смотрели друг на друга... Тем временем события на поляне разворачивались своим чередом. Девочка, которую привела Гаира, и на которую он поначалу даже не обратил внимания, вдруг изъявила желание присоединиться к ним, на что последовал вполне резонный вопрос несносной амазонки, кого же именно она имеет в виду. Антоний слабо улыбнулся. Девчонку привела Гаира, следовательно, говорить тут не о чем, ответ и так очевиден. Какими бы мотивами ни руководствовалась королева амазонок, спасая Валлу, теперь она под ее защитой и покровительством, и если ее спутниц это не устраивает – то это уже только их проблемы. Но, все же, невольно заинтересовавшись происходящим, они с Эмилием тоже подошли поближе, чем и воспользовалась Гаира, представив всех друг другу. Несносную амазонку звали Тара, а ее подружка-лучница носила грозное имя Немезида. Странно, вроде бы греки не называют детей именами богов, как-то это не принято… От дальнейших размышлений на эту тему Антония отвлек голос самой Немезиды, заставив и его сосредоточиться на более насущных проблемах. Тем более, что она была права – день действительно клонился к вечеру. Они все задержались здесь слишком долго, что было совсем небезопасно. Ведь дикари еще могут и вернуться. Это их земля. И покинуть их владения до наступления темноты они ни при каком раскладе уже не успевают… - Гаира, я думаю, нам стоит объединиться, - мгновение поколебавшись, сказал он и тут же поспешно добавил, дабы исключить любое возможное недопонимание: - Только на эту ночь. Так будет безопаснее для всех нас. Если дикари снова нападут – вместе наши шансы отбиться будут значительно выше, чем поодиночке. А завтра утром разойдемся каждый своим путем. Антоний прекрасно понимал, что Тара с Немезидой скорее всего встретят его предложение в штыки (да и сам отнюдь не горел желанием терпеть их общество дольше, чем это будет необходимо), и поэтому обращался только к Гаире, безошибочно выделив королеву амазонок не только как самую здравомыслящую из всех присутствующих, но и как негласного лидера. И оказался прав. Энтузиазма его предложение не встретило, да он этого и не ждал, но здравый смысл все-таки победил, и после недолгих препирательств и сборов (понадобилось время, чтобы найти разбежавшихся лошадей) они покинули превратившуюся в самое настоящее поле битвы поляну. А ночь застала их в нескольких милях к северу, недалеко от узкой мелкой речушки, где они и разбили лагерь. Они по-прежнему были слишком близко к территориям дикарей, но, наученные горьким опытом, те вроде бы не стремились повторить попытку. По крайней мере пока не стремились…

Tara: Слова Гаиры не вызвали в Таре бурю эмоций. Но всё же пришлось согласиться, что в чем-то она права. Конечно, согласиться мысленно, а не на словах. В действительности амазонка лишь сдержанно кивнула на слова подруги, продолжая упорно сжимать губы, словно боясь, что с них слетят не самые лесные слова. Она находилась в довольно забавной компании и не считала здесь кого-то лидером. Однако почему-то все прислушивались к словам Гаиры. Все, кроме Тары. Она всегда жила собственной жизнью и на все имела свою точку зрения. Правда, не всегда ее огласовывала. Сегодня ее сила воли дала трещину, и девушка сорвалась несколько раз. Однако именно сейчас, она была намерена взять себя в руки. Амазонка пряталась в свою невидимую броню, в надежде, что так ей будет легче. Порой она оборонялась колкими словами, а иногда и смертоносным мечом. И даже сейчас она находилась в своей броне, словно боялась, что «противники» смогут найти в ней прокол и сделают больно. Хотя внешность и то, как себя вела воительница, говорило обратное. Со стороны она была уверенной женщиной, сильной и непокорной. Как же обстояли дела на самом деле? Ответ на этот вопрос, спутники девушки наврядли получат. В данный момент, взгляд Тары был прикован к новоприбывшей девушке, которая оказалась очень даже не немой. Хотя сама амазонка уже желала, чтобы эта красавица проглотила свой язык. На фразу Тары она ответила долгим и пафосным ответом. Брови амазонки с каждым словом иронично изгибались и взлетали вверх. Ей показалось или новоиспеченная Валла сказала, что воительница не кому не доверяет? Впрочем, так оно и было, поэтому слова молодой девушки Тара опровергать не стала. Лишь когда та замолчала, амазонка усмехнулась над филовствованием юной девы. Ну что ж, раз уж тут негласно выбрали лидером Гаиру, пусть она и решает, что делать с этим очарованием. Вопрос был задан, северянке оставалось лишь дать ответ. Взгляды всех присутствующих стремительно обратились на беременную женщину. Все ждали вердикта. Эта ситуация даже позабавила Тару, поэтому девушка даже не стала скрывать своей усмешки. Когда Гаира ответила амазонке, что, безусловно, у мужчин другая дорога, брюнетка даже как-то облегченно вздохнула и улыбнулась. Эту маленькую битву она точно выиграла, и это не могло не радовать. В следующую секунду северянка приняла дружеский совет Тары и начала представлять своих спутниц мужчинам и юной незнакомке. Когда прозвучало имя амазонки, девушка сдержанно кивнула окружающим, чтобы не вводить их в заблуждение по поводу обладательницы столь редкого имени. Вот только после этого Гаира сказала Валле, что они с радостью возьмут ее с собой. Не знаю, как обстояло дело с этой самой радостью у северянки и богини, а вот Тара ее как-то не особо чувствовала. Амазонка лишь фыркнула и с иронией закатила глаза, однако спорить не стала. Она итак уже много лишнего тут наговорила. Да и что ей от этой Валлы? Ответственность за нее взяла Гаира, да и, судя по их любви к философии, им всегда будет о чем поговорить. Воительница вставила ногу в стремы и ловко запрыгнула в седло своего единственного верного друга. Тор фыркнул и начал пританцовывать на месте, а амазонка с любопытством посмотрела на Немезиду, которая предложила искать ночлег. Идея была отличной. Тара очень ярко чувствовала свой нервоз и усталость, ей был необходим сон. Однако что-то подсказывало, что в этом лесу она не сомкнет глаз. Хотя, брюнетка могла и ошибаться. Кивнув в знак согласия, воительница сделала вид, что набрала в рот воды. Так по крайне мере было безопаснее для всех. Внезапно наглый римлянин, что носил имя Антоний, обратился к Гаире с предложением объединиться. Надо было видеть, как изменилось лицо Тары. Но она даже ничего не успела сказать, как мужчина поспешил добавить, что это всего лишь на одну ночь для всеобщей безопасности. Амазонке хотелось сказать, что она ничего не боится и если что, справится и без их помощи, но увидев на лицах остальных согласие, вновь промолчала. «Да, что ж за день –то такой!!!» - возмущалась она в мыслях, украдкой посматривая зелеными глазами на Антония. – «Точно мазохист! И не боится же, что я ему ночью горло могу случайно перерезать» -Ладно, вы тут решайте, а я поеду вперед. Спокойно сказала Тара и тут же развернула коня, да ударила пятками его по бокам. Жеребец недовольно фыркнул, но помчался вперед. Некоторое время амазонка находилось в полном одиночестве, и была возможность все обдумать. Однако очень скоро к ней присоединилась вся веселая компания, состоящая из трех девушек и двух мужчин. Хорошо, что хоть количество женского пола росло, а не мужского, а то бы Тара точно повесилась. Путники ехали в полном молчании, лишь иногда перекидываясь ничего не значащими фразами. Сначала брюнетка ехала впереди этого строя, но потом, сославшись, что ей нужно вычистить подкову коня, отстала и оказалась в хвосте. Воительница чувствовала себя уютней, когда на нее не обращали внимание и вообще забывали о ее существовании. Так было проще. Брюнетка не была любительницей поболтать по душам, особенно с малознакомыми людьми. Да и вообще, она больше предпочитала одиночество, и то только потому, что оно уже давно стало ее спутником по жизни. Придержав жеребца, Тара сбавила ход и стала наслаждаться красотами природы. Вскоре ее друзья остановились, и амазонке пришлось их догнать. Осмотрев место их ночлега, девушка осталась довольной. «Деревья расположены так, что нас не будет видно. А плотные кроны деревьев меньше будут пропускать дым от костра. Наше обнаружение будет практически невозможным» Брюнетка слезла с лошади и достала из дорожных сумок несколько теплых покрывал. Раскладывая их на земле, Тара вдруг произнесла: -Схожу за хворостом, может быть, и к ужину что-нибудь поймаю. Амазонка не обращалась ни к кому лично, скорее ко всем сразу. Предупреждала, куда уходит и чтобы о ней не волновались. Хотя кому здесь есть до нее дело? Усмехнувшись собственным мыслям, Тара привязала коня неподалеку и отправилась вглубь леса. Плутая по тропинкам, она вышла к маленькой речушке и напилась чистой воды. Некоторое время она сидела на камне и просто слушала песню воды. Какое-то спокойствие и умиротворение поселилось в душе. Уходить совершенно не хотелось, но ее ждали в «лагере». Тара встала и отправилась собирать хворост. Практически всё собрав, амазонка услышала тихий шорох. Воительница медленно и тихо достала из сапога метательный нож, опустив до этого хворост на землю. Затем она притаилась, и только после того, как показалось что-то серое, амазонка метнула оружие. Тара думала, что попала в цель, по крайне мере, она очень редко промахивалась, однако в ту же секунду из кустов выпрыгнул серый кролик и пустился бежать. Недолго думая, брюнетка быстро выхватила второй нож из сапога и метнула его в животное. Далеко кролик не убежал. Улыбнувшись собственной удачи, Тара подошла к несчастному животному и вытащила из него нож. Девушка засунула оружие обратно в сапог, а кролика взяла за задние лапки и отправилась за вторым ножом. Какого же было ее удивление, когда в кустах она обнаружила еще одного кролика, убитого ее же ножом. Оказывается, в первый раз она не промахнулась. Просто зайцев оказалось двое. Пожав плечами, Тара взяла и второе животное. В конце концов, компания у них большая и одного кролика, скорее всего, не хватило бы. Амазонка спрятала оружие и, взяв две тушки, отправилась обратно в лагерь. Воительница очень хорошо ориентировалась в лесах, даже не знакомых, поэтому очень скоро была на месте. Оглядев всех своих спутников, Тара скинула на землю хворост и стала искать камни, из которых можно будет добыть искру. Камни нашлись достаточно быстро, поэтому уже через пару минут друзья могли расположиться возле костра и грется. Ночная прохлада покрывала кожу амазонки мурашками, а тело заставляла дрожать. Однако воительница тщательно скрывала, что ей холодно. Она села не подалеку от всех и принялась с помощью ножа снимать мех с одного из кроликов: -У кого-нибудь есть желание приготовить ужин? Спокойно, но как-то отчужденно спросила девушка и подняла взгляд зеленых глаз на своих спутников. Она поймала ужин, но готовить его как-то не сильно хотелось. Да и повариха из Тары была никудышная. Кролик рисковал подгореть и стать жестким, поэтому чтобы не похвастаться своими «чудесными» способности в кулинарии, брюнетки решила свалить готовку на кого-нибудь другого. [center]Массовка (Эмилий)[/center]

Зена: [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Ваента была сама в шоке от сказанного собой.как, кажется и все остальные. Ей показалось, что сейчас все дружно расхохочутся над её серьёзностью и нарочито грандиозными фразами. Что поделать - её греческий был далёк от совершенства, и когда она говорит больше пары слов за раз, похоже, что она штудирует Сократа. Ваента понадеялась, что они не заметили другого говора, сама она была довольна произношением, и радовалась, что пока понимала всё, что говорили вокруг, благо речи были не сложны. Удивлённые люди вокруг молчали, только Гаира неспешно взяла слово. Размеренно, спокойно представила всех. Ваента запомнила, интересные имена, столь разные, будто компания собралась со всех концов света. Потом королева сказала, что с радостью возьмёт с собой её, Валлу. Ах да, меня же теперь так зовут. А что - я сразу сказала, что настоящего своего имени я не назову. Ваента испытала глубочайшее облегчение. Да, её возьмут.Всё. Остальные даже, кажется, тоже успокоились больше. Она сделала твёрдый затяжной кивок в сторону главной амазонки, выражая искреннюю благодарность. Да, думаю, ничего, если ты пойдешь с нами, а то мало ли, кто нападет, а ты одна, не дело, Вдруг ожила лучница и даже улыбнулась. вВаента скрывая улыбку опустила голову и помотала ей. Нет, они упорно хотят скормить меня дикарям. Да они бы даже не услышали меня в лесу одну, и не знали бы, что я там есть. Не первый же день я брожу по лесу. Уже пара недель, наверно будет. Однако финка промолчала , ведь Немезида явно не хотела показать ничего обидного. Просто её здесь плохо знают, точнее не знают вообще. Что же, бывает. Над поляной стали собираться птицы, падальщики тянули за собой сумерки и прохладу. Свежий ветер привычно запутался в волосах и разбудил бельчонка. Здорово, если Тотта сейчас тоже вспоминает родные края. Если белки умеют вспоминать. Да конечно умеют. Народ засобирался на ночлег.Да, вовремя. Тара ускакала вперёд, Остальные тоже начали заниматься лошадьми. Ваента отстранёно с лёгкой улыбкой смотрела на них и хотелось ей развести руками. Она представила, как забавно она бежит за всадниками в ночь... Нет, она бы добежала, нашла бы следы.Жаль только , что это было бы гораздо медленнее копыт. Внезапно девушка увидела перед собой протянутую руку. Гаира, улыбаясь одними глазами, смотрела с высоты. Ваента не знала, каким образом ей удастся оказаться на лошади тоже, но одно движение королевы и вот девушка сидела передней, как невеста, которую украли из дома вместе со всеми небольшими пожитками.Вчетвером на одной лошади! Вот это поездка! жаль она длилась не очень долго. Место нашли как-то сразу. Тара что-то сказала и скрылась в кустах. Ну... может приспичило.. бывает. Народ стал опять суетиться вокруг лошадей. Ваента поблагодарила Гаиру и отошла в сторону. Прохлада вызывала в ней некоторую эйфорию, вспыхивало ощущение свободы и отчуждённости. Северянка отпустила бельчонка, и он с готовностью забрался на ближайшее дерево и стал неразличим в ветвях.Хозяйка, запрокинув голову, смотрела ему вслед и мелодично посвистала в вдогонку. Она поняла, что снова задумалась и отвлеклась. Как раз вернулась Тара и уже почти развела костёр. Потом она, снимая шкурки с кроликов, принесённых ею, предложила кому-нибудь заняться готовкой. Кажется она очень устала. Финка поняла, что вокруг неё уставшие воины. Без разницы кто они - мужчины или женщины. Все утомились и телом и духом. А ещё они, наверно, хотят есть. Ваента глянула по сторонам, отошла несколько шагов и сорвала пучок крупных листьев с земли, не спеша отправилась к костру, где молодая амазонка умело стащила шкурку уже со второго грызуна. Ваента взяла тушку. Вроде никто не был против, кажется некоторые даже облегчённо вздохнули. Девушка взяла вторую тушку и отправилась к воде. Тут она выпотрошила и разделала кроликов - они были разной величины - один жирный, а второй гораздо меньше, и нужно было определить, как разделить мясо между всеми. Девушка решила, что кроликом поменьше она накормит мужчин, а большого разделит между женским населением. Немного подумав, она отрезала кусочек для себя немного меньше, чем остальным, а тот что остался побольше надумала отдать Гаире, всё таки ей нужно было есть на двоих. Около самой воды Ваента руками вырыла ямку, наплескала туда воды, помыла мясо, выплескала воду на землю - не хватало чтобы весть о свежем мясе спустилась вниз по течению.Потом прорыла ямку ещё чуть глубже и вытащила несколько комков глины. Прямо тут на берегу сорвала ещё немного пряных трав, натёрла ими мясо, завернула мясо в листьях и обваляла в глине. У кого-то из путников обнаружился небольшой котелок и его вежливо предложили Валле. Она с радостью придумала, куда его применить. принесла глиняные комки и положила их в угли с краю костра, запоминая где какой. А на самом костре сделала отвар из некоторых трав и яблок. Смотрелось очень мило, как она колдует над костром, бегает к воде и обратно, добавляет какие-то корешки. Кажется все собирались это есть, что девушку очень порадовало. Значит всё таки доверяют. Может они проще воспримут её присутствие, если будут знать, что "Валла" не так бесполезна, как кажется. Хотя бы может накормить. Тем более, что должно получиться вкусно - пряно и сочно От костра разрумянились щёки, она достала палочкой глиняные свёртки, обтёрла об траву и в подоле разнесла всем. Сама уселась неподалёку, поняла что уже почти совсем темно. ну, кто первый? [center] Гаира[/center]

Зена: Так народ сорри, но писать много пока нет времени совсем.... --------------------- НПС ГАИРА------------------------ Вся компания двинулась с поляны, искать более удачное место для ночлега. Удивительным было и то, что Эмилий и его друг Антоний пошли с ними. Тара вроде немного успокоилась, что не могла не радовать. Южанка отправилась за ужином, Гаира тем временем спустилась с коня, и помогла Валле. После новая знакомая отошла немного в сторону, возможно девушке нужно немного времени, чтобы привыкнуть к таким переменам. Тара вернулась довольно, быстро в отличным ужином, правда с готовкой были некие проблемы, хотя Валла решила помочь ей, оно и лучше, ведь сама Гаира была ужасным поваром, и сварганить, что-либо съедобное было просто не в ее власти, куда проще принять облик кошки и съесть мясо сырым. Однако, о таких подробностях никто не знал. Гаира улыбнулась Эмилию и Антонию, после перевела взгляд на Немезиду и подошла к подруге. Присев рядом королева добродушно взглянула богини в глаза, и заботливо спросила. - Ну как ты? – безусловно, она переживала за Немезиду, ведь она успела стать северянке подругой, с которой можно было просто поговорить. Кроме того в бою ее ранили, что тоже заставляло королеву переживать. Гаира еще некоторое время ожидала ответа Немезиды, а потом добавила. - Я понимаю, что их появления ( речь пошла о мужчинах в их компании) не радует вас с Тарой, но вы должны меня понять, Эмилий не просто мой знакомый, он спас мне жизнь…. Такое признание было весьма откровенным, поэтому королева говорила так тихо, чтобы слышать ее могла лишь Немезида. Гаира знала, что может доверять ей. Между тем мужчины сидели неподалеку, и разожги второй костер. [center]Немезида[/center]

Немезида: Идею о ночлеге поддержали все. Несмотря на то, что Немезида - богиня, и сон как таковой ей не сильно нужен, она была бы непрочь отдохнуть. Видимо, у нее полусмертная какая-то сущность, если олимпийка так часто может быть «похожа на человека». Мужчины поддержали идею, но также уточнили условия, что объединение произойдет всего на одну ночь. Немезида пожала плечами, ведь она в принципе была и не против. К тому же все эти колкости, которые могли наблюдаться ранее, уже прошли. Олимпийка уже просто-напросто стала забывать о личной неприязни к этим римлянам. Этот детский сад пора было заканчивать, взрослые люди как-никак, а ведут себя как не знай кто, обижаются друг на друга и злятся из-за какого-то пустяка. Тара решила опередить всех и оправиться вперед. Если ей так удобно, то почему бы и нет? В такой «кучке» уже как-то действительно возникает мысль об уединении. Придя на место, каждый стал выбирать себе дело. Немезида пока что стояла в стороне и наблюдала за всем происходящим. Все же девушка не так много умела, она была даже не уверена в своих кулинарных способностях, но признаваться бы в этом было стыдно, так как любой женщине присуще готовить. Но ведь это никогда не входило в планы олимпийки. Немезида умело управлялась с луком, нежели с какой-то кастрюлей, которая вот-вот выпадет у нее из рук. Богам все эти человеческие тонкости ни к чему. Но как и упоминалось ранее, девушка не призналась в этом никому, так как слегка испугалась, что ее засмеют. Может не все присутствующие, но большая часть так точно, а этого Немезиде уж точно не хотелось. Хотя кто знает, может она и умеет готовить, просто не пробовала раньше. Но девушка решила слиться с компанией, просто чтобы быть рядом, ведь были и те, кто пока ничего не делал, а лишь ждали ужин. Тара отправилась за хворостом, после чего вернулась с добычей, которая и являлась ужином для всех. «Ловко», - подумала про себя Немезида, когда заметила вернувшуюся амазонку. Олимпийка присела на камень, который оказался у нее на глазах. Оперевшись на руки, девушка наблюдала за происходящим. Новая знакомая, видимо, решила продолжить цепочку по подготовке к обустройству и ужину. Хотя сейчас, скорее второе. Валла быстро стала обрабатывать добычу амазонки. Немезида же сидела и просто стала наблюдать за костром, который горел уже довольно неплохо. Олимпийка даже и не заметила, как рядом с ней присела Гаира, но как только девушка почувствовала человеческое тепло, она обернулась и посмотрела в сторону подруги. - Ну как ты? Вершительница правосудия вздохнула, поджала губы, после чего просто улыбнулась: - Да так, вроде нормально, - ответила девушка. Немезида действительно была в порядке, за исключением одной маленькой детали. Олимпийка немного приподняла правую руку и посмотрела на свою недавнюю рану, заметив, что та почти зажила, но, тем не менее, рука еще не была до конца в порядке. Только вершительница правосудия не хотела грузить этим Гаиру, сейчас и других дел хватает, а рана без проблем заживет сама. - Я понимаю, что их появления (речь пошла о мужчинах в их компании) не радует вас с Тарой, но вы должны меня понять, Эмилий не просто мой знакомый, он спас мне жизнь…. Гаира стала говорить тихо, и Немезида смотрела на нее таким взглядом, будто они с амазонкой решали важнейшую задачу, хотя, может так оно и было. Когда Гаира договорила, олимпийка посмотрела вперед, затем опустила голову, после чего с улыбкой посмотрела на северянку. - Ты знаешь... мне в принципе не важно, будут ли они с нами в этом путешествии или нет. Мне, правда, все равно. Я не отношусь к ним негативно, а то инцидент я уже и забыла. Да и раз для тебя это так важно, я тем более не имею право что-то портить, да мне это и не надо, - Немезида посмотрела Гаире прямо в глаза и улыбнулась настолько искренне, что глаза олимпийки загорелись самым настоящим позитивом. - Ты то как?, - девушка посмотрела сначала на живот северянки, а затем вновь на амазонку. Еда уже была готова, так как Немезида услышала вопрос Валлы о том, кто первый захочет попробовать сегодняшний ужин. Новая знакомая разнесла всем все, что приготовила и уже было интересно это попробовать. [center]Антоний[/center]

Антоний: Место, выбранное для ночлега, было почти идеальным. Небольшая поляна была окружена стоявшими вокруг деревьями так плотно, что их кроны смыкались над головой, а судя по тихому журчанию, доносящемуся откуда-то со стороны, где-то совсем неподалеку был источник – речка или родник. Когда они остановились, Антоний спешился, небрежно бросил седельные сумки на землю и расседлал коня. Измученное животное благодарно ткнулось носом в его плечо, и он машинально потрепал его по шее. - Надо бы отвести лошадей к воде, - вполголоса заметил он, скорее размышляя вслух, чем обращаясь к кому-то конкретно. Эмилий согласно кивнул, и вскоре они уже были у ручья. Спустились чуть вниз по течению, напоили лошадей, вычистили их, насколько это было возможно. Антоний работал молча, сосредоточенно. Кони амазонок, непривычные к чужим рукам, подчинялись неохотно, но, последовав примеру их собственных лошадей, особых проблем не доставляли. Закончив и вернувшись в лагерь, они обнаружили, что на поляне уже горит огонь, а над ним хлопотали Валла и Тара, а рядом о чем-то тихо шептались Гаира и Немезида. Непохоже, чтобы кто-то здесь нуждался в их помощи, так что они устроились чуть в стороне. Эмилий развел небольшой костер, что было весьма кстати – до лета было еще далеко, и хотя днем уже было тепло, ночи все еще были холодными. Придвинувшись поближе к огню и украдкой наблюдая за происходящим, Антоний внезапно осознал, насколько он вымотан. С момента их бегства из Афин прошла почти неделя, и за все это время это была их первая настоящая передышка – до сих пор они не позволяли себе останавливаться больше чем два-три часа. Интересно, где сейчас их преследователи? Антоний надеялся, что они наконец-то отстали и потеряли их след, но как знать… В конце концов, он решил, что беспокоиться об этом бессмысленно. Если повезет – то «помогут» дикари и больше они их никогда не увидят, а если нет… Что ж, значит, так тому и быть. Тем временем Валла вытащила из костра какие-то свертки и начала разносить всем присутствующим. - Спасибо, милая, - коротко поблагодарил он, принимая из ее рук горячий сверток и принялся осторожно отколупывать кончиком ножа закаменевшую в огне глину. [center]Тара[/center]

Tara: Вернувшись с ночной охоты, Тара вдруг поняла, что ее сон, как рукой сняло. Она чувствовала усталость, но спать не хотелось, особенно в такой компании, в которой безопаснее не смыкать глаз. Она продолжала снимать шкуру с тушки несчастного кролика, осматривая лица своих друзей и недругов. Судя по молчанию Немезиды и Гаиры, девушки не сильно желали на время становиться кухарками. Антоний и Эмилий - мужчины, им как бы по статусу не положено заниматься готовкой. Но, в конце концов, они тут не на курорте, могли бы и проявить инициативу. Однако мужчины быстро слиняли, под предлогом отвести лошадей к ручью. И судя по времени, которое они там провели, римляне решили перестраховаться и помыть лошадей, дабы подольше не возвращаться в «лагерь». Тара тяжело вздохнула, понимая, что готовить, похоже, придется ей. Ну что ж, раз все изволили рискнуть своими жизнями, амазонка может попытаться что-нибудь сварганить. Однако не успела она приступить к разделки кроликов, как к ней подошла Валла и забрала тушки. Брови воительницы взлетели вверх, но так же стремительно опустились вниз. «Хочет готовить – пускай. Хоть какая-то от нее будет польза» - ворчливо подумала девушка. Она уже давно успокоилась и не злилась, однако от скверного настроения было сложно избавиться. Плюс ко всему, все здесь держались парами – Антоний и Эмилий, Гаира и Немезида, лишь Тара и Валла были какими-то отшельницами. А так как отношения у них не заладились с самого начала, воительница оставалась в стороне. Одиночка, как всегда. Удивительно, как можно быть среди людей и одновременно с этим быть одной. Тоже самое Тара чувствовала и когда находилась у амазонок, видимо, поэтому и ушла из племени. Когда руки освободились, а Валла полностью утонула в процессе готовки, брюнетка перевела свой взгляд на Немезиду и Гаиру. Девушки о чем-то шушукались, им было о чем поговорить. Они же знакомы давно, а Тару знают короткое время. Видимо поэтому решили не приглашать ее в свой маленький круг. Эмилий и Антоний тоже отделились от основного состава, разожгли неподалеку костер и о чем-то разговаривали. Мирная, тихая ночь, однако амазонка уже поняла, что она будет мучительно долгой. Наконец, с реки вернулась Валла и Тара принялась наблюдать за ней. Это по крайне мере было достаточно интересным и забавным, и отвлекало от пессимистичных мыслей. Молодая девушка колдовала у костра, используя котелок, глину и мясо в «приправе». Амазонку больше заботило то, чем именно эта юная леди обтерла мясо и что за корешки кидает в котелок. Не отравит ли? Однако начинавшего бурчать желудка это не волновало, поэтому рискнуть жизнью вполне можно было. Когда странное «блюдо» было готово, хозяйственная Валла раздала всем по свертку. -Спасибо. Сухо поблагодарила Тара девушку и даже выдавила из себя нечто на подобии улыбки. Дождавшись пока мясо слегка подстынет, амазонка развернула сверток и принялась есть. На удивление, кролик получился не только мягким, но и сочным, а так же пряным и жирным. В общем, воительница довольно быстро съела свою порцию и готова была вслед за этим проглотить свои пальчики. -Еще раз спасибо, Валла. Получилось очень вкусно. Уже более мягко и искренне проговорила брюнетка. Взгляд ее глаз потеплел, похоже, путь к сердцу лежит через желудок не только у мужчин, но и у женщин. Воительница подняла глаза к небу. Уже потемнело и, судя по всему время было позднее. Звезды бриллиантовой крошкой рассыпались вокруг яркого солнечного месяца. Птицы в лесу стихли, лишь сверчки нарушали прохладную тишину. Тара встала со своего места и, потерев ладони об юбку, предложила: -Думаю, ночью стоит дежурить. Так будет безопаснее. Если никто не против, я подежурю первой. Похоже, никто не имел ничего против, даже наоборот, идея дежурства ночью была превосходной. Не услышав не каких претензий, амазонка сдержанно кивнула и покинула лобное место. Она прошлась немного вперед, чтобы скрыться за деревьями и только после этого остановилась. Тара слышала потрескивание костра и легкие отголоски разговоров. Сейчас она чувствовала себя спокойно. Прижавшись спиной к дереву, амазонка стала осматриваться и прислушиваться на предметы опасности. Пока всё было тихо, и со временем воительница заскучала. Она достала метательный нож из сапога и начала крутить его в руках, как бы играясь. Однако даже это развлечение не развеяло скуку. Поэтому очень скоро глаза Тары начали слипаться, а с зевками и подавно было сложно бороться. Отодвинув ветку, амазонка тайком посмотрела на «лагерь», дабы убедится, что с мужчинами и женщинами всё в порядке. Кажется, даже никто не спал. Тяжело вздохнув, воительница оттолкнулась от дерева и, не спеша пошла вглубь леса, надеясь, что небольшая прогулка развеет сон. Тара не знала, долго ли она плутала в лесу, не уходя далеко от лагеря, на тот случай, чтобы придти на помощь свои друзьям в случае опасности, как в один «прекрасный» момент почувствовала жгучий «укол» в ногу, а затем шипение. От неожиданности брюнетка припала к дереву и угрожающе выставила вперед нож, однако поблизости никого не было. Взглянув на свою ногу, амазонка увидела две ровные дырочки из коих потихоньку начала сочиться кровь. Взгляд зеленых глаз тут же отыскал длинную змею около полтора метра в длину. Окраска ее была черная или темно-коричневая, и вроде бы были поперечные золотистые полосы. Хотя, Тара могла и ошибаться, так как змея поспешила удалиться, а вот сама девушка начала сползать по стволу дерева вниз. Если амазонка не ошибалась (а она достаточно плохо успела в темноте разглядеть змею), то ее укусила никто иная как Тигровая змея. «Только этого не хватало!» - мысленно заныла брюнетка. – «Везет, как утопленнику» Если дикарку укусила Тигровая змея, то жить ей осталось считанные минуты. Тара судорожно начала осматриваться в поисках каких-нибудь лечебных трав, хотя в медицине она разбиралась плохо. Откинув эту бредовую идею, воительница поднесла лезвия ножа к ранке и сморщила носик. Лишь сделав небольшой надрез, она убрала руку, поняв, что сама себя порезать не сможет… Да и толку? Как она извлечет яд? Если бы змея укусила в руку, тут было бы проще, а вот до ноги не дотянешься. Скорее всего, Тара случайно наступила на змею и та, естественно, атаковала. Вот такой вот парадокс. Лоб брюнетки начал покрываться испариной, что означало, что яд начал действовать. Амазонка не знала, что предпринять, поэтому лишь печально усмехнулась и коснулась затылком дерева. «Жаль, что Немезида не умеет излечивать раны…» [center] Эмилий [/center]

Массовка: После того, как мужчины и Гаира со своими подругами пришли на место ночевки, римляне решили удалиться у ручью, дабы напоить уставших и загнанных лошадей. Вместе со своим другом генерал «искупал» свою лошадь, а после вернулся в лагерь. Присаживаться к костру амазонок было не правильным, особенно если тебя не пригласили… Поэтому не долго думаю мужчина развел еще один костер по близости. Девушки находились в поле зрения римлян и в то же время были немного в стороне от них. Тара, так звали юную воительницу, чьей храбрости мог позавидовать каждый, отправилась на охоту за ужином, и вскоре после ее возвращения к амазонке присоединилась девушка, которую отыскала Гаира в лесу. Они обе , что-то колдовали возле костра, и вот долгожданный ужин готов. Получив свою порцию, Эмилий добродушно улыбнулся. - Спасибо вам, за ужин дамы – сказал он принимаясь за еду. Кролик был великолепный, мужчина был так голоден, что смолотил свою порцию за несколько секунд. А насытившись машинально провел рукой по животу и откинулся назад. В животе раздалось легкое благодарное урчание. В целом день оказался весьма не плохим, встреча с Гаирой, горячая схватка и сытный ужин. Да такие приключения останутся в их памяти надолго. Через некоторое время Тара сказала о том, что неплохо бы установить дежурство, мысль хорошая, но едва как Эмилий открыл свой рот, дабы предложить заступить на пост первым, как амазонка сама изъявила желание, что ж , возражать не было смысла. Как только Тара удалилась, генерал посмотрел на своего друга. - Думаю, что следующим должен быть кто-то из нас – легко улыбнулся он. [center]Ваента[/center]

Vaientaa: Ура, все и правда начали есть. И ура, получилось и правда неплохо. Ваента чуть ли не последней решилась попробовать собственную стряпню. Кажется, народу даже понравилось. Ну хотя бы, хоть чем-то я могу украсить своё присутствие Давно ей не приходилось готовить таким способом, но, видимо это перешло в рефлекс, который в нужный момент даёт о себе знать. Ваента была, прямо сказать, довольна. Время, вроде как шло ко сну, Воины решили дежурить. Трезвая мысль Первой ушла молодая амазонка, которая, кстати сказать, поблагодарила за ужин даже дважды. Казалось, она даже успокоилась или отвлеклась от своих мыслей и ушла дежурить спокойной размеренной походкой. Ваента ушла мыть котелок и с тихой улыбкой наблюдала, как силуэт Тары скрывается за деревьями. А не такая ты и вредная, когда спокойная. Хотя может просто... одинокая Подумав про одиночество, Ваента поёжилась, ей стало немного грустно. Она вернулась к костру и стала устраиваться спать. Ей не было холодно. Здешние прохладные ночи не могли сравниться с родными снегами, нисколько. Финка села под дерево, прислонясь спиной к огромным корням, они вздымались то тут, то там, образуя причудливые переплетённые узоры. Накрылась своей шерстяной накидкой, задумчивым взглядом обнаружила костёр. Огонь, такой же как и везде, такой одинаковый, что здесь, что дома. С ним рядом так уютно и так спокойно. Он греет. Для полного счастья не хватало только маленького мягкого тепла в руках. Ваента улыбнулась костру и окинула взглядом собравшихся. Всё спокойно. Болотного цвета глаза северной странницы поднялись к тёмному небу, пробежались по листьям и узловатым веткам. Она уже скучала по своему маленькому другу. Над привалом зазвучал тихий, но долгий свист. Тишина. Секунда, две, пять. И вот он маленькой серой тенью соскользнул с дерева в тёплые руки хозяйки. Набегался? Тихо тихо и ласково спросила Ваента у бельчонка. Посмотрела на него несколько секунд, заговорщицки подмигнула и спрятала под накидку. Теперь ей стало тепло и в душе. Вот он, самый любящий, который всегда приходит на зов, который ничего не требует, который веселит и может выслушать, маленький и совсем не человек, но кто может быть человечнее? Ваента не хотела спать, но приятные мысли, горячая еда и ещё люди, люди, которых она не видела уже пару недель, которые так запросто взяли её куда-то с собой - это всё так успокаивало. Перед глазами танцевал огонь и мысли уносились далеко далеко в небо и к звёздам. Не в силах поднять тяжёлые веки девушка сонно обещала себе, что выспится быстро и проснётся ещё до рассвета, в последний момент перед сном она успокаивала себя, что не одна здесь и хотя бы поэтому за ночь её никто не должен съесть. Бельчонок тихо шебуршал коготками по одежде, а позже тоже задремал своим чутким и неспокойным беличьим сном.

Зена: ------------------------НПС ГАИРА------------------ Получив положительный ответ Немезиды на свой вопрос, женщина мягко улыбнулась. В глубине души она понимала, что богиня не станет казаться слабой даже перед ней, ведь сама амазонка поступила бы так же. - Ты знаешь... мне в принципе не важно, будут ли они с нами в этом путешествии или нет. Мне, правда, все равно. Я не отношусь к ним негативно, а то инцидент я уже и забыла. Да и раз для тебя это так важно, я тем более не имею право что-то портить, да мне это и не надо…ты то как? Изумрудные глаза Гаиры сверкнули в легком лунном свете. - Приятно слышать … Немезида меньше всего мне бы хотелось доставлять вам с Тарой неудобства, но в жизни каждого есть люди, которые так или иначе повлияли на твою судьбу … - легка улыбка вновь появилась на лице северянки – раньше мне доводилось общаться только с Артемидой, которая стала для меня подругой, и тогда я не могла даже представить себе, что буду болтать с ее сестрой, и понимать, что Немезида стала мне так же дорога, как и моя наставница. – Гаира позволила себе коснуться рукой до богини, и ободряющей подмигнуть ей. Далее следовало ответить на вопрос. - Со мной все в порядке, малышка не дает забыть о ней, настоящая амазонка – немного смеясь добавила она. Далее северянка перевела взгляд на Тару, которая предложила весьма здравую идею, касательно дежурства. -Думаю, ночью стоит дежурить. Так будет безопаснее. Если никто не против, я подежурю первой. Гаира молча посмотрела на южную амазонки и про себя в очередной раз отметила самостоятельность и храбрость этой юной ( для нее ) особы. Тара собралась довольно быстро и единственное, что удалось сказать Гаире это: - будь осторожна… Тем временем мужчины доедали свою трапезу, а Валла устроившись, у костра по всей видимости решила отойти ко сну. Для нее тоже был трудный день, кроме того, всегда трудно влиться в столь большую компанию, за короткое время. Королева севера вновь посмотрела на Немезиду. - Извини, я сейчас… - далее ее путь продолжился до костра за которым сидели Эмилий и его друг Антоний. Женщина не стала присаживаться рядом, сейчас ей хотелось поговорить с Эмилием один на один. И это был скорее дружеский разговор двоих людей, поэтому она вежливо решила попросить Антония не обижаться. - Я украду у вас друга на пару минут – улыбнулась она. Эмилий не заставил себя ждать и поднявшись на ноги направился вместе с королевой в глубь леса. Их разговор состоял из воспоминаний прошлого, а так же из рассказов, что происходило с каждым из них до сегодняшнего дня. [center]Немезида[/center]



полная версия страницы