Форум » Flashback » Don’t go to the caves, kids » Ответить

Don’t go to the caves, kids

Стейн: Время действия: несколько месяцев назад Место действия: пещера где-то в лесах Греции Участники: Стейн, Тара Описание: И над Грецией проливаются сильные ливни. Один из таких, действительно сильный и затяжной, застал в пути двух незнакомых друг другу людей, разными путями сведя их вместе в одной старой и, кажется, богами забытой пещере, где-то в греческих лесах. Но трудно сказать, довольны ли путники подобной компанией. И столь же трудно догадаться, сколь глубока эта пещера и что могло оказаться в её тёмных глубинах.

Ответов - 16

Стейн: Стейн снял с себя промокшие жилетку и рубашку, аккуратно разложив их на плоском камне, возле которого он развёл костёр. Штаны же и сапоги молодой мужчина предпочёл не снимать, поскольку, не смотря на тепло, исходящее от пламени, в пещере всё равно было достаточно прохладно и северянин, уже несколько изнеженный куда более тёплым климатом Греции и Рима, понимал, что для него может не составить особого труда подхватить здесь простуду. Запустив обе руки в волосы, воин взъерошил их, от чего во все стороны разлетелись холодные и мелкие дождевые капли. Закинув в костёр ещё несколько сухих веток, которые он успел собрать ещё до начала дождя, Стейн, скрестив руки на груди, прошёл к выходу из пещеры, наблюдая за дождём, несколько минут назад только начавшимся, а теперь ставшим практически непроглядной мокрой стеной. Застрять в лесной пещере во время дождя. Стейн бы, несомненно, предпочёл бы в такую погоду найти приют в чьём-нибудь тёплом деревенском доме, однако и то положение, в котором мужчина был сейчас, тоже являлось весьма удовлетворительным. Ведь могло случиться и так, что дождь застал бы его в пути. Впрочем, так бы и случилось, если бы не те уроки, что давал ему когда-то отец. Мужчина, как лесник, очень хорошо разбирался в особенностях живой природы и старательно вкладывал все знания в голову сына. И именно от отца северянин узнал, что такие, казалось бы полупрозрачные и ребристые, облака серого цвета, несут с собой сильные ливни. Так что воин сделал наиболее правильную в тот момент вещь – подготовился к встрече дождя в более сухом месте. Шум ливня гулко отражался от стен, создавая в пещере настоящую симфонию звуков. Несколько неохотно оторвавшись от наблюдения за происходящим вне пещеры, воин вернулся к костру. Отцепив от пояса меч, Стейн положил его на землю, а сам сел рядом, скрестив ноги и пододвинувшись чуть ближе к горячему пламени. Продолжая смотреть на его яркие всполохи, мужчина на ощупь отыскал небольшой бурдюк, врученный ему на последок той славной хозяйкой таверны, у которой он проработал некоторое время, чтобы заработать немного денег. Откупорив его, мужчина вдохнул непривычно резкий и терпкий запах вина. Сейчас северянину подумалось, что очень хорошо, что женщина не приняла его отказ и всё-таки впихнула вино. Хоть воин пил не так уж и часто, он вовсе не был против крепкого алкоголя, особенно тогда, когда он вполне мог помочь согреться. Мужчина сделал большой глоток и чуть сморщился, ощущая обжигающий вкус настоянного вина. Что ж, оно и вправду было крепким, очень крепким. Выдохнув и закрыв бурдюк, воин вернул его на прежнее место, после чего протянул руки к костру, наслаждаясь лёгким воздействием вина и теплом, источаемым рыжим пламенем.

Tara: Дождь. Тара ненавидела дожди, особенно когда попадала под них и промокала насквозь. Но одновременно с этим, амазонка любила слушать звуки дождя, засыпать под них или просто сидеть, закутавшись в шкуру, возле своеобразного камина и наблюдать за этим чудом природы из окна. Однако именно сегодня она ненавидела дождь, и не только потому, что попала под него, но и потому, что это было очень не вовремя. Она была серьезно ранена. Но давайте по порядку. Воительница запуталась в своих чувствах и ощущениях. Она любила амазонок, что стали ей семьей, вот только жить рядом с ними она не могла. Это было невыносимо. Видимо, Тара рождена быть одинокой волчицей. Иногда это даже радует. Однако порой ты нуждаешься в ком-то, как например, сейчас. Обычно воительница была очень осторожной, но в тот момент поблизости никого не было, поэтому брюнетка дала себе волю расслабиться. Она просто шла по лесу, держа вороного жеребца за узду. А потом что-то отвлекло ее, толи дикий зверь, толи птица. В любом случае, Тара сделала резкое движение и угадила в замаскированный капкан. Боль была адской, ее даже сложно передать словами. Она вся была описана в болезненном крике, который пронесся по всему лесу. Амазонка упала на землю, и некоторое время просто кричала от боли. Потом она поняла, что боль будет продолжаться, если она сама себе не поможет. Ведь больше никто не придет ей на помощь. В течение дальнейшего получаса Тара пыталась высвободить ногу. Поначалу получалось плохо, но потом, в конце концов, она победила капкан. Тор, ее верный друг и конь, по немой просьбе хозяйки опустился на землю. Воительница чувствовала, что потеряла много крови и постепенно слабеет, однако нашла в себе силы забраться в седло. Тор встал на ноги и куда-то повез свою всадницу. Таре было уже все равно. Она постепенно теряла сознания и кое-как пыталась бороться с темнотой. Девушка не знала, сколько прошло времени, но внезапно дождь усилился и превратился в непроглядный ливень. Тара промокла насквозь, нога жутко ныла, а темнота постепенно затягивала в свои объятия. Может ли быть хуже? Внезапно, брюнетка совершенно случайно увидела очертания пещеры, точнее вход в нее. Она подняла глаза к небу и усмехнулась. «А, вы не так жестоки, как я думала» - мысленно обратилась красавица к небесам, где по ее расчетам прятались боги. Из последних сил, амазонка направила лошадь к входу пещеры, и вскоре Тор бесцеремонно вошел внутрь. Тара была в лежачем положении, прижимаясь грудью к гриве жеребца, а вот ноги кое-как еще были в стременах. Она была так слаба, что даже не заметила присутствующего здесь мужчины. Даже свет и бодрящее тепло в пещере показались ей вполне естественными. Тара попыталась слезть или сползти с Тора, но упала на землю, как мешок картошки, который плохо закрепили на лошади. Опять боль растеклась по всему телу, и лишь приглушенный стон вырвался из груди. Амазонка прикрыла глаза, переворачиваясь на спину и делая глубокий вздох. Затем она приняла сидячее положение и позволила себе открыть глаза. Взгляд тут же скользнул по окровавленной ноге, которая выглядела надо сказать не очень хорошо. -Тартар! Злобно ругнулась воительница, и устало подняла взгляд зеленых глаз. Наконец, она увидела полуголого мужчину, который находился в пещере. Глаза Тары тут же широко распахнулись от шока, а сама красавица сильнее прижалась к каменно стене. Рука автоматически выхватила метательный нож из сапога здоровой ноги и угрожающе направила его на незнакомца. Он, надо признать, был хорош собой. Не очень высокий, достаточно мускулистый, темноволосый и кареглазый. А так же, похоже, очень шокированный этим маленьким спектаклем, который ему только что устроила амазонка. Вскоре взгляд мужчины из удивленного сменился в недружелюбный, и даже злой. Однако Тару как-то больше всего смущало то, что он без рубашки и щеголяет тут полуголый, нежели то, что он в ярости. Может, маньяк какой? Конечно, зеленоглазая воительница тоже в данный момент выглядела весьма соблазнительно. Влажная кожа, словно мерцала при свете костра. Одежда прилипла к телу, как бы демонстрируя все прелести девушки, да и фантазии тут было, где разгуляться. Даже мокрые волосы смотрелись как-то по-особенному. Да и Тара никогда не была дурна собой. На мисс Греция, конечно, не тянет, но вполне может быть зачислена в ряды красавиц. -Ты кто такой? И что здесь забыл? Не очень дружелюбно прошипела амазонка, сузив зеленые глаза в предупреждении. Ее взгляд не предвещал ничего хорошего, да и настроена она была соответственно. Тара - амазонка и не будет делить пещеру с каким-то мужчиной! Он, как истинный джентльмен, покинет данное укрытие. Либо она его просто прогонит. Вот только второй вариант как-то быстро терял свою силу, стоило лишь девушке вздрогнуть от нового приступа боли и злобно посмотреть на раненую ногу. Ее пронзительный взгляд скользнул по плоскому камню возле костра, там сушилась одежда. Похоже, незнакомец пришел сюда первым и уже достаточно давно, так как одежда уже начала подсыхать, костер горел достаточно долго и в воздухе летал едва слышимый запах терпкого вина. Уверенность и вера в себя сразу дрогнула и отразилась в глазах Тары. Вот только руку она продолжала держать вытянутой, угрожая незнакомцу ножом. Нет, она не собирается уходить отсюда! Да и не сможет. Во-первых, там всё еще идет жуткий и проливной дождь. Было бы просто свинством выгнать девушку на улицу в такую погоду. А во-вторых, она ранена! Ходить она, конечно, пока не пробовала, но что-то ей подсказывало, что каждый шаг будет даваться с болью. Так что нет, и еще раз нет! Она не уйдет отсюда, по крайне мере, пока не кончится дождь. Или пока не умрет от заражения крови.

Стейн: Обхватив руками колени, Стейн молча глядел на разросшийся костёр. Он сидел здесь уже достаточно долго и вино, не раз пригубленное за этот вечер, ещё не опьянило, но по даровало разуму и телу приятную лёгкость, вполне достаточную для того, чтобы погрузиться в крепкий сон. Воин же был только за то, чтобы как следует отоспаться; он долго был в пути и теперь, когда все условия располагали ко сну, было бы просто глупо не воспользоваться ситуацией. Подумав о том, чтобы переместиться в другое место и лечь, северянин лениво откинул эту идею, опустив подбородок на поджатые колени и прикрыв тёмные глаза. Сколько времени он провёл в таком состоянии, Стейн не знал, однако оправился он быстро, привлёченный тихим топотом копыт, звук которого пробивался сквозь шуршащий шум ливня. Открыв глаза и силясь понять, является ли это продолжением его дремоты или же он уже вернулся обратно в реальность, северянин медленно поднялся на ноги и, чуть прищурившись, начал вглядываться в темноту вечернего дождя. Спустя некоторое время в пещеру медленно въехал конь, на котором, как пусть и не сразу, но молодой мужчина заметил девушку. Она прижималась всем телом к коню и явно с трудом держалась в седле. Должно быть я и в правду всё ещё сплю. Она была насквозь промокшей, вода, пропитавшая волосы и одежду, стекала по телу, из-за света огня, отдающему рыжеватым блеском. Влажные кудрявые волосы, хоть и почти скрывали лицо, однако не могли спрятать её ярких зелёных глаз. Несколько заворожено, ощущая удивление и кое-что ещё, дающее знать о себе лёгким напряжением во всём теле, Стейн замер на месте, боясь сделать шаг и тем самым развеять явившееся ему ведения. Впрочем, иллюзорность всего происходящего развеялась сама, когда ослабевшая девушка рухнула с лошади и выругалась. Лёгкая расфокусированность её образа пропала и теперь воин глядел на неё с куда меньшей долей призрачного восхищения, свойственного для любования чудесами являющихся в ночи снов. Разум начал воспринимать всё куда более трезво. Мокрая одежда, облегающая тело девушки - Не думай об этом, Стейн, не думай – выдавала в ней амазонку, а рана на ноге объясняла её слабость. Впрочем, о ранении девушки воин сейчас задумывался мало. Он, чьё сознание, видимо, не до конца выпуталось из цепких лап выпитого прежде вина, испытал сильную, бесконтрольную волну злости. Всё же он не питал особой любви к амазонкам и считал, что имеет на это полное право. В руках у незнакомки оказался нож, который она, в качестве самозащиты, вытянула вперёд, судя по всему, готовясь в любой момент его использовать. Впрочем, Стейн сомневался в том, что ей удастся докинуть оружие. Напряжение, которое северянин ясно видел в телодвижениях девушки, было связано не только с неожиданной для неё компанией, но и с болью от раны, которую амазонка несомненно испытывала. Северянин не знал, что ему делать. С одной стороны, в голове моячила мысль о том, чтобы прогнать девушку прочь, ведь, в конце концов, это он был первым, кто нашёл пещеру. Но, с другой стороны, не может же он поступить так с раненной девушкой, даже не смотря на то, что та является амазонкой? Тяжело вздохнув, воин заставил себя немного успокоиться и охладить обжигающее чувство злобы, которое, как он предполагал, могла почувствовать и его гостья. Может она и была ослаблена, однако, ощущая его негативные эмоции, она вполне бы могла попытаться ранить его, если мужчина попытается подойти ближе. Так что, для начала, ему нужно было взять себя в руки. -Ты кто такой? И что здесь забыл? Немного помолчав, северянин ответил: - Видимо, единственный, кто сейчас сможет тебе помочь. Он сделал небольшой шаг вперёд, но, поскольку девушка так и не убрала нож, он остановился, чуть подняв руки, - не волнуйся, я не хочу причинить тебе вреда. И, надеюсь, ты не дашь мне для этого повода. Стейн вновь опустил руки и сделал ещё несколько шагов в сторону Амазонки, теперь имея возможность внимательнее посмотреть на её раненую ногу. - Ты серьезно ранена, - наконец констатировал он и без того уже известный всем присутствующим факт, - и, если не хочешь, чтобы ногу пришлось отрезать, тебе лучше опустить нож и принять мою помощь. Может я и не лекарь, но знаю, что крепким алкоголем вполне можно обработать такую рану. Теперь северянин подошёл ещё немного ближе. - Опусти нож. Я помогу тебе перебраться ближе к костру. Амазонка его не послушала, она всё так же держала нож перед собой и всё так же была готова им воспользоваться. Мужчина нахмурился. Просто отлично, и что прикажете с ней делать? Всё так же, с явно нарастающим раздражением, северянин глядел на сидящую на земле, насквозь промокшую Амазонку, сочувствие к которой перемежалось всё с тем же желанием прогнать её прочь и оставить самостоятельно решать все проблемы с раной на ноге. Но ведь его учили несколько другому отношению к женщинам, верно? Да и вырос он в компании заботливой матери и старших сёстёр. И, если бы кто-то из них стал амазонкой, отвернулся бы он от них, после не самого приятного опыта общения с девушкой из этих гордых племён? Тяжело вздохнув, мужчина сделал широкий шаг вперёд и резким движением руки выбил из пальцев зеленоглазой гостьи сжатый нож. Это оказалось не так уж и трудно, девушка и вправду была серьёзно ослаблена. - Хочешь ты того или нет, но я отнесу тебя к костру. Ещё не хватало, чтобы ты умерла здесь от заражения крови, а мне бы пришлось ожидать окончания дождя в компании разлагающегося трупа. Он заставил себя звучать серьёзно, всё же сдержав желающую возникнуть усмешку. После он подхватил девушку на руки и, не смотря на все её попытки сопротивления и, признаться честно, достаточно неслабый (пусть и не такой сильный, каким бы мог быть) удар рукой по щеке и здоровой ногой по животу, он всё же перенёс Амазонку к костру и поспешно, но всё же аккуратно, опустил на землю, делая шаг в строну.

Tara: Молодой человек, который волей судьбы оказался соседом по пещере с Тарой, был достаточно разговорчив. Но амазонку больше волновало не это. Она видела нескрываемую злость в его глазах, а злость, как часто бывает, последняя ступень к нападению. Воительница не боялась мужчины, она их, можно сказать, на завтрак ела. Однако сейчас она слабо верила, в то, что сможет хотя бы обороняться, не то чтобы наносить смертельные удары. А еще Тару как-то пугало, что в его взгляде, помимо злости и ярости, присутствует еще кое-что. Страсть и желание, обычно так смотрят на красивую и сексуальную девушку. Нет, Тара вполне считала себя привлекательной особой, но как-то раньше за один такой взгляд, она тут же перерезала глотку. А тут даже ничего сделать не может. А ведь он вполне может воспользоваться ее беспомощностью и просто надругаться над ней. Ну уж нет, сначала она выцарапает ему глаза, а потом расцарапает лицо и, конечно же, лишить его того, что обычно сильно напрягается при виде соблазнительной девушки. Однако, всё же вернемся к тому, что незнакомец был очень разговорчив. Когда Тара спросила его кто он и что тут делает, мужчина некоторое время молчал, видимо обдумывая, что ответить, а когда тебе угрожают ножом, думается как-то плохо. - Видимо, единственный, кто сейчас сможет тебе помочь. -Мне не нужна помощь. Прошипела амазонка, словно за секунду умудрилась превратиться в змею, причем очень опасную и ядовитую. Незнакомец сделал осторожный шаг в ее сторону, и воительница тут же дернула рукой, в которой был нож, как бы предупреждая, что терпение у нее не резиновое, а метает ножи она достаточно метко. В тут же секунду, за этим предупреждением последовало и голосовое сообщение, достаточно нервное и эмоциональное, причем красавица тут же сильнее прижалась к стене, словно пыталась уползти от мужчины. -Не подходи! Клянусь Зевсом, сделаешь еще шаг, и я метну этот нож в твое горло. А за свою жизнь, я еще ни разу не промахивалась. Ну ладно, тут она слегка преувеличила. Промахивалась и не раз, но это было лишь тогда, когда она проходила обучение. Правда сейчас, Тара тоже думала, что может промахнуться. Во-первых, ранение мешает хорошо прицелиться, да еще и эта дрожь во всем теле. Однако лишний раз напугать парня стоит, может одумается.. -Не волнуйся, я не хочу причинить тебе вреда. И, надеюсь, ты не дашь мне для этого повода. Брови амазонки иронично взлетели вверх, но это скорее было показное. На самом деле Таре хотелось ему верить и дать возможность помочь ей, но, увы, жизнь у амазонок научила ее не доверять чужакам, а особенно мужчинам. Да и она сильная воительница, справится и без него. Брюнетка всем своим видом и взглядом дала понять мужчине, что повод она даст и еще какой, стоит ему лишь сделать шаг, и она воплотит свои слова в жизнь. С амазонками лучше не шутить. Девушка молчала, она уже все сказала ранее. Помощь ей не нужна, и если он не хочет причинять ей вред, то зачем вообще подходить к ней? Пусть лучше не рискует так своей жизнью. А мужчина оказался крепким орешком. Он сделал еще несколько шагов вперед, а Тара почему-то так и не нашла в себе силы запустить нож. «Еще один шаг и тебе крышка!!!» - мысленно пообещала девушка. Всё-таки ей не хотелось его убивать, только из-за того, что он сделал несколько шагов в ее сторону. Однако если он и дальше будет таким настырным, ей придется избавить себя от такого общества. Незнакомца интересовала нога амазонки, и, взглянув на нее, он сказал, что Тара ранена. «Тоже мне открытие сделал!» - с издевкой подумала красавица и тяжело вздохнула, а мужчина тем временем продолжил говорить. Сейчас он предлагал опустить нож и принять его помощь, если она не хочет, чтобы ей пришлось отрезать ногу. Тара прищурила глаза в недоверии, потом перевела свой взгляд на ногу. Зрелище было ужасное и, как бы не хотелось признавать, но незнакомец был прав. Тем более, что он всего лишь предлагал обработать рану алкоголем. Но воительница была слишком упрямой и принимать помощь от мужчины было выше ее гордости и идеалов. Поэтому когда он попросил опустить нож и сказал, что поможет ей перебраться ближе к костру, девушка сильнее сжала пальцами рукоятку и отрицательно покачала головой. Мужчина задумался, и Таре показалось, что он согласился к ней и хочет отойти. Но она ошиблась. Незнакомец сделал широкий шаг и резким движением выбил рукой нож из пальцев дикарки. Глаза амазонки широко распахнулись от удивления и шока, но она даже опомниться не успела, как оказалась в его руках. Тара из последних сил начала вырываться и брыкаться. -Отпусти меня ты, жалкое подобие обезьяны! Да ты у меня сам сейчас в разлагающийся труп превратишься!!! Пусти меня! Воительнице казалось, что она достаточно сильно ударила его ногой в живот, однако мужчина спокойно перенес этот удар, более того, он даже не остановился и не бросил ее на землю. Тогда этот смельчак получил неплохую оплеуху, вот только она тоже не имела должного эффекта. Когда брюнетка хотела нанести очередной удар, ее аккуратно посадили на землю, ну и видимо для предосторожности мужчина все же решил отойти на безопасное расстояние. А разъяренная фурия в лице Тары продолжала извергать оскорбления и возмущения, не смотря на то, что у огня ей показалось теплее и комфортнее. -Быстро отнеси меня обратно! Кто тебя вообще просил перетаскивать меня сюда! Я не хочу сидеть у костра! Слышишь? НЕ ХОЧУ!!! По-моему, это было похоже на истерику. Или на ребенка, который устроил истерику в лавке с игрушками. Но Тара ничего не могла с собой поделать, она была упряма и ее гордость только что хорошо зацепили. Она желала обратно к той холодной и сырой стене, хоть возле огня было светло и тепло. Это уже было дело принципа. Тара была очаровательна в гневе и любой другой мужчина, наверняка бы, посмеялся над поведением этой особы женского пола и полюбовался ее красотой. Но именно этот мужчина был не такой, он питал к амазонкам неприязнь и видимо греб всех под одну гребенку. И пускай сейчас, Тара показывала себя не с самой хорошей стороны, она была совершенно другой…..

Стейн: -Быстро отнеси меня обратно! Кто тебя вообще просил перетаскивать меня сюда! Я не хочу сидеть у костра! Слышишь? НЕ ХОЧУ!!! Северянин скрестил руки на груди и раздражённо слушал все протесты Амазонки, уже откровенно жалея о том, что вообще смел думать о помощи зеленоглазой фурии. Ведь за свои благие побуждения он уже успел поплатиться, не только получив пару ударов и не особо лестную реплику «жалкое подобие обезьяны» (впрочем, какой бы гордой амазонкой эта девушка не была, в ругани она не являлась особой мастерицей; в этом плане многие мужчины, с которыми Стейну приходилось драться, были куда более изобретательны на оскорбления, так что сравнение с обезьяной воин вполне мог снести), но и обзаведясь компанией в виде девушки, ведущей себя, мягко говоря, не совсем как Амазонка. «Плаксивое, избалованное дитя» было бы лучшей характеристикой. Что ж, быть может у неё уже начался бред? С усмешкой подумал северянин, опуская руки и чуть наклоняя голову на бок. - Значит, ты не хочешь сидеть у костра? – на удивление спокойным и каким-то по-детски удивлённым голосом (да-да, он всё ещё умел заставлять свой голос звучать так) спросил северянин, глядя на всё ещё сидящую на земле девушку, - что ж, отлично. Стейн подошёл к амазонке и вновь поднял её на руки, между тем стараясь держать чуть на расстоянии от себя, дабы избежать очередных пинков. – Хочешь обратно – я отнесу тебя обратно. Он говорил с ней так, как говорят обычно с маленькими капризными детьми. Ведь, именно такой она сейчас представлялась Так зачем же было пытаться говорить с ней серьёзно, если сама она этого не желала? Но за такое поведение ей теперь придётся поплатиться. Если взрослого человека наказывать глупо, так как его это вряд ли сможет вразумить, то в случае с ребёнком наказание будет являться лучшей возможностью решения проблемы. Северянин быстро пересёк пещеру, лишь на секунду остановившись возле того места, где девушка сидела прежде, после чего понёс её дальше, ближе к выходу. Выйдя из пещеры на пару шагов и ощутив на своём теле холодные капли дождя, моментально пропитывающие волосы и ту немногую одежду, что осталась на нём, воин поспешно опустил Амазонку на землю и зашёл обратно в пещеру: - Что ж, приятного времяпрепровождения. Не могу сказать, что был рад знакомству с тобой. После этого мужчина демонстративно направился обратно к костру и плюхнулся на землю, намеренно больше не уделяя девушке на улице ни малейшего внимания.

Tara: Тара сидела у костра и сверкала зелеными глазами в сторону незнакомца, который и перенес ее сюда. Вот нет бы признать, что да, так намного лучше, у огня тепло и хорошо, так нет же, она будет упрямо дуть губы и строить из себя черт знает кого. На самом деле брюнетка была очень возмущенна наглостью мужчина. Да кто его просил вообще ее трогать? Решил сыграть в героя, тогда терпи, что твой подвиг не оценили, да еще и наорали. Однако казалось незнакомцу совершенно плевать на недовольства и сквернословие амазонки. Он просто стоял в стороне и рассматривал девушка, иногда склоняя голову к плечу, как бы оценивая ситуацию. «Интересно, о чем он думает?» - мысленно саму себя спросила Тара, но, слава богам, она не умела читать мысли других людей, иначе бы в незнакомца точно полетело бы что-нибудь тяжелое. Воительница не считала себя плаксивым, а тем более избалованным ребенком, скорее наоборот. Просто сейчас все ее недовольство вылилось не в драке, а в эмоциональном потоке слов. Окончательно накуксившись, брюнетка злобно посмотрела на мужчину, который в тут же секунду уточнил, точно ли она не хочет сидеть у костра. Причем голос у него был спокойным, что еще больше выводило Тару из себя. Воительница назло уверенно кивнула и вздернула упрямо подбородком. А парень, недолго думая, подошел к амазонке и вновь взял ее на руки. -Тебе что так нравится таскать меня на руках? Возмущенно спросила красавица, уже не сопротивляясь, ведь победу одержала именно она. Вот взяла и заставила мужчину перенести ее обратно. Конечно, сейчас она там замерзнет, но зато чувство гордости будет не ущемлено. Тара обняла незнакомца за шею, дабы не свалится с его рук и смотрела вперед, а мужчина в свое время комментировал, что если она хочет обратно, то он ее туда и отнесет. «Вот и отлично!» - мысленно ответила ему амазонка, совершенно не обращая внимания на его тон, который указывал на то, что в какой-то момент он стал папочкой, а она маленькой капризной девочкой. Парень уже дошел до того места, где ранее сидела девушка, как вдруг он резко остановился и сменил направление. Глаза Тары широко распахнулись от удивления, а с губ поспешили сорваться возмущенные вопли: -Ээээй! Ты куда… я сидела там! Куда ты меня опять тащишь? Мужчина, похоже, не собирался отвечать на вопросы не совсем адекватной фурии, а решил ее проучить. Он вынес девушку на улицу, отчего та тут же сжалась, стоило ей лишь снова почувствовать бешеный ливень на своей коже. Тара начала понимать, что именно задумал незнакомец, поэтому машинально прижалась к его горячему торсу, так как на улице было очень холодно. Амазонка от шока даже на время потеряла дар речи. Не успела она и глазом моргнуть, как ее посадили в какую-то грязную лужу. Сам мужчина зашел обратно в пещеру и пожелал брюнетки приятного времяпровождения, а еще добавил, что не был рад знакомству. Тара чуть не задохнулась от возмущения. Она со всей силы ударила кулаками по лужи и теперь сидела полностью мокрая. В сторону незнакомца полетели ядовитые стрелы не самых приятных слов, но вскоре этот поток прекратился. Амазонка сложила руки на груди и отвернулась от пещеры. Прошло немного времени, как она начала сильно дрожать. Нога жутко заныла, видимо от того, что в нее попала грязь. А сама Тара готова была провалится в сон от усталости. Одежда, не успевшая высохнуть, сильнее прилипла к без того мокрому телу. Воительница обняла себя за плечи и пыталась как-то справиться с дрожью, но вместо этого у нее ко всему прочему посинели и задрожали губы. «Нет, так больше нельзя! Мало того, что я могу потерять ногу, так еще и могу подхватит воспаление легких! А этому бессердечному мужлану всё равно…» - с обидой подумала девушка, на секунду повернув голову и посмотрев на незнакомца. – «О чем ты, Тара? Он ведь пытался тебе помочь, сделать как лучше, а ты набросила на него как дикарка» Пришлось признать свою вспыльчивость и неправоту. Вот только признать это всё вслух было куда сложнее и не привычней. Брюнетка закусила губы, пытаясь перебороть свою гордость, но пока получалось очень плохо. -Эй… - Громко крикнула девушка, дабы незнакомец ее услышал сквозь шум дождя. Она села вполоборота и опустила глаза. Дальнейшие слова были сказаны достаточно тихо, но парень должен был их услышать. – Ладно… Я была не…ну …в общем, я хочу обратно к костру или хотя бы просто в пещеру…пожалуйста. Последнее слово было произнесено одними губами. Ей итак тяжело далась эта фраза и еще так унизительно Тара себя не чувствовала, а уж добавлять слово «пожалуйста» было верхом ее низкого положения. Щеки покрылись густой алой краской, зеленые глаза не смели смотреть на незнакомца. Сейчас амазонка ощущала себя ужасно. «Надеюсь, это стоило того…»

Стейн: Стейн продолжал умело игнорировать все реплики Амазонки, молча принимая факт того, что она всеми силами хочет его как-то зацепить, но, между тем, не особо вникая в смысл всех звучащих слов. Она бы могла и просто помолчать; это облегчило бы жизнь нам обоим. Но, между тем, не смотря на все её реплики, действия девушки говорили несколько об обратном. Мало того, что она, когда мужчина вновь взял её на руки, обхватила шею северянина, так ещё, когда он вынес её на улицу, амазонка с силой прижалась к своему «носильщику», явно не желая быть возвращённой именно сюда. Но, как говорится, поздно что-то менять, когда и так всё решено. Так чо, воин не собирался сейчас с ней церемониться. Она сама виновата; Стейн сделал лишь то, что она просила. Ну, почти. Сидя у костра и стараясь не обращать внимания на мокнущую под дождём амазонку, молодой мужчина всё же время от времени бросал короткие косые взгляды в сторону выхода из пещеры. Хотя, может в какой-то степени он и не был против этого, но Стейн всё же надеялся, что желание выжить несколько пересилит гордость женщины независимых племён и она попросит вернуть её обратно, поняв, что всё же повела себя неверно. И почему я с ней сюсюкаюсь, словно отец с нерадивым ребёнком? Между тем, прошло уже пару минут и ожидание сменилось беспокойством. В планы мужчины, что бы он там не думал, не входило желание дождаться, пока девушку погубят холодный дождь и рана её ноги. Он уже успел решить для себя, что, хоть может она и амазонка, но он почти не знает её и, значит, судить о ней лучше исходя из общения, нежели отталкиваясь от прежнего жизненного опыта. Подобный урок отношения к людям был преподан мужчине ещё в Риме, когда его, не смотря на явное недружелюбие местных жителей к иностранцу, приютила небольшая семья. Тогда ему сказали, что «иностранец иностранцу – рознь», а он, радостно приняв помощь, не особо вдумывался в смысл этих слов. И, может это было не так давно, Стейн, теперь, кажется, понимающий о чём шла речь, предпочитал думать о том, что раньше не воспринял слова из-за своей глупости. Теперь, несомненно, исчезнувшей. Ну что ж, значит зеленоглазую амазонку он начнёт судить исключительно по её поведению. Сейчас она уже достаточно ясно рисовалась в голове северянина тем самым капризным ребёнком, подобно которому девушка уже успела себя повести в компании мужчины. Стейн лишь надеялся, что она не всегда такая. А то, если будет продолжаться в том же духе, он без колебаний вынесет её обратно, уже не имея в голове даже обрывка мысли о том, чтобы вернуть брюнетку к костру. -Эй… Стейн обернулся к девушке и, нарочито вопросительно вскинув брови, медленно поднялся с насиженного места и подошёл немного ближе к выходу из пещеры: - Ты что-то хотела мне сказать? – Ладно… Я была не…ну …в общем, я хочу обратно к костру или хотя бы просто в пещеру…пожалуйста. Мужчина внимательно глядел на девушку, словно бы обдумывая её просьбу (он уже, конечно же, всё решил, но, кажется, тянуть время ему было просто в удовольствие). Наконец, он вздохнул и шагнул из пещеры, вновь ощущая холодный ливень на своей коже. Она, похоже, чудовищно терпеливая. Удивительно, как долго её гордость смогла удерживать её под таким дождём. Аккуратно подхватив девушку на руки, стараясь не беспокоить её раненую ногу, северянин вновь зашагал в пещеру. Уже оказавшись в защищённом от дождя месте, он с усмешкой произнёс: - Не за что. Опустив брюнетку на землю возле костра, Стейн вновь отошёл, но в этот раз для того, чтобы рассмотреть амазонку получше. - Знаешь, ты чудовищно выглядишь, - наклонившись, он поднял с земли мех с вином и протянул его гостье, - готов поспорить, чувствуешь себя не лучше. Здесь достаточно вина, чтобы промыть им рану, да и чтобы выпить, пожалуй, тоже хватит. А тебе, несомненно, понадобится и то, и другое. Северянин задумчиво запустил пятерню в мокрые волосы и оглянулся по сторонам, видимо, обдумывая, что ещё можно сделать. Наконец он прошёл к камню, на котором всё ещё была разложена его одежда; Стейн взял в руки уже высохшую рубашку и прошёл к зеленоглазой амазонке. - Тебе лучше переодеться в сухую одежду. Если с раной ещё можно что-то сделать вином, то от простуды оно вряд ли сильно поможет. Воин не сомневался, что девушка опять начнёт протестовать, заявив, что не намерена, во-первых, носить его одежду, во-вторых, переодеваться при нём и, в-третьих, вообще выполнять что-либо из того, что говорит ей мужчина. Но, с другой стороны, прогресс был отмечен, когда девушка, переборов свою гордость, попросила вернуть её обратно. Вполне возможно, что сейчас всё уладится несколько быстрее, чем Стейн ожидает. В любом случае, он был уверен, что делает правильные вещи. И он хотел верить, что его гостья, тоже в скором времени осознает, что он, не смотря ни на что, всё же пытается оказать ей какую-нибудь помощь.

Tara: Как не странно, но мужчину долго ждать не пришлось. Буквально сразу же, как только Тара подала голос, он подошел к выходу пещеры, демонстрируя свою медлительность и безразличие. От этого амазонка взбесилась еще больше, и, казалось бы, совершенно забыла о том, что хотела извиниться. Стиснув зубы, воительница проглотила оскорбления, что так и крутились на языке, и вместо них попросила занести ее обратно в пещеру(всё-таки сидеть под дождем была не лучшая перспектива). Смотреть на незнакомца она не решалась, чувствуя свое унизительное положение. Если бы не ее нога, этот мужлан уже бы лежал мертвый с перерезанным горлом. Незнакомец, словно, нарочно тянул с ответом, наслаждаясь тем, что он находится в более выгодном положении. Еще чуть-чуть и Тара бы точно сорвалась, но слава богам, мужчина не стал рисковать своим слухом как минимум и вышел из пещеры. Еще секунда и девушка вновь оказалась в теплых руках незнакомца. Она опять обняла его за шею, дабы не соскользнуть с его рук, ведь она была мокрая, да и не легкая. Мужчина занес ее обратно в пещеру, а Тара тут же почувствовала тепло на своей коже. Он еще посмел усмехнуться над ней и произнести издевательское «не за что». Воительница готова была зарычать. Она итак наступила на горло своей гордости, что практически никогда не делала, а он тут еще смеется над ней. Мужчина опустил Тару возле костра, и брюнетка тут же облегченно вздохнула, протягивая ладони к огню. Она уже совершенно забыла о незнакомце, концентрируя свое внимания на пламени, как тот вновь дал о себе знать. Теперь он посмел сказать, что она чудовищно выглядит. -Как будто ты сейчас напоминаешь Аполлона. Огрызнулась мокрая красавица, даже не поворачивая к нему головы. Сейчас она сидела в сухой пещере возле теплого огня, большего ей и не нужно было. Однако она не собиралась с ним вежливо разговаривать, только потому, что он преподал ей урок. Словно папочка, наказавший маленькую девочку. Она амазонка! Ее так просто не приручить и не сломить сильную волю. Ну, или по крайне мере, пока он не сумел укротить ее острый язычок. Незнакомец протянул Таре бурдюк с вином и та несколько секунд ошарашено на него смотрела. У нее просто в голове как-то не укладывалось, что после всего сказанного и сделанного, он проявляет гостеприимство и вежливость. Встретившись взглядом с его чистыми глазами, амазонка не уверенно протянула руку и приняла угощение, а мужчина добавил, что готов поспорить, чувствует она себя не лучше, чем выглядит. Брюнетка невольно усмехнулась, однако ничего не ответила настоль правдивое замечание. Так же незнакомец сказал, что в бурдюке достаточно вина, что бы промыть рану и выпить, а ей несомненно понадобиться и то и другое. -Интересно, откуда такая заботливость? Фыркнула Тара, продолжая ершиться. Ей совершенно не хотелось думать об этом наглеце, как о благородном человеке, но в данный момент он так и поступал. Если закрыть глаза, на то, что он вынес ее из пещеры и позволил промокнуть до нити, то вел он себя очень даже по-джентельменски. Подняв на него осторожный взгляд, воительница заметила, что паренек слегка смущался, по крайне мере, об это свидетельствовала пятерня небрежно запущенная в волосы. Прищурив глаза, Тара коснулась губами горлышка и сделала пару глотков вина. Оно оказалась вкусным и немного терпким, отчего сразу почувствовалось растекающееся по всему телу тепло. Облизнув губы, девушка слегка согнула ногу в колене и осторожно начала поливать рану вином. Красная струйка текла по бархатистой коже, а небольшая ладошка тщательно пыталась стереть грязь. Аккуратный носик сморщился от неприятного жжения в ране, но амазонка оказалась достаточно терпеливой, чтобы при этом не издать ни звука. Когда Тара закончила с раной, она отложила в сторону мех с остатками вина и благодарственно кивнула. Язык у нее больше не поворачивался благодарить его на словах. А мужчина в свое время уже стоял возле нее с рубашкой в руках. Брюнетка подняла голову и перевела удивленный взгляд с рубашки на лицо незнакомца, который посоветовал ей переодеться, если она не хочет подхватить простуду. «Нет, ну это уже не в какие ворота не лезет!» - мысленно возмутилась красавица, однако в действительности оказалась куда терпеливее. Тара щелкнула языком и попыталась разъяснить мужчине, что да как: -Послушай, то, что ты сломил на секунду мою волю, не значит, что я теперь буду постоянно слушать, что ты говоришь. А тем более делать. Да, я благодарна, за то, что ты занес меня обратно и угостил вином, однако я готова расцарапать тебе лицо за то, что ты меня так унизил. И я не собираюсь надевать твою рубашку, да и где ты мне прикажешь переодеваться? Или может, ты закроешь глаза? Ага, нашел наивную дуру! Иронично улыбнувшись, амазонка отвернулась к костру. Однако она тут же нахмурилась, не понимая, с чего бы это вдруг из нее вылился такой большой поток слов. Самое интересное, что брюнетка понимала, что мужчина прав. Ей не мешало бы переодеться, но только не в его одежду! Во-первых, если она наденет его рубашку, он будет продолжать щеголять рядом полуголый. Во-вторых, принимать помощь, одежду и др. от мужчины для амазонки было унизительно и не свойственно. В- третьих, Тара не собиралась доставлять ему удовольствие тем, что будет переодеваться прямо перед ним. Он всё-таки мужчина, как не как. «Черт возьми!!!» - ругнулась злобно про себя девушка и буквально вырвала из рук парня рубашку, которую он еще не успел убрать. «Ненавижу, ненавижу!!!» - продолжала злиться красавица, медленно пытаясь встать. Получилось с трудом, она даже чуть не упала, но принимать очередную помощь от мужчины отказалась. Это уже было слишком. Кое-как доковыляв до стены пещеры, Тара медленно пошла вдоль нее вглубь пещеры. Там было темно, и была хоть малая гарантия, что темнота спрячет ее наготу. -Отвернись. Грозно приказала девушка, а в мыслях добавила: «Боги, как же это всё глупо и нелепо!» Проследив за тем, что бы незнакомец отвернулся, Тара медленно начала стаскивать с себя одежду. Сначала мокрый топ, потом юбку. Сапоги она все же решила оставить. Оказавшись практически обнаженной(все же кое-какое нижнее белье имелось), девушка накинула на плечи сухую рубаху. Чувство было неописуемое! Оказывается, находится в мокрой, липкой одежде ужасно неприятно, нежели в сухой. Тара сделала глубокий вздох и почувствовала приятные, едва слышимый запах мужчины, что исходил от его рубашки. Отчего девушка улыбнулась и украдкой посмотрела в спину незнакомца. В тот момент, когда она уже собиралась выходить из темноты, амазонка оступилась и с пронзительным криком упала. Вот только падение ее было не коротким, каким должно было быть. В темноте Тара не заметила за своей спиной глубокую яму, в которую и провалилась. А теперь летела в пространстве, продолжая кричать. Наконец ее пятая точка коснулась твердой поверхности, отчего девушка в последний раз пронзительно крикнула и притихла. Однако в глубине своей ловушки она слегка постанывала от боли…

Стейн: Стейну было трудно сдержать усмешку, постоянно лезущую ему на губы. Амазонка, пока так и остающаяся безымянной, явно металась между здравым смыслом, который мог бы подсказать ей, что северянин делает правильные вещи, и собственной гордостью, являющейся неотъемлемой частью любой представительницы гордых женских племён. И, хотя воин не мог заставить себя воспринимать всё напряжение девушки слишком серьёзно, он пытался проявить к ней хотя бы толику уважения и не выражать в открытую свои эмоции. -Как будто ты сейчас напоминаешь Аполлона. - Да я особо и не стремлюсь к этому, - его волосы всё ещё были мокрыми и мужчина тряхнул головой, разбрызгивая во все стороны остатки дождя, оставшиеся у него на голове. Девушка всё ещё хотела его задеть, но, как и прежде это оставалось защитной реакцией, к тому же начавшей сдавать свои прежние, кажущиеся достаточно надёжными, позиции. Так, например, помедлив, она в итоге приняла бурдюк с вином из его рук и, напившись, начала обработку раны. Воин даже не стал пытаться предложить свою помощь; во-первых, это бы не только оскорбило её, так ещё бы и окончилось новым продолжительным оскорблением в адрес Стейна, а, во-вторых, мужчине показалось, что он и так делает для неё многое и это при том, что факт её принадлежности к Амазонкам всё ещё, волей не волей, коробит его. -Интересно, откуда такая заботливость? - Поразмыслив, я пришёл к выводу, что ничего плохого (если не считать потока оскорблений) ты мне не сделала. И с моей стороны было бы не правильно бросать на улице пусть очень упрямую и острую на язык, но красивую раненую девушку. Стейн усмехнулся; он не сомневался, что комплимент со стороны мужчины будет воспринят амазонкой не лучшим образом, однако, он не мог оставить без внимания её внешность, ну а её рана гарантировала то, что за свои слова он не получит не слабый удар от своей гостьи. Новая волна возмущения накатила на амазонку после того как северянин предложил ей свою рубашку. -Послушай, то, что ты сломил на секунду мою волю, не значит, что я теперь буду постоянно слушать, что ты говоришь. А тем более делать. Да, я благодарна, за то, что ты занес меня обратно и угостил вином, однако я готова расцарапать тебе лицо за то, что ты меня так унизил. И я не собираюсь надевать твою рубашку, да и где ты мне прикажешь переодеваться? Или может, ты закроешь глаза? Ага, нашел наивную дуру! Ну да, о чём я думал? Как бы многообещающе не звучала твоя угроза, боюсь, на то, чтобы расцарапать мне лицо, у тебя не хватит сил. Для этого, как минимум, тебе придётся подняться. И, возможно, побегать. Не буду же я смиренно стоять и ждать твоей кары. Северян невольно улыбнулся, однако лишь на несколько секунд. После этого, решив, что брюнетка всё же не примет его рубашку, воин собрался надеть её сам. Но его рука отстранилась лишь чуть-чуть, когда пальцы амазонки схватились за несколько жёсткую ткань его одежды и быстро притянули её к себе. Стейн прошёл к камню с которого взял рубашку и, скрестив руки, опустился на него. Он наблюдал за тем, как девушка медленно пытается встать, но и поначалу не очень удачные её попытки не заставляли воина дёрнуться. Он бы и в правду мог отвернуться и даже заставить себя не смотреть; но, вместо этого амазонка предпочла найти себе тёмный угол и переодеться в нём. Пусть девушка сама страдает этой ерундой, если ей так хочется. Двигаясь в глубь пещеры вдоль стены, девушка наконец достигла тёмной её части, в которой она практически сливалась с темной неосвещённой стеной. -Отвернись. - Отсюда тебя почти не видно, но раз ты настаиваешь, - Стейн не вставая, чуть развернулся в сторону, теперь оказавшись в пол оборота к амазонке, вроде как не смотря на неё напрямую, но между тем краем глаза улавливая движения девушки. Ну, просто, разве мог он отказать себе в подобном удовольствии? По крайней мере – полностью. Хорошо, что у неё повреждена нога. Я бы уже давно распрощался с жизнью из-за подобного поведения. Но, вроде бы, амазонка не заметила косого взгляда воина и спокойно продолжила переодеваться. Когда она начала поворачиваться, Стейн поспешно развернулся ещё немного в сторону, чтобы не выдать своего несколько мальчишеского подглядывания. Но, правда, уже через несколько мгновений он пожалел о том, что отвел взгляд от амазонки, потому как её пронзительный крик, почему-то немного удаляющийся, стремительно пролетел по пещере, заставив лошадь дёрнуться и заржать, а самого северянина вскочить на ноги. Обернувшись, он обнаружил, что амазонка куда-то пропала, теперь из темноты доносились лишь её тихие болезненные стоны. - Эй, что случилось? – ответа не последовало, поэтому северянин, схватив с земли длинную толстую палку, поджёг её конец в костре и, взяв в руки меч (не стоит оставлять оружие без присмотра), направился к тому месту, где недавно была амазонка. Огонь медленно распространяющийся по палке освещал землю и дальнюю стену, воин пытался отыскать взглядом девушку. Вопрос о том, куда она делась, пропал сам собой, когда Стейн увидел тёмную широкую яму, раскрывшую свою глубокую пасть недалеко от стены, где прежде переодевалась амазонка. Подойдя к её краю, северянин встал на колени и, чуть нагнувшись вперёд, осветил её своим факелом. Яма оказалась достаточно глубокой, а там внизу, на её дне, лежала амазонка. Стейн мысленно выругался, теперь быстрым, но внимательным взглядом оглядывая стены ямы, отыскивая выступы, по которым можно спуститься к девушке. Наконец он обнаружил несколько не очень больших, но выступов, за которые вполне можно было ухватиться и спуститься вниз. Северянин прицепил меч к поясу и перехватил факел поудобнее, чтобы иметь возможность спуститься вниз вместе с ним. - Эй, как ты? – он сейчас несколько пожалел, что не узнал имя амазонки; обращаться к ней на «эй» было как-то плохо. – Подожди. Сейчас я спущусь к тебе. Развернувшись, Стейн аккуратно опустил одну ногу вниз, на ощупь отыскивая выступ. Упершись в него ботинком, северянин схватился за край свободный рукой, а вторую ногу опустил ниже той, что уже нашла себе опору. Так он преодолел примерно половину всего расстояния до дна. Потом, развернув голову, он глянул вниз, на всё ещё лежащую там девушку. Камни, за которые можно было цепляться, закончились, и ему, по-видимому, теперь нужно было прыгать. Ещё раз глянув на амазонку, Стейн аккуратно кинул на землю факел, как можно дальше от девушки, чтобы пламя её не задело, но, между тем, осветило бы как её, так и весь пол. Теперь получив возможность ухватиться за камни обеими руками, мужчина опустил ноги с опоры, полностью вытягиваясь и ещё немного сокращая расстояние до пола. Наконец он отпустил камень и, несколько грузно, приземлился на пол, почувствовав, как по обеим ногам прошла колючая, но лёгкая боль. Руки ныли и Стейн, поглядев на них и увидев кровь, понял, что разодрал пальцы и ладони о камни. Быстро вытерев их о штаны, воин опустился на колени возле девушки, склонившись над ней и, нахмурившись, негромко спросил: - Как ты? Сейчас Стейн искренне надеялся на то, что девушка ответит ему-какую-нибудь гадость. По крайней мере это будет признаком того, что с ней, в принципе, всё не так уж и плохо.

Tara: Тара лежала на твердой каменной поверхности и боялась пошевелиться. Раньше у нее болела только нога, теперь же ныло всё тело от боли. А сильнее всего болели ягодицы. Ну, просто жутко. Наверняка в ближайшее время они приобретут лиловый или синий цвет. Из горла раздавались едва слышимые стоны боли, которые амазонка не в силах была сдержать. Ее глаза были сильно зажмурены, а припухлые губы искривлены. Брюнетка услышала отдаленное эхо того самого незнакомца, с которым она разделяла пещеру. Кажется, он взволнованно спрашивал, что случилось, однако сил ответить ему Тара пока не находила. Поэтому мужчина слышал лишь тишину, ну и может еще стоны, полные боли и мучения. Вскоре она приоткрыла глаза и увидела высоко над собой огненный шар. Свет был настолько ослепителен, что ей пришлось зажмуриться вновь и отвернуть голову. Треск огня и звуки движений подсказали амазонке, что это мужчина пытается определить, что с ней случилось. «Даже не надейся, я не умерла!» - в мыслях огрызнулась девушка, вновь издав болезненный стон. Снова раздался голос незнакомца, который теперь спрашивал как она и обещал, что скоро спустится. -А ты как думаешь? Грубо спросила Тара на его вопрос и тут же закашляла, толи от пыли, толи от сильного удара. В любом случае, падение ее нисколько не изменило, она продолжала оставаться той же вредной и капризной девушкой. Привыкнув к свету факела, воительница открыла глаза и увидела, как мужчина медленно, но верно пытается спуститься к ней. Сейчас он напоминал неопытного скалолаза. -Если ты свалишься на меня, я тебя придушу, честное слово! Фыркнула красавица, а в мыслях продолжила: «Не хватало еще, чтобы ты меня раздавил» На самом деле своим грубым поведением, Тара пыталась справиться со страхом. Она очень сильно боялась пошевелиться... Воительница прекрасно осознавала, что падение со столь большой высоты могло просто напросто сломать ей позвоночник. От этого становилось страшно. Но рано или поздно пришлось бы пересилить себя. Поэтому Тара решила сделать это сейчас, пока незнакомый ей мужчина еще не спустился. Облизнув пересохшие губы, она открыла глаза и повернула голову в сторону, где лежала ее полусогнутая в локте рука. Небольшое усилие и вот брюнетка с облегчением увидела, как зашевелились ее пальцы. Тоже самое, она проделала и со здоровой ногой. В итоге, она пришла к выводу, что позвоночник не поврежден. Тошнота вроде тоже отсутствовала, значит сотрясения мозга нет. Может, виной всему было то самое вино, которым амазонку угостил мужчина? Ведь не зря говорят, пьяному и море по колено. Конечно, она не была пьяна, но легкий дурман чувствовала. Так может именно из-за вина, она себе ничего не сломала и не получила сотрясение мозга? Тяжело вздохнув и повернув голову, Тара увидела рядом с собой горящий факел, который, видимо, мужчина кинул, когда спускался. «Еще и спалить меня хочет!» - фыркнула брюнетка, а уже через пару секунд над ней навис тот самый мужчина, из-за которого ее и преследовали неудачи. Она уже хотела было сказать что-то грубое и обидное, но взволнованный взгляд незнакомца ее так поразил, что несколько секунд она просто молча хлопала глазами. Ее удивляло, что он так заботится, волнуется и переживает за нее. Ведь Тара, по сути своей, была ему совершенно незнакомой женщиной. Вопрос мужчины всё еще висел в воздухе, поэтому стоило ему всё же ответить. Собрав остатки всей своей гордости, она огрызнулась: - Как перееханая телегой собака! Это всё из-за тебя!!! Сейчас же помоги мне встать! Потребовала амазонка, схватив его за руки, и сделала попытку принять сидячее положение. Лицо она полностью сморщила, так как каждое движение сопровождалось болью, а вот никаких звуков не издала. Еще чего! Она не будет показываться перед мужчиной слабой. Хотя, кажется за все их знакомство, она показала себя не только глупой и жутко капризной девчонкой, но еще и неуклюжей неудачницей. Только ей не везет, а с ним ничего не происходит. Откуда такая несправедливость? Кое-как сев, Тара сделала глубокий вздох. Сейчас она старалась не двигаться, чтобы боль немного утихла. В это время она подняла голову вверх и щелкнула языком: -Даже если я полностью приду в себя от падения, забраться наверх я не смогу из-за ноги... С каким сожалением в голосе проговорила воительница и перевела взгляд на незнакомца. Она понимала, что мужчина не будет сидеть с ней тут вечно, а тащить на своей спине он не станет, так как это просто нереально. Она ж не ребенок и весит прилично. Более того, это очень опасно. Если они сорвутся, то мало того, что Тара вновь упадет, так еще ее придавит сверху сам этот мужчина. Нет, такой вариант отпадал. Зеленоглазый взгляд скользнул по ловушке, в которой они оказались. Это было небольшое, круглое помещение, хотя таковым его сложно было назвать. Однако прям впереди них, Тара не увидела стены, лишь темное пятно… Словно там была пустота, иными словами дорога, путь, выход… Шестое чувство подсказывало амазонке, что ничем хорошим это не кончится. -Не нравится мне это…

Стейн: -Если ты свалишься на меня, я тебя придушу, честное слово. Стейн, тогда ещё висящий где-то между полом и верхним уровнем пещеры на подобные слова мог лишь напряжённо выдохнуть, ощущая, как мышцы в руках напрягаются от тяжести его собственного тела и, что слова девушки о его падении на неё вполне могут обратиться в жизнь в самое ближайшее время. Но, в итоге, слава богам, всё обошлось и мужчина достиг пола без каких-либо проблем. На его вопрос амазонка ответила не сразу, однако ни капли не изменив своему стилю: - Как перееханая телегой собака! Это всё из-за тебя!!! Сейчас же помоги мне встать! - Что ж, рад, что ты в порядке, - с усмешкой отозвался Стейн, протягивая амазонке руку и аккуратно пытаясь помочь встать на ноги. Однако, сейчас большим из того, что раненная девушка смогла сделать, так это принять сидячее положение. Но, нужно быть честным, даже это было немалым достижением, особенно учитывая ту высоту, с которой брюнетка летела вниз. Северянин поймал себя на мысли о том, что он рад хотя бы тому факту, что амазонка может шевелиться и всё ещё в состоянии говорить ему гадости. Если бы девушка сейчас стонала, слёзно прося помочь ей, или же жаловалась на что-либо, было бы хуже. Мужчина плюхнулся на землю рядом с сидящей амазонкой. Его руки, с кое-где содранной кожей, ныли и он опустил их на колени, прижимая к жёсткой ткани штанов. Вновь оглядев критическим взглядом амазонку, Стейн наконец негромко произнёс, несколько отходя от проблемы их пребывания где-то в недрах этой пещеры: - Думаю, тебе потом надо будет выстирать мою рубашку. Твоё падение её здорово испачкало. Воин проследил за взглядом девушки, устремлённым вверх и мысленно отметил, как громко прозвучал её щелчок языком, разносясь не только вверх, но и куда-то в сторону. Сбоку, как спустя несколько секунд обнаружил Стейн, был тёмный проём, ведущий куда-то вглубь пещеры. Оттуда шли тишина и прохлада, похожая на ту, что сохраняется в погребах под домами. Только у северянина эта прохлада чаще сопрягалась с памятью о запахе засоленных грибов или рыбы; здесь же запаха, казалось, не было вовсе. Ну, ели только лёгкой сырости. -Даже если я полностью приду в себя от падения, забраться наверх я не смогу из-за ноги... Мужчина отвлёкся от созерцания тёмного проёма и повернул голову к амазонке. - …а я не смогу поднять тебя наверх. Одно дело – ношение на руках, а совсем другое – подъём вверх по вертикальной стене, да ещё с тобой у меня на спине. Хотя, - он запустил руку в волосы и, насмешливо вскинув брови, продолжил, - если во время такого подъёма мы всё же упадём, моё приземление будет достаточно… мягким. – уголки его губ дёрнулись, но он предпочёл скорее исправиться, всё же пока не желая попасть под горячую руку своей новоиспечённой знакомой, - ладно, не думаю, что подобный вариант нам подходит. – Закончил он, теперь делая серьёзное лицо и немного хмурясь. - Но, в таком случае, нам придётся воспользоваться этим проходом, - северянин кивнул в сторону тёмной дыры в стене. Поднявшись на ноги, Стейн отряхнул штаны и сверху вниз посмотрел на брюнетку, всё ещё сидящую на полу. -Не нравится мне это… - Мне тоже, - мужчина коротко кивнул, соглашаясь с ней, - но, так уж сложилось, что ты не оставила нам иного выбора, - не то, чтобы он очень сердился на амазонку из-за её падения вниз (сам-то мужчина вполне мог бы забраться обратно, в верхнюю часть пещеры), однако его брови всё же осуждающе сдвинулись, голос прозвучал серьёзно, констатируя факт их «зависания» здесь. Он глянул на лежащую на земле и всё ещё горящую палку: - Итак, ты предпочитаешь идти сама или хочешь, чтобы я поносил тебя сегодня ещё немного? В любом случае, нам не помешало бы быть немного быстрее, - он кивнул в сторону своего недоработанного факела, - палка не сможет долго держать огонь, так что мы скоро сможем остаться без света. Не знаю как ты, но я бы не хотел застрять в узком незнакомом мне коридоре и внезапно потерять единственный источник освещения. Наклонившись, мужчина поднял с земли горящую палку и, глянув на зеленоглазую девушку, протянул ей свободную руку: - Ну так что ты решила?

Tara: Незнакомый Таре мужчина вел себя с ней крайне спокойно, не смотря на то, что девушка постоянно кидала в него колкие замечания. Практически любая ее фраза сопровождалась недовольством, иронией и колкостью. Но мужчина совершенно равнодушно реагировал на все это, более того, кажется, он искреннее радовался, что именно так она ему отвечает. Видимо в его понимании, это означало, что с амазонкой все в порядке. Его спокойствию можно было позавидовать, но отчего-то Таре еще больше хотелось вывести его из себя. Словно, она проверяла, насколько незнакомца хватит. Новоиспеченный спасатель помог девушке принять сидячее положение, а затем буквально плюхнулся радом с ней. Осмотрев воительницу критичным взглядом, мужчина заметил, что его рубашка испачкалась и обвинил в этом амазонку, добавив, что потом ей надо будет ее выстирать. Возмущению Тары не было предела, несколько секунд она задыхалась от такого хамства, при этом открывая и закрывая рот, словно рыба, выброшенная на берег, а затем всё же обрела дар речи. Хотя, лучше бы он(дар) не возвращался. -Что? Я себе чуть все кости не переломала, а ты беспокоишься о какой-то чертовой рубашке??? Мое падение, которое, как ты выразился, сильно испачкало твою драгоценную рубашку, спровоцировано твоим предложением переодеться! Так, что это твоя вина и стирать свои вещи будешь сам! Скажи спасибо, что я тебе глаза не выцарапала, за то, что подсматривал! С жаром выпалила Тара и отвернулась. Если бы ее одежда сейчас была здесь, она бы не задумываясь, сняла рубашку и кинула в лицо этому мерзавцу. Амазонка даже бы не побрезговала снова натянуть мокрую одежду. Но, увы и ах, приходилось оставаться в одеянии мужчины, которое и правда слегка покрылось пятнами, ведь пол в пещере был не чистым. Воительница тяжело вздохнула и слегка встряхнула всё еще влажные волосы пальцами, отчего они приобрели едва заметную пышность. Дальнейший разговор завел двух невезучих людей в тему о том, как же отсюда выбраться. Тара высказала свое мнение, о том, что забраться наверх она не сможет. А незнакомец не удержался от цепкого комментария, в котором ясно говорилось о том, что поднять на вверх он ее не сможет. Что одно дело таскать ее на руках, а другое тащить ее вверх, да еще и на спине. Хотя даже в этом он нашел плюсы, что если они упадут, у него падение будет более мягким. Тара не выдержала и, усмехнувшись, слегка ударила его кулаком в плечо. -Между прочим, таскать меня на руках тебя никто не просил. И заметь, я не предлагала забираться со мной наверх, ты сам этот вариант предложил. Хищно улыбнувшись, амазонка прищурила глаза. Теперь ей прям даже захотелось посмотреть, как этот мужчина будет забираться по стенам пещеры с нею на спине. Конечно, чтобы они упали, Тара бы не хотела, но посмотреть, как он мучается было бы верхом блаженства. Видимо антипатия к мужчинам была у нее с самого детства и как избавиться от этого чувства, девушка не знала. Да и не хотела. Зачем? Чтобы становится такой же дурочкой, как и остальные женщины Греции? Нет уж, увольте, она никогда в жизни не будет омывать ноги мужчины. Незнакомец усмехнулся и тут же исправился, сказав, что данный вариант им явно не подходит. Тара тоже улыбнулась и кивнула, наверно, впервые с ним искренне соглашаясь. Хотя чуть-чуть она все же расстроилась, что не увидит его красное от напряжения, лицо, когда он будет тянуть ее наверх. Мужчина нахмурился, отчего его лицо приняло серьезное выражение, и предложил воспользоваться темным проходом, который успела заметить и Тара. Брюнетка тут же высказалась, что не нравится ей это идея. Незнакомец поддержал ее в этом смысле, но тут же вновь вызвал в амазонке бурю отрицательных эмоций, обвинив, пусть и не специально, в том, что она не оставила им иного выбора. -Ах, значит, это я виновата??? Очаровательно, и в чем же? В том, что пошла переодеваться в единственный угол в пещере, где было темно? Кто ж знал, что там окажется яма? Вот ты знал??? И вообще… Мужчина не стал дослушивать воительницу. Его взгляд устремился на всё еще горящую палку, которая в данный момент служила источником света и, хоть какого-нибудь, да тепла. И тут же озвучил несколько вариантов действий. Что уж говорить, ни один из них не понравился Таре. Первый вариант – идти самой, второй – он понесет ее на руках. Идти сама амазонка, в принципе, могла, вот только очень медленно и болезненно. А если он понесет ее на руках, то мало того, что вновь ущемит ее гордость, так потом не забудет припомнить брюнетке о том, что таскал ее. Не успела Тара правильно сформулировать свой ответ, как мужчина продолжил. Он подгонял ее с ответом, аргументируя это тем, что палка скоро потухнет, и они останутся без света. А ему бы не очень хотелось идти по узкому проходу без источника света. Воительница лишь фыркнула, начиная подозревать, что ее новый знакомый боится темноты. Мужчина дотянулся до «факела» и тут же протянул девушке руку, спрашивая, что она решила. Тара неуверенно посмотрела на его ладонь и закусила губу, не зная, как ей поступить. Как это ни удивительно, но в брюнетке заиграла совесть. -Знаешь… Я не думаю, что это хорошая идея… - Голос ее был тих и внезапно слегка охрип. Смотреть в глаза мужчины, амазонка не решалась, ведь сейчас она делала очень серьезный выбор. – Ты совершенно не должен рисковать собой ради меня. Ты уже итак достаточно сделал для меня, думаю на этом мы и разойдемся. Поднимайся наверх и уходи… Дальше я сама. Только, прошу, не спорь… Я уже все решила.

Стейн: - Это не «какая-то чёртова рубашка», - всё ещё спокойно, но с некоторым напряжением, внезапно проступившим в голосе, ответил северянин, - а подарок моей матери, которым я очень дорожу. – Он вновь запустил руку в волосы – его привычный жест – и немного задумчиво произнёс, - она сшила мне её уже… зим пять назад и всё это время я стараюсь хоть как-то, да беречь её. Так, что если не будешь стирать, хотя бы постарайся, чтобы после тебя она не пришла в негодность. Воин произнёс всё это с достаточно странной для объекта обсуждения серьёзностью. Но, что поделать, если эта рубашка была ему столь же дорога, сколько и клык, висящий на шее? Он был из пасти того медведя, что Стейн вместе с отцом завалили на своей первой совместной охоте. Тогда ещё почти мальчик, он до сих пор берёг этот трофей не меньше, чем цари берегут свои драгоценности. Скажи спасибо, что я тебе глаза не выцарапала, за то, что подсматривал! - Спасибо. Но, я тебе уже говорил, что тебя не было видно и, вообще-то, - вновь короткий взгляд, скользнувший по телу девушки, - вряд ли бы я увидел что-то новое для себя. Да и не то, чтобы тебе было много чем похвастаться. Он, чуть сощурившись, усмехнулся, но больше решил ничего не говорить, слишком уж часто он сегодня испытывал судьбу, говоря амазонке подобные вещи. Нужно было знать меру и всё же остановиться до того, как её словесные угрозы перейдут в действия. Хотя, стоит сказать, что сейчас, пытаясь воплотить их в жизнь, она бы выглядела весьма комично. - Эй, - чуть возмущённо, но больше всё же с улыбкой, воскликнул Стейн, когда небольшой кулачок амазонки ударил его по плечу. -Между прочим, таскать меня на руках тебя никто не просил. И заметь, я не предлагала забираться со мной наверх, ты сам этот вариант предложил. - Что бы за мужчиной я был, если бы отказал себе в удовольствии носить красивых женщин на руках при любом удобном случае? После его очередного обвинения девушки в том, что они не смогут подняться наверх, а будут вынуждены воспользоваться единственным возможным путём, ведущим их куда-то в недра пещеры, северянину пришлось выслушать очередную порцию недовольства, но он предпочёл в этот раз прервать амазонку, демонстративно перестав её слушать и занявшись более важными в данный момент вещами. Как он ей и сказал, ему вовсе не хотелось оставаться здесь без света. Не то, чтобы темнота пугала его (хотя, стоит признаться, сильный дискомфорт из-за неё воин испытывал), но Стейн понимал, что в глубинах пещер вполне могут водиться твари, куда более привычные к густому мраку и действующие в нём лучше, чем пара людей, привыкших видеть всё лишь при свете. Оказавшись в такой темноте, и он и амазонка окажутся практически слепыми, как новорожденные котята. И удар о стену, в их случае, сможет оказаться меньшим из всех зол, ведь, кто знает, вдруг здесь есть какие-нибудь не очень дружелюбные пещерные жители или другие ямы, ведущие куда-нибудь ещё глубже. Стейн, уже готовый отправляться в путь, выжидающе смотрел на сидящую на полу девушку, всё ещё протягивая ей руку. Она явно не могла сделать выбор и воину что-то подсказывало, что выбрать продолжение пути на его руках амазонке не позволяет её треклятая гордость, которая, по его личному мнению, сейчас была не особо уместна. Брюнетка заговорила, а воин медленно опустил руку. -Знаешь… Я не думаю, что это хорошая идея… Ты совершенно не должен рисковать собой ради меня. Ты уже итак достаточно сделал для меня, думаю на этом мы и разойдемся. Поднимайся наверх и уходи… Дальше я сама. Только, прошу, не спорь… Я уже все решила. Некоторое время, наверное минуту или немного меньше, северянин молча, несколько озадачено смотрел на девушку, после чего… в голос расхохотался, запрокидывая голову. Смех его эхом разнёсся по открытому пространству, стремительно отражаясь от стен. Наконец прекратив и вдохнув воздух, которого в лёгких перестало хватать, он весело произнёс: - Я польщён твоей совестливостью, амазонка, но, если бы я думал, что ты сможешь «дальше сама», я бы не стал сюда спускаться. – Он ещё раз глубоко вздохнул, - моя сестра Свала произносила подобные речи (но куда более длительные и живописные), когда подвернула ногу в лесу; их целью было разжалобить меня и заставить её нести или, хотя бы, устроить привал. Если у тебя на уме было нечто подобное, то – поздравляю, тебе это удалось, - он широко улыбнулся, теперь протягивая ей не руку, а факел, - знаешь, все эти разговоры не сохраняют времени, так что бери факел, а я понесу тебя. И, прежде чем девушка начала протестовать, мужчина сунул ей в руки горящую палку и, присев на корточки, подхватил её на руки, ясно давая понять, что её медлительность в принятии решения сыграла против неё, так что определятся с дальнейшими действиями он теперь будет сам. - И, если тебя очень волнует тот факт, что на руках тебя носит мужчина, можешь рассказывать своим сёстрам, что ты насильно заставила меня это делать, сначала избив и поработив, а потом уже начав отдавать приказы. Я же, просто, никому об этом не скажу. – глядя вперёд и слегка улыбаясь, произнёс северянин. Потом, ненадолго опустив взгляд к девушке, но стараясь полностью не переключать на неё внимание, дабы не споткнуться обо что-нибудь, мужчина произнёс, - кстати, я Стейн. Это если тебе вдруг станет интересно имя того наглого мужлана, что весь вечер носит тебя на руках. Коридор, освещаемый факелом, что был в руках у девушки, был достаточно широким и казался практически бесконечным, ведь каждый раз, когда свет пламени разгонял тьму перед ними, глаза видели всё те шероховатые тёмные стены, не сужающиеся и не расширяющиеся, и не имеющие каких-либо поворотов в другие стороны. А ещё здесь было очень тихо. И никаких ям под ногами. Что ж, видимо здесь всё не так плохо, как могло бы быть.

Tara: Тару очень удивило, что мужчина упрямо пытается защитить свою рубашку. Для чего? Чтобы амазонка согласилась ее постирать? Не дождется. Однако то, что рубаха является подарком его матери и продержалась у него в прекрасном состоянии, вот уже пять зим удивило девушку. Она никогда не видела, чтобы мужчины так заботились о подарках матерей, обычно они никогда не говорят о тех, кто подарил им жизнь, предпочитая больше уважать отца. Хотя может, просто у этого парня не было отца, и его растила лишь мать? В таком случае, его вполне можно понять. Тара решила не заморачиваться на эту тему, тем более что ответить на доводы незнакомца ей было нечего. Хотя пачкала его рубаху девушка не специально, и мужчина должен был это понимать. Ей было как-то не до тряпок, когда она летела в неизвестную темноту и гадала, останется ли жива. А сейчас, она специально не катается по полу, чтобы насолить незнакомцу, а он ее вечно попрекает. Словно ему доставляет это удовольствием. Тара сжала губы, пытаясь унять поднимающуюся бурю внутри нее. Она была не из тех, кто мудро промолчит на колкие слова или осуждения, однако именно сейчас, амазонка пыталась сдержаться, так как отчасти все же была благодарна юноше за всё, что он для нее делал. Вот только мужчина, словно, отказывался успокаиваться. Когда зашел разговор о том, что он подглядывал за Тарой, когда та переодевалась, незнакомец бесцеремонно заявил, что ей нечем похвастаться. Амазонка от такого хамства даже рот открыла от возмущения. -Да как ты смеешь!!! Громко воскликнула девушка, начиная вертеться в поисках чего-нибудь тяжелого. Теперь ее ничего не остановит, она желает немедленно зарядить каким-нибудь камнем в голову этого наглеца. Да как он смеет такое говорить! Ему вообще повезло, что он еще дышит! Любой мужчина, что побывает рядом с амазонкой, либо уйдет от нее слепым, либо вообще отправится в царство Аида, а этот совсем уже страх потерял. Ведет себя так, словно общается с простой деревенской девкой. В итоге, ничего не найдя, Тара посмотрела бешеным взглядом на парня и прошипела: -Помолчал бы, как будто у тебя там есть чем хвастаться, юнец! Погоди пару годков, авось что-нибудь и вырастит! И вообще, я сомневаюсь, что ты хоть раз в своей короткой жизни видел обнаженное женское тело! Фыркнула красавица и отвернулась. Она едва сдерживалась, чтобы не напасть на мужчину и не воплотить все свои сказанные угрозы в явь. Ей надоело находиться с ним в замкнутом помещении, надоело слушать его бессмысленные разговоры, надоело видеть его. Надоело! Больше всего раздражало то, что она тоже не могла похвастаться, что видела обнаженное мужское тело. Тара не вступала в связь с мужчинами, даже когда наступал амазонский праздник, при котором нужно было проводить ночи с мужчинами. Конечно, девушка мечтала когда-нибудь иметь детей, но не таким способом. Спросите, каким? Она и сама пока не знает. Подсознательно, конечно амазонка знала, но понимала, что ее принадлежность к воительницам никогда этого не позволит. Однако брюнетка всем своим видом пыталась показать незнакомцу, что она очень опытная особа в этом плане и видит его насквозь. Впрочем, переменчивое настроение Тары для мужчины уже не было сюрпризом. Вскоре, когда он вскользь сделал ей комплимент о том, что она красивая, и он готов носить ее на руках, злость постепенно начала отступать. И все же, не смотря на то, что эта парочка то собачилась, то снова мирилась, Тара выбрала путь. Она благородно останется тут доживать свои последние дни и умрет в муках, а мужчина поднимется наверх и заживет спокойной жизнью. Это было правильно, по мнению Тары, но неверно по идеалам амазонок. По-хорошему, она должна заставить его поднять ее наверх, а потом убить. Так поступила бы любая амазонка из ее племени, а Тара получается какая-то бракованная. Как только воительница толкнула очень трогательную речь и готова была принять свою судьбу, мужчина уставился на нее так, словно она стала слоном, а потом просто взял и расхохотался. Девушка не могла поверить! Он поднял ее на смех! Она от чистого сердца сделала такое предложение, а его это рассмешило. Выражение лица Тары сложно описать, она вся покраснела от злости, маленькие ноздри раздувались от ярости, а пальцы сжались в кулаки. Еще чуть-чуть и не какая нога не помешает ей разорвать этого глупца на кусочки. Перестав смеяться, мужчина с некой издевкой сказал, что польщен ее совестливостью, однако если бы она могла дальше справиться сама, то он бы даже сюда не стал спускаться. Красавица сузила глаза в угрозе, продолжая его слушать и давая шанс хотя бы как-то спасти ему свою жизнь. А незнакомец вспомнил какую-то свою сестру Свалу, которая произносила подобные речи только тогда, когда пыталась разжалобить его и заставить нести ее на руках. Амазонка не могла поверить собственным ушам, как он вообще мог подумать, что она давит на его жалость!!! Да у нее и в мыслях такого не было. Не успела Тара рыкнуть от ненависти, как мужчина поздравил ее с тем, что у нее получилось разжалобить его, если на уме у нее всё-таки было нечто подобное. А потом, широко улыбаясь, он буквально всунул ей в руку факел и взял на руки. Амазонка была настолько шокирована, что первые минуты не могла ни двигаться, ни говорить. А вот у незнакомца, похоже, рот не закрывался вообще. Он дал ей совет. Если ее так волнует тот факт, что он носит ее на руках, то Тара может рассказать своим сестра, что она заставила его это сделать, перед этим избив и поработив. -Гениальная идея! Только врать я не буду, а сейчас же приступлю к избиению!!! Прорычала девушка и треснула мужчину факелом по голове. Она умудрилась сделать это настолько сильно, чтобы вскоре на лбу у него появилась шишка, но при этом так, чтобы не опалить ему волосы и не потушить факел. Тара была зла, буквально на грани. Ее бесила вся эта ситуация, а еще больше бесил этот наглец, который просто отвратительно вел себя. Через некоторое время мужчина решил представиться, звали его Стейн. Редкое имя и скорее всего не местное, но откуда он, Тара решила не спрашивать. Интерес был, но заводить очередной разговор с ним она не желала. Сама же амазонка молчала, почему-то и не думая представляться. Она просто смотрела вперед, замечая, как свет факела разгоняет тьму. Шероховатые стены странного коридора пока не сужались, что радовала девушку. Однако воительнице казалось, что они спускаются куда-то вниз... под землю... Стейн шел ровно, ни разу не споткнулся, что говорило о том, что пол здесь ровный и без камней. Как-то странно... Не похоже на место, где ни разу не бывала нога человека. Внезапно Тара услышала какой-то шорох и повернула голову назад, при этом слегка заводя факел за спину Стейна. К сожалению или к счастью, она ничего не увидела, но насторожилась, больше веря своему слуху. Чтобы хоть как-то избавиться от навязчивой идеи об опасности, амазонка внезапно произнесла: -Тара. Меня зовут Тара. На секунду она перевела взгляд на Стейна, чтобы взглянуть ему в глаза и увидеть реакцию. Хотя какая может быть реакция на обыкновенное имя. Обычно люди говорят, что им приятно познакомится, однако не думаю, что этой парочке, действительно было приятно познакомиться друг с другом. Очередной шорох заставил девушку вздрогнуть и повести факелом. Теперь она не сомневалась в себе, тут определенно кто-то или что-то было... Это пугало. Запах крови на ноге Тары привлекал тех, кто мог оказаться в этой пещере. Вдруг амазонка почувствовала какое-то прикосновение к своей раненной ноге, и тут же осветило то место. Она не сразу разобрала, что это такое темное и небольшое сидит на ее ноге, но тут же дернула ею и взвизгнула. Взмах факелом, и неизвестное существо, издав непонятный крик, упорхнуло. Ну что ж, ясно одно - у него есть крылья и он пьет кровь. Воительница медленно перевела испуганный взгляд наверх, при этом поднимая факел, и свет осветил потолок, буквально кишащим летучими мышами. -О боги... Охрипшим от шока голосом прошептала Тара и тут, словно по щелчку огромная стая летучих мышей с характерным для них звуком сорвалась с потолка, начиная атаку. Обычно эти животные не нападают на людей, но это были не обычные летучие мыши. Они были чуть больше размером и провели в этой пещере неизвестно сколько времени. Их пищей была кровь, и ее запах сводил с ума. А Тара как назло была ранена...

Стейн: -Помолчал бы, как будто у тебя там есть чем хвастаться, юнец! Погоди пару годков, авось что-нибудь и вырастит! И вообще, я сомневаюсь, что ты хоть раз в своей короткой жизни видел обнаженное женское тело! Стейн лишь молча усмехнулся, глядя на всё ещё сидящую на земле амазонку. Обиженная на его реплику, девушка возмущённо запротестовала и, видимо в отместку, тоже решила задеть его посредствам физического состояния. И, не смотря на то, что его так и подмывало предложить девушке самой проверить, он не стал ничего говорить, предпочтя оставить при себе, как личное мнение по поводу своих причиндалов, так и истории о личном опыте, может не излишне богатом, но всё же и не очень маленьком; в конце-концов, он вырос в деревне и с нахождением себе подобных развлечений там было куда проще, чем, как он полагал, в племени амазонок. Хотя, я слышал, что они вообще в этом не нуждаются. Убрав с лица усмешку, вызванную последними мыслями, воин наконец перешёл к действиям, поднимая девушку с пола и направляясь с ней по тёмному проходу. Наверное, мне стоило помолчать, как-то запоздало подумал молодой человек, после очередной реплики, отпущенной им амазонке. Не смотря на то, что за свою излишнюю болтливость он уже не раз получал по голове и прочим частям тела, кажется, чему-либо научиться он так и не смог. Спустя мгновения это оказалось подтверждено. -Гениальная идея! Только врать я не буду, а сейчас же приступлю к избиению!!! Стейн, действительно, наконец договорился. И получил за это по голове факелом. Чуть пошатнувшись, но всё ещё держа на руках девушку, он вслух выругался, без особого труда воспроизводя пару крепких ругательств на своём родном языке. После этого, на некоторое остановившись на месте, теперь он зло смотрел на амазонку, щурясь от боли во лбу и практически физически ощущая, как там начинает появляться шишка: - Проклятье! Если ты так хочешь, чтобы я тебя скинул – можешь просто попросить! Если же собираешься остаться у меня на руках, то прекрати. Ещё один такой удар и я, в любом случае, просто не в состоянии буду тебя нести. Видимо, девушка не пожелала вновь оказаться на полу. Во всяком случае, быть его она больше не стала, так что, спустя некоторое время, после затяжного тяжёлого взгляда молодого человека и небольшой тряски головы, чтобы отогнать звон внутри, северянин опять двинулся вперёд, теперь сохраняя молчание и больше не глядя на девушку. -Тара. Меня зовут Тара. Воин, всё ещё не глядя на неё, лишь негромко издал звук, походящий на «угу», тем самым показывая, что он её слышал. Больше никакой заинтересованности и, уж тем более, радости знакомства он не изъявил; всё же, после всего, он не особо был этому рад. Может мне и правда надо было оставить её там? По крайней мере, я бы не разодрал себе руки и не получил бы шишку. Последняя отозвалась лёгкой пульсацией боли. И угораздило же её явиться в эту пещеру, что ж в родном племени не сиделось? Задумавшийся, он уделял очень малое внимание происходящему вокруг, поэтому осознал, что происходит что-то не то только тогда, когда Тара взвизгнула, а звук её голоса эхом пронёсся в обоих направлениях, уходя куда-то вглубь. - Что? Что такое? Северянин сначала глянул на девушку, а затем перевёл взгляд наверх, туда куда теперь испуганно смотрела Тара. Летучие мыши. Много летучих мышей. Это нехорошо. Эта последняя мысль оказалась заглушённой сотней шелестящих крыльев и пронзительным писком. Судя по всему, эти твари оказались привлечены кровью, всё ещё сочившейся из раны на ноге Амазонки. Сейчас стоило действовать как можно быстрее, но мозг в экстремальных ситуациях не всегда был готов работать так, как надо. Поэтому первой мыслью, что пришла в голову – было побежать. Второй - схватиться за меч. Факел. Огонь. Огонь их отпугнёт! - Факел, отдай мне факел, - не понятно, зачем он сейчас просил об этом Тару. Особенно, учитывая тот факт, что к тому времени, как он закончил фразу, девушка, резко выпущенная из его рук, уже была на полу (хотя, он между тем, успел подумать, не очень ли болезненным было её падение), а, ещё спустя пару мгновений, в руках оказался факел, выхваченный из её рук. Стараясь держаться ближе к девушке, северянин выставил руки, сжимающие горящую палку вперёд и она врезалась в пару подлетевших ближе летучих мышей, что, стремительно загоревшись, запищали и спустя несколько секунд рухнули на землю, догорая уже там. Теперь, размахивая факелом у себя над головой, Стейн опустил взгляд к девушке: - Перевяжи чем-нибудь рану, нужно, чтобы они перестали чувствовать кровь! – ещё один взмах палкой, очередной пронзительный писк, а затем острые когти, чиркнувшие по щеке и оставившие на ней тонкие полосы. Сжав зубы, воин зарычал, в очередной раз отмахиваясь, от летающих тварей. Он уже не опускал взгляд на Тару, однако вновь обратился к ней, - оторви рукав от рубашки; ткань достаточно плотная для того, чтобы долго не пропитываться насквозь.

Tara: Тара была безумно рада, что наконец-то проучила этого негодяя. Раньше она угрожала лишь словесно, а теперь показала, что и ударить не побоится. А он что думал, что амазонка только и будет плеваться ядовитыми словами? Нет, Стейну очень везло все это время, ведь воительница вполне могла его и раньше атаковать. Однако ее собственное ранение и мужская помощь (о, которой она, кстати, его не просила) смягчали ее крутой нрав и желание разбить Стейну челюсть. В итоге он вывел ее так, что не какое снисхождение ему не помогло. Теперь прежде чем говорить обидные слова, он трижды подумает, плюс боль в шишке напомнит ему о том, что он имеет дело с амазонкой, а не обычной девушкой. Но это всё было до того момента, как Стейна и Тару атаковали летучие мыши. Их присутствие в пещере было не удивительным, а вот их атака очень шокировала. Амазонка слышала, как шелестят их крылья, как противно они пищат, и каждый раз, когда эти твари касались кожи девушки, она начинала дергаться, сдерживая крик ужаса. Вообще она была не из пугливых, но разнообразные насекомые и гадкие животные по типу этих, вызывали в ней приступ паники. «О, боги, пусть это закончится!!!» - в мыслях вопила Тара, отмахиваясь ногами от рукокрылых. Парочку летучих мышей она отогнала факелом, и это явно заметил запаниковавший рядом Стейн. У него-то руки были заняты, а ногами он особо махать не мог, поэтому потребовав факел у девушки, он просто скинул ее на пол. Тара была в шоке. Причем в глубоком. Она понять ничего не успела, как твердая опора рук исчезла из-под нее, и амазонка второй раз за день испытала чувства полета. Но если в первый раз он был дольше, то сейчас она коснулась своей пятой точкой пола за долю секунды. Из-за шока, отразившегося в широко распахнутых зеленых глазах, брюнетка даже не почувствовала боли. Она лишь удивленно смотрела на Стейна. Зачем он ее бросил? Она же больше не ударяла его и не оскорбляла? Однако ответа Тара так и не получила, вместо извинений, Стейн выхватил из рук амазонки факел и начал героически им размахивать. У него получалось лучше, чем у Тары, об этом свидетельствовали пищащие мышки, падающие на землю с горящими крыльями. Воительница брезгливо откидывала их в сторону, пытаясь куда-то отползти. Правда она даже не знала куда ползет, так как совершенно ничего не было видно. Факел, который все еще был у Стейна, теперь превратился в оружие, а не источник света. Северянин размахивал им над головой, толи, привлекая внимание мышек, толи наоборот, пытаясь их отпугнуть. В любом случае, шум, созданный рукокрылыми, путал и мешал сосредоточиться, поэтому, чем помочь Стейну, Тара так и не смогла придумать. В итоге, мужчина решил сам ей дать совет перевязать чем-нибудь рану, так как запах крови только и привлекал летучих мышей. -Чем я ее перевяжу? Если только твоей драгоценной рубашкой! А рубашка как мы помним, была сшита руками матери Стейна и была очень дорога мужчине, ведь не зря, он просил амазонку ее постирать и быть поаккуратнее. А теперь, что прикажете делать, рвать ее? Ну, уж нет, больше слушать высказывания Стейна девушка не желала, да и оставаться голой тоже, поэтому от этой идеи она быстро отказалась, несмотря на уже злобные «уговоры» северянина. Теперь мужчина с рыком дикого зверя просил, чтобы Тара оторвала рукав от рубашки и перевязала им ногу, якобы ткань там плотная и не скоро пропитается насквозь. Амазонка лишь мотнула голову, переведя упрямый взгляд на Стейна. Только сейчас, при слабом свете факела, она заметила, что ее спаситель ранен. Одна из тварей черкнула его по щеке. -Ты ранен! Зачем-то воскликнула Тара и прижала пальцы к губам. Очнувшись от недолго ступора, девушка поняла, что нужно что-то делать. Так долго они не простоят стаи летучих мышей. Пора выбираться отсюда. Зеленоглазая воительница, словно слепой котенок, нащупывая руками выступы, поползла по коридору. Она совершенно ничего не видела, но осязание спасало, хоть и было тяжело. В итоге, продвигаясь по каменному полу ползком, Тара куда-то провалилась. Сначала послышался ее короткий крик, затем всплеск воды и тишина. Амазонка упала в какой-то небольшой бассейн с водой, она начала пытаться выплыть, но из-за отсутствия света совершенно потеряла ориентир в пространстве. Сначала поплыла ко дну, к счастью водоем оказался не глубоким, и, коснувшись ила, Тара брезгливо одернула руки и поплыла в противоположную сторону. Воздуха уже не хватало, и она прилично нахлебалась воды, однако все же успела резко вынырнуть. Жадно хватая кислород губами, воительница схватилась за выступ какого-то камня, и некоторое время просто кашляла и пыталась восстановить дыхание. Устало она подняла взор зеленых глаз на Стейна, который потерял ее из виду и все еще пытался отмахиваться от летучих мышей. Глаза Тары уже успели привыкнуть к темноте и она с удивлением обнаружила в конце коридора странные очертания. Выбравшись из воды, амазонка быстро побежала в ту сторону, даже не обратив внимания на то, что нога совершенно не болит. Приближаясь к заветному выходу из этого ада, Тара закричала: -Стейн, сюда! Быстрее!!! Она добежала первой, это оказался небольшой проем с прогнившей дверью. Но главное что она была и с помощью нее можно закрыться от летучих мышей. Тара уже была в просторном зале, который рассмотреть не успела. Ее взгляд был обращен только на стремительно приближающегося Стейна. А за ним мчалось кишащее облако летучих мышей. Как только северянин забежал в зал, Тара налегла на дверь и та со скрипом и пылью захлопнулась. Девушка прижалась к ней спиной и закрыла глаза, тяжело дыша и пытаясь придти в себя от случившегося. Она повернула голову и посмотрела на мужчину, который тоже порядком устал от кровососущих тварей, но слава богам, все это уже было позади. За дверью еще был слышен шум крыльев и противное пищание, но теперь амазонка знала, что летучие мыши для нее больше не опасны. Грудь стремительно поднималась и опускалась от сбившегося дыхания, а в голове пронеслась глупая мысль: «Черт, опять я мокрая!» Взглядом она пробежалась по рубашке, которая прилипла к телу и была влажной на ощупь. Но затем взгляд коснулся раненой ноги. Точнее сейчас она была здоровой, ни раны, ни шрама и даже следов крови не было. -Что за… Нахмурившись, произнесла вслух Тара, нагибаясь. Она коснулась рукой ноги и прошлась ладонью по икре, но амазонка отказывалась верить ощущениям и глазам. Ее нога была разодрана от капкана, а теперь на ней ни царапинки! Что за чудеса?



полная версия страницы