Форум » Замороженные квесты » "Плата за силу или Загнанный зверь" » Ответить

"Плата за силу или Загнанный зверь"

Зена: Участники: Тара, Гаира, Немезида,Массовка(+/-) Едва герои ступают на северные земли, как у всех по коже пробегает легкий холодок. Так тихо здесь еще никогда не было. Гаира понимает, что в лесу не безопасно даже для такой, как она. Женщина чувствует, что за всей компанией явно следят, что еще больше нагнетает атмосферу. Королева севера оказывается права в своих ощущениях, ибо ей поудмать об этом, как на компанию нападаюь приспешники Брута, но скорее с целью напугать отважных амазонок поколебав веру самой королевы, однако нападение было с легкостью отражено, но последстия короткой схватки затронули всех. Один из воинов Брута запустил стрелу, пропитанную специальный раствором, забирающим не естественную человеку силу. Она предназначалась, конечно королеве, но ее спасла Немезида, ставшая женщине подругой. Некая паника охватывает всех, когда выясняется, что богиня теперь смертная, а добравшись до владений Гаиры племя находится в полном отчаянии. Антоний и Эмилий знаю своего противника лучше, чем королева, поэтому берут на себя организацию опозиции, в то время как Тара, Гаира и Валла пытаются найти выход и вернуть Немезиде ее силы. В это же время финка начинает учится у северных амазонок их мастерству, что девушке идет на пользу, а Гаира видит в ней большие перспективы. Тара так же принимает активное участие, как в борьбе против римского врага, так и в решении проблем с Немезидой. В добавление ко всем этим событиям, сроки рождения наследницы северных земель приближаются ....

Ответов - 12

Немезида: Все же опасения были напрасны, Тара всего лишь замерзла. Нельзя сказать, что это было хорошо, конечно нет, но это было лучше, чем, если бы амазонка была, например, не здорова. В общем, теперь все стало ясно. Удостоверившись в этом, голубка хотела уже подняться ввысь или лететь ближе с Гаирой, как и обычно, но голос Тары заставил Немезиду слегка поменять планы. - Я не дам тебе потеряться, - вновь раздался голос, и голубка снизила свой полет, чтобы девушка могла ее видеть и не потерять при этой ужасной погоде. Всю дорогу Немезида старалась не выпускать из виду и Гаиру. Некоторым образом все это выглядело как цепочка, и все завесило уже от Северянки. Потеряется она - потеряются все. Олимпийка смотрела на Гаиру, чтобы знать, куда лететь, при этом голубка летела чуть впереди от Тары, чтобы та не потерялась. Иногда Немезида замедляла полет, чтобы амазонка могла ее нагнать, после чего продолжала движение в воздухе. Наконец-то буря стихла, да и поселение уже начинало виднеться. Но ощущение того, что это еще не все преграды не покидало богиню. Немезида заприметила впереди некий высокий выступ и решила временно там приземлиться, как раз в этот момент Гаира начала говорить, что что-то здесь не так, и за всей компанией кто-то следит. Олимпийка тоже стала чувствовать чужих и поэтому решила принять человеческий облик. Теперь богиня стояла на твердой земле и оглядывалась, стараясь тише дышать, чтобы не упустить чьи-нибудь движения. Взгляд при этом у олимпийки был невероятно серьезен. Буквально через минуту в этом месте появились римские воины, и Немезида автоматически достала лук и стрелу из кочана. Богиня резко обернулась, чтобы увидеть свою команду, но девушка заметила, что Гаира ринулась в бой. Богиня не смогла бы помешать подруге, поэтому стоило лишь следовать примеру амазонки. - Держитесь вместе!, - выкрикнула Немезида остальным и пустила первую стрелу в римлянина, который уже бежал на нее. Но в этот же момент Немезида заметила, что воинов становится все больше, а значит, обстановка принимает более опасный поворот. Олимпийка еще раз оглянулась, но уже не видела Гаиру так же, как и остальных, наверное, каждый выбрал себе «участок», где будет вести сражение. Богиня не стала отвлекаться и выстрелила в очередного римлянина. Таковые действия продолжались в течение нескольких минут, но когда Немезида заметила, что на нее бегут уже не только спереди, но и сзади, она решила поступить по-другому. Выстрелив в того, что несся впереди, девушка лишь слегка повернулась, чтобы посмотреть, насколько далеко от нее находится другой воин, и когда тот был уже близко, олимпийка ударила его правой ногой в живот, не дожидаясь, пока он нападет на нее. Мужчина на секунду согнулся, и в этот момент олимпийка специально выронила лук и постаралась хоть как-то перекинуть мужчину через плечо. Хоть девушка и была хрупкой, но собрав все свои силы, Немезиде удалось это сделать. К тому же однажды ей уже приходилось пользоваться таким методом, когда она пыталась защитить Эвандера и не дать воинам Ареса его забрать. Вспомнив былое, Немезида поняла, что теперь все сможет, и когда мужчина оказался на земле, богиня выхватила его меч и пронзила им мужчину. Это было тяжело, но божественные силы помогали забывать про слово усталость. Девушка заметила, что некоторые воины дерутся друг с другом, после чего богиня поняла, что в ее команде появились союзники. Лишь на миг улыбнувшись, Немезида разыскала глазами лук, и уже подняв его, попыталась найти глазами Тару, Гаиру и остальных. Все сражались, ничего удивительного. Однако олимпийка решила попытаться пробраться поближе к Гаире, пусть это и глупо, но Немезида чувствовала, что нужна подруге, особенно сейчас. Забежав на какой-то высокий камень, Немезида не теряла из виду амазонку, при этом не забывала отбиваться от воинов, одного из них она ударила ногой по лицу, благо был камень высок, и это удалось слишком просто, смертный перевернулся и упал на землю без движения, во второго и третьего олимпийка опять-таки выстрелила. Выронив мечи, воины по очереди ложились мертвыми на землю. Находясь уже не так далеко от подруги, Немезида заметила, что она, богиня, не единственная лучница в этом месте, но, к сожалению, те мужчины были не на стороне олимпийки и ее друзей. Девушка решила теперь уже стрелять и в них, так как у лучников было большее преимущество, нежели у земных воинов, которые в своих руках имели лишь мечи. Олимпийка попадала в цель, но заметив, что двое или трое из римлян начинают целиться в Гаиру, заставило вершительницу правосудия поторопиться, двоих она застрелила моментально, однако один уже пустил свою стрелу. Девушка знала, что если начнет стрелять в мужчину, стрела попадет в Гаиру, и Немезида бросила лук и побежала в сторону подруги. Плевать на все, Немезида должна помочь северянке. Теперь главное лишь успеть. - Гаира, сзади!, - но было ясно, что амазонка уже не успеет увернуться от стрелы, поэтому Немезида закрыла собой подругу и приняла удар на себя. Олимпийка бежала на девушку и, настигнув ее, обняла и тем самым силой развернула девушку лицом к летящей стреле, но закрыв Гаиру собой. В этот же момент стрела вонзилась в богиню и пронзила ее между спиной и плечом. Олимпийка почувствовала резкую боль, от чего даже прогнулась и прикрыла глаза, при этом даже сморщившись из-за неприятного ощущения. Не зная, что сделали с тем, кто стрелял, Немезида, словно повисла на Гаире, потому что ноги подкосило моментально, но чтобы не доставлять северянке нагрузки, Немезида отпустила девушку и уже стала просто падать на землю. Вершительница правосудия спасла Королеву, но она не думала, что какая-то стрела лишит ее божественных сил. Народ, извиняюсь за бред, но битвы и спасения я описываю плохо, поэтому прошу прощения за этот кошмар...

Tara: Зима… Снег… И Небо, похожее на бескрайнюю снежную пустыню... Голубые кристаллики снежинок на ресницах и ветер, что ослаб после пурги, но всё равно неустанно продолжает щипать за щеки. Ладошки заметно онемели от холода, а кончики пальцев Тара и вовсе уже не чувствовала. Буря закончилась, и все они смогли выжить, бросив вызов неутолимой стихии. Южанка устала от сумасшедшей ночи. Сильные порывы ветра кидали ее из стороны в сторону, метель слепила глаза, а жуткий холод угрожал обморожением и последующей гангреной. Но как не странно, Тара смогла справиться, не без помощи Немезиды, конечно же. Если бы не богиня справедливости, амазонка вполне могла заблудиться и потеряться в этом царстве вечного льда. Но, к счастью, белоснежная голубка не оставила девушку в беде и стала для нее путеводной звездой. Утром, когда пурга практически утихла, Тара смогла разобрать силуэты своих друзей и догнать их. А ближе к полудню они увидели врата поселения северных амазонок. Несмотря на дикую усталость, брюнетка почувствовала невероятный прилив энергии от той радости, что испытала, когда увидела поселение. Они добрались. Оставалось всего пару минут езды, чтобы достигнуть конечной остановки, однако надеждам суждено было разбиться. Тара пришпорила жеребца и догнала Гаиру, которая почему-то остановилась и начала настороженно оглядываться. Южанка нахмурилась, наблюдая за королевой северных племен. Гаира сказала, что они здесь не одни, это заставило всех насторожиться и быть крайне осторожными. Вдруг беременная воительницы вытащила меч, и снежные холмы ожили, как по команде. Отовсюду, как тараканы, начали выбегать римские солдаты. Запаниковавшая и растерянная Тара, потянула за поводья, заставляя черного жеребца нервно пританцовывать на месте, а сама резко вытащила меч из ножен. Северная королева, сломя голову помчалась вперед, в самое пекло. - Гаира!!! Закричала южанка, не понимаю, что творит эта женщина. Она хочет умереть или надеется справиться с таким количеством римлян? Это же самоубийство! Мало того, что она совершенно не думает о ребенке, не бережет его и постоянно подвергает опасности, так она еще и себя не хранит. Тара от злости утробно рыкнула и ударила коня по бокам, заставляя его помчаться вперед за Гаирой. Однако амазонка так и не достигла северной царицы. Перед южанкой возникло два римских отряда, которые замкнули Гаиру в кольцо и отрезали от нее ее же спутников. Лишь рыжеволосая Эмарис и Валла, смогли проскочить, получив какой-то приказ от Гаиры, они помчались в сторону поселения амазонок. Тара была резко сбита с лошади и атакована. Много времени не понадобилось, чтобы придти в себя, поэтому брюнетка с ловкостью отбила удар одного из солдат, и нанесла ответный удар, достаточно сильный, не смотря на усталость. И началась битва. Безумный звон стали о сталь наполнил воздух, переплетаясь с яростными криками воителей. Каждый бился за что-то, кто за свободу, кто за честь, а кто-то просто исполнял приказ. Брюнетка заметила, как мимо нее промчался Эмилий, а следом Антоний, при этом римские солдаты даже не дернулись в их сторону, признавая своего генерала. Могло ли это означать предательство со стороны Эмилия или это какой-то обманный маневр? А может, он пытался остановить римлян? Тара краем глаза увидела, что генерал остановился рядом с главнокомандующим отрядом, и они начали о чем-то говорить. Слов амазонка не слышала, да и по губам читать не умела, однако старалась следить за мужчинами, при этом, не забывая отбиваться от назойливых римлян. Внезапно тот командир, с которым говорил Эмилий, громко приказал своим солдатам защищать королеву амазонок. Брови Тары взлетели вверх от удивления, собственно римские воины были не менее шокированы, однако ослушаться не смели. Итак, количество союзников увеличилось, а врагов поуменьшилось. Однако противника всё равно было больше. Темноволосая воительница дралась как львица, она умело наносила удары и ловко уворачивалась от них. Мимо проносились стрелы Немезиды, которые не знали промахов. Но внезапно Тара случайно заметила лучников, у которых было более выгодное положение, чем у пеших воинов. Все они целились в Гаиру, и только сейчас брюнетка поняла, что их заманили в ловушку. Немезида так же заметила вражеских лучников и постепенно начала их «убирать». Воительница начала успокаиваться, продолжая сражения и в тоже время следя за богиней справедливости. Всё же одного из лучников Немезида убить не успела, он выстрелил. Тара испуганно дернулась в сторону Гаиры, но тут же была остановлена. Противник воспользовался секундной растерянностью амазонки и выбил меч из ее рук. Тут же последовал удар с кулака в челюсть, отчего воительница отшатнулась назад. Голова резко дернулась в сторону, а из губы побежала тоненькая струйка крови. На несколько секунд Тара ослепла от белых пятен, что вызвал удар, поэтому пришлось отбиваться на ощупь. Удар с ноги, и амазонка поняла, что попала в живот противника. Завершающий удар в челюсть и враг потерял сознание. Солдат отлетел, а амазонка мотнула головой и начала прозревать. Когда зрение вернулось, она увидела, что тот самый не убитый лучник вновь целится в Гаиру. Тара присела на одно колено, вытащила из сапога метательный нож и уверенно запустила его в лучника. Нож сделал несколько оборотов в полете и вошел в грудь лучника по рукоятку. Противник был обезврежен, но выстрелить он всё же успел. Встав на ноги, Тара обернулась и с ужасом в глазах увидела богиню со стрелой между лопаток. Она медленно оседала на руках Гаиры. -Немезида! Закричала через все поле Тара и рванула в ту сторону, не забыв захватить меч с земли. На ее пути попадались настырные воины, но злоба на ситуацию вселила в ее тело такую ярость и силу, что никто не мог остановить горячую южанку. В голове вертелось лишь одно – Немезида уязвима в образе человека. Может, ли она умереть? На этот вопрос Тара не знала ответа. Одно дело, когда ты ранена не смертельно, а другое дело, когда стрела, возможно, зацепила легкие. Воительница кое-как пробралась в центр кольца, где находилась богиня и Гаира. Она бросилась к Немезиде и упала перед ней на колени. Тара осторожно перевернула раненую на бок и взяла в ладони ее лицо. -Немезида, не закрывай глаза, разговаривай со мной, слышишь? Я должна вытащить стрелу… Гаира, прикрой меня. Амазонка посмотрела на стрелу, что торчала из спины Немезиды и занервничала. «Так спокойно, ты уже делала это раз, сможешь и второй» Сделав несколько резких вдохов, воительница схватилась за древко и резко протолкнула стрелу вперед, чтобы наконечник вышел через грудь. Дикий крик боли Немезиды разрезал слух. Тара чувствовала, как напряглось ее тело, как начала она дергаться. Амазонка пыталась удержать ее, при этом приговаривая слова утешения. Отломив наконечник, девушка резко вытащила и древко. Она откинула обломки стрелы в сторону и перевернула Немезиду. -Всё будет хорошо, я вытащила стрелу, скоро твоя рана заживет, ведь ты богиня. Тара попыталась утешительно улыбнуться, однако улыбка получилась неуверенная и вымученная. Почему-то богине легче не становилось, и амазонка не понимала, почему. Она поднесла руку к лицу Немезиды и убрала упавшую на лоб прядь. Пальцы зацепили кожу и оставили на ней золотистый след. Воительница нахмурилась и медленно перевернула руку, взглянув на свою ладонь. Ее рука была в крови, однако кроме крови тут была какая-то странная золостая жидкость. Тара потерла большой палец об указательный, пытаясь понять, что это за масса. Вязкая и слегка маслянная. Затем девушка поднесла пальцы к носу и вдохнула запах странного вещества. Данный запах ей был не знаком, но амазонка не сомневалась, что это вещество с наконечника стрелы. А значит это… -Яд… - Растерянно проговорила Тара и тут же подняла голову, взглянув на северную царицу. – Гаира, стрела отравленная.

Зена: ================ НПС ГАИРА================ Все произошло так быстро… Сугробы ожившие в одно мгновение, и отряды римлян , что окружили королеву севера, что так быстро вырвалась вперед от своих друзей. Женщина услышала лишь крик Тары, что вырвался из груди той. - Гаира!! Но останавливаться королева не собиралась, видимо зря… Северянка надеялась, что Эмарис и Валла успешно миновали засаду и добрались таки до селения, и помощь скоро прибудет. Гаира гордо подняв нос, осматривала отряды вокруг себя, пытаясь оценить сколько времени им удастся продержаться. Конечно, на территории своих земель пантера в несколько раз сильнее, вот только при всем ее желании и отважности ее друзей, с таким количеством народа справится одни им врятли удастся, а значит выход один, держаться пока помощь не прибудет. Но вот один из ее друзей направил коня в сторону врага. Это был Эмилий. Генерал несколько минут о чем-то говорил с командиром одного из римских отрядов Брута, и вот , этот самый отряд встает на защиты северянки и ее друзей. Внутри немного полегчало, но чувство беспокойства за себя, своего ребенка, за своих друзей и сестер, не смогло выпустить легкую улыбку наружу… Женщина лишь сжала в руке меч, и стиснула зубы, злобно смотря противнику в «глаза». Антоний так же не стал мешкать и собираться выполнить данное им обещание о помощи в этом деле, к тому же как поняла королева Брут и Антоний более не союзники, а значит ему можно доверять…Не закрыв глаза, конечно, но все же. Когда же все приказы были отданы, настало время битвы за жизнь и чистоту этих земель. Немезиде первой удалось сразить нескольких из противников, выпустив стрелу в первого побежавшего на нее солдафона. Южанка тоже не осталась в стороне и вот уже, ведет битву сражая на повал тех, кто «занес над нею меч». - И от куда в ней столько силы? – пронеслось в голове у Гаиры, которая успела заметить , как Тара отбрасывает очередного римлянина от себя. В этот момент не женщину полетела стрела от которой ей удалось увернуться, совершенно случайно, именно сейчас она спрыгнула с коня и приземлила свой меч в бежавшего в ней врага. Теплая кровь тут же окропила святую землю ее народа, а красные струйки медленно стекали по холодному лезвию меча. Когда началась битва, окружение римлян поредело, и вот уже ее друзьям удалось пробиться сквозь отряды. Среди красный плащей она заметила, как приближается Немезида. - Что она делает …. – спросила про себя северянка, зная об уязвимости подруги в облике человека. При этом она понимала, что их связь с богине правосудия не чуть не меньше, чем когда-то с Артемидой. Однако, именно сейчас Артемида не пришла на помощь… возможно она считала, что Гаира и так получила от нее слишком много… И вот Немезида уже возле воительницы, которая расправилась с очередным назойливым солдатом. Но Гаира всего лишь смертная наделенная божественными способностями, поэтому все сильной она так же быть не может, и в том, что женщина не почувствовала , как в нее целиться очередной лучник, было совершенно естественно. А вот Немезида напротив, увидев опасность, богиня тут же вскрикнула «Гаира сзади!». Но стрела уже была выпущена и летела точно в цель. При любом раскладе Гаира никак не успела бы увернуться, и тогда план Брута был бы осуществлен. Но королева никак не могла предположить, что ее подруга примет удар на себя и перекроет амазонку собственным телом. И вот стрела со свистом вошла между лопаток Немезиды, амазонка выронила меч из рук, подхватив ту под руки. К сожалению, Гаире удалось не дать богине упасть на холодную землю. Немезида медленно осела на землю, на руках у своей подруги. Взгляд амазонки был растерянный, руки немного дрожали. - Немезида зачем ? …. – тихо спросила она у той, смотря прямо в глаза. В этот же момент к ним подоспела Тара, что было весьма вовремя так, как из-за неудачной «высадки»стрелы римские вояки совсем озверели и пошли с пущем безумием в еще большую атаку. -Немезида, не закрывай глаза, разговаривай со мной, слышишь? Я должна вытащить стрелу… Гаира, прикрой меня. Королева подняла глаза на Тару, глаза полные боли и сожаления, давно она не испытывала этих чувств. Ведь королева севера с потерей лучшей подруги, много лет назад, похоронила в себя эти чувства. Слезы черной пантеры не видел никто, а сейчас, они едва не вырвались из глаз. Поэтому просьба Тары была весьма кстати. Гаира молча повернула голову в сторону поселения от куда уже доносился топот лошадей, а после кинулась на врага, вцепившись зубами в шею. ДА это уже была не женщина, это была та самая пантера, что безжалостно разрывала грудь противника когтями , вытаскивая их сердца, и убиваясь зубами в шею. Черная кошка не отходила от Немезиды и Тары ни на шаг, и разгрызала на смерть тех, кто пытался прорваться к ним. Спустя несколько минут подоспели и сестры королевы, которые с той же яростью сражали противника своими мечами. Некоторым к сожалению не удалось выжить в это схватке, но большинство все же смогли дать отпор римскому войску, что так бесцеремонно вторглись на священные земли. Когда во круг Гаиры, Тары и Немезиды стало немного спокойнее, а точнее северные воительницы выстроили некий круг и стали отражать атаки, защищая черную пантеру и ее друзей, королева вновь приняла человеческий облик и упала на колени, рядом с девушками. -Яд…Гаира, стрела отравленная. Этих слов северянка ожидала меньше всего, но понимала, что те стрелы которые летели в нее, простыми по своему подобию просто быть не могли. Женщина положила руку на лоб Немезиде, и посмотрела глаза той, после чего перевела взгляд на Тару, а точнее на стрелу и то, что на ней было. - Золотистая и немного вязкая субстанция – прошептала она, вспоминая где уже могла видеть это, но в памяти случился какой-то провал. Гаира точно помнила, что сталкивалась с этим веществом ранее, но никак не могла вспомнить где, когда и что это за яд такой. Амазонка подозвала своего коня к себе. - Нужно отвезти ее в селение, боюсь все может оказать хуже чем выглядит на первый взгляд….. – обреченно произнесла она. Прорвало....мать пока ребенок спал, вот так называется это)))

Немезида: Пардон, не видела свою очередь, а то отписалась бы в первые три дня... Ноги подкосило моментально, олимпийка даже не успела ничего понять. Она знала, на что идет, она хотела этого, хотела спасти свою подругу. Немезида была уверена, что если примет удар на себя, то ей это навредит лишь в первые минуты, она стерпит эту боль, но потом все пройдет. Она ведь богиня, иначе и быть не может. Но боль не проходила. Богиня чувствовала, как быстро начинает падать на землю, но при этом девушке становится тяжело дышать. Слыша какие-то голоса, Немезида ничего не могла понять. В глазах была какая-то пустота, олимпийку всю трясло, и она чувствовала, как кровь начинает течь из места, где теперь была стрела. Кто бы мог подумать, что именно выстрел заставит Немезиду проиграть. Лучница, а уступила такому же человеку, в руках которого было точно такое же оружие, и не важно уже, что она богиня, а тот смельчак - просто смертный. Немезида чувствовала, что лежит не на земле, а на чьих-то коленях. Открыв глаза и находясь все в том же ознобе, девушка пыталась разглядеть, кто сейчас рядом с ней. Это была Тара, рядом же была Гаира. - Немезида зачем? Богиня выдохнула и тихонько произнесла, при этом тратя слишком много сил на эти слова: - Я просто не могла иначе, прости.... Но в мыслях сейчас была невероятная радость, что спасение подруги увенчалось успехом. Не хотелось лишь тратить время на себя, чтобы не проиграть уже битву, ведь теперь из-за Немезиды и Тара, и Гаира были слегка отвлечены. Заслышав голос Тары, олимпийка, молча, выполняла одно требование амазонки - не закрывала глаза. Усталость настигла резко, и это было очень странно для богини возмездия, но судя по всему, все было слишком серьезно, чем предполагала Немезида изначально. Тяжело дыша, олимпийка чувствовала, как руки Тары начинают касаться стрелы. Больно было и без этого, легкие слезы катились сами собой, но богиня не показывала слабости, ведь весь озноб, испарины на лице - все скрывало эти слезы. Я должна вытащить стрелу… Немезида ничего не ответила, она лишь задержала дыхание и зажмурилась. Сначала все было спокойно, от чего девушка начала выдыхать, но спустя секунду олимпийка заметила, как амазонка проталкивает стрелу вперед, и та выходит через грудь. Внутри все словно разорвалось, и Немезиду настигла адская боль, которую она никогда не испытывала прежде. Держать боль в себе было невыносимо, и олимпийка дико закричала, при этом девушка даже не могла сделать вдох, чтобы поймать хоть каплю воздуха, это было слишком больно и невозможно, после чего Немезида буквально вцепилась в колено Тары. Богиню продолжало трясти, дышать было тяжело, при этом девушка старалась хоть как-то нормализовать свое дыхание, чтобы не умереть от этого кошмара. Олимпийка хотела принять облик голубки, ведь она знала, что в небе ей ничего не грозит. То же самое могло произойти и с ее раной. Немезида хотела окрылить себя и тем самым излечить. Но как только девушка попыталась это сделать, она почувствовала, что ее крылья появляются, но в ту же секунду исчезают, и руки вновь становятся человеческими. Олимпийка попробовала снова, но эффект был тот же. Именно в эту минуту Немезида поняла, что потеряла свои силы. Тара и Гаира, что были рядом, подтвердили это раньше, чем богиня успела что-то сказать.

Tara: Мы что в троем что ли играем? Тара уже давно поняла, что Гаира и Немезида стали очень близки. Это было видно даже не вооруженным взглядом, а сейчас, когда богиня справедливости не задумываясь закрыла собой северную королеву, тем самым, спасла от смерти, не оставляло сомнений в их крепкой дружбе. Однако, несмотря на всё это, амазонка южных племен почему-то всё равно удивилась, увидев слезы боли в глазах Гаиры. Тара еще никогда не видела царицу в таком состоянии. Казалось, Гаира всегда себя контролирует и не умеет показывать слез. Такой и должна быть амазонка, закаленная в битвах. Однако любой человек, теряющий близкого, слишком уязвим, именно поэтому Тара попросила царицу северных земель прикрыть тыл, так как не только южанку и Немезиду могли добить, но и саму Гаиру из-за ее растерянности. А в битве королева даст выход своей боли и злости. Сильная воительница вмиг превратилась в пантеру и начала буквально разрывать на кусочки врага, пока южная амазонка вытаскивала стрелу из спины Немезиды. А потом Тара обнаружила какое-то вязкое, золотистое вещество на наконечнике уже вытащенной стрелы и поспешила поделиться этим с Гаирой. В это время амазонки северных племен уже были в битве, защищая свою землю и королеву. Это позволило царице упасть на колени перед Немезидой и лично осмотреть ее состояние. Судя по всему, ничего хорошего впереди не было. Гаира обратила внимание на вязкую субстанцию, она словно пыталась вспомнить или понять, что это за вещество, дабы избавится от него. Но так и не смогла вспомнить. Гаира огласила диагноз Немезиды - ее срочно нужно отвезти в селение. Тара кивнула. -Я займусь этим. Вызвалась южанка, пристально глядя Гаире в глаза. Всё же царице нужно быть со своим народом, она за них отвечает. Амазонкам нужно прогнать римлян со своей земли. Тара попросила у Гаиры помощи, и они вместе посадили Немезиду в седло. Богиня практически сползала с него и могла упасть, но брюнетка ловко запрыгнула в седло. Придерживая одной рукой Немезиду, а второй поводья, Тара ударила коня по бокам, и они быстро двинулись вперед, прорываясь сквозь красные плащи римлян. Вскоре стальной звук битвы раздавался за спиной, а ворота в поселение были уже так близко. Они были открыты, поэтому Тара буквально ворвалась в поселение, где ее тут же встретили несколько молодых амазонок, которым было еще рано воевать. Они помогли южанке снять богиню с седла и положить ее на носилки. Воительницы понесли раненую в какую-то хижину. Тара следовала за ними, держа Немезиду за руку. Дверь в заснеженную хижину распахнулась и оттуда вышла пожилая женщина. -Заносите ее. - Уверенно сказала она, пропуская амазонок с носилками, а вот Тару она не пропустила, встав перед южанкой. - А ты оставайся здесь. -Но я... - Упрямо попыталась возразить брюнетка и дернулась вперед, чтобы пройти, но старуха остановила ее, уперев свою ладонь к ее груди. -Оставайся здесь. Еще упрямее повторила женщина и скрылась в хижине, Таре пришлось остаться на улице. Некоторое время она ходила взад-вперед, ожидая вердикта, но из дома никто не выходил. Лишь иногда слышались стоны Немезиды. Наконец, дверь скрипнула, и Тара резко остановилась. Из хижины вышла та самая старуха, ее руки были в крови. -Кто вытаскивал стрелу? - вдруг спросила она. -Я, - не уверенно ответила южанка. -Молодец, хорошая работа. - Похвалила лекарка и слегка улыбнулась. - Стрела не задела легкие, ее рана заживет, но нужно время на восстановление. -А яд? Стрела была отравлена. -Это не яд. Если бы это был яд, она бы уже умерла. Это что-то другое и я не знаю что, никогда раньше ничего подобного не видела. Я промыла девушке рану, она поправится. -Спасибо... - искренне поблагодарила Тара. -Можешь пройти к ней. - разрешила старуха и пропустила амазонку в хижину. Внутри пахло травами и разными снадобьями, убранство хоть было и не богато, но всё же здесь было достаточно уютно и светло. Множество больничных коек, в центре очаг, в общем как в любой хижине, где живет лекарь. На одной из коек Тара увидела Немезиду. Она была укрыта теплой шкурой и перевязана. Амазонка подбежала к богине и взяла ее за руку. -Как ты? Тихо спросила Тара.

Зена: - Я просто не могла иначе, прости.... Эти слова словно гром раздавались в голове северянки с каждым ее прыжком на врага. Сейчас ей хотелось мести. Раньше Гаира сдерживала свои эмоции, не давала волю мыслям не достойным королевы севера, но иногда даже сильные люди могут потерять опору под ногами, особенно в тем моменты, когда знаешь о своей судьбе, знаешь, что должна умереть... готова принять то, что тебе предназначено, а тут сама богиня, которая успела за столько короткое время стать для нее не просто подругой, а глотком свежего воздуха, новой энергией способной пробудить желание и веру в лучшее, подставляется под удар, спасая твою человеческую шкуру. А еще говорят боги безжалостны и корыстны. Пантера была в ярости, родные земли давали ей все больше сил. Враг медленно стал отступать. Эмилий и Антоний браво сражались плечом к плечу с амазонками Гаиры, как одно целой. Тара не стала медлить и тут же, вместе с обессиленной Немезидой направилась в сторону селения, верхом на коне и придерживая тело богини правосудия, чтобы та не свалилась. Пантера весь их путь следила за тем, чтобы никто не атаковал их, и едва замечала врага, тут же бросалась на него с еще пущей яростью и дикостью. Сейчас в черной пантере было мало от человека, изумрудные глаза полные гнева, ярости и боли, суровое рычание, которое заставляло вздрагивать...животное не знающее пощады для врага. Эмилий пробрался поближе к дикой кошке. Он , как никто знал Гаиру и поэтому не пугался этого массивного зверя. - Иди вслед за ними, дальше мы справимся сами! - крикнул он отрубая голову очередному врагу. Взглянув в глаза друга, северянка направилась в след за Тарой и Немезидой, издав грозный рык, и приказав амазонкам отступать. Сейчас большая часть войска Брута разбежалась, ведь их план провалился еще в самом начале. Стрела не настигла адресата, поэтому и битва уже была бесполезной, ну разве, что они просто собирались убить королеву севера. Но Брут не учел мелких деталей, из-за которых данный бой был проигран, однако главный бой оставался впереди. Это понимала северянка, она не успокоится пока не изгонит врага со своих земель. Королева и ее воительницы стали отступать, в тот момент когда Эмилий с Антонием и отрядом преданных генералу бойцов, оттесняли врага дальше от селения. Гаира добралась до поселения, и медленными шагами, гордой кошки двигалась по направлению к дому своего лекаря.

Немезида: Божественные силы исчезли, принять облик белой голубки Немезида не смогла, и с каждой минутой девушка теряла все больше и больше сил. Немного начинало клонить в сон, а на ноги богиня так и вовсе встать не могла. Ей приходилось опираться на Тару, которая была рядом. Когда же Гаира и Тара уже посадили Немезиду в седло, та еле держалась. Она пыталась ухватиться руками за седло, ведь поводья крепко она бы уже не сжала, но сил хватало лишь на пару минут, после чего Немезида буквально чуть не упала с коня на землю, благо Тара вовремя поддержала. Всю дорогу Немезида была в состоянии легкого сна, она то и дело закрывала глаза и лишь на какие-то доли секунды открывала их, чтобы понять, где она. Да только память уже ее начинала подводить, а смотреть куда-то вдаль не хотелось вовсе, потому что хотелось поскорее уснуть. Становилось жарко, богиня чувствовала тепло, исходящее от амазонки, от чего становилось еще жарче, лишь ветер, что бил в лицо, помогал хоть как-то охладиться. Как только девушки приехали в селение, ведь богиня слышала, куда ее собирались везти, Немезида услышала какие-то голоса, но узнать, кто это не могла, потому что голоса были действительно незнакомые. Немезида чувствовала, как ее снимают, куда-то кладут, причем богиня старалась также хоть как-то не нагружать девушек и хотя бы несколько шагов сделать самостоятельно. Как только олимпийка легла на носилки, она откинулась и вновь закрыла глаза. Никогда еще такого не происходило, Немезида не знала, что ей делать, как себя вести, что вообще нужно в такой ситуации предпринимать, как это бывает у смертных. Девушка сжимала руку Тары, которая шла рядом, но как только их руки расцепились, и дверь перед амазонкой закрылась, Немезида буквально растерялась. Она не боялась других амазонок, ей просто было непривычно находиться в этом окружении. Только через какое-то мгновение богиня поняла, что ее рану, видимо, будут обрабатывать. Стрела ведь извлечена, что еще нужно, кроме как обработка? Да только олимпийка не ожидала таких новейших ощущений. Чувствуя всяческие запахи, Немезида даже немного морщила носик и пыталась отвернуться в сторону, где этот запах чувствуется меньше. Олимпийке слегка приспустили топ, чтобы место раны было открыто и почти в ту же секунду приложили тряпицу с каким-то веществом. Немезида никогда не думала, что какое-то лекарство может принести такую боль. Олимпийка буквально выгнулась и начала стонать от неприятных ощущений, ногтями же Немезида впивалась в койку, на которой лежала. Сморщившись, девушка еле нормализовала дыхание, но, как оказалось, это было еще не все. После того, как лекарка провела несколько раз этой тряпицей по ране богини, она взяла какое-то другое средство. При этом Немезида уже не стала открывать глаза, девушка изначально надеялась, что ее муки закончились, и она может немного поспать, но было еще рано. Через минуту другую олимпийка почувствовала легкий холод, когда женщина стала чем-то мазать рану. При таком жаре, который сейчас охватил олимпийку, этот «мороз» ее даже обрадовал, но, видимо, средство должно было проникнуть внутрь раны и тем самым залечить. Как раз в эти первые моменты богиня вновь почувствовала боль не меньше той, когда лекарка подносила тряпицу. Знала бы девушка, чем ей этот долгожданный холод обернется, никогда бы не хотела испытать это вновь. Оказывается, это не так уж и быстро заживает, как у богов, ведь обычно все раны Немезиды заживали за считанные секунды, если она была в небе, а перед этим ее ранили на земле. Но в отличие от других богов Немезида могла чувствовать боль, будучи в человеческом обличии. Она испытывала ее как обычная девушка, как простая смертная. Это и отличало ее от других олимпийцев, чьи раны не причиняли им никакой беды, а всякие царапины практически не появлялись на их телах. Немезида стиснула зубы, а из закрытых глаз показались легкие слезы. От такой боли хотелось встать и убежать, но сил на это не хватало. Постепенно боль затихала, а вершительница правосудия пыталась нормализовать свое дыхание, делая глубокие вдохи и выдохи. Рану девушки перевязали, после чего накрыли теплой шкурой и сказали отдыхать, ведь все закончилось. Ответить Немезида ничего не могла, встать и поблагодарить тоже, поэтому она просто выдохнула и прикрыла глаза. Спустя какое-то короткое время, Немезида почувствовала чье-то прикосновение. Олимпийка медленно стала открывать глаза. Перед ней стояла Тара с переживающим взглядом. Богиня не могла открыть глаза широко, поэтому приходилось смотреть на амазонку как позволяет состояние. Немезида слегка улыбнулась: - Я в порядке. Спасибо, что помогла. После этих слов Немезида решила сделать глупость, но, как ей казалось, она должна это сделать. Девушка попыталась приподняться, потихоньку карабкаясь по койке, превозмогая усталость, и не обращала внимания на Тару, которая, видимо, не хотела позволить богине встать, так как у той еще не было достаточно сил для этого. Но Немезида стояла на своем, она продолжала свои действия и даже хотела встать, лишь на полпути остановившись, чтобы передохнуть.

Tara: Тара с невыносимой болью в сердце смотрела на то, как Немезида приоткрывает глаза. Ее кожа покрылась испариной, а рука была такой горячей. Это было очень странно, обычно у раненных и больных людей холодные руки, а богиню буквально кидало в жар. Придирчивым взглядом амазонка осмотрела наложенную повязку и осталась довольна работой лекарки. И всё же волнение не проходило. Несмотря на то, что старая знахарка заверила южанку, что с Немезидой все будет в порядке, Тара нутром чувствовала, что что-то пошло не так. Богиня не должна быть в таком состоянии, она же не человек, ее должны лечить ее божественные способности. Так что же не так? Воительница заботливо спросила у Немезиды, как она себя чувствует, при этом не смогла скрыть волнение и дрожь в голосе. Раненая явно заметила это, так как попыталась утешить амазонку слабой улыбкой и прошептать, что с ней все в порядке. Немезида так же поблагодарила за помощь, на что Тара сжала губы и едва сдержала слезы. -Тебе не за что благодарить меня. Тихо прошептала южанка и слабо улыбнулась, проводя ладонью по влажным волосам богини. Внезапно Немезида начала делать попытки встать. Тара с ужасом наблюдала за этим безответственным поступком, пытаясь помешать неугомонной пациентке. Амазонка осторожно давила на ее плечи, пытаясь заставить богиню лечь обратно. Но та оказалась слишком упряма, не смотря на то, что сил у нее практически не было. -Немезида, что ты делаешь? Немедленно ляжь обратно, тебе нужен отдых! Ты сделаешь только хуже! Взволнованно запаниковала южанка, не имея понятия, что делать в данной ситуации и как справиться с богиней. В итоге, Немезида приняла сидячее положение и остановилась, чтобы перевести дух. Тара чувствовала себя бессильной в этой ситуации, но понимала, что нельзя позволить богини встать. «Может попросить лекарку дать ей что-то, чтобы она уснула?» - подумала девушка, искоса глянув на знахарку. Однако Тара решила повременить с этим. Посмотрев на богиню, южанка убедилась, что за ними не наблюдают и не подслушивают, и только после этого тихо спросила: -Немезида, почему твоя рана не заживает? Ты можешь превратиться в голубку?

Зена: Гаира вошла в дом лекарки, как раз в тот момент, когда богиня попыталась встать. Зрелище было очень грустное, ведь у Немезиды совершенно не было сил, для того, чтобы осуществить задуманное, а именно подняться. -Немезида, что ты делаешь? Немедленно ляжь обратно, тебе нужен отдых! Ты сделаешь только хуже! Благо Тара сидела рядом, и постаралась остановить этот безрассудный поступок, который не увенчался особым успехом, и богиня остановилась в положении полусидя. Пантера подошла к кровати. Гаира не спешила принимать человеческое обличие, потому, как черная кошка по своим силам во много раз превосходит свое человеческое начало. Кошка молчаливо уселась подле кровати, смотря то на Тару, то на Немезиду, и в итоге остановив свой взгляд на второй. -Немезида, почему твоя рана не заживает? Ты можешь превратиться в голубку? - Хороший вопрос! - подумала амазонка. Следом же она приблизилась к Немезиде, и осторожно слизала остатки того "яда", что был на стреле с кусочка ее одежды, что была чуть приспущена вниз. Затем она без всяких знаков, ушла в комнату, куда несколько минут назад удалилась ее лекарка. Пантера мягко и практически беззвучно вошла в комнату, к знахарке, после чего уселась на против камина, и сосредоточенно начала водить языком внутри пасти, словно пробуя на вкус, то, что только, что слизала с одежды подруги. Вкус был весьма редкий, как и запах. Гаира уже утратила надежду на то, что сможет узнать это вещество, как внутри пронеслось весьма значительное воспоминание, от которого кошка вздрогнула и тут же выплюнула золотистого цвета вещество. Следом же она приняла человеческий облик, и повернулась лицом к знахарке. - Лечите ее этим - подкинула баночку в руки старушке, которая на редкость была ловка. Гаира наконец узнала, чем была отравлена стрела, и потому, лечить рану после этого вещества нужно немного другим сбором, который королева хранила для особых случаев, например таких как этот. После амазонка вернулась в комнату, где были ее подруги. Она подошла к кровати и посмотрела на Немезиду с огромным сожалением в глазах, а после довольно серьезным на Тару. - Теперь мы должны защитить ее... Немезида - Гаира вновь посмотрела на подругу - Эта стрела предназначалась мне, а ты подставилась под удар... Брут знал, чем можно сломить народ амазонок... Это лишить его королеву сил, данные твоей сестрой, но ты спасла не только меня, но и все наше племя...! Теперь наша задача позаботится о тебе - И вновь королева перевела взгляд на Тару . - Теперь она такая же , как и мы.... смертная... - тихо сказала амазонка, и видимо хотела продолжить, как почувствовала резкую боль , внизу живота. Гаира молча скорчила лицо. - Местера! - крикнула она свою знахарку, которая тут же принеслась из соседней комнаты. - Время пришло... Лекарка тут же подхватила свою королеву под руки и проводила в другую комнату. Не вероятно, но время рождения ее наследницы пришло, как раз сегодня. И если бы не Немезида, Гаира и ее дочь могли бы погибнуть, и тогда народ северянки потерял бы не только своего защитника, но и наследницу. Рождение малышки, знаменовало, лишь о том, что сама амазонка скоро покинет мир живых, как было предначертано ранее...Но сейчас она думала лишь о том, как справится с нахлынувшей на нее болью, и вытерпеть то, что предстоит каждой женщине в тот момент, когда она должна принести на этот свет новую жизнь.

Немезида: Девушка попыталась привстать, но моментально почувствовала тяжесть и упала назад, приземлившись на кровать и уже опираясь на руки. Немезида поджала губы, ведь она была недовольна результатом. Лежать или сидеть без дела, особенно в такие моменты олимпийка не любила и не могла себе позволить, поэтому решила повторить свои действия, которые, к сожалению, опять же увенчались неудачей из-за Тары, которая специально усаживала олимпийку назад. Девушка выставила правую руку вперед по направлению к Таре, при этом богиня смотрела вниз: - Не переживай, со мной действительно все в порядке. Услышав вопрос амазонки, о котором богиня думала сама немного ранее, олимпийка погрустнела. Она стала буквально бегать глазами, но потом, когда уже обе девушки ждали, видимо, ответа, Немезида зажмурилась и даже сжала кулаки, точнее впивалась ногтями в постель. Ничего не произошло, хотя первые две секунды казалось, что Немезида примет обличие голубки и докажет, что она в порядке. Открыв глаза, девушка хотела ощутить свои крылья, но повернувшись назад, заметила, что она обычная девушка и никаких крыльев у нее не появилось. Гаира, после своей маленькой процедуры по определению причины отсутствия крыльев у Немезиды, ответила на вопрос раньше, чем это успела сделать сама богиня. Вершительница правосудия лишь с подавленным взглядом посмотрела на Тару, словно подтверждая слова подруги о том, что случилось с олимпийкой, и в заключение просто коротко повторила, уже медленно опуская голову. Было даже похоже, что девушка не верит в то, что она потеряла божественные силы. «Этого не могло произойти! Я богиня, мои божественные силы не может отнять какая-то стрела. Мои стрелы куда страшнее, чем эта, я не могла проиграть лучнику...» - Я вновь стала смертной... – тихо произнесла девушка. Но как только Немезида заметила, как Гаире становится плохо, и судя по всему, время рождение ее ребенка пришло, олимпийка резко поднялась, но почувствовав боль в ране, остановилась, словно парализованная и не смогла сделать даже шаг. От неприятных ощущений девушка даже зажмурилась. Олимпийка оперлась о кровать, при этом касаясь рукой раны, после чего глянула на Тару: - Тара, у меня плохое предчувствие... - посмотрев в сторону, куда только что увели Гаиру, Немезида продолжила. - С ней что-то случится...

Tara: Тара так разволновалась за Немезиду, что даже не заметила некое движение за своей спиной. Обычно амазонка была крайне чувствительна и интуиция никогда ее не подводила, однако в последнее время чувствовалось, что южанка теряет свои навыки из-за растерянности и волнения. К кровати подошла черная пантера, и Тара невольно вздрогнула от неожиданности. Но осознав, что это Гаира успокоилась и вновь переключила свое внимание на богиню возмездия. Немезида крайне волновала обоих амазонок, что теперь сидели подле ее кровати. Боги не должны чувствовать себя плохо, их раны и хвори быстро заживают, но с голубкой происходило что-то иное. Казалось, ее божественные силы исчезли. Но в какой момент это началось и почему? Быть может, еще есть шанс все исправить? Немезида пыталась успокоить Тару, сказав, что с ней все в порядке, на что южанка лишь скривила лицо, совершенно не веря ей. Гаира вела себя очень странно. Она бесшумно стояла возле кровати больной, а потом вдруг лизнула одежду Немезиды и ушла куда-то. Тара расценила этот жест, как утешающий, и показывающий, что она переживает за богиню. После того, как ушла черная пантера, Немезида попыталась превратиться в голубку, но у нее ничего не получилось. Южанка лишь жалобно посмотрела на раненную девушку и поджала губы, даже не представляя, как можно помочь богине возмездия. Совершенно неожиданно за спиной послышался голос Гаиры и Тара, вздрогнув, резко обернулась. Королева амазонок уже приняла человеческое обличие и теперь выдавала вердикт Немезиде. Та стрела, что предназначалась северной царице, сделала олимпийку смертной, и теперь Гаире с Тарой надо будет заботиться о богине и защищать ее. Эта новость огорчила божественную лучницу, но то удивила она больше всех южанку. Она не как не могла поверить, что Немезиду сделала смертной какая-то стрела. Как такое может быть? У смертных не может быть такого сильного оружия против богов, не зависимо от того, против кого они хотели его использовать. Немезида поступила благородно, так как если стрела попала бы в Гаиру, то не только она могла бы пострадать, но и ее малышка. Внезапно королеве амазонок стало резко плохо и она, позвав лекарку, сообщила, что время пришло. Тара не сразу поняла, про какое время говорит Гаира, ее больше беспокоила Немезида, которая заволновалась за царицу и вскочила на ноги. Поддавшись вперед, южанка придержала богиню, так как было видно, что боль в ране и резкое головокружения мешают олимпийки сделать шаг. -Ляжь обратно, Немезида, больше я с тобой спорить не буду. Ты теперь смертная и плюс ко всему еще не отошла от ранения, так что прекращай геройствовать и ложись в постель. Стого проговорила Тара голосом, не терпящим возражений. Она уже устала уговаривать богиню вести себя благоразумно, и если та не понимает по нормальному, южанка готова самолично привязать ее к койке. Из соседней комнаты показалась знахарка, которая тут же увела Гаиру в другую комнату. Немезида была крайне озабоченна складывавшейся ситуацией. Она взволнованно смотрела в ту сторону, куда увели Гаиру, и говорила, что у нее плохое предчувствие, будто бы с северной королевой может что-то случится. -Не волнуйся, все будет хорошо. Гаира в надежных руках, к тому же через это проходит каждая женщина и наша храбрая амазонка справиться с этим. Ее малышке уже пора появиться на свет. А тебе нужно отдыхать, попробуй заснуть… Тара мягко улыбнулась и уложила сопротивляющуюся богиню в постель, после чего встала и подошла к шкафу со снадобьями. Пробежавшись взглядом по этикеткам странных баночек, воительница выбрала нужный и вновь вернулась к богине возмездия. Она села на краешек кровати и поднесла к губам олимпийки флакон с голубоватой жидкостью. -Вот, выпей это. Да не бойся ты, травить тебя не собираюсь. Доверься мне. Тара заставила Немезиду выпить жидкость, которая являлась отваром из трав, что способствуют быстро заснуть, иными словами это было снотворное. Убрав флакон на место, южанка оставалась рядом с богиней все время, пока та не провалилась в глубокий сон, только после этого воительница тихо подошла к той двери, где сейчас находилась Гаира и Местера.

Зена: -------------------------- НПС ГАИРА----------------------------- Все последующие события и манипуляции лекарки амазонок были направленны лишь на то, чтобы их королева родила здоровую наследницу, и сама осталась жива. Из комнаты куда женщина увела Гаиру, лишь изредка доносился слабые стоны, которые королева севера с трудом могла сдерживать. ( а кто говорил, что будет легко) . Казалось время тянется слишком медленно. Легкая испарина уже стала покрывать лоб северной воительницы, когда момент появления ее дочери вот вот должен наступить. Местера прикладывала примочки со специальным раствором из трав, чтобы хоть как-то облегчить страдания своей королевы, то давала заваренной травы попить, то просто смачивала пересохшие губы водой. Гаира с большим трудом сдерживала порыв закричать от боли, но она должна быть сильной, каждая женщина способна вытерпеть такую боль, и она не исключение. Сейчас в ее голове была лишь одна мысль " скорее бы это кончилось" , и только ожидание первого крика ребенка заставляло ее изредка улыбаться в ответ на поддерживающие слова Местеры. Безусловно северянка надеялась решить проблему с римлянами, как можно быстрее, но сейчас помимо Брута, есть еще и Немезида, богиня которая пожертвовала собой ради спасения Гаиры, чего нельзя забыть, есть так же и Тара, сильная южная амазонка с добрым сердцем и волевым характером, который наверняка не редко помогал ей выживать. О них тоже следовало бы подумать, но каждая новая мысль, о тех, кто находился в соседней комнате, сменялись лишь очередным "скорее бы".... - Соберись девочка - тихо сказала знахарка И вот спустя несколько минут из соседней комнаты послышался плач ребенка. В день когда богиня справедливости пожертвовала собой, родилась наследница северных земель. Возможно это был какой-то знак, кто знает, но сейчас малышка кричала на весь дом, оповещая всех внутри, что она родилась. Гаира медленно опустила голову на подушку и с облегчением вздохнула, пока лекарка омыла ребенка и завернула малышку в одеяло. После чего старушка подошла к королеве и подала ей дочь в руки. - Боги благоволят нам, она совершенно здорова - уверенно сказала она, глядя на Гаиру. Северянка из последних сил улыбнулась, и протянула руки, чтобы взять ребенка на руки. Она осторожно прижала маленький комочек к груди, смотря на личико своей дочери. - Ее будут звать Вария, она будет истиной амазонкой, и хранительницей этих земель. - с гордостью произнесла она, а затем знахарка удалилась на минутку. Она вошла в комнату где была Немезида и Тара. Женщина добродушно улыбнулась. - У нас появилась принцесса - с гордостью произнесла она, а затем подошла к Немезиде. - Тебе нужен отдых дорогая, не стоить усугублять и без того серьезную рану. Если послушаешься, завтра будешь на ногах - следом она посмотрела на Тару. - Я слышала о храбрых и отважных южных амазонках, но вижу такую впервые. Друзья нашей королевы для нас почтенные гости. Располагайтесь пока в моем доме, а утром вам приготовят отдельную юрту - почтенно сказала она., после чего взяв какой-то бутылек с полки направилась в сторону комнаты, где сейчас находилась ее королева. Гаира тем временем постепенно приходила в себя. Вся боль ушла, а в сердце поселилась теплота. В комнату вошла знахарка, которая развела очередной раствор, а после протянула его Гаире. Северянка знала, что Местера одна из лучших лекарей, поэтому слепо доверяла ей во всем. И вот, уже через минуту силы стали возвращаться к дикой кошке. Она встала на ноги и осторожно, накинув шкуру, вышла к Немезиде и Таре. На руках северной воительницы была ее дочь... Вария...



полная версия страницы