Форум » Flashback » Attracting adventures » Ответить

Attracting adventures

Зена: Игроки: Стейн, Миднайт, Анастасия ( когда присоединится) Очередность та же. Сюжет: Стейн по пути из Рима в Грецию, узнает о том, что на севере действует племя амазонок, которые совсем не дружелюбно поступают с мирными жителями близ лежащих деревень. Мужчина решает разведать обстановку и спасти мирных граждан, но теряется в неком лесу. Там он и встречает нимфу, которая вместе с ним отправляется на север, в земли где начиналась история Анастасии.

Ответов - 29

Стейн: Молодой человек удручённо смахнул с лица липкую паутину и вытер руку об уже покрывшиеся пылью штаны, так же как и его сапоги, ставшие жертвами долгого и утомительного путешествия, всё ещё не обещающего ближайшего окончания. Он поднял взгляд на верхушки деревьев, своими раскидистыми кронами перекрывающими светлое дневное небо и свет солнца, который должен был бы согревать землю и печь голову. Вот только свет почти не проникал сюда и от того этот достаточно мрачный лес был наполнен прохладой, чем-то напоминавшей Стейну о его родных лесах. Лесах, до которых молодой воин намеревался добраться в ближайшее время. - Если только мне удастся выбраться из этого проклятого леса! – куда-то в пустоту, раздраженно и громко крикнул северянин. Многие из деревьев и растений Греции были ему незнакомы, а следов в этом лесу почти не было (впрочем, здесь он был виноват сам; забрался в самую чащу, чтобы не натолкнуться на римлян, которых на этих территориях было до неприличия много), так что, пусть и не сразу, но Стейн всё же с немалой досадой признал, что заблудился. И, хотя по росту мха и ветрам, иногда скользящим мимо деревьев, он определял направления, казалось, лесу не было предела и от этого уверенность в правильности пути всё же начала ослабевать. Облокотившись спиной о дерево, молодой человек потёр руками виски. Все эти блуждания ему уже порядком надоели, а то, что последние два дня он лишал себя сна, дабы ускорить путь, давало о себе знать. Было очень досадно, что он не может преодолеть обратный путь на корабле, но, как он успел убедиться, Римский порт имел серьёзную охрану, так что его, как человека, попавшего в список тех, кого были бы не прочь видеть в тюрьме, не подпустили бы даже близко к какому-либо судну. Сейчас же идти на риск он просто не мог. Я должен продолжить путь. Строго скомандовал он себе, отталкиваясь от дерева и поправляя сползший кожаный наруч. Ему, во что бы то ни стало, нужно было добраться до родных земель. Он не смог помочь своим родным, но должен оказать помощь согражданам. Пусть он один вряд ли сможет изменить ситуацию, но, по крайней мере, не будет стоять в стороне в то время, когда мирные люди гибнут. Ош шагал быстро и уверенно, хотя внутренне этой самой уверенности ему как раз и не хватало. И сомнения были связаны не только с направлением движения. Амазонки – сильные воины и, то, что они женщины, вовсе не умиляет их боевых навыков… Я слышал, что многие из них вполне могут противостоять не одному, но даже нескольким воинам. Интересно, что же могло случиться с нашими землями за то время, что шла эта новость. И за то, что я потрачу на путь домой. Он вполне ясно представил себе своё родное поселение, вновь страдающее от варварских напастей. А, поскольку Амазонкам рабы не нужны, вряд ли у людей есть надежда на сохранение своих жизней. Мускулы на его лице напряглись и он издал глухой звук, похожий на рычание. Если понадобится, он будет безжалостным в своей расправе. Он не будет щадить тех, кто сам не знал пощады. Заныла щека и молодой человек, несколько вразумлённый этим напоминанием о недавней стычке с римлянином на границе леса, коснулся пальцами крупной ссадины, оставленной рукоятью меча. Странно, но ему повезло при этом не лишиться ни одного зуба. Зато римлянину досталось перерезанное горло. Но северянин не стал оставаться и наблюдать за тем, как противник истекает кровью; ему нужно было продолжать путь. Он двигался ещё около часа, пока наконец-то, споткнувшись ногой о камень, не остановился. Покрутив ногой и убедившись, что вывиха нет, он посмотрел на булыжник, который вовремя не заметил из-за внимательного наблюдения за птицей, летящей над деревьями. Что за… Этот камень он уже видел. Останавливался возле него около полутора часов назад. Таким образом, получается, что он ухитрился, сам того не осознавая, сделать круг. Стейн раздосадовано пнул влажную листву, от чего та, вместе с грязью, полетела в разные стороны и с негромким шуршанием вновь засыпала землю. - Просто отлично. – Он опустился на камень и закрыл лицо руками. Что бы отправиться дальше, ему не только нужно было взять себя в руки и успокоиться, но и попытаться понять, что именно взять за ориентир в лесу, о растительности которого ему известно слишком мало.

Миднайт: Путешествуя по лесу Полночь заметила, как один мужчина скрывается от римского отряда. На вид он был вполне себе уверен, словно знал эти леса, что и привлекло внимание девушки. А когда римский отряд все же отстал и вернулся из леса на свое привычное место обитания, Миднайт некоторое время искала того самого мужчину. - Где же он? – спрашивала она у своего верного спутника ветра. На, что тот весело теребил кудри девушки и вел ее по следам незнакомца. –Кто он? – продолжала спрашивать нимфа. - Тот мужчина? Ну а ты как думаешь? - отвечал тот. - Судя по его ауре, он не из здешних мест, скорее ближе к северу, верно? – улыбаясь переспросила она, на что ветер, вновь запутал волосы девушки. - Верно! – ответил он. И вот спустя некоторое время Миднайт увидела, как мужчина пробирается сквозь деревья, куда-то вперед. Нахмурив брови, нимфа медленно начала следовать за ним, но пока не раскрывала себя. Полночь уже не раз обжигалась, раскрывая себя. Поэтому предпочитала держаться как обычно в тени деревьев и все прочей растительности. И вот очередной круг возле валуна. Миднайт еле сдержала свой звонкий смех, после того, как незнакомец понял, что возле этого камня проходил несколько минут назад. - Просто отлично. – с досадой произнес он, что в очередной раз доказывало ее догадку о том, что он заблудился. - Надо помочь ему, найти выход – подумала нимфа. И обойдя мужчину со спины, пару минут изучала его. И ни нашла ничего, что могло бы оттолкнуть ее. Окончательно убедившись в том, что незнакомец не причинит ей вреда, девушка отошла на некоторое расстояние, и вот теперь стала видимой для него. Усевшись по удобнее на зеленой траве она подставила лицо солнцу, и слегка откинулась назад, словно пришла позагорать. Кричать и привлекать его внимание сама нимфа не хотела, он должен был сам заметить ее, ну а после Полночь выведет его из леса и более , никогда они никогда не встретятся. Ну так она думала…. Ветер крутился возле нимфы, солнечные лучи нежно грели небольшую поляну, на которой раскинулась нимфа. Еще несколько минут и она не выдержит. - Помоги мне м?! – попросила она у ветра. - Что мне сплясать перед ним? – удивился тот. Нимфа хихикнула, и в очередной раз улыбнулась. Ветер был прав, он не может привлечь внимание мужчины, словно живой человек, ведь для смертных и богов он всего лишь ветер. Набрав побольше, воздуха в грудь девушка громка захохотала. Эхом ее звонкий голосок, словно речка, разлился по поляне, разрезая лесную тишину. Она уставила на мужчину, который по видимому , не ожидал никого здесь увидеть.

Стейн: О_о что-то у меня этот пост не особо пошёл; прошу прощения Голова была опущена на руки и молодой человек, чьи прошедшие два дня прошли в изматывающем бегстве от всякой тени, явно измотанный, постепенно провалился в дремоту. Его сон вовсе не был глубоким, он не затягивал воина в забытье, лишая воспоминаний о своей минувшей жизни или будущих целях; они всё ещё наводняли его разум, не желая отпускать и давать столь необходимого покоя. Однако он всё равно мог получить то, в чём нуждался больше всего – отдых и небольшое расслабление. Пару минут, всего пару минут и опять буду полон сил для того, чтобы продолжить путь. Он не знал, сколько именно времени занял его сон, поскольку, пусть и частично, но ощущение осознания окружающего мира не покидало северянина. Он слышал и шелест ветра и отдалённое чириканье птиц – звук леса всё ещё доносился до его слуха и сознания и у молодого человека не было сомнений в том, что они вовсе не являются порождением сна. Однако он всё равно вздрогнул и изумлённо вскинул голову, когда услышал мелодичный женский смех. Быть может, показалось? Но смех не оборвался вместе с внезапно вернувшейся ясностью мышления. Стейн всё ещё слышал его. Медленно поднявшись с камня, молодой воин сделал несколько шагов вперёд, в ту сторону, откуда доносился смех. Его глаза слегка расширились от изумления. Перед ним, всего в нескольких шагах, раскинулась небольшая устланная солнечным светом и травой, поляна. И удивительным было не только то, что прежде молодой воин не замечал её (хотя, он был готов, скорее, сваливать это на происки каких-нибудь злых духов, чем на притуплённую усталостью внимательность), а то, что в самом центре, на траве, которая там была куда более насыщенных цветов, чем в тени деревьев, сидела молодая светловолосая девушка, собственно и являющаяся источником смеха. И как же её удалось оказаться так неподалёку и ничем не привлечь его внимания, ни выдать своего присутствия. Несколько опешивший, Стейн молча стоял на месте, пытаясь осмыслить то, что открылось его взору. Это казалось настолько же нереальным, насколько нереальными кажутся многие сны после пробуждения. Он даже невольно протёр глаза, явно рассчитывая, что после этого видение исчезнет. Но ничего не изменилось. Поэтому, ещё немного потоптавшись на месте, северянин всё же двинулся к поляне. На ходу он сдвинул свой меч немного назад, чтобы он не особо бросался в глаза и не вызывал лишнего беспокойства; ему вовсе не хотелось, чтобы эта девушка приняла его за разбойника или, чего хуже, насильника. Поэтому он без стеснения наступал на тонкие ветки, устилавшие землю и с хрустом ломавшиеся под весом его тела. Он решил с самого начала сообщить о своём присутствии, дабы не застать девушку врасплох (хотя, он почему-то не сомневался, что уж она-то точно знает о том, что он находится поблизости). Когда молодой человек наконец-то и сам оказался на поляне, совсем неподалёку от девушки, Стейн негромко произнёс: - Надеюсь, я не очень потревожу тебя, если спрошу о выходе из этого леса? – его греческий звучал более чем плохо; в нём мешались как его родной язык, так и латинский, на котором ему приходилось говорить последние несколько месяцев. Впрочем, пусть и немного смущаемый качеством своего произношения, северянин всё же искал спасение в неплохом запасе греческих слов, который, как он надеялся, не только позволит понять девушку, но и в целом облегчит общение с ней. Тем более, что он не собирался отказываться от шанса найти выход из этого леса, и не сомневался в том, что девушку эту ему послали добрые духи и, теперь-то, он точно сможет добраться до родных земель.

Миднайт: И вот мужчина, наконец, заметил нимфы, сидящую на полене в лучах солнца. Она поначалу делала вид, что не замечала приближения незнакомца. Ветер продолжал весело наматывать круги, подключив все живое, что есть вокруг девушки. Деревья стали нашептывать, травка весело подвизгивать, птицы стали напевать. От чего на лице нимфы появился легкий румянец. - Прекратите! Я всего лишь хочу помочь ему выйти из этого леса – шикнула на них девушка. И вот еще несколько шагов и … Негромкая фраза с северным акцентом. - Надеюсь, я не очень потревожу тебя, если спрошу о выходе из этого леса? - Северянин! – выкрикнул ветер, поднимая с земли засохшие клочки земли вперемешку с травой. Создавая небольшой вихрь возле нимфы. - Прекрати! – успокаивала того Миднайт – Не стоит так пугать беднягу! - Ладно ладно – всплески радости прекратились, как по команде. Ветерок угомонился и лишь слега продолжил, разгуливать по поляне. Полночь выждала несколько секунд и не поворачивая лица, ответила незнакомцу на его родном языке. - Ой нет конечно, ты уже не первый, кто меня об этом спрашивает! – хихикнула девушка. Ее северный язык был совершенен, учитывая, что нимфы существа вездесущие, им выпадает возможность путешествовать по миру и учить языки других народов. К тому же ветер любитель поболтать с девушкой на каком-нибудь диковинном для нее языке. Полночь в очередной раз улыбнулась и только теперь повернула голову на незнакомца. Он был очень приятной внешности, не шибко высокий, но крепкого телосложения. Нимфа уставилась на мужчину, своими необыкновенно голубыми глазами, в который возможно отражалась вся красота природы. После нескольких секунд разглядывания незнакомца, Миднайт поднялась на ноги и легкими шагами приблизилась к нему. - Пойдемте – тихо сказала она и не дожидаясь ответа мужчины помчалась вперед. Сначала это был легкий шаг, а затем бег. Она словно перелетала через кочки и ухабы, несясь вперед. И спустя каких-то несколько минут они уже стояли на краю леса, у большого водопада. Миднайт остановилась и обернулась , выглядывая мужчину средь листвы кустов и деревьев. А когда тот показался, она весело засмеялась. Словно это маленькое путешествие было для нее некой игрой. - Ну вот, отсюда можно добраться до деревни, там думаю, люди смогут указать вам верный путь – улыбнулась она, поправляя прядь волос, что так неаккуратно вылезла из прически и висела прямо на лице.

Стейн: Он приблизился к поляне и в это мгновение окружающая природа, словно ожила или проснулась ото сна. Послышалось мелодичное пение птиц, негромко заскрипели старые деревья и, словно от ветра, зашевелились травы под ногами. Вот только покачивались они, почему-то, вразнобой, словно каждая из них подчинилась какому-то своему источнику ветра. А потом ещё ветер, удивительным образом закрутивший листву и грязь с земли. Стейн изумлённо вскинул брови и невольно сделал небольшой шажок назад. Это очень странно. Девушка, сидящая к нему спиной, что-то негромко проговорила и всё прервалось. Деревья перестали скрипеть, смолкли птицы и странный крутящийся ветер тоже рассредоточился по поляне. Молодой же человек поднял удивлённый взгляд на девушку. Он хотел спросить у неё об увиденном, вот только мысли об этом испарились, когда она наконец отозвалась на его первое обращение. - Ой нет конечно, ты уже не первый, кто меня об этом спрашивает! - В таком случае, мне, видимо, повезло встретить тебя, - весело отозвался он, не сразу осознав, что отвечает девушке на том же языке, на котором были произнесены её слова. Стейн удивленно посмотрел на девушку, все ещё сидевшую к нему спиной. Было невероятно странно и в то же время приятно услышать свой родной язык, находясь при этом так далеко от дома. Он, некоторое время молча улыбался, словно смакуя в сознании эти слова, напомнившие ему о Северных землях, где подобная речь была родной для каждого. Правда, потом смакование отошло на второй план, возникшему вдруг удивлению. Но как ей удаётся так свободно говорить на моём родном языке? Но вопрос с губ так и не сорвался, поскольку в ту секунду, как светловолосая девушка обернулась к нему, северянин встретился с парой голубых глаз, завораживающих насыщенностью своего цвета. Они словно были одновременно сочетанием цвета морских волн и неба в ясную погоду. Как будто впитали в себя их цвет. Он с большим трудом заставил себя вспомнить о том, как именно нужно дышать. Медленно вдыхая и выдыхая воздух, он наблюдал за тем, как девушка, поднявшись с места, подходит к нему. - Пойдемте. Негромко произнесла девушка, а Стейн лишь тупо наблюдал за тем, как она, не дожидаясь его реакции, направилась вперёд. Лишь несколько мгновений спустя он наконец опомнился и посмотрел на спину удаляющейся девушки, стремительно переходящей с шага на бег. Лёгкий и совсем неслышный; словно бы она не бежала, а парила невысоко над землёй. Наконец молодой человек и сам сорвался с места. Он точно знал, что не должен упускать её из виду. Ему приходилось постоянно подпрыгивать, дабы не спотыкаться о возвышающиеся то там, то тут корни старых деревьев и не проваливаться в небольшие ямы, судя по всему, вымытые дождями. Впрочем, иногда он всё же оступался, чуть ли не падая, но снова поднимаясь и продолжая свой бег. И как же ей удаётся так спокойно преодолевать все эти препятствия? Он всё ещё не переставал удивляться стольким странным вещам, связанным с этой миловидной светловолосой девушкой. Она, пожалуй, даже казалась ему каким-то волшебным созданием, о которых он не раз слышал из маминых историй в те времена, когда был ещё маленьким мальчиком. Он отодвинул последнюю ветвь и восхищённо выдохнул, завидя перед собой огромный шумный водопад. Тот завладел всем вниманием молодого человека и теперь Стейн, чуть ли не открыв рот, наблюдал за тем, как потоки воды, падающие сверху, разбиваются на тысячи брызг о мощные камни. Когда девушка засмеялась, молодой человек перевёл на ней взгляд и отметил, что та, в отличии от него самого, вовсе не выглядит хоть чуточку утомленной их стремительным бегом. Северянин посмотрел в том направлении, где должна была располагаться деревня. Отсюда поселение не было видно, однако молодой человек готов был верить этой девушке на слово. Он чуть склонил голову: - Благодарю тебя; не знаю, сколько бы ещё мне самому пришлось блуждать в этом лесу. Он сделал несколько шагов вперёд, но вдруг остановился, развернувшись лицом к девушке. - Скажи мне, кто ты? – необходимость знать это внезапно поразила его сознание, не желая отпускать. Он ощущал, что в неё есть что-то очень необычное. И, кажется, ему было жизненно необходимо узнать, чем именно являлась это необычное. Он чуть сощурил глаза, - ведь ты не обычная девушка, верно? Поняв, что, возможно, прозвучал весьма грубо, молодой человек поспешил добавить, - в том смысле, что все эти странные вещи, что я видел на поляне. И твой стремительный бег через лес. Ты словно бы не замечала всех тех коряг и ям…

Миднайт: Легка пробежка по лесу всегда добавляла сил для Миднайт, но по всей видимости незнакомец так не считал. Об этом свидетельствовало его несколько тяжелое дыхания, после такой живой пробежки. Сама же нимфа весело улыбалась. Она так же заметила взгляд мужчины, который с интересом разглядывал девушку, от чего та слегка нахмурилась, пытаясь понять в чем дело, совершенно забыв о том, что одна ее внешность вызывает множество вопросов. - Полночь о чем задумалась?! – спросил тихо ветер, крутясь возле нее, изредка будоража ее платье и волосы. Но ответ Миднайт был прерван фразой а затем и вопросами мужчины. - Благодарю тебя; не знаю, сколько бы ещё мне самому пришлось блуждать в этом лесу. Слегка качнув голову набок, словно прижимая к плечу, девушка мило улыбнулась. - Хорошим людям не место в этом лесу… тем более, когда их силы уже на исходе. – звонким голосом ответила она. А вот от вопроса мужчины нимфа слегка отстранилась назад. Улыбка с лица пропала, а в глазах завис то ли вопрос, то ли боязнь. - Скажи мне, кто ты? Она тяжело вздохнула, пытаясь понять, почему он спрашивает об этом. Не уж то хочет заполучить нимфу в личное пользование? Как показывал опыт, большинство из смертных пытались пользоваться добротой и силой Миднайт. Но в глазах этого незнакомца не было того «черного песка» что в других, ранее встречавшихся ей людях. Она еще не успела ответить, как мужчина высказал новое предположение. - ведь ты не обычная девушка, верно? Миднайт слегка нахмурилась, но мужчина тут же поправился. - в том смысле, что все эти странные вещи, что я видел на поляне. И твой стремительный бег через лес. Ты словно бы не замечала всех тех коряг и ям… - А он внимателен – вновь отметил ветер, от чего девушка слегка дернула ногой. И набрав в грудь воздуха, решила ответить. - Нууу, я думаю любой из нас, знает свой дом, как никто другой. И это не коряги! – надув губки заключила она – Это корни деревьев, что словно письма передают своим соседям вести! – Она прошлась к водопаду и присев на корточки, зачерпнула немного воды – Но вы люди часто не видите истины и не цените то, что вас окружает – с досадой произнесла. – Вы несколько раз проходили мимо одного и того же камня, но вам даже в голове не пришло забраться на него и обглядеться. - она повернула голову в сторону незнакомца. – А ведь тогда вы бы заметили узкую тропинку ведущую сюда.- нимфа улыбнулась, вода из ее ладошки, поразительным образом не вытекала, и только после того, как сам Миднайт вновь опустила руку к воде, та вытекла в привычные ей уже водопад. Поднявшись на ноги она посмотрела на небо. - Люди никогда не задаются такими вопросами, и часто упускают из вида мелкие детали – уголок губы дрогнул в улыбке. – Я не часто помогаю людям выбраться из леса, ведь большинство твоих братьев жестоки в отношении природы – девушка пожала плечами - И я помогла тебе только лишь потому, что у тебя светлая душа и чистое сердце.

Стейн: Светловолосая девушка назвала его хорошим человеком, на что молодой человек лишь невесело усмехнулся. В отличие от неё в том, насколько он хороший, северянин не был уверен. Не смотря на то, что он был достаточно молод и меч в руках держал чуть менее четырёх зим, ему казалось, что того количества крови, что окропляла его руки, вполне бы хватило на то, чтобы заполнить не один десяток крупных винных бочек. А может и больше. Он чуть отвёл взгляд в сторону, глядя на высокий водопад и на то, как громко, но размеренно падает с его вершины вода. Его последний вопрос был встречен молчанием, поэтому Стейн внимательно посмотрел на свою голубоглазую спасительницу. Девушка чуть отстранилось, её глаза расширились, а дыхание стало более тяжёлым. Видимо, я угадал. Спустя несколько мгновений она всё же набралась храбрости и ответила: - Нууу, я думаю любой из нас, знает свой дом, как никто другой. Свой дом. Эта странно. Но пока он решил не спрашивать, поскольку девушка продолжила говорить, а молодой человек вовсе не хотел её сбивать. Когда же она замолчала, он попытался оправдаться, чуть улыбнувшись: - Как ты отметила раньше, мои силы уже на исходе и я, признаться честно, из-за этого растерял большую часть своей сосредоточенности. Он запустил пятерню в волосы и его улыбка стала немного шире. – Я думаю, что человека можно простить за такую мелочь, как невнимательность. Особенно если она не присуща ему постоянно. Стейн пожал плечами, между тем наблюдая, как девушка набирает в ладонь воды из озера у водопада. Не без удивления он отметил, что вода не утекает сквозь пальцы, а полностью остаётся в руке девушки, словно находясь в надёжной глиняной чашечке. Он обратил вопросительный взгляд на лицо улыбающейся девушки. Сделав несколько шагов вперёд, северянин поравнялся с ней, оказавшись возле воды. Его взгляд вновь скользнул к верхушке водопада. - И я помогла тебе только лишь потому, что у тебя светлая душа и чистое сердце. Молодой воин улыбнулся, повернув голову в сторону, чтобы видеть поднявшуюся на ноги девушку: - Я польщён столь щедрой оценкой моей натуры, - он шутливо склонился в знак благодарности, - впрочем, я не верю в то, что качества человека можно оценить столь скоро; они вполне могут оказаться абсолютно иными. На слова о жестокости «его братьев» Стейн отвечать не стал. Хотя он и не относился с должной серьёзностью к суждениям о том, что все люди – братья, он был согласен с тем, что многие люди отличаются жестокостью как по отношению к другим, так и по отношению к природе и просто не заслуживают чьей-либо помощи. Они молчали некоторое время. Все звуки природы перекрывались величественным громыханием водопада, которое, казалось, иногда начинало закладывать уши. Стейн был погружён в раздумья, пытался понять. Он ясно чувствовал, что ответ на его вопрос лежит на поверхности, так что теперь старательно ощупывал гладь своей памяти, ища то, что ему нужно. Наконец он произнёс: - Ты нимфа, верно? – На самом деле это был не вопрос; северянин был более чем уверен в своём предположении. Он не встречал нимф прежде и не слышал о них на Севере (впрочем, может и слышал, но просто в его краях они носили иное название). Однако в Риме и в тех нескольких поселениях Греции, где ему уже довелось побывать, молодой человек слышал об этих созданиях и об их крепкой связи с природой. Так что сейчас всё услышанное прежде и увиденное сейчас сложилось в одну чткую картинку в ответ на заданный им же самим вопрос. Он внимательно посмотрел на светловолосую девушку возле себя.

Миднайт: Миднайт внимательно слушала мужчину, иногда смотря то ему в глаза, то на небо, то на водопад. - Как ты отметила раньше, мои силы уже на исходе и я, признаться честно, из-за этого растерял большую часть своей сосредоточенности. Миднайт мило улыбнулась. - Ничего с каждым бывает, не стоит оправдываться, прошу тебя – улыбка не сходила с ее лица, казалось, девушка излучает солнечный свет и тем самым греет душу. А когда нимфа отметила светлоту его души он благодарно склонил голову. - Я не верю в то, что качества человека можно оценить столь скоро; они вполне могут оказаться абсолютно иными. И вот очередная фраза заставила нимфу улыбнуться. Конечно, людям трудно поверить в то, что мало знакомая тебе девушка – нимфа, знает о тебе несколько больше, чем кажется на первый взгляд. Очередной вопрос от мужчины, на сей раз не удивил Полночь. Она опустила глаза и набрала в грудь воздуха. - Ты прав – ответила она на его вопрос касательно принадлежности девушки – Но надеюсь, ты сохранишь мою маленькую тайну – вновь белоснежная улыбка украсила лицо нимфы. - Думаю, он сможет быть отличным спутником тебе – шептал ветер на ушко. – Посмотри на него! Он явно притягивает к себе приключения, да и потом, ты же хотела путешествовать по миру, вот твой шанс. После слов ветра девушка медленно стала вглядываться в него, словно в книгу, пытаясь прочесть. Одно было ясно он действительно хороший человек, и сможет быть верным другом и спутников, тем кого так не хватало Миднайт. - Надеюсь, ты не против, если я пойду с тобой? Ты не потеряешься больше, а мне так не хватает спутника . – сейчас на лице нимфы не было улыбки, она ждала ответа, ждала, что он согласиться и тогда нимфа сможет побывать среди людей, побыть одной из них.

Стейн: прошу прощения за такую задержку, но вообще ничего не успеваю ОО Стейн рассеянно запустил пятерню в волосы, поглядев на голубоглазую нимфу. Теперь для него стала ясна природа столь яркого цвета её глаз. - Даже если бы я и поведал её кому-то, то лишь близким людям. Но, поскольку таких у меня, к сожалению, нет, могу обещать тебе, что твоя тайна, доверенная мне, находится в одном из самых безопаснейших тайников, только известных простым смертным. Губы молодого человека изогнулись в слабой ухмылке, отчасти весёлой, но вовсе не соответствующей грузу его мыслей. Он произнёс фразу про отсутствие близких людей спокойным будничным тоном, как обычную составляющую часть его незамысловатой шутки про хранение секретов. Но правда была в том, что мысли об этом пока задевали его достаточно сильно; они портили настроение и, наверное, отражались во взгляде, который в такие моменты тяжелел. Однако, обратив взгляд на водопад, странник заставил себя успокоить свои мысли и вернуться к реальности, а не зацикливаться на прошлом. - Надеюсь, ты не против, если я пойду с тобой? Ты не потеряешься больше, а мне так не хватает спутника . Молодой воин поднял на нимфу взгляд, полный неподдельного изумления. Он не ожидал, что с её стороны последует подобное предложение; скорее уж это он должен был просить у неё подобной вещи. Своей крупной ладонью он провел по подбородку, словно задумавшись над предложением. На самом деле, лично ему думать было не о чем – он уже точно знал ответ. - Я буду рад взять тебя в свои спутники, - молодой человек весело улыбнулся нимфе, после добавив, уже несколько серьёзнее – правда, я сейчас держу путь на Север… Но я был бы благодарен, если бы ты помогла мне дотуда добраться. Молодой воин, присел на крупный камень, лежащий у самой воды. Он всё ещё был уставшим, да и недавняя пробежка по лесу не особо способствовала возвращению утраченных сил. Вытянув ноги, он на несколько мгновений закрыл глаза, делая глубокий вдох. Затем он вновь посмотрел на девушку. - Кстати, моё имя Стейн. Что насчёт тебя? Или же ты предпочитаешь обращение «Нимфа»? – Молодой человек опять слегка улыбнулся.

Миднайт: - Даже если бы я и поведал её кому-то, то лишь близким людям. Но, поскольку таких у меня, к сожалению, нет, могу обещать тебе, что твоя тайна, доверенная мне, находится в одном из самых безопаснейших тайников, только известных простым смертным. На эти слова нимфа лучезарно улыбнулась, не только потому, что мужчина будет хранить ее секрет, но и тому, что он по всей видимости не знает про закон нимфы, который гласит о том, что « Если смертный видит живую нимфы, общается с ней при этом не прося ничего в замен, он может рассчитывать на исполнение одного желания или просто на помощь». Полночь смахнула рукой, прядь волос , что спала на глаза, а затем вновь уставилась на Стейна в ожидании ответа. - Я буду рад взять тебя в свои спутники Глаза девушки засияли пуще прежнего, улыбка так же не сходила с лица. - Возьмет! – подумала она про себя, и едва сдержалась о того, чтобы не бросится мужчине на шею в благодарности. - правда, я сейчас держу путь на Север… Но я был бы благодарен, если бы ты помогла мне дотуда добраться. - Конечно! Север! Замечательно! – легко хлопая в ладоши, говорила она. И едва она собралась, отправится в путь, как мужчина спросил имя девушки. - Кстати, моё имя Стейн. Что насчёт тебя? Или же ты предпочитаешь обращение «Нимфа»? - Стейн , красивое имя, необычное для наших земель , а меня зовут Миднайт – протянула руку та для знакомства. Нимфа частенько наблюдала за смертными и уже выучила их привычки и традиции. Одной из них было рукопожатие при знакомстве. Раньше нимфа никому не пожимала руку, а теперь. Почувствовала теплую ладонь юноши, она несколько секунд молча смотрела на их руки, а затем когда убрала свою, на ладошке нимфы плясали блески солнца. Она подняла глаза на Стейна. - Ну , что в путь? ! – игриво произнесла она. Хотя по состоянию мужчины можно было сказать, что он устал. Девушка молча подошла к воде и набрав в ладонь немного воды, что-то шепнула, после чего подошла к Стейну. – Вот , сделай глоток и силы вернуться к тебе, только не забудь сказать спасибо, воде за то, что она привела тебя в чувства…. – улыбнулась она, и стала ожидать реакции мужчины. Если не трудно в своем посте напиши, что мы дошли до какой-нибудь деревеньки и остались там на ночлег

Стейн: Молодой человек, вновь поднявшийся на ноги, с нескрываемым изумлением смотрел на столь открытое проявление эмоций нимфы. Было в этом зрелище нечто чудесное, но в то же время чрезвычайно смущающее. Ясные улыбки, в которых не было никакой сдержанности, эти хлопки в ладоши, как проявление радости от его согласия… Стейн очень давно не видел ничего подобного, а если и видел, то только у деревенских детей, что проводили большую часть своего времени в праздном безделье, придаваясь играм на свежем воздухе. Именно на них, на этих юных, не обременённых взрослыми проблемами созданий, походила Миднайт. Северянин мгновение глядел на протянутую руку, словно не зная, что с ней нужно делать; давно не обменивался он с кем-либо рукопожатиями. Однако потом молодой воин наконец-то сжал в своей крупной ладони бледную ручку девушки, сопроводив это дружелюбной улыбкой. - Миднайт, - негромко повторил он, пытаясь произнести имя верно, - у тебя тоже красивое имя; никогда прежде подобного не слышал. А оно имеет какое-то значение? Северянин с трудом подавил зевок, собравшийся прорваться наружу; усталость всё никуда не девалась, продолжая здорово досаждать молодому воину. Ещё пара часов и он начнёт засыпать прямо на ходу. - Ну , что в путь?! - Да, конечно, но… Стейну подумалось, что было бы неплохо предложить сделать сейчас привал, а после отдыха двинуться в путь, однако предложение оказалось не озвучено из-за интереса, расцветшего в засыпающем сознании. Нимфа набрала в ладони воды и после что-то нашептала. Быть может это ему только показалось, но он словно бы видел слабое мерцание, вспыхивающее над водой при каждом произнесённом девушкой словом. - Вот , сделай глоток и силы вернуться к тебе, только не забудь сказать спасибо, воде за то, что она привела тебя в чувства…. Взгляд сначала скользнул на воду в ладонях голубоглазой жительницы леса, затем медленно перешёл к её лицу. Он с некоторым сомнением смотрел на свою новоприобретенную спутницу, не решаясь сделать что-либо. Наконец он взял ладони девушки в свои и поднял их к своему лицу. Северянин не решился переливать воду из её ладоней в свои, побоявшись, что вода разольется и это всё испортит. - Спасибо тебе, вода, - негромко произнёс он, выпивая жидкость из ладоней нимфы. Это был достаточно странный ритуал, однако молодой человек был не прочь открыться чему-нибудь новому. Он всё ещё сжимал руки девушки в своих, а его взгляд вновь вернулся к её лицу. - И тебе спасибо, - он мягко улыбнулся, отпуская Миднайт. Вода действительно помогала, он чувствовал её эффект уже сейчас, ощущая, как возвращаются покинувшие его силы. Чувство бодрости сделало взгляд более осмысленным, а улыбку не такой измученной. - Значит в путь? – он весело улыбнулся нимфе и они, наконец, направились прочь от водопада. Они шли несколько часов, прежде чем добрались до небольшого поселения, очень похожего на город, но почему-то не имеющего оборонительных сооружений. За время их пути, пролегавшего через тот же лес и иногда поля с высокой зелёной травой, ещё не высушенной солнцем, Стейн рассказал Миднайт не одну историю, услышанную им в родных землях. Он немного порасспрашивал её о нимфах и рассказал о русалках, живущих в лесных озерах его родных земель. Он даже припомнил случай, как видел на рыбалке одну из них. Небо окрасилось в блёклые цвета беззакатного неба, а молодой человек указал девушке на вывеску, раскачивающуюся над одним из домов. «Таверна Белый Скакун» гласила вывеска. - Знаешь, мы сегодня проделали достаточно длинный путь, так что нам бы не помешал отдых, - ободряюще улыбнувшись нимфе, Стейн качнул головой, приглашая её идти следом. Таверна встретила их приятными запахами тушеного мяса, звоном посуды и весёлым гулом голосов. - Сейчас вернусь; только поговорю с хозяином таверны о комнате, - негромко произнёс молодой воин, чуть наклонившись к Миднайт. Он точно не знал, могут ли видеть нимфу окружающие, однако, в любом случае, решил не привлекать к ней особого внимания, обращаясь как можно тише. Окинув присутствующих взглядом, молодой воин направился к прилавку, за которым, перекинув через плечо белую тряпку, стоял крупный лысый мужчина, с невообразимо рыжими густыми усами. - Чем могу помочь? – грубым басом поинтересовался он, когда молодой человек подошёл. - Я хотел бы снять комнату. - Тебе придётся немного повременить, приятель. Как только её подготовят, - он сунул ключи только подошедшей молоденькой девушке. Та, глянув на северянина, мило улыбнулась и сразу же удалилась, - ты сразу сможешь заселиться. Пока могу предложить тебе только еду и выпивку. Стейн благодарно кивнул и направился к одному из свободных столиков. Посмотрев на нимфу, севшую напротив, молодой человек заговорчески улыбнулся и, чуть наклонившись вперёд, произнёс: - Ты даже не представляешь, насколько вкусное мясо готовят в этих тавернах.

Миднайт: Когда же Стейн отблагодарил нимфу и воду, за предоставленные ему силы, девушка невольно хихикнула, она понимала, что для таких, как он это поменьше мере странно, и все таки он сделал это на полном серьезе. От чего Миднайт лишь в очередной раз убедилась, что перед ней стоит хороший человек. Что ж , вернув силы Стейн и Миднайт продолжили свой путь. Вместе Стейн и Миднайт дошли до небольшой деревушки, где оба путника решили остановиться. Возвращаться силы смертным постоянно не в правилах Миднайт, да и Стейн не требовал ничего такого. Это безусловно нравилось нимфе. - Знаешь, мы сегодня проделали достаточно длинный путь, так что нам бы не помешал отдых. Миднайт улыбнулась, для нее слово отдых ничего не значило, но за то время, что она изучала смертных, поняла, что отдых это то, что возвращает смертным их потерянные силы. Так, что Полночь прекрасно поняла, что имел ввиду Стейн. - Сейчас вернусь; только поговорю с хозяином таверны о комнате. Миднайт одобрительно кивнула головой, и присев за стол, стала ожидать возвращение Стейна, а пока изумленным взглядом она осматривала всех посетителей таверны, изучая их манеры и повадки. Нимфа копировала жесты, взгляды, тон, ей хотелось больше быть похожей на них. Стать такой же, как они. Наконец, мужчина вернулся, нимфа подняла глаза на спутника, и легко улыбнулась. - Ты даже не представляешь, насколько вкусное мясо готовят в этих тавернах. Девушка улыбнулась. - Мясо? – да для Миднайт и еда была чужда, ее пища, солнце, ветер, вода, все, что окружало ее. – Боюсь такие, как мы не испытываем нужны в пищи, но я с удовольствием посижу рядом с тобой, и составлю тебе компанию. – вновь лицо девушки украсила улыбка. Похоже, Стейн ей нравился, он был одним из тех, кто не позволял себе лишнего в общении с ней. Держался очень вежливо и сдержанно, словно боясь испугать ее. Но нимфа не из робкого десятка, и пусть первое впечатление, говорит о том, что она беззащитна и нежна, но Миднайт была сильна.

Анастасия: 23 года назад Север. Дует холодный, леденящий душу ветер. Небо пасмурное. Идет снег с дождем. Невысокая гора, наверху которой находилось углубление, вела в небольшой грот, освещенный несколькими свечами. На плоском камне, сверху покрытом шкурами, в одной хлопковой тунике лежала молодая светло-русая женщина, лет двадцати двух, на вид. Ее лицо было искажено гримасой, на коже выступил пот; она безуспешно пыталась разрешиться от бремени. Девушки, стоявшие подле нее с тряпками и ведром с теплой водой всячески подбадривали роженицу, но получалось у них это с переменным успехом. - Я знаю, что ты устала, королева, но нужно стараться еще – прервал голоса девушек скрипучий, старческий голос. Амазонки расступились, и к лежавшей на камне молодой женщине подошла древняя старуха, являвшаяся шаманом и, одновременно, главным врачевателем племени. На вид ей можно было дать около девяносто лет, хотя на самом деле ей было намного больше. Казалось, эта старуха была всегда при северном племени, она всегда являлась частью его, сколько оно существовало. - Ребенок уже идет – прошелестела старая женщина, положив свою иссушенную ладонь на живот роженицы – Он жаждет жить и ждет твоей помощи. Измученные серые глаза королевы амазонок встретились с бесстрастным взглядом карих глаз врачевателя. - Да – одними губами сказала королева племени, закрыла глаза, пытаясь заставить сосредоточиться свое и без того изможденное родами тело. Через пару минут пещеру огласил громкий, нечеловеческий крик женщины, а затем ему вторил громогласный детский плач. - Мое дитя – со слезами счастья на глазах прошептала молодая мать, она была совсем измотана, и только желание видеть ту, ради которой отдала столько сил, не давало ей потерять сознание. Младенца, которого только что обмыли водой помощницы шамана и замотали в теплые шкуры, передали на руки старухи. - Этот ребенок появился в знаменательный день – молвила врачеватель – Он принесет нам великое будущее – улыбнувшись краешком губ королеве, старуха пошла в сторону выхода из пещеры. Светло-русая женщина пронзительно смотрела вслед ушедшей пожилой женщине. - Лаванда – обратилась к стоявшей подле нее амазонке королева – Помоги мне встать. - Но… Ты ведь еще так слаба, Алиша! – попыталась, было, протестовать северная воительница. - Не важно – оборвала речь своей приближенной правительница – Я должна это видеть! Старуха вышла из проема пещеры, держа на руках новорожденную девочку. Она пошла вперед, к обрыву. Внизу, у подножия горы, собрались, исполняя ритуальные танцы, северные амазонки. Как только шаман появилась в их видимости, все стихло. Только ветер, гудевший в долине, нарушал возникшую тишину. Старуха подняла ребенка высоко над головой. - Это девочка было послана нам богами! – провозгласила женщина - Со временем она принесет нам немало величия и славы! Немалое значение имеет и то, что она рождена в день, когда по преданиям появилась на свет величайшая из нас, та, которая заставила всех уважать и почитать наше племя. Так пусть же ее преемница будет достойна ее, и имя ее будет – Анастасия, что значит воскресшая! – окончила свою речь шаман. Амазонки, стоявшие внизу, в молчании, разразились громкими криками, вновь заиграла музыка, все стали славить юную наследницу престола амазонок. Королева северного племени, все это время стоявшая на входе пещеры и поддерживаемая двумя сильными амазонками, счастливо улыбалась. - Ты молодец, Алиша – похвалила воительницу амазонка, стоявшая слева от нее. - Спасибо, Мия – поблагодарила свою соратницу королева северного племени. Внизу бушевала толпа северных амазонок, но ребенок, в честь которого и был весь этот шум-гам, спокойно лежала на руках пожилой женщины. Ее голубые, как небо, маленькие глазки, смотрели на бескрайние просторы, которые совсем скоро должны были стать для нее родными. Девочка еще не знала своей судьбы, она была просто ребенком, который родился. Родился, чтобы жить, родился, чтобы существовать… 17 лет спустя (время отогрыша флешбека) Земля северного племени амазонок-маракешей Лес. Дорога, по которой не раз, наверное, проезжали на лошадях. Где-то вдалеке раздался победный клич. Затем земля начала дрожать, но не потому, что началось землетрясение, а потому что по ней неслись множество конских ног. Из-за поворота показалось штук тридцать всадников, которые, при ближайшем рассмотрении оказались одетыми в кожу и меха представителями женского пола. Впереди всех, на белом рысаке, скакала светловолосая женщина. Ее взгляд был уверен, все ее движения были отточены. Войско и его предводительница углубилось дальше в лес. Прошло еще некоторое время, лес сменился равниной, потом горами. Всадницы въехали в долину, где расположилось их племя. С каждой минутой они становились все ближе к деревне северных воительниц, с каждым мгновением до ушей всадниц, проделавших такой долгий путь, доносились детские крики, женские голоса разных тональностей, а их носы ощущали запахи пищи, которую готовили на кострах ответственные за провизию северные воительницы. Всадницы въехали в деревню. К ним со всех переулков, из всех многочисленных юрт побежали женщины и девочки. Виновники торжества остановились на площади. Алиша спешилась со своего коня и посмотрела на собравшуюся толпу. - Сестры мои! Вот и пришел конец нашим врагам! Они посмели бросить нам вызов, построив свою непреодолимую крепость, и поплатились за это! Нас ушло отсюда пятьдесят, вернулось только тридцать. Но эта потеря не напрасна! Имена наших сестер не канут в небытие, они навечно останутся в наших сердцах! Да здравствуют свобода и сила! Да здравствует род амазонок-маракешей! – отовсюду последовали радостные возгласы. Остальные воительницы севера спешились со своих лошадей, довольно улыбаясь. Лишь одно лицо было абсолютно бесстрастно к всеобщей радости. Молодая амазонка, лет семнадцати на вид, с боевой раскраской на лице с отрешенным видом наблюдала за тем, как остальные веселятся. Ее пронзительные, голубые глаза отдавали холодом, бесчувственным северным холодом. Между тем старшие амазонки стали собираться на совет старейшин, регулярно проходивший после крупных вылазок амазонок в другие земли. С усмешкой на губах, голубоглазая девушка прошествовала к королеве северного племени. - Надеюсь, сейчас я тебе не нужна, королева и могу заняться своими делами? – с резкостью в голосе обратилась к своей матери Анастасия. В отличие от остальных амазонок, девушка не относилась к своей родительнице с должным уважением, с детства она была очень дерзким, озорным ребенком. Практически всегда Настя была непослушна, а после боевого крещения кровью в возрасте десяти лет, и вовсе стала мрачной и дикой, как волчонок, которого поймали люди, и теперь он был заперт в клетке на потеху всем. Алиша пронзительно посмотрела на дочь. Последнее время Анастасия начала отдаляться от нее. С каждым днем между матерью и дочерью росла стена непонимания и взаимного раздражения. - Своими делами? Что же у тебя за дела такие? Ты опять решила покинуть племя и ввязаться в какую-нибудь авантюру там, вне наших земель? С губ Анасто слетела усмешка. Голубые глаза юной амазонки встретились с серыми глазами ее матери. - Мама, неужели ты думаешь, что я настолько глупа и неопытна, чтобы ввязаться в какую-то авантюру, из которой не смогу выбраться? Ты слишком плохо меня знаешь! – фыркнула Анастасия, и, демонстративно отвернувшись от королевы, взяла своего коня под уздцы и повела в сторону конюшен. - Анастасия! – окликнула дочь Алиша, но Настя проигнорировала зов матери – Ну что за девчонка?! - Успокойся, королева, она еще подросток, скоро это пройдет! – подошла к королеве амазонка лет шестидесяти трех на вид и положила руку на плече правительницы племени – В ее годы ты была такой же. - Я никогда не была такой! Впрочем, неважно, нас ждут старейшины племени, идем – грустно улыбнулась Алиша и пошла в сторону одной из юрт, где должно было состояться собрание. Анастасия прошла в свою юрту. Подойдя к тазу со свежей водой, девушка смыла с лица боевой раскрас и утерлась полотенцем. Тут откуда-то из глубины юрты раздался едва слышимый птичий крик, больше похожий на хрипение. - Надо же, я думала, ты уже сдох – Анасто прошла вглубь своего жилища. В дальнем углу была свалена пара одеял, на которых было сооружено некое подобие гнезда. Внутри находился молодой сокол, он выглядел довольно потрепанным, и на вид ему было меньше полугода от роду. Около двух недель назад Анастасия обнаружила его в лесу. Он был весь потрепан, жизнь едва теплилась в нем. Амазонка думала, что он не выживет, но жизнь, на удивление упорно держалась в этом маленьком существе. -*Спасибо тебе* - вдруг раздался в голове северной воительницы слабый голос. Недовольно тряхнув головой, девушка пополнила кормушку птицы и покинула юрту, а еще, минут через двадцать могучий коричневый конь нес ее прочь с земель племени в сторону одной из близлежащих деревень… Деревня (место нахождения Миднайт и Стейна) Уже начало темнеть, когда, наконец, Анастасия достигла места своей поездки. Она выехала на одну из темных улиц и пронзительно свистнула. Тут же к ней вышли пятеро рослых парней, главные забияки в деревне, в возрастном диапазоне от пятнадцати до двадцати лет. Один из них держал вырывающуюся девушку, которую с громким хохотом бросил на землю. - О, какие люди! – лучезарно пропела Настя, спешившись с коня – Что же ты тут забыла, а, крошка Нола? – рывком поднимая на ноги совсем еще юную девушку, лет пятнадцати на вид. Длинные русые волосы Нолы были спутаны, некогда белое платье из белого стало серым. В изумрудных глазах девушки читался страх. - Эта девица таскалась за нами по пятам, словно ей дома не сидится! – заржал самый младший из верзил. - Оу, понятно – обошла вокруг девушки амазонка – Значит твой новый папочка опять пытался тебя пощупать за твои не по годам пышные формы, пока мамочка младшим братом занимается, да? – резко схватив Нолу сзади, так чтобы девушка не могла вырваться, воительница приставила к горлу несчастной меч. - Пппппусти! – испуганно залепетала Нола. - Ты так дрожишь – елейным голоском зашептала в ухо девушки амазонка – Я чувствую, как бьется в груди твое маленькое сердечко – хихикнула Анастасия – А хочешь, я убью твоего папочку, сразу все проблемы разом решатся! Ее горящие голубые глаза встретились с изумрудными глазами Нолы, из которых рекой потекли слезы. - Ну вот, опять начинается. Терпеть не могу эти телячьи нежности. Ладно, живи пока – отпустила девчушку Анасто – Иди, но чтобы больше мне на глаза не попадалась! Горько заплакав, Нола бросилась бежать под хохот парней. Анастасия проводила ее с кривой усмешкой на губах. - Анасто, мы собираемся в таверну прогуляться, пойдешь с нами? – обратился к амазонке один из ребят. - Пожалуй, что-то давненько в моем желудке пищи не было! – по дороге до таверны ребята задавали амазонке вопросы, где она пропадала последние три дня, но она отмахивалась от них, говоря, что были дела, хотя, по глазам молодых мужчин она видела, что им прекрасно понятно, что у нее за дела, но это совсем не волновало Анастасию. Шумная компания ввалилась в таверну. Они заприметили один стол, за которым сидела тройка сильно подвыпивших стариков. Двое самых рослых ребят за шкирку выкинули их из таверны, а затем вместе с Анасто и остальными ребятами заняли их место. - Эй, толстозадая, принеси мне и моим друзьям все, что есть съедобное, и поживее, мы спешим – крикнул самый старший из спутников амазонки, двадцатилетний Дерек проходившей мимо их столика полноватой работнице таверны. Женщина оскорблено посмотрела на молодых людей, было видно, что ей хотелось сказать нахалу все, что она о нем думает, но, вместо этого развернулась и пошла выполнять заказ. - О, гляди, опять эти разбойники тут появились – зашептали две работницы таверны, стоявшие недалеко от столика, за которым находились Миднайт и Стейн - Разгильдяи! – И еще эта девица с ними. Говорят она одна из того племени, которые полтора дня назад крепость Нилия разгромили, перебив там всех. Да уж, злодеи. Нет в них ничего святого – пробурчала первая. - Это точно. Мне тут Петра рассказывала, что их младенцы вместо материнского молока кровью питаются, ужас-то какой! - Да уж, да уж!

Стейн: и вновь извиняюсь за задержку - Мясо? Боюсь такие, как мы не испытываем нужны в пищи, но я с удовольствием посижу рядом с тобой, и составлю тебе компанию. Молодой человек с некоторым изумлением смотрел на нимфу, сидящую напротив него. Не испытывают нужды в пище, не едят мяса? Для северянина это было чем-то странным. И мать, и отец с ранних лет втолковывали подрастающему Стейну, что только в том, случае, если он будет хорошо питаться, он сможет вырасти в настоящего сильного мужчину. И в особенности это касалось как раз-таки мяса. Признаться честно, он до сих пор ещё не перестал думать о том, что правильное плотное питание на протяжении всей его, ещё не очень долгой, жизни играло огромную роль в том, каким он сейчас был. Но не станет же он силой впихивать в Миднайт еду? Конечно нет. К их столу подошла полноватая официантка средних лет. Её рыжеватые волосы были затянуты в тугой пучёк, а щеки раскраснелись, видимо, от жара кухни. Она уперла руки в свои широкие бока и весьма дружелюбно улыбнулась: - Итак, что вам принести молодой человек? – её голос звучал очень задорно, однако негромко; словно бы здесь, на месте её работы она не могла вволю показывать свой характер, но всё же проносила хотя бы частичку его. Северянин улыбнулся ей в ответ. Она чем-то напоминала ему многих женщин из родного поселения; мама была почти такой же; может не внешне, но по характеру. Он бросил короткий взгляд на девушку напротив. Судя по тому, что хозяйка не обращала на неё ни малейшего внимания, нимфа сейчас была невидима для людей. Что ж, возможно это упрощает ситуацию; по крайней мере к ней не начнут приставать пьяные посетители таверны. - Принесите мне кружку Эля и порцию тушеного мяса. Готов поспорить, что оно у вас просто отличное. Женщина улыбнулась, от чего на её круглом лице появились тонкие линии морщин; впрочем, это всё равно оставляло её достаточно симпатичной: - Не сомневайся, дружок. Лучшее на несколько деревень в округе. Женщина отправилась выполнять заказ, а Стейн вновь обратился к Миднайт, наклоняясь немного вперёд. - Знаешь, я очень рад, что ты решила составить мне компанию. Признаться честно, я несколько соскучился по человеческому общению. Его живот достаточно громко забурчал. Стейн похлопал пальцами по крышке тяжелого не очень аккуратно сделанного стола и ухмыльнулся: - Может ты и не нуждаешься в пище, но мой желудок уже во всеуслышание объявляет о своих желаниях, - он чуть вытянул шею, пытаясь выискать взглядом официантку, - я бы был не против, если бы они быстрее выполняли заказы. Впрочем, поделать с этим северянин ничего не мог, так что, скрестив руки на груди, он облокотился о стену у себя за спиной и сполз немного вниз. Взгляд спокойно блуждал по собравшимся здесь людям, в то время как в сознании быстро проводились аналогии со всеми теми тавернами, в которых молодому воину приходилось бывать. Впрочем, они мало чем отличались друг от друга. И даже люди – независимо от того была ли таверна на Севере, в Греции или Риме – казались на удивление похожими. Может быть они следуют за мной? Стейн слабо улыбнулся этой глупой мысли. Дверь в таверну открылась, впуская новых посетителей. Это оказалась небольшая компания из парней и одной молодой девушки. Они вели себя весьма развязно, шумели и вызывали весьма явное недовольство у всех людей, собравшихся здесь. Впрочем и самого Стейна их присутствие быстро начало раздражать. Не смотря на то, что для любой таверны подобная компания была нормой, северянин всё равно не мог полностью игнорировать их и теперь, когда они, усевшись за один из столов (предварительно, как нахмурившись отметил молодой воин, согнав оттуда нескольких уже подвыпивших стариков), время от времени бросал на них короткие, но внимательные взгляды. Между тем полноватая официантка наконец принесла его заказ, водрузив перед молодым человеком большую тарелку с тушеным мясом, горячий аромат которого начал в два раза активнее вырабатывать слюну северянина. Он даже не думал о том, насколько был голоден, пока не увидел еду. Кружка с Элем так же оказалась рядом. А Стейн, потерявший всякий интерес к шумной компании, уже успевшей нагрубить официантке, нехотя оторвал глаза от еды и посмотрел на Миднайт: - Ты уверена, что не хочешь хотя бы попробовать? – на самом деле, он рассчитывал на ответ «нет» (ведь в таком случае, ему этого добра достанется больше, а по вкусному горячему мясу он успел соскучиться), однако спросить всё же должен был. – И еще эта девица с ними. Говорят она одна из того племени, которые полтора дня назад крепость Нилия разгромили, перебив там всех. Да уж, злодеи. Нет в них ничего святого. Стейн так и не приступил к еде, крупная деревянная ложка оказалась погружена в тарелку, но обратно так и не двинулась, поскольку замерший молодой человек просто на просто позабыл о своём прежнем желании. Теперь он, мельком глянув на двух женщин, стоящих чуть сбоку от их с Миднайт стола, перевёл взгляд на девушку, сидящую в компании пятерых парней. Не долго думая (вернее, вообще не думая), молодой воин поднялся из-за стола и быстрыми широкими шагами направился к компании. Сейчас ему было наплевать и на всех людей в таверне, и на рослых спутников этой девушки. Волна гнева, захлестнувшая его после практически моментально пришедшего понимания, стёрла из его сознания многое, в том числе и чувство сдержанности. Единственное желание, сопровождающее его, было желанием хорошенько ударить ту девушку, если и вовсе не убить её. Он знал Нилию, не раз бывал там вместе с родителями и сёстрами, имел там немало знакомых, большинство из которых были хорошими людьми. Хорошими живыми людьми. До того, как Амазонки начали свои нападения. До того, как эта девушка вместе со своими сёстрами уничтожила Нилию. Но всё же, уже подойдя к столу, он заставил себя немного успокоиться; остались лишь опасный блеск в глазах, да голос, звучащий непривычно грубо даже для самого Стейна. Он остановился перед столом, за котором расположилась шестёрка молодых людей, однако присутствие всех, кроме голубоглазой девушки, он игнорировал. Продолжая сверлить её взглядом, он ровным голосом, лишь чуть вибрирующим от не вырывающегося наружу гнева, он спросил: - Ты из племени Северных Амазонок? – Стейн знал ответ на этот вопрос, впрочем, как и на все другие, которые он бы хотел задать этой девушке. Просто молодому человеку хотелось услышать всё это из её уст. Возможно, тогда дальнейший его гнев, всё же собирающийся вырваться наружу, будет более оправданным. Он оставался стоять неподвижно, строго удерживая себя от того, чтобы схватиться за меч, висящий на поясе.

Миднайт: Видя изумленное лицо Стейна, нимфа поняла, что ее отказ от еды был для него странным, но он принял его, что без сомнений обрадовало девушку. - Знаешь, я очень рад, что ты решила составить мне компанию. Признаться честно, я несколько соскучился по человеческому общению. Девушка легко улыбнулась, убрав прядь волос за ухо, и присела рядом за стол. И пусть ее никто не видел, кроме Стейна, для Миднайт этого было достаточно. - Пожалуй, отвечу тебе тем же, соскучилась по человеческому общению – правда ее фраза имела немного другой смысл нежели Стейна, но суть была одна. А когда нимфа услышала легкое урчание желудка мужчины, то не смогла сдержать легкий смех. Но он был добрый, ведь не каждый день ты слышишь песни чужого живота. - Может ты и не нуждаешься в пище, но мой желудок уже во всеуслышание объявляет о своих желаниях. - Нет, просто ваша пища мне не подходит, нимфы ведь тоже пополняют свои силы, мы черпаем их из природы, мать дает нам пищу – закончив фразу, Миднайт посмотрела по сторонам, оценивай окружающую обстановку , а затем вернулась, взглядом к Стейну – поэтому человеческая еда нам не подходит. Кругом стояла идиллия, казалось все плавно течет своим чередом, как в какой-то момент, двери таверны распахнулись и в нее вошли несколько мужчин и женщина. Стейна сразу же отметил сие событие, Миднайт же лишь проявила интерес к тому, как ведут себя вновь прибывшие посетители. От изучения странной на вид и шумной компании Стейна отвлек его заказ, аромат которого плавно разнесся по всей таверне. Нимфа прикрыла глаза рукой, и тяжело вздохнула после чего посмотрела на своего спутника, который предложил ей попробовать мясо. Нимфа отрицательно мотнула головой. - Прости , я не могу есть своих братьев и сестер – конечно, это выражение было несколько фигуральным, но теоретически животные были частью природы, как и сама нимфа. – И еще эта девица с ними. Говорят она одна из того племени, которые полтора дня назад крепость Нилия разгромили, перебив там всех. Да уж, злодеи. Нет в них ничего святого. Миднайт нахмурилась и посмотрела в сторону от куда доносился сей рассказ. Не приятно было слушать о том, что кто-то так варварски поступает с людьми и громит крепость ради забавы. Видимо Стейну тоже это не понравилось, так как мужчина даже не приступил к еде. Он встал из-за стола и направился в сторону компании. Миднайт же развернулась на стуле в пол оборота и продолжила наблюдать за происходящим. Не в ее стиле было вмешиваться. Сначала разобраться в ситуации, а уж потом учить уму разуму. А поскольку Стейна пошел разбираться, то нужды идти туда нимфе не было. Нимфа чувствовала злость мужчины, но надеялась, что он сможет сдержать себе в руках. Так и произошло, подойдя к столу, Стейн немного успокоился. И задал свой единственный вопрос. - Ты из племени Северных Амазонок? Адресатом была молодая девушка с голубыми глазами, Миднайт еще несколько секунд старалась умерить свое любопытство, но все же вскочила с места и подошла к Стейну, оказавшись у него за спиной. Девушка не вмешивалась , она наблюдала.

Анастасия: Анастасия, вольготно развалившись на стуле, краем уха слушала треп своих пятерых спутников о всякой всячине: о том, как они кого-то ограбили, побили какого-то своего конкурента и т.п. «Как же все это простовато. Они радуются такой ерунде, о которой и думать-то глупо. Определенно мужчины совершенно непохожи на женщин-воинов, никогда нам не будет с ними по пути» Размышления северной амазонки прервал довольно таки грубый мужской окрик раздавшийся неподалеку. Настины глаза окинули с ног до головы находившегося подле столика, за которым устроилась компания, молодого мужчину, пока, наконец, не встретились с решительным взглядом незнакомца. На вид он был ровесником Дерека, но, в отличие от главы хулиганов, был низкорослым, однако, несмотря на это, отличался хорошим телосложением. Весь его вид и клык, висевший на шее, говорили о том, что он, возможно, имеет отношение к северным племенам воинов-мужчин, с которыми когда-то приходилось сталкиваться амазонкам-маракешам. «Ну и что надобно этому фруктику?» Лицо русоволосой воительницы скривилось в усмешке. «Обычно никто не решался броситься моим званием вот так, в лицо. А этот… Ишь, как набычился! Ему что, жить надоело?» Левая рука Анастасии, скрытая под столом, медленно поползла в сторону меча амазонки, находившегося в ножнах. «Прибить его прямо сейчас, как надоедливую муху, или..» Тут взгляд северной амазонки упал на довольно таки миловидную девушку, стоявшую за спиной героя. Очевидно она только что подошла, потому как Анасто не сразу обратила на нее внимание. Неизвестная была похожа на ангела, обладала роскошными светлыми волосами, ее лучистые глаза, казалось, были сродни прозрачной воде, протекавшей в чистых лесных источниках. Девушка не была похожа на зеваку, пришедшую поглазеть на то, как начнется драка. «Это что еще за краля? Смотрит на нас с таким интересом, кажется, в ее глазах есть что-то похожее на симпатию и тревогу. Хм, неужели она вместе с этим воителем-малявкой?! Что же привлекает девиц в таких назойливых комарах?!» В глазах Насти промелькнуло нечто, напоминавшее озорство. Она вновь перевела взгляд на рассерженного молодого мужчину. - Сколько в твоем вопросе грозности, сколько решительности – с издевкой в голосе залепетала северная амазонка – А ты знаешь, что не очень-то уж безопасно подлетать к незнакомым тебе людям с расспросами и таким угрожающим видом, или у тебя комплекс неполноценности из-за маленького росточка и, потому, хочешь свою силу показать? – показала большим и указательным пальцами правой руки рост Стейна северная воительница а, затем, громко фыркнула. - Чтож, в этот раз, так уж и быть, поощрю тебя за смелость, и позволю остаться живым, а то твою красавицу жалко – указательным пальчиком указала на нимфу Анастасия - Еще не стала женой, а уже будет вдовицей – хихикнула девушка, а затем взяла кружку эля, только что принесенную работницей таверны всем видом показывая, что северянин ей больше неинтересен. - Эй, парень, ну что ты застыл? – окликнул Стейна шестнадцатилетний Зак, находившийся ближе всех к герою – Она же сказала, что ты свободен, так что давай топай-ка отсюда – юноша поднялся и, сверху вниз посмотрев на северянина, оттолкнул его в сторону. - Давай-давай, вали отсюда – заулюлюкали остальные хулиганы – А то ведь царапины можем на тебе оставить, и сбежит от тебя твоя красотка, твоей новой внешности испугавшись, а тебе это надо? – захохотали парни, а затем принялись за еду, что-то обсуждая с амазонкой и не обращая абсолютно никакого внимания на разгневанного воина севера.

Стейн: Стейн молча выдержал осмотр голубоглазой девушки, даже не поведя взглядом, продолжая холодно и выжидающе глядеть в её лицо. У неё была приятная внешность, однако самодовольная ухмылка, скривившая губы, искажала внешнюю красоту, между тем отлично демонстрируя, по-видимому, внутренний облик Амазонки. Молодой человек неотрывно глядел на девушку, стараясь уловить любое движение с её стороны. Вот, рука медленно поползла под стол, заставляя северянина слегка напрячься, а затем взгляд скользнул ему за спину. Стейн, в этот момент почувствовавший на уровне своей шеи тёплое лёгкое дыхание, обернулся и встретился с насыщенной голубизной глаз Миднайт. Признаться честно, его не очень обрадовал тот факт, что нимфа последовала за ним; не слишком-то большое доверие внушала ему собравшаяся здесь компания. Между тем, делая небольшой шаг в сторону, чтобы больше оградить нимфу от компании, Стейн вновь обратил взгляд на девушку. – А ты знаешь, что не очень-то уж безопасно подлетать к незнакомым тебе людям с расспросами и таким угрожающим видом, или у тебя комплекс неполноценности из-за маленького росточка и, потому, хочешь свою силу показать? Северянин чуть сощурился, а уголки губ, дёрнувшись немного опустились вниз. Не то, чтобы он оказался задет словами девушки по поводу своего роста; дело было больше в интонациях и в том, что Стейн не видел в ней ничего, что бы говорило о чувстве раскаянья, оставшегося после нападения на город. Молодому человеку казалось, что на лице тех, кто совершал нечто подобное, оставалась слабая, но ощутимая печать смерти. Он не мог объяснить это своё суждении, так же, как и не мог описать того, как именно выглядит такая печать. Это просто ощущалось. Но не у Амазонки, сейчас сидящей перед ним и продолжающей усмехаться своему оскорблению в адрес северянина. - Раз мои смелые речи вызваны комплексом неполноценности, то какие же комплексы могли подвигнуть тебя, Амазонка, на участие в разрушении Нилии? Готов поспорить, здесь должно быть нечто похуже, чем простое ощущение своей неполноценности. Должно быть, это были частые обиды, насмешки, толчки? Или – насилие над тобой? Когда-то давно, какой-то подонок из этого города надругался над тобой, растоптав невинность натуры и толкнув тебя прямиком в объятья северного племени… Хотя нет, в таком случае ты бы была не в состоянии находиться в кампании столь бравых ребят, - Стейн окинул коротким взглядом компанию Амазонки, - скажи они все подряд бездари, прохиндеи и будущие насильники или же все эти замечательные качества у них как-то чередуются? Молодому человеку не особо нравились его собственные слова. Он позволял злобе на эту девушку брать над собой верх. Но, в любом случае, слова были лучшим вариантом, чем рукоприкладство. Но им, пусть грубым и не столь приятным даже ему самому, удавалось немного усмирить бурлящий, подобно кипящей в котелке воде, гнев, пульсирующий внутри и ещё недавно чуть было не позволивший воину распустить руки. Когда Амазонка вновь упомянула Миднайт (на контекст Стейн предпочел не обращать особого внимания), молодой человек вновь оглянулся, словно желая удостовериться, всё ли с ней в порядке. Боги, лучше бы она оставалась сидеть на месте. И дело было не только в том, что компания северянки была не лучшим зрелищем для лесной нимфы, привыкшей к гармонии природы, но и в том, что ему бы очень не хотелось, что бы она оказалась здесь в тот момент, когда Стейну перестанет хватать терпения держать себя в руках. И, видимо, терпение должно было закончиться очень скоро. Молодой парень, выше Стейна, но явно моложе на несколько лет, толкнул его в сторону, заставляя северянина отступить на несколько шагов. – А то ведь царапины можем на тебе оставить, и сбежит от тебя твоя красотка, твоей новой внешности испугавшись, а тебе это надо? Выдохнув через нос, молодой человек исподлобья посмотрел на толкнувшего его парня. Один шаг в его сторону, короткая подсечка ногой и обидчик рухнул на деревянный пол таверны, распластавшись возле стола, за которым недавно сидел. - Боюсь, куда вероятнее, что именно я оставлю на вас царапины. А может быть что-то и посерьёзнее, - теперь его голос звучал неестественно ровно, а взгляд не на секунду не оставлял парня, лежащего у его ног. Кто знает, быть может, если бы Стейн был менее сдержанным, у этого молодого человека был бы уже не один перелом. Но, вообще-то, в планы северянина не входила драка. Он просто хотел прекратить этот балаган и выяснить у Амазонки, насколько легко было на её сердце после того, как она убила не одного человека в Нилии.

Миднайт: Несмотря на недовольство Стейна, которое следовало ожидать в момент появления Миднайт было оправданно. Видимо мужчина переживал за нимфу и потому был напряжен. Девушка, что так дерзко общалась с ним, назвала Миднайт «будущей невестой» , что безусловно удивило ее. Не каждый раз слышишь нечто подобное в свой адрес. Что ж, возможно она столь близорука, что не различает очевидных вещей или же слишком юна. Ведь такие мысли свойственны лишь юным девам, с которыми нимфе приходилось общаться ранее. Правда те были намного сговорчивее и добре. Эта же, была похожа на колючего ежа, который вот вот готов запустить свои иголки тебе в горло. Но нимфу это не напугало, девушка лишь на вид создавала впечатление полной беспомощности и ранимости, но за этой маской скрывалась не малая сила, о которой знали не многие. Сама Миднайт не любила распространяться и выпячиваться и использовать свою силу против смертных, для нее это было последним средством самозащиты или спасения смертных от поступков, которые могут изменить их жизнь, или оставить огромную впадин в судьбе. Поэтому проглотив слова о жене девушка все так же молча наблюдала за ситуацией, которая накалялась с каждой секундой. Дерзость амазонки и вспыльчивая кровь северянина, это сильно. Миднайт оглядела мужчин , что сидели подле амазонки, которые так же с интересом смотрели на девушку в черном плаще, из под которого была видна лишь прядь светлых волос, аккуратный носик и алые губы. Неудивительно, что незнакомка тоже обратила внимание на внешность девушки. Через пару секунд она уже подняла голову выше, и открыла взору свои пронзительно голубые глаза, в которых можно утонуть. - Боюсь, куда вероятнее, что именно я оставлю на вас царапины. А может быть что-то и посерьёзнее. Сорвавшаяся с губ Стейна фраза заставила Миднайт нахмуриться, она медленно положила свою руку на плечо мужчины. - Не надо …. – тихо сказала она смотря в глаза мужчине. – Дело того не стоит…. По какой-то причине Миднайт не хотела, чтобы эти двое скрещивали свои мечи ни сейчас ни когда-либо. Умоляющий взгляд смотрел на Стейна в ожидании, что он не станет вступать в драку, но ощущения нимфы говорили обратно, если не он, то эта девушка броситься на них. Закусив губу, нимфа перевела взгляд на амазонку. - Ты еще слишком молода, чтобы умирать! Слишком неопытна, чтобы угрожать! И слишком импульсивна, чтобы понять истинную сущность своей жизни! – твердо сказала нимфа, не повышая тон, но между тем очень резко. Голос так же изменился, он больше походил на гром, чем на звонкий голос, который Стейн слышал прежде.

Анастасия: Сорьте за маленький пост, мозги от жары вконец расплавились Амазонка криво усмехнулась, когда Стейн свалил ее дружка с ног. - Ты бы не задавался парень, а то ведь я не стану с тобой церемониться! - начал свирепеть Зак, поднимаясь с пола. - Сядь и заткнись - прикрикнула на него северная воительница, пронзительно смотря на воина севера - Не будем устраивать драки из-за такой чепухи. Парень, продолжая чертыхаться, вернулся на свое место и теперь крайне недовольно посматривал на воина севера. "Сколько же этот наглец еще выдержит, он уже так рассвирепел" И тут в разговор вмешалась нимфа со своими речами. Анастасия расхохоталась. "Сначало этот комар тут чего-то мне говорит, а теперь еще и эта ангельская принцесса что-то тут утверждает" - Не тебе читать мне мораль, красотка - довольно таки грубо оборвала речь девушки Анастасия - Тем более в таком суровом тоне. Ты мне не мать и, тем более, вообще не родственница - гневно сверкнула голубыми глазами северная амазонка - Так что держи свое мнение при себе, все равно твои слова меня совершенно не трогают Краем глаза Анасто заметила, что ее спутники с завидным интересом поглядывают на Миднайт. "Только об одном и горазды думать, мужчины" На лице северной амазонки появилась кривая усмешка. - Давай ка, забирай отсюда своего дружка и убирайтесь по добру по здорову. У нас нет никакого желания иметь с вами какие-либо дела - фыркнула Настя, отпив еще эля - Считайте, что сегодня ваш день. В следующий раз я не буду так любезна.

Стейн: Пост рожался-рожался и в итоге выродился каким-то неадекватным инвалидом =\ прошу прощения Стейн почувствовал, как на плечо мягко легла рука Миднайт. Он обернулся и встретился с пронзительным взглядом её светлых глаз, в которых ясно читалась мольба, та же, которую потом молодой человек услышал и в её словах. - Не надо …. Дело того не стоит…. Человек и в правду является частью природы; это Стейн ясно ощутил на себе, когда просьба нимфы быстро, но очень спокойно вымыла у него изнутри недавнюю вспышку злобы, вполне способную перерасти и в нечто большее. Северянин проигнорировал слова поднимающегося с пола парня, не уделяя ему больше какого-либо внимания, однако поднял глаза на амазонку, остановившую своего дружка от того, чтобы он предпринял попытку совершить ещё одну глупость. Тем временем его необычная спутница обратилась к голубоглазой амазонке и Стейн, уже как-то привыкший к тихому и крайне спокойному голосу Миднайт, был несколько удивлён тем, как он звучал сейчас. Нимфа замолчала, а молодой человек медленно обвёл взглядом сидящих за столом; амазонка, как и её приятели, глядела на нимфу. Но, если в её глазах была явная насмешка над услышанными словами, которая, впрочем, не покидала самоуверенное лицо амазонки всё это время, то в глазах парней Стейн увидел знакомое, вовсе не скрываемое желание, которое ему и самому доводилось испытывать при виде хорошеньких девушек. Ну что ж, это было вполне естественно, вот только, учитывая то, кем были эти парни, северянин не мог не испытать вновь возникшего чувства агрессии; он явно был готов сломать любому из них руку, если только они рискнут и попытаются дотронуться до Миднайт. - Давай ка, забирай отсюда своего дружка и убирайтесь по добру по здорову. У нас нет никакого желания иметь с вами какие-либо дела. Возможно, предложение девушки было вполне разумным. Стейн даже задался вопросом, на сколько ужасным поступком с его стороны является втягивание дитя природы в подобные дела, однако голову молодого северянина не могли оставить в покое мысли о том, что происходит в его родных землях. Впрочем, дело было не только в этом; за последнюю пару лет в его жизни произошло слишком много печальных событий, он потерял слишком многих знакомых и близких ему людей и, в итоге, когда вновь ощутил в своих руках песчинки надежды, они просочились сквозь его сжатые пальцы, утекая в никуда и оставляя его совсем одним. Если бы последние несколько недель не были заполнены разочарованием от того, что ему так и не удалось узнать хоть что-то о том, что произошло с его сёстрами, то он бы был более спокойным и сдержанным. В конце-концов, Стейн был достаточно рассудительным молодым человеком и он не раз доказывал это людям из его родного поселения. Но сейчас, когда он столкнулся лицом к лицу с девушкой, участвовавшей в разгроме Нилии и, вместо ответа на вопрос о том почему был совершён тот набег, получил лицемерную грубость, он понял, что ему надоело пытаться сохранить своё рассудительное спокойствие. Стейн расправил плечи и обвёл безразличным взглядом сидящих за столиком. Внимание тёмных глаз остановилось лишь на молодой амазонке: - Отлично. В таком случае, надеюсь, ты будешь на месте, когда я буду убивать твоих сестёр. Вряд ли он на самом деле помышлял об убийстве амазонок, но ему хотелось задеть эту девушку хоть чем-то, заставить кроме вызывающей самоуверенности ощутить хоть что-то. Потому что Стейну надоело быть единственным человеком, хоть что-то переживающим из-за случившегося в Нилии.

Миднайт: Ребят сори за такую задержку! Грозные речи воительницы ни чуть не испугали Миднайт. Нимфа, как смотрела на юную девушку укоризненным взглядом, так и продолжала это делать. Но ее резкость была вполне объяснима, а чего еще ждать от распущенной девчонки? Стейн же явно был удивленно изменившемуся, тону Миднайт. Оно и понятно, от куда в миролюбивой девушке, облаченной в деревенские одежды и скрывающая свою внешность под плащом, хотя и не очень удачно, задатки оратора. Далее секундное молчание и вот мужчина произносит фразу, которая заставляет Миднайт слегка вздрогнуть. - Отлично. В таком случае, надеюсь, ты будешь на месте, когда я буду убивать твоих сестёр. Нимфа даже неловко вдохнула, и слегка закашлялась, но тут же взяла себя в руки. Полночь всегда была осторожна в своих выражениях, ведь любое из них могло иметь свои последствия, как и то, что только, что сказала Стейн. Но останавливать мужчин не входило в правила Миднайт, тем более, что убийства она не принимала. Особенно если это невинные жители деревень и селений. Нимфа задумалась, остаться и помочь Стейну в борьбе за правду, или уйти и забыть об этом. Борьба за справедливость одержала верх и Миднайт взяв Стейна за руку, уверенно посмотрела ему в глаза, после чего повернулась к девушки. В этот момент капюшон неловко свалился с головы и выставил на обозрение всем посетителям таверны белокурые волосы девушки и ее безумно красивые не реально-голубые глаза. - Ты будешь нести вину за те жизни, что погибли по твоей вине – тихо сказала нимфа, вцепившись руками в Стейна. Ей стало, как –то не по себе от того, что сейчас большая часть пьяниц и обычных зевак уставились на нее.

Анастасия: Также извиняюсь за задержку поста. Творческий кризис. Постараюсь написать что-то вразумительное Вся ситуация ее несказанно смешила: этот парень, явно нарывавшийся на драку, эта девица невиданной красоты, взявшая на себя роль праведницы. Амазонка едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Когда северянин заговорил о том, что начнет охоту за ее сестрами, Анастасия опасно сверкнула глазами. "Нет, ему что, действительно жить надоело? Или он пьян и решил на буйну голову подраться?! Угрозами сыплет. Как же это... Весело!" - Одному разъяренному быку целую армаду не одолеть! - с легкой иронией в голосе произнесла русоволосая воительница. Почему она назвала его быком? Да потому что этот молодой мужчина так себя сейчас вел. Согласитесь, разве разумно угрожать девушке в присутствии рослых друзей скорой расправой ее соратниц? Нет, хотя, для кого как. Между тем спутница северянина явно пыталась избежать конфликта. "Ну хоть кто-то здесь в здравом уме" Внезапно, незнакомка, то ли случайно, то ли специально открыла свое личико. В таверне воцарилась тишина, которая, затем, сменилась на мужское улюлюканье. "Мда, девка эта очень даже хороша. Ишь как мнется. Да тут теперь любой самец ее постарается утащить! Вот бы посмотреть на эту забаву, как этот низкорослый выскочка будет ее защищать!" Последние слова нимфы отвлекли Анастасию от раздумий. - Тот, чья душа уже давно запятнана кровью, не боится вины за тех, кого загубил! - сурово ответила девушке амазонка. Настя почувствовала, как в ней начала нарастать злость: эта сладкая парочка начала откровенно ее раздражать. "А может попросить ребят хорошенько отмутузить этого комара, там во дворе? Кажись сразу угомонится! Хотя нет, пока погодим. Вон, как плотоядно на эту красотулю все уставились. Похоже, сейчас начнется потеха" Гул заинтересованных мужиков усиливался, а на лице воительницы расцвела воистину дьявольская усмешка. "Не уйдете по-хорошему, вас уведут, вернее одну тебя, милочка!" - голубые глаза Насти встретились с сияющими глазами нимфы. "Ангелочек.. Ха!"

Стейн: - Одному разъяренному быку целую армаду не одолеть! - Бывали случаи, когда и один бык расправлялся с несколькими волками, нападавшими на него, - чуть усмехнувшись (впрочем, скорее, огрызнувшись), отозвался воин. Впрочем, он замолк и усмешка пропала, когда Стейн услышал за спиной тихий вздох Миднайт. Ну что ж, это достаточно быстро вернуло на место покалывающее чувство вины за резкость в высказываниях. Во всяком случае, за наличие таковой в присутствии нимфы. Жизнь на севере, да ещё и в семье лесника дала ему несколько иное представление о живой природе и о её, пусть и не достаточно понятной и интересной человеку, хрупкости. Миднайт же, не смотря на свой достаточно человеческий внешний вид, являлась такой же частью природы, как и деревья или птицы, живущие на них. Это значит, что она могла быть столь же восприимчивой к человеческим поступкам. А молодому человеку вовсе не хотелось вредить ей. Да и, если честно, кому-либо ещё. Во всяком случае без веских на то причин. Поэтому, когда его коснулась рука девушки, северянин повернул к ней голову и как-то неловко виновато улыбнулся, словно бы таким образом пытаясь извиниться. Стейн обернулся к Анастасии, подумав о том, чтобы, быть может, взять свои слова назад. Однако ещё до того, как он открыл рот, тихо прозвучали слова голубоглазой нимфы, после чего она крепче схватилась за руку воина. Вернув взгляд к ней, теперь уже вопросительный, молодой воин понял, что заставило её так напрячься. Капюшон, прежде скрывающий лицо Миднайт, теперь спал, представляя всем собравшимся в таверне необычайную красоту его спутницы. На несколько длинных мгновений они погрузились в тишину, заставившую Стейна явно напрячься. Впрочем, напряжение лишь возросло, когда тишина сменилась улюлюканьем. Он сделал небольшой шаг назад, вставая ближе к нимфе и обводя угрюмым взглядом людей в таверне. Вновь глянув на амазонку, молодой человек мысленно успел проклясть всех богов за эту встречу и невозможность обернуть время вспять. Самостоятельно влезая в одни неприятности, он непроизвольно подвёл их к новым. Это было совсем не хорошо. Взгляд вновь прошёлся по посетителям таверны, успевшим значительно оживится. Увидев, как один из мужчин встал из-за стола, Стейн отчётливо произнёс: - Не советую кому-либо из вас приближаться. Он не хотел никому вредить. Но вполне может, если появится такая необходимость.

Миднайт: Миднайт озиралась по сторонам. В такой ситуации она не впервой, и поэтому прекрасно понимала, что может произойти. Девушка слегка поджала губы, и слегка прикрытыми глазами оглядела всю таверну, а точнее ее содержимое ( посетителей) . Народу было не мало, и что самое обидное, основная часть была мужской. Более того, это были бандиты и разбойники, которых нимфа частенько гоняла в лесу. Полночь всегда была на стороне добра, но иногда выходило и так, что она помогала подобным мерзостям, как эти люди, которые сейчас мурлыкая себе что-то под нос, с интересом разглядывали девушку. Нимфа слегка дернулась, когда ощутила на себе чье-то прикосновение сзади. Даже не смотря на то, что Стейн довольно ясно дал понять, всем этим недотепам, об осторожности, среди таких всегда находиться тот, кто хотел бы испытать «счастье». Но кроме того, что нимфа слегка дернулась, более ничего не произошло, она медленно посмотрела на руку незнакомца, которая мирно покоилась на ее плече. В голубых глазах не было ни капли страха, что конечно, вызывало множество вопросов у окружающих. Далее взгляд коснулся той юной особы, которая весьма поверхностно рассуждала о смерти и вине. - Нельзя не до оценивать судьбу… никогда не знаешь наперед, что уготовано именно тебе – сказала Миднайт, словно приговор. Далее она уже обратилась к Стейну. - Не стоит тратить свои силы, на столь потерянных людей. - Да ладно тебе красотка! Развлечемся ?! Зачем тебе этот прыщь?! – пихнув второй рукой Стейна, он схватил Миднайт за оба плеча и притянул к себе. Слюнявые губы стали медленно приближаться к лицу нимфы, от чего у той на лице появилась гримаса отвращения. Миднайт понимала, что не имеет права отвечать на силу силой, и поэтому покорно надеялась на благоразумие этого бандита. Хотя рассчитывать на что-то смысла не было.

Анастасия: Когда северянин огрызнулся на ее слова, амазонка не смогла удержаться от очередного смешка. Между тем ситуация в таверне начинала принимать крайне интересный поворот: все внимание местной братии было приковано к прекрасной спутнице Стейна; по их лицам русоволосая воительница прекрасно понимала, что сейчас будет. Одновременно с этим, молодой воин, явно поняв, что зря притащил с собой этого ангела во плоти, попытался протестовать. "Ууу, как сурово! Ты уже ничего с этим не поделаешь, храбрец. Не надо тебе было сюда приходить" Между тем посетители таверны пришли в движение. С довольной улыбкой на лице, внешне напоминавшей оскал, Анастасия наблюдала за тем, как один из сильно подвыпивших мужчин полез к светловолосой красавице. Северная воительница поднялась со своего места, вслед за девушкой поднялись и ее рослые подельники. - Господа! - громко сказала Настя - Предлагаю вам сделку. Мы с парнями забираем мальчика, а вам достается девочка! Хватай его, ребята - дала команду своим приятелям амазонка. И тут началась потеха: пятеро молодых мужчин набросились на северянина, в то время, как заинтересованные посетители окружили нимфу со всех сторон, не давая приблизиться к воину в поисках защиты. Между северный воителем и подручными Анастасии началась потасовка, сопровождаемая целым ураганом бранных слов. Мужчины вытащили Стейна на улицу и продолжили с ним драку. Северная амазонка вышла следом за ними, загораживая собой выход из таверны. Она повернулась и пронзительно посмотрела на, как ей показалось, испуганное лицо светловолосой красавицы. - Желаю приятно повеселиться - практически одними губами злорадно проговорила Анастасия, а затем захлопнула двери таверны, оставив нимфу одну в компании сладострастных посетителей. Сама же Настя спокойно наблюдала за дракой своих друзей с воином севера. "Да уж, они его измочалят так, что у его предков голова пойдет кругом! Ха-ха-ха" Глаза Насти сверкнули озорством, бездушным озорством.

Стейн: Стейн обернулся к Миднайт, почувствовав, что нимфа чуть отстранилась. Увиденное у себя за спиной вызвало у молодого человека немалую толику отвращения. Не самого трезвого вида тип, опустил свою ручищу на плечо светловолосой лесной жительницы и явно пытался переключить всё её внимание на себя. - Да ладно тебе красотка! Развлечемся ?! Зачем тебе этот прыщь?! Северянин, вспыхнувший как от оскорбления в его адрес, так и от того, сколь бесцеремонно тип подкатывал к нимфе, подумал было дёрнуть его за руку или же, лучше, ударить кулаком в нос, но, прежде чем он определился со своими дальнейшими действиями, всё тот же тип отпихнул его в сторону, явно посчитав, что Стейн здесь совсем лишний и только мешает. Но, если он и в правду так думал, то был абсолютно прав. Молодому человеку сейчас действительно очень хотелось помешать. Причём так, чтобы он навсегда это запомнил. - Предлагаю вам сделку. Мы с парнями забираем мальчика, а вам достается девочка! Хватай его, ребята. Стейн не обратил внимания на предложение молодой Амазонки, куда более заинтересованный в том, чтобы высвободить свою спутницу из пьяных лапищ. Он уже собирался ударить мужчину по лицу, даже замахнулся, но, прежде, чем его кулак направился к носу незнакомца, чей-то чужой с силой врезался в живот молодого воина, выбивая из него воздух и заставляя несколько согнуться, пытаясь, как можно быстрее, восстановить дыхание. Немного застигнутый врасплох, Стейн выпалил что-то (но, признаться честно, даже не сразу понял что), что явно очень огорчило молодых людей, набросившихся на него. Во всяком случае, после этого на молодого человека обрушилось ещё два удара. Оба по лицу. Хотя, кое-как ему удалось уйти из-под второго и наотмашь, только бы освободить себе место для манёвра, попасть с силой сжатым кулаком в чью-то челюсть. Кажется, он даже услышал хруст, хотя так и не понял, сломались ли это его пальцы или же челюсть того невезучего, кто оказался на пути кулака северянина. Но он рискнул предположить, что сломанной оказалась всё же челюсть, поскольку всего спустя пару мгновений послышалась абсолютно нечленораздельная брань, сопровождающаяся хлюпающим звуком скапливающейся во рту крови. Впрочем, думать об этом времени не было. Следующий толчок со стороны противников послал Стейна на крупный деревянный стол и молодой человек, приземлившись на него спиной, ухитрился отпихнуть ногой приближающего парня, а затем, перекувырнувшись через голову, встал на ноги, тяжело дыша и пытаясь избавиться от ярких кругов, плывущих перед глазами. Быстрым движением руки он вытер кровь, текущую из разбитого носа и попытался схватиться за рукоять меча, висевшего на его поясе. Но, к большому огорчению северянина, он не обнаружил меча на прежнем месте, поняв, что тот, видимо, отцепился и теперь валялся где-то далеко. Или близко. Но, в любом случае там, докуда молодому воину сейчас было не добраться. Скрипнув зубами, он исподлобья глянул на уже приблизившихся к нему двух молодых людей. Стейн ударил одного из них кулаком в скулу, однако пропустил удар второго, в очередной раз пришедшийся в живот. У него не получилось устоять ровно, он опять чуть согнулся, глубоко вдыхая воздух, которого перестало хватать. В этот момент его достаточно оперативно схватили под руки и вытянули на улицу, спокойно игнорирую все дёрганья северянина в их руках. Парни оказались не только рослыми, но и достаточно сильными. Толчком Стейна повалили на земли и он, приземлившись на неё и подняв в вечерний воздух столб пыли, быстро вскочил на ноги, глядя сквозь стоящих перед ним парней, на дверь таверны, которую сейчас загораживала девушка. Впервые за последние несколько минут, с того момента, как началась драга, молодой человек осознал, что Миднайт осталась одна в таверне. Ему прежде хватило времени рассмотреть людей там и сейчас, вспоминая о них, воин всё больше разгорячался, неплохо представляя. Какие виды имеют все те на нимфу. А главное – он не был до конца уверен, что голубоглазая жительница леса сможет с ними справиться. Всё же, как бы он не пытался, он не мог представить её себе спокойно сопротивляющейся всем им. А это значило, что ему необходимо вернуться внутрь. А для этого ему сначала нужно было, в буквальном смысле, пробить себе путь. Северянин быстро двинулся на встречу одному из парней, тому самому, что сегодня, по воле Стейна, уже успел поваляться на полу. Пригнувшись, прежде, чем кулак парня встретился с его лицом, воин одним решительным рывком послал своё колено в самое восприимчивое место и, когда парень, схватившись за своё пострадавшее достоинство начал оседать на землю, Стейн ускорил его падение одним резким ударом под челюсть. Впрочем, уже через секунду его самого попытались послать на землю аналогичным ударом по лицу. Молодой человек не упал, однако сделал несколько шагов назад и сплюнул кровь, заполнившую рот. Издав звук, похожий на рык, он вновь двинулся вперёд и, прежде, чем кто-нибудь ещё успел его ударить, заехал рослому парню, направившемуся к нему, локтём по рёбрам. Тот отступил и перед Стейном на некоторое время образовался проход к таверне. Тяжело дыша и в очередной раз сплёвывая кровь, он двинулся к Амазонке: - Лучше уйди с пути, если не хочешь, чтобы я открыл эту дверь тобой. Он был зол, чувствовал бурление крови внутри, ощущал, как от ударов ноет тело и, кажется, сейчас был готов совершить любую глупость. Хотя, он ощущал лёгкое сомнение в своей готовности, ударить стоящую в дверях таверны девушку. Но, впрочем, чтобы помочь Миднайт, он бы сделал и это. Пусть даже нимфа не одобрит этот поступок с его стороны. Лучше он поможет ей освободиться от той компании и она скажет ему, что не желает больше знать такого человека, чем северянин позволит тем типам что-нибудь с ней сделать.

Миднайт: Времени прошло не много, но с того момента кое- что успело измениться. Стейна выперли на улицу, оставив Миднайт наедине с этими неуклюжими и хамоватыми мужчинами. Что ж еще несколько секунд, дочь природы терпела унижения и издевательства со стороны этих уродцев. Но давать себя в обиду было бы слишком глупо. Мужчины не собирались останавливаться на достигнутом, а это выходило за рамки возможного. Руки нимфы медленно опустились вниз. - Прошу вас не надо – в очередной раз тихо сказала она. И вновь лишь смех отозвался на ее слова. Похоже выбора у нее не было. В тот же момент из ладоней медленно стал проливаться неоновый, слегка голубоватый свет. И с каждой секундой он все больше концентрировался в определенную форму, кое и было оружие нимфы. Два совершенно необыкновенных клинка, которые словно выросли из рук девушки. Глаза нимфы тут же преобразились, теперь необыкновенно голубые и чистые до сих пор глаза, светились пронзительно-пугающим белым цветом. В таверне не смотря на замкнутость пространства, начал разгуливаться суровый ветер, который мешал дышать всем вокруг , кроме самой девушки. Пару раз провертев оружие в руках она сделала выпад вперед. Клинок медленно вошел в грудь одного из тех, кто уже был готов броситься на нимфу с ножом. Однако, не успел. Но убивать всех во круг, Миднайт не собиралась, скорее это был поучительный урок. - Не тронь того, чью силу не знаешь – словно гром прозвучал голос дочери природы. – У вас есть выбор, задумайтесь и возможно тогда, у вас есть шанс спастись.

Анастасия: "Кто же так дерется, горе-вояки?! Вот, реально, мужики даже с умом драться неспособны! Это не драка, а просто цирк какой-то! И в чем они вообще хороши эти мужчины? Да вообще ни в чем!" Анастасия с самодовольной усмешкой на лице наблюдала за тем как ее товарищи чинят расправу над Стейном. К чести северянина, он был отнюдь не робкого десятка. Получая серьезные увечья от нападавших от него мужчин, воин продолжал сражаться. "А он даже очень неплох! Но ему стоит еще подучиться, чтобы уж точно быть на высоте!" Между тем северянин, отбившись от очередного верзилы и сплевывая кровь, двинулся на Анастасию. В его взгляде, в его голосе все говорило о том, что сейчас этот мужчина способен на все, что если понадобится он голыми руками придушит стоявшую перед ним воительницу. Юная амазонка не боялась его, скорее он ее сильно веселил. "Значит хочешь пройти, чтож, не буду мешать" - Да что ты, и в мыслях не было! Прошу! - лучезарно улыбнулась мужчине русоволосая амазонка, отходя в сторону, всем видом делая вид, что она тут совершенно не причем! Но это был лишь обманный трюк. Улучив момент, когда на нее перестанут обращать внимание, Настя резко подскочила к молодому мужчине сзади и ударила его мечем под обе коленки. "Вот теперь иди, если сможешь!" Хитро оскалившись и удовлетворившись своей работой, девушка вернулась к своим спутникам - Пошли, ребята, нам тут больше нечего делать! - обратилась она к верзилам, медленно поднимавшимся на ноги и ругавшим северянина на чем свет стоит. Между тем в таверне все как-то затихло. - Эй, да ты посмотри, что она сделала?! Она его убила!!! - вдруг раздался вопль из строения - Вы на ее глаза посмотрите! Это глаза самого дьявола! - Да это же ведьма! - раздались миллионы голосов - Смерть ведьме! Бей ее!!! - затем последовал отборный мат, жуткий грохот и крики. Анастасия, уже, было, практически потерявшая интерес к северянину и его спутнице, недоуменно посмотрела на дверь таверны. "Значит эта девка ведьма? Интересная история!"

Стейн: Стейн, признаться честно, не понял, что именно сказала Амазонка. Для него главным был тот факт, что она ушла с его пути прежде, чем парень был готов пойти на пролом. Не останавливаясь ни на секунду, он уже было потянул руку для того, чтобы толкнуть тяжёлую деревянную дверь таверны, однако, что-то его остановило, а затем северянин, всё ещё не осознавая причин этого, увидел, как земля начинает стремительно сближаться с его лицом. Машинально выставив вперёд руки, он упал на них, а затем, когда попытался встать на ноги, чтобы продолжить путь, осёкся, словно подкошенный валясь обратно и ощущая резкую боль в ногах. И действительно – подкошенный. Из-за злости, овладевшей им, молодой человек и не сразу понял, что девушка, отошедшая в сторону, ударила его по ногам мечом. Адреналин, всё ещё бурлящий в нём, в первые секунды не пропускал к сознанию ощущения боли однако, когда это случилось, из горала Стейна вырвался рык, смешанный с болезненным вскриком. Это ощущение было куда больнее разбитых носа и губы, болезненнее, чем неоднократные удары под рёбра. Впрочем, не столь ужасное как то, когда он был ранен мечом в живот. Вот только тогда он в скором времени потерял сознания, а сейчас оно, не смотря на красноватую пелену боли, не желало оставлять северянина. Всё ещё поддерживая своё тело на руках, молодой мужчина повернул голову и посмотрел на свои ноги. Удар был, видимо, не достаточно сильным для того, чтобы перерубить мышцы или кость, однако его вполне хватило, чтобы тёмный песок оказался залит кровью, а движение правой или левой ногой вызвало боль и давало осознание того, что так сразу он на ноги точно встать не сможет. - Амазонка. Ха. Я думал, что амазонки имеют хоть малейшее представление о морали, - сквозь стиснутые зубы, напряжённо проговорил воин. Голова резко повернулась в сторону дверей таверны, когда оттуда послышались мужские крики. - Эй, да ты посмотри, что она сделала?! Она его убила!!! - Да это же ведьма! Смерть ведьме! Бей ее!!! Стейн хотел бы броситься на помощь нимфе, но теперь у него не было такой возможности. От осознания этого он готов был просто завыть. Но не поползёт же он туда на руках? В этом бы могла быть ещё хоть какая польза, если бы при нём был его меч. Так же он оказывался абсолютно беспомощным. Теперь ему, продолжавшему быть в полулежащем положении на земле, оставалась молиться местным богам о том, чтобы Миднайт смогла убить не одного из этих людей, а всех тех, кого понадобится, чтобы сохранить её жизнь. Северянин ещё раз, всё ещё болезненно морщась от боли в ногах, глянул на голубоглазую амазонку. Он был бы не против, чтобы у нимфы появилась необходимость расквитаться и с ней. В противном случае, молодой человек сделает это сам. Выдалась бы мне только такая возможность.



полная версия страницы