Форум » Архив форума » Долина Арголиды » Ответить

Долина Арголиды

Арес: Территория Арголиды образована обширной долиной, где расположены Аргос, Микены, Тиринф, и сильно выдающимся в Эгейское море полуостровом Акте. К северо-востоку от этого полуострова — Саронический залив, на берегу которого располагались города Трезен и Эпидавр. На юго-запад от полуострова — Арголический залив, в глубине которого — город Навплия и на небольшом удалении от моря — Аргос. На юге от Арголиды — основной противник Спарта, от которой Арголида отделена небольшой областью, предметом постоянных споров — Кинурией. На Запад от Арголиды — центральная часть Пелопоннеса — Аркадия. Здесь располагается один из самых знаменитых театров Греции. Локации: Аргос Город расположен в центре плодородной долины на вершинах холмов Аспид и Лариса, на которых находились две цитадели. Здесь также расположен первый храм, построенный в честь богини Геры, что сделало Аргос одним из культовых мест поклонения богине. Сам по себе довольно обширный, очень хорошо развита сеть улиц и переулков. Дома жителей особенно не отличаются друг от друга, что указывает на средний уровень проживания местного населения. Порт Аргоса Широкие доки, расчитанные на прибывание здесь большого количества кораблей. Всегда переполнен людьми, приплывающими в долину, либо наоборот отправляющимися в путешествие по Эгейскому морю. Храм Геры в Аргосе Не такой большой и величественный как в Фивах, но все так же навевающий страх перед царицей богов и ее мощью. Тиринф Представляет собой укрепленное поселение на холме, примечательное своим большим дворцом, сетью туннелей и высокими стенами. Улицы города так же напоминают собой лабиринт - узкие и часто заходят в тупик. По данной архитектуре можно судить о паронаидальном состоянии династии правителей, да и всех жителей Тиринфа, которые отгораживаются от всего мира в целях защиты. Дома жителей из - за ограниченной территории города, теснятся близко друг к другу. Торговые лавки здесь можно встретить крайне редко. Дворец Тиринфа Огромное сооружение посреди небольшого города, демонстрирующее всю эгоистичность и самовлюбленность его правителей - вычурные росписи на воротах, высокие потолки, бесконечные коридоры и необъятные залы. Вся эта роскошь сильно контрастирует с окружающей бедностью жителей и их лачугами. Микены Одна из внегласных столиц Греции, после Афин. Довольно большой город, с хорошо развитой коммуникацией и торговлей. В отличии от Тиринфа, его улицы как будто переполнены различными лавками со всевозможными товарами. Жилища у местных жителей на порядок лучше обустроены чем у соседей из Аргоса. Улицы города широкие и прямые, здесь трудно заблудиться. Рыночная площадь Микен Самая крупная торговая точка в долине, товары сюда поступают со всех концов Греции. Таверна "Торговец" (Микены) Расположенная рядом с рыночной площадью Микен таверна, отличающаяся большим скоплением в ней народа и постоянным отсутсвием свободных спальных мест, потому что многие из них забронированы ушлыми торговцами на несколько сезонов вперед. Меню таверны [more]Выпивка: Малая кружка эля - 1 динара Средняя кружка эля - 1,5 динара Большая кружка эля - 2 динара Вино - 2 динара Настойка "Химера" - 2,5 динара Настойка "Тифон" - 3 динара Травяной отвар - 1 динар Чай - 1,5 динара Горячее: Рыба морская жареная - 2 динара Краб морской вареный - 4 динара Курица варенная - 2 динара Рыбный суп - 2 динар Куриная похлебка - 1 динар Свинина жареная - 3 динара Курица жаренная - 3 динара Свинные бедра вяленые - 2 динара Сладкое: Пирожок с капустой (яблоком) - 1 динар Пирог с рыбой - 3 динара Пирог с мясом - 2 динара [/more] Трезен Благодаря своему расположению на побережье, является средних размеров портовым городом. Практически все улицы и переулки Трезена ведут в порт, который в свою очередь является единственной достопримечательностью для приезжих. В основном здесь в средней паршивости домиках живут моряки, рыбаки и их семьи, торговцы здесь не задерживаются, предпочитая сражу же отправляться в Микены. Порт Трезена Сюда приходят корабли со всего Эгейского моря, а потой заплывают и гостьи, путешествовавшие по Средиземноморью. Также здесь находится большая таверна "Аргонавт", в которой уставшие моряки могут выпить, обсудить свои приключения и отдохнуть. Таверна "Аргонавт" Таверна рассчитана на большое количество народа, много столиков и выпивки. Также здесь можно снять довольно уютную комнату на ночь. Меню таверны: [more]Выпивка: Малая кружка эля - 1,5 динара Средняя кружка эля - 2 динара Большая кружка эля - 3 динара Вино - 2 динара Травяной отвар - 1 динар Чай - 2 динара Горячее: Рыба морская жареная - 1,5 динара Осминног вареный - 2 динара Краб морской вареный - 2,5 динара Курица варенная - 3 динара Рыбный суп - 1 динар Куриная похлебка - 2 динара Свинина жареная - 5 динаров Сладкое: Пирожок с капустой (яблоком) - 1,5 динара Пирог с рыбой - 2 динара Пирог с мясом - 2,5 динара [/more] Эпидавр Город в основном известный находящимся рядом с ним большим театром, храмом Асклепия, бассейнами с термальными водами и своими стадионами. Местные жители - в основном спортсмены, врачи и актеры. Объединяет их одно - роскошное убранство и большие размеры их жилищ. Торговля в Эпидавре также развита неплохо, но на главной площади путник скорее увидит соревнование атлетов или музыкантов, нежели перебранку торговцев за покупателя. Театр Рассчитан примерно 14 тысяч мест. Его архитектура по истине великолепна и захватывает дух, не говоря уже о инженерном гении его проектировщика и создателя - шепот со сцены слышен на самых верхних рядах, с которых открывается поистине сказочный вид на долину Арголиды. Для греческих трагиков, поэтов и драматургов - выступление в этом храме искусства - неоспоримое признание их таланта. Храм Асклепия Храм бога врачевательства. Само по себе ничем не примечательное здание, однако пользующееся популярностью у жителей не только Эпидавра, но и всей долины. Внутри никаких коридоров, входя в храм вы попадаете сразу в большой зал, имеющий по несколько комнат с обратной стороны специально для жрецов.

Ответов - 30

Вольфгард: Правильный выбор... правильный путь, правильное ли решение... я не знал, не знал и не был уверен в этом. Почему я иду, куда иду... зачем, почему и стоит ли? Эти вопросы все время терзали мое сердце и душу, на всем протяжении пути с момента побега с той судьбы, с той прошлой жизни... где я был гладиатор на потеху римской толпе... Римляне, как же я вас ненавижу. Все беды из-за ваших гнусных господствующих идей. Сколько горя, бед, слез вы принесли моему народу, сея семена раздора повсюду. Покорить, уничтожить и заставить можно, но, никогда, никому не уничтожить дух, сильный дух воинствующего племени выходцем из которого я и был. Я - наследник престола тевтонского племени, мое имя Вольфгард. Наверное, боги отвернулись от меня. Чем же я прогневил их? Быть может, это мне и предстояло познать и вкусить всю горечь проклятия судьбы, которая как шторм несколько лет бросала и носила меня по волнам бушующего моря, житейского моря... Пусть так, это мой путь. Я верю и надеюсь, что, когда-нибудь, будь на то воля богов, я вернусь в свои родные земли, где возглавлю и соединю воедино германские племена, кои станут единым кулаком, который разрушит тот миф о непобедимости римской империи. Я - сын короля Сигурда Злобного, Вольфгард... сейчас простой человек из бывшего братства лесных разбойников, воин - варвар... и это начало моей истории... Прохладный ветер опалял огрубевшую кожу рук, пальцы коих безуспешно пытались нащупать его. Тень на траве отбрасывала искривленный силуэт человека стоящего с раскинутыми в стороны руками. Его волосы развивались под частыми порывами прохладного северного ветра, пахнущего хвоей и полевыми цветами. Ветер из родных мест, это был он... он! Здравствуйте, родные края. О бог ветров, твой слуга-ветер бывал там, он оттуда, скажи что-нибудь... как там... Запрокинув голову, Вольфгард стоял на вершине холма, предаваясь воспоминаниями о родине, родных лесах, вспоминая самые хорошие моменты из своей жизни, а их было не мало, не смотря на всю суровость бытия племени. Рядом, чуть наклонившись, будучи до половины клинка вонзенным в землю, находилось любимое оружие и друг варвара - копье. На конце шеста висел сплетенный из полевых цветов венок. Иногда он любил мастерить всякие такие незамысловатые, и казалось ненужные предметы. Нервы успокаивает, но, сейчас это было не так, а совсем иначе... повод был и он станет ясен чуть позже. Путь варвара был к греческому городу Микены. Чужая страна, чужой народ, чужие обычаи, законы... он был как ребенок, которому предстояло учиться всему заново, и это определение было очень и очень близким в данной ситуации. С момента распада братства разбойников прошло чуть меньше месяца. Это братство стало временным домом беглому гладиатору... да, именно так и назвался Вольфгард, не стал рассказывать кто он на самом деле, да и кто поверит? И на худой конец... кому интересна чужая жизнь и нужны чужие проблемы? Лишнее это было, назвался как: беглый гладиатор. Выходец из простой и многодетной семьи германского племени и все... такая легенда. Гектор - славный разбойник и просто мудрый человек, дал ему прозвище: Тевтонец. Особой должности в братии Вольф не занимал. Так, простой рядовой разбойник состоящий в отряде ныне погибшего Эвдора. Самое что понравилось в нем варвару, это его умение обращаться с копьем. Хорошо получалось, но не совсем уж искусно. Иногда, наблюдая за всеми членами вольной братии, сложно было сказать, что они какие-то грязные и тупые лесные разбойники. Ведь судя по уровню их подготовки, сноровки и многим умениям, они вряд ли уступили бы хваленым солдатам римской когорты. Гектор хорошо их натаскал, ничего не скажешь... Так уж вышло, что германцу пришлось стать членом его братства не по собственному волеизъявлению, нет... скорее не оставалось иного выбора и он был сделан - единый жребий вынут... Прислушиваясь к шуму ветра и трелям неизвестных птиц, Вольф присел, сложив ноги в позе «лотоса». Вокруг открывался красивый вид долины: множество деревьев, холмов, среди коих виднелись змеящиеся русла рек. Разноцветная высокая трава и поросль, под порывами вольных ветров приоткрывавшая всевозможные полевые цветы, аромат коих витал повсюду, перемежевываясь с запахом хвои, исходящего из недалекого лесного рукава, куда очевидно и нужно было идти, но пока, они были на отдыхе... да-да, именно они. Он и Шаэра - дочь главаря разбойников Гектора. Эта девушка, чего таиться, покорило ожесточившееся сердце варвара. Красавица с арабскими чертами внешности, ниже его на голову, стройная, всегда жизнерадостная... именно она стала тем смыслом, ради которого Вольф и пошел дальше по неизвестному пути поиска ее отца, может даже безнадежного поиска, что скорее всего так и было. Совсем недавно, может дней два назад, она узнала слух о том, что Гектор в городе Микены. Слух этот ничем не подтвердился, но стал для нее единственной зацепкой, нитью... которая возможно... да, только возможно приведет куда надо. Плохо понимая и зная местный язык, Вольфгард часто общался с ней языком жестов, стараясь выговаривать некоторые сложные слова и даже целые фразы. Множество из них он конечно знал, благодаря павшему другу Софоклу, но все-таки этого было не достаточно, чтобы суметь сказать все то, что хотелось. Некоторые слова, что хотелось сказать, он попросту не знал как вымолвить, поэтому приходилось кое-как общаться жестами либо импровизированными письменами палочкой по земле. В некой мере, Шаэра была его учительницей и почему-то, варвар чувствовал себя робко будучи с ней рядом. Такого раньше с ним не было. Может быть это и было то самое чувство, что известное как: любовь, но для воина, привыкшего только воевать, оно было чуждым и далеким. Сломив травинку, Вольф взял ее в зубы, начав мусолить из одного уголка губ в другой. Неподалеку, мирно пощипывая траву, стояли две лошади - Фиделити - любимая лошадь (насколько понял Вольф, она в ней души не чаяла) и Вихрь - арабский скакун принадлежавший варвару. Поодаль вяло горел костер, возле которого на сооруженных из веток «вигвамах» просушивалась верхняя одежда, поскольку совсем недавно, они перешли глубокую реку почти что вплавь. С трудом, но перешли. Почесав длинный шрам на груди, легким рывком вынув копье, германец поднялся, хватая падающий венок. Солнце грело вовсю, было жарко, на небе ни единого облака. Куда идти, и сколько, он точно не знал. Проводником к Микенам была Шаэра, именно к нему и направился. Девушка дремала у тени дерева, подложив под голову свою сумку. Симпатичный кинжал, с коим она не расставалась, и надо заметить лихо обращалась с ним, находился в ее руке. Обстановка вокруг было спокойной, ни единой живой души. Видимой опасности не предвиделось. В случае чего, выработавшийся за многие годы жизни в германских лесах охотничий инстинкт, не подвел бы... Подойдя к девушке и присев рядом, положив копье, Вольф некоторое время, не отводя взгляда смотрел на нее, как ветер теребит локоны ее длинных черных волос, а ресницы и губки изредка подрагивают. Схоже она и правда задремала. «- Похоже здорово устала... или..», - германец вспомнил тот путь что они прошли. Долго шли, ему то это было делом привычным, а вот для нее схоже задача трудноватая. Что ни говори, а выносливее бывшего гладиатора мало кто может быть. Сейчас они были на привале, им как и ихним лошадям нужно было передохнуть. Время отдыха длилось несколько часов, но нужно было идти дальше, оставаться надолго в пути было нежелательно по многим причинам. Время в их пользу не шло это явно. «- Давно хотел это сделать...», - легонько коснувшись травинкой к ее щеке, Вольф усмехнулся, наблюдая как Шаэра чуть поморщилась, вяло махнув рукой, посчитав видать что это назойливое насекомое. - М..микхены, пора идти? - не громко вымолвил германец, - Шаэра меня простить? - с этими словами, он наклонился к ней, решительно коснувшись своими губами ее, ощущая приятный запах девичьих волос и то, как она вся вздрогнула. Не долго думая, он прижался к ней, страстно впиваясь в ее сладкие и нежные губки, проводя рукой по ее волосам. Это было восхитительное чувство, на какой-то момент затуманившее сознание Вольфа. Давно хотел он ее поцеловать, да никак не решался, и не было момента. Ему было сейчас все равно, как она отреагирует, пусть даже применит свой кинжал. Так даже будет лучше, чем смерть в бою, о которой германец всегда мечтал, и это была его единственная мечта... Чуть отстранившись от девушки, Вольф улыбнулся кончиками губ, ловким движением одевая плетенный цветочный венок на ее голову. - У нас есть, говорить... цветок к цветку! Она выглядела больше чем прекрасной. Для тевтонца она стала не только как понравившейся девушкой, она стала как муза, лесная нимфа... на которую Шаэра сейчас и походила. Вместе им приходилось ходить на разведку в разные города и деревни и отчаянно сражаться. Умения и навыками девушки, германец всегда восхищался, даже в его воинственном племени, далеко не каждая женщина могла так лихо владеть оружием и драться без оружия. Дочь своего отца, что еще сказать... Где-то раздался протяжный крик лесной птицы, навьюченные лошади поочередно фыркнули, не отрываясь от щипания травы. Шумно зашелестела листва дерева, под коим сейчас был Вольф и Шаэра. Пожалуй, пора было им двигаться дальше, и как было запланировано, ближе к вечеру, возможно, дойти к окрестностям нужного города, где под предлогом торговцев, коим нужно было продать на рынке кое-какие ценные вещи, имевшиеся при них, разузнать хоть какую-то информацию о Гекторе.

Шаэра: Начало истории. Теплый ветер слегка шевелил сочную, зеленую траву, и дикие полевые цветы, унося ароматный воздух за собой. Куда? Это ведомо лишь самому ветру, игравшему в долине. Он – проказник – теребил гривы лошадей, тонким движением гладил хвосты животных, заставляя волосы разлетаться в разные стороны. Не обошел хулиганистый ветер и дремавшую в тени огромного дерева, молодую девушку, свернувшуюся «калачиком». Нежное прикосновение ветра взметнуло локоны, упавшие на лицо спящей, и, пробежавшись по стану девушки, заставило трепетать ее бежевую кофточку. Юная разбойница потянулась, переворачиваясь на спину и вытягиваясь во весь рост. Брюнетке снился сон, такой добрый и дорогой ее сердцу, сон, в котором Шаэра снова была в логове, с отцом. Они сидели в его хижине вдвоем, и молодая девушка, доверчиво прижавшись к Гектору, что-то тихонько говорила отцу. Отец… Совсем недавно, чуть более года назад, бестия обрела его. Гектор стал ей не только отцом, но и лучшим другом, и мудрым наставником. Разбойница просто обожала его, для нее – отец стоял на высоком пьедестале, был выше всех богов, вместе взятых. И теперь, месяц, а если быть точной, 26 дней назад, братство, в отчаянном сражении, пало. А Гектор… Вот, о его судьбе юная воительница ничего и не знала, но свято верила, что такой сильный и волевой человек, как он, просто не может погибнуть бесславно. Он жив, и Шаэра его обязательно найдет. Буквально, пару дней назад, в одной из таверн, куда Шаэра заглянула, чтобы купить себе кружку воды. Да-да, именно, воды, ибо вина девушка не пила, вообще. Ну, не терпела она вкус алкоголя, и все тут. Так вот, в таверне один из пьянчуг громко повествовал о том, что величайший разбойник Греции сейчас находится в Микенах, откуда его в скором времени продадут в рабство. Естественно, что дочь разбойника, предварительно 2встряхнув», как следует, говорившего, незамедлительно направилась в Микены, в компании своего верного и преданного друга Вольфгарда. Беглый гладиатор, красавец Вольфгард – он заставлял трепетать холодное сердце девушки. Гордая, жестокая, беспощадная Шаэра рядом с мужчиной чувствовала себя глупой девчонкой, робкой и беззащитной, словно, одинокий цветок на ветру. Между молодыми людьми, конечно, была не просто теплая и нежная дружба, а нечто большее. Согласитесь, что общаясь с другом, вы не станете краснеть, смущаться, иногда отводить глаза и нести такую ересь, что услышавшие это моментально поставят диагноз «сумасшествие», не прибегая к помощи специалистов. Вольфгард поселился в душе Шаэры едва только появился в братии, и похоже, что прописался в сердце девушки очень и очень надолго… -Мммм… - Протянула брюнетка, улыбаясь своему сну. И в тот же миг почувствовала прикосновение губ к своим губам, нежный и страстный поцелуй. Шаэра распахнула глаза, принимая сидячее положение. Взгляд был наполнен ненавистью. Кто посмел покуситься на ее драгоценную персону?! Тонкие пальцы сжали знаменитый кинжал, Шаэра занесла руку, готовясь нанести удар наглецу, и тут же ее взгляд натолкнулся на лицо Вольфгарда. Растерянно, смущенно опустила девушка руку, убирая оружие в ножны. Краска залила ее лицо, бестия опустила голову, застыдившись: - Вольф, ты не должен был этого делать. – Прошептала дочь разбойника, глядя на мужчину чуть лукаво. Сообразив, что Тевтонец может просто не понять полностью ее слов, разбойница провела пальцем по его губам, потом чуть коснулась своих и отрицательно покачала головой, - Я могла ранить тебя. – Сердце девушки сжалось, едва она представила себе такую картину. Бестия тряхнула головой, отгоняя остатки сна и мрачные мысли, и дотронулась до венка на своих темных волосах. - Спасибо. – Робко улыбнулась девушка. Она любила цветы, и такой нежный, по детски ненавязчивый знак внимания, был более чем приятен юной особе. Поднявшись на ноги, девушка, не выдержав, подошла к небольшому ручейку, извилисто протекающему сквозь яркую траву, и взглянула на свое отражение. Живое украшение делало брюнетку еще более симпатичной. Разбойница коснулась ладонями холодной воды, отражение вздрогнуло, расплываясь. Зачерпнув полые горсти, Шаэра умылась, окончательно пробуждаясь от сна, и повернулась к своему спутнику: - Пожалуй, нам пора. Времени мало. – Брюнетка подхватила свой походный мешок, извлекая оттуда яблоко, апельсин и мандарин. Апельсин дочь разбойника отдала Вольфу, а сама быстро очистила мандарин, и аккуратно отделив дольку, надкусила ее. По подбородку потекла капля сока, Шаэра махнула ее указательным пальцем, и долго не церемонясь с перекусом, быстро доела мандарин. Яблоко, разрезав на две ровные половинки, разбойница отдала лошадям. Фиделити, бережно коснувшись ладони хозяйки бархатными губами, взяла угощение. Вихрь, раздув ноздри, втягивал в себя яблочный аромат, но брать фрукт не торопился, пофыркивал и переминался с ноги на ногу. - Гордый… - Улыбнулась девушка, однако ладонь не убрала, - Такой же, как твой хозяин. – Она чуть оглянулась на Вольфгарда, и поймав его взгляд, смущенно моргнула, улыбнувшись, - Может, все же возьмешь? Это вкусно. – Негромко произнесла Шаэра, глядя в карие глаза арабчика. Конь, как бы не хотя, взял яблоко, с хрустом пережевывая его. Брюнетка ласково смотрела на коня: Умница, с лаской лезть не стану, все равно, тебе это не по нраву. – Отойдя от животного, брюнетка прикрепила к седлу Фиделити мешок, и слегка коснулась руки Вольфгарда, - По коням и в путь. – Девушка поправила на Тевтонце его, уже просохший плащ, чуть одергивая его вниз, - Так лучше. – Брюнетка накинула на себя свой плащ, и взлетела в седло, выжидательно взглянув на Вольфа. Прикосновение его губ до сих пор ощущала девушка на своих губах. Его поцелуй заставил сердце застучать громче и быстрее, замереть душу в какой-то сладкой неге. Такое было с красоткой впервые, поэтому, Шаэра попросту не знала, как реагировать на отзывы сердца.

Эйлин: >>ранее река Алфиос Эйлин и Каллисто вошли в город. Ничего особенного, все как и раньше, люди со своими проблемами на лице, торгаши зазывающие народ, палатки которых ей приходилось не раз обворовывать ради забавы. Все это вызывало на лице девушки легкую улыбку, сейчас воровство немного отошло на задний план, ибо в голове царили совершенно другие мысли, которые подогревались увиденной картинкой. Молодая пара, явно влюбленная так нежно ворковали друг с другом. Раньше бы воровка лишь порадовалась, но сейчас ей так и хотелось пусть безобидный энергетический шар и нарушить их идиллию. Глаза девушки слегка прищурились , она посмотрела на Каллисто, явно намекая, что с них можно начать. - Как не прилично целоваться у всех на виду, особенно у нас – с коварной улыбкой на лице сказала та. После Эйлин еще пару минут простояла на месте размышляя о том, как же можно поиздеваться над ними, и в ходе изучения парочки поняла, что они не местные, кроме того не простые крестьяне, а значит на любой их напор с Каллисто они смогут дать отпор, а что если им включить этих двоих в свою команду, вояки будут полезны в их дальнейшем путешествии. Эйлин вновь улыбнулась уголком губы. - Помнишь я говорила о развлечениях? Как на счет организовать команду и двинуться на поиски забытых земель? !

Вольфгард: Вскочив на коня, поудобнее расположившись, варвар направился за отправившейся вперед спутницей. Та довольно быстро погнала свою лошадь вперед. Пришлось подстегать Вихря, дабы пошустрее бежал. Верно Шаэра поступала, нужно было быстрее добраться к Микенам, смысла задерживаться в пути абсолютно не было никакого. Если конечно не сложатся непредвиденные обстоятельства, что и было, когда они форсировали глубокую бурную реки, промокнув до нитки. "- Не нужно этого делать?", - вспомнил он ее слова, после своего можно даже сказать нежного поцелуя. Не умел Вольф быть ласковым, не знал красивых слов любви. Что поделать, таков путь воина и романтика к нему не вяжется, хотя бывают и исключения. Возможно, Шаэра для него и стала этим самым исключением. Много было женщин у варвара, даже тогда, когда был невольником-гладиатором. Хозяин, как он называл своих гладиаторов: "стадо сынов шлюх", часто даровал всем тем, кто должен был следующим днем сражаться на арене женщин, таких же невольниц из разных племенных народов, готовящих еду и работавших в полях. Старый римлянин Касий, бывший центурион и был хозяином у не одного десятка гладиаторов, среди которых и был Вольфгард. По правде сказать, Касий был благородным человеком, не смотря на то, что являлся собственником не одного десятка крепких мужчин-невольников предназначенных на потеху римской толпе. "- Гладиатор выглядит не совсем внушительно, если у него, выпирает детородная часть. Гладиатор это прежде всего мужчина, а мужчине, нужна женщина!", - припомнились слова Касия. Именно так он всегда говорил, всем тем, кто за день шел на арену. Хороший он все таки был человек, но терпеть неволю и быть частью спектакля для плебеев, было для Вольфгарда выше его колючего и гордого нрава. Догнав Шаэру, поравнявшись с ней, варвар с ухмылкой пристально посмотрел на девушку, держась одной рукой за поводья, а во второй, крепко удерживая лезвием вниз копье. За затылком, а такт движения Вихря, покачивалась голова волка, бывшей атрибутом его накидки из волчьей шкуры. - Почему не нужно этого делать? Я тебя обидеть? Девушка ничего не сказала, лишь подстегнув Фиделити, вырвалась вперед. - Странная... ладно, больше не буду, но и меньше тоже, - усмехнувшись, варвар ускорил ход четверо-копытно-ногого друга. Вскоре они оказались на каменной дороге, теперь ноги лошадей издавали цокающие звуки. Впереди показался силуэт городских стен. По всей видимости это были Микены. Как там, они торговцы? Не совсем хотелось проблем со стражей. С надеждой на авось пронесет, Вольф догнал девушку... Теперь их лошади шли спокойным шагом. По сторонам виднелись поля, на коих работали люди. Стояли обозы, телеги. Встречались и груженные повозки, выезжаемые из городских ворот. День в разгаре, городская суета аналогично... Откупорив флягу, Вольф испил из нее, провожая взглядом проехавшего мимо всадника, кой не добро оглянувшегося на него. - Большой город! - Вздохнул варвар, обливая водой лицо и фыркнув, встряхнув волосами, добавил: - Надеяться, стража нас не трогать. Я не хотеть проблем. Добравшись к огромным городским вратам, их неожиданно окликнула стража, приказывая остановиться, что они и сделали... - Куриные потроха! - на своем наречии бросил варвар, мысленно готовясь к самому интересному - бою! - Кто такие? - подошел к нему вооруженный пиком молодой стражник, совсем еще юноша. Второй, чуть по старше подошел к Шаэре. - Тор.. как...эмм, - Вольф покосился на девушку, не зная как правильно сказать "торговать" по-гречески. Та сходу сообразила и сказала что надо. - Что везете? - Юнец обошел лошадь варвара, нагло похлопывая рукой по навьюченным сумкам, словно предвкушал и уже делил себе часть чужого добра. Эта выходка пришлась не по нраву германскому принцу. Не долго думая, он лихо взмахнул копьем, обращая лезвие обухом, коим не сильно подбил руку стражника. - Не твое! Щенок... Юноша озлобился от такой выходки со стороны незнакомца, резко и неуверенно схватив пику обеими руками, нацеливая подрагивающее острие оружие на него. - Щенок?! Сейчас посмотрим кто тут из нас.... - Держи оружие крепче, если потерять не хочешь, - Взмах глефы. Острый палец на лезвии заклинил острие нацеленной пики. Рывок в сторону и вверх. Оружие стражника резко вылетело из рук. Подхватив его на излете, Вольф добавил: - Я охранять эту девушка и ее товар, - после чего, бросил ловко выхваченную пику обратно. Юноша сумел поймать. - Охранник значит... ну что ж... можете идти, - отозвался второй стражник, - Только смотрите, следите за кошельком, карманников хватает... вчера одного вздернули, второму руки отрубили. Вольф и Шаэра двинулись дальше, оказавшись на улицах Микен. Город выглядел богато: много интересных построек, храмов, домов горожан, коих на улицах было очень много, приходилось внимательно смотреть чтобы кого случаем не задеть лошадью. Недалеко, несколько работников увлеченно занимались строительством одного из многих зданий. Некоторые горожане оборачивались вслед, впрочем - обычная рефлекторная привычка многих, оборачиваться вслед транспорту, конь тоже в некотором роде - транспорт. - Лучшие товары!...пряности, шелка! - послышался призыв какого-то уличного торгаша. - Есть, желать? - поинтересовался Вольф у Шаэры, однако на положительный ответ он не рассчитывал, спросил это просто, как бы невзначай, потому как неподалеку показалась таверна в которой было довольно шумно, как известно: там один шум... слухи, байки, громыхание посуды, ну и напоследок - мордобои... Завидев очередных стражников, варвар померк в веселой улыбке, наблюдая, как они вели троих закованных в кандалы людей, подгоняя их пинками, и толчками металлических щитов. "- Что же они такое сделали? Разбойники? Хмм.." - Шаэра знать, с чего начать? - покосился он на спутницу, когда они оказались на большой торговой площади, где торговля шла полным ходом, будучи в разгаре многочисленного прилива покупателей...

Шаэра: - Скорее, Фиделити, скорее! – Шаэра глубоко и плотно сидела в потертом кожаном седле, из всех сил сжимая бока кобылы ногами. Ахалтекиночка скакала во всю прыть, из под копыт вылетали крохотные камушки, но дочери разбойника казался недостаточно быстрым галоп ее любимицы. Им нужно спешить, на счету каждая секунда, она и Вольф, итак, теряли время понапрасну, взять хотя бы переход через реку, ставшую препятствием, причем весьма продолжительным, на их пути. Кроме мысли о том, что стоит поторопиться, девушку еще занимала мысль о Вольфе, о его поцелуе. Правильно ли она сделала, что сказала ему, что не стоило этого делать? Жаль, что им невозможно читать мысли друг друга, тогда бы ее друг понял, что она имела ввиду вовсе не запрет на дальнейшие поцелуи, а не стоило целовать ее спящую, ибо это могло привести к печальным последствиям для обоих. Хорошо было бы, если брюнетка ранила своего Тевтонца? Конечно, нет. А она, привыкшая, даже спросоня, всегда быть готовой к внезапной обороне от врагов, могла это сделать, не до конца проснувшись. Ну да ладно, это уже история, если бы да кабы – то зимой росли б грибы. Вольф поравнялся с принцессой разбойников, и задал тот самый вопрос, который, в принципе, девушка и ожидала услышать. Юная разбойница удивленно взглянула на своего спутника, слегка улыбнулась, отрицательно покачав головой, и вырвалась вперед, немного расслабляя поводья. Не время для объяснений (на словах) и долгих разговоров – поговорить они всегда успеют, их ждет дело, важное дело. А, вот и город показался. Наполненный шумами, гамом, присущим лишь городам, Микены гостеприимно распахнули главные ворота, как будто ждали Вольфа и Шаэру. Девушка натянула поводья, заставляя свою любимицу перейти на шаг, Тевтонец последовал ее примеру. Как не хотелось красотке не переходить с галопа на шаг, а по городской торговой площади, где снуют туда-сюда люди, особо не разгуляешься. Не успели путники въехать в город, как им навстречу кинулась стража, с типичными вопросами. Шаэра сжала зубы, меньше всего ей хотелось сейчас отвечать на их дурацкие вопросы, не на допросе же она находилась. Но, хочешь – не хочешь, а есть такое слово «надо»: - Мы простые торговцы, приехали сюда продать некоторые вещи. – Стараясь придать своему голосу приветливости, ответила девушка, ловя на себе взгляды совсем молоденького, может, чуть старше ее самой, стражника. Ну, «с простыми торговцами» она, конечно, погорячилась. Мало кто из продавцов одеты так, как они с Вольфом, а впрочем, это все мелочи. Резкое движение со стороны Тевтонца заставило брюнетку обернуться на него. Ее спутнику не понравились наглые действия стража, что не удивительно, и он устроил, так сказать, небольшую разминку себе. Ну и верно, так с наглецами и надо. Впереди показалась небольшая таверна, рядом с ней – постоялый двор, где можно было оставить лошадей. Надо бы им туда заглянуть, переодеться, чтобы не привлекать к себе особого внимания совсем не крестьянским видом, немного перекусить. С одного апельсина, и одного мандарина сыт не будешь. Вольф, словно угадал мысли подруги, Шаэра кивнула: - Да-да, нам не помешало бы поесть. – Она лучезарно улыбнулась, понизив голос, чтобы ее мог услышать только Тевтонец, - Да, и здесь можно услышать нужную информацию. – Естественно, девушка имела ввиду слухи о Гекторе, ведь если он действительно в городе, это не останется незамеченным. Улыбка сошла с ее пухленьких губ, едва девушка заприметила трех закованных в кандалы, измученных разбойников. К ее сожалению, брюнетка не могла им помочь, это было бы глупо – пытаться освободить пленных на глазах у всего города. Да, и подобным поступком она бы себя выдала. Оставалось только проводить их грустным взглядом, чувствуя, как щемит сердце: вдруг, такая же участь постигла и ее отца? Вдруг, они с Вольфом опоздали? Дочь разбойника тряхнула головой, нет и еще раз нет! Она найдет отца, и точка. Подъехав к таверне, девушка соскользнула с лошади. Навстречу ей заспешил невысокий полный мужчина средних лет: - Желаете постой для своих лошадок? – Заулыбался он, глядя на юную разбойницу. - Да, распрягите лошадей, вычистите и напоите. – Коротко ответила девушка, без тени улыбки, подхватив мешок с ценным товаром и свой походный мешочек. Она взглянула на Вольфа, уже державшего два мешка. Работник подхватил под уздцы уставших лошадей, заводя их в конюшню. Брюнетка вздохнула, проводив глазами Ветра и Фиделити: - Идем, Вольф. – Она взглядом указала на вход в таверну, и, вместе с другом, зашла внутрь. Как всегда – шумно, пьяный гогот, бранные словечки – привычная обстановка подобных заведений. Принцесса разбойников кротко взглянула на спутника: - Пожалуйста, закажи еду, а я договорюсь о комнатах. – Девушка направилась к стоявшему за стойкой пожилому мужчине, сосредоточенно протирающему чистым полотенцем деревянные кружки из под вина, - Мне нужны две комнаты. – Шаэра оперлась ладонями о прилавок, глядя на хозяина таверны. - Да, конечно. – Засуетился тот, отставляя кружку в сторону, и закопошился в ящике, где находились ключи от комнаты, - Вот, возьми. – Протянул он девушке две простых ключа, с номерками комнат. Шаэра расплатилась, и направилась к Вольфу. На пути у дочери разбойника возник пьяный мужчина, по видимому (если судить по одежде), завсегдатай этой забегаловки: - Крошка… - Вихлясь из стороны в сторону, протянул он, - Как насчет поразвлечься, малышка? Токсий умеет доставить удовольствие таким красавицам. - Закати губы, свинья. – Зло сверкнула глазами девушка, - И отойди с дороги! – Брюнетка сделала попытку обойти пьянчугу, но то, ухмыляясь, положив ей ладонь на бедро: Люблю диких кошечек. От такой наглости, глаза Шаэры расширились. Она резко развернулась, нанося удар кулаком в лицо, и ловко, подсекая алкаша, свалила его на пол: - Любишь играть с кошками – не жалуйся на царапины. – Произнесла дочь разбойника тихо-тихо, вот бы сейчас ему руки отрезать за наглость. Но, нельзя, она и так поступила не очень правильно, чем могла выдать себя. Отряхнув руки, Шаэра подсела к Вольфу: Маленькое лирическое отступление, не входящее в наши планы. – Она кивнула в сторону алкоголика, и улыбнулась своему другу, - Так, что у нас на обед? М?

Зена: [center]КАЛЛИСТО!!!!![/center]

Callisto: ранее река Алфиос Сказать, что дорога была легка и весела - это нагло соврать. Во-первых, расстояние до города от реки было приличное, во-вторых, девушки так и не нашли, о чем говорить. Каллисто лишь шагала следом за Эйлин, что отнюдь не делало ее второстепенной в задуманной дочерью Ареса игре. Просто блондинка никогда не любила, когда за ней кто-то следует. Она знала, что найдутся всегда такие же, как она - способные пнуть в спину. И поэтому никому не доверяла, даже покойному Теодору, которого, впрочем, сама и прикончила, едва он заикнулся о ней не ласковым словцом. Эйлин, хоть и визуально сейчас была на стороне Каллисто, тоже не заслуживала доверия. Уж слишком темной лошадкой она всегда была. Впрочем, это передается на уровне ген. От полубогини следовало ожидать предательств и подстав, как бы она не улыбалась. Как же она похожа на Ареса. - Буравя спину спутницы хмурым взглядом, раздумывала Каллисто. - Что она задумала и с чего это вдруг ей нужны кампаньоны в развлечениях? Порой Эйлин оборачивалась, но это не смущало Калли. Блондинка лишь вздергивала бровью, вопрошая о природе таких взглядов. Долгая дорога дала все же свои плоды и Каллисто решила пока подыграть Эйлин, а там как карта ляжет. Не в первой выкручиваться. Они зашли в город, сопровождаемые странными взглядами бурлящей толпы. Людей определенно смущали две женщины, отдаленно, может быть только в глубинах души, напоминавших простых крестьянок. Черный излюбленный костюм Каллисто превлекал глупых смельчаков, но как только их гляделки достигали ее лица, прыщавые сопляки сматывались прочь. Совсем иначе стало на рынке, где прозорливые торговцы знали что предложить таким девушкам. Они то и дело тащили их к своим крайним палаткам, предлагая изящное оружие. - Ненавижу большие города. - процедила сквозь зубы Калли, адрисовывая эти слова скорее самому городу, а не спутнице. - Помнишь я говорила о развлечениях? Как на счет организовать команду и двинуться на поиски забытых земель? ! - слвно ответом прозвучал голос Эйлин. Каллисто повернулась к ней с явно кислым и не заинтересованным выражением лица. Когда она работала в команде?! Что за чушь. Эйлин, видимо, путает ее с кем-то. - Если у тебя есть конкретные предложения, то выкладывай их быстрее. Но знай, что таскаться по Греции ради сокровищь с какими-нибудь идиотами я не собираюсь. Тон ее голоса поддерживал слова от и до. Молчание, возникшее после ее ответа нарушили странные звуки из живота. Эйлин или Каллисто - значения не имело. Обе явно хотели есть после долгого пути. - Пошли, поговорим. - Кинула Калли своей спутнице и схватив ее за запястье, потащила к таверне. Как и принято, в таком городе это самое заведение было забито под завязку. Пьяницы- одиночки, шумные компании, шлюхи - таверна так и кишила этой поганью, но она и была единственным местом, где можно было поесть. - Что у тебя там на горячее? - бесцеремонно поинтересовалась Каллисто у трактирщика. Он не удивился такому обращению и довольно просто пояснил воительнице, что его жена на пару с молодой любовницей приготовили на ужин. - Это и берем. Два. Оплата позже и по результату. - Вот эти слова и безразличный тон хозяину явно не пришлись по нраву, но спорить он не стал. Получив свой паёк, Калли размеренно двинулась к столу, предвкушая, как усладит свой голод. Проходя мимо какого-то столика, за которым сидел очередной пьянчуга, Каллисто лишилась ужина. Этот пьяный мужлан явно не соображал, что делает, но это его не спасало. Его дискоординация заставила ужин в руках блондинки подпрыгнуть и угодить на пол. Этого простить Каллисто никому не смогла бы, не сегодня. Со злости, а она явно присутствовала на ее лице и в последующем поступке, блондинка выхватила стоящую рядом пустую табуретку и с размаху обрушила ее на белолагу. Ножки разлетелись в разные стороны, а сидушка оказалась на его шее, на манер воротника. Раздосадованная Калли на последок пнула его же стул и мужчина повалился на пол. - Ненавижу! - завыла она, вытаскивая меч.

Зена: Шаэра Вольфгард [center]играйте пока вдвоем![/center]

Анастасия: ---------->Горы Киферон и Парнифа Путешественницы все дальше и дальше удалялись от знакомых им земель. Что ждало их впереди? Одни догадки, опасности. Никто не знает, что уготовано ему судьбой. Если знать все, то само слово «жизнь» просто не имеет смысла. Любовь, счастье, горе, беды – это главные составляющие бытия рода человеческого. Так всегда было, есть и будет. Между тем день входил в полную силу. Сияло яркое солнце. Оно согревало странниц своим теплом, немного прохладный ветер ласкал волосы амазонки и целительницы. Черный жеребец мягкой поступью шел по лесной дороге, везя на себе белокурую жрицу Асклепия. Высоко в небесах, над головами девушек, парил сокол Ярон. Хищная птица издавала протяжные, свободолюбивые трели. «Он радуется солнцу и свободе! Если бы все было также легко и у людей! Но, увы, человек в том и отличается от свободной птицы, что все в его судьбе крайне сложно!» Анастасия опустила взгляд в землю. Грусть о пропавшем супруге вновь закралась в израненное сердце русоволосой воительницы севера. Принцесса амазонок понимала, что нельзя опускать руки. Нужно идти вперед, четко следуя своей цели. Но, иногда, у Насти создавалось впечатление, что кто-то специально не дает ей отыскать следы возлюбленного. Странное ощущение того, что высшие силы поставили барьер между нею и светловолосым героем, пару раз возникало в душе молодой женщины. Но девушка как-то не особо задумывалась над этим, списывая все на свои внутренние страхи, ведь никому ни Настя, ни Иолай навредить не могли, чтобы их вот так сурово наказывали. Конечно, грехи прошлого северной амазонки иногда всплывали, пару раз свидетелем данных случаев становился ее супруг, во время их трехгодичного странствия по Греции, но девушка справлялась с этим. Амазонка считала, что боги благосклонны к их с ее возлюбленным браку, ведь иначе Гаира бы не появилась, и бракосочетание двух горячо любящих друг друга людей не состоялось бы! Нет, Анастасия считала, что во всем был виноват некий недоброжелатель, которого герои упустили из виду. Тот, кто затаил на них злобу и решился отомстить в такой важный для северной амазонки момент. Полностью погруженная в свои мысли, русоволосая воительница вела за уздечку коня Бурана все вперед и вперед. Внезапно к амазонке обратилась Эва. Голосок блондинки звучал очень неуверенно и, можно даже сказать, испуганно. Целительница явно хотела спешиться на землю, словно боялась ехать верхом на черном жеребце Насти. Принцесса севера удивленно посмотрела на блондинку. Девушка, конечно, видела, что жрица Асклепия побаивалась ее коня, ведь от животного исходили такая мощь и сила, но чтобы настолько, воительница как-то не ожидала. Пришлось останавливаться, чтобы помочь Эве слезть с коня и опуститься на землю. Какое-то время подруги шли по дороге молча. - Не думала, что ты настолько боишься лошадей! – все же не сдержалась и молвила, через некоторое время, Анастасия. «Она трусит перед конями совсем как Алекса! Не понимаю, что такого ужасного может исходить от таких прекрасных животных? Они для нас верные друзья, а не враги! Может, какие-то детские страхи всему виной? Хм!» Амазонка задумчиво посмотрела на свою светловолосую спутницу. Как показалось Насте, что-то блондинку беспокоило. - Ты как, в порядке? – обратилась к девушке северная амазонка – Устала? Может, сделаем привал?

Эва: ---------->Горы Киферон и Парнифа Новый день выдался прекрасным. Это было еще ясно утром, когда солнце лениво поднималась из-за горизонта и обнимало всю Грецию теплыми лучами. Теперь же, оно не только грело, но и ярко освещало путь двух странниц, заставляя их, иногда жмурится от удовольствия. Горный воздух сменился более нежным ароматом долины, полным запахов цветов и деревьев. Казалось, за каждым кустом прячется озарная нимфа, которую спугнул сатир или же дриады молчаливо провожают путниц взглядом. Загадочное место… и очень таинственное. Однако Эва не могла вдоволь насладиться раскрывшимся пейзажем. Ей не давала покоя мысль, что она в любой момент может упасть с лошади, на которой ее шутливо оставила Анастасия. И даже, кажется, забыла, так как амазонка сильно задумалась о чем-то. Первое время Эва не хотела тревожить девушку, но потом все же не выдержала и жалобно попросила спустить ее на землю. Сие заявление удивило Настю, но она все же остановила жеребца и помогла целительнице слезть. Почувствовав безопасную твердость под ногами, лекарка тут же повеселела, и ее лицо вновь осветила жизнерадостная улыбка. Некоторое время они с Настей шли молча, любуясь долиной, а потом амазонка все же решила прокомментировать боязнь лошадей, что так ярко выражалась у Эвы. -А я не боюсь лошадей, - немного обиженно ответила лекарка, скрывая свои страхи, - я боюсь с них падать. Меня никто не обучал верховой езде, поэтому в седле я сижу не уверено, так что вот так… Да и когда лошади лягаются, тоже наверно не самые приятные ощущения. Поэтому я предпочитаю путешествовать пешком, так безопаснее. Целительница пожала плечами и улыбнулась. Всё, что она сказала, было правдой. Ну, почти, лошадей она и вправду боялась из-за их размеров и из-за того, что они могут хорошенько лягнуть. Вот только признаваться в этом было как-то стыдно, поэтому Эва решила не показывать себя такой уж прям трусихой. Анастасия внезапно поинтересовалась в порядке ли жрица, и та в ответ, лучезарно улыбнувшись, согласно кивнула. Однако амазонка не унималась и продолжала засыпать вопросами. Теперь ее интересовала не устала ли Эва и не хочет ли сделать перевал. -Я-то не устала, а вот ты, похоже, притомилась, - хитро улыбнувшись, пролепетала дева, - вон не плохая поляна. Может, посидим там? Спросила лекарка, указывая рукой на райское местечко под высокими деревьями, кроны которых сооружали внизу спасительную тень.

Анастасия: «Новая обстановка, новые события! Новые страхи!» Анастасия с чуть заметной усмешкой на устах наблюдала за белокурой целительницей, вспоминая монолог жрицы Асклепия о лошадях. Страх упасть с лошади Насте был непонятен. «Понимаю, если бы я ее на необъезженного жеребца усадила и силой на нем ехать заставила, а тут много раз возивший на себе людей взрослый конь, а не юный жеребенок, с уже состоявшимися характером и поведением. Он просто не способен сбросить с себя наездника! Зря ты думаешь, что у меня конь буйный, Эва! Очень зря!» На долю секунды в голубых глазах северной амазонки промелькнуло осуждение, которое вскоре вновь сменилось на радушие. Между тем блондинка сказала своей спутнице о том, что она не устала, но, все же, будет не прочь немного передохнуть на поляне неподалеку. - Хорошо! – молвила принцесса севера в ответ – Неплохое место для того, чтобы передохнуть! Воительница отпустила коня немного попастись, а сама уселась на траву, наслаждаясь приятной погодой. Настроение русоволосой девушки было странно-умиротворенное. Насте хотелось абстрагироваться от окружающего мира и, одновременно, разнести все не своем пути. Возможно, на девушку так действовала боль от потери супруга, а может и просто усталость от бесконечных поездок непонятно куда. Анастасия прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Что-то говорить сейчас не было особого смысла. Хотелось просто помолчать. И не думать ни о чем. Солнце обволакивало своим теплом, ветер успокаивал своей прохладой. До ушей русоволосой принцессы северных земель долетали трели птиц, смешивающиеся с боевым криком сокола Ярона. Их крики сливались в одну, загадочную мелодию. Амазонка не заметила, как задремала. Ей грезилось, что она сама птица, летящая куда-то вдаль, навстречу свободе. Яркий свет слепил глаза, ветер помогал крыльям подняться еще дальше, навстречу горам, навстречу деревьям, навстречу городам. Внезапно что-то заставило принцессу северных амазонок открыть глаза и взволнованно смотреть перед собой, будто ей что-то привиделось, но потом взгляд голубых, как небо, глаз сменился на полное равнодушие. Девушка посмотрела на белокурую жрицу Асклепия, находившуюся рядом с ней, но не знала, о чем заговорить с девушкой, которая вновь выглядела сильно задумчивой.

Эва: Эва заметила в глазах амазонки легкое осуждение, когда лекарка рассказала о своем страхе езды на лошадях. Не смотря на то, что целительница свои слова объяснила, у Насти все равно проскользнуло чувство обиды. Девушку это удивило и расстроило, ведь Эва открылась воительнице, рассказал о том, чего боится, а та не поняла ее и в мыслях осудила. Тяжело вздохнув, лекарка промолчала, не желая продолжать разговор о лошадях. Не хватало им еще поругаться. Вскоре Настя забыла об обиде, и на ее лице вновь появился радушное выражение. Было решено сделать перевал и немного отдохнуть после долгой дороги. Амазонке понравилось выбранное Эвой местечко, и они решили остановиться именно тут. Отпустив черного мустанга свободно пастись, девушки уселись на мягкую траву и стали любоваться открывшейся красотой природы. Лекарка вдохнула чистый воздух и повернула голову к Насте, чтобы завести разговор, но амазонка, судя по всему, не была расположена к разговору. Поэтому жрица поджала губы и промолчала, не желая вызывать гнев у беседе. Наверняка вечная болтовня Эвы ей надоела, и русоволосая красавица хотела посидеть в тишине. Задумавшись о чем-то своем, целительница и не заметила, как ее спутница задремала. Во сне Анастасия выглядела такой спокойной, умиротворенной и почему-то уязвимой. Девушка решила не мешать ей отдыхать, поэтому встала на ноги и отошла подальше. Прислушиваясь к дивному пению птиц, Эва начала собирать красивые цветы. У нее получился очаровательный маленький букетик, который пестрился желтыми, синими и красными цветками. А потом девушке пришла в голову другая идея. Напевая какую-то мелодию под нос, лекарка собрала достаточно большое количество цветов, села рядом с амазонкой и начала плести венок. Называют меня Эвридикою, И зачем за мной ходит Орфей, И в дорогу отправился дикую, Вслед за мной в королевство теней. Негромко напевала песню дева и совершенно увлеклась работой. Пальцы ловко переплетали стебли, упрямо делая так, чтобы получался полукруг, а цветы находились друг от друга на равном расстоянии. Когда-то это было любимым занятьем маленькой Эвы, а взрослая Эва перестала этим заниматься. И сейчас случайно решив занять руки старым делом, целительница полностью ушла в мир детства и воспоминаний. И с кифарой своей семиструнною Он границы Аида достиг, Сам Харон его ночью безлунною Точно зайца провёз через Стикс. Песня сама лилась из губ, да и голос у лекарки был красивым. Правда пела она тихо, чтобы не разбудить Анастасию. Закончив с одним венком, жрица надела его себе на голову и улыбнулась. Затем приступила ко второму, который предназначался для русоволосой воительницы. А вчера пред самой Персефоною, В королевском подземном дворце Мой Орфеюшка, неугомонный мой, Закатил вдохновенный концерт Венок для Анастасии получался очень красивым и аккуратным. Белые цветы ромашек, маленькие желтые цветы и нежно голубые цветы, что так подошли бы к глазам амазонки, украшали зеленые листья и стебли венка. Королева теней вся растрогалась, Сам король их ко мне подобрел, Отпустил под условие строгое, Чтоб Орфей на меня не смотрел. Закончив, Эва повертела венок перед лицом, любуясь своей работой, а затем отложила в сторону, чтобы подарить его, когда Настя проснется. Целительница обняла колени, посмотрела вдаль и задумчиво продолжила песню. Потому я такая счастливая, Распеваю о том и о сём, Никакая змеюка кусливая, Мне сегодня совсем нипочём Он шагает кифарой нагруженный Мы на землю бредём изнутри Только милый мой, ласковый, суженый, Не смотри на меня, не смотри! Голос нежно оборвался, ведь наступил конец песни. И только сейчас жрица поняла, что ее легенду слушал весь лес, даже птицы стихли, стараясь не нарушать чудесного пения. Конечно, историю об Орфее и Эвридике знал каждый, но эта до боли романтичная история всегда трогала сердце Эвы и заставляла задуматься о том, что у нее никогда такой преданной и искренней любви не будет. Мотнув головой, целительница прогнала навязчивые мысли о любви и тут же увидела, что Настя проснулась. Улыбнувшись воительнице, Эва протянула ей венок. -Это тебе, как спалось? Может, пока остановимся и подождем девчонок, потому что я уже не знаю о чем писать))) Либо надо до их появление замутить что-то нибудь интересненькое, а то я уже посты из пальца высасываю)))

Массовка: На тропу вышли два юноши, на вид одному было 10 а другому около 19 лет, парни уже несколько метров шли по следам двух незнакомок, прячась по кустам. Парень, что был по младше случайно наступил на сухую ветку, которая тут же дала о себе знать характерным звуком. Второй резко повернулся и нахмурился, давая понять, чтобы младший был поосторожнее. Так они прошли еще несколько метров, затем младший вновь наступил на ветку, только теперь звук был несколько громче, да и находились они в кустах, что были в метре от незнакомок.

Анастасия: Пока Анастасия дремала, до ее слуха чуть слышными волнами доносился чарующий голос белокурой жрицы Асклепия. Что-то заставило северную амазонку проснуться, она еще какое-то время сидела молча. Постепенно русоволосая воительница поняла, что задумчивость Эвы на самом деле увлеченность песней, которую излагали уста целительницы. «С чего это вдруг она решилась на такое пение? Ведь просто так песни о любви не поют! Может, так на Эву действует погода, которая сегодня удивительно спокойна, а может, моей подруге просто захотелось развеяться, потому, как она заскучала?» Настя с улыбкой на устах наблюдала за белокурой красавицей, голову которой украшал венок, который жрица сплела из местных цветов. Русоволосая девушка чуть заметно усмехнулась. Ей, во время странствия по Греции, приходилось видеть совсем еще юных дев на лугах. Сбившись в кучку, эти молодые женщины пели различные песенки, звонко смеялись и рвали цветы, как-то странно заминая их руками, чтобы, затем, изготовить такой вот обруч из трав и растений. Анастасия была не против таких вот забав, но все же, для нее, рожденной на севере, это было несколько непривычным. Когда амазонке было столько же, сколько и этим нежным девицам, Настя была уже суровым воином, думавшей лишь о собственной свободе и выгоде от происходивших рядом с нею событий. Между тем светловолосая целительница заметила, что принцесса севера уже не спит, а затем, протянула воительнице второй венок, который сделала для русоволосой девушки. - Спалось нормально. Спасибо! – ласково улыбнулась жрице Асклепия Анастасия, принимая самодельное украшение из рук блондинки. Сама Настя никогда бы не стала рвать цветы, чтобы сделать руками такое вот изделие. Девушка никогда не бралась за то, что не умела. А цветами северная воительница предпочитала любоваться, когда они находились в земле, а не когда их отрывали от нее ради забавы. Бросив быстрый взгляд на венок, амазонка все же водрузила его себе на голову, чтобы сделать целительнице приятное. - А что за песню ты сейчас пела? Что за пару прославляла? Кто такие эти двое? – решила поинтересоваться у целительницы о предмете ее песни Настя. Может, вопросы амазонки были несколько грубоватыми, но воительница была просто несведуща в различных былинах и песнях, которые матери передавали своим дочерям, которые в свою очередь рассказывали их своим детям. Анастасия с интересом посматривала на белокурую жрицу Асклепия, ожидая ответа девушки, когда, внезапно, недалеко от них раздался странный скрежет, словно где-то скрипнула ветка. «М?» Амазонка насторожилась, однако ничем не показала этого, продолжая дожидаться ответа своей светловолосой спутницы.

Эва: Анастасия приняла подарок в виде венка от Эвы и поблагодарила, при этом добавив, что спалось ей нормально. Целительница мягко улыбнулась в ответ, наслаждая теплыми лучами солнца, что касались ее кожи. Некоторое время амазонка придирчиво разглядывала венок. Было видно, что цветы и подобранные гаммы ей нравятся, а вот само рукодельное изделие вызывало некое удивление. Белокурая жрица с улыбкой наблюдала за оценкой воительницы венка и даже подумала, что северянка не за что на свете не наденет головной убор природы на голову. Ведь Настя амазонка, с самого детства закаленная к войне, а не к мелким радостям обычных девушек, таких, как Эва. Но всё же, по невиданным целительнице причинам, Анастасия надела на голову венок. Лекарка тут же счастливо улыбнулась, ведь всегда приятно, когда твою работу не только ценят, но и с удовольствием носят. -Тебе очень идет. Искренне заметила Эва, придирчиво глянув на амазонку. А ведь действительно, образ суровой и опасной воительницы севера тут же был скрашен и смягчен обыкновенным венком. Глаза сразу же стали ярче, улыбка ласковее, а цвет лица приобрел удивительно нежный оттенок. Анастасия тут же стала похожа на хрупкую девушку, которая умеет звонко смеется и игриво строить глазки красивым юношам. Однако это был лишь обман зрения. Венок лишь придал изюминку внешности, внутренний характер ему не изменить. Да и не этого добивалась Эва. Она просто хотела порадовать Анастасию своей заботой. Внезапно воительница спросила про песню, которую совсем недавно пела лекарка. Жрица думала, что ее только слушает лес, а оказывается, пару строк долетели и до амазонки. Слегка покраснев от смущения, Эва опустила глаза в землю и облизнула губы, ведь не каждый день ей приходится выступать перед публикой. -Это песня, сложенная на основе легенды про Орфея и Эвридику. – Негромко проговорила целительница. Однако заметив непонимание на лице Анастасии, Эва оживилась и удивленно спросила. – Ты не знаешь эту легенду? О, Настя, ты, похоже, не в Греции живишь. – Тихонько рассмеялась девушка и тут же уселась поудобнее, обращая свой взгляд вдаль, словно вспоминая эту прекрасную историю. – На севере Греции, во Фракии, жил певец Орфей. Чудесный дар песен был у него, и слава о нем шла по всей земле. За песни полюбила его красавица Эвридика. Она стала его женой. Но счастье их было недолговечно. Однажды Орфей и Эвридика были в лесу. Орфей играл на своей семиструнной кифаре и пел, а Эвридика собирала цветы. Незаметно она отошла далеко от мужа. Вдруг ей почудилось, что кто-то бежит по лесу, ломая сучья, гонится за ней, она испугалась и, бросив цветы, побежала назад, к Орфею. Она бежала, не разбирая дороги, по густой траве и в стремительном беге ступила в змеиное гнездо. Змея обвилась вокруг ее ноги и ужалила. Эвридика громко закричала от боли и страха и упала на траву. Орфей услышал издали жалобный крик жены, и поспешил к ней. Но он увидел, как между деревьев мелькнули большие черные крылья – это Смерть уносила Эвридику в подземное царство. Велико было горе Орфея. Он ушел от людей, и целые дни проводил один, скитаясь по лесам, изливая в песнях свою тоску. И такая сила была в этих тоскливых песнях, что деревья сходили со своих мест и окружали певца. Звери выходили из нор, птицы покидали свои гнезда, камни сдвигались ближе. И все слушали, как он тосковал о своей любимой. Проходили ночи и дни, но Орфей не мог утешиться, – с каждым часом росла его печаль. И тогда решил он отправиться за своей возлюбленной. Долго искал он вход в подземное царство и, наконец, в глубокой пещере Тэнара нашел ручеек, который тек в подземную реку Стикс. По руслу этого ручья Орфей спустился глубоко под землю и дошел до берега Стикса. За этой рекой – начиналось царство мертвых. Внезапно от противоположного берега отделилась лодка: перевозчик мертвых, Харон, плыл за новыми пришельцами. Орфей стал просить его перевести на тот берег, но Харон отказывался. Жалобно зазвенели струны кифары, и Орфей запел. Под мрачными сводами Аида разнеслись печальные и нежные звуки. Остановились холодные волны Стикса, и сам Харон, опершись на весло, заслушался песни. Орфей вошел в лодку, и Харон послушно перевез его на другой берег. Смело шел Орфей по безмолвному царству мертвых, и никто не остановил его. Так дошел он до дворца повелителя подземного царства – Аида и вступил в обширный и мрачный зал. Высоко на золотом троне сидел грозный Аид и рядом с ним его прекрасная царица Персефона. Начал просить Орфей Аида, чтобы помог он ему вернуть Эвридику, но подземный владыка отказал, тогда обратился Орфей к Персефоне, и она смогла уговорить мужа отпустить пару в мир живых. Но был уговор, Орфей не должен был видеть свою возлюбленную, пока не выйдет на свет. Эвридика будет идти за ним следом, и он должен верить ей, а если оглянется – то потеряет ее навеки. Быстро направился Орфей к выходу из царства мертвых. Как дух, миновал он страну Смерти, и тень Эвридики шла за ним. Они вошли в лодку Харона, и он безмолвно перевез их обратно к берегу жизни. Крутая каменистая тропинка вела наверх, на землю. Медленно поднимался в гору Орфей. Темно и тихо было вокруг, и тихо было у него за спиной, словно никто не шел за ним. Наконец впереди стало светлеть, близок был выход на землю. И чем ближе был выход, тем светлее становилось впереди и вот уже все стало ясно видно вокруг. Тревога сжала сердце Орфея: здесь ли Эвридика? Идет ли за ним? Забыв все на свете, остановился Орфей и оглянулся. На мгновение, совсем близко, увидел он милую тень, дорогое, прекрасное лицо… Но лишь на мгновение. Тотчас отлетела тень Эвридики, исчезла, растаяла во мраке. Орфей начал звать любимую, но она не откликалась. Тогда он стал стремительно спускаться назад по тропинке и вновь пришел на берег черного Стикса и звал перевозчика. Но напрасно он молил и звал: никто не отозвался на его мольбы. Долго сидел Орфей на берегу Стикса один и ждал. Он не дождался никого. Пришлось ему вернуться на землю и жить. Но он не мог забыть свою единственную любовь – Эвридику, и память о ней жила в его сердце и в его песнях. Закончив, Эва плавно выдохнула. Только сейчас она поняла, что рассказывала эту легенду на одном дыхании, переживая всё тяготы вместе с Орфеем. Грустный конец был у этой истории, но видимо от того, эта легенда и была такой красивой. Печально улыбнувшись, жрица Асклепия посмотрела на Анастасию. -Вот такая вот легенда. Отчасти эта история была похожа на историю самой амазонки, только в роли искателя был не Орфей, а Настя. Она искала своего возлюбленного мужа и Эва лишь надеялась, что конец истории воительницы не будет таким печальным. Целительница поправила венок на голове и вдруг услышала достаточно громкий хруст ветки неподалеку. Она тут же испуганно вздрогнула и стала вглядываться в кусты. «Может, это кролик?» - успокаивала себя мысленно Эва, хотя коленки у нее уже задрожали. Она всматривалась в кусты, из которых по ее расчетам раздался странный звук, и в этот момент чья-то руку отодвинула ветку, и взгляд юношеский глаз встретился с глазами блондинки. Эва тут же вскрикнула и вскочила на ноги, готовая рвануть от страха в любую секунду.

Массовка: Как и ожидал старший, их услышали. Он недовольно надул губы, в тот момент когда их обнаружили, и взгляды мальчишек встретились со взглядом белокурой красавицы. Вот только, девушка явно была напугана. - Ооо , нет нет - замахал руками старший - Мы не враги! - выкрикнул он боясь, что вторая ее спутница достанет меч и порубает их на части. Ведь именно эта женщина и была их целью, вот только они пока этого не знали, как и девушки, что парни несут с собой весть.

Анастасия: Как и предполагала северная амазонка, то, что она надела на голову венок, доставило белокурой жрице Асклепия большое удовольствие. Видеть подругу обрадованной, ощущать свет, который исходил в момент счастья от прекрасной целительницы, было довольно таки приятно. «Иногда она действительно похожа на ангела, который почему-то лишился своих крыльев, совершенно случайно спустившись с небес!» - Спасибо! – улыбнувшись краешком губ на комплимент блондинки, Настя провела рукой по волосам, убирая упавшие на лоб длинные, непокорные русые пряди. Между тем Эва начала отвечать на вопрос воительницы севера об Орфее и Эвридике. То, что амазонка не знает об этой знаменитой паре, явно озадачило и развеселило целительницу, хотя сама Настя не видела ничего плохого в том, что ей может быть что-нибудь неизвестно. Народные предания не затрагивали интересов русоволосой молодой женщины, она всегда жила реальной жизнью, а не различными сказаниями и волшебными сказками. Однако иногда было довольно таки забавно и, даже, интересно, послушать нечто такое, необычное, чтобы отвлечься от суровой действительности. Анастасия поудобнее устроилась на траве, слушая рассказ белокурой девушки. Целительница рассказывала легенду о несчастных влюбленных очень занимательно, увлеченно. И хоть сама история показалась русоволосой принцессе севера довольно таки простой, на устах светловолосой жрицы Асклепия она принимала яркие, насыщенные оттенки. «Хм, а из нее получилась бы отличная сказительница!» - почему-то подумалось Насте – «Эве только музыкального инструмента не хватает, чтобы аккомпанировать своему повествованию! А что, было бы здорово, она стала бы ходить по городам, не боясь своего дара исцеления, приносила бы людям информацию, вдохновляла бы их на внутреннее саморазвитие!» Задумчиво теребя прядь своих длинных волос, северная воительница дослушала до конца повествование своей златокудрой подруги. Было видно, что Эва невольно сама пережила трагедию Орфея, ведя свой рассказ об его приключении в царстве мертвых. «Да, не каждый человек способен настолько погрузиться в свой рассказ, чтобы потом, окончив его, отражать на своем лице такую бурю эмоций! Определенно, эта милая девочка обладает множеством талантов, которыми еще не раз меня удивит!» - пронеслось в голове у Анастасии, когда она наблюдала за тем, как белокурая жрица Асклепия приходит в себя после окончания рассказа об Орфее и Эвридике. - Благодарю тебя за рассказ! Было очень интересно! – лучезарно улыбнувшись, искренне поблагодарила свою светловолосую подругу Настя – Ты шикарно рассказываешь волшебные истории! Думаю, тебе надо делать это почаще! – весело подмигнула целительнице северная амазонка. Между тем опять совсем неподалеку раздался хруст ветки. «М?» Вот это амазонке показалось уже странным. Рука воительницы автоматически потянулась к рукоятке меча, висевшего в ножнах на поясе Анастасии. «Один хруст, еще куда ни шло, но второй – уже не случайность!» Лицо русоволосой женщины стало серьезным, глаза прищурились. Амазонка уже собиралась сказать своей светловолосой собеседнице, чтобы она оставалась на месте, но не успела: блондинка уже с интересом начала выяснять, что это вдруг их потревожило. «Эва, ты куда, стой, не надо!» - уже хотелось шикнуть на подругу Насте, но тут ветка находившихся рядом с ними кустов отодвинулась и, встретившись взглядом с молодым мужским лицом, жрица Асклепия испуганно закричала, мигом оказавшись на ногах и, явно готовясь, к позорному бегству с поляны. «Мда, ситуация принимает очень интересный оборот!» Нет, страха неизвестные у северной воительницы не вызвали, скорее наоборот, немного разозлили, потому, как принцесса севера очень не любила, когда пугали или угрожали ее друзьям. Амазонка рывком вскочила на ноги, выставив перед собой меч. Голубые, как небо, глаза Анастасии пронзительно смотрели на двух юношей, вышедших из кустов. Русоволосая принцесса северных земель не знала этих двоих, и хотя эти, еще совсем мальчики, не представляли собой угрозу, все же что-то в них воительнице показалось подозрительным. Незнакомые мужчины никогда не вызывали у дикой, суровой жительницы севера доверия и симпатии. Многие из встречавшихся на пути Насти представителей сильного пола несли за собой лишь смерть и разрушения. За это, долгое время амазонка ненавидела мужчин во всем мире: и тех кого знала, и тех, с кем не пересекался ее жизненный путь. Она и сейчас относилась к большинству представителей сильного пола с презрением, но теперь знала, что помимо плохих есть и хорошие мужчины, одним из которых являлся драгоценный супруг Анастасии Иолай. Несмотря на то, что старший из путников утверждал, что они не несут угрозы, воительница не убрала свой меч. - Кто вы, и что вам тут надо? – тоном, не терпящим промедления и уловок, обратилась к юношам Настя, не отрывая сурового взгляда от их совсем еще детских лиц.

Эва: Устоять на месте, Эве стоило небывалых усилий. Страх, к которому она уже давно должна была привыкнуть, сковал ее тело, и только сердце бешено колотилось в груди. Взгляд темных испуганных глаз не отрывался от кустов, в котором находился какой-то мужчина. А может, даже и не один. Находясь в пустой долине, где на огромные километры нет ни одной живой души, и встретить тут прячущегося незнакомца очень страшно. Ведь он может оказаться далеко не добрым человеком. Да и тем более, если ты пришел с миром, зачем прятаться? А можно встретить не просто злодея, а маньяка и извращенца. Эти страхи Анастасии были неведомы, поэтому вполне логично, что она не понимала хрупкую и невинную целительницу. Амазонка всегда может защитить себя с помощью меча или хорошего удара, а что может сделать лекарка? Только закричать от испуга и бросится бежать. Ноги не раз спасали девушке жизнь, ведь ее дар, который приносил людям добро, ей самой доставлял уйму неприятностей. То ее хотели сжечь на костре, как ведьму, то принести в жертву богам, и приходилось спасаться бегством, так что ноги у Эвы уже были натренированные к этому делу. И сейчас они приятно гудели, намекая хозяйке, что она в любую секунду может ими воспользоваться. Наконец, ожидание было законченно, и из кустов вышли два юноши. Старший парень замахал руками в успокаивающем жесте и начал говорить, что они не враги. Эва слабо в это верила, поэтому сделала пару шагов назад, дабы расстояние между ней и незнакомцем не уменьшилось. Анастасия вскочила на ноги и вытащила меч, угрожая юношам, затем, она задала им вполне логичные вопросы, на которые сама целительница желала знать ответы.

Массовка: Младший из незнакомцев слегка прижался к старшему, слегка обхватив ее руку своими ладонями. Он не силен был в разговорах, да и драться тоже не умел, он здесь вообще за компанию так сказать. А вот старший понимал, что встретил на пути не просто двух барышень, а одна из них особенно боевая. Возможно это и есть та самая женщина воительница которой предназначалось их послание, но ведь она ж не одна такая на свете, и не стоит доверяться первому встречному, учитывая , что послание как им показалось достаточно важное. Молодой мужчина слегка прищурился смотря на меч, а затем поднял глаза на ту, что держала оружие в руках. - Мы безоружны - тихо произнес он, слегка приподнимая руки вверх и показывая, что за пазухой кроме плетеного пояса, придерживающего штаны не было. ДА и вид их явно был не похож на воинов, скорее они походили на деревенских пацанов, коими и являлись. - Вы ведь не хотите убивать ни в чем ни повинных детей верно? - с легкой улыбкой произнес он , после чего посмотрел на младшего - Не бойся, они не будут нас убивать - ободрил того, а затем вновь посмотрел на девушку, которая была настороженна по отношению к незнакомцам, после перевел взгляд на блондинку. - Твоя подруга боится нас, но мы боимся вас больше. Мы шли за вами некоторое время, и надеялись, что вы поможете нам. Дело в том, что мы ищем одну женщину, она высокая, стройная, с боевым характером, и.... - парень от растерянности забыл слово амазонка, и решил заменить его, думая, что не изменит особого значения - воительницу. Ваши сапоги стоптали ни одну тропу, поэтому мы решили, что ваши глаза могли видеть эту женщину

Анастасия: «Что этим двоим нужно здесь? Они что, следили за нами? Как же я их проглядела?! Неужели мое амазонское чутье начинает меня подводить?» Русоволосая молодая женщина смотрела на стоявших перед нею юношей, ожидая их ответа на свой вопрос. Недалеко от ребят находилась Эва, которая, Настя была готова поклясться, уже была на грани того, чтобы лишиться чувств от испуга. «Надо же было им ее так испугать! Хотя мне все же непонятна ее робость перед этими мальчишками. На грозных воинов они не сильно уж похожи!» Немного насмешливый взгляд принцессы северных амазонок пробежался по мальчишке, испуганно прижавшемуся к своему старшему товарищу. «Говорят, мужественность в мужчинах воспитывают с детства. Но этого карапуза явно таким воспитанием обделили!» Вспыхнувшая в амазонке ярость постепенно сходила на «нет», уступая место равнодушию и, даже, некоторому интересу к стоявшим перед нею молодым путникам. «Ну, и что же вам тут надо, а, храбрецы?» Между тем старший из юношей молвил, что они оба безоружны, и даже продемонстрировал доказательство этому. - Хм! – задумчиво произнесла амазонка, пристально рассматривая заговорившего с нею молодого мужчину. На последовавшие вслед за этим слова юнца о том, что Настя вряд ли будет убивать детей, воительница севера чуть заметно усмехнулась и опустила меч, однако он все еще находился в правой руке молодой женщины, чтобы в случае чего, быть примененным по назначению. Между тем незнакомец наконец-то стал излагать причину того, почему он и его маленький друг находились в кустах. «Женщину ищут? Воительницу? А зачем вдруг этим деткам понадобилось искать такую воинственную даму?» - Высокая, стройная, с боевым характером! – задумчиво произнесла Анастасия – Под такое описание попадают многие женщины-воины в Греции. А каких-нибудь особых примет у вас нет? И зачем вы ищете эту женщину? Северную амазонку так и подмывало сказать какую-нибудь колкость этим детишкам, но она сдерживалась. Все же нужно было сначала выяснить, что этим юным путникам было нужно от какой-то там воительницы, раз они шли за нею и Эвой столько времени.

Эва: Похоже, Эва ни одна здесь испытывала страх. Младший из ребят тоже чувствовал себя не очень комфортно, особенно его пугала Анастасия с огромным и острым мечом в руках. Но почему-то все вокруг замечали только страх целительницы и не забывали мысленно посмеяться над ней, что ужасно раздражало лекарку. Однако она не могла дать колкий отпор, так как просто этого не умела, да и страх перекрывал все остальные чувства. Начался разговор. Старший из парней повторил, что они с братом безоружны и даже продемонстрировал это. Подняв руки вверх, показывал, что кроме пояса у него ничего нет. Эва постепенно начала успокаиваться, прислушиваясь к разговору. Внезапно старший парень начал говорить про златокудрую девушку так, словно ее тут не было, чем вызвал недовольный взгляд и обидчиво надутые губы. Но потом он сказал, что они ищут какую-то воительницу, которая стройна телом и боева характером. Довольно расплывчатое описание, учитывая, что даже сама Настя под него подходит. Амазонка согласилась с невысказанным мнением Эвы, сказав, что многие женщины Греции подходят под это описание. Целительница беззвучно усмехнулась. «Ну, конечно, в Греции все женщины стали воительницами и найти среди них нужную достаточно сложно. Вот если бы они искали робкую девушку со светлыми волосами, которая боится любого шороха и из всех боевых искусств знает лишь прием труса – убегать, вот тогда бы проблем с поискам у них не возникло. Боги, с каких пор женщины Греции схватились за мечи и стали воительницами? Не уже ли настоящие мужчины, способные защищать перевелись окончательно?» - размышляла про себя девушка, продолжая молчать. Просто ее не спрашивали, старший обращался только к Анастасии, а Эва по законам вежливости не перебивала и не встревала в разговор. Хотя, признаться честно, ей безумно хотелось сказать, что они такую не встречали и чтобы юноши поскорее оставили их в покое. Но Настя действительно могла встретить воительницу на своем пути и помочь этим парням в поисках. Поэтому блондинка стояла в стороне и терпеливо молчала.

Массовка: Боевая женщина сменила гнев на милость и улыбнувшись убрала меч. Парень, что был постарше улыбнулся в ответ на ее действия, а вот младший никак не мог оторваться от девушки, что стояла неподалеку, казалось он просто протирает ее глазами. Тут воительница, решила ответить на слова парня. - Высокая, стройная, с боевым характером! Под такое описание попадают многие женщины-воины в Греции. А каких-нибудь особых примет у вас нет? И зачем вы ищете эту женщину? - Вы правы описание не из самых точных, но причину нашего поиска мы сказать увы не можем. Только та которой предназначается наше послание должна услышать его. Простите - извинился тот. Между тем младший, наконец отпустил руку старшего и слегка вышел из-за его спины, продолжая изучать красавицу блондинку. Складывалось ощущение, что он словно завороженный смотрел на белокурую красавицу, и как безмолвный почитатель смотрел в ее глубокие глаза.

Анастасия: Амазонка переводила взгляд своих голубых, как небо глаз, с одного юношу на другого. В то время как старший мальчишка вел с Анастасией беседу, младший явно был заинтересован белокурой жрицей Асклепия, буквально пожирая златокудрую целительницу совсем не детским взглядом. «А не слишком ли он мал еще, чтобы интересоваться девушками?!» - на некоторую долю секунды в глазах принцессы северных амазонок промелькнуло удивление, которое затем вновь сменилось на интерес и настороженность. Русоволосая воительница ожидала, что ее юный собеседник ответит ей, зачем они ищут какую-то женщину-воина, вот только мальчишка стал отнекиваться, говоря, что у них там какое-то послание, которое они могут открыть лишь нужной им воинственной личности. «Мда, очень содержательно!» Завязавшийся внезапно разговор стал Настю уже сильно утомлять. Амазонке не верилось, что эти двое юнцов могли охранять какую-то важную информацию. Девушка полагала, что ребятам просто было скучно а, потому, они сбежали из своей деревни в поисках приключений, и, случайно наткнувшись на взрослых путников, решили прибиться к ним, придумав для достоверности первую, пришедшую в их детские головки, байку. «Глупые детишки решили поискать неприятностей на свою голову. Ну-ну, вольно же! В их играх я принимать участие не намерена!» Анастасия чуть заметно усмехнулась и, затем, убрав меч в ножны, чуть заметно улыбнулась. - В таком случае, мне нечем вам помочь, ребятки. Желаю успехов в дальнейших поисках! – последняя фраза прозвучала у русоволосой амазонки с долей иронии. Молодая женщина перевела взгляд на блондинку. - Идем, Эва! Надо двигаться дальше, мы и так уже сильно задержались! – Анастасия громким свистом подозвала к себе своего черного жеребца Бурана, всем видом показывая, что до юных путешественников ей нет никакого дела. «Мальчишки есть мальчишки! Навыдумывают, себе, черт знает что, а потом пытаются свои идеи на других людей повесить! Отправляйтесь домой, ребятки! Здесь вам, увы, поживиться нечем!»

Эва: Напряженная ситуация сменилась на более спокойную и дружескую, когда Настя, наконец, убрала свой меч. Старший мальчишка тут же заулыбался, а амазонка улыбнулась ему, что крайне удивило Эву. Она понимала, что раз северная воительница замужем, то уже совершенно по-другому относится к мужчинам, однако тот факт, что она всё же остается амазонкой не как не мог заставить привыкнуть к тому, что эта красивая женщина вполне нормально относиться к представителям сильного пола. Внезапно старший из юношей, которые искали некую воительницу с расплывчевым описанием пошел на попятную, как только Анастасия захотела узнать причину их поисков. Это показалось странным, однако ребята утверждали, что они являются хранителями информации, которую должны передать только той девушке. -Как же вы сможете узнать эту воительницу, если даже не можете сказать, зачем она вам? Совершенно случайно Эва произнесла свои мысли вслух. Анастасия развела руками и сказала юношам, что в таком случае они не смогут им помочь, ведь конкретного описания данной воительницы нет. Однако целительнице совершенно не понравилась ирония в словах амазонки, сразу стало ясно, что она ставит себя выше этих ребят и думает, что она умнее. Самоуверенность это, конечно, хорошо, но главное не зазнаться. Анастасия позвала своего коня и сказала Эве, что им пора выдвигаться. Белокурая дева подошла к воительнице и прошептала ей, сама не зная почему, пытаясь защитить ребят. -А вдруг речь идет о тебе? Вдруг их отправил твой муж? Сделала предположение лекарка, даже не догадываясь, что попала прямо в яблочко. Она мельком взглянула на юношей и только сейчас заметила, как вперед вышел паренек помладше. Он зачарованно смотрел на Эву, чем вызвал легкое смущение и некий дискомфорт. Целительница опустила взгляд в землю и тихо-тихо прошептала, дабы ее слышала только Настя. -Почему тот юноша так смотрит на меня? У меня что-то не так с волосами?

blackwolfy: --------------> Храм Ареса Этот переход для Вулфи оказался не из легких. По крайней мере поначалу. Все же наемница поспешила покинуть Серенею и зря отказалась от компании Зены и Габриэль. Королева воинов наверняка помогла бы ей справится с ранениями, которые весьма некстати давали о себе знать во время путешествия наемницы с Эйлин и Молл. Конечно же своим новым знакомым о том, что еще чуть чуть и она просто рухнет почти что замертво она не собиралась говорить. Молл явно куда-то торопилась, порой задавая довольно быстрый темп. Ву лишь сжимала всю свою волю в кулак и пускалась в эту безостановочную гонку. А русоволосой спутнице как будто все ни по чем, как будто что-то подгоняло ее. Наемница не сильно ее расспрашивала об этом. Вообще, со своими спутницами она вела себя немного холодно и отстранено. То ли давала о себе знать общая усталость (хотя со временем раны почти что зажили и уже беспокоили куда меньше), то ли вся эта идея путешествия с кем-то ее начала разочаровывать, а может быть Ву начала задумываться о том, что пора бы уже и начать вновь разыскивать Ареса.. В любом случае, спустя довольно продолжительное время, они все же оказались там, куда держала путь Молл. Учитывая бедность общения со своими спутницами, толком о них девушка так и не узнала, впрочем, узнавать то и не сильно хотелось. Зачем заводить друзей, если все равно вскоре их покинешь? -Что ж, похоже вот и долина Арголид, - осматривая окружающий их пейзаж, наконец подала голос наемница.

Массовка: Женщина, что духом похожа на львицу, сказала, что не может помочь этим юношам. И пожелав им успехов, решила продолжить свой путь вместе со своей спутницей. А вот вторая решила поинтересоваться у молодых мужчин : -Как же вы сможете узнать эту воительницу, если даже не можете сказать, зачем она вам? Старший парень немного грустно вздохнул и посмотрел на своего младшего брата. - Похоже нам никогда не найти эту даму - тихо и с грустью в голосе сказал он, потрепав того по голове. После он заметил, как мелкий смотрит на блондинку. - Эй! Не красиво так разглядывать девушку! - Затем вновь перевел взгляд на блондинку - Говорят у нее на руке есть браслет напоминающий некий символ и вживленный в кожу.Но это уже не важно. Наконец, младший нашел в себе силы и шепнул своему брату, причину по которой он никак не мог оторвать взгляда от белокурой красавицы. - Я видел ее в деревне не далеко от нашей, эта девушка может исцелять, возможно она и тебе поможет? Парень прищурился и глянул в сторону обеих дам, что уже отошли от них на несколько шагов. - Ни стоит брат, что уготовано судьбой мы не в силах изменить. Да и просить о помощи я не привык - гордо заявил тот. Однако тот, что был помоложе не смог сдержаться, и побежал в след за белокурой красавицей. - Простите, мой брат очень болен, а о вас я слышал, и даже видел. Если вы поможете нам, мы скажем кого ищем! - умоляющими глазами смотря на обеих.

Анастасия: Амазонка ожидала, когда к ней подойдет светловолосая жрица Асклепия, чтобы дальше продолжить свой путь. Анастасия уже полностью потеряла интерес к юношам, в то время как Эва явно решила все-таки дознаться у ребят о цели их поисков. «И как она только может терять время на пустые разговоры с такими выдумщиками?» Северная воительница чуть заметно усмехнулась. Тут целительница подошла к ней и, с некоторой долей укора молвила, что речь, вполне возможно, может идти о Насте. Когда белокурая девушка предположила, что их мог послать Иолай, принцесса северных земель смерила блондинку пронзительным взглядом. «Чтобы мой любимый упросил детей разыскивать меня, подвергаясь при этом возможной опасности?! Да мой муж слишком ценит людей, чтобы отправлять совсем еще юных мальчиков к черту на кулички! Иолаю ни гордость, ни его отважное сердце бы просто не позволили подвергать малознакомых юнцов такому риску!» - Быть того не может! – только и сказала русоволосая молодая женщина, всем видом показывая белокурой красавице, чтобы она выбросила подобное предположение из своей светлой головки. Между тем жрица Асклепия наконец-то уловила взгляд младшего мальчишки на себя, причем лекарку это сильно смутило, о чем она тихонько прошептала Насте на ушко. - Ну, кхм! – также тихо задумчиво протянула Анастасия – Скажу так… - воительница замолчала, собираясь с мыслями - Мдамс. Мальчик созрел раньше времени! – как объяснить по-другому такой интерес ребенка к взрослой девушке амазонка просто не представляла. - Идем, солнце, больше нам тут нечего делать! – молодые путницы пошли прочь от юных искателей приключений. Девушки уже отошли на достаточно большое расстояние от ребят, когда им вслед донесся детский голос. Младший из юношей подбежал к амазонке и лекарке, умоляя белокурую жрицу Асклепия помочь своему старшему брату. «Что-то я не заметила, чтобы этот юноша был чем-то болен!»

Эва: Простите, буду отвечать, как смогу. К сожалению, пока мало времени на игру. Целительница внимательно наблюдала за выражением лица Анастасии, пытаясь разгадать, о чем та думает. Судя по легкой нахмуренности и некому блеску глаз, похожему на ярость, амазонке не очень-то понравилось, что сказала Эва. Лекарка всего-навсего предположила, что этих юношей мог послать муж воительницы, а та лишь короткой фразой оборвала все надежды. Белокурая девушка не знала какие мысли пробежали в тот момент в голове Анастасии, однако Эва считала, что если человек находится в крайне опасной ситуации, он будет вынужден воспользоваться любой помощью. И если поблизости Иолая оказались два мальчика, то у него просто не было выхода, как обратится к ним. Но всё это были лишь предположения, сама целительница с трудом верила в свои слова. Ей, казалось, что муж Анастасии мертв, но она не хотела делится своим мнением с амазонкой, дабы не расстраивать ее и, не дай боги, накликать на себя ее гнев. Будет лучше, если надежды воительницы оправдаются, и она найдет Иолая живым. Северная принцесса всем своим видом показала, что не желает дальше продолжать эту тему, и Эва бы не стала, если бы старший из юношей не сказал, что у той самой воительницы, которую они искали, есть на руке браслет напоминающий символ и вживленный в кожу. Вот это уже была отличительная черта... Браслет, вживленный в кожу. Целительница содрогнулась, представляя себе эту картину, но тут же поспешила обратиться к Насте. -Ты слышала? У той, которую они ищут, браслет, вживленный в кожу. Ты таких не встречала? С надеждой в голосе спросила жрица. Она была добра сердцем и душой, поэтому всеми силами хотела помочь этим бедным мальчикам, на чьи плечи пала тяжелая ноша. Сама Эва не встречала на своем пути женщин со странным браслетом на руке, а может просто не обращала внимания на руки встречающихся ей на пути людей. Кто знает, может это странная особа повстречалась Анастасии, ведь судя по рассказам амазонки, она уже давно путешествовала. Воительница намекнула белокурой деве, что мальчик, что всё это время не сводил с жрицы глаз, созрел раньше времени. Сначала Эва не поняла о чем речь, поэтому слегка нахмурилась, размышляя. Но потом складки на лбу разгладились, а глаза шокировано распахнулись. Очередной розовый румянец очаровательно залил щеки девушки, заставляя смущаться еще сильнее. -Что ты! Нет... этому наверняка есть другое объяснение... Негромко проговорила Эва. Она прекрасно знала себе цену, жаль только не ту, что на самом деле у нее была. Целительница никогда не пользовалась популярностью у противоположного пола, хотя была очень даже не дурна внешне. Может, повлияла ее замкнутость и стеснительность, а может пугливость, в любом случае, с мужчинами Эве не везло, поэтому она не смогла испытать прекрасное чувство любви. Видимо именно поэтому, жрице было сейчас дико слышать, что она безумно понравилась какому-то мальчишке. Настя вновь предложила продолжить путь дальше, при этом ласково назвав Эву солнцем, отчего девушка мягко улыбнулась. -Жаль, что мы не смогли им помочь. Со вздохом проговорила лекарка и последовала за Анастасией. Не успели тревожные мысли покинуть голову Эвы, а ноги двух путниц унести их далеко от красивой поляны, как за спинами девушек послышался юношеский голос. Амазонка и целительница остановились и обернулись. К ним подбежал младший из юношей и начал просить у Эвы помощи. Сначала жрицу удивило, что он обращается именно к ней, так как белокурая дева была всё же молчаливой и не привлекала к себе внимания, однако когда мальчик объяснил, в чем дело, сердце Эвы взволнованно забилось в груди. Во-первых, ей не верилось, что он о ней где-то слышал. Не уже ли про целительницу пошла молва? Это очень плохо, ведь теперь на девушку может начаться самая настоящая охота. Потом оказалось, что юноша еще и видел Эву в действии, а теперь просил помощи для своего брата. Лекарка не могла отказать в просьбе, ведь ее дар именно для того, чтобы помогать. Она умоляюще посмотрела на Анастасию, а после перевела взгляд на мальчика. -Конечно, я помогу твоему брату, только скажи, что с ним. И как тебя зовут? Проговорила Эва и направилась за мальчиком к его брату, надеясь, что Настя не бросит ее тут одну.

Массовка: -УРА! - дикий возглас раздался внутри головы юного мальчишки, а голос между тем тихо произнес - Спасибо , что не отказала. Вместе с девушкой они подошли к его брату. - Прости, но мне кажется она сможет тебе помочь! - твердо заявил тот, смотря в глаза брата, которые выражали явно недовольство, что его родной человек рассказывает о болезни кому попало. Ведь лично он ни о какой, такой девушке и в помине не слыхал. - Ты опять не головой думаешь брат! Чем мне может помочь эта девушка? - вопросительно вскинул руки тот. - Она целительница брат! Позволь помочь тебе, и тогда ты будешь жить! Мы сможем вернуться домой с радостной вестью! Старший ухмыльнулся, а затем добавил. - Хорошей вестью было бы то, что мы передали послание, которое не смог донести наш отец! - Ладно не бурчи - надув губки, тот посмотрел сначала на брата, а затем на девушку. - Он смертельно болен, и с каждым днем становиться все хуже и хуже - не спрашивая брата, младший резко задрал рукав на его рубахе, а под ним были страшного цвета язвы, которые словно сжирали парня изнутри. Парень одернул руку, и грозно нахмурился. - Не бери в голову - сказал он белокурой красавице - Он слишком впечатлительный!Тебя наверное подруга заждалась, не будем задерживать. Простите, что побеспокоили - Нет стой! - схватил брата малой, а затем умоляющими глазами посмотрел на целительницу. - Пожалуйста, у нас с мамой остался только он! Отец погиб выполняя задание, и сейчас мы решили закончить его миссию.

Анастасия: Русоволосой принцессе севера не терпелось продолжить путь. Анастасия краем уха слышала размышления белокурой жрицы Асклепия, но не обращала на них особого внимания. Все мысли молодой воительницы были вновь сосредоточены на Иолае, который, согласно информации от старца в городе Марафон, находился в плену у одного кровожадного генерала. Однако в отличие от амазонки, целительница не разделяла рвения русоволосой молодой женщины поскорее покинуть назойливых мальчишек. И Настя не могла ее в этом винить, ведь Эва была рождена для того, чтобы убирать у людей их хвори и прочие болезни. Это был смысл жизни прекрасной златокудрой девушки. Потому, вздохнув, Анастасии не оставалось ничего другого, как повернуть коня обратно и последовать вслед за лекаркой и младшим братом больного юноши. Вот только молодой мужчина явно не хотел, чтобы ему оказывали помощь. Бровь Анастасии удивленно изогнулась. Первым желанием воительницы севера было взять Эву за руку и увести подальше от этого Мистера Упертого, вот только блондинка вряд ли бы была рада такому развитию событий. Приходилось стоять рядом и молча ждать, чем все закончится. «Солнышко, молю тебя, разбирайся с этим хворым пацанчиком побыстрее, у нас и так слишком много времени отдых занял!» Немного прищурив глаза, принцесса севера слушала спор двух юношей. Когда младший мальчишка задрал руку старшего, показав жуткие язвы на коже брата, Анастасия перевела взгляд на свою светловолосую подругу. «А дело-то и впрямь серьезное! Чтож, Эва, как говорится, нужен твой выход на сцену!» Лицо жрицы Асклепия показалось Насте каким-то умиротворенным что ли, хотя амазонка могла и ошибаться. Северная амазонка вновь перевела взгляд на юношей. Младший продолжал уговаривать старшего воспользоваться услугами лекарки. - Мы не настолько спешим, чтобы оставить твоего брата в беде! – не утерпев, решила вмешаться в разговор мальчиков Анастасия, смерив старшего пронзительным взглядом. «Только попробуй отказаться от помощи! Нельзя таскаться в долгие походы с такими ранами!» - Сожалею о гибели твоего отца! – обратилась к младшему юноше Настя – А что за задание он выполнял? И от чего погиб?



полная версия страницы